Статья про нового персонажа из 3 сезона Наруто - Боруто Узумаки
Наруто Клан Фанфики по Наруто Юмор Однохвостый. Глава 13

Однохвостый. Глава 13

Категория: Юмор
Однохвостый. Глава 13
Глава 13

Скучные будни

После того, как парочка фуинзюков (или фуинзючников?) провели надо мной шаманский ритуал, я, наконец-то, почувствовал себя не подземной плесенью, а хомо с бутылкой за спиной ходящим. Но сначала мне пришлось нацедить четверть литра крови, шипя ругательства и борясь с собственной печатью, а потом еще примерно пять часов терпеть их дикие пляски вокруг моей тушки и нового вместилища чакры, хотя соблазн сократить количество мастеров печатей в Суне на два человека был невероятно велик. Но все когда-нибудь заканчивается, закончилась и эта пытка, после которой мне выдали новый бутыль.

А в первый раз за долгие месяцы выйдя на свежий воздух из порядком надоевших подземелений, я аж прослезился. Нет, не оттого, что моя душа наполнилась возвышенными чувствами к однообразным пейзажам давно не виденной мною родной деревеньки, - ничуть! Просто когда я выполз из подземных казематов дворца, над Суной стоял прекрасный ясный день, а мои глаза за столько времени попросту отвыкли от столь интенсивного освещения. Поэтому, с минуту постояв со смеженными веками и проклиная висящий в небе долбанный фонарь, я развернулся и пополз обратно в здание, обживать свою новую каморку. Конуру, если выразиться честнее. Ибо в ней, к моменту моего неожиданного прихода, остались стоять лишь кровать и горшок с кактусом, и на этом - все. Причем кактус эти ушлые людишки тоже хотели унести, но я не отдал. Мда, чувствую, разгром тех роскошных апартаментов мне еще долго будут припоминать...

Следующие две недели, ознаменовавшие конец моей отсидки за давние водолазные работы и потерю весьма ценного "акваланга", я вел довольно праздный образ жизни. Вкусно ел, много спал, регулярно гулял по улицам, пугая простых людей своей бледной рожей, и попутно воплощал идеи моего сумрачного гения. Вот почему так: до этого, в нормальных условиях он нагло дрых, а проснулся только в чакрожрущем бункере, порождая сотни занимательных и интереснейших способов для применения моей силы. Жаль, что они начали приходить ко мне в голову только тогда, когда у меня не стало нормальной возможности работать с одним из трех важнейших компонентов цементного раствора. Правду говорят, что имеем - не храним, а потеряв - скрипим зубами и пытаемся не матерится вслух. И сейчас я отрывался на полную катушку, играя со своей новой тыквой и придавая песку разнообразные формы.

В тот день я как раз воплощал персонажей из разнообразных компьютерных игр и киноиндустрии (в основном - в жанрах фантастики и ужасов). И если случайно забредшие в глухой переулок бывалые люди анимешного средневековья стоически пережили встречу со статуей назгула, пирамидоголовым из Сайлент Хила и скелетом Терминатора Т-600, то от пятиметрового Губки Боба, радостно улыбающегося любому, завернувшему в мой уголок, компания горожан драпанула в ужасе, оглашая всю округу своими воплями. Ээээ, странно. Где, спрашивается, логика? Такой специфической реакции на персонажа детского мультика я понять не мог. Пока я придавался этому, бесспорно, весьма важному философскому вопросу, в подворотню буквально влетел еще один колоритный персонаж (а нишу самых колоритных персонажей в этой вселенной, занимают, как известно, шиноби). Двухметровый бугай с внешностью кроманьонца, он словно сошел со страниц учебника по биологии (или истории?), наглядно изображая недостающие звено между обезьяной и человеком. Его, правда, слегка побрили, обрядили в чуунинский жилет и дали в руки вместо каменного топора бутыль с чем-то алкогольным.

Амбал, увидев прямоугольник на ножках, выпучил пьяные глазки, которым явно стало не хватать места под массивными надбровными дугами. Затем эта жертва эволюции нервно икнула, мгновенно достала странную железяку, больше всего похожую на метровый гвоздь, закрепила на нем пухлую пачку взрыв-тегов и отправила этот подарочек прямо в лоб песчаной статуи. В следующий момент произошло сразу несколько вещей. Во-первых, жахнуло так, что я чуть заикой не остался, а от звона в ушах не спас даже сомкнувшийся вокруг меня песок. Во-вторых, меня, вместе с моей песчаной скорлупкой, подхватило ударной волной и отправило проверять на прочность ближайшие стены. Что было в-третьих и в-четвертых я не видел, но точно знаю, что что-то было, ибо вокруг меня еще долго стоял жуткий грохот. Там, снаружи, явно что-то падало и осыпалось. Когда песок схлынул, моему взору открылась занятная смена декораций. Если раньше я находился в скучном (на вид - совершенно глухом) переулке, расположенном вдали от жилых кварталов и рядом со скальным основанием окружающих Суну карликовых гор, то теперь стоял посреди довольно живописных развалин. Понять, почему еще ни одно здание не рухнуло мне на голову, не представлялось возможным.

