Наруто Клан Фанфики Другое Обратная сторона луны. Глава 9. Деревья

Обратная сторона луны. Глава 9. Деревья

Категория: Другое
Обратная сторона луны. Глава 9. Деревья
Название: Хроники хвостатых: Обратная сторона луны
Автор: Шиона(Rana13)
Фэндом: Наруто
Дисклеймер: Масаси Кисимото
Жанры: приключения, драма, юмор, романтика, фэнтези, экшн
Персонажи: Гаара, Шукаку, Темари, Канкуро; Хината, Зеру
Рейтинг: R
Предупреждения: ООС, ОЖП, ОМП
Статус: в процессе
Размер: макси
Размещение: с моего разрешения
Содержание:
Темари потянулась – хорошо-о-о… После нескольких часов не самого трудного, но однообразного труда, все проблемы и измышления сужались до минимальных человеческих потребностей. Например, душ. Собаку была готова на что угодно пойти ради приятной прохлады воды, чтобы, не думая об экономии ценного ресурса, смыть песок, пыль и пот с кожи и волос и перестать чесаться от соли. Канкуро, вероятно, думал о том же, так как даже стянул вечную шапку и, не думая о боевой раскраске, умылся из бочки: его лицо потекло фиолетовыми разводами плохо смывающейся краски – не должна ж она сходить от каждого дождя на миссиях северней – но парень не обращал на это внимания.
- Польёшь?
- А до дома подождать?.. – фыркнула старшая Собаку, но всё же подошла, зачерпнула ладонями подпорченной лиловым воды и вылила брату на волосы. После чего быстро повторила процедуру несколько раз.
Канкуро потряс головой, словно шелудивый пёс.
- Так дома проходной двор. Когда ещё до ванной доберёшься…
- Это ты о чём?
По мнению Темари, в их большом доме всегда было пустовато. Он строился в расчёте на маму, папу дядю и них – тогда ещё будущих детей. Теперь остались только они: два «будущих» ребёнка и один живой эксперимент отца.
Мама тут ни при чём. И Гаара тоже в это верил, по крайней мере, пару лет назад – чтобы он там ни говорил о её ненависти.
Просто мама была их негласной опорой, одной на троих, светом в темных ночах ужаса в тени Шукаку. И даже младший Собаку, как бы ни была сильна его ярость, не чернил этот звёздный сияющий образ.
До конца – никогда.
- Да Шикаку этот надоел. И имечко у него…
- Так он же один, - удивлённо.
- Неважно, - Канкуро выпрямился, встряхнулся. – Я знаю, что у нас нет выбора, и я не буду спорить с Гаарой, потому что он тут упрётся. Но я сплю как на миссии, с кунаем под подушкой.
- Ты и так спал с ним под подушкой, - куноичи слишком замоталась, чтобы спорить.
- Да, но раньше я его не точил, - сказал брат так, словно это как-то меняло степень защиты комнаты марионеточника, который первую ловушку на дверь в девять лет установил. Ставил на дядю, а попался отец – весело было.
– Помочь? – парень кивнул на бочку.
Вид её не внушал доверия ни после Канкуро, ни до.
- Так вода ж цветёт. Дома отмоюсь.
- Девчонки… - закатил глаза, хотя вряд ли забыл, что когда он сделал не совсем верное противоядие, сработавшее как общая прочистка организма от токсина, именно сестра держала многострадальную голову брата над унитазом и не давала ему бухнуться в обморок и удариться виском об пол.
Гааре тогда стукнуло десять, и он как раз начал намеренно убивать. Яшамару умер в том же году – насыщенный год. Взрослым было не до них.
- Сегодня Шикаку дома нет, - мстительно кольнула Темари. – Гаара сказал, что тот в пустыню ушёл. На миссию. А колодцы обычно искать не пару часов.
Канкуро хлопнул себя по лбу. От воды – звонко.
- Чёрт!
- Заслужил.
- Из головы напрочь вылетело…
- Гаара говорил об этом всего пару часов назад. Вон, лежит до сих пор на том же месте, - Темари кивнула в сторону самого младшего Собаку, который, впрочем, уже не отдыхал, а, кажется, делал вид, что медитировал. - Как ты мог забыть?
Канкуро что-то проворчал и отмахнулся. Темари не стала его ни за что журить: работал он как лось, практически без чакры, хотя не от большой любви к такому – брат упахался ровно настолько, чтобы забыть лишнее о Шукаку.
Меньше знаешь – крепче спишь? Только уместно ли это к шиноби…
- Ваш брат мог бы стать ценной силой селения.
Старшие Собаку синхронно дёрнулись от неожиданности. В первое мгновение они даже не узнали молодого мужчину: с тех пор как вступил в совет, он кичился мантией и редко появлялся в обычной джонинской форме.
- Юура-сама… - проговорила Темари, как бы случайно наступила почти на ногу Канкуро и поклонилась. Брат повторил, но настороженно.
- Расслабьтесь. Я с хорошими вестями.
Собаку выпрямились. Никакой член Совета селения, пускай и молодой, на которого скидывали всю проходную бумажную работу, не стал бы отрываться от дел ради какой-то приятной в жизни мелочи, а больших радостей в ближайшем будущем не ожидалось.
