Наруто Клан Фанфики Романтика Однажды в парке

Однажды в парке

Категория: Романтика
Однажды в парке
Название: Однажды в парке
Автор: Elasadzh
Соавтор: To_mas
Фэндом: Naruto
Дисклеймер: Масаси Кисимото
Жанр(ы): Юмор, PWP, Hurt/comfort, AU, Эксперимент, Стёб
Персонажи: Сакура Харуно, Саске Учиха
Пейринг: Саске/Сакура
Рейтинг: NC-17
Предупреждение(я): OOC
Статус: закончен
Размер: Мини, 10 страниц, 1 часть
Содержание:
— Интересно, как ты будешь выкручиваться, если после этого тебя схватят полицейские? — спросил Сай с неприкрытым ликованием.
— Если тебя это беспокоит, не стоило вообще придумывать такое условие, долбанный ты извращенец, — отчеканил Учиха, допивая почти полный рокс виски залпом.
Она не знала, сколько времени уже бесцельно бродила по городу. Хотя одна цель у неё всё же имелась — заглушить горечь обиды брошенки у алтаря. Осознание было невыносимым и пришло к ней только через полдня. Зачем вообще делать предложение и звать Сакуру в ЗАГС, если боязнь ответственности оказалась сильнее любви?

Зато на парикмахера и визажиста несостоявшаяся Узумаки не могла пожаловаться: ей стоило огромных усилий разобрать красивую розочку из локонов, сооружённую ранее на макушке, и превратить её в торчащие в разные стороны патлы; тушь же потекла только через часов пять беспрерывных рыданий. Всё-таки ахренительно больно, когда тебя предаёт человек, с которым ты собиралась идти рука об руку всю оставшуюся жизнь. Поистерив от собственного бессилия, Сакура, ближе к сумеркам, начала относиться ко всему случившемуся циничнее. Её посетила здравая мысль — завтра же составить список людей, которых стоило вычеркнуть из круга общения, так как они побежали не её утешать, а хватать со столов закуски и расфасовывать по пакетам горячее, пока их не выгнали из ресторана из-за отмены мероприятия. Но сначала, всё же, пришло время нажраться как последняя свинота, что по статусу сегодня Харуно было не только позволено, но и рекомендовано.

Сакура забегала в продуктовые магазины, покупала бутылку шампанского, выпивала её в ближайшей подворотне чуть ли не залпом, и гуляла дальше. Ноги порядком гудели от шпилек, но все физические ощущения уходили на третий план, уступая первое место разочарованию, а второе опьянению. На горизонте брошенки замаячил ещё один продуктовый. Четвёртый по счёту с того момента, как она запустила процесс своего набухивания. И напротив супермаркета, по счастливому стечению обстоятельств, расположился уютный и густо засаженный растительностью парк. Идея затариться очередной порцией спиртного и найти свободную скамейку, чтобы дать ступням отдохнуть после бесконечных шаболданий по городу, не показалась Харуно гениальной или невыполнимой, поэтому уже через несколько мгновений она стояла в очереди на кассе с заветным напитком в руках.

— Ой, бедная, бросили её, наверное, — послышалось где-то из-за спины.

Вероятно, растрёпанный вид и наличие шикарного белого платья не оставляли зевак равнодушными. По-детски наивная улыбка, что украшала лицо Сакуры в ознаменование удачной добычи, тут же сменилась гневной гримасой и намерением высказать шушукавшим за спиной всё, что несостоявшаяся Узумаки думала о несправедливости этого бренного мира. Но уже совершенно другой голос вернул эту улыбку обратно:

— А мне кажется, что это она его бросила. Смотри, как гордо держится. Да она просто светится! — восторженно заверяла незнакомая девушка.

— Да это шампанское изнутри неё светится! — парировала её собеседница, но Сакура уже не разобрала иной поворот спора, предметом которого была она, потому что её окликал продавец.

— Эй, невеста! Чего спим? — прикрикнул парнишка из-за кассы. — Я, конечно, понимаю, что расставаться с бутылкой вам не хочется, но мне нужно её пробить.

Что-то недовольно пробурчав себе под нос, Харуно позволила продавцу поднести шампанское к сканеру для считки штрихкода и оплатила покупку, достав купюру из миниатюрной бисерной сумочки, привязанной к запястью.

