Игра по Ван Пис
Наруто Клан Фанфики Приключения Охотники. Глава 32.

Охотники. Глава 32.

Категория: Приключения
Охотники. Глава 32.
Название: Охотники.
Автор: DitaSpice
Фэндом: Наруто
Дисклеймер: МК
Жанр(ы): приключения, романтика, мистика, AU, драма, местами хоррор, элементы эротики,экшн.
Тип(ы): Гет
Персонажи: Сакура, Карин, Ино, Саске, Суйгецу, Джуго, Наруто, Шикамару, Дейдара, Итачи, Какаши, Сай и др.
Рейтинг: NC-17
Предупреждение(я): OCC, сцены насилия, смерть персонажей, элементы эротики, ненормативная лексика.
Размер: макси
Статус: в процессе
Размещение: Также размещается на ФикБуке, остальное - только с разрешения автора
Содержание: Многовековая война вновь разгорается с новой силой. Какая роль уготована героям теперь, в этом меняющемся с невообразимой скоростью мире?
Застигнутые врасплох, они одновременно вздрогнули и мгновение спустя резко отпрянули друг от друга. Карин спрыгнула с Суйгецу и чуть было не свалилась на землю - слабость в ногах тут же подкосила ее коленки. Вцепившись в мускулистое плечо блондина, она с трудом удержала равновесие. Все еще звеневшее от макушки и до самых пят возбуждение не только не давало вновь взять под контроль свое тело, но и разум, вынуждая девушку подслеповато щуриться в ярком свете фонарей, хотя спасительные очки были, как и прежде, крепко зажаты в ее ладони. Тихо чертыхнувшись, она натянула оправу на нос, а потом попыталась прислушаться к чужеродной ауре, однако ее собственное сердце, все так же отплясывавшее дикую пляску у нее в груди, заметно мешало тщетной попытке сосредоточиться.
- Амеюри! – изумленно выдохнул Суйгецу, зачем-то хватая огорошенную происходящим Карин под локоть и пытаясь затолкать ее за себя, словно загораживая от невидимой угрозы. – Какого черты ты здесь делаешь?!
- Да так, - хохотнул скрипучий женский голосок, и из темноты, прямо напротив них, вынырнул хрупкий женский силуэт, - мимо проходила. И тут смотрю – кто-то вздумал покувыркаться прямо посреди дороги! Да еще и при таком освещении, прям как в кино! Я сначала даже растерялась, - комично пожала плечами незнакомка, - но, думаю, людям всякое может в голову взбрести, глядишь, кто-то просто решил порнушку на свежем воздухе поснимать. А потом присмотрелась получше, и такая: «Охренеть! А актер-то – вылитый вожак моей бывшей стаи!» А это действительно оказался ты, Демон! Неожиданно, очень неожиданно, но, признаться, довольно любопытно. Вы, это, если по-быстрому, то не обращайте на меня внимания. Продолжайте, - помахала она руками, - продолжайте…
- Прекращай нести чушь! – рявкнул на нее блондин. – Я задал тебе вопрос. Так что, будь любезна, отвечай.
- А Муу, оказывается, не соврал, - ухмыльнулась она, подходя ближе и наконец-то входя в круг искусственного света, в центре которого застыла обескураженная парочка, - ты, действительно, стал серьезным. А это, как я понимаю, и есть она?
Карин раздраженно фыркнула, все также оставаясь за спиной Суйгецу и второпях пытаясь запахнуть на обнаженной груди края безжалостно разорванного платья. Однако, к ее немалой злости и к все нарастающей панике, у нее так ничего и не вышло – платью пришел сокрушительный и позорный конец… как, впрочем, и ее репутации.
- Значит, - уже более спокойным голосом произнес Ходзуки, бросая за спину быстрый, обеспокоенный взгляд, - тебя послал Муджин? Я же сказал этому уроду просто собрать вас вместе, а не ходить за мной по пятам!
- Ой, простите меня бескультурную, что так некрасиво прервала процесс вашего публичного совокупления, - наигранно расстроенно протянула девушка, – но дело срочное. Благодаря тебе, Ходзуки, Акацуки открыли охоту на Джузо, а Кушимару вообще, кажется, АНБУ крякнули. Как в воду канул! Муу в панике, только из-за своего драгоценного клуба пока еще не дал деру. Так что пришлось все взять в свои руки, и..., - внезапно незнакомка замолчала и медленно наклонилась вперед, словно пытаясь разглядеть Карин за спиной у прикрывавшего ее парня. – Ох, какая я бестактная! Ну, что поделать, родители меня бросили, и воспитание дала мне улица, так что прошу понять, принять и зла не таить. Надо было сначала представиться. Меня зовут Амеюри Ринго. Твой, кхм, парень некоторое количество лет назад был моим боссом. Ах, что были за деньки! Крошили и резали направо и налево!
Карин аж передернуло – с такой тоской и мечтательностью в голосе произнесла эта Ринго последнюю фразу.
- А ты – красноволосая ведьма из второй семьи, - утвердительно произнесла она, не дождавшись ответа, - от которой славный экс-вожак нашей бывшей стаи хочет завести себе волчат.