Мда... Увидев это, понял, что до этого главное пугало Селения Песка убить по-настоящему даже не пытались. Я приблизительно представляю, что способен выдержать мой любимый щит, завязанный на инстинкты. Так вот, две-три таких пачки разрисованной туалетной бумаги, активированных одновременно и с разных сторон, гарантировано отправят меня на внеочередное перерождение.

Аккуратно выползя из под горки строительного мусора, я увидел зрелище, согревшие мою душу, - австралопитека обступила команда шиноби со символикой полиции Суны на рукавах, состоящая из трех миловидных куноичи. Эти прекрасные девушки, абсолютно не стесняясь в выражении своих чувств, с громкими матюгами лупили гамадрила ногами. Питекантроп, катаясь по земле и успевая уворачиваться от хорошеньких стройных ножек, что-то басил в свое оправдание и прикрывал руками самое для него ценное - трехлитровую бутылку с брагой. Немного полюбовавшись гневом прекрасных валькирий, направленным на обезьяну с пачкой взрыв-тегов, я, стараясь не привлекать к себе лишнего внимания занятых важным делом шиноби, с помощью песка просочился в сквозной и абсолютно новый проход в ближайшем доме, и через него шустро вылез на другую улицу.

Когда вечером, в мою монашескую келью зашла Чиё-сама и с нейтральной интонацией поинтересовалась:

- Как сегодня прошел твой день, Гаара-кун, хорошо ли ты погулял? - в ответ она услышала такой же нейтральный ответ:

- Да как обычно. Все было тихо и спокойно, можно сказать, как-то скучно...

- Да?!! - удивленно протянула она. - Разве ты не слышал взрыв?

- Какой взрыв? - с явным интересом спросил я. Моему невинно-недоуменному выражению лица в тот момент, наверное, могли бы позавидовать профессиональные шулеры и дорогие адвокаты.

- Очень громкий. Взрывом повредило несколько зданий в складском районе. Большая удача, что от него никто не пострадал.

- Как интересно, и что же послужило причиной взрыва? -

- Одной из главных причин стал некий шиноби, проходивший мимо того места с покупками...

Из короткого пересказа, основанного на допросе злостного нарушителя спокойствия, и дополненное подробностями, которые удалосьвыяснить немного позже, я сделал приблизительно следующее заключение. Выходило, что изначально бедняга шел в магазин, чтобы пополнить запас свитков и взрывных печатей. По пути случайно встретил давних знакомых, только что пришедших с затяжной миссии. Они. разумеется, обрадовались друг другу и решили, что это дело нужно отметить. Разговорились, выпили за встречу, потом за здоровье, потом за процветание родной Сунагакуре... Через пару часов обильных возлияний вдруг обнаружилось, что для продолжения разговора им стало не хватать одной горючей жидкости. Собутыльникам, конечно, было лень покидать нагретое место, но топливо стремительно подходило к концу. Поэтому, немного подумав, они решили исправить это безобразие и стали тянуть жребий, чтобы узнать, кто пойдет за добавкой. Короткий сенбон вытащил именно наш злоумышленник, который, уже направляясь назад с уже купленной выпивкой, услышал крики ужаса.

- И в этот момент, - продолжила Чиё, - к нему бросилась группа испуганных горожан, моля мирно шагающего шиноби о спасении. Из их криков он разобрал, что на Суну напал ужасный прямоугольный демон, весь покрытый шкурой песочного цвета. Мне дальше продолжать, Гаара-кун, или с этого момента начнешь рассказывать ты?

Вот же отрыжка Джуби! Вроде же чисто слинял...

- Эм, даже не знаю... Может, этот не в меру храбрый обезья... обязательный человек, выслушал жалобы граждан и, как честный шиноби, решил лично все проверить?

Хотя, кого я пытаюсь обмануть? Таким ласковым и всепонимающим взглядом обычно смотрят воспитательницы в детском саду или прокуроры на допросе, которым уже и так все известно, а потому отпираться бессмысленно. Ваше дело, сударь, швах, и шито белыми нитками...

- Ладно, признаюсь: это был я. Вернее, не совсем я, а, скорее, продукт моей творческой деятельности. Признаю, вращающиеся в глазницах буркалы и острые зубы для пятиметровой губки на ножках были лишними... Я только одного не могу понять... Почему этот гамадрил, ни сказав ни здрасте, ни до свидания, сразу начал взрывчаткой кидаться?! Тоже мне, бухой герой-одиночка.