Ей нравилось выпивать вне дома. Прохожие составляли иллюзию наличия хоть какой-то компании. На людях Сакура не позволяла себе расклеиться окончательно, но, после третьего литра алкогольного напитка, что быстро ударял в голову и с той же скоростью выветривался, она набралась решительности для попытки побыть в одиночестве.

Харуно перешла дорогу, неся бутылку, завёрнутую в сорванную с головы фату, и направилась в самый дальний уголок парка. Аллея, которую она выбрала для своего пути, постепенно сужалась, словно заводила в тупик. Широкие ветви деревьев едва шелестели от тёплого ветра, разнося по парку приятный запах листвы. Скамьи имели причудливый кованый узор по контуру и в качестве опоры. Вьюнок красиво огибал металл, кое-где распуская свои белые и нежно-розовые бутончики. Всё это виделось Сакуре слащавым и романтичным через призму отменённой свадьбы, но желание присесть перебороло брезгливость, и она двинулась дальше, затормозив прямо перед лавочкой, чтобы откупорить бутылку. Пара лёгких движений — и пробка отлетела куда-то в кусты.

— Твою мать! — раздосадовалась Харуно. — А хотя хрен с ней… Всё равно быстро выпью.

Пожав плечами, Сакура намеревалась было сесть, но ей пришлось резко обернуться, так как в кустах за скамьёй что-то подозрительно зашуршало. И в следующую секунду Харуно подпрыгнула от испуга и чуть не выронила из рук самое драгоценное — бутылку, потому что из растительности к ней выбежал молодой человек в длинном, распахнутым донельзя плаще, под которым не было ничего. Совершенно ничего.

Он был абсолютно гол.

<center>***</center>
Резко швырнув карты на стол, Учиха обречённо откинулся на спинку неудобного деревянного стула. Хоть этот кабак считался далеко не последним в рейтинге подобных заведений, им больше стоило подумать о комфортной мебели, нежели об интерьере. Саске, находясь в том же положении, уставился в потолок, размышляя о том, что играть с человеком, которому всегда удавалось скрывать свои эмоции или, напротив, выдавать фальшивые за настоящие, всё-таки не стоило.

— Интересно, как ты будешь выкручиваться, если после этого тебя схватят полицейские? — спросил Сай с неприкрытым ликованием.

Наигранная улыбка Акаши заставила Учиху вернуться в реальность. Реальность, где вместо того, чтобы находиться на свадебной вечеринке старого друга, из-за которого он между прочим приехал сюда хрен знает откуда, взяв несколько выходных, Саске пришлось переться запивать всеобщую печаль в каком-то баре неподалёку. Хотя, судя по здешней шумной обстановке и его весёлым, пьяным приятелям, по факту всем было насрать, что свадьба обернулась неудачей.

— Если тебя это беспокоит, не стоило вообще придумывать такое условие, долбанный ты извращенец, — отчеканил Учиха, допивая почти полный рокс виски залпом.

Раз этот вечер принял такой оборот, он просто не мог оставаться трезвым.

— За выпивку сам плати, — кинул Саске напоследок.

Он устремился к выходу, слушая, как в его адрес летели подколы и наставления всей этой пьяной в драбадан компании. Учиха не знал, будут ли за ним следить, но отказываться от собственных слов совсем не в его характере. Поэтому через пятнадцать минут он, наряженный в плащ Сая а-ля метросексуал восьмидесятых, уже топтался за кустами, дожидаясь, кому, кроме него самого, этим вечером так феерически повезёт.

Сказать, что он чувствовал себя с каждой секундой всё более тупо, — не сказать ничего. Предварительно сложив под ветками всю свою одежду и оставшись в чём мать родила, за исключением одно лишь чёрного плаща, носков и туфель, Учиха дожидался свою жертву в надежде, что до её появления он не успеет отрезветь полностью. На начало спора он был хорошенько поддат, а иначе он вообще не подписался бы на подобный идиотизм.

Время шло: Саске безустанно материл дебила Наруто, передумавшего жениться, и его дружков, поддержавших затею коллективной попойки. А в этой части аллеи по-прежнему было пусто. Ещё бы, какая дура одна завалится в тёмный переулок парка поздно вечером?

