Наруто Клан Фанфики Охотники. Глава 34. Часть 1.

Охотники. Глава 34. Часть 1.

Охотники. Глава 34. Часть 1.
Название: Охотники.
Автор: DitaSpice
Фэндом: Наруто
Дисклеймер: МК
Жанр(ы): приключения, романтика, мистика, AU, драма, местами хоррор, элементы эротики,экшн.
Тип(ы): Гет
Персонажи: Сакура, Карин, Ино, Саске, Суйгецу, Джуго, Наруто, Шикамару, Дейдара, Итачи, Какаши, Сай и др.
Рейтинг: NC-17
Предупреждение(я): OCC, сцены насилия, смерть персонажей, элементы эротики, ненормативная лексика.
Размер: макси
Статус: в процессе
Размещение: Также размещается на ФикБуке, остальное - только с разрешения автора
Заглавная тема: Cousin Marnie – Cain
Содержание: Многовековая война вновь разгорается с новой силой. Какая роль уготована героям теперь, в этом меняющемся с невообразимой скоростью мире?
Вечерний воздух, богато сдобренный промозглой влагой, тяжелым одеялом ложился на город, заставляя людей понуро кутаться в не совсем подходящую сезону верхнюю одежду. Вопреки прогнозам это лето выдалось на удивление холодным, и если при свете дня подобный диссонанс ощущался не так заметно, то с наступлением темноты и к стыду синоптиков ночная прохлада все же брала верх. Хотя, вполне возможно, подобное наблюдалось лишь в этой части города, обставленной низкими складскими помещениями и обдуваемой со всех сторон влажными ночными ветрами.
Суйгецу неприятно поежился – темно-синяя рубашка из тонкой, почти прозрачной материи, что он «позаимствовал» у какого-то богатого молокососа на входе в клуб, совершенно не защищала от сырости и ветра, заставляя мелко вздрагивать буквально при каждом новом дуновении.
- Да ты совсем размяк, Ходзуки, - противненько хихикнула Амеюри, согнувшись в три погибели и практически вжимаясь маленьким носиком в асфальтную поверхность дороги.
- Захлопнись, Ринго, и делай свое дело, - раздраженно бросил он, однако мысленно соглашаясь со сказанным. Действительно, комфортное проживание в стане Охотников весьма негативно сказывалось на его прежних навыках. Раньше он бы и ухом не повел. Сырость? Холод? Ледяной ветер? Чушь какая! Амеюри и не представляла, насколько была права. Размяк – это было еще мягко сказано.
- Он рядом, - едва слышно произнесла она, отрываясь от земли. – И не он один.
Суйгецу глубоко втянул ноздрями воздух.
- Ничего не чувствую.
- Ясен пень, - хмыкнула вампирша, с тихим злорадством оскаливаясь в довольной усмешке.
Блондин нахмурился, однако мгновение спустя расплылся в хищной улыбке:
- А ты, я погляжу, все продолжаешь баловаться псинкой?
Лицо девушки тут же скривилось в гримасе отвращения.
- Работа у меня такая, - буквально выплюнула она, поднимаясь с колен, - приходится идти на некоторые жертвы.
Суйгецу громко хмыкнул, вполне довольный эффектом, что произвели на нее его слова. Его старая подруга никогда не брезговала грязными и даже недостойными методами, если это могло ей помочь в осуществлении задуманного. Пить кровь вервольфов было позорным делом, которым чистокровный вампир мог на веки осквернить как себя самого, так и весь свой род. Да и на вкус их кровь была что дерьмо в жидком виде. Однако, спасибо их общему предку Мадаре, вместе с кровью блохастых чистокровные вампиры могли на время впитать в себя особые, присущие исключительно вервольфам свойства…если, конечно, удавалось удержать кровь в себе и тут же не блевануть. И Амеюри в этом деле была настоящим профи. Так что свое звание лучшей наемницы-следопыта, от которой было невозможно уйти даже самому сильному из народа тьмы, она получила не зря. Если уж Ринго вышла на твой след, то, считай, жить тебе осталось недолго.
– Если мы не хотим быть замеченными, то лучше ненадолго затаиться, - все так же тихо произнесла она. – Их семеро: два вампира, три человека или, возможно, ведьмы и… хм, - девушка в задумчивости оглянулась и замерла, словно пытаясь уловить что-то невидимое в сыром ночном воздухе. – Аромат как у вервольфов, но не совсем. Странно. Не могу разобрать.
- Ладно, не суть, - отмахнулся Суйгецу. – Пока не будем лезть на рожон…
Амеюри сердито фыркнула, одаривая его недовольным взглядом.
- Сначала понаблюдаем. Не стоит недооценивать Акацуки. Нет смысла лезть в бой, если заранее известно, что в нем не победить.
- Точно размяк, - с отвращением протянула она, подходя вплотную к ближайшему одноэтажному зданию склада и приседая как можно ниже. – Не узнаю тебя, Ходзуки! Эта твоя девка на тебя плохо влияет, - и с этими словами, с силой оттолкнувшись ногами от земли, буквально взлетела в воздух, уже мгновение спустя бесшумно приземляясь на металлическую крышу бокса.
- Не размяк, а поумнел, - оскалился он, недобро сверкая на нее глазами. – И она не какая-то там «девка»! Не забывайся, Амеюри.