- С хорошими вестями для кого? – спросил Канкуро, и старшая Собаку с трудом сдержалась, чтобы не наступить брату на ногу.
Нашёл в каком тоне говорить с управляющими Суной людьми. Благо, что кукольнику чудом безпрыщавые четырнадцать.
- Для селения в целом. Для вас в частности.
Юура протянул два свитка. Тихо колыхнулся сухой горячий воздух: Гаара, непонятно когда успев бесшумно приблизиться, остался чуть в стороне, но так, чтобы слышать каждое слово. Калебаса при нём не было, на плече болтался только пустой ремень, но это вовсе не значило, что личный запас песка он где-то бросил.
Младший Собаку молча изображал, что ни с кем из них не знаком.
Темари и Канкуро развернули свитки. Однако в них оказались лишь вложены страницы из их личных дел, а бумага самих свитков исчерчена почерками разных людей – но снова о них же, витиеватей и размашистей. Куноичи сравнила оба свитка и заметила, что содержание практически одинаковое – разница в метафорах, а не в сути.
- Это?.. – вместе.
- Это ваши рекомендательные письма. Совет рассмотрел ваши дела и в виду сложившейся в селении ситуации решил провести внеочередные испытания на тюнина – специально для вас, пока что. Но вряд ли добавится больше пары человек.
- Но откуда у нас рекомендации? – с подозрением сказал Канкуро. – Мы не знаем этих людей.
- Это неважно, - уклончиво. - Но при досрочном, то есть, до официального экзамена между странами, повышения до уровня тюнина без рекомендаций не обойтись. Это не должно вас волновать.
- Разве? – Темари недоверчиво выгнула бровь. – Здесь что-то не так.
- Решение принимать вам. Причём без оглядки на наставника.
- Но что-то всё равно не так, - упрямо повторил за сестрой Канкуро.
Юура коротко вздохнул над их дотошностью.
- Вы не доверяете селению?
- Селение учило нас быть настороже, - чересчур дерзко.
Куноичи всё же наступила за это брату на пятку.
- Мы просто хотим узнать детали, - спокойней добавила она.
- Имеете право, - мужчина кивнул. – Но я не думаю, что вы не понимаете тяжёлое положение Суны. Нам необходимы свежие боевые единицы: самостоятельные и отдельные. Вы подходите, однако подобные экзамены нельзя проводить без определённых рекомендаций, которых у вас нет. Впрочем, теперь есть.
- Неужели нет других подходящих шиноби? – проговорила старшая Собаку.
- Считайте, что нет. Тех, кого Суна готова считать тюнинами – точно нет. У вас же лишь не так много опыта… но даже до срыва экзамена вы показали себя достаточно хорошо. А новое положение даст вам выполнять миссии без наставника в привычной тройке.
Канкуро покосился на брата. Темари еле удержалась от взгляда в сторону джинчурики.
Гаара промолчал, как будто не о нём речь.
- А он… - сказала девушка тихо.
Юура покачал головой.
- У него уровень джонина, - повторил мужчина мелькнувшую ранее мысль. - Но – нет. Вы не глупые дети. Вам не нужно объяснять.
Старшая Собаку была уверена, что джонином брата никогда не сделают. Пока он генин, сохранялась иллюзия контроля – ведь, разумеется, на деле Гаара легко справлялся с миссиями рангов В и порой даже А.
Только долго ли продлится эта иллюзия, если младший Собаку уже хотел уйти, задержавшись в Суне по непонятным, но очевидно личным причинам?..
Темари так никому про это и не рассказала. Страшно было думать, что её длинный язык может сказаться на его решении так же, как повлияло что-то в ней на Гаару в барханах у Суны.
Канкуро, к счастью, вникать в этом не мог по причине собственной неосведомлённости. Наверное, подумал о том, что Юура трусит говорить о Гааре в присутствии самого Гаары. Что тоже, в общем-то, дурь, потому что младший Собаку всегда откуда-то знал каждый слух и домысел о себе в стенах селения.
При наличии летающего шпионского глаза – даже не удивительно.
Молчание отвратительно затягивалось.
- А «Суна будет считать нас тюнинами» и «мы станем тюнинами» - это одно и то же? – ляпнул Канкуро, лишь бы хоть что-то сказать.
Юура неожиданно отвёл взгляд. Темари переглянулась с братом, задававшим вопрос чисто от балды, но удача оказалась на его стороне.
- Вы будете тюнинами, - помедлив, ответил джонин. – Но лишь с точки зрения Суны, что значит – на территории деревни и в пределах границ страны. Немногие страны признают подобные повышения в обход международных мероприятий в мирное время, так что позже вам всё равно придётся пройти через общий экзамен на это звание.
Канкуро шумно фыркнул.
- То есть, больше обязанностей, больше опасности, но по факту – мы всё равно генины? Не, тогда я пас. Ищите идиотов. Темари?
- Пас, - сухо.
Девушка вовсе не ленилась – но увеличение обязанностей должно предполагать и расширение прав помимо возможности слежки за Гаарой без Баки-сенсея.