Неожиданно ему в плечо прилетел какой-то небольшой предмет, сопроводимый чьим-то громким возгласом. Учиха потёр место ушиба, выглядывая из-за листвы. Похоже, такая дура всё же нашлась. Но стоило ему приглядеться к этой «везучей» особе в попытках разобрать знакомые черты лица сквозь потёкший грим, словно она актриса погорелого театра, как в голову незамедлительно ударило единственное умозаключение: какого хрена! И что ему теперь с ней делать?

<center>***</center>
Сакура пребывала в полнейшей шоке от происходящего. Мало ей позорного ухода от созванных на бракосочетания гостей, так ещё и напоролась на грёбаного эксгибициониста! Хотя… Она, что, маленькая девочка, которая станет визжать и убегать при виде мужской пиписьки?! Пытаясь разглядеть самую интересную часть его тела и совмещая это с вливанием в себя шампанского, Харуно пришла к выводу, что необходимо было посмотреть на всю эту ситуацию под другим углом.

— Ты хоть на свет выйди, а то не видно ни черта, — относительно спокойно обратилась она к брюнету.

Саске, что лукавить, был ошарашен таким поворотом событий. Кроме того, он узнал эту девушку. Именно она мелькала на фотографиях с Наруто в инстаграме, и несложно догадаться, беря в расчёт её наряд, что Узумаки оставил её сегодня у алтаря. Видок брошенной невесты, бесспорно, претерпел изменения не в лучшую сторону, но за всем этим скрывалось довольно миловидное личико. И хорошенькой фигуркой девушку, что показывали всё те же фотографии из соцсетей, природа не обделила. Учиха игриво ухмыльнулся, задумав принять вызов.

Он специально подошёл под фонарь, подставив своё тело свету, а Сакура, отхлебнув новую порцию шампанского, начала оценивающе пялиться на незнакомца, который оказался на удивление хорошо сложен: швы чёрного плаща так и трещали на его широких плечах, пресс поражал своей рельефностью, да и ниже всё было очень даже в порядке. И, в принципе, если свадьба не состоялась, это ещё не отменяло права Харуно на брачную ночь.

— Ну и что он у тебя там без дела болтается? — нарушила молчание она. — Давай опробуем его, что ли. Или у нас как на выставке — руками не трогать?

— А ты не боишься, что я тебя изнасилую прямо здесь? — ответил вопросом на вопрос Саске, самодовольно отпустив края плаща и совершая несколько шагов в сторону девушки.

— Нет, ыик, — икнула Сакура, вновь промочив горло. — Это не получится.

Градус алкоголя в крови не оставил ей квоты на смущение или стеснение. Харуно лишь и глазела на брюнета, потревожившего её покой, и с наслаждением отмечала, что безупречным было не только его тело, но и мордашка парню досталась симпатичная.

— И почему ты так уверена? — выразил своё недоумение Учиха, вскинув бровь и выдернув из рук девушки бутылку, чтобы самому сделать пару глотков.

Увы и ах, именно он и осушил её до дна.

— Потому что всё будет по обоюдному желанию, — вырвалось у неё.

Харуно выхватила сосуд из-под шампанского обратно и, убедившись, что там не осталось ни капли, вышвырнула бутылку в те кусты, из которых к ней вышел горе-эксгибиционист.

А для Саске более и не требовалось слов. Поддавшись порывам безрассудства, поощрённым дурманом в его крови, он притянул к себе девушку, намереваясь закончить это чёртово пари более интересным для него самого способом. Да вот только Сакура, очутившись в непосредственной близости к брюнету, внезапно дала заднюю. То ли в ней проснулась пара грамм трезвости, то ли серьёзный настрой Учихи спугнул её. Теперь она нервно хихикала, выдавая остатки сомнений за реакцию на комичность ситуации. В любом случае, сейчас его это мало волновало, ведь ей непременно придётся нести ответственность за свои слова так же, как и он вернул свой карточный долг.