- Тоже мне, - тихо пробурчала она себе под нос, в раздражении взирая на то, как блондин последовал ее примеру, запрыгивая на крышу вслед за ней, - хренов защитник девичьей чести.
Суйгецу весело усмехнулся, однако уже мгновение спустя настороженно пригнулся к крыше, усиленно всматриваясь в вечернюю мглу.
- Я их чую.
- А если ты продолжишь так же громко сопеть, то и они нас! – зашипела на него девушка, следуя его примеру и практически распластавшись по плоской металлической поверхности.
Ходзуки в очередной раз не нашелся, что ей сказать, ибо говорила она чистую правду – чтобы остаться незамеченными придется ненадолго забыть о дыхании. Пусть он и был вампиром, однако полностью лишать себя кислорода было делом довольно неприятным. Конечно, благодаря заточению в плену у Орочимару в этом плане у него было побольше опыта, чем у той же Ринго, однако, тоже спасибо сумасшедшему старику, это навевало на него далеко не самые радужные воспоминания. Блондин глубоко втянул ноздрями воздух, а потом начал медленно выдыхать, буквально выцеживая из себя весь скопившийся внутри легких кислород и ощущая, как болезненно они сжимаются внутри его грудной клетки. Голову тут же пронзило иглой боли, а перед глазами поплыли разноцветные, яркие круги. Даже руки задрожали, словно у какого-то наркомана во время ломки. А еще, кажется, у него начиналась паническая атака... Черт бы побрал этого Орочимару и его чертов аквариум!
- Пс, Ходзуки! – шикнула на него вампирша, больно пиная в бок острым локтем. – Ты чего?
Суйгецу встрепенулся и легонько потряс головой, прогоняя наваждение. Мир словно потерял часть красок, однако постепенно начал возвращаться на место, а головная боль внезапно сменилась на тихий шум, словно кто-то поблизости включил сломанный телевизор. Совсем как в старые добрые времена! Не хватало только мерзкого слизняка Кабуто с его огромными, нелепыми очками и Карин с пробирками, длиннющими иглами и горящим отвращением взглядом. Блондин недовольно поморщился, но все же кивнул своей напарнице, давая понять, что с ним все в порядке.
- Интересно, - едва слышно произнесла девушка, буквально вжимаясь всем телом в холодный металл крыши, - зачем он им так сильно понадобился? Посылать целый отряд на поимку одного единственного обращенного вампира. Немыслимо просто.
- Не забывай, - также тихо ответил ей Ходзуки, все же делая малюсенький вдох, – кем он был при жизни.
- А? – в недоумении захлопала она глазами. – Он был ведьмаком. И что в этом особенного?
- А в том, мартышка, что он был из семьи Кохару и, более того, приходился дядей нынешней Старейшине от лица ведьм. Джузо никогда особо не распространялся о своем прошлом, однако, кто его знает, какой информацией он обладает. В первую очередь Акацуки захотят расправиться именно с Советом, а потому приятель Бива может представлять для них особую ценность.
Амеюри недовольно фыркнула, видимо, обиженная на данное ей прозвище, однако послушно замолчала, вновь задерживая дыхание.
Так они и провели в тишине, распластавшись по крыше и совершенно не дыша, около двадцати минут прежде, чем из-за поворота не показались несколько укутанных в плащи фигур. Суйгецу настороженно прищурился, стараясь как можно лучше разглядеть незнакомцев с разделявшего их расстояния. Первых двух он узнал сразу. Очередные подставные Пейны, видимо, были теми самыми вампирами, которых с такой легкостью учуяла его напарница. Рыжеволосые шевелюры буквально полыхали в тусклом освещении редких фонарей. Вскоре за ними показались еще двое: высокий человек в черно-белом балахоне, лицо которого было полностью скрыто за широким капюшоном, и худощавый парнишка лет восемнадцати с круглыми черными очками на высокой переносице и торчащими во все стороны темными волосами. Незнакомец в черно-белом тащил что-то длинное и явно увесистое на своем плече… и этим чем-то было человеческое тело.
Когда они подошли немного поближе, Ходзуки невесело ухмыльнулся, опознав в поклаже молодого мужчину лет двадцати – двадцати пяти. Длинные темные волосы закрывали ему лицо, а бледные руки безвольно повисли, раскачиваясь в такт мерному шагу черно-белого. Человек был все еще жив, хоть и находился без сознания. К облегчению Суйгецу и его спутницы это явно был не Джузо. Однако чувство тревоги, что на какое-то мгновение покинуло его тело, вновь вернулось новой, оглушающей волной, когда паренек в черных очках приподнял голову и настороженно принюхался.
«Сукин сын!»
Он узнал его! Узнал, несмотря на то, что видел лишь единожды. Года два назад, в лаборатории у Орочимару, когда его, едва живого после очередного эксперимента, прикованного к операционному столу, тащил Кабуто по узким темным коридорам пещеры. Он проходил мимо. Тихий и задумчивый, с огромными мешками под маленькими черными глазками, он прятал лицо в высоком вороте своей серой спортивной куртки. Рядом с ним гордо вышагивала Карин с коробкой, полной пробирок, в руках. В тот момент она просто светилась от гордости и самодовольства. Еще бы! Ее первый, собственный подопытный, с успехом прошедший все эксперименты. Эксперименты, подобные тем, которым в свое время подвергался Джуго. Только в тело этого парня вживили ДНК лишь трех вервольфов. Красноволосая ведьма потом долго хвасталась всем, кто попадался у нее на пути, как ей удалось при помощи магии объединить гены и получить совершенно новое, уникальное существо. И теперь успешный опытный образец Карин стоял у него на пути, и он прекрасно осознавал, что с этим парнем лучше не связываться. Какими бы опасными и страшными не были Акацуки, а Карин он боялся куда больше, и уж тем более - плодов ее «научной» деятельности.
