Статья про нового персонажа из 3 сезона Наруто - Боруто Узумаки
Наруто Клан Фанфики по Наруто Юмор Однохвостый. Глава 10

Однохвостый. Глава 10

Категория: Юмор
Однохвостый. Глава 10
Глава 10 - Тяжело в учении

- А.. А... Апчхи!

Нет, это какое-то свинство! В мире, где научились пересаживать любые органы, приращивать оторванные и просто лишние конечности, за жалкие часы заживлять огромные раны, как простейший собирать расплющенные кости; в мире, где в буквальном смысле умеют поднимать людей из мертвых; в мире... Ну, я думаю, вы поняли, да? В общем, в этом самом мире не могут вылечить банальную простуду. Или таким образом мне мстят за потерю бутылька? Или за слабое усердие в учебе? С них станется таким хитрым способом учить меня отвечать за свои поступки... Так я, за прошедшие месяцы с начала му... обучения, уже давно все понял, осознал и раскаялся, честно-честно!

Я, конечно, не ожидал, что меня сразу начнут учить крутым техникам, или рассказывать и показывать на примерах, как правильно, со всей шинобивской суровостью, бить в бубен и давить яйки ближнему своему. Думал, начнут знакомить с элементарными практиками по овладению потоками да покажут, как лучше/проще всего чакру по телу гонять, складывая, при этом, нужные печати.

Ага, ЩАС!!! Аж три раза! Сильно губу раскатал, мелкий. В помещении, где меня держат как подопытную крысу для проверки массового психического оружия вот уже третий месяц, чакрой пользоваться нельзя никому. Ибо это очень вредно для любого шиноби, не обладающего личной и компактной гидроэлектростанцией в пузе - да-да, без хвостатой животинки, подключенной к доильному аппарату - ни-ни. Никакой магии, великого колдунства, многомудрого шаманства и прочих ниндзюковых примочек, ведь система печатей в этой "прекрасной" комнатке полностью автоматическая, и просто не имеет блока "свой-чужой". Она настроена так, что любой шиноби, который попытается сделать здесь феерический ба-бах, или хотя бы слегка ускорить ток чакры в своем теле, дабы применить какую-нибудь не столь впечатляющую технику, через пару минут сможет покинуть камеру только в том случае, если добрые кто-нибудь вынесут его на носилках. Чакроистощение - оно такое, весьма коварное и опасное для здоровья. Поэтому, пока я здесь квартирую, учить меня местной уличной магии и даже основам моей будущей спино-ломательной и ноги-отрывательной профессии не будут совсем!

Но это обстоятельство совсем не мешало Чиё, и она в полной мере выполнила свою угроз.. эм..свое обещание приняться за мое обучение строго и всерьез. Видимо, бабуля решила впихнуть в меня как можно больше знаний из разных областей, раз уж джинчурики пока безобиден, как беззубая акула.
*<center>

Шмыгнув носом и протерев слезящиеся глаза, я снова уставился на трио сенсеев, ро... лица которых мне приходится видеть перед собой почти двадцать четыре часа в сутки. Шестнадцать часов - наяву и восемь - в кошмарах, где эти мучители вкупе с обязательным и монотонным бубнежом были, как вы понимаете, их главными участниками.

Помнится, в тот насыщенный событиями день, когда ко мне привели трех важных дедов-отморозов, выписанных моим горячо любимым правящим папаней из самой столицы Страны Ветра "для обучения и наставления чада малолетнего, неграмотного", я сразу почувствовал что-то нехорошее. Видимо, мой третий глаз на паровом ходу наконец-то заработал. И, к большому сожалению, он оказался прав на все двести процентов.

Эти чопорные бородатые мумитролли от педагогики были просто живыми воплощениями самых страшных слов в моей жизни: Этикет, Традиции и особенно - Обычаи. И да, все три слова - в обязательном порядке пишутся с Большой буквы, дабы подчеркнуть их важность и значимость для любого благородного/грамотного/невезучего человека (нужное - подчеркнуть). На четвертый день моего общения с этой "святой" троицей, потеснившей с пьедестала воплощенного ужаса Шукаку, мои мучителя толкнули речь, определившую дальнейшее времяпровождение несчастного джинчурики.

- А вы, Гаара-сама, как сын и, возможно, будущий наследник великого правителя могущественного Селения, Скрытого в Песках, просто обязаны знать все тонкости этикета высшей знати.

