Наруто Клан Фанфики Хентай/Яой/Юри Обрывки пепельных ночей: Кисаме. Глава 1

Обрывки пепельных ночей: Кисаме. Глава 1

Категория: Хентай/Яой/Юри
Обрывки пепельных ночей: Кисаме. Глава 1
Название: Обрывки пепельных ночей: Кисаме
Автор: hermanf
Бета: D.Mertz
Фэндом: Наруто
Дисклеймер: Кишимото
Жанр(ы): Повседневность, PWP, POV, AU
Персонажи: Кисаме/Итачи
Рейтинг: NC-17
Предупреждение(я): OOC
Размер: Мини
Статус: В процессе
Размещение: Фикбук
Содержание: Перед глазами снова всплыли картины недавней ночи и белоснежная кожа, что ярким пятном проступала в полумраке помещения. Его тонкие пальцы, упирающиеся в кафельную плитку, и распускающаяся от предплечья тату. Будь шанс, я бы несомненно это повторил. Да хоть там же, лишь бы мальчишка кусался и насаживался на член с таким же запалом, как и в прошлый раз.
Словно по накатанной, опять вспоминаю о том выскочке, и возбуждение сладкой негой растекается по телу. Высокий, почти с меня ростом и до жути высокомерный. Как же он стонал, когда я вжимал его в стенку сортира того дерьмого клуба.

Перед глазами снова всплыли картины недавней ночи и белоснежная кожа, что ярким пятном проступала в полумраке помещения. Его тонкие пальцы, упирающиеся в кафельную плитку, и распускающаяся от предплечья тату. Будь шанс, я бы несомненно это повторил. Да хоть там же, лишь бы мальчишка кусался и насаживался на член с таким же запалом, как и в прошлый раз.

Чёрт, как же его звали?

— Хошикаге-сан, — равнодушный женский голос возвращает в реальность, и я ощущаю, как распирающее до этого желание тут же сходит на нет. — Может, поужинаем сегодня?

Голубые глаза напротив хитро щурятся и никак не могут оторваться от моих губ. Красные ноготки еле ощутимо прикасаются к руке, и я уже жалею, что забрёл в свой выходной на работу. Однако всё же улыбаюсь и киваю в ответ.

И зачем только в такие места берут работать женщин, которым слегка за тридцать? Да ещё таких ненасытных, как Рена. Чтобы они могли иметь молодых парней, чей штат здесь занимает почти девяносто процентов? Или для того, чтобы просто мешать работать?

— Тогда сегодня заезжай за мной в семь, — подмигивает, едва касаясь под столом моей ноги своей, и встаёт.

Выходит не так эротично, как ей может показаться. Ведь получается, что меня не только подписали на обязательный секс после ужина, который мне, кстати, не особо нужен, так ещё и испачкали любимые брюки.

Кривлюсь, прекрасно осознавая, что не особо хочу коротать вечер в обществе этой особы, но выбора нет. Откажи я ей, и Рена тут же найдет кого-нибудь другого, а это значит — прощайте хорошие заказы и состоятельные клиенты.

Ощущаю себя почти шлюхой, но ничего поделать не могу. Ведь наша охранная контора хоть и мелкая, но не думаю, что здесь ещё кто-то, кроме меня, готов отказаться от полноценного третьего размера в пользу хера, болтающегося между ног.

Доцеживаю растворимый кофе, и аж передёргивает. Какая мерзость. Бросаю бумажный стакан в мусорку и, решая последовать примеру Рены, тут же вскакиваю, и отправляюсь домой.

***

Голова жутко раскалывается и почти ничего не соображает. Сам чувствую, как от меня разит жутким перегаром, и, наверное, даже жалею. Самую малость упрекаю себя за то, что после маленькой съёмной квартиры администраторши отправился в тот дерьмовый клуб.

А ради чего? Чтобы найти того мальчишку и выебать его ещё раз? Жаль, отыскать сумел только барную стойку, и то не с первой попытки. Да ещё и слишком болтливого бармена в придачу.

Еле разлепившимися глазами нахожу телефон и минут пять пытаюсь разобраться с мелкими цифрами на дисплее, попутно отметив непрочитанное сообщение и кучу пропущенных. Понимаю, времени на покаяния и сожаления совершенно нет, поэтому кое-как выбираюсь с дивана и просто лезу под холодный душ. Помогает. Однако не настолько, чтобы собраться перед важной встречей у потенциального работодателя. Кажется, выпиваю литр кофе, заставляя организм прийти в себя, и даже умудряюсь закинуть в желудок подсохшую вчерашнюю яичницу, прежде чем, надев чертовски неудобный костюм, всё же отправиться в назначенное место.

