Покажем силушку богатырскую (привет, Наруто проджект)
Статья про нового персонажа из 3 сезона Наруто - Боруто Узумаки

Одна измена. Глава 9

Категория: Трагедия/Драма/Ангст
There are things, I have done
There's a place, I have gone
There's a beast, and I let it run
Now it's running my way

Есть вещи, которые я сделал
Есть места, в которых я бывал
Есть зверь, и я позволил ему бежать
Теперь он бежит моим путем

Black Lab – This Night


Двери лифта распахнулись. Увидев перед глазами вывеску «Отдел маркетинговых исследований» и минуя небольшой коридор, девушка прошла вглубь офиса. Он оказался довольно просторным. Современный интерьер: панорамные окна вдоль всей стены; множество рабочих мест, некоторые из которых были с перегородками, а некоторые и без них; несколько кабинетов с прозрачными стеклами от пола до потолка, через которые можно было наблюдать, видимо, вышестоящих по должности, сидящих за большими столами и в удобных креслах. Хотя тут она заметила, что один все же был скрыт от посторонних глаз, полностью закрытый белыми жалюзи. Из звуков можно было различить: непрекращающиеся телефонные звонки, стуки пальцев по клавиатуре, кто-то носился по всему этажу с кипой бумаг, кто-то громко разговаривал — одним словом, рабочий процесс кипел.
«Думаю, тот закрытый кабинет — то, что мне нужно, так как Учиху я нигде не вижу».
Зеленоглазая направилась в его сторону, и почти у самой двери ее остановила молодая девушка.

— Доброе утро, вас зовут Харуно Сакура? — голос принадлежал стройной блондинке, с высоко собранным длинным хвостом.

Лицо было довольно симпатичным: голубые глаза, аккуратный носик, тонкие черты лица, в меру пухлые губы. Одета она по всем правилам офисного сотрудника: в белую рубашку со светло-серой длинной юбкой карандашом и высокой талией, невысокие каблуки на туфлях под цвет юбки.

— Именно так. И можно на «ты», — розоволосая приветливо улыбнулась.

«Откуда они знают эту фамилию?»

— Очень приятно. Меня зовут Яманака Ино. Итачи-сан предупредил о вас, — она поднесла руку к губам и, улыбаясь, поправила, — о тебе. Я буду твоим наставником и введу тебя в курс дела.
— Хорошо, — следуя за блондинкой, Сакура внимательно слушала обо всем, что ей скажут.
— Тот кабинет, к которому ты направлялась, занимает глава нашего отдела — Учиха Саске. Рядом с ним, — она активно жестикулировала, указывая рукой на те места, о которых говорила, — находится его заместитель — Учиха Мезуми, — голубоглазая слегка наклонилась к уху девушки, говоря тихо, чтобы ее больше никто не услышал. — Мой тебе совет, постарайся ее избегать: стерва та еще.

Сакура кивнула с улыбкой на лице, а Яманака продолжила свою экскурсию.

— Это мой кабинет, — указывала на такое же прозрачное, но немного меньших размеров, чем у заместителя главы, помещение.

Затем она открыла дверь другого, располагающегося совсем рядом.

— Здесь находится менеджер по управлению продажами — Хьюга Хината, — она указала рукой на сидящую за компьютером девушку с длинными черными волосами и прямой челкой. — В нашем отделе эту должность занимают двое: Хината и я.
— Доброе утро, — брюнетка улыбнулась.

«Какие же у нее большие и красивые глаза! Я никогда не видела таких: очень светлые и словно отливают цветом лаванды».

— Доброе. Меня зовут Харуно Сакура, приятно с вами познакомиться.
— Хината также может ответить на любые твои вопросы, — уводя розоволосую из кабинета, Ино наконец показала ее рабочее место: небольшой стол с перегородкой, компьютер, вся необходимая оргтехника, небольшой шкафчик рядом и сейф.
— Итак, это твое рабочее место. Компьютером и принтером пользоваться умеешь?

«Как ни странно, умею», — вместо этого девушка просто кивнула.

— Отлично. В должность менеджера по маркетингу входит много задач, таких как разработка маркетингового плана по стимулированию спроса на товары и услуги компании, а также участие в разработке и реализации отдельных проектов по увеличению продаж. Так как мне сказали, что эта сфера деятельности тебе малоизвестна, мы пока начнем с азов. Будешь изучать рынок аналогичных товаров и услуг и тенденции его развития и составлять отчеты. Две недели я и Хината будем тебя курировать и все объяснять, так что не пугайся всех тех слов, что я только что произнесла, — голубоглазая мило улыбнулась, отчего Сакура хоть немного успокоилась.

«Я, конечно, усердно училась и изучала многое, но чтобы переходить на практику… Для меня это в новинку».

— Поняла. Прошу прощения, могу ли я узнать, где находится кабинет Итачи-сана? — намеренно добавив уважительное окончание, чтобы не вызывать лишних вопросов, Харуно хотела узнать, работает ли он на ее этаже, либо его здесь вообще не бывает.
— Итачи-сан находится этажом выше, но, как правило, мы с ним редко когда контактируем. Вся документация передается через Саске-саму.
— Спасибо, — поблагодарила она свою наставницу.

Примерно около двух часов Ино вводила ее в курс дела, после чего дала ей задание и вернулась в свой кабинет.
Спустя еще несколько часов к ней подошла неизвестная молодая особа:

— Саске-сама ждет вас в своем кабинете, — а затем мгновенно удалилась, поэтому Сакура даже не успела ее разглядеть.