- Ох, Гаара! - тяжко вздохнула бабуля. - Вот скажи, почему даже сейчас, после перезапечатывания Однохвостого, от тебя проблем больше, чем от вражеской диверсии? - чувствуя, как предательски запылали уши, я все же выдавил ответ на этот риторический вопрос:

- Наверно потому, что карма у меня такая. Нехорошая... - пробормотал я. - Или какой-то говню... - я глубоко вздохнул, тем самым прерывая поток ругательств, вот-вот готовый сорваться с языка, ибо в голове всплыла улыбчивая рожа Кисимото Масаси, виденная мною мельком в какой-то статье в интернете. Пухлый, мелкий, косоглазый, подслеповатый демиург, чтоб ему икалось не переставая! - Говорю, Ками, в аккуратных очочках, - которого я мечтаю сжать в своих песчаных объятьях... - своими корявыми ручонками нарисовал мою судьбу так, что я все равно буду продолжать бить своих, чтобы чужие боялись.

- Интересное объяснение происходящему, - поощрительно выдала Чиё. - Возможно, ты в чем-то прав - Ками любит шутить над нами. Но в большинстве случаев в своих бедах люди виновны сами. Всему виной - их собственная невнимательность, глупость или переизбыток свободного времени, - сказав это, старейшина скрытого селения очень по-доброму мне улыбнулась. Так, что у меня от этой улыбки даже в горле пересохло. - Как ты думаешь, Гаара-кун, мы сможем что-нибудь с этим сделать?

***

И уже на следующее утро начался учебно-цирковой марафон, по-другому не скажешь. До сих пор не могу забыть степень своего офигения, когда, услышав стук в дверь своей конуры, обнаружил за ней очень знакомого (сурового и двухметрового) джанина. Я, с выражением полного охрен.. удивления на лице, продолжал взирать на этого типа, который с похожим видом переводил взгляд со своих рук, в которых сегодня (вместо бутыля с брагой и пачки взрыв-тегов) были зажаты книжка с яркими детскими картинками, пара дощечек для письма и набор цветных мелков, на вылупившегося на него всклокоченного джинчурики и обратно. Потом этот громила, чьим лбом без всякой чакры можно было пробивать стены, озадаченно пробасил, что сегодня его назначили моим новым учителем чтения и каллиграфии. Мы с минуту тупо пялились друг на друга, пытаясь понять, как такое может быть, а потом одновременно тяжко вздохнули.

_

Не знаю, чем руководствовалась Бабуля Чиё, устраивая этот цирк. Но теперь мне каждый день, по жесткому графику, приходили разные сомнительного вида учителя. Привыкшие скорее выбивать знания из голов вместе с мозгами, чем их туда запихивать. Но тем не менее, они занимались со мной, где-то по три-четыре часа. после завтрака и до обеда, по кем то разработанной учебной программе. Которая включала в себя просто море дисциплин. Оказалось, что Чиё все же нашла мне новых учителей. Хотя это судя по ее бурчанию, было эпической сложности задачей. Потому как хорошие педагоги то ли имели собственный профсоюз и газету, или меж ними была еще какая связь, по типу узко профессионального чата. В общем о том, чем чревато личное обучение милейшего младшего отпрыска Казекаге, все были наслышаны в красках и мельчайших подробностях. Причем оказалась, что я чуть ли не каждый день самолично пытал своих почтенных пердунов, разнообразными и жуткими способами.

Из за этого, многие специалисты от местного образования, даже слушать не хотели о том, чтобы показаться на глаза мелкому шестилетнему пацаненку. Не знаю, может слухи обо мне были настолько зловещие и ужасающие, что только наслушавшись их, многие соотносили встречу со мной равносильной эвтаназии, декапитации, аутодафе и с прочими, красиво звучащими терминами латинского языка. Или им религия не позволяла общаться напрямую с живыми воплощениями зла на земле. К которым многие местные конфессии, относили девятку хвостатых зверьков, а вместе с ними автоматически в качестве бесплатного приложения, в слуги Саурона шли комплектом и носившие их в своих пузах джинчурики.

Короче несмотря ни на что, комплект из специалистов-мозгополоскателей, Чиё все же наскребла. Только встречаться в живую, со своим единственным, таким особенным учеником, никто так и не согласился. Потому у них со мной был. Как бы сказать-то... Налажен некий чат, или точнее сказать, секс по телефону. В качестве телефона, выступал очередной шиноби. Которого за какие то не особо серьезные прегрешения, в виде: разнесенного трактира, стойкого перегара при докладе в конце секретной миссии, громкий храп на боевом посту, мелкое воровство, не особо удачные или наоборот особо удавшиеся подколки над товарищами или командиром, а также, выплаты селением неустоек и штрафов клиенту, указанных в договоре о найме, по вине отдельного, неуклюжего индивидуума. Который в порыве азарта битвы, мечет техники направо и налево, не особо заботясь о том, что помимо вражеских шиноби рядом находятся ценные грузы и тушки заказчиков. Вообще за все, что не являлось предательством и тяжким нарушением уложений железного кодекса , но за что можно было получить серьезный нагоняй и штрафные санкции. В качестве извращенного вида наказания, вместо привычной чистки километров канализации или перекапывания пустыни отсюда и до завтрашнего обеда. Этим неудачникам выписывалось направление в помощь учителям младшенького сыночка Казекаге. Что поделаешь, приказ есть приказ. Ко мне начали записывать, как в штрафную роту. В прямом смысле этого слова. Я стал для администрации нашей деревни вроде некоего бабайки, которому отсылали чем-то сильно накосячевших раздолбаев.