- А вы рассчитывали… - хотел быть поддеть Канкуро, но Юура его опередил.
- Зарплата выше, - сказал он.
- Я в деле!
Темари повторила недавний жест брата и хлопнула себя по лбу, после чего покачала головой; никто из Совета, разумеется, не обязан был их уговаривать, особенно в нынешнее время, особенно в Сунагакуре. Но раз уж решили пряником, а не кнутом, то надо закрывать глаза на глупость ситуации, соглашаться и молчать в тряпочку.
На крайний случай любое испытание можно и завалить. Но перспектива, если вдуматься, всё же неплохая выходила. Отец бы гордился – возможно.
- А что ты, Темари? – спросил джонин.
- Я подумаю, - куда аккуратней и неуверенней ответила куноичи, прощупывая почву и ища твёрдую опору. – Сколько времени на подготовку?
- Максимум пару недель. Вы не должны дополнительно готовиться. Привести в порядок экипировку с оружием, и три дня отгула на отдых… И эти максимальные две недели даются при условии, что вы объясните необходимость в них.
- У меня марионетку отняли, - заявил Канкуро.
- Вернём. Время на отладку отпишешь. Завтра зайдите в резиденцию до одиннадцати, подпишите пару бумажек.
- Есть!
- Сейчас вы пока свободны, - Юура вдруг бросил взгляд на Гаару. Темари так и знала: не стал бы член Совета подниматься с насиженного стула только ради ничем не примечательных старших Собаку. – Поговорим?
- Официально? – почти иронично; счастье, что только «почти».
- Как мужики.
Гаара хмыкнул. Старшей Собаку захотелось кого-нибудь ударить. Но младший брат внезапно кивнул – хорошее настроение? – и оба открыто отошли, показывая, что разговор не для чужих ушей, пускай уши Канкуро и Темари не являлись такими уж относительно Гаары чужими. Неизвестно, о чём они говорили и до чего бы договорились, так как они не успели. Громкий крик отвлёк всех четверых.
- Господин Юура! – ещё издали. - Нападение на поисковую группу! Два километра! Пятеро, брали заложников!
Юура размышлял не долго.
- Справитесь?
- Но оружие…
- К воротам поднесут. Но мы не можем сейчас снимать охрану со стен и отправлять им подмогу.
- Погодите, а это не так группа, которая источники искать ушла? – спросил Канкуро.
- Возможно, - Юура пожал плечами, не помня всех схем движения в селении. – Сейчас больше количество шиноби Суна за стены не выпускает.
- Я тоже пойду, - вдруг сказал Гаара. Он протянул руку, и калебас соткался по её велению на привычном месте на ремне. – Там одни генины. И Шикаку.
«И Шикаку», - мысленно передразнила Темари. Однако младший Собаку не спрашивал дозволения, а сообщал, что собирается делать.
И даже член Совета сейчас с ним спорить не стал.

У Тессы был напуганный и потрёпанный вид, словно она кучу раз падала; судя по тому, как она спотыкалась на бегу – предположение верное. Оставить бы её в селении, уставшую, но кому-то нужно было показывать дорогу, а заодно и рассказывать детали.
К сожалению, их оказалось мало. Троих взяли в заложники сразу, подавив все попытки слабых генинов сопротивляться: значит, возможно, будут требовать что-то взамен. Баки был на ногах, но до поры заложники связывали ему руки, Шикаку врагами не обнаружен. Гаара же равнодушно уточнил, что Шикаку может справиться со всеми.
Однако буквально – со всеми.
- У него что, какие-то масштабные техники? – спросил Канкуро, на ходу пытаясь придать марионетке божеский вид. Принесли-то её принесли, и вправду прям к воротам без задержек, только как расположить правильно для переноски и боя не знали, и брату приходилось править всё по пути.
- Вроде того, - отозвался Гаара, уклоняясь от ответа.
- Надеюсь, они не успели уйти далеко… - пробормотала Темари, но Тесса всё равно занервничала. В группе были её товарищи по команде, и девчонка тряслась листом на ветру. Старшая куноичи невольно старалась держаться к ней поближе, хотя вряд ли Тесса была младше её больше, чем на пару-тройку лет, почти ровесница Гаары.
Но ведь это не Гаара. И не его брат и сестра, росшие рядом с Шукаку за стенкой спальни.
А Тесса сбивалась с пути всё чаще. То и дело куноичи останавливалась, вертела головой и, кусая губы, всё дольше думала над направлением. Несмотря на то, что Темари мысленно уже дважды попрощалась с учителем: не всерьёз, Баки-сенсей сильный, точно ведь сильный, - младший Собаку не показывал никаких признаков беспокойства за так называемого друга.
Жаль, что Юура с ними так и не пошёл. Даже странно – то контроль за Гаарой, контроль за Гаарой, а потом оставляет джинчурики в компании несовершеннолетних…
Внезапно Гаара вскинул руку. Все остановились, и Канкуро парочкой нитей поймал едва не соскользнувшую с бархана Тессу. Темари закатила глаза.
Не ровесница брата. Пусть ей будет десять. Самое худшее – одиннадцать. А то за Суну стыдно становилось.
Тесса заметила раздражение старших и вжала голову в плечи.