Суйгецу внезапно захрипел, словно подавившись собственной слюной.
- Захлопни свой болтливый рот, Амеюри, - со свистом и хрипом выдохнул он, зачем-то стягивая с себя рубашку. – Давай уже к делу!
- Ох, я что-то не то сказала? – раздосадовано протянула Ринго, вновь распрямляясь. – Да ты не волнуйся, Суйгецу! Я ж только рада! Когда мне Муу поведал правду, я так переживала. Все думала, как ты там справляешься, - тяжкий вздох, - после смерти Миру. Ты же так ее люби…
- …иии нам пора! – нервно хохотнул блондин, комкая рубашку в руках, и словно невзначай перебросил ее через плечо прямо на голову Карин. – Давай все обсудим в другом, более подходящем для разговоров месте.
Карин рассерженно заворчала себе что-то под нос, поспешно залезая в шелковую рубашку Ходзуки. Что еще за Миру? И почему она об этом раньше ничего не слышала?
- Как скажешь, - примирительно пожала та плечами. – Мне тебя здесь подождать или можно вместе с тобой проводить эту прелестную особу? Вы же на машине?
- Стой здесь и жди, чтоб тебя, - прошипел Суйгецу и тут же развернулся назад, к всё еще стоявшей за его спиной девушке. – Чёрт! Карин, прости меня. Но нам придется все, эмм, ненадолго отложить.
Она ничего не ответила, лишь сильнее запахнула на груди полы его рубашки. Одеяние оказалось слишком для нее велико, что, впрочем, было только к лучшему, ибо большая половина пуговиц попросту отсутствовала – всего пару минут назад она самолично оторвала их к чертовой матери.
- Мне жаль! Серьезно, - умоляющим тоном протянул он, сжимая ее плечи руками, - чертовски жаль! Да ты и сама все прекрасно видишь, мне и говорить в свою защиту нечего!
Карин многозначительно приподняла брови, бросая беглый взгляд на его заметно вздымающиеся в районе паха джинсы. Он не врал.
- Я по-быстрому со всем разберусь и тут же вернусь, обещаю! И тогда мы, эмм, – вымученно, но с надеждой произнес он, придвигаясь ближе, - сможем продолжить. Мы ведь продолжим, так? Карин?
Девушка лишь тяжело вздохнула, понурив плечи. Мало того, что такой момент был безжалостно и окончательно испорчен, так их еще и застукали! И кто? Бывшая подчиненная Ходзуки по его банде головорезов из недалекого, но, судя по всему, довольно веселого прошлого, в которое она ни коим образом не вписывалась! Да и они сами хороши! Заниматься этим посреди улицы, да еще и под светом «прожекторов»! Этакое приглашение для извращенцев поглазеть на бесплатное порно в действии. Вот позорище!
- Просто отведи меня к машине, - устало протянула она, зябко обхватывая себя руками.
Если в Суйгецу еще теплилась толика надежды, то от подобного ответа она тут же и окончательно угасла. Этого он и боялся больше всего! Что Карин снова от него закроется, словно черепаха, что при малейшем признаке угрозы пугливо прячется в свой панцирь. Разочарование и злость подобно яду медленно, но верно растекались по венам, заставляя в бессилии сжимать кулаки. Да что ж это, блять, такое?! Каждый гребаный раз!
- Как-то неловко все получилось, - внезапно подала голос Амеюри, вновь наклоняясь вперед, словно так они могли ее лучше расслышать. – Но, полагаю, было бы гораздо более неловко, если бы я просто притаилась в кустах и ждала, пока вы тут не закончите.
- Можно было просто деликатно промолчать и на время уйти, - уверенно произнесла Карин и, гордо подняв голову, наконец-то вышла ей навстречу. – Прогуляться где-нибудь поблизости часик – другой. С холма открывается чудесный вид на город.
Девушка по имени Амеюри Ринго, что определенно являлась вампиром (теперь-то Карин могла отлично прочувствовать ее ауру), лишь растерянно захлопала глазами. На ее удивление, незнакомка оказалась настоящей коротышкой, да еще и одетой в слишком широкую для ее фигуры мешковатую одежду, от чего немного походила на тощего, угловатого подростка с дурным чувством стиля. А длинные, темно-рыжие волосы, завязанные в замысловатую прическу у нее на висках, не вызывали ничего, кроме легкого недоумения. Впрочем, странный внешний вид этой особы все же не смог ввести Карин в заблуждение. Ведь за нелепой одеждой и вполне себе невинной внешностью скрывались немалый возраст и впечатляющая сила, что буквально звенела в ее внушительной, окрашенной в бордовый цвет ауре.
- Ладно, - внезапно усмехнулась вампирша, растягивая рот в лукавой улыбке и демонстрируя ей жуткие, невероятно длинные, каких она еще раньше не видела, клыки, - ты меня раскусила. Я просто приревновала и сдуру решила вам все обломать! Видать, в моем старческом сердце все еще осталась толика чувств к этому пустоголовому кретину. Но, не волнуйся, он меня продинамил не один десяток лет тому назад. Наш вожак всегда предпочитал… кхм, сладких девочек.