«Я, что, уже успела где-то напортачить, отчего меня вызывают к главе отдела?»
Поднявшись со своего места, девушка направилась к скрытому от посторонних глаз с помощью жалюзи кабинету и, постучавшись, открыла дверь.
Мужчина, вертясь в удобном кожаном кресле и говоря по телефону, кивком разрешил ей войти и жестом указал на то, чтобы она закрыла за собой дверь и села на напротив стоящий стул. Проделав все манипуляции, она стала оглядываться по сторонам, отмечая про себя, что его кабинет выглядел куда лучше и больше ее рабочего места. Справа стоял светлый кожаный диван, дальше — большой стол, с разными лежащими на нем бумагами, ноутбук, различные статуэтки, картины, декоративные цветы в одном из углов, а за самим Учихой из окон виднелся шикарный вид на город. Закончив наконец разговор, он убрал телефон в ящик стола и, довольно мило улыбнувшись, уставил на нее заинтересованный взгляд.

— Рад видеть тебя не такой потрепанной. Как первый рабочий день? — немного смутившись от первых его слов, она спокойным голосом ответила, также изобразив милую улыбку:
— Хорошо, пока вроде все нравится.
— Я рад.
— Вы что-то хотели? — он немного изогнул брови вверх.
— Когда это мы успели перейти с «ты» на «вы»?
— Думаю, когда Вы стали моим непосредственным начальником, — девушка чувствовала себя немного неуютно под его пристально изучающими ее глазами.
— Брось, Сакура. Я считаю, что после всего это неуместно.
— И все же зачем ты меня вызвал? Я сделала что-то не так? Если так, то я немедленно исправлюсь, — на самом деле, ей нравилось далеко не все.

Все эти бесконечные бумаги, новые слова — она с легкостью могла где-нибудь ошибиться. Потерять работу и не справиться даже с этим, ей вовсе не хотелось. А после последнего разговора с Саске, при его виде, она начинала нервничать, ведь беседа с ним была не самой приятной.

— Я буду вызывать тебя тогда, когда захочу, и мне не нужны для этого выдуманные тобой причины, — его голос приобрел холод, а улыбка тут же превратилась в тонкую прямую полосу.

«Они действительно братья. Эта резкая смена настроения и эти глаза вперемешку с леденящим душу голосом...»

— Прости, — Сакура опустила взгляд.

Сегодня девушка была как никогда покладистой и тихой, ведь она по-прежнему знала, на что способны эти двое, а противостоять им у нее не было и шанса. Выход один — подчиниться и не делать глупостей.

— Мне нужны твои подписи, — достав несколько документов, он выложил их веером на стол перед ней, продолжая говорить сухо, как начальник с подчиненной. — Это трудовой договор. Все наши сотрудники устроены официально, даже если выполняют не только те обязанности, которые входят в их должность.

Протягивая ей ручку, он указывал места для подписи. Выполняя нужные действия, девушка остановила взгляд на графе, где была указана ее фамилия.

— А почему я Харуно, а не Учиха? И откуда вам вообще известна эта фамилия?
— Не Учиха, потому что нам не нужны лишние вопросы, откуда ты вообще взялась. Отвечать на второй вопрос я не стану. Ты ведь не настолько глупа, чтобы не понимать, с кем ты имеешь дело.

Когда она закончила, он всучил ей толстую стопку бумаг, и вновь потянулся за телефоном.

— Отсортируй это по важности и передай моему секретарю как закончишь. На этом все. Можешь идти.

Взяв документы и выйдя за дверь кабинета, она наконец вздохнула с облегчением, но тут же поморщилась, еле удерживая в руках так много макулатуры.
«Передать секретарю? А почему я вообще должна это делать, когда это и есть задачи секретаря? И что на него нашло? Сначала казался таким приветливым, а после включил строгого начальника».
Вернувшись к своему рабочему месту, Сакура принялась за работу.

***

— Уже две недели прошло, а я так ни разу и не видела его, — розоволосая лежала на кровати, собираясь с силами подняться и начать собираться на работу, но все попытки не шли дальше, чем открыть сонные глаза и уставить их в белый потолок.
— А его брат оказался тем еще засранцем. Вечно нагружает меня работой, не входящей в мои обязанности, да еще и ведет себя так надменно. Хотя, судя по тому, что я видела за последнее время, он такой со всеми. Достаточно одного этого его ледяного взгляда — все мигом бегут пахать, как лошади. А женская половина так вообще тает при его виде. Хотя это и неудивительно: он довольно красив, богат, да и к тому же их начальник. Даже Ино к нему неравнодушна, несмотря на игнорирование ее симпатии к этому человеку, — девушка все-таки заставила себя подняться и направиться в душ, продолжая разговаривать сама с собой.
— А жаль. Ино довольно милая, как и Хината. Я хоть с ними не так давно знакома, но мы уже успели подружиться. Не знаю, что в лесу сдохло, но у меня наконец появились первые подруги.

Посмотрев на время и понимая, что еще немного и она опоздает, Сакура нацепила на себя первое, что под руку попалось. Заправляя белую рубашку в серую юбку карандаш, про себя отметив, что первая немного маловата ей в груди. Одно лишнее движение, и пуговица расстегнётся, открывая довольно вульгарную картину.