- Что стоим-то? – произнёс Канкуро.
- Тише, - сказал Гаара, продвинувшийся немного вперёд. – Слышите?
Все трое замерли. Марионеточник повертел головой и нахмурился, однако Темари показалось, что слуха коснулся какой-то шум Собаку старалась уловить точнее, но его источник находился слишком далеко.
- На три часа?.. – предположила она. – Может глазом посмотреть с высоты?
- На два, - уверенно качнул головой Собаку. Его взгляд точно выхватывал направление, и ветер подул жаром ему в лицо. – Мы сильно отклонились. Убитых нет.
- С чего ты взял? Только не говори, что увидел, - Канкуро скептически прищурился на два часа.
- Не увидел. Крови нет, - брат пожал плечами. – Или убили бескровно. Идёмте.
Гаара шагнул с гребня первым. Темари передёрнуло. Ей не хотелось думать, чует ли брат кровь или как-то иначе чувствует. Что-то отвратное присутствовало в обоих вариантах.
- Он же джинчурики, да? – выдохнула Тесса поражённо. – Я никогда так близко не подходила… Он чует кровь?
- А чёрт его знает… Я не спрашивал. Почему не подходила-то?
- Так мама запрещала всегда…
- Хватит болтать! – раздражённо одёрнула Темари. – Пошли. Отстанем и совсем потеряемся.
Тесса пристыженно замолкла.
Вскоре шум превратился из призрачного в реальный: высокий бархан на их пути удлинил расстояние, на деле идти оказалось близко. Просто в целом не было сильного шума, и лишь звук короткого крика, перешедшего в злую брань, разрезал вдруг воздух. Всё-таки забежавший вперёд Гаара махнул им со склона. Рядом с ним был кто-то ещё, оказавшийся при ближайшем рассмотрении Шикаку.
- Я их окружил. Но они что-то мутят, выберутся вот-вот - объяснил он всем присутствующим, поднимаясь на ноги и трепя по волосам Тессу. - Хорошая девочка.
- Только не говори, что сам бы не справился, - сказал Гаара.
Шикаку закатил глаза.
- Ты прекрасно знаешь ответ на этот вопрос. Но тогда пришлось бы «справиться» со всеми. Я только устроился.
Младший Собаку дёрнул уголком губ. Что-то непозволительно похожее на довольную ухмылку появилось на его лице. Темари высунулась, чтобы оценить обстановку и быть подальше от этой парочки.
В заложниках оказались уже все генины, а Баки совсем выдохся. Ему приходилось сражаться одному против четверых – возможно, пытаясь предотвратить захват ещё двух своих - и пятый противник лежал у ног джонина: видимо, Шикаку не спешил ему помогать, - но то, что мужчина до сих пор держался доказывало, насколько он сильный шиноби. Но его руку рассекло красным, а на противниках – не считая единственного трупа - было всего несколько мелких царапин. Зная техники учителя, те наверняка прикрывали себя генинами, а джонин опасался нападать в полную силу: не из тёплых чувств к чужим детям, ведь Суна могла убить искренность сочувствия, но из дисциплины – ведь отвечать за группу доверили ему. Темари знала, что Баки может стоять насмерть, ведь, бывало, отталкивал старших Собаку от родного брата в минуты безумных приступов и готов был закрывать собой.
Однако сейчас, похоже, ему дали передышку: не желая вступать с ним в бой, так как раз уже поплатились за это, враги держались на расстоянии. У самого же Баки не хватило б сил идти в наступление в одиночку, зато мужчина точно знал изначальную численность группы и разумно выжидал.
В деревне Песка глупое геройство ценилось ещё меньше жалости.
И всё же странно. При правильном построении и с таким преимуществом джонин должен был проиграть быстро. В стоянии посреди пустыни, на открытом месте, словно ожидая, пока придёт подкрепление из Суны и убьёт их, так же не было никакого смысла.
- Баки жив? – сунулся Канкуро.
- Баки-сенсей, - автоматически поправила девушка.
- А, вижу уже… Они хоть откуда?
- Понятия не имею.
Протекторы у них были. Но знака, пускай и на расстоянии, Темари не узнавала. Больше всего походило на приграничную мелочь не из числа пяти великих стран шиноби; какое-нибудь поселение без Каге, без славы, без репутации, зато с морями амбиций.
Но как же не вовремя полезли, если Суна в состоянии ради генинов: нового поколения, нового ресурса, - послать только других генинов. И Гаару.
Правда, присутствие младшего Собаку на таком тривиальном дерьме тоже в каком-то смысле падение…
- Вот же тараканы, - озвучил Канкуро общую невысказанную мысль. - Заложники им зачем?
- Выменять? Легко уйти?
- И чего тогда не ушли?
Про «выменять» марионеточник не спрашивал. У Сунагакуры была лишь одна ценность, которую никто за каких-то там генинов не отдаст.
Правда, ценность могла принимать решения самостоятельно, ни с кем не делясь содержимым собственной головы под красными вихрами.
- Я же сказал, что удержал их, - оказывается, Шикаку подслушивал. Парень стоял во весь рост и уже не скрывал от врагов своё присутствие, словно нечто развязало ему руки. Пока что его не замечали, но это вопрос времени. – Вон, смотрите.