Навигатор прокладывает маршрут в один из богатых районов префектуры и заставляет заглушить мотор у огромного особняка. Да, не зря я вчера весь вечер слушал бесполезную болтовню Рены, а потом ещё столько же её стоны. Клиент и впрямь хорош.

Замечаю, как к машине, не спеша, подходит молодой паренёк, и открываю окно. Уверен, этот костюм, что на нём болтается как на вешалке, тоже до жути неудобен, разве что стоит, в отличие моего, на несколько тысяч йен дороже.

Задаёт чисто рабочие вопросы: «Кто?», «Куда?», «Назначено?». Отвечаю быстро, заученно, даже не задумываясь. Ерошу рукой короткие, ещё немного влажные, волосы и стараюсь игнорировать его настороженный взгляд. Уточняет что-то по рации и, наконец, пропускает, отворяя ворота.

Перед самим домом прохожу подобную процедуру ещё раз и, не успев даже оценить размах доходов работодателя, оказываюсь у него в кабинете.

Клиент — приличный на вид мужик. Не старше пятидесяти, с волевым лицом и немного длинными волосами. В повседневной одежде и довольно забавных тапочках. Почти обычный. Да, быть может, со своими чертями в голове, но не якудза, и на том спасибо.

Чувствую, как его чёрные глаза пристально изучают моё тело, пока лицо совершенно не выдаёт каких-либо эмоций. Сидит, откинувшись в мягкое кожаное кресло, и, кажется, одобрительно кивает, прежде чем начать.

— Хошикаге-сан, первое и самое главное правило в этом доме — это беспрекословное подчинение мне, — говорит холодно, не спеша, нарочно растягивая слова.

Голос звучит довольно пошло, но не более. По его виду сразу заметно — чувак явно не любит вставлять хрен в задницы, да и в свою вряд ли позволит что-либо засунуть. Не сильно расстраиваюсь из-за этого. Всё равно в моём вкусе молоденькие мальчики со смазливыми мордашками.

— Второе тоже важное, но если идёт в резонанс с первым, то менее значимое, — выдерживает паузу, и губы ненароком кривятся, — опека моего старшего сына.

Стоп. Какая, к чёрту, опека? Совершенно не въезжаю. Хорошо помню, как Рена вчера говорила об обычной работе телохранителем, и теперь однозначно не понимаю, на кой чёрт она меня сюда рекомендовала.

— Если быть конкретнее, то я хочу, чтобы Вы стали его тенью, — вальяжно поднимается и, бесшумно ступая по ковру с огромным ворсом, оказывается около меня. — Возили его в институт, забирали оттуда. Следовали за ним, куда бы он ни пошел, будь то комната его подружки или туалет. И самое главное — следили, чтобы он не наделал глупостей.

Замечает моё удивление, но не спешит что-либо добавлять. Наблюдает за реакцией и почему-то довольно хмыкает, когда я предлагаю нанять ему няньку или того, кто в состоянии соплякам подтирать задницы. Совершенно не жалею о своей несдержанности и собираюсь уже уходить, как тот называет сумму. Громко и очень чётко проговаривая количество нулей в ней.

Дёргаюсь и тут же замираю.

Признаю. Мне сразу показалось странным, что люди, предлагающие такие деньги уже год, один-два раза в месяц обращаются в агентства. Но этот факт было проще игнорировать, поэтому я даже не думал о перспективе стать нянькой богатенькому мальчику.

Засовываю гордость в самый дальний угол своей души и, обворожительно улыбаясь, спрашиваю, где надо подписать.

Протягивает ручку, и я, даже не читая договор, быстро отмечаюсь почти на каждой странице довольно объёмного документа, а по завершении тут же получаю аванс.

Да за такую сумму я готов ему даже сказки на ночь читать и в лобик целовать перед сном. Караулить и день и ночь подле кровати и, если надо, устраивать профилактикой нагоняй. Готов почти на всё, лишь бы сумма оставалась неизменной. Есть, конечно, несколько нюансов. Вроде тех, что придётся жить в этом доме или протирать штаны в машине по шесть пар, и, возможно, даже посещать научный кружок. Но всё это хрень на фоне того чека, который я только что получил. Теперь главное, чтобы паренёк оказался нормальным, а не маргинальным выблядком, однако об этом я узнаю лишь в понедельник, так как воскресенье — мой официальный выходной.

***

«Чёрт, как же хорошо, когда у тебя есть деньги. Ни тебе дерьмового клуба, ни тебе мерзкого пойла» — именно так я рассуждал по дороге домой, пока, скинув с себя костюм и закинув за диван душащий галстук, не оделся в обычную одежду и отправился в уже излюбленное мной место обитания.