— Блин, нет времени переодеваться. Ничего, просто скреплю в офисе булавкой на всякий случай.

Добравшись до офиса и в быстром темпе добежав до лифта, который уже закрывался, она все же успела в него попасть. Все еще тяжело дыша и ощутив все неудобство каблуков на бегу, даже не обращая внимания на окружающую ее обстановку, нажав на кнопку, девушка стала дожидаться нужного этажа.

— Черное кружевное? — голос сзади раздался так неожиданно, отчего она дернулась в сторону, но повернуть голову так и не осмелилась, ведь этот голос невозможно было не узнать.

Услышав его впервые за две недели, да еще и произносящим такой странный вопрос, она залилась румянцем.
«Вот черт! Как он здесь оказался! Хорошо, что он не видит моего лица, иначе это было бы слишком уж унизительно».

— Что? — прошептала она, потому что на большее была не способна.
— Когда делаешь покупки картой, не забывай, что мне приходят уведомления о них. Если хочешь скрыть это, просто сними наличку, — мужчина издал нечто вроде усмешки, проговаривая каждое слово каким-то пряным тоном.

«О боже! Только не это! Как стыдно-то!» — мысли в голове крутились в хаотичном порядке, а краснота на лице приобретала все более яркий оттенок.
«Ну вот опять! Теперь его голос уже не холодный, а такой же, как тогда, когда мы…» — от таких воспоминаний ей все же захотелось снова увидеть его лицо, что она и сделала, развернувшись к нему в пол-оборота.

— И тебе доброго утра, — стараясь сменить тему, она чуть ли не выдавливала из себя каждое слово. При его виде, язык почему-то отнимался.
— Опаздываем? — на губах мелькает тень улыбки, а глаза сияют от смеха, как будто он наслаждается какой-то одному ему понятной шуткой.
— Вовсе нет, ведь еще есть время, — девушка вновь отвернулась и уставилась в металлические двери перед собой.

Вдруг она услышала, как он сделал шаг в ее сторону, приблизившись почти вплотную.

— Повернись, — сказал он таким тоном, что ее тело само выполнило его приказ, повинуясь.

Встав еще ближе, настолько, что она стала ощущать возле себя его дыхание, его рука потянулась к ее груди. Сердце Харуно уже выстукивало бешеный ритм от пристального взгляда его темный глаз.
Брюнет нарочито медленными движениями застегнул пуговицу на ее рубашке, после чего так же медленно наклонился к ее уху, на секунду задев кожу своими губами:

— Если у тебя есть время, потрудись привести себя в надлежащий вид. Я уже говорил тебе про дресс-код, — мужчина отстранился, продолжая прожигать ее взглядом.

Ей стало трудно дышать: сердце забилось у самого горла и вот-вот норовило выскочить изо рта.
Звук, разнесшийся в ушах, говорящий о прибытии лифта на нужный этаж, стал ее спасением. Превозмогая себя и наконец спрятав пунцовое лицо от его взора, она развернулась к раскрывающимся дверям и мигом выбежала в коридор, не оборачиваясь.
«Черт! Черт! Черт! — безостановочно повторяла она про себя, направляясь к своему рабочему месту и не обращая ни на что вокруг внимания. — Как же он красив! Просто умопомрачительно и безумно красив… А его голос… Его глаза… Боже, Сакура, ну ты и дура! Да что с тобой вообще происходит?!»

— Доброе утро, дорогуша! — из бешеного потока мыслей ее вырвала рядом стоящая блондинка, пристально изучающая багровое лицо своей новой подруги.
— И чего это мы опаздываем? Да еще и раскрасневшиеся такие? — она все не унималась, а Сакура, казалось, в обморок свалится от такого частого смущения за последние пять минут.
— Я… я… не…
— Ты заболела, что ли? — голубоглазая наклонилась ближе, трогая девушку ладонью за лоб.
— Со мной все в порядке. Я просто проспала, прости, — наконец успокоившись, она включила рабочий компьютер.
— Ну ладно. Но больше не опаздывай: если Саске заметит, сама знаешь что будет. Загрузит заданиями до конца недели. Да еще и отчитает, — присев на край стола, Ино как-то расстроено посмотрела в сторону кабинета начальника.
— Не хотелось бы мне попадать под его горячую руку… Очередная его секретарша покинула наши ряды со слезами на глазах. Бедняжка была морально задавлена за считанные минуты.
— Да уж, — клацая мышкой, Сакура старалась отвлечься от последних событий, погружалась в работу.
— Слушай, Ино… — она как-то странно посмотрела на подругу.
— Да?
— С тобой было когда-нибудь такое, что при виде кого-то, ты начинаешь вести себя как идиотка, а дыханье будто останавливается? Не знаю, как точно описать это состояние…
— Да можешь не стараться, потому что я поняла о чем ты. Конечно было! А ты, я смотрю, влюбилась? — бестактно перебив Сакуру, Ино ткнула ее пальцем в лоб, как-то по-хитрому улыбнувшись. — Так вот почему ты такая красная, как помидор?
— Ничего я не влюбилась! — нахмурив лоб, Харуно тут же отвернулась.
— Да ладно тебе! Мне вот, кстати, тоже недавно один понравился… Правда, кажется, я ему не интересна. Он даже чем-то похож на нашего босса, и, как ты уже могла сделать вывод, не только внешне.
— Ну, по-моему, Саске вообще мало кто нравится. Да и не думаю я, что его характер кто-то сможет выдержать.
— Тут ты права. Ладно, работай, мне тоже пора, — блондинка удалилась в свой кабинет.