Темари и Канкуро посмотрели, куда указывал Шикаку пальцем. Пока трое держали заложников, четвёртый раскрутил груз на верёвке и бросил его перед собой в песок; напоминало оружие Джохьё.
- Эй, отдай, это моё! – крикнула девчонка-генин и попыталась лягнуть высокого мужчину, державшего её. Удивительно, что она до сих пор в сознании.
- Мацури-чан… - пробормотала Тесса и, к счастью, ей хватило ума не окликать подругу. Темари всё равно шикнула на неё.
Груз утекал куда-то в песок. Верёвка тянулась за ним и тянулась.
- Зыбучие пески? – услышала она вопрос Гаары вполголоса.
- Типа того. Сами б сбежали, но с грузом не допрыгнуть. Пытались, правда…
- И что?
- Видишь, валяется? Не долетел и сломал ногу. А ваш Баки его быстро добил. Но барьер круговой, так что Баки тоже не отошёл.
- Они нашли способ перебраться? – обернулась к нему Темари.
- Ну… они в процессе… - Шикаку дёрнул плечом. – Ай, да какая разница!
- Действительно, - согласился с ним Гаара.
И не дав другим опомниться, они вдвоём, не прячась, перепрыгнули через бархан на открытое место, и Шикаку залихватски свистнул. Разумеется, пронзительный громкий звук привлёк внимание: их заметили, а противники сразу же сгруппировались, поставив к обнажённым шеям заложников по кинжалу.
Темари закатила глаза, вздохнула по утерянному фактору внезапности и, потянув из-за пояса веер, тоже двинулась вперёд.
- Не двигайтесь! Или мы убьём их!
Ножи надавили на тонкую кожу, синхронно. Тесса дёрнулась, потянулась к своему поясу за оружием, но Канкуро вовремя перехватил её руку, не дав наделать глупостей. Девчушка, которую она назвала Мацури, нашла взглядом подругу и закусила губу.
Гаара сложил руки за спиной.
- Да мы не двигаемся! – крикнул им Шикаку. – Я даже безоружный!
В подтверждение своих слов парень помахал поднятыми руками.
- А остальные?..
- У остальных и спрашивайте, - весело отозвался он же. Всем своим видом Шикаку показывал, как ему всё это смешно, и не выказывал ни малейшее беспокойство за заложников. А так как он не из Суны, нельзя было утверждать, что это не так.
Темари выпрямилась. Кажется, ей вести переговоры – не на Канкуро же сваливать?..
- Брось оружие, - выступил вперёд высокий мужчина. Широта его плеч и толщина бицепса говорила лишь о двух вещах: тяжёлой булавой за своей спиной он размахивает с лёгкостью и, скорее всего, не воспринимает всерьёз лёгкую на вид старшую Собаку с веером. Куноичи вытащила его из-за пояса и грозно выставила вперёд.
Нападать так будет быстрее.
- Сначала скажите кто вы, - гордо: будто нет заложников, будто нет опасности. – Что вам надо? Вы не шпионы.
- Со взрослыми поговорим, девчонка, - хмыкнул мужик.
- Говори, с кем дают, пока не убили.
- Ты угрожаешь мне? Нам?!
Мацури пискнула: ей пустили кровь. План давления на жалость в девочке был бы хорош, не видь Темари в жизни несколько больше трупов, чем положено генину.
- Всех не убьёте.
- Думаешь, шутим?
- Думаю, что обмена без заложников не получится.
Кунай снова опасно надавил уже на кровящую царапину на шее Мацури. Канкуро вдруг завертел головой, а старшая Собаку потеряла из виду Тессу. Проклятье. Сделает же глупость. Давай, брат, ищи дурёху…
Мужчина махнул своим рукой. Похоже, что он был главным. Мацури отпустили, перестав придушивать и ранить, но крепко держали девочке скрученные руки. Остальных были оглушены; видимо, именно через Мацури собирались запугивать, а остальные так, подстраховка.
Горло перерезать, если им навстречу не пойдут.
- Ладно. И с тобой поговорим. Нам надо обменять это… всего лишь на одного генина.
Ясно всё с ними.
Идиоты.
- У вас и так уже четверо, - притворилась девушка, что тоже идиотка.
- Это для нас мусор. Мы легко убьём их. Вас же послали их спасать. Что скажете безуте-ешным родителям? – дразнясь.
Возможно, они тянули время. За спиной их главаря остальные продолжали какие-то непонятные манипуляции, чтобы проложить себе путь отступления. И если этот фарс продолжится – проложат ведь.
Да и вопрос к месту.
Темари разозлилась. Веер ударился о песок.
- Что вам нужно? Хватит тянуть время!
- Мы обменяем этих генинов на всего одного человека. Его зовут Гаара. В вашем селении его ненавидят… Отдайте его нам – и мы уйдём с миром.
Ками, почему ты не дал этим людям мозгов?..
Нога Канкуро осторожно тронула ступню Темари. Нарочно или нет, но Собаку обернулась к брату, на что тот тихо-тихо покачал головой. И тут девушка заметила три вещи.