- Зецу-сан, - тихим, глубоким голосом протянул парнишка, оборачиваясь в сторону мужчины с поклажей и протягивая в сторону руку, словно указывая направление, - за нами хвост.
Суйгецу напрягся, готовый с любой момент сорваться с места, однако, к его удивлению, подопытный Карин указал в совершенно противоположную от них сторону.
- Думаю, это шаман, - заключил брюнет, делая глубокий вдох. – И невероятно сильный. Даже с такого расстояния чувствую отголоски его энергии.
- Интересно, - скрипучим голосом ответил ему черно-белый, - очень интересно. Похоже, нам сегодня воистину везет!
- Вы забыли народную мудрость про двух зайцев? – с сомнением протянул парнишка. – Нам еще надо выследить Джузо.
- Никуда он не денется! – отмахнулся от него мужчина в капюшоне, без колебаний сбрасывая свою поклажу на землю, словно не тело нес, а мешок с картошкой. – Да и вообще, это дело Конан. Наша первостепенная задача – доставить господину Учихе как можно больше этих тварей, - буквально выплюнул он, грубо пиная ботинком бессознательное тело у своих ног.
- Тогда решено? – внезапно произнес новый голос и из темноты прохода справа от собравшейся компании пружинистой походкой вышел еще один «старый приятель» Ходзуки. – Будем ловить и второго?
Суйгецу обреченно прикрыл глаза. А вот это было уже очень нехорошо. Да, чего уж там, просто паршиво! Одно дело – пара вампиров и, судя по всему, парочка вервольфов, так еще и черный ведьмак, что смог угробить саму Цунаде!
- С какой стороны его ждать? – с гораздо меньшим энтузиазмом произнесла Темари, выходя на свет вслед за братом.
- С Северо-Запада, - вновь принюхался бывший эксперимент Карин. – Нам либо стоит ускориться, либо уже начинать расставлять сети. Этот шаман очень силен. Чую, с ним придется повозиться.
Канкуро по-хозяйски вышел вперед и, широко расставив ноги, внимательно осмотрел площадку между складами, на которой они сейчас остановились.
- Сойдет, - утвердительно тряхнул он бронзовой шевелюрой. – Поджидайте его здесь, а мы пока подготовим ловушку. Только очень прошу, ведите себя естественно, а не так, как в прошлый раз. Я уже задолбался с этими погонями!
Они все еще продолжали обсуждать детали засады, когда внезапно Ходзуки ощутил мягкое прикосновение к своей руке. Аккуратно, стараясь не издать ни звука, он обернулся к своей напарнице, что медленно, словно затаившаяся в траве змея, проворно пятилась назад. Амеюри многозначительно кивнула в сторону, и он тут же ответил ей кивком. Пусть идет. Сейчас преследователи Джузо на время потеряли к нему интерес, что, несомненно, было им только на руку.
«Я прикрою» - одними губами произнес он, и тут же получил утвердительный кивок в ответ.
Пара мгновений, и фигура девушки растворилась в ночной мгле, оставляя блондина в одиночестве наблюдать за происходящим на площадке. Похоже, Акацуки охотились на шаманов… Только на черта они это делали, Суйгецу мог только гадать. А еще приходилось гадать о том, кому именно из Учих они понадобились: праотцу Мадаре или же его бывшему приятелю Саске?
Вскоре в темноте надвигающейся ночи скрылись и фигуры Темари с ее братом. Забавно, это был первый и единственный раз, когда он видел их без младшенького. Видимо, приближающееся полнолуние не самым лучшим образом сказывалось на его состоянии, не дав присоединиться к кровожадным родственничкам.
Раскат грома над их головами заставил всех присутствующих настороженно поднять взгляды к небу. Темно-синее покрывало с молодыми, едва показавшимися звездами, начинало подозрительно быстро затягиваться иссиня-черными тучами, явно грозя скорой бурей. Словно вторя их худшим подозрениям, мгновения спустя поднялся сильный промозглый ветер, и Ходзуки вновь недовольно поморщился, с тревогой осознавая, что ледяные порывы с каждым разом становятся все сильнее и сильнее. Паренек в очках оказался чертовски прав – шаман, что это вытворял, был действительно силен.
То, что эта внезапная буря имела неприродное происхождение было ясно сразу – слишком быстро сгущались угрожающе черные тучи, да и порывы ветра били по лицу с завидной частотой, словно закручиваясь в невидимый глазу ураган. Вампиры в центре площадки взволнованно переглянулись, а потом, с трудом удерживаясь на ногах под жуткими ударами ветра, стали медленно расходиться в разные стороны, явно готовясь принять удар, откуда бы он ни последовал. Двое вервольфов в центре, наоборот, придвинулись поближе друг к другу, и Зецу, подхватив бесчувственное тело своей жертвы, вновь закинул его на плечо.