Почувствовав, что в порыве неконтролируемого смеха её волосы были оттянуты назад уверенным движением стоящего напротив, Сакура в конец потеряла остатки скромности, позволив себе раствориться в обжигающем её приторные губы поцелуе, который незамедлительно последовал за первым актом их необычной игры. Она зарылась рукой в его шелковистые волосы, с удовольствием прильнув к крепкой мужской груди. Это именно то, что нужно. Великолепное лекарство от её сердечного недуга. С каждым миллиметром, что преодолевала рука брюнета под её юбкой, она впадала в сладостное забытье. Да и целовался он настолько шикарно, что в её голове даже не промелькнула мысль о сравнении с бывшим женихом.

Адреналин в организме Учихи зашкаливал, найдя выход в возбуждении. К тому же брошенная невеста соответствовала всем параметрам его предпочтений. Упиваясь убийственным сочетанием виски и шампанского на податливых губах, он нащупал кружевную подвязку на девичьем бедре. Не скрывая любопытства к этой сексуальной, по его мнению, части наряда, Саске уже заранее предвкушал: а каково было бы её сорвать? Впрочем он и не замечал явных препятствий осуществлению этой задумки.

Когда брюнет стремительно разорвал поцелуй и присел на корточки перед Харуно, это в очередной раз показалось ей уморительным. Пока она, дурачась, взъерошивала непослушные волосы парня, он уже поднимал края её юбки. Подхватив её левую ногу под коленкой, Саске вынудил девушку поставить её на лавочку в качестве опоры. Он обеспечил себе доступ к подвязке и, смотря Сакуре прямо в глаза, подцепил кружевной атрибут гардероба зубами, нарочито медленно опускаясь вниз вдоль ноги, немного щекоча её щетиной и не отрывая взгляда. Харуно же наблюдала за ним как заворожённая, ощущая, что тонет в чёрном омуте. Учиха, чьи пальцы, распаляя, поглаживали нежную кожу бёдер и продвигались выше, решил полностью забраться под юбку свадебного платья, которая из-за своей пышности практически скрыла парня собой.

— Эй, ты чего? — опомнилась Сакура, но тут же почувствовала, как кто-то настойчиво отодвинул ткань её трусиков.

Она чуть с ума не сошла! Он хотел сделать это именно в парке? Такого опыта у Харуно ещё точно не было, но, покачнувшись в тот момент, когда брюнет коснулся её промежности языком, и сдавленно простонав, Сакура осознала, как сильно овладело ей возбуждение. Она и помыслить не могла, что когда-либо ввяжется в подобную историю, но неудавшийся эксгибиционист вытворял под её юбкой такое, что любая поддалась бы его ласкам.

Он начал с невесомых поцелуев вокруг клитора, специально не задевая его. Парень разводил половые губы в стороны, приятно надавливая на них и вынуждая Харуно думать, что он вскоре приступит к главному, но проникновением языком в истекающее лоно доказывая ошибочность её предположений. Брюнет лизал между складочек, глубже погружался в сочащуюся дырочку и разгуливал снизу-вверх по промежности. Он издевался над ней до тех пор, пока Сакура не заёрзала перед его лицом, чтобы почувствовать влажные и горячие прикосновения на сосредоточении большинства нервных клеток.

Вот только никто из них и не подозревал, что сзади в их сторону уже прохаживалась влюблённая парочка. Саске продолжал поглаживать одно бедро девушки, наращивая темп языком и вводя в увлажнённое лоно два пальца. Сакура аж спину выпрямила от внезапности и опёрлась рукой на плечо, что нащупала через пышную юбку, и в тот же момент уловила позади себя чей-то приглушённый диалог. Вот теперь ей точно нужно было сваливать!

— Вылезай оттуда сейчас же! — панически зашептала она, теребя парня за плечо. — Люди идут!

Но ответа не последовало. Учиха, будто назло, добрался одной рукой до ягодиц девушки, насаживая её за них на свой рот, добавил третий палец к уже имеющимся двум и принялся посасывать набухший клитор, доводя Сакуру до исступления. Харуно часто задышала, боясь скоро кончить под таким напором. Да и практически поравнявшаяся с ней парочка могла увидеть то, что не следовало бы. Она поправила полы юбки, максимально скрывая сидящего под ней, из-за чего Саске лишь усмехнулся и ускорился.

— Девушка, вам помочь? — заботливо поинтересовался прохожий.