Выглядело это, как-то так: Прибывшего на предварительное место дислокации штрафника, не дав ему даже рта открыть, сразу облепляли как мухи, какие то странные кучки ученых дедков, жужжащие на уши то, что новоявленному учителю надо сегодня чего то объяснить, рассказать, заставить сделать носителя Однохвостого демона. Также давали кучу наставлений, сомнительной полезности советов и в десять рук выпихивали в направлении моей комнаты. Предварительно всучив полезный инвентарь в виде свитков, книжек с картинками, наборов кистей для каллиграфии, географических карт, или вообще упаковки цветных кубиков, счетных палочек, альбомов разукрашек. Загрузившись всем этим добром, и строгими наставлениями. Охреневшего от происходящего опытного профессионального диверсанта и убивца, судорожно сжимающего в руках школьный инвентарь, перекрестив на прощание, отправляли в логово кровожадного малолетнего меня. И так каждый день.

Радовало только то, что программу моих занятий, по большому числу дисциплин виртуальные сенсеи составляли весьма грамотно. А письменные инструкции, включали в себя подробнейшие разъяснения для невольного учителя. Притом иногда в таких подробностях, что создавалось впечатление, что писали для дебилов. Вроде, возьмите в правую руку большую кисть и аккуратно не разбрызгивая чернила, перерисуйте вот этот иероглиф, "который вы видите перед собой слева, в красной рамочке" на лист лежащей перед вами бумаги. После того, как вы нарисуете иероглиф, правильно. Поверните листок от себя так, чтобы его видел ребенок. Улыбнитесь ему. И скажите, что это читается как "дерево" а в сочетании со вчерашними выученными знаками "смотрите в верху с боку в синих рамочках" читается как...". Мы, помню долго ржали с одним шиноби, который не шифруясь, зачитывал мне все эти инструкции в слух.

В общем, весь юмор ситуации и тонкость стёба надо мной, я оценил достаточно быстро. Особенно когда очередной шиноби, в строгом следовании с инструкцией начинал объяснять мне, кривляясь и лупая глазенками, изображая собой какой то предмет, или пытался показывать на пальцах простейшие арифметические действия. Мне, кстати, пришлось долго, где-то с месяц, доказывать через почти ежедневно меняющихся нинзюков, моим учителям по переписке, что в чем-в чем, а в математике, я и сам мог своим виртуальным сенсеям лекции читать. Не верили, до тех пор, пока я не передал им с очередным учителем поневоле, составленные мною простенькие уравнения с тремя переменными. А наследующий день их решение тремя разными способами. Спасибо хоть как-то натренированной памяти и почти двум семестрам посещений злющей лекторши по вышке. Заставившей меня самостоятельно перелопатить по паре раз весь школьный курс математики. Перед тем, как сиротливо лежащая на крутых ступеньках недостроенной многоэтажки банановая кожура и мешок песка, который я нес в тот момент на своем горбу, не отправили меня под звук хруста собственных шейных позвонков, в этот не самый лучший из анимэшных миров.

И если в математике, я помесным меркам разбирался почти как легендарные попаданцы нагибаторы из фэнтезийной макулатуры. То с пониманием всех этих крючочков, петелек, завитушек особенно правильным их расположением вместе, в точном сочетании передаваемого ими смысла. Мы с моими учителями однодневками бились над этим тяжелейшим делом, упорно и долго. Даа.. это вам не алфавит в 33 буквы. Нет меня конечно учили читать и писать раньше. Где-то с двух лет, начали разрисованные картинки и кубики с непонятными загогулинками под изображённым предметом, как гранаты, из за угла подбрасывать. И я на данный момент, худо бедно, мог без проблем прочесть название магазина или закусочной. Моей грамотности в местной клинописи, мне хватало даже накарябать чего ни будь на заборе. Вроде мир, труд, май, лох, х** и прочие простые и незатейливые, всем понятные понятия, из одного максимум двух иероглифов. Даже худо бедно переваривал простенький печатный текст, иногда по ассоциации подбирая смысл непонятной мне закорючки.

В принципе читать местную письменность я могу уже сейчас. Спасибо упорным потугам Яшомару, где бы он сейчас не был. Эх.. Яшамару, как же так по дурацки получилось. Меня утешает только одно, пусть я и понимаю, что с дядей больше некогда не встречусь. Но я ведь на своем примере знаю, что после смерти точно, что-то есть. И я тому живое доказательство. Правда как я не пыжился и не напрягался извилинами, так и не смог вспомнить, что происходило от момента моей смерти до момента моего же рождения. Прикольно! Я наверно один из немногих, кто может так сформулировать этот вопрос. Но я действительно не помнил, что было в этом промежутке. Был ли ад, с рогатыми чертовками в латексе и с кожаными плетками, или рай, с порхающими по тучкам миленькими девушками с крылышками и в тонюсеньких, прозрачных хитонах простынках. Так, не отвлекаться, тебе пока шесть, шесть, ну... почти семь. Да и как минимум еще шесть семь лет меня это вообще не должно волновать. Эх... а жаль. Так, о чем бишь я. В общем ни рая ни ада, или еще каких прикольных мест культурного отдыха душ перед новым колесом перерождений, я не помнил. Бац! незабываемый хруст шейных позвонков. Бац! И я уже ору писклявым голосом и писаюсь в пеленки. Никакого сурового небесного суда и хмурого бородатого старичка сидящего на тучке.