Суйгецу взволнованно сжал кулаки, пытаясь решить в уме непростую дилемму. С одной стороны, стоило бы вмешаться в происходящее, попытавшись спасти или хотя бы предупредить шамана, что по собственной воле шел в расставленную Акацуки ловушку. Однако это, несомненно, могло конкретно подпортить их планы и поставить саму возможность помощи Джузо под неоспоримую угрозу. С другой стороны, гораздо более целесообразным было не вмешиваться не в свое дело и радоваться предоставленному шансу: пока эти засранцы были заняты игрой в кошки-мышки, им было куда проще найти своего друга и вытащить его из этой заварушки живым. Немного пораскинув мозгами и затолкав остатки своей скудной совести куда подальше, светловолосый наследник клана Ходзуки решил все же придерживаться второго варианта действий. В конце концов, он даже не знал этого несчастного, что спешил на верную смерть, а с Джузо они были знакомы почти сорок лет.
Через несколько минут ветер усилился так, что блондин даже начал волноваться, как бы его ненароком не снесло с крыши. Гул и завывания ускорившихся воздушных потоков заглушили все посторонние звуки. Создавалось впечатление, что открой рот и начни орать, все равно никто не услышит. Усиленно щуря слезящиеся от ветра глаза, Суйгецу пытался разглядеть в кромешной тьме и кружащем в воздухе мусоре хотя бы толику происходящего, однако удавалось ему это с сомнительным успехом. Кажется, одного из подставных Пейнов резко сдуло куда-то вправо, ибо промелькнувшая в воздухе знакомая рыжая шевелюра тут же скрылась за соседними складскими боксами. Его приятель вскоре последовал тому же примеру, однако на этот раз его тело зашвырнуло гораздо дальше. Ходзуки мог поклясться, что слышал его сдавленный крик прямо у себя над головой. А потом он увидел его… Высокий мужчина с длинными, собранными в хвост темными волосами и острой бородкой совершенно спокойно шел сквозь бурю, а она, словно по волшебству (что, впрочем, было недалеко от истины) огибала его стороной, не шевеля на его голове ни единого волоска. Выглядел этот шаман воистину устрашающе, а его сжатые в кулаки руки, буквально испещренные замысловатыми черными узорами, были угрожающе выставлены вперед. И, кажется, он кого-то до боли ему напоминал…
Черные тени, отделившись от уголков складских помещений и узких проходов между боксами, внезапно рванули вперед подобно живым змеям, опутывая стоящих спина к спине Зецу и паренька в очках.
«Нара!»
Суйгецу в шоке уставился на мужчину в центре площадки, что все сильнее зажимал врагов в цепкой хватке теней. Этой техникой обладали лишь шаманы клана Нара! Только сейчас до него наконец-то дошло, что незнакомец был невероятно похож на Шикамару, разве что растительности было на лице побольше, да и жуткие два шрама пересекавшие правую сторону его лица. Осознание собственной ошибки больно резануло по сознанию, заставляя до боли прикусить губу. Этим шаманом оказался отец его друга, а он ничего не сделал, чтобы предупредить его об опасности! Более того, он сам, по собственной воле, решил позволить ему умереть! Блондин судорожно вцепился ногтями в холодный металл крыши. Надо было что-то делать и сейчас же, пока не стало слишком поздно! Однако если он попытается спасти отца своего коллеги из стана Охотников, то тогда вряд ли сможет помочь Джузо.
Шикамару или Джузо?
Шикамару или Джу…
Однако прежде чем он успел что-либо решить, тени Нары-старшего внезапно натянулись как струны, а потом с громким хлопком взорвались, превращаясь в абсолютное ничто и освобождая двух узников. Мужчина в изумлении распахнул глаза и молниеносно поднял руки, однако тут же пронзительно заорал, падая на колени. Тени, что вновь появились буквально из ниоткуда, в доли секунды опутали его самого, прижимая руки по швам и не давая пошевелиться. Казалось, словно тело шамана попало в ловушку странного кокона из неизвестной черной субстанции, буквально приковавшей его к месту. Неистовая буря, что все это время норовила сбросить Суйгецу с крыши, утихла в долю секунды, разбрасывая по округе ранее поднятый в воздух мусор и вновь открывая взору чистый диск полной луны. Тут же, словно дожидаясь своего часа, из-за угла показался до безобразия довольный Канкуро с перепачканными кровавыми подтеками лицом и телом, что он, несмотря на ночную прохладу, оголил до самой талии. Он неистово, с явным напряжением сжимал ладони, словно они были двумя магнитами одинаковых полюсов, что он усиленно пытался свести вместе.