Спустя полчаса, погрузившись в разнообразные бумажки, девушка краем глаза заметила идущего, недавно обсуждаемого брюнета, в ее сторону. Нарочно игнорируя его присутствие, дабы не вызывать к себе лишнего внимания, она опустила взгляд и продолжила что-то писать.
Подойдя ближе к Харуно, мужчина остановился, как-то задумчиво осматривая ее. Его взору предстала довольно-таки интересная картина: распахнутая рубашка, из которой виднелись девичьи формы, а также слегка выглядывающий кружевной белый бюстгальтер. Переведя взгляд на стол и найдя на нем нужный предмет, он ловким движением рук скрепил блузку в районе груди девушки степлером, отчего та резко дернулась и уставила на него злостный взгляд.

— Саске! — закричала она чуть ли не на весь офис.
— Сакура, — голос оставался невозмутимым, — нечего тут светить своими прелестями. Ты на работе, а не в борделе, — после чего он вернул ей предмет канцелярии и пошел дальше.

«Да что они прицепились ко мне сегодня?! Дурацкая рубашка! Нужно было меньше мечтать по утрам и больше времени уделять сборам».
Оглядев новый «дизайнерский» предмет на ткани своей одежды, покачиваясь на стуле, она впала в раздумья, позволяя себе полностью расслабиться и откинуться на его спинку, пытаясь настроиться на рабочий процесс своими методами. Иногда мозгу просто необходимо прерваться, даже если времени с начала рабочего дня прошло не так уж и много. Но размышления были недолгими. Брюнет, шедший позади, остановился, кривя недовольное лицо, и, опустив руку на спинку качающегося предмета, резко потянул его вниз, заставляя розоволосую раскрыть глаза от испуга. Продолжая держать ее в состоянии невесомости, он окатил Сакуру гневным взглядом и таким же тоном:

— Что за забава — раздражать меня? — вернув наконец напуганную до чертиков сотрудницу в нормальное сидячее положение, глава отдела зашагал дальше, говоря все тем же голосом, не оборачиваясь, но так громко, чтобы она все еще его слышала, а также и рядом сидящие коллеги.
— Если ты думала, что я не заметил твоего опоздания, то, видимо, еще не успела включить мозги. Подорвала задницу и живо в мой кабинет!

Подчиняясь приказу и быстро встав, раскрасневшаяся, как рак, Харуно неуверенно последовала за Саске, пытаясь не обращать внимания на удивленные и сочувствующие взгляды, а еще тихие смешки по сторонам.
Присев на указанный жестом стул, заведомо готовясь к «смертной казни», она уставила потупленный взгляд на вальяжно усевшегося в кожаное кресло начальника. Тот, в свою очередь, сверлил ее леденящими душу, темными глазами, доставая из ящика какую-то бумажку и с оглушающим хлопком кладя на стол перед ней, добавил в этот комплект ручку.

— Вперед, — грозный тон казалось вывернет ее наизнанку.

Осмотрев документ и найдя там фразу «Объяснительная», она почувствовала, как к горлу тут же подступил комок.

— Ну и что сидим? Пиши: «Я, Харуно Сакура, явилась на работу в 8:05, тогда как должна была прийти в 7:45, тем самым нарушая трудовую дисциплину». Ниже указываешь причину.

Под таким давлением с его стороны у зеленоглазой уже руки начали трястись, а глаза беспорядочно бегали по бумаге. Ее в жизни не отчитывало начальство, а тем более не заставляло писать объяснительных.
«Теперь я понимаю, почему его секретарши убегали со слезами на глазах. Что за невероятная способность довести до нервного срыва одним лишь взглядом и тоном? Как у него вообще это получается?» Решив наконец вставить свое оправдательное слово, Харуно отодвинула от себя бумагу.

— Ты серьезно?! — крик, являвшийся причиной выброса нервов наружу, вырывался из ее рта даже не нарочно. — Мой рабочий день начинается с 8-ми! Объяснительная за пять минут опоздания? Да что за хрень вообще?! — в горле пересохло, а сердцебиение было бешеным, и кожу неприятно покалывало от выступившего пота.
— Во-первых, ты должна быть здесь за 15 минут до начала трудового дня. Во-вторых, если еще хоть раз услышу ругательства в стенах этого офиса, я тебе лично язык вырву. И, наконец, в-третьих…
— Саске! Да что за чушь?! Ты прекрасно знаешь, что вся эта волокита не для меня! Дай мне задание, с которым я лучше всего справлюсь. И ты великолепно понимаешь, о чем я говорю! — бестактно перебив Учиху, она скрестила руки на груди, сама поражаясь внезапно прибавившейся смелости.
— Да и вообще! Нечего на меня орать! Кем ты себя вообще возомнил?! Ты... — девушка не успела договорить, так как на нее выплеснули ледяную воду вперемешку со льдом. Повергнутая в шок, одновременно кипя от злости, она даже вымолвить ничего не смогла, сумев только раскрыть от удивления рот.