Насмешка в голосе, гаденькая улыбка и хищный, пугающий взгляд темных глаз. Эта особа прекрасно знала, что внушает ужас, и умело этим пользовалась.
- Карин Узумаки, приятно познакомиться, - хладнокровно протянула Карин, распрямляя спину, чтобы принять как можно более гордый вид. Черта с два она спасует перед этой клыкастой! – Видимо, вам необходимо с чем-то разобраться?
- Ага, - тут же откликнулся Суйгецу, подходя сзади и легонько сжимая ладонью ее запястье. – Кажется, я ту еще кашу заварил. Придется расхлебывать. Но, даю слово, много времени это не займет.
- Это ты зря, - покачала головой Амеюри. – Не сдержишь же его, сам знаешь.
- Я постараюсь, - с нажимом произнес он, - покончить с этим как можно быстрее.
- Как скажешь, - равнодушно пожала она плечами. – Отведи меня к машине. До дома я доберусь сама.

Путь обратно почему-то показался гораздо длиннее. Едва Суйгецу остановился, как Карин резко от него отстранилась и поспешно пошлепала босыми ногами по асфальтной дорожке в сторону их серебристого Шевроле. За ее спиной раздался тяжелый вздох. Она взволнованно вздрогнула, готовясь к тому, что сейчас последует, однако, вопреки ожиданиям, ее спутник лишь послушно двинулся за ней.
Оказавшись у автомобиля, она сделала пару шагов в сторону, уступая ему место. Блондин достал ключи из заднего кармана, не торопясь открыл дверь водительского сидения, а потом молчаливо протянул руку в приглашающем жесте. Секунду поколебавшись, девушка забрала из его руки ключи и проворно юркнула в салон автомобиля. Его молчание и неестественная серьезность начинали давить ей на нервы. С ним было что-то не так.
Конечно, после произошедшего, и самой Карин было неловко. Но сейчас, оказавшись вдали от потревожившей их Ринго, эта неловкость и напряжение, казалось, возросли в десятикратном размере.
- Спасибо, конечно, за рубашку, - несмело начала она, бросая быстрые, взволнованные взгляды на его обнаженную мускулистую грудь, - но как же ты? Не станешь же ходить полуголым?
- Ну, мне смущаться нечего, - игриво протянул он, кривя губы в усмешке.
Карин презрительно фыркнула, однако в душе немного отлегло. Если Суйгецу вновь начинал наглеть и насмехаться, то все возвращалось на круги своя.
- Одолжу шмотки у кого-нибудь из этих пижонов, - кивнул он в сторону столпившихся у входа в клуб расфуфыренных юнцов. – Это не будет проблемой, ты же знаешь.
- Ага.
Внезапно повисшая между ними тишина вновь обрастала неловкостью, пока Карин, нервно теребя в руках полы его рубашки, отчаянно старалась придумать, что бы ему сказать. Почему-то до жути хотелось сбежать куда подальше, и в то же время вновь накинуться на него с поцелуями и никуда не отпускать... тем более с этой клыкастой коротышкой.
- Эмм, ты не могла бы...?
Карин едва успела отстраниться, как он резко подался вперед и, вытянув руку, по пояс влез в салон автомобиля. Девушка судорожно втянула ноздрями воздух, всеми силами стараясь угомонить вновь взбесившееся сердце. Близость его шикарного обнаженного тела, чей вкус она все также четко ощущала у себя на губах, казалась невыносимой. Она не солгала ему тогда, стоя в свете фонарей и бесстыдно отвечая на его ласки. Она хотела его, чертовски сильно! Однако сейчас она могла лишь в бессилии таращиться на него и сгорать от неутоленного желания. И, что хуже всего, от этого ей не было ни капли стыдно, или даже неловко. Мужчина, которого она так старательно ненавидела и презирала в течение стольких лет, теперь казался ей самой желанной на свете добычей, что так жестоко выскользнула прямо у нее из рук.
Щелкнул замок бардачка, и буквально пару секунд спустя блондин вновь выпрямился, сжимая в кулаке небольшой блокнот на кольцах и тонкий маркер.
- Не уезжай пока, ладно? - негромко протянул он, словно обращаясь к самому себе. - Лучше немного повременить с поездкой – алкоголь еще не успел выветриться из твоей прелестной головки.
Карин тихо фыркнула себе под нос, однако вслух так ничего и не сказала. В этот момент она и сама не могла понять, какие чувства в ней преобладали: раздражение за колкое замечание или же нежность и трепет от осознания того, что он волновался за ее безопасность.
Суйгецу развернул блокнот, прислонил его к машине и принялся что-то быстро царапать в нем маркером.
- Что ты делаешь? – изо всех сил стараясь заставить свой голос звучать как можно более спокойно, поинтересовалась она.
- Строчу записку Какаши, - протянул в ответ Ходзуки. – Я ему ничего не говорил о том, что замутил с Потрошителями. Хотел устроить все как можно тише и незаметнее, но, как видишь, не вышло. Так что теперь придется объясняться.