И вот я уже сижу в клубе и попиваю почему-то всё то же мерзкое пойло. Только теперь вместо джина на дне меж кубиков льда играет золотистый напиток. И вроде бы всё ништяк, но чувство, словно чего-то не хватает. Алкоголь не очень-то и цепляет, заставляя увеличивать дозу, а бармен уже даже не пытается заговорить, лишь подливает виски, когда мой стакан, быстро пустея, касается барной стойки.

Сдаюсь. Понимаю, что шансов встретить его тут уже нет, и просто блуждаю взглядом по окружающим. Может, получится отыскать какого-нибудь заскучавшего паренька, чтобы позже, угостив парой крепких коктейлей, расслабиться, поимев его в сортире этого подобия клуба.

Почти сразу примечаю довольно заметного неформала. Пепельные волосы, яркие глаза, ни то фиолетовые, ни то синие. В полумраке и не разберёшь. На губах пирсинг, который он иногда теребит языком, невзначай облизывая. Сидит неподалеку за столиком и уже давно прожигает меня взглядом.

Почему бы и нет?

Подмигиваю ему, и в ответ он, расплываясь в улыбке, тащиться в мою сторону. Не то чтобы прямо отвечал моим вкусам, но ещё пара стаканов и для этого денька сойдёт.

Заказываю виски и протягиваю подоспевшему мальчишке. Совсем не стесняясь, улыбается, обнажая ряд острых зубов, и я, цепляясь за них взглядом, тут же представляю, как, поставив на колени, буду ебать его в рот. Забирает из рук стакан, едва проходясь пальчиками по манжету моей рубашки, и через тонкую ткань джинс чувствую, как нарочно елозит по моему паху. Свободной рукой тянется к лицу, и я тут же пресекаю попытку, перехватывая её своей. Не особо люблю, когда касаются, больше по нраву прикасаться самому. Залпом осушаю стакан, несказанно радуясь, что парень сам готов выскочить из штанов, и мне даже не придётся тратиться.

Пальцами зарываюсь в его светлые волосы, слегка дёргаю назад, и он, послушно подчиняясь, выдаёт мне лучший обзор своей шеи. Кожа нежная и, в отличие от моей – бледной и слабо отливающей голубизной, совсем белая. Прикасаюсь к ней губами, оставляя влажную дорожку почти до самого плеча, и, не сдерживаясь, кусаю. Несильно, но мальчишка всё равно, пытаясь подавить стон, закусывает губу. Отставляет стакан и, прижимаясь ко мне, тут же норовит забраться под рубашку. Глаза лихорадочно блестят, пытаясь поймать мой взгляд, и думаю, что дело тут далеко не в желании или алкоголе. Хмыкаю. Задевает, но совсем немного. Лишь мелким краем проходиться по моему самолюбию, и я, хватая его за локоть, тут же об этом забываю. Хочу уже утащить в сортир, как боковым зрением улавливаю что-то знакомое.

Недалеко от меня, где-то в паре метрах за столик усаживается компания молодых людей. Всего три человека. Рыжий в обнимку с под стать ему, увешенной пирсингом, девушкой и высокий парень с татуировкой на руке.

Дёргаюсь, совершенно не замечая, как вскрикивает из-за сильной хватки мальчишка и ладонью упирается мне в грудь. Не могу поверить удаче, что сегодня так благоволит моей персоне, и просто таращусь. Нет, не на них, только на него. Высокого, темноволосого парнишку, чью худобу ещё сильнее подчёркивают зауженные рваные джинсы и чёрная майка. На шее блестит короткая цепочка, а в ушах только сейчас замечаю не одну серьгу. Сидит лицом ко мне и курит. Тонкие губы то и дело прикасаются к белому фильтру и, принимая форму буквы «о», выпускают кольца дыма.

Ловлю себя на мысли, что выгляжу сейчас, наверное, полным дураком, но ничего поделать не могу. Словно заворожённый пялюсь, пытаясь сохранить в памяти его лицо. Немного вытянутое, с заострённым подбородком и сильно проступающими скулами. Лицо, которое остаётся совершенно равнодушным, несмотря на происходящее вокруг. Лицо, которое полностью игнорирует громкую музыку, закладывающую уши, мужика, что уже несколько раз пройдя мимо, специально прикоснулся к его почти обнаженным, лопаткам и меня, который прожёг бы в нём дыру, если бы только мог.

В горле пересохло. Выпить бы, да боюсь отводить взгляд. Вдруг исчезнет? Но компания вроде никуда не спешит, по-прежнему сидит за столиком и, не спеша, попивает пиво.