Сделав небольшую паузу, с силой сжимая кулаки под столом, брюнет открыл свои темные глаза, вселяя ими еще больше ужаса в сидящую перед ним девушку с насквозь промокшей блузкой, отчего ее грудь виднелась куда лучше. После он продолжил сверхспокойным тоном:

— Остудилась? — не дождавшись ответа, он продолжил свою речь. — Великолепно. А теперь я, пожалуй, продолжу. В-третьих, если еще раз повысишь на меня тон, я тебя уволю. А что касается твоей просьбы, на свои убийства ты тоже опаздываешь «всего на пять минут»? Эта работа важна так же, как и то, что ты делала. И если тебе не хватает мозгов, чтобы это понять, то пиши заявление на увольнение и вали отсюда. Тебя никто тут насильно не держит, Сакура. А если все же хватает, то будь добра наконец написать объяснительную и идти работать дальше.

Уставив гневный взгляд в сторону Учихи, Харуно взяла ручку и начала писать с такой скоростью и силой, что, казалось, продырявит стержнем бумагу. Закончив, она распахнула шире свои глаза в удивлении, потому что перед ней со всей своей тяжестью хлопнулась о стол стопка документов.

— Пойдешь домой как закончишь. Вперед и с песней, — закончив монолог, Саске открыл ноутбук, показывая всем своим видом, что ей пора удалиться из его кабинета.

Хлопнув за собой дверью, держа очередное задание начальника в охапку, она вернулась к своему рабочему месту, игнорируя заинтересованные взгляды коллег касательно ее не совсем сухого вида.

***

Midtown Tower. 49-ый этаж. 20:30.

Почти все сотрудники уже давно покинули здание, отправляясь по домам или еще куда-нибудь, лишь бы побыстрее выбраться из офиса. На улицах города уже практически стемнело, отчего он вновь засиял красивыми огнями. И только немногие все еще находились на своих рабочих местах. Среди них была и Харуно. Будучи загруженной работой до посинения, девушка, казалось, застряла там до глубокой ночи. Но, как говорится, если войдешь во вкус, уже не остановишься. Даже не обращая внимания на боль в глазах от столь долгого сидения за компьютером и заполнением различной макулатуры, Сакура потерялась во времени. Когда все дела были закончены, за окном были видны лишь размытые цветные пятна, а на ее этаже свет издавал только компьютер, за которым она неустанно работала.

— Так, осталось только отнести эту хрень в кабинет Итачи, и можно идти домой, — устало потянувшись, она взяла файл с документами и, покачиваясь, направилась в сторону лестницы.
— А вообще странно, разве он не запирает кабинет, перед тем как уходит? Или, может, Ино имела в виду до конца рабочего дня, а не почти в девять вечера? — понимая, что терять ей только лишь один лестничный пролет и пару минут своего времени, розоволосая попала на нужный этаж.

Тусклый свет в помещении разносился только из одного кабинета, лишь слабо освещая территорию вокруг себя.
«Свет горит? Да еще и в его кабинете? Неужели он еще здесь?»
Толкнув незапертую дверь, она тихо вошла, заглядывая вовнутрь.
Это место почти ничем не отличался от того, в котором она побывала сегодня утром. Единственное различие: кабинет казался немного больше, но тем не менее уютнее. Видимо, приглушенная лампа, отливающая немного оранжевым цветом, была этому причиной. Да еще и запах: пряный, и в тоже время крепкий древесный аромат, смешанный с дорогим табаком, который, в отличии от дешевого, пах приятно.
«Ладно, раз его нет, просто оставлю их на столе», — подойдя к нужному предмету мебели, она скосила свой взор вниз, и в глаза бросился стакан, наполненный парой сантиметров жидкости с золотисто-янтарным цветом. Взяв емкость в руку, девушка почувствовала запах алкоголя, предположив, что там нечто вроде скотча или рома.
«А еще мне что-то говорят про дисциплину. Выпивать на работе, значит, можно, а опаздывать нельзя — что за абсурд? Хотя куда мне, он ведь босс как-никак».
Поставив стеклянный предмет на место, Харуно развернулась к выходу, как вдруг уперлась во что-то твердое.

— Что ты здесь делаешь? — брюнет смотрел на нее сверху вниз, изображая удивление на лице.

Отстранившись на шаг назад, перед собой она увидела до боли знакомого ей человека: темные волосы, как всегда, были собраны в низкий хвост, часть которых аккуратно спадала на лицо; черная рубашка с подкатанными рукавами, заправленная в брюки, была распахнута на пару пуговиц.
«Как всегда безупречен… Черт, ну и почему при его виде я начинаю сходить с ума? И как же от него приятно пахнет! То ли это запах хорошего виски, то ли его духи — не разобрать».

— Сакура? — не услышав ответ на свой вопрос, брюнет сделал еще шаг, вновь приблизившись к ней вплотную.
— Я не… я — что-то мямля себе под нос, она снова отступила назад.
— Ты не что? — он будто повторял ее шаги, не давая отойти от себя дальше, чем на пару сантиметров.

Вся эта ситуация его забавляла, а алкоголь, отдающий в голову, только подстрекал его на продолжение маленькой игры в «хищника и жертву».
Сделав свой последний шаг, почувствовав за спиной стол и сжав его края руками, она поняла, что отступать больше некуда и ей придется ответить хоть что-то внятное.

— Я принесла тебе… Вам документы, которые передала Ино. Извините, Вас не было, вот я и решила оставить их на столе, — выпилив все на одном дыхании, она замолчала, но легче ей не стало.