- А твоим гонцом буду я, правильно понимаю?
- Уж прости, что утруждаю.
Карин покачала головой.
- Ему это не понравится. Никому это не понравится. Ситуация итак нестабильна, а теперь еще и это. И что насчет Мэй?
- А вот об этом точно можешь не волноваться. Со старушкой я как-нибудь разберусь сам.
- Уверен, что справишься со всем сразу? Не порвешься? – произнесла она, старательно пряча за язвительностью предательскую горечь. Кто бы мог подумать еще недавно, что она, Карин Узумаки, станет переживать из-за того, что рядом с Ходзуки будут отираться другие бабы? Конечно, клыкастая коротышка была не в счет, но уж Мэй была слишком лакомым кусочком, чтобы перед ним устоять! Еще была какая-то Миру, о которой она ничегошеньки не знала. И пускай, если верить словам Амеюри, она погибла, кто знает, сколько еще таких «Миру» водилось в стане Потрошителей. Он был очень привлекательным и страстным мужчиной, которому, по его же словам, уже несколько лет ничего не перепадало, а Суйгецу вряд ли назовешь святошей.
«Ну вот, - мысленно вздохнула Карин, - теперь уже сама себя накручиваю»
- Мне очень льстит твоя забота, - усмехнулся он, вновь наклоняясь и закидывая в салон блокнот с маркером, - но можешь не волноваться. Меня хватит на всех.
А потом звонко рассмеялся, наблюдая за тем, как перекосило ее лицо.
- Ну, ты и говнюк, Ходзуки!
- Ты как открытая книга, честное слово! Ни врать, ни притворяться не умеешь. Все на лице написано.
- Дай сюда! – рявкнула она, с раздражением вырывая у него из пальцев сложенный пополам лист бумаги, и попыталась схватиться за ручку двери авто, намереваясь захлопнуть ее прямо перед его наглой мордой. Однако Суйгецу вовремя засек ее движение и тут же загородил дверь своим телом.
- А это письмо, - внезапно произнес он, протягивая ей второй, такой же лист, - передай красноволосой ведьме с дурным характером. Язык у нее, может, и длинный, но вот память короткая, а терпение и вовсе напрочь отсутствует. Так что пусть периодически его почитывает, пока меня не будет. А когда я вернусь…
Внезапно Ходзуки вновь подался вперед, однако в этот раз потянулся вовсе не к бардачку. Его рука нежно скользнула на затылок Карин и настойчиво, но мягко, притянул ее к себе. В первое мгновение она инстинктивно попыталась его оттолкнуть, отстраниться, однако, уже буквально мгновение спустя, когда его вторая рука коснулась ее спины, доверчиво размякла в его объятиях. Мягкие губы Суйгецу прильнули к ее рту в жадном поцелуе, и она тут же ответила ему, с прежней страстью обхватывая руками его обнаженный торс. Он сильнее наклонил голову, углубляя их поцелуй, и его рваная челка упала ей на лицо. Вновь ощущать его вкус у себя во рту было верхом блаженства! Карин приглушенно застонала, с жадностью отвечая на движения его языка. Одна рука скользнула ему на спину, царапая ноготками бледную кожу, а вторая устремилась вверх, минуя вздымающиеся бугорки мышц на его крепкой груди, пока не достигла шеи, а затем – затылка, и секунду спустя вновь погружаясь в водопад его растрепанных волос.
Сердце колотилось в груди как сумасшедшее, голова гудела, словно в ней поселился целый улей, но только одна мысль была громче, чем все оглушающие звуки ее тела: «Только бы он не остановился!»
Однако, словно в насмешку, Суйгецу в очередной раз за этот вечер отстранился от нее. Сжавшись, словно от пощечины, Карин мысленно проклинала себя за слабость. Да он издевается над ней!
- А когда вернусь, - тяжело дыша, повторил он, нежно пробегая длинными пальцами по ее щеке, - не смей делать вид, что ничего не было.
И, игриво ей подмигнув, Ходзуки быстро захлопнул перед собой водительскую дверь авто. Отбросив с лица непослушные волосы, он беспечно засунул руки в карманы джинсов и пружинистой походкой направился к толпе перед клубом, отчетливо напевая себе под нос какую-то задорную песенку.
- Весело ему, - недовольно пробурчала Карин, провожая его хмурым взглядом.
Однако злость ее была напускной, и она прекрасно это осознавала. Губы сами по себе растянулись в несмелой улыбке, и Узумаки взволнованно выдохнула, прижимая кончики пальцев к своим губам. А потом, не в силах сдержать любопытства, дрожащими руками развернула предназначавшуюся ей записку и… тихо рассмеялась. Прикрыв глаза и откинувшись на кожаное сиденье машины, она мечтательно прикусила губу, вновь ощущая вкус его поцелуя.
На помятом желтоватом листе красивым и немного резким почерком была выведена всего одна фраза: «Мы с тобой еще не закончили».