Потому могу утверждать только одно, там что-то есть. Но что именно, хрен его знает. Главное, что оно работает. Потому думаю для Яшамаро это не совсем конец, жаль что я его больше никогда не увижу. Если только, не узнать технику воскрешения Орочимару. И нет, нет, нет. О таком лучше даже не думать. Самогон твой враг. Гони его от себя, гони.

Вот мне интересно, уж если существуют подобные техники. Почему шиноби хоронят своих мертвых. А многие еще в гробы фуин печатями обкладывают, чтобы лежащий не разлагался по дольше. Этого я как-то понять не могу. Они что, запас продуктов на черный день делают, что ли. Толи религия не позволяет сжигать трупы. Или я чего то не понимаю. Хотя да здесь действительно такая дикая смесь из верований. что черт ногу сломает в трех местах. Разномастные духи стихий, всякие там Божки, Ками в стиле японско китайских верований. Может это очередной глюк, но они тут действительно так называются, как в долбанной анимехе. Разные Сусанно, Аматерасу и прочий пантеон дальше по длиннющему списку.

Эм.. кажись я опять отвлекся, от темы обучения скучной писанине. Так вот о писанине. Сказать, что это сложно, не сказать ничего. Поскольку учили меня сразу трем видам письменности. Обычному, Архаичному, то бишь высокому стилю и основам построения Фуин рисунков. Кстати о фуин. Большей и чудовищной смеси начертания иероглифических рисунков, завязанных на теории чакры, философии, физики и начертательной геометрии и еще хрен знает на чем, представить себе сложно. Я вообще в шоке, как такое возможно! И причем это почему то работало, причем вполне надежно, стандартно и у всех. Последнее меня больше всего поражает. Хотя казалось каждый мастер фуин, рисует печати чуть ли не по своему личному методу.

Елки, опять съехал со скучной темы. Ну а так, если коротко, пока все мои успехи письме по моему мнению, и мнению моих учителей были весьма посредственны. Ну, что тут поделаешь учить то всерьез меня начали только сейчас. Когда я по наблюдениям окружающих стал более менее адекватен. Хотя последнее события и наводят некоторых на другое мнение. Потому как мои учителя чуунины и джонины , по началу занятий сидели как на иголках. И следили больше не за моими успехами, а прислушивались к собственной чуйке, своими сенсорными способностями. Чтобы, если что, успеть создать замену, или рыбкой уйти в окно. От быстрой волны песка, посланной раздосадованным неудачей в учебе джинчурики.

Наверно Чиё потому почти каждый день и заходила ко мне в это время в разгар занятий в гости. Успокоить нервных и проследить своим внимательным прищуром затем, чтобы мои учителя работали прилежно и не отлынивали вместо уроков, ведя со мной диспуты на отвлеченные темы. Ну или пересказывали забавные случаи из своего богатого полевого опыта. Да и сам я твердо решил все же кровь из носу, но добить местную письменность. Так, что отделаться от меня в фразами в стиле незабвенного Хатаке Какаши. что-то на подобии "вот тебе моя инструкция, вперед учись, читай, я в тебя верю. А я пока вздремну, пройдусь по своим делам или пивка с друзьями наверну". Поэтому учителя мои стонали, поминали демонов, богов, биджу, бились головой об стены но сбежать от меня или отделаться еще как-то, даже не пытались.

Так и проводил я свое время до обеда. После процесса впихивания в утробу чего-нибудь съедобного, вместо полуденной сиесты, шла хорошая прогулка по злачным местам моего любимого города. Дабы развеяться и разгрузить мозги. И к вечеру я приходил на занятия по тайдзюцу и теории чакры. Со специально отобранными Бабулей Чиё сотрудниками из местного СУБОТО* или на Конохский вариант АНБУ. Да! Меня наконец то начали учить основам моей будущей миролюбивой профессии.

Пока только общим вещам, гимнастике, медитации, развивающим физ упражнениям. Правильным, с точки зрения моих сенсеев принципам управления чакрой. Которая в основе своей заключалось, в закреплении определенного энергетического действия внутри организма, за некой характерной фигурой из пальцев.