Во-первых, пока они вели бессмысленный трёп, Баки успел перебрался к ним, а Тесса – не зря её из виду потеряла – даже перетянула мужчине наскоро руку; так же это значило, что Шикаку убрал круговую ловушку, так как раньше она мешала и джонину. Во-вторых, ладони Гаары очерчивали что-то по кругу у него за спиной, а жесты порой заменяли ему печати, помогая направить подвластный ему песок. И в-третьих, лёгкая дымка, то ли из воздуха, то ли из пыли песочной уже окружила по спирали ноги каждого противника.
- Я Гаара, - вдруг произнёс младший Собаку. – И я никуда с вами не пойду. Не потому что у вас заложники. А потому что не хочу.
Всё произошло слишком быстро, пускай Темари и успела раскрыть веер, а суставы Карасу затрещали и оскалились ядовитыми иглами; не только быстро – но и одновременно. Песок резко дёрнул шиноби вниз, затягивая по колено и заставляя вскрикнуть, схватил пленных, которых от неожиданности отпустили, и сильно рванул вперёд. А Шикаку надул щёки, дунул, и внезапно взвился ветер, какой у куноичи не всегда веером получался, и врагов отбросило на минимум сто метров назад.
Ранил? Нет, даже не поцарапал. Кажется, эта техника не резала. А Гаара почему-то не спешил с песчаным гробом, который мог всё решить за несколько мгновений.
Тесса бросилась сначала к Мацури, и генины обнялись, вздрагивая и впервые осознавая, что работа шиноби – смерти дыхание слушать. Но Баки резко их одёрнул, и обе бросились смотреть, что с остальными.
- Пленные нужны? – сказал Шикаку и потянул сложенными в замок руками.
- А? – Темари, прикидывая тактику боя, раз уж Гаара не в настроении, не сразу его услышала.
- Пленные.
- Одного хватит, - ответил Баки. – Лишь бы говорить мог. Гаара, ты мог бы их уже…
- Прикроешь, ладно? – вклинился Шикаку.
Собаку кивнул до того, как кто-то что-то понял: печать, присел, резкий жест ладонями вверх. Туча песка и пыли поднялись облаком в воздух и даже закрутились по краям, ограничивая территорию и снижая полезность зрения. Шикаку животно рыкнул и бросился в дымку.
Старшая Собаку неуверенно шагнула к облаку, но Гаара вскинул руку поперёк её пути.
- Не лезьте, - сухо произнёс он, поняв правильно недоумение Канкуро, Темари, Баки, - да всех присутствующих. – Мы разомнёмся. Сами.
Брат сорвался с места и исчез в пыли. Канкуро открыл рот.
- Муха залетит… - пробормотала куноичи.
Марионеточник щёлкнул зубами.
- Это прогресс или регресс? – спросила Темари в воздух.
- Если в бою – то прогресс. Если в жажде крови – не уверен, так как ему неинтересно теперь стоять на месте, - строго по-учительски ответил Баки. Мужчина предпочитал ни во что не лезть и баюкать раненную руку.
Кто-то в тумане истерически захохотал. На лбу старшей Собаку выступил холодный пот. Раскраска лица Канкуро на фоне бледности выступила ярче.
О нет…
Видимо, всё же регресс.
Потому что так смеялся Шукаку, когда контроль над ним Гаары шёл трещинами.

Шукаку расхохотался, когда Гаара дёрнул песок для своих нужд в сторону, а кулак старшего тануки встретился с челюстью противника. Кровь, плоть, парочку зубов – россыпью, и вот тогда-то биджу стало весело. Не надо было Гааре быть рядом, чтобы знать: зрачки Шукаку превратились в точки, рот – в оскал, и если не когтями, то ногтями тот готов был насмерть драть. Невыносимая озлобленность на Суну грызла Шукаку сильнее, чем он хотел это показывать даже напарнику, а теперь все эмоции вырвались на свободу сплошным потоком.
Честно говоря, Гаара даже не ожидал.
От себя – тоже.
Но ведь дивно оказалось делать это, не стоя на месте, не смотря издали, скрестив руки на груди, а слыша вой ветра, что поднялся от Шукаку закрученным ураганом, и хватать песочными щупальцами за руки и тянуть до хруста сустава, пытаться дать ногой в живот – натыкаясь на свою же защиту, ну да ладно. Сбилось дыхание от скорости и пыли, выступил пот на руках от жгучего снаружи и внутри жара. Ему хотелось бить, ломать, кусать, уничтожать: сражаться так яростно, как никогда, и ненавидеть людской род – так же.
Стоило отдать противникам должное. Из какого бы жалкого селения, чьё имя даже не удосуживались указывать в учебниках Академии, погибли сразу только двое. Меч на вид мальчишки: комплекции Гаары и ростом с Гаару, - и вовсе превратился в водную змею, и он успешно отбивался от всех атак.
Младший Собаку аж зубами заскрипел, но он вовсе не злился. Его радовала возможность не тупого прямого убийства. И он делил это с Шукаку.
Ведь, разумеется, Шукаку, сносящий пол-Сунагакуры ударом чудовищной лапы, мог убить всю эту мелочь без труда.