***

Карин уныло ковырялась ложкой в творожной запеканке, с таким усердием приготовленной Джуго с утра пораньше. Сам громила сидел напротив и с любопытством наблюдал за ее действиями. Хоть он и не издал ни звука, но его напряженная поза, легкий наклон тела вперед и горящие от нетерпения глаза ясно давали понять, что он ждет от нее оценки его кулинарного творчества, а еще лучше – цветистого комплимента. Девушка натянуто улыбнулась и, зачерпнув как можно больше мягкой желтоватой массы, отправила ложку в рот.
- Ммм, как вкусно! – восхитилась она, с трудом заставляя себя жевать. – Ты прям настоящий шеф-повар! Твои блюда с каждым разом становятся все вкуснее и вкуснее.
Не подозревая подвоха, громила расплылся в довольной улыбке и, пообещав в следующий раз приготовить чизкейк, наконец-то ретировался с кухни. Проводив его до двери усталым взглядом, Карин тяжко вздохнула. Нет, она не соврала насчет вкуса его очередного кулинарного шедевра, просто ни аппетита, ни вообще какого-либо желания выступать в роли дегустатора у нее не было. Однако нежелание огорчать Джуго все же одержало верх.
Кое-как покончив с запеканкой, она уныло поплелась на второй этаж, но, оказавшись у себя в комнате, внезапно поняла, что делать ей здесь, в принципе, тоже нечего. Организация Охотников временно заняла наблюдательную позицию и выжидала в тени, так что, иными словами, у них был небольшой отпуск. Только вот ее подобное положение вовсе не радовало, ибо ничегонеделанье погружало ее в пучины лени и непрекращающейся хандры.
Причиной подобного затишья стала шокирующая новость из стана Старейшин: представителя вервольфов, старика Митокадо Хомуру, жестоко убили прямо в его постели…ну, и пару десятков оборотней его охранявших. Данные вести, а также слух о том, что это было делом рук организации Акацуки, разлетелись по миру народа тьмы со скоростью ветра. Так что Какаши благоразумно рассудил, что охотникам пока не стоит проявлять особую активность, дабы не спровоцировать Совет на неразумные и опасные действия. Сейчас Старейшины были уязвимы как никогда, а это означало, что любой косой взгляд в их сторону будет расцениваться прямым на них покушением. И пока они не заручились поддержкой хотя бы половины бойцов из АНБУ, нарываться на прямую конфронтацию с Советом было рискованно и глупо. Плюс ко всему, Сакура, ведьма из первой семьи и важный элемент их будущей войны с Акацуки, вляпалась в очередную неприятность и теперь где-то пряталась, выжидая подходящий момент для побега. Суйгецу тоже не давал о себе знать вот уже почти два дня, и этот факт, если быть полностью откровенной, беспокоил ее куда сильнее, чем все мертвые вервольфы, обезглавленный Старейшина и пропавшая ведьма вместе взятые.
Рука сама по себе потянулась к правому карману ее домашних бридж, в глубине которого лежал заветный листочек с посланием от Ходзуки, что он велел ей перечитывать в свое отсутствие. Однако, вовремя остановившись, Карин сердито покачала головой. Такими темпами к его возвращению от потрепанного листа не останется и следа, а ей вовсе не хотелось, чтобы он знал, как сильно она волновалась в его отсутствие. Тогда, на той дороге у черта на куличках, она итак позволила ему слишком много. Гордость, врожденная вредность и здравый смысл подсказывали ей немного охладить его пыл. Кто знает, вдруг, получив от нее все, что ему хочется, он тут же потеряет к ней интерес? Или, более того, начнет над ней потешаться? Конечно, верить в возможность подобного развития событий ей вовсе не хотелось, однако маленький, гаденький страх, поселившийся где-то в глубине души, противно царапал ее изнутри своими длинными когтями.
Одиночество и тревога разъедали Карин изнутри, и, чтобы хоть как-то отвлечься от невеселых мыслей, она решила наконец-то заняться домашними делами. Кое-как подавив в себе ненависть к уборке, девушка принялась за дело. Вытерла пыль (благо, у нее в комнате было не так много поверхностей, где она могла скопиться), вымыла полы, полила раскидистый папоротник, что стоял у на полу у окна в огромном глиняном горшке, а потом принялась за стирку. Большая плетеная корзина для белья была наполнена лишь наполовину, так что, немного поколебавшись, Узумаки решила заодно оказать небольшую услугу и ее соседям по дому. Подхватив корзину за толстые ручки, девушка вышла в коридор и уверенным шагом направилась к витой узкой лестнице, что вела в мансарду на третьем этаже их дома. На прошлой неделе туда перекочевал Ходзуки, сославшись на то, что больше не может выносить жуткий храп своего соседа по комнате. Хоть Карин еще ни разу не поднималась наверх, но почему-то была абсолютно уверена, что в новой берлоге Суйгецу царил откровенный хаос, присущий его бунтарской натуре непревзойденного лентяя и ненавистника какого-либо порядка.