Сказать чего в этом было больше, то ли самовнушения, что именно это нужно делать так и никак иначе. Или действительно совмещение пальцев в той или иной последовательности выхода чакры из танкецу облегчало организму процессы запускания неких энергетических действий с чакрой. Мне это честно понять сложно. Скорее эти два фактора дополняли друг друга, нисколько себе не противореча. В результате позволяя шиноби этого мира пользоваться неким специфическим языком программирования, на платформе собственного организма. Который позволял при складывании нужного набора печатей, ввести в чакра систему определенную программу действий. Которая при корректном вводе данных, позволяла на выходе получить результат виде конкретной техники. Лучше всего совмещались между собой двенадцать действий с СЦЧа. Да, да! Те самые кролик, петух, свинья, змея и дальше по забавной местной терминологии фигур из пальцев. Все распальцовки помимо возможности описать помощью двенадцати команд почти любую операцию с чакрой. Были они а) элементарны. б) человека не разрывало на куски при неправильном их исполнении. То бишь эти печати были относительно безопасны. Особенно, для детей семи девяти лет, именно в этом возрасте печати начинают изучать в местных нинзюцких академиях.

В принципе, именно созданию этих двенадцати основных печатей, меня и учили. Тот факт, что я до этого спокойно пользовался чакрой, без всяких общепринятых "костылей". Никаких особых бонусов и преимуществ особенно в боевом применении моих способностей над местным методом мне не давали. Наоборот, этот старый, проверенным столетиями метод штамповки однообразных техник действительно был лучше. Позволял первое, создавать техники быстро. Нет, даже не так. Очень быстро. Буквально на пике возможностей организма. Позволяя не концентрировать все свое внимание на процессе создания мощной обервафли, то бишь все формирование техники происходило на вбитых коленных рефлексах. Тем самым давая возможность разгрузить черепную коробочку для других, более важных в бою задач. Вроде анализа ситуации, как по надежней завалить гада, и если это невозможно, то побыстрей и без последствий, вроде куная в мягком месте, сделать ноги от этого опасного юнита.
Второе этот метод позволял получать очень точные однотипные техники, то есть иметь на выходе, всегда прогнозируемый результат. А не хрен знает что, в самый волнительный и ответственный момент спасения собственной шкуры.

И этот список преимуществ пальце выкручивательного метода можно продолжать долго. Конечно, у этой методики был свой вагон и маленькая тележка недостатков. Первый из которых был в том, что руки должны быть всегда свободными для скручивания любой фиги. Именно поэтому шиноби не любят таскать собой никакого объемного или двуручного оружия. Вроде мощных арбалетов, фламбергов, огромных топоров, булав, моргенштернов, кос. Максимум, не особо длинный меч с тонкой рукоятью прикрепленным к ней ремешком или кольцом на торце. чтобы орудие можно было моментально спрятать, подвесить на место, или перехватить так, чтобы предмет для тыка в противника находящийся данный момент в руке, не мешал при складывании печатей. Именно поэтому. основным оружием нашей братии является кунай. Небольшой, острый и надежный, при необходимости быстро выбрасывается острым концом в сторону вражины, или надевается кольцом на любой палец руки. Позволяя при должной сноровке, сложить любую из двенадцати стандартных печатей. В академиях Суны даже есть такие занятия по быстрому сложению пальцев зайчиками и домиками. Имея на руках по три четыре подобных украшения. Вот такой принцип подгонки подручных средств членовредительства, под местный язык глухонемых, тобишь ручных печатей, которые позволяют использовать основную ударную силу восьмидесяти процентов шиноби, а именно жахнуть техникой помощнее в супостата.

Правда, у моей само развитой, интуитивно выработанной способности, в управлении чакрой тоже были свои преимущества. Ну во первых, я даже связанный как муха в паутине, или еще как обездвиженный. Все равно спокойно могу управлять песком, правда не настолько быстро если бы я помогал себе руками. Второе, мой самопальный метод давал мне большую свободу в работе с чакрой, чем со стандартными техниками. Результат действия которых, любой хотящий дожить до пенсионного возраста шиноби может предугадать в девяноста процентах случаев. Со мной же такой метод гадания на кофейной гуще провести сложно. Ибо я могу в любой момент сделать из одной гадости ближнему своему, совершенно другую. Ну и главное мой способ оперирования чакрой давал мне возможности применять мой песочек не только в бою но и в почти любых бытовых ситуациях, вплоть до построения песчаных дворцов со всеми украшательствами в реальную величину. Ну в будущем в реальную. Пока моих скромных сил даже на приличную хибару не хватит.

Также Суновские любители ходить в безликих масках, обучали меня умению метать разнообразное острые железяки, что у меня выходило, если смотреть с моей точки зрения, неплохо. По крайней мере получалось весьма мощно, это я могу утверждать точно. Особенно с максимальным для меня возможным запитывание мышц чакрой. Просто не знаю, как я еще никого не убил. Поскольку пока железо в моих руках, летит куда угодно, окромя мишеней. Мои сенсеи говорят что в этом деле я на удивление бездарен. И они еще не встречали такого "талантливого" уникума, не могущего попасть в неподвижную мишень с десяти метров. Но я по этому поводу не унываю. Какие мои годы, они меня еще научат. Куда они денутся то, с подводной лодки. Но все же было забавно наблюдать как напрягаются мои сенсеи СУББОТНИКИ готовясь залегать в окопы, только я начинаю приноравливаться к очередному броску.