Наверное. Гаара не спросил у него предел контролируемых сил.
Минутку, контролируемых?
Шукаку промчался мимо с торжествующим кровожадным воем. Его руки показались в крови по локоть, или так просто падали тени. Печати замелькали, и Гаара отвернулся, не желая видеть, что он задумал.
Крик, хруст костей…
Приятно, должно быть.
Пульс в висках стучал.
Мальчишка с мечом прокладывал себе путь наружу. С него градом катился пот, в глазах застыл ужас пополам со злостью – он не готов был умирать. Но водяной дракон уже стал тоньше, ведь сушил его не столько ветер, сколько горячий воздух самой пустыни, а от всплесков паники он тратил слишком много чакры. Шиноби шаг за шагом отступал, и за дымчатой мутью Гаару не замечал.
Это скучно.
Он подавился криком, когда столпом песка его вышибло за пределы облака, куда он так стремился. Секунда, и меч вылетел из руки, а Собаку догнал его по собственному песку; резануло в глаза солнцем, жаром, пустыней…
Чужая голова встретилась с барханом. Это был короткий удар, резкий, по лицу, и жаль, что он не достиг цели – прочь, защита, не мешай, исчезни! Костяшки встретились с песком, а так хотелось, чтоб эта была плоть, но песок повиновался желаниям Гаары и ударил сам вместо его руки. Враг захлебнулся воплем – славно.
В тумане оборвался чей-то крик – ну и хорошо.
А этот станет пленным.
Собаку осознал, что ему нечем дышать, а мышцы заныли. Он нормально не тренировался с самой Конохи, и его руки быстро вернулись в прежнюю тощую форму. Пылевое облако само уже постепенно оседало. Сил хватило только на то, чтобы скрутить пленного, забившегося в слабой истерике, как только его обхватил песчаный кокон, и доплестись до место боя.
Труп, труп, кровь… Сандалия чья-то, ещё с ногой внутри.
Ран нет.
Шукаку валялся на спине, раскинув, как ни странно, почти чистые руки. Раскрасневшийся, его дыхание тоже сбилось, и тануки глядел в небо невидящим взглядом; казалось, что он просто упал так, а встать обратно слишком ленился.
- И что на меня нашло… - пробормотал он и облизал пересохшие, в чешуйках кожи, губы.
Гаара дёрнул плечом.
- Я обычно не такой, - взгляд Шукаку сфокусировался на Собаку. – Честно.
- Я вижу, - равнодушно.
Не объяснять же, что его неожиданно устраивало соответствие Шукаку его образу в Суне… А милосердным быть к врагам никто и не обязан.
- Падай. Я подвинусь.
Собаку упал. Песок подхватил под спину. Тануки одновременно выдохнули. Хорошо почему-то было до дрожи…
Старший тануки взаправду внезапно задрожал. Он затрясся волной: от живота до плеч, руки, подбородок, - и сдавленно засмеялся. Уже не безумно, но его душила странная весёлость, такая заразительная, что даже Гаара ощутил в груди щекотку. Он глупо зажал руками рот, но смех всё равно рвался прочь, и пока Шукаку ржал себе в руках и стучал по земле ногой, Собаку давился воздухом и трясся, зачем-то сдерживаясь.
В Сунагакуре находиться – как в консервной банке. А здесь легко, свободно…
Баки обошёл обоих по кругу. Сумасшедшие. Джонин уважал силу и ценил рвение, но знал, что Гаара справился бы и без этих фокусов. Его дружок теперь становился опасней, но мужчина намеревался сообщить совету старейшин лишь сухие факты.
Да, сражались вдвоём, нет, выжил только этот…
Достали ведь.
Мужчина подобрался к пленному – кажется, у него было сломано несколько костей – надавил на худую челюсть и проверил сохранность языка и зубов. Говорить сможет. Оторвав часть бинта, Баки сунул ему в рот кляп, чтобы, очнувшись, не вздумал откусить себе язык.
Хотя вряд ли. Этот вроде сбежать пытался, да и селение у них не то – глупое, не жёсткое… Кишка тонка.
- Всё в порядке?! – крикнула Темари. Старших Собаку он оставил смотреть за генинами: те постепенно приходили в себя, - но судьба младшего брата их внезапно интересовала больше.
- Мы не померли! – отозвался Шикаку.
«Помрёте вы, как же», - мысленно проворчал Баки. С другой стороны, что ему быть сейчас недовольным? Если бы не его ученики, и не только Гаара, он мог бы уже быть мёртв. Младший Собаку становился сильнее, яростней и в целом лучше в бою, и после того, что увидел сегодня, Баки впервые подумал, что у него есть шанс стать из оружия Сунакакуры её шиноби и в целом отличным бойцом.
Зря они, наверное, все паникуют. Гаара просто растёт. Скоро четырнадцать стукнет – не мальчик, Баки видал АНБУ такого возраста. И Темари с Канкуро вверх тянулись, как деревья в благодатных оазисах, марионеточник вот-вот перерастёт долговязую сестру.
Всё менялось. Дети росли.
Только и Баки не молодел. Старел только, не годами, а секундами. Почему-то шиноби после тридцати стареть начинали, а не взрослеть дальше.