Однако, каково же было ее удивление, когда, поднявшись на чердак, ее глазам предстала чистая, буквально утопающая в ярком дневном свете комната, скромно, но со вкусом обставленная редкой мебелью. Фасад просторного помещения был частично образован наклонной поверхностью крыши, что была украшена огромным окном во всю стену, из которого открывался умопомрачительный вид на бледно-голубое утреннее небо. Поставив корзину на пол, она в изумлении обвела помещение восхищенным взглядом. Знала бы изначально, как тут красиво, давно бы застолбила за собой эту комнату!
Слева от нее, неподалеку от лестницы, была расположена маленькая ванная комната. Заглянув вовнутрь, девушка обнаружила скромную душевую кабинку со стеклянными стенами, раковину с небольшим овальным зеркалом и сияюще чистый унитаз. От такой картины она даже присвистнула от удивления. Кто бы мог подумать, что в глубине души Ходзуки окажется чистюлей! Однако на смену изумлению тут же пришло и осознание простой истины – вампиры не пользуются туалетом. Прыснув от смеха, Карин принялась медленно расхаживать по комнате, с любопытством осматривая всю имеющуюся в ней мебель. Низкий платяной шкаф, широкая тумбочка на несколько отделений, старый табурет у небольшого столика у окна, и огромный матрац посередине комнаты – все было такого же снежно-белого цвета, как и стены, потолок и блестящий паркетный пол, отчего окружающее пространство словно светилось в мягких лучах утреннего солнца. Карин недовольно прищурилась, однако мгновение спустя выдохнула с облегчением – вверху, у основания окна, виднелись собранные жалюзи, без которых жизнь в этом царстве света могла в любой момент превратиться в настоящую пытку.
Легкая улыбка озарила ее лицо прежде, чем она смогла это осознать – ей невероятно нравилась новая комната Ходзуки! Однако, подойдя поближе к матрасу, девушка брезгливо поморщилась – белье явно было несвежим. В центре гнезда из скомканной простыни и небольшой, прямоугольной подушки, валялись сиреневого цвета труселя и пара носков. Стянув с матраса простыню вместе с грязным бельем, она поспешно затолкала их в корзину, после чего принялась шарить по комнате в поисках того места, куда он сбрасывал грязную одежду. К счастью, долго искать не пришлось – Суйгецу складировал ее прямо за широкой прикроватной тумбочкой. Кое-как утрамбовав его белье поверх собственного, она уже собиралась уходить, однако любопытство оказалось сильнее.
Немного потоптавшись на месте, Карин неловко потянулась к ручке верхнего ящика тумбы. Заверив себя в том, что в этом нет ничего предосудительного, и что она собирается не копаться в его вещах, а просто «полюбопытствовать» как его новоиспеченная девушка (она же теперь была его девушкой, так ведь?), Узумаки решительно потянула ящик на себя. Аккуратные ряды тщательно сложенных маек, футболок и рубашек, пара галстуков, ком из трусов (все-таки Ходзуки явно не умеет складывать нижнее белье), пачка… ПРЕЗЕРВАТИВОВ?! Какого хрена у него презервативы?! На ком он их, черт его подери, собрался использовать?! Он же заверял ее в том, что уже давно ни с кем не… а, нет, пачка не вскрыта. Спокойствие, Карин, только спокойствие…
Девушка глубоко вздохнула и медленно, шумно выдохнула в попытке угомонить разбушевавшиеся чувства. Похоже, Суйгецу просто всегда был наготове. Что ж, паинькой его не назовешь, а мужчиной он был страстным, уж это она знала не понаслышке, однако гаденькое чувство где-то глубоко внутри вновь дало о себе знать. Конечно, глупо было ревновать, учитывая, насколько опытнее и старше он был, однако сердцу не прикажешь, а оно буквально разрывалось от одной мысли о тех многочисленных девицах, что успели побывать в постели Ходзуки за последние полвека.
Закрыв верхний ящик тумбочки, она перешла к следующему, что оказался до отказа забит разномастными штанами свободного кроя, джинсами и брюками. Не найдя ничего примечательного, Карин открыла последний ящик и…обмерла. В самом углу, между аккуратными стопочками полотенец и простыней лежала ее хлопковая ночнушка, та самая, что была на ней в тот день, когда он отнес ее искупаться в целебной ванне Цунаде. А ведь она совершенно забыла о ней! Но зачем…?
Достав сорочку из ящика, Карин поднесла ее к своему лицу и тут же сморщилась – ткань источала сильный запах пота…ее пота. Девушка в недоумении уставилась на элемент одежды в своих руках. На черта ему сдалась ее ночнушка, да еще и грязная? Почему просто не выкинул, или же не бросил в стирку, а хранил у себя в тумбочке рядом с чистыми полотенцами и постельным бельем?
- Вот извращенец, - протянула она себе под нос и, скомкав сорочку, швырнула ее в корзину с грязным бельем.