И эти добрые мумии начали вбивать в меня знание всевозможных традиций, законов и того самого жуткого этикета с упорством и неотвратимостью асфальтного катка. Старички были профессионалами своего дела и имели огромнейший опыт и впечатляющий стаж в выпиливании лобзиком мозгов своим любимым ученичкам. В общем, они весьма профессионально впихивали инфу в головы отпрысков из благородных семейств и, в том числе, клановым детям, хотя сами, видимо, чакрой пользоваться не умели, поскольку и не думали испытывать ни малейшего дискомфорта, находясь в моей нескромно обставленной камере. Тот еще, кстати, прикол - моя комнатка была, наверное, единственным местом в мире, где обычный человек имел хорошие шансы запинать шиноби ногами.

Итак, пара слов о самом обучении. Сначала я даже обрадовался, ведь теперь меня будут учить, как правильно общаться с подобными хмырями на их языке. Расскажут о мире, о законах, о традициях, без которых с местными восточными замашками окружающих ни вздохнуть, ни пукнуть громко. Лишний, непротокольный жест - и тебе уже приходится прятать трупы послов из соседней Гакуре или утилизировать тела обычных людей, пришедших разместить крупный заказ от Дайме, потому что дернув бровью ты, оказывается, изощренно послал их ... лесом и полем, в общем. А пославшее послов начальство не очень любит, когда их ценные кадры не возвращаются, что, в свою очередь, чревато войной, которая нафиг не сдалась моей родной деревне.

Первый день моего обучения я перенес нормально. Благо, прокаченный навык сидения на парах и сверхспособность делать умное лицо и заинтересованный взгляд, при этом ничегошеньки не понимая в несомом преподами потоке знакомых звуков, никак не желавших собираться в ясные и доступные понятия, никуда не делся. Но, поскольку из палаты мне выходить было нельзя (чему мешала двойная сейфовая дверища, дополненная бдительными постами охраны), а дедки просто не знали такое словосочетание как "перерыв между лекциями", то пришлось мне сидеть и слушать дальше, иногда подавая незначительные признаки жизни, вроде кивков головы и всевозможных междометий.

На второй день появились первые признаки психической усталости и невроза. Мало того, что я пожрать нормально не смог, потому что приходилось соблюдать свежевыученные нормы столового этика и, в дополнении к этому кошмару, слушать новую лекцию - о правильной перемене блюд и способах задумчивых жеваний. Так вот, этого, как я уже упоминал, моим сэнсэям показалось мало, поэтому по их приказу в мою клетку впорхнули пара толстых, размалеванных как гейши из японских фильмов про якудзу, теток. И эти кхм... женщины, не сбавляя шага и пропуская мимо ушей мои жалобные вопли о помощи, начали меня переодевать в традиционный мужской наряд аристократии Страны Ветра. А это, я вам скажу, те еще сто одёжек! Помимо кимоно в комплекте шел длинный белый халат с широкими рукавами, поверх которого одевался не менее длинный длинный шелковый жилет. Вместо нормальных брюк, наподобие тех, в которых щеголяло большинство шиноби, под всем этим великолепием носили шаровары стрёмнных расцветок, бывшие, к тому же, слегка прозрачными. По необходимости мужчины носили традиционные головные уборы. Как правило, это было длинное полотенце по типу чалмы, увешанное разными дорогими побрякушками, или смешная высокая шляпа с широкими полями, туго застегивающаяся под подбородком.

Да, забыл сказать - халат с жилетом подпоясывали лентой какого-нибудь кислотного цвета, накручивая спереди нечто из четко отмеренного количества узлов, бантиков, висюлек и шнурочков, символизирующих статус, количество денег, время года, настроение владельца, больные зубы и прочие. И все это, как вы понимаете, такому родовитому мне полагалось знать назубок. Остальной гардероб, к слову, тоже носил определенную смысловую нагрузку, что мне охотно объясняли и вдалбливали почти три месяца не умолкающее ни на минуту мумии. А ведь это был только строгий мужской наряд! Словами не передать весь тот ужас, что я почувствовал, когда мне начали объяснять про женскую часть гардероба...