- Долго мне его не удержать! – крикнул он, обращаясь ко всем и ни к кому конкретно. – Держи…
Очередной громкий хлопок, и тело Канкуро отбросило назад мощной волной горячего воздуха. Мгновение, и Нара-старший вновь поднялся на ноги, когда сковывавшие его путы из теней с тихим шипением начали стекать вниз с его тела подобно расплавленной руде. Ходзуки лишь пораженно усмехнулся, взирая на разворачивавшуюся перед ним картину. Похоже, он зря недооценил силы шамана из клана Нара. Этот мужик был и сам способен за себя посто…
Пронзительный хруст и треск разрываемых живых тканей раскатом грома прокатился по воздуху. Паренек в очках свирепо зарычал, оскаливая огромные клыки и расправляя свои…лапы? Суйгецу в шоке уставился на успешный эксперимент Карин, что с невероятной скоростью выпрастывал из-под плаща огромные, невероятно длинные, покрытые черной шерстью лапы, больше напоминавшие лапы паука, нежели вервольфа. Сначала одну пару, затем другую и, наконец, третью. Один мощный толчок, и паренек буквально взвился в воздух, мгновение спустя приземляясь прямо на шамана. Нара-старший судорожно вскинул освобожденную из пут руку… Тонкие губы едва успели приоткрыться в явной попытке произнести заклятие, однако вервольф оказался куда проворнее. Широкий замах, отблеск старых уличных фонарей на жутких, длинных когтях… и он с легкостью отсек руку мужчины по самый локоть. Неистовый крик боли, сотрясший тишину ночи, тут же заглушило громкое бульканье и тихий хрип, когда другая лапа паукообразного существа буквально припечатала тело несчастного к земле, пробив насквозь его живот и разливая по воздуху густой аромат крови.
- Совсем с ума сошел?! – заверещала на него Темари, выскакивая из-за складских помещений откуда-то справа. – Он нужен нам живым!
Если не считать черного бюстгалтера, то, как и ее брат, она была практически полностью обнажена по пояс. Кровавые полосы замысловатым узором пересекали ее лицо и спускались по шее вниз, до самой талии. Светлые, завязанные в четыре хвостика волосы, были взъерошены и торчали в разные стороны, а зеленые глаза полыхали праведным гневом.
- Не бойся, - сдавленно прокряхтел Канкуро, с трудом подтягивая под себя ноги, - сейчас подлатаем. До убежища дотянет по любому.
Однако не успела девушка добежать до парнишки в очках, что теперь стоял во всей своей красе, держа на вытянутой лапе повисшее без чувств тело шамана, как резко остановилась, широко раскрыв глаза.
- Это же…, - едва слышно протянула она внезапно севшим голосом.
- Шикаку Нара! – закончил за нее брат, что наконец-то поднялся на ноги и теперь ковылял в их сторону. – Вот так сюрприз!
- Мы не можем его убить, - хрипло протянула она, разворачиваясь к Канкуро.
- Это еще почему? – с подозрением поинтересовался Зецу, что, как ни в чем не бывало, стоял поотдаль, как и прежде держа на плече тело неизвестного мужчины.
- Он не просто шаман! Шикаку Нара – глава рода! – в явной панике выкрикнула Темари, в беспокойстве теребя край своей запачканной кровью юбки. – Если он исчезнет, то его сразу хватятся! Одно дело похищать мелких сошек, совсем другое – глав семей. Да весь шаманский народ на уши встанет, и наш план будет раскрыт!
- Ты, конечно, права, - протянул вынырнувший из темноты Пейн, любовно приглаживая растрепавшиеся рыжие волосы. – Однако, разве, так не будет быстрее?
- В смысле? - вопросительно приподнял брови ее брат.
- Глава целого рода будет стоить двух десятков подобных сошек! Когда до них дойдет, в чем дело, мы уже со всем покончим, - ответил второй Пейн, что вышел на площадку с чудовищно разбитым лицом.
- Это так? – выразительно протянул Зецу, одаривая ведьмака испытывающим взглядом.
Канкуро, что до этого был решительно настроен на захват шамана, выглядел растерянным. Он в нерешительности топтался на месте, то бросая взгляд на истекающее кровью тело, то на вервольфа в черно-белом плаще, то на свою сестру, что смотрела на него с откровенной мольбой в глазах.
- Да, - наконец-то выдохнул он, с болью взирая на перекосившееся от злобы лицо сестры. – Прости, Темари.
- Это же отец Шикамару! – внезапно закричала она со слезами на глазах. – Сколько еще друзей нам придется убить, прежде чем вы с Гаарой насытитесь своей сраной местью?! Я так больше не мо…
Громкий, тошнотворный треск ломающихся костей поглотил оставшуюся часть ее фразы, и голова одного из Пейнов, проделав внушительную дугу по воздуху, с противным шлепком приземлилась ей прямо под ноги. Взвизгнув от неожиданности, Темари резко дернулась в сторону, когда мимо нее, словно ветер, пронеслась белесая тень.
- Какой же я все-таки идиот! – весело заорал неизвестный, и тело второго Пейна в мгновение ока распалось на две идеальные половинки, орошая пространство вокруг фонтаном кровавых брызг. – Больной я придурок!
- Не могу не согласиться, - угрожающе прошипел Зецу, вновь сбрасывая с плеча поклажу и выходя вперед в явной попытке загородить паукообразного вервольфа.
- Ходзуки! – тяжело выдохнула девушка, в неверии взирая на мускулистую фигуру перепачканного кровью буквально с ног до головы парня.
- Собственной персоной, - усмехнулся он, хищно оскаливая неправдоподобно огромные клыки. – Отдайте мне шамана и, так и быть, я не стану вас добивать.
- Ты точно больной, - расхохотался Канкуро, театрально хлопая в ладоши.