Язык отнимался, а сердце продолжало стучать в бешеном ритме, не давая легким нормально функционировать.
«Сакура, да что с тобой происходит? Успокойся наконец!» — твердила она мысленно, стараясь прийти в себя и перебороть смущение. И ведь почти получилось, пока он снова не сделал еще один шаг, протягивая к ней руку. Розоволосая уже чувствовала прикосновения его тела, отдающего теплом, отчего ее пальцы все с большей силой сжимали кусок дерева за собой. А, когда его ладонь медленно провела линию возле ее бедер, стол оставался единственной опорой. Чем ближе его лицо к ней наклонялось, тем больше она чувствовала его дыхание и тем больше прикрывала глаза, понимая, что еще пару секунд, и ее мечты сбудутся. Она наконец-то сможет ощутить его губы на своих.
Заметив, как девушка слегка приоткрыла рот, брюнет изобразил на своем лице ехидную улыбку. Взяв со стола принесенные ею документы той самой рукой, которая коснулась ее тела, и поднося их поближе к своему лицу, скрывая его от зеленых глаз, он стал внимательно изучать текст. Заметив это, девушка сморщила лоб и смутилась еще больше, понимая, что повела себя более чем глупо.
«Он надо мной издевается?! Или это у меня слишком сильно воображение разыгралось?»
Продолжая стоять неподвижно, так как все пути отступления были перекрыты брюнетом, она заметила, как его вторая свободная рука потянулась к другому ее бедру. Нарочно касаясь девушки, Итачи взял стакан с виски и полностью его осушил, вернув пустую емкость обратно. Казалось, Харуно в этом кабинете вообще не было, а он просто занимался своими делами. Убрав бумагу от своего лица, открывая себе вид на раскрасневшуюся подчиненную, брюнет как-то странно посмотрел в ее изумрудные глаза, не прекращая улыбаться.

— Ты забыла расписаться вот тут, — указывая пальцем на пустую строку, он поднес документ ближе, — и не поставила печать здесь, — он продолжил водить рукой по бумаге, а его спокойный голос с долей смеха разносился в ее ушах, не давая нормально соображать и вообще понимать, о чем ей говорят.

Решив, что, если он и дальше продолжит стоять рядом с ней, его подчиненная потеряет сознание, Итачи наконец отошел в сторону, кладя бумаги на стол. Обойдя девушку, он достал из небольшого шкафчика бутылку и, наполнив пустой стакан золотистой жидкостью, вернул ее на место. Сделав маленький глоток, промочив горло обжигающим напитком, он вернулся к розоволосой, которая по-прежнему не могла сдвинуться с места, лишь наблюдая за движениями своего начальника.

— Так почему ты еще не дома? — теперь он оставил между ними небольшое расстояние, внимательно следя за каждой ее реакцией на его слова.

Сделав глоток воздуха, она все же смогла ответить с большей уверенностью в голосе:

— Ваш брат нагрузил меня работой.
— Ну, учитывая, что ты опоздала, это вполне справедливо, — мужчина протянул к ней рокс с виски. — Хочешь? — на что Харуно только помотала головой.

Его присутствие и без этого опьяняло ее разум, так что алкоголь был бы излишним.
Сделав еще глоток, более крупный, поставил стакан на стол, вновь стесняя подчиненную своими движениями.

— Тебе не обязательно обращаться ко мне столь формально. Рабочий день уже давно закончен.

«Почему он не отпускает меня домой, а продолжает этот бессмысленный разговор? Да еще и стоит так близко? Интересно, как много он выпил, что позволяет себе такие вольности в мою сторону? Хотя… сильно пьяным его не назовешь… Речь вполне внятная, как и движения».

— В чем дело, Сакура? — он наклонился ближе к ее уху, задевая губами ее нервные окончания. — Ты что-то хочешь мне сказать? — после чего нежно провел пальцами по ее щеке.

Распахнув свои зеленые глаза, она невольно уставилась в его, мгновенно утонув в их темной бездне. Он смотрел на нее, как на загнанного в угол зверька, растягивая свою хищную улыбку все шире.

— Ты смотришь на меня, как влюбленная школьница. Мне это нравится, — большим пальцем он коснулся нижней губы девушки, немного оттягивая ее вниз.

Харуно все никак не могла заставить себя пошевелиться: его глаза и голос словно гипнотизировали, оставляя за собой лишь дрожь по всему телу.

— А, может, ты хочешь, чтобы я поцеловал тебя? — проговаривая сухим голосом эти слова в ее губы, он уже едва касался их.

Зеленоглазая, казалось, сейчас сломает себе пальцы: настолько сильно она сжимала стол позади себя от волнения. Щеки уже горели, а выступивший румянец на них только подстрекал мужчину продолжать свою маленькую игру. Запустив руки в ее волосы, он слегка оттянул ее голову назад, вырывая из ее уст еле слышный стон. Еле касаясь губами ее шеи, он вдыхал ее аромат, заставляя кожу покрываться мурашками, двигаясь выше, добираясь до мочки уха. Слегка прикусив ее, он вновь начал обжигать голосом все тело, переводя его в еле слышный шепот:

— Я не слышу ответа, Сакура… Хочешь? — вернув свои губы поближе к ее, он слегка провел по ним кончиком языка, отчего девушка бы, может, и дернулась, но мужчина слишком крепко сжимал светло-розовые локоны.