И похожую фигню мне приходилось запоминать с утра до вечера и с вечера до утра. Правда, старички мне попались все же были не железные, и потому мучили они меня строго по очереди. Впрочем, это им абсолютно не мешало иногда неожиданно появляться не в свое время и задавать каверзные вопросы, обрывая, тем самым, мое прямое подключение к космосу, когда я пытался мысленно уйти в миры своей памяти и фантазий. И вопросики их были такими же дурацкими, как моя затея попросить знаний и тренировок у бабули Чиё. Они, гады такие, никогда не спрашивали что-то простое и очевидное. Нет, им в обязательном порядке нужно было узнать, к примеру, что означают три цветка лилии, заколотых за правым ухом в день летнего солнцестояния... Или вот еще логико-математическая задачка, которая моих мучителей тоже очень волновала: как, в какой позе, с каким градусом наклона поклона и совершая какие жесты нужно приветствовать вдову второго чиновника шестой канцелярии Министра Юстиций, если ты - племянник третьего зятя Дайме любой из Великих стран.

Одним словом, не обучение, а сплошное: "Мама дорогая, роди меня обратно!"

Но это еще что! Оказывается, благородному человеку, для того, чтобы считаться истинно благородным, нужно не только правильно говорить и вести себя на людях. Он, этот несчастный человек, обязан так же утонченно есть, пить, одеваться, соблюдая при выборе цвета одежды нормы гороскопа; отмечая местные празднества и смену времен года носить вообще что-то, подозрительно напоминающее реквизит для карнавала в Рио-де-Жанейро, а после раздеваться в строго определенной последовательности. Оказалось, что по этикету можно и нужно правильным образом рыгать, плевать и сморкаться в батистовый платочек, принимать ванну, ходить в туалет, спать. Спать, кстати,только в правильной и традиционной позе (которая, на мой взгляд, была жутко неудобной). Это все просто пи.. писец как интересно, если не сказать более грубо и правдиво!..

Потому я с непередаваемым удовольствием вытер рукавом дорогущего халата, вручную расшитого бисером и прочими пайетками, почему-то только сейчас одолевшие меня мерзкие зеленые сопли - подарочек после давнего купания. И, протирая слезящиеся глаза (видимо, организм не выдержал издевательств над нервной системой), применил древний, как мир, защитный рефлекс любого школьника. "Завтра у нас страшные уроки, контрольная. Ой, что-то мне нехорошо. Наверное, температура огромная и кашель, кхе-кхе. Посижу-ка я дома, на компе поиграю..." В таком виде: разодетый как кукла вуду, попавшая в руки любительниц Барби, и прочей подобной жути. громко-громко шмыгающий носом и жалобно смотрящий покрасневшими и слезящимися глазами, взором побитого котенка, я взмолил у пришедшей меня проведать Чиё-сама пощады. Потому что, как сказала птица Говорун, отличающаяся страшным умом и ужасной сообразительностью: "Нет больше сил терпеть!"

И завтра (максимум - через неделю), если я буду продолжать видеть каждый день моих глубоко уважаемых, аж до ливера доставших меня сенсеев-садистов, из этой прекрасной комнаты вынесут либо три трупа, либо под белы рученьки выведут окончательно свихнувшегося джинчурики. Впрочем, возможно и совмещение этих двух чудесных вариантов - я сначала окончательно сойду с ума, потом убью своих мучителей и только затем меня выведут из камеры. Или - не выведут, это уж как повезет...

Вот только мой затравленный взгляд и плохо сдерживаемые нервные тики бабуля Чиё, кажется, приняла за последствия внезапной болезни, так и не поняв, что я не шучу и даже не угрожаю, а просто констатирую еще не свершившийся факт. Чиё, немного подумав, сказала, что мне действительно нужно сделать перерыв, пока я не вылечусь. И уже потом, с новыми физическими и душевными силами, вновь бросаться вперед, на баррикады, - дальше грызть гранит науки.

Поболеть, наслаждаясь блаженной тишиной и ничегонеделанием, мне дали всего сутки. Потом, видимо, решив, что я просто хорошо притворяюсь больным и несчастным, в вольер к простуженному тигру снова запустили трех дрессировщиков. Эти нехорошие люди, пылая неподдельным энтузиазмом (я искренне полагал, что вот-вот раздадутся истошные вопли о Силе Юности), быстренько организовали мне лекцию на тему: "Как правильно болеть по-царски, то есть - по-дамски... эм, по-Даймовски." И какие мази, ароматические масла и притирания подчеркивают болезненное состояние аристократической особы. От пробившихся в носоглотку благовоний у меня снова заслезились глаза и еще сильнее потекли сопли, а эти садисты от этика все не унимались.

В тот день я впервые искренне захотел кого-то убить. Вернее, не кого-то, а трех весьма конкретных людей. Думаю, будь у меня в тот момент достаточно песка и чакры, я бы с огромным удовольствием продемонстрировал Чиё свои достижения в освоении и применении новой (хотя и нахально сплагиаченной у анимешного Гаары) техники - Песчаной гробницы.