Хищная улыбка блондина, казалось, стала еще шире, и Суйгецу, словно дикая кошка, готовящаяся к прыжку, медленно и плавно пригнулся к земле, сжимая в ладонях рукоятки длинных серебряных кинжалов. Повисшее в воздухе напряжение, казалось, можно было резать ножом, однако странный, булькающий хрип, разнесшийся за спиной у черно-белого, заставил всех синхронно встрепенуться и обратить на себя встревоженные взгляды присутствующих.
- Шино! – в панике взревел Канкуро, бросаясь в сторону паренька с ужасными лапами. – Вырубай его нахрен!
Окровавленные губы шамана приоткрылись в слабой усмешке…
Яркая вспышка молнии, расчертив совершенно чистое ночное небо, врезалась в пронзенное тело мужчины, разбрасывая тела окружающих мощной взрывной волной. Сделав впечатляющее сальто в воздухе, блондин со всей дури влетел в угол одного из многочисленных боксов, отчетливо ощущая, как ломается его хребет. Однако даже сквозь неистовые волны боли, Суйгецу все же смог выдавить из себя слабое подобие улыбки. Все же, он оказался чертовски прав насчет шамана из рода Нара. Этот мужик смог за себя постоять!

***

- Не рановато ли? – несмело произнесла Ино, небрежно бросая на пол спортивную сумку с запасной одеждой.
- Лучше проявить чрезмерную осторожность, чем потом пытаться расхлебывать последствия, - пожал плечами Шикамару, проходя вслед за ней в квартиру его друга. – Первое полнолуние всегда самое непредсказуемое. Первые признаки обращения могут появиться в любое время. Здесь главное – успеть к началу, иначе потом все может выйти из-под контроля. Как себя чувствуешь?
Девушка заметно призадумалась, слегка склонив голову и поднеся тонкий пальчик к пухлым губам. Ее золотисто-белые волосы сегодня были собраны в высокий хвост, открывая тем самым красивое лицо и как нельзя лучше подчеркивая аккуратную линию высоких скул. А ее шелковистая кожа на открытом участке лебединой шеи призывно манила своей жемчужной белизной…
- Вполне нормально, - беззаботно пожала она плечами. – Слегка волнуюсь, но в остальном – полный порядок. Ничего странного.
Шикамару вздрогнул от звука ее голоса и тут же неловко отвел в сторону взгляд. Он и сам не заметил, как засмотрелся на Ино, на какое-то время полностью потеряв ощущение времени и пространства.
«Ну что за идиот? Нашел время выпадать из реальности!»
- Кхм, - делано кашлянул он, прочищая горло и стараясь скрыть неловкость, - это хорошо. Но если вдруг почувствуешь что-то странное – сразу говори мне.
- Слушаюсь, мой командир! – с улыбкой произнесла она, шутливо отсалютировав ему рукой.
Шикамару довольно хмыкнул и, стянув со спины небольшой рюкзак, принялся в нем усердно ковыряться.
- Очередной обряд? – уже с гораздо меньшим весельем протянула она, заглядывая ему через плечо.
- Нет… не совсем. Просто расставлю несколько адуляров* для смягчения процесса обращения, - он на секунду замялся, стараясь как можно аккуратнее подобрать слова, - и поставлю дополнительный круг защиты. А то ты, как оказалось, довольно крупный и сильный вервольф. Небольшая перестраховка, не более. Просто не хотелось бы к утру оказаться у тебя в желудке.
- Вот как, - задумчиво произнесла она, слегка наклоняясь вперед. Шикамару непроизвольно вздрогнул, когда ощутил над ухом ее теплое дыхание и мягкий шёпот: - А где бы ты хотел оказаться к утру?
Подавиться собственной слюной, сойти с ума от сладостного аромата ее кожи или же закричать победный клич Тарзана от осознания ее неприкрытого флирта? Шикамару был более чем близок ко все этому, и даже больше, однако…
- Там, где я и буду, - спокойно ответил он, собирая в кулак всю свою выдержку и мысленно затыкая глотку собственным желаниям, - рядом с тобой. Не стоит так легкомысленно относиться к обращению. Пусть мы разорвали цикл, это не отменит грядущей боли и возможного риска. Будь немного серьезней.
- Какой же ты зануда, Нара! - раздраженно фыркнула она и, подхватив недавно брошенную на пол сумку, недовольно потопала в сторону ванной комнаты. - Пойду переоденусь. Я, конечно, подумывала о том, чтобы вообще ничего не надевать – ты меня и так уже видел голой, так что скрывать мне больше нечего. Но…, - задумчиво протянула она, внезапно застыв в дверях, - вдруг, это покажется тебе легкомысленным? Не хотелось бы тебя смущать. Так что буду серьезней, – и с этими словами громко хлопнула за собой дверью.
- Не зануда, а идиот, - тихо простонал Шикамару, страдальчески закатывая глаза.
Хотя, стоит признаться, в каком-то смысле она была права. Если бы она предстала перед ним в костюме Евы еще до начала обращения, кто знает, чем бы все это кончилось…
- Моей смертью, - негромко пробурчал он себе под нос, входя в просторную гостиную с мощными, прикованными к полу, посеребренными цепями в самом центре, - в прямом и в переносном смысле.