Вдавив ее всем телом в край стола, он второй рукой начал медленно расстегивать пуговицы на ее блузке. Кончиками пальцев он водил линии по ее бледной коже, рисуя различные узоры, отчего ее отрывистое дыхание все с большей скоростью разносилось по его губам. Не в силах оторваться от его глаз, она наконец вымолвила из себя еле слышное «да».
Получив согласие, брюнет накрыл обе ее щеки своими руками и со всей нежность, так медленно, насколько это вообще было возможно, обхватил ее губы своими. Трепетно оттягивая то нижнюю, то верхнюю ее губу, поочередно, он продолжал смотреть ей в глаза своими прожигающими насквозь, с удовольствием наблюдая за ее реакцией. Не выдержав такой сладкой муки, девушка опустила веки, податливо разжимая свои губы ему навстречу. Рука брюнета еще крепче обхватила ее голову, прижимая к себе, позволив ему наконец углубить поцелуй. Девушка почувствовала, как язык Итачи проскользнул по ее нижней губе, обжигая ее дотла. Ей стало еще жарче, а сердце забилось с более устрашающей силой. От ощущений из горла донесся ее несдерживаемый легкий всхлип. Воспользовавшись моментом, язык брюнета сразу же проскользнул в ее рот, наполняя его огненно-горячими ощущениями. Он исследовал все, не пропуская ни сантиметра, скользил по зубам, по небу, заполняя все пространство. Каждым своим движением он будил в ней странное желание, затуманивая ее рассудок, сводя с ума. С каждой секундой он все более жадно впивался в ее губы, подавляюще касаясь ее языка, не давая и шанса ответить или отстраниться. Его губы казались ей такими мягкими, но в тоже время они со всей силой впивались в ее, разнося по телу жар и неописуемое удовольствие. Не выдержав, девушка обхватила руками его лицо, стараясь как можно больше насладиться их поцелуем, неумело сжимая его верхнюю губу своими. Остановившись, словно давая шанс распробовать его, Итачи раскрыл рот, давая ей возможность проявить инициативу. Неуверенно Сакура провела своим языком по его губам, пытаясь повторить все те манипуляции, что делал до этого брюнет. Нежно посасывая его кончик языка, своим она проникла вглубь его рта, после чего мужчина игриво его прикусил, немного оттянув на себя, и вновь пылко завладел ее губами, отдаваясь страсти, ускоряя каждое движение. Увлекаясь, брюнет прикусил ее верхнюю губу настолько сильно, что из нее выступила ярко-алая струйка крови. Итачи слизал её своим горячим языком, немного нежно целуя укушенную точку. Ее голова начала кружиться с новой силой, а ноги уже не чувствовали пола. Розоволосой стало нечем дышать. Нужен был глоток чистого воздуха: казалось, лёгкие перестали работать. Но воздуха не было. Был только он. Он и его огненно страстный поцелуй. Итачи ни разу не закрыл глаза, крепко сжимая ее затылок, безжалостно и жадно целуя ее губы. Он словно пожирал их, как будто хотел получить всё, подчинить ее своей воле. По телу пробежали мурашки, а где-то внизу живота становилось все жарче. Харуно срочно нужен был воздух.

— Итачи… — больше не было сил, и невольно его имя вырвалось с девичьих губ.

Оно было произнесено впервые, но с таким наслаждением и в то же время с мольбой. Услышав своё имя, Итачи резко развернул ее голову в сторону, открывая себе доступ к шее. Как же он желал взять ее сейчас и подчинить себе, как же он вожделел ею. Впившись в бархатную и тонкую кожу, мужчина не пропускал ни миллиметра, страстно и безжалостно целуя ее, посасывая и проводя по ней кончиком языка, разливая по телу новую дрожь, вырывающую все больше тихих стонов. Начав свою маленькую игру, Итачи уже не мог себя останавливать, а алкоголь в крови опьянял рассудок. Быстрыми движениями задрав юбку подчиненной, он скинул все мешающие предметы со стола и, подхватив ее своими сильными руками за бедра, усадил на предмет мебели, резко раздвигая ей ноги. Встав между ними, притягивая девушку к себе настолько близко, чтобы она почувствовала его затвердевшую плоть, одной рукой он залез уже под распахнутую блузку, расстегивая ловкими пальцами застежку бюстгальтера и вскользь касаясь ее нежной кожи, просунул обе руки под лифчик, обхватывая теплыми ладонями ее грудь. Оттянув его волосы от блаженства вниз, она уже сама впивалась в его губы, одновременно издавая более громкие стоны. От каждого его умелого движения, все ее тело сводило судорогой, прося большего. Одной рукой продолжив массировать ее грудь, задевая кончиками пальцев набухшие соски, другой он провел горячую полосу от колена, двигаясь все дальше, периодически сильно сжимая ее бедро с внешней стороны. Раздвинув ее ноги еще шире, Итачи вжался в нее толчком, упираясь в ее промежность твердой плотью через штаны, сделав затем еще один толчок, имитируя свои дальнейшие действия. Вернув руку на ее бедро, кончиками пальцев он провел еще одну линию уже по внутренней стороне, доводя девушку чуть ли не до экстаза. Двигаясь в нужном направлении, он наконец добрался до ее уже мокрых трусиков, слегка надавливая через них на промежность, чем вызвал очередную волну еще более громких стонов с ее стороны. Заглушая их быстрым поцелуем, он продолжал неотрывно следить за ее реакцией, за каждыми ее вздохами, массируя пальчиками ее промежность через влажный от возбуждения предмет одежды. Не сумев себя более сдерживать, Сакура потянула руку к его брюкам, поспешно расстегивая ремень, задевая тонкими пальчиками его член, чем вызвала его первый стон, сладко разнесшимся в ее ушах.