Но сегодня эти дядьки, - лишенные врожденного чувства самосохранения, переплюнули сами себя."Трио старых пердунов" - как я ласково их называю про себя в те короткие часы, когда у меня бывает хорошее настроение. Но сейчас, когда оно застыло на отметке "отвратительное и еще хуже", я был очень рад тому, что тут никто не знает русского народного, особенно если его произносить тихо и без соответствующих случаю интонаций.

- Слушаюсь, Карими-сенсей, чтоб ты сдох, Цензура, старый гавнюк, сейчас повторю.

- Что вы, Цензура, Сатору-сенсей! Я не сплю с открытыми глазами, как вы, бородатое вонючие чмо, могли вообще такое подумать!

- Извините, Цензура, Тамори-сенсей. Какие, Цензура, странные слова? Не понимаю, о чем вы! - И глазками зелеными так недоуменно хлоп-хлоп, блым-блым.

Правда, такая психологическая игра работала не долго. Или они все-таки просекли, что эти непонятные выражения имеют определенный смысловой контекст, или я просто не заметил, как перешел с родного великого мата на местный, кривой и убогий. Старички засопели, как закипающие чайники, в негодовании запыхтели, как паровозики, а потом меня, как в старых фильмах про школы с их явно не гуманистическими методами воспитания розгами, решили наказать, отшлепав указкой по рукам за каждое непонятное им сегодня слово-паразит. Видите ли, такая речь не подобает благородному человеку, о чем они талдычат мне уже не первый день, так что - сам виноват, мальчик!

Вот же логопеды чертовы! Лишили, можно сказать, последней отдушины! Впрочем, их хлопки по моим верхним граблям, в принципе, никаких неудобств мне не приносили. Песчаная корка за все недели этого ада для моего мозга так никуда и не делась. А в последнее время у меня даже начало получаться вырастить у себя на пальцах песчаные когти или нарисовать на ладони песком какой-нибудь рисунок, при этом не теряя концентрацию. Но сама ситуация со шлепками была мне, мягко говоря, неприятна.

Видимо, дедки так и не удосужились навести справки, кого именно они обучали все это время. Или понадеялись, что у меня плохая память на лица, и я вообще человек добрый и совсем, совсем не злобливый. Когда вырасту - обязательно все и, главное, всем прощу, и не начну их потом искать по всему миру, чтобы поблагодарить за месяцы почти ненавязчивой заботы и абсолютно незабываемого обучения вежливости и этикету. В принципе, они были правы, я - не канонный Гаара и просто так кого попало давить и плющить не буду. И вообще, пацифист с глубокими моральными принципами. Но только не тогда, когда меня достали так, что глаз дергается в нервном тике, из носа реками текут сопли, а в душе вскипает дикая незамутненная всякими там остатками благоразумия и человеколюбия, чистая, как дистиллированная (путем процесса долгого выкипания) водица, ярость.

В голове всплыли бессмертные строки кого-то из форумных классиков, которые я не преминул с переводом зачитать вслух моим самым "любимым" учителям пусть послушают перед трагическим финалом своей подошедшей к концу жизни что-то прекрасное!

- Я знаю точно на перёд,

рука уходит из под размашистого удара палкой.

- Сегодня кто-нибудь умрёт,

На обратном движении перехватываю инструмент тыка в классную доску и, не вставая с диванчика, провожу пинок ногой по голени ближайшего ко мне еще ходящего и пока разговаривающего трупа.

- Я знаю где,

Перекат назад - и я стою напротив не ожидавших ничего подобного сенсеев.

- Я знаю как,

Короткий хруст - и в моих руках оказываются два узких заостренных колышка, оставшихся от переломанной надвое указки.

- Я не гадалка.

Кто сказал, что мне нужна чакра, бутыль и песок, чтобы нести в мир доброе, справедливое и вечное?! До этого, еще в прошлой жизни, я справлялся и без всяких колдунств. И вообще, для того, чтобы набить кому-то фейс об тейбл она не особо-то и нужна! И осознав эту простую и радостную мысль. Очень по-доброму, как в первый день нашей с ними встречи, улыбнувшись моим уже бывшим мучителям, я закончил веселый стишок.

- Я - МАНЬЯК!
Утверждено Nern
Зубнойболь
Фанфик опубликован 09 декабря 2014 года в 11:52 пользователем Зубнойболь.
За это время его прочитали 413 раз и оставили 0 комментариев.