— Нет-нет, — тяжело дыша, отказывалась Харуно. — Всё в порядке, — она попыталась улыбнуться, но напряжение внизу живота не позволило ей сделать это искренне. — Просто бисер прицепился к вышивке на платье, — Сакура показательно подняла руку с сумочкой на запястье немного выше, аккуратно придерживая пальцами ткань и следя за тем, чтобы не обнаружить брюнета.

Парочка, не став выведывать у странной невесты подробности её пребывания в одиночестве, понимающе улыбнулась ей и, держась под руки, прошла мимо, а Харуно уже почти закатывала глаза от наслаждения. Она вернула свою руку на плечо парня под юбкой, иначе точно упала бы из-за подкосившихся в преддверии оргазма ног, и сомкнула веки, когда прохожие скрылись из виду. Брюнет творил с ней что-то совершенно невообразимое! Такое ощущение, что его язык был одновременно везде, а ритмичные движения пальцами при каждом проникновении затрагивали все точки, требующие внимания и разрядки. Щёки Сакуры давно окрасились румянцем, а тугой ком из чувствительности внизу живота практически разрывался, откликаясь импульсами удовольствия по всему телу. Но вдруг ей захотелось уточнить:

— Как тебя зовут? — голос слегка охрип от получаемого кайфа.

Учиха приподнял полы юбки и перевёл взор на девушку, сомневаясь в услышанном.

— Ты хочешь узнать это только сейчас? — удивился он.

— Да, быстрее! — на грани крика попросила Харуно, и Саске почти опустился обратно, как его остановила неожиданно крепкая хватка на плече. — Да имя своё быстрее скажи! — более требовательно произнесла она.

— Саске Учиха, — сорвалось с его влажных губ.

— Саске, быстрее! — полупростонала Сакура, отпуская его плечо.

Теперь уже Учиха был уверен, что правильно интерпретировал фразу. Проводя языком по нежным складочкам, он намеренно дразнил девушку, ощущая, что та уже на грани. Грубо сжав ягодицу и получив взамен похвальный стон сверху, он медленно вошёл в Сакуру сразу тремя пальцами, надавливая изнутри на самый чувствительный бугорок и срывая с губ Харуно новые судорожные выдохи нетерпения. Ему нравилось, как её тело неконтролируемо отзывалось на его прикосновения: бёдра покрывались мурашками, руки стискивали в ладонях ткань белого платья, а тазом девушка уже сама подмахивала пальцам Саске. И это достойно было поощрения: Учиха возобновил свои ласки клитора языком на некоторое время, но достичь оргазма Сакуре так и не позволил. Когда её стенания рисковали рассекретить перед всем парком их занятие, он отстранился и встал во весь рост, одариваемый разочарованной тирадой:

— Как это понимать? Я ведь почти кончила, бессовестный! Никакого уважения к девушке, рассчитывающей на утешительный подарок от красивого психа в честь сорванной свадьбы! — ворчливо отчитывала брюнета она.

— А ты не думала, что мне тоже хочется урвать свой кусок от этого пирога? — заявил Саске, беря девушку за руку. — Только мы недалеко перенесём продолжение нашего знакомства, Сакура.

Негодование от того, что этот парень откуда-то её знал, и изумление перед его эрегированным органом притупили в её голове воспоминания, как они очутились в кустах, из которых брюнет и вылез к ней навстречу. Саске вытер рот и подбородок тыльной частью руки от лишней влаги, что Харуно посчитала чересчур сексуальным. Между ног всё ещё ныло от не спадающего возбуждения, и Сакура невольно скосила свой взгляд на то, что обещало помочь ей исправить эту неловкость.

— Неплохо. Сколько у тебя? Шестнадцать?

— Восемнадцать на пять с половиной, — поправил её Учиха.

Харуно интуитивно облизнулась, делая шаг к парню. Мучительная тяжесть, образовавшаяся в районе промежности, толкала её в объятия брюнета за желаемым избавлением от дискомфорта. Саске притянул Сакуру к себе за талию, любуясь открывшимся зрелищем: лиф платья соблазнительно обтягивал среднего размера грудь, а девичьи губы были порядком искусаны, видимо, в попытках сдержать стоны. Это польстило Учихе. Он бесцеремонно ворвался в её жаркий ротик, изучая в нём всё своим неумолимым языком. Терпкий с кислинкой вкус теперь они делили на двоих, что добавляло обоим желания наконец распробовать друг друга по-настоящему.