Расставив по кругу камни неограненного адуляра и соединив их замысловатым узором, Шикамару отбросил в сторону кусок угля и, встав на колени перед местом ее будущего заточения, глубоко и тяжко вздохнул. Не было никакого желания вновь смотреть на страдания Ино, однако иного выхода у него все равно не было. Сейчас она зависела от него не меньше, чем в прошлый ра…
Он почувствовал это еще до того, как увидел первую бледную тень, словно его затылок мягко лизнул ледяной язык самой Смерти, рассылая по телу волны пронзительного озноба. Кожа мгновенно покрылась мурашками, на лбу выступил холодный пот, а совсем близко, словно над ухом, как если бы у него за спиной собралась целая толпа народа, прокатился раскат глухого, но пронзительного шепота многочисленных голосов. Тело словно окаменело, ноги и руки, казалось, налились свинцом, а гул множества голосов с каждой секундой становился все громче и громче. Внезапно, в такт сотрясавшему его ознобу, Шикамару услышал приглушенный, но четкий бой барабана, с каждым ударом которого бледные вечерние тени становились все темнее и длиннее, безжалостно пожирая свет окружающего пространства.
«Шикамару»
Всепоглощающая паника затопила его с головой, стоило ему услышать этот голос… слабый, но до боли знакомый, он звал его по имени. Казалось, что ни все нарастающий грохот барабана, ни невыносимый гул тысячи голосов, не могли потопить этот единственный голос в своей беснующейся пучине.
«Шикамару»
- Отец?
Густая, черная, как сама преисподняя, тень, оторвавшись от общей массы, в мгновение ока оплела его тело подобно змее, удавкой затягиваясь на его шее и заставляя в ужасе хватать ртом ускользающий кислород.
«Впусти меня»
Слезы брызнули из глаз еще до того, как ужасающая, невероятная догадка пронзила его мозг раскаленной до бела иглой, рассылая по телу волны невыносимой агонии.
Нет! Этого не могло быть! Просто не могло!
«Впусти»
- Нет!
Он не понимал, как ему удалось сказать это вслух, когда, казалось, из его легких выдавили весь кислород. Сейчас он вообще ничего не понимал… кроме того, что его отца больше не было в жи...
- НЕТ!!! – что было мочи заорал Шикамару, изо всех сил пытаясь вырваться из сковывавших его теней, что заполонили все окружающее пространство и теперь норовили поглотить и его. Барабанный бой теперь раздавался со всех сторон, словно вокруг него играл невидимый оркестр, а шепот, противный, болезненный шепот сотен голосов бился о него подобно плети, истязая плоть и разум, лишая его сил сопротивляться…
«Мне уже не помочь»
- Нет!
«Впусти меня»
- Нет!
«Если ты не примешь мою силу, то я умер напрасно»
Шикамару обессиленно опустил голову, содрогаясь в беззвучных рыданиях. Та боль, что причиняли ему хлесткие удары теней, невыносимый гул его предков и та сила, что пыталась пробиться внутрь его тела – все это не шло ни в какое сравнение с болью от осознания простой истины.
- Пап…
«Я знаю, ты примешь правильное решение»
- Я не могу.
«Я горжусь тобой, Шикамару»
Тьма давила многотонной глыбой. Удавка теней все сильнее стискивала его шею.
«Прости меня»
- Не уходи! – крик, звонкий и неожиданно чистый, вырвавшись из его горла, с легкостью прокатился по утонувшей во мгле гостиной. Оглушающий шепот, бой барабанов – все прекратилось так же резко и неожиданно, как и началось, а сковывавшая его тело сила отступила подобно морскому отливу, оставив после себя лишь небольшое покалывание на коже.
Шумно глотая воздух подобно выброшенной на берег рыбе, Шикамару с трудом поднялся на ноги.
Он знал, что ничего еще не закончилось. Просто затишье перед бурей.
Они ждали его решения…
Шикамару развел руки в стороны - широко распахнул свои объятия навстречу неизбежному. Давясь болью и глотая слезы, запрокинул голову и глубоко втянул ноздрями холодный воздух, словно делая последний в своей жизни вдох.
- Прощай, отец…
Вся тьма, все затаившиеся на время тени, сотни голосов и невыносимо громкий барабанный бой – все это обрушилось на него подобно лавине, заставляя вновь подкоситься колени и грузно упасть на пол. Они вбивались ему в глотку, просачивались сквозь поры, разрывали, разъедали, растягивали изнутри его существо и заполняли, заполняли его своим мраком и тьмой. Он слышал их, ощущал в себе, был переполнен ими. А еще Шикамару слышал и чувствовал всех я вся вокруг, словно в какой-то момент его тело разошлось по швам, и он стал единым целым с целой вселенной. Он больше не был простым проводником природных сил, он сам ей стал…
Тело буквально разрывало изнутри. Мышцы, жилы, вены – все натянулось подобно струнам. Казалось, еще чуть-чуть, и его порвет к чертовой матери!

- Шикамару?
Слабый, нежный и такой необходимый сейчас голос несмело прорвался сквозь зыбкие пески блаженного забытья. Шикамару с трудом подтянул под себя ноги, жадно глотая ртом воздух и пытаясь прийти в себя. Сколько времени он пробыл без сознания? Он даже не понял, когда отрубился.