Конечно, она знала, что вампиры гораздо чувствительнее к запахам, чем люди, и оттого ей становилось еще более неловко, но вовсе не из-за факта наличия у него ее одежды. Ей и самой до безумия нравился его запах, и она бы с радостью стащила у него футболку, чтобы надевать ее вместо ночнушки и засыпать, окруженная пьянящим ароматом его тела. Наверное, так бы она и сделала, если бы не боялась, что он может об этом прознать. Проблема была в другом: ведь тогда от нее пахло не только потом. Ее рвало несколько дней кряду, а про походы в туалет она и вовсе предпочитала не думать. Так что от мысли, что он мог нюхать ее настолько «ароматное» белье, да еще и такое убогое, ей становилось дурно. Подхватив заметно отяжелевшую корзину, Карин потопала вниз. Каким же, все-таки, дураком был Суйгецу! Столько лет, а все еще вел себя как неопытный озабоченный подросток!
Покончив со стиркой, Узумаки вернулась в свою комнату, однако вскоре вновь выскочила из нее, зажимая в руках кусок какой-то материи. Перескакивая через ступеньку, она быстро взлетела на третий этаж, пересекла залитую дневным светом комнату и резко распахнула нижний ящик широкой тумбы. Растянув губы в хитрой усмешке, Карин развернула зажатую в руках ткань, что оказалась короткой шелковой сорочкой насыщенного темно-красного цвета с кокетливыми кружевными оборками. Она купила это неглиже еще перед их первым самостоятельным заданием в баре у Мэй и надевала последние три ночи, так что аромат ее тела, которым пропитался шелк, был несильным и все еще довольно приятным.
- Так-то лучше, - с довольным видом заключила Узумаки, укладывая ночнушку на место предыдущей, и, весело насвистывая, с довольным видом потопала вниз.

***

Сакура взволнованно грызла ногти, ноги сами по себе отплясывали неизвестный ей танец на полу машины, а глаза невидящим взглядом уставились в окно на проплывающие мимо невысокие строения. Дейдара на водительском сидении лишь громко и недовольно сопел, как и она, пребывая в плену невеселых мыслей.
- Здесь поверни направо, - негромко протянула она, перед очередным перекрестком.
Ожидание тянулось невыносимо долго и, казалось, все сильнее придавливало ее к земле подобно бетонной плите. Буквально через несколько минут они окажутся перед стройным рядом новеньких таунхаусов – нынешней обители объединенных сил Охотников, и она совершенно не представляла, чем это все обернется. Однако логика и здравый смысл отчаянно вопили, что уж точно ничем хорошим.
Вчера вечером наконец-то позвонил Наруто и уставшим голосом оповестил о том, что теперь можно спокойно возвращаться домой – с преследовавшими его вервольфами было покончено. Сделал ли он это в одиночку, или же ему помогли Омои с Каруи - он не сказал, а она совершенно не додумалась спросить: радость от осознания того, что с ним все в порядке, вытеснила из ее головы все остальные мысли. Он не рассказывал подробности, не расспрашивал ее о том, где она, лишь пообещал вскоре встретиться с ней в логове Охотников. Но ей было достаточно и этого. Сакура прекрасно понимала, что ему следует хоть немного передохнуть прежде, чем вновь спешить навстречу очередной проблеме. Тем более, что подробный рассказ о грехах Старейшин и сомнительном наследнике власти Генгецу Ходзуки она планировала изложить исключительно Какаши и в как можно более приватной обстановке, тогда как огненный темперамент Узумаки мог существенно подпортить ей задуманное.
А на следующее утро вернулся Дейдара… и сказал, что ему надо срочно встретиться с Охотниками. Конечно, подобное заявление немало удивило и обеспокоило Сакуру, однако на многочисленные расспросы он ответил лишь одно: «Я не смог найти ее». Она прекрасно знала, о ком именно он говорит, и от полного осознания сказанных им слов ей стало дурно. Дейдара был способен отыскать едва знакомого ему человека лишь по одному запаху, а найти Ино, его собственную сестру, так и не смог. И вот теперь они ехали на встречу с главой объединенных сил Охотников, чтобы, как она поняла, просить их помощи в поисках ее лучшей подруги.
Конечно же, прежде чем выехать, Сакура позвонила Шизуне. Заявляться в штаб без предупреждения, да еще и с преступником наперевес было бы верхом глупости. Не стоило и надеяться, что после всего случившегося их встретят с распростертыми объятиями, пусть Какаши и просил ее ранее связаться с Дейдарой, ведь предатель из ряда Акацук мог стать для них отличным источником информации. Но, к искреннему удивлению девушки, улица оказалась абсолютно пуста - их никто не встречал.
- Ну и ну, - невесело усмехнулся ее спутник, останавливая автомобиль у подъездной дорожки одного из домов, - я почему-то представлял себе целую свору взбешенных охотников с серебряными кинжалами наперевес.
- Кто его знает, - пожала она плечами, отстегивая ремень безопасности, - может быть, прямо сейчас они всем составом притаились где-нибудь в глубинах дома и ждут подходящего момента, чтобы напасть.
- Ты же на самом деле так не думаешь, хмм, - недоверчиво скривившись, улыбнулся он.
- О, нет. Я в этом абсолютно уверена! – произнесла она с хитрой усмешкой.