Скинув плащ на аккуратно выстриженный газон, так, будто он расстелил для них некое подобие покрывала, Саске снова преподнёс девушке сюрприз, не давая ей и шанса предсказать его последующие действия. Она была полна уверенности, что сейчас он повалит её на это эксгибиционистское трепьё в миссионерской позе и её тело получит хоть минуту расслабления. Но по непредвиденным обстоятельствам Сакуре пришлось вцепиться в дерево, оказавшееся прямо перед её носом. Следующее, что она почувствовала после неприятного трения о сухую кору, привело её в состояние глубокого потрясения. И речь шла не о глубине души.

Учиха, решительно и не особо учтиво, развернув от себя Харуно и надавив на её хрупкую спину, прижал девичью грудь к огрубевшему стволу дуба. Второй рукой он нетерпеливо задрал пышную юбку вверх, открывая себе доступ к вожделенному лону, после чего, в некотором роде по-хамски, даже не сомневаясь в своих предыдущих стараниях и не используя слюну как альтернативу смазки, резко насадил Сакуру на свой изнемогающий член. Она даже дёрнулась и инстинктивно попыталась оттолкнуть его руками, но её запястья тут же оказались в плену широкой мужской ладони. Её настырность только сильнее заводила Саске. Он неосторожно заскользил в ней, сорвав с покусанных губ Харуно протяжный стон, и, отметив, что темп не удовлетворял партнёршу, задвигался ещё порывистее. Брюнет, наверное, захотел показать ей Сакуре всю прелесть незаключённого брака с этим неудачником. А как ещё можно было назвать Наруто, если он, будто последнее ссыкло, не смог разобраться в своих чувствах и объясниться с невестой заранее? Точно эта ситуация злила Учиху побольше самой брошенки. Он вдалбливался в неё со всей своей животной яростью, лишая девушку и шанса на проявление инициативы.

Предварительно расстеленный плащ всё-таки не был случайностью. Брюнет, развернув Харуно в нужную ему сторону, сделал что-то вроде подсечки, и, всё ещё придерживая её руки, сведённые за спиной в его крепкой хватке, повалил Сакуру на это подобие покрывала. Усыпляя бдительность девушки нежностью, он опустился над ней, оставляя невесомый поцелуй за ушком и наконец избавляя её от трусиков. Проложив дорожку лёгких покусываний по шее и довершив её небольшим багровым пятнышком на ключице, Учиха широко раздвинул девичьи ноги и потёрся истекающим смазкой членом о промежность. Харуно дёрнула его за волосы в наказание за то, что брюнет вновь дразнил её, не переходя к активным действиям. Но Саске не стал затягивать с апогеем их ласк.

У Сакуры кружилась голова от смешения экстаза и алкоголя. Она беспорядочно водила рукой по торсу брюнета, притягивала его к себе за новым поцелуем, чтобы насытиться сполна умением Саске абстрагировать от всего остального мира, царапала мускулистую спину в такт особо сильным и глубоким толчкам. С каждой фрикцией она возносилась на небеса всё выше и выше, благодаря за это парня выстаныванием его имени. А когда Учиха сменил угол входа, высоко задрав одну из её ног, Харуно совершенно потеряла рассудок. Она даже вырвала несколько пучков травы рядом с ними, лишь бы пережить эту сладостную пытку сокрушительным оргазмом. Кажется, она кончила не один раз подряд, потому что Саске так и не останавливался, заглядывая через её глаза ей в самую душу. Стекающие по его рельефному телу капли пота и то, как он поправлял спадающие на лоб волосы, были чистой эстетикой, изумительно дополняющей получаемое Сакурой физическое наслаждение.