Наконец отмираю и только сейчас вспоминаю про мальчишку, чью руку я всё ещё сжимаю. Недоверчиво косится на меня и, кажется, даже немного злится. Замечает мой оживший взгляд и решает сменить гнев на милость. Встаёт на носочки и, уткнувшись носом в мою шею, что-то шепчет. Из-за музыки невозможно разобрать слова, но и без них понятно. Хочет продолжения. Я тоже хочу. Джинсы уже не способны скрыть сильно налившееся кровью желание. Хочу чертовски сильно, но не его.

Размыкаю пальцы и слабо отталкиваю от себя. Прости, парень, но не сегодня.

Ничего не понимает. Лишь удивлённо вздёргивает такие же пепельные, как и волосы, брови. Пристально смотрит на меня и, видимо, желает получить разъяснений.

А мне-то что? Просто игнорирую и хочу заказать ещё один стакан виски, как понимаю, что бутылка будет самое то. Сразу расплачиваюсь. Без мобильника знаю, время уже давно перевалило за полночь и нужно убираться отсюда. Однако продолжаю сидеть у барной стойки, иногда прикладываясь к горлышку крепкого напитка. Хрен его знает, как завтра сяду за руль и поеду катать богатенького сынка, но об этом я подумаю потом. Сейчас просто физически этого сделать не смогу. Все мысли из головы вытеснил тот паренёк.

Внезапно отставляет свою бутылку и, встав из-за стола, тащится в сторону туалета. И будь я проклят, если в этот момент наши взгляды пересекаются случайно. Его — долгий и задумчивый, мой — пойманный врасплох и растерянный. Закладывает выбившуюся прядь длинных волос за ухо и на пару секунд пропадает в танцующей толпе. Снова показывается уже у двери и тут же скрывается за ней.

Медлю. Не знаю, стоит ли идти за ним. Ломаюсь как пятнадцатилетняя школьница, прежде чем всё же отправиться следом. Быстро оказываюсь около двери и, войдя внутрь, тут же нос к носу сталкиваюсь с ним.

Стоит неподвижно, словно статуя. Руки спрятаны в карманах, а на тонких губах застывшая ухмылка.

— Долго. Я уж подумал, у тебя член отсох, — бросает мне тут же в лицо.

Понимаю, что не хоти я его сейчас так сильно, то несомненно бы съездил по этому милому личику и не раз, и не два, а после, загнув прямо здесь на полу, доказал бы его неправоту. Потом намотал бы волосы на саднящий кулак и, оттащив в одну из кабинок, доказал бы ещё разок. Хорошо бы наказал этот расплывающийся в усмешке рот, навсегда отучив произносить такие слова.

— Какой ужас, — наигранно вскидывает руки, заметив перемену во мне, и, не убирая эту блядскую улыбку, подаётся вперед. — Таким ты мне нравишься больше.

Глаза почти вровень с моими. Холодные, чёрные, зрачков даже не углядеть. Смотрит на меня из-под опущенных ресниц, и я понимаю, что это ловушка. Западня, из которой не смогу выбраться, если поддамся сейчас. Несмотря на дурманящий алкоголь, ещё ощущаю, как распирает странное чувство изнутри. Поднимается из недр моего старого, кажется, уже давно мёртвого «я» и пытается захватить.

Прежде чем положить свободную руку к нему на затылок, борюсь, может быть, с минуту, и, окончательно проиграв, тут же своими губами нахожу его.

Отвечает. С не меньшим напором толкает язык мне в рот, вскользь проходясь по нему. Ощущаю металлический привкус. Маленький шарик негромко клацает по зубам, и я понимаю — он сносит мне крышу. Дурманит не хуже травы или кокаина.

Его пальцы замирают на пряжке моего ремня, и, нехотя разрывая поцелуй, он шепчет:

— Прямо здесь? — вроде спрашивает, но всё равно, кажется, будто подначивает. И я, несомненно, повёлся бы, если бы не этот насмешливый взгляд и журчание далеко не воды в закрытых кабинках.

Носом касается моей щеки, и я чувствую, как сбилось и его дыхание тоже. Всё ещё удерживаю руку на волосах, а другой — сжимаю наполовину заполненную бутылку. Впервые так сильно желаю нарушить собственные железные принципы, а потому без каких-либо намёков просто приглашаю его к себе.

И насрать, что на утро будет ещё хуже, чем сегодня, зато сейчас будет непременно хорошо.
Утверждено ф.
hermanf
Фанфик опубликован 08 Августа 2018 года в 12:59 пользователем hermanf.
За это время его прочитали 20 раз и оставили 0 комментариев.