Наверное, это было не лучшее время дразнить его, однако ей хотелось хоть немного разрядить повисшее в воздухе напряжение. За прошедшие несколько дней Дейдара полностью вымотался как морально, так и физически, а тяжелое ожидание какого-либо подвоха от Охотников только больше усугубляли его подавленное состояние. Сакуре было искренне жаль его, ведь ее дикий страх за подругу не шел ни в какое сравнение с тем, что в этот момент испытывал он.
- Ты на их территории, - пожала она плечами, – им нечего бояться. Бьюсь об заклад, что Шизуне расставила не один десяток магических ловушек. Так что тебе вряд ли удастся сбежать, что уж говорить о нападении.
- И то верно, - кивнул он, взволнованно запуская пятерню в свои длинные золотистые волосы. – Но назад пути нет.
- Рано или поздно это должно было произойти, - ответила Сакура, открывая дверцу авто.
Обойдя машину и ступив на ближайшую дорожку, что вела к дому, в котором проживали бывшие пленники Орочимару, включая наследника из клана Ходзуки, девушка в нерешительности замерла. Следовало ли сразу отправиться в дом по соседству, где обычно проходили все их собрания, или же Шизуне дожидалась ее у них дома? Только сейчас она поняла, что забыла уточнить эту маленькую, но, тем не менее, важную деталь.
- Не хило живут охотнички, ничего не скажешь, - присвистнул Дейдара, подходя к ней и во все глаза рассматривая раскинувшиеся перед ними двухэтажные строения. – В Акацуках у нас были инженеры, владельцы клубов, директора крупных фирм, и все равно мы ныкались по пещерам.
- Ну, до этого штаб-квартира была гораздо скромнее, - неловко почесала затылок Сакура, - и располагалась в многоэтажном доме. Насколько я знаю, инициатором переезда в данное место был глава южного подразделения. Большего сказать не могу, ибо сама не в курсе. Но Шизуне говорила...
Она ощутила это где-то на подсознательном уровне прежде, чем отреагировали ее органы чувств. Эту невидимую, но невероятно мощную силу, что буквально сотрясла окружавшее их пространство горячей волной неистовой энергии. Сакура вздрогнула и резко развернулась на каблуках в сторону источника силы, что неумолимо быстро приближался к ним откуда-то слева. Наперерез через лужайки, что разделяли крохотные пространства между подъездными дорожками, к ним спешила невысокая, хрупкого телосложения девушка с каре, что обрамляло ее тонкое, как у эльфа, личико блестящим черным водопадом. Красивые, утонченные черты лица незнакомки были перекошены от злости, а черные, совсем в тон ее волосам, глаза буквально полыхали от переполнявших ее гнева и ярости.
- Куро?
Растерянный и такой слабый, словно из него высосали всю жизнь, голос Дейдары заставил Сакуру в растерянности перевести на него взгляд. Лицо ее спутника вытянулось в немом изумлении, а его голубые, как само небо, глаза в неверии взирали на приближающуюся к ним особу.
- Что ты…?
Маленький, крепко сжатый кулак настиг его челюсть прежде, чем окончание фразы слетело у него с губ. Согнувшись пополам, Дейдара хрипло застонал, зажимая лицо руками.
- Какого черта?! – в недоумении закричала Сакура, переводя ошарашенный взгляд с боевой брюнетки на харкающего кровью блондина.
- Черт, как же приятно! – с чувством выдохнула незнакомка, потирая левой рукой разбитые костяки правой. – Три года об этом мечтала!
- Не хочу тебя расстраивать, хмм, - недобро усмехнулся Дейдара, наконец-то распрямляясь и утирая с подбородка сочащуюся из разбитой губы струйку крови, - но меньше чем через минуту от твоего удара не останется и следа.
- Ничего, - беззаботно пожала плечами брюнетка, - я всегда могу повторить. Кстати, - внезапно произнесла она, резко разворачиваясь в сторону Сакуры и протягивая ей здоровую руку, - мы еще не знакомы. Я – Куротсучи Оноки, шаманка и бывшая приближенная Совета Старейшин. Однако после того как мой дедуля переметнулся к Акацукам, меня разжаловали и объявили в розыск как соучастницу. Так что теперь я тоже с вами.
- Сакура Харуно, - изумленно протянула она, пожимая тонкую, но на удивление крепкую девичью руку.
- Старик Оноки - твой дед?! – ошалело выдохнул Дейдара, в явном шоке уставившись на Куротсучи.
- Пошли, - демонстративно его игнорируя, бодро произнесла шаманка, вновь разворачиваясь к домам, - Какаши вас уже заждался.
Подождав пару секунд, пока стройная фигура девушки немного от них не отдалится, Сакура в недоумении уставилась на своего спутника, что все так же болезненно кривился, потирая ушибленную челюсть.
- Вы знакомы?
- Теперь я уже в этом не уверен, - задумчиво и с ясно различимой горечью протянул он, облизывая окровавленные губы. – Это моя бывшая, хмм...
Утверждено ф.
DitaSpice
Фанфик опубликован 28 Декабря 2017 года в 01:16 пользователем DitaSpice.
За это время его прочитали 158 раз и оставили 0 комментариев.