Сам Учиха уже достиг своего предела. Стенки влагалища ритмично сокращались вокруг его члена, создавая такое крышесносное давление, что он не был в состоянии сдерживаться слишком долго. Сакура под ним стонала развязно, словно забыла о том, что их могут заметить. И угроза быть пойманными с поличным лишь добавляла пикантности происходящему. Саске нагнулся, чтобы своим ртом заткнуть девушку и словить все её выкрики, но осознал, какой это было ошибкой: она прокусила его нижнюю губу до крови, приобнимая ногами и подталкивая к себе. В этот раз её лоно сжалось особенно импульсивно, и брюнет, стиснув зубы, дабы заглушить собственные стоны блаженства, кончил, не выходя из девушки. Он устало навалился на неё и примерно с минуту не мог встать, пытаясь восстановить дыхание. А Харуно, впав в прострацию, ласково перебирала его взмокшие пряди волос.

Приведя пульс в норму, он скатился с неё прямо на траву, изучая хрупкое личико напротив с размазанным по ним макияжем. Саске прикидывал, выдержит ли она ещё один заход, так как его член уже набухал повторно. Но все намерения брюнета разрушились приближающимися голосами.

— Где, вы говорите, видели эту девушку? — официальный тон резанул по ушам.

— Около во-о-он той скамейки, — последовало утверждение. — От неё несло сильным перегаром. Может, уснула где-то в кустах.

И Сакура узнала этот голос. Он принадлежал тому пареньку, который гулял с девушкой и недавно проходил мимо неё. Чёрт, надо же было так вляпаться! Она ведь от оргазмов ещё отойти не успела! Харуно проследила, как брюнет подкрался к кустам, чтобы выглянуть на аллею, и поднялась сама. Кого-то заметив, Саске вытащил из-под веток одежду, напоминавшую строгий мужской смокинг, и бесшумно подошёл к ней. Он облачился в плащ, наглухо застегнув его и, в одной руке держа свои вещи, а другой схватив ладонь Сакуры, вымолвил ей на ухо:

— Бежим!

Учиха резко сорвался с места, волоча за собой девушку. В одном плаще, носках и ботинках он не огибал подстриженные газоны и цветущие клумбы, а нёсся прямиком через них. Харуно еле поспевала за ним, но возгласы полиции за спиной хорошенько её подгоняли. Они подняли тревогу на весь парк, испугав несколько отдыхавших здесь сборищ. Но когда полицейские уже наступали на пятки, а Сакура замедлялась с каждым шагом, девушка вдруг услышала:

— Прыгай!

Не сразу сообразив, как воспринимать этот красноречивый приказ, и сделав это скорее по инерции, она совершила прыжок в длину, словно перепрыгивала яму под ногами. Ей даже удалось на немного обогнать её нового друга, который, в свою очередь, прихерел с такого выпада и, силясь не заржать на бегу, чтобы не ухудшить их положение, дополнил свои инструкции:

— На спину мне запрыгивай, дура!

Со всей грацией подвыпившей лани, Харуно удалось-таки стать для Учихи живым грузом, благодаря чему они могли с большей вероятностью избежать нескольких дней за решёткой.

Они вырвались из парка на обочину и завопили проезжающему такси с просьбой остановиться. Охранники правопорядка почти настигли их, но Харуно успела нырнуть в автомобиль и освободить рядом место для Саске прежде, чем их могли бы арестовать. Машина тронулась, и Сакура заливисто засмеялась от переизбытка эмоций, на прощание показав фак в заднее стекло автомобиля. Учиха протянул к ней ладонь, сжав той бедро через платье, и девушка успокоилась. Их зрительный контакт с лукавыми переглядками заменял всякие слова, выражая взаимную поддержку и признательность за понимание. Но таксист разрушил их молчаливый порыв:

— Куда направляемся?

— В отель Палас, — изрёк Саске, развернув свои брюки и достав из них кошелёк.

— Только можно сначала заехать на… — вставила Харуно, вот только не успела завершить предложение.

— Нельзя, — перебил её Учиха. — Я с тобой ещё не закончил.

Она не сдержала свою улыбку, пытаясь скрыть её, отвернувшись к окну и с радостью отмечая, что полицейская машина за ними не увязалась. Вот только Сакура не сразу обнаружила, что подвязку они так и бросили на скамейке, а трусики забыли где-то в кустах.
Утверждено Evgenya
jess
Фанфик опубликован 23 апреля 2017 года в 23:49 пользователем jess.
За это время его прочитали 626 раз и оставили 0 комментариев.