Еще мня учили дайдзюдцу. В основном держать дистанцию, не терять противника из поля зрения, правильно падать, ходить, прыгать, дышать, думать, вернее вообще не думать, ни о чем. Ибо задумавшийся во время боя шиноби, где ситуация может кардинально поменяется каждую сотую долю секунды, это гарантировано мертвый шиноби. И другим паре сотен заморочек необходимым для выживания в нашем прекрасном и милосердном мире. Правда спаррингов с джинчурики никто не проводил. Поскольку драться со мной живому человеку, было верным и надежным способом если и не отправится на кладбище, так точно надолго слечь в больничку. Ибо контролировать печать и одновременно быстро двигаться я просто не могу. Либо одно, либо другое. Поэтому, сначала меня хотели тренировать на четырех старых списанных деревянных марионетках, управляемыми специально приглашенным сенсеем из клана Нингуру. Невысокой симпатичной девушкой кукольницей с короткой стрижкой и карими печальными глазами. Когда я начал проводить свои первые нормальные спарринги в полный контакт, не боясь с применением душевных песчаных плюх. Надо было видеть лицо этой миниатюрной куноичи, в те моменты, когда очередная струя песка отправляла ее деревянных болванчиков полетать в очередную стену. Она чуть ли не рыдала. Такого печального немого укора во в взгляде, я еще не видел никогда.

Но как бы я не пытался экономить и беречь выделенный на мою тренировку реквизит. Все четыре болванчика не прожили и недели. И это с учетом чуть ли не постоянного аврального ремонта проводимого под жалобные всхлипы красивой девушки. Меня даже совесть начала мучить. Но все равно под конец своей недолгой жизни в течении недели, куклы скорее напоминали стертое крошево из некрупных щепок, годных только на растопку. Чем грозных и известных по всему миру боевых марионеток.

После этого спаррингов как таковых у меня не было. Лишь постановка ударов и медленная отработка связок. Причем на моем оппоненте была постоянно активная дублированная печать замены. На всяк несчастный случай. А такие случаи бывали, и не раз даже не два за вечер.

Правда мне сразу сказали, что от этих медленных вальяжных танцев, толку ноль целых хрен десятых. Без нормальных ежедневных спаррингов в полный контакт, это все равно, что учить кунг-фу по интернету. Может и чему толковому и научишься, но применить знания в нужный момент получится вряд ли.

Когда же мои сенсеи, пытаясь решить эту проблему обратились за помощью к выделенной нам Нингуру, чтобы она на время поделилась одной из принадлежащих лично ей кукол. То как она... Вы когда ни будь видели взгляд кошки защищающей своих котят. Причем у нее он еще получился каким то, обреченно жалобным. Тут даже у суровых джоунинов сердце дрогнуло, не то что у такой размазни как я, готового расплыться лужицей от умиления. В общем, новых ходящих манекенов для поругания я так и не получил. Хотя Чиё сказала, что будет искать альтернативные варианты. Ибо лишних кукол на складе, как по волшебству почему то резко не стало. Наверняка подсуетились ее соклановцы, грудью став против расхищения и уничтожения социалистической собственности. Еще бы, новая марионетка стоит приблизительно как в нашем мире автомобиль средней ценовой категории.

Ну, как то так и проходили мои тренировки. После того как я усталый как собака, шел сначала в ванну, потом в в бассейн . О да, единственная радость в жизни. В моем распоряжении на целый час в сутки оказывался целый бассейн, который я каждый вечер умудрялся "в своих пока не особо удачных попытках контроля мокрого песка"загадить строительным мусором так, что ежедневные стоны и ругань уборщиков были слышны на пару этажей. Дальше был скромный, приблизительно для среднего слона ужин. И налопавшийся от пуза благородный герой, сыто отрыгивая отправлялся в свою конуру. Где меня встречала Чиё, расспрашивала о моих делах, укладывала спать и обязательно рассказывала сказку на сон грядущий.

Ага, мне такому, всему из себя взрослому и циничному, очень нравились местные сказки для малышей. А почему нет, тут детям с малых лет рассказывают весьма занимательные истории, завязанные на специфике местной жизни. В которых главными сказочными злодеями выступали, либо злобный дух, бандит, вражеский шиноби, или все вместе сразу. При этом прокачанный до среднего темного властелина, либо с уровнем подлости восьмидесятого левела. Конечно же окруженные бригадами злобных и на вид ужасных миньонов. После краткого описания их ужасающих злодейств. Всегда приходили добрые принцы, монахи, шиноби во всем белом и пушистом. И неотразимо сверкая в лучах восходящего солнца доспехами, лысинами, кунаями. И с минутку постояв сияя солнечных лучах в героической позе, вступали в неравный бой с вражинами. Ну и конечно всех спасали, при этом показательно справедливо карали злых шинобей, духов, бандитов. Обычно, большую часть доброй детской сказки, занимало описание как именно они их карали, убивали, перевоспитывали. И как отрицательные персонажи долго от этого мучались, иногда отпуская шаблонно пафосную фразу и технику другую в непобедимого героя. Вот такие вот замечательные сказки перед сном.