- Шика…
Словно собака, вылезшая из воды, он неистово встряхнул головой, пытаясь прогнать от себя наваждение. Тело словно налилось свинцом, не позволяя нормально шевелиться, а пронзительный искусственный свет ламп до боли слепил глаза.
Где-то за его спиной Ино тихонько бормотала что-то себе под нос и, казалось, плакала?
А потом внезапно наступила тишина…
Невероятно мощный удар пришелся по его спине одновременно с неистовым, диким ревом. Пронзительная, жгучая боль впилась в него вместе с невероятно длинными, острыми когтями, вырывая из его тела куски плоти и заливая одежду кровью. Задыхаясь в неистовой агонии, Шикамару вновь упал на пол, однако тут же перевернулся на спину, одаривая себя новой порцией боли… Прямо перед ним, харкая кровью и сбрасывая с себя ошметки кожи, стоял огромный, белоснежно-белый вервольф.
Шаман невесело усмехнулся, пытаясь приподняться на локтях и оскальзываясь в собственной крови.
- А говорила, что всё нормально.

***

- Темари! Темари, ты как?!
Чей-то встревоженный крик раздавался, казалось, из ниоткуда и одновременно со всех сторон. Суйгецу с трудом разлепил отяжелевшие веки и сделал судорожный вздох, однако тут же подавился кашлем, рассылая по обездвиженному телу пронзительные волны неистовой боли. Слезы фонтаном брызнули из глаз, хоть он и не вполне осознавал, что именно стало тому причиной: невыносимая боль или же едкий сизый дым, заполнивший собой окружающее пространство вокруг. Кажется, к предыдущим крикам добавились еще два голоса…
- Чертов сукин сын! Шино, ты живой?!
- Да что с ним станется? – раздраженно отозвался низкий, хрипловатый голос. – Подумаешь, пару лап потерял. У него их и так хватает…
- Заткнись, нахрен!! Это всё твоя вина! Какого черта ты не следил за Нарой?!
Ощущение реальности начинало постепенно возвращаться, а вместе с ним и осознание, что лучше бы поскорее смыться, пока Акацуки окончательно не пришли в себя и не решили его добить. Блондин судорожно сжал зубы, пытаясь пошевелить своими конечностями…
Бесполезно.
Суйгецу сдавленно хмыкнул в жалкой попытке усмехнуться. Да уж, вот такого конца он точно для себя не ожидал. Черт! Он же так и не успел заняться с Карин любовью! Обидно, блять… до слез, чтоб их! Еще и подыхать такой глупой смертью. Что бы сказал Мангецу? Одно хорошо – хоть не придется смотреть в глаза Шикамару, отец которого погиб в том числе и по его вине…
- Хватит сопли распускать!
Внезапный шепот над самым ухом, подобно спасательному кругу, вырвал его из пучин далеко не самых радостных мыслей. Суйгецу рассеянно захлопал глазами, пока в сизой дымке окружающего мира не начали прорезаться до боли знакомые очертания хрупкой девичьей фигурки.
- Разлегся тут! Давай, поднимай задницу!
- Если бы я мог, меня бы здесь уже давно не было, Ринго. Я же не конченный идиот! – зашипел он в ответ, однако скорее с радостью, нежели со злостью.
- Ну, здесь я могла бы поспорить.
- У меня сломан позвоночник, - прокряхтел он, пропустив ее слова мимо ушей. – Помоги мне…
- Только этого не хватало! – недовольно оскалилась она, однако послушно подхватила его подмышки.
Мир взорвался тысячей фейрверков невыносимой боли, однако Ходзуки, собрав остатки воли в кулак, не издал не единого звука. Не хватало еще скулить, как побитой собаке! Тем более при Амеюри.
- Держись.
Девушка, со свойственной всем вампирам легкостью, оторвала его тело от земли, а потом, вскинув ослабшие руки на свои плечи, взвалила его себе на спину. Пара мгновений, и лицо блондина внезапно обдало прохладной пощечиной ночного воздуха, когда Ринго рванула в сторону узкого прохода между боксами, унося их обоих подальше от остатков отряда Акацуки…

- Эй, Суйгецу? Ты меня слышишь?
- А? Чего? – встрепенулся он, неожиданно ощутив под щекой прохладную поверхность асфальта.
- Отрубился, значит, - заключила его подруга, аккуратно убирая с его лица растрепавшиеся белесые пряди. – Я говорю, что сейчас буду вправлять тебе позвоночник. Будет больно, но станешь орать – сама грохну на месте! Мы ушли не так далеко, чтобы нас не нашли.
- Ясно, - процедил Суйгецу, стискивая зубы. – Тогда приступай.
- И что бы ты без меня делал? – тяжко вздохнула она, опускаясь рядом с ним на колени.
- Подох бы, ясно дело, - невесело усмехнулся он, зажмуривая глаза и морально готовясь к последующей боли.
Грубый удар кулаком в спину, тошнотворный хруст костей и невыносимая, пылающая боль. Кажется, он даже не понял, как открыл рот и пронзительно заорал, пока новый удар, на этот раз по голове, не отбросил его сознание за пределы вселенной, мгновенно погружая во мрак.
Утверждено ф.
DitaSpice
Фанфик опубликован 06 Апреля 2018 года в 22:14 пользователем DitaSpice.
За это время его прочитали 383 раза и оставили 0 комментариев.