— А ты уверена, что хочешь лишиться девственности на столе в моем кабинете? — полагать, что страсть поглотила его полностью, было ошибочно.

Этот властный мужчина по-прежнему все контролировал и, словно играя с ней, продолжал ласкать ее между ног. Будто не понимая вопроса, она все продолжала неумелые попытки избавиться от ремня, оставаясь во власти возбуждения и желания.
Тяжело дыша, она безостановочно искала его губы своими, не в силах от них оторваться. Они казались ей настолько сладкими, действуя на нее как наркотик. Ей уже было плевать, где она находится, и что последует дальше. Ей хотелось продолжения.

— Я так понимаю, это «да»? — хриплым и низким голосом прошептал он ей на ухо.

Казалось, сердце остановилось, и кровь в венах застыла.
Не дождавшись ответа, он помог ей расправиться с его брюками и, оттянув их, взял ее руку, наводя ее в верном направлении. Почувствовав ею разгоряченную и твердую плоть, от неожиданности она немного дернулась. Все это было для нее впервые. Обхватив своей рукой ее, словно показывая, как правильно его держать, он начал медленно водить ее пальцами из стороны в сторону, издавая хриплые стоны ей в ухо. Решив себя больше не сдерживать, Итачи схватил ее за ноги, придвинув ближе к себе, и одной рукой отодвинул трусики в сторону, а второй потянулся к ее лицу, аккуратно засовывая два пальца ей в ротик. Обхватив их губами, она по инерции стала нежно их посасывать, вновь закрывая глаза, в то время как он с наслаждением наблюдал за ее движениями. Достав их, он опустил руку вниз к своему члену, смазывая его слюной, и медленно прикоснулся головкой к ее узкой дырочке, слегка надавливая. Он новых ощущений она невольно стиснула ноги, после чего брюнет трепетно поцеловал ее, наклоняясь еще ближе к ее лицу.

— Не бойся, я постараюсь быть нежен, — снова углубившись в поцелуй, проникая в ее рот языком, он медленно надавливал своей плотью на ее промежность.

Неожиданно оба почувствовали странную вибрацию. Остановившись, Учиха бесцеремонно полез за телефоном в карман брюк, смотря на экран. Его лицо вмиг приобрело привычный холод и, надев брюки обратно, он повернулся к Харуно в пол-оборота, отвечая на звонок:

— Да, — голос не выражал абсолютно ничего, что бы могло выдать только что произошедшее между ними двоими в этом кабинете.
— Нет. Я буду через 15 минут, — потерев глаза, он убрал телефон обратно в карман и застегнув ремень, направился к розоволосой.
— Прости, но мне срочно нужно идти. Продолжим как-нибудь в другой раз. Закрой за собой, — бегло поцеловав ее и сунув ей ключи от кабинета, он накинул на себя пиджак и вышел за дверь.

Все еще сидя на столе с раздвинутыми ногами и распахнутой рубашкой, Сакура вертела в руках звенящий стальной предмет, прибывая в каком-то трансе. Застегивая одежду и приводя себя в порядок, она случайно задела недопитый стакан с виски и, осушив его одним глотком, резко сжала его с такой силой, что емкость лопнула в ее руке. Швырнув осколки в сторону двери, она закричала уже давно ушедшему с этажа брюнету:

— УЧИХА, ДА ТЫ СОВСЕМ ОХРЕНЕЛ?!

«Твою мать, снова! Да он издевается надо мной!» — даже не убрав за собой, она со всей дури хлопнула дверью, да так, что с потолка штукатурка посыпалась, и, закрыв ее, быстрым шагом направилась к лифту, все еще в надежде встретить там Итачи и высказать ему свое недовольство. Но главы компании там уже не было, и, даже не обращая внимая на порезанную руку, Харуно двинулась к лестнице, чтобы попасть к своему рабочему месту и забрать от туда вещи.
«Вот ублюдок! Ненавижу!»
Доставая из сумки телефон, она наконец заметила кровь на своей руке.

— Просто прекрасно, — усевшись прямо на пол, она закрыла лицо целой ладонью и глубоко вздохнула.

Прокручивая в голове его последний поступок, внутри она сеяла невероятную обиду, превращающуюся в давящий на горло комок, который мгновенно вырвался наружу тихим всхлипом и неконтролируемыми короткими слезами.
«Смирись, Сакура. Этот мужчина для тебя недосягаем. Куда такой, как ты, до такого, как он. Ты нужна ему лишь для убийств. Как и твоему отцу. Он просто пожалел тебя, а на поцелуй ты первая напросилась. Тем более он был пьян, вот и поддался. Нечего сопли тут распускать, ведь это ничем не поможет. Да и вообще, бухой мужик — и этим все сказано. Сама должна знать, что ему похеру на любую мораль в таком состоянии», — вспомнив о кровоточащей руке, достав из шкафчика салфетки, она крепко сжала их и, снова взяв мобильный, вызвала такси.
Утверждено Evgenya
jess
Фанфик опубликован 16 декабря 2015 года в 14:57 пользователем jess.
За это время его прочитали 640 раз и оставили 0 комментариев.