Но на ночь детям рассказывают не только "добрые сказки" а и страшные истории, об огромных кровожадных биджу. Кстати, это были даже не сказки, а скорее плохо сохранившиеся описания реальных событий. Сводившихся обычно к чему то такому: пришел биджу в селение, оглушительно зарычал, всех напугал, сломал, порушил, убил, сел, раздавил, пустил бомбу биджу, потоптался, перднул так, что горы сотряслись и пошел дальше по своим делам, к пониманию букашек недоступных. Или до следующего селения, где проделывал все выше описываемое разных вариациях, последовательности и может не по одному разу. Особенно ярко, между всеми воплощенными хвостатыми глюками риниганистого мудреца. Выделялся мой Шукаку. Даже на фоне своих старших братьев выглядящий этаким кровавым маньяком. Может мой енот мстил за, то что ему при рождении недодали хвостов, либо еще какие детские травмы, обиды или комплексы лелеял. Но факт в том, что для жителей пустыни он был просто воплощением смерти и безысходности. По круче Дьявола и популярней Усамы Бенладона.
Что сказать, когда я попросил Чиё рассказать мне пару таких страшных историй, о моем квартиранте. Мне захотелось самому от себя под кроватью спрятаться, с головой укрывшись одеялом. Что же говорить о жителях селения, с молоком матери впитавших в себя страх перед биджу, автоматически переходящий на меня.

А с утра все начиналось вновь. Я со стонами и проклятьями подрывал свою тушу с постели. На автомате цеплял бутыль за спину и шлепал босыми пятками совершать утренний моцион с мылом и зубной щеткой. После заглатывал приносимый мне в комнату питательный и высоко калорийный корм, и ждал прихода очередного шинобяры. Которого недавно обрадовали сменой его мирной и спокойной профессии разведчика и убийцы, на нервную и ужасную профессию учителя маленьких детей.

Ну.. как то так, и проходили мои скучные однообразные будни в течении этих двух месяцев.

И сейчас сидя на подоконнике в своей каморке поливая, поправляя по солнцу мой любимый кактус в сделанном из моего песка горшочке. Я лениво наблюдал за копошащимися в низу людьми. Шагающими к замку и от замка Каге. Из глубокого погружения в свои меланхоличные мысли, меня вырвал заливистый детский смех. С которым внизу огибая или тараня прохожих, неслась белокурая девочка, приблизительно моих лет, с волосами заплетенными двумя пушистыми хвостиками. За ней стайкой неповоротливых бабочек, бежали кросс группа видимо, нянек. Одетых в строгие церемонные вафуку загребающими землю подолами и рукавами. Зеленые пояса с двойным узлом указывали на то, что они являются как бы фрейлинами гувернантками кого то из знатного рода, а вышивка на... Черт. Опять вылезла напоминание о трехмесячном аде в компании старых фетишистов. Бырр.. до сих пор как вспомню, жутью пробирает.

- Темари-сан куда вы, стойте. - раздался задыхающийся голос женщины в жизни не пробежавшей и стометровки.

- Темари-сан подождите нас. - Заблажил еще кто то в конце отстающих от импровизированного паровозика.

Стоп, Темари! Я чуть не выпал из окна подскочив на подоконнике, походу подхватывая чакрой опрокинутый пяткой в окно любимый кактус, уже летевший кому то на голову. Чертыхаясь и поминая скопом всех братьев моего барсука, внимательно всмотрелся в толпу. Но как на зло, два пшеничных хвостика окончательно затерялись в людском потоке. Ну, можно считать что первый контакт с анимэшной сеструхой состоялся. Оказывается, Темарька обитает где то здесь же, во дворце, как и я. Странно, что я на нее до сих пор не натолкнулся. Хотя, с моим графиком жизни, ничего удивительного. Здесь тебе не романтика ни каких украл, выпил, в тюрьму. Сплошная учеба, прогулка, тренировка, спать. Эх ладно, куда она там пошлепала?

От того, что бы немедленно спрыгнуть вниз и попрыгать в том же направлении, куда косолапили пьяными медведями гувернантки средненькой Собаку, меня отвлек нерешительный стук в дверь. Опаньки, вот и новый учитель каллиграфии. Ладно, жаль конечно, но поисками родственников придется заняться позже. А сейчас, меня ждет продолжение, моих учебных, скучных будней.

*сноска*
*СУБОТО - нет, это не ошибка в названии дня недели. СУБОТО, общие названия в основном японских служб безопасности больших компаний и предприятий. Занятых в основе своей деятельности, охранной коммерческих тайн и проверкой сотрудников. В данном контексте является неким аналогом АНБУ. Считайте это авторским произволом. Конец сноски.
Утверждено Nern
Зубнойболь
Фанфик опубликован 24 декабря 2014 года в 02:54 пользователем Зубнойболь.
За это время его прочитали 571 раз и оставили 0 комментариев.