Темари почесала хвостик. Грязная голова, ужасно грязная. Ну и зачем шли? Постояли без дела и всё… Ну, зато генины были в порядке, скучковались и радовались, приходя в себя. Почему-то старшая Собаку не могла вспомнить, чтобы была такой же мелкой и бестолковой.
Канкуро с любопытством насобирал чужого оружия.
- Идиоты, - довольно сказал он. – Но сталь хорошая.
- Хорошая…
- Гаара-сан!
Темари воздухом подавилась. Что ещё за Гаара-сан?
Это оказалась Мацури; «мацури» - как праздник*, бестолково, ярко, с зелёной кофтой и не для деревни Песка. Все дружно повернулись в её сторону, и девочка замялась, перебирая нитку своего Джохьё. Генины над чем-то хихикнули тихо, но почти сразу подавили неуместный звук, и старшая Собаку подумала, что вне зависимости от того, что они выкинут сейчас, это шутка будет кошмарной.
- Что? – сказал Гаара. С паузой. Тихо.
- Эм… мои родители погибли у меня на глазах, и я боюсь острого оружия… но… эм… я думаю, что вы не оружие и другие про вас не правы. Вы спасли нас… и я пошла бы к вам в ученицы! Спасибо за нас!
И Мацури прыгнула вперёд, схватила Гаару за плечи и чмокнула его в щёку. Канкуро с грохотом выронил всё своё барахло. Младший Собаку, к ужасу Темари, покраснел. Прям под цвет своих волос, один в один.
Первым среагировал Шикаку и напомнил окружающим, что, несмотря на то, что в бою крыша у него съехала – на этом с Гаарой и подружились, что ли? – он остаётся феноменальным придурком, заслуживающим встречи с кулаком старшей Собаку.
Наверное, Мацури уже пожалела о том, что сдуру сделала.
- Гаара нравится де-е-евочкам, - затянул он голосом заправской свахи. – Ну, лицо-то у тебя ничего-ничего…
- Замолчи, - сдавленно.
- Но знаешь, ты не можешь, ведь ты разве не с…
Песок поднялся. Песок смёл картинно заоравшего Шикаку с ног.
Баки громко прокашлялся.
- В селение. Живо, - произнёс он.
Но почему-то в окружении познающих межполовые отношения глупых подростков ему было неловко больше всех.

Хината считала, что тренировки отца были жёсткими: и по нагрузке, и по отношению. Но сейчас она думала, что сильно ошибалась, потому что когда Зеру небрежно махнул рукой и позволил ей передохнуть, сердце готово было выпрыгнуть из груди, использовав самый эффективный путь к уменьшению на себя нагрузки. Колени подогнулись, меч сам выпал – теперь уже тяжёлый – из трясущихся от перенапряжения ладоней Хьюга, и девочка подавила судорожный всхлип, садясь: так сильно она устала.
Казалось, напади сейчас на Коноху Орочимару снова – она не сдвинулась бы с места. Хината готова была отключиться прямо сейчас, если б ей позволили, да только внутри сосущая пустота не давала расслабиться до конца. Это чакра не кончилась, но стало её так мало, что казалась в груди сосущая пустота.
Зеру оставался идеально собран и, казалось, даже не вспотел. Она настолько слабая?..
- Как ты себя чувствуешь? – ровно спросил он.
Ну, точно, слабая. Глухой стыд захлестнул с головой: вот сейчас он скажет, что ему нечего с ней работать, и окажется, что отец прав был всегда. Родилась бессильной и такой останется раз и навсегда.
Однако перед этим Хината успела уловить иное ощущение.
- Устала… и тревожно немного. Я плохо справилась, да?..
- Силы достаточно. Навыка мало. Опыта. Придёт с годами, - спокойно. – Но наша цель была в другом. Ты потратила много чакры. Покажи руки.
Хьюга уже собиралась подняться, как Зеру присел перед ней сам. Девочка протянула руки, показывая тыльную их сторону. Печати, которые были при наложении невидимы, проявились густыми чёрными чернилами и, казалось, имели собственный вес. По лицу биджу нельзя было сказать, хорошо это или плохо.
- Что ж, отлично.
- Что отлично?
- Твой уровень примерно такой, как я и ожидал. Это хорошо – я знаю, как с тобой работать. У самого сын растёт. Но глупый, темный, с тайнами… - мужчина поднялся - Однако не сегодня. Иди домой и спи, пока плохо не станет. Кай.
Хината вскрикнула, схватив ртом воздух. Печати исчезли, а вместе с ними рухнуло что-то внутри, сжалось, заполнило, ослепило изнутри, и это было на сегодня слишком. Девочка повалилась в траву, и только упершись лбом в холодную землю и забив не исчезнувшими крыльями, она смогла хоть как-то успокоиться.
Кое-как сев обратно и судорожно дыша, Хьюга обняла себя крыльями. Хотелось свернуться в максимально маленький комок и забиться в самый дальний угол.
- Я не был с тобой до конца честен, - услышала она голос Зеру словно через толщу воды. – Печати не записывали информацию о чакре, а впитывали в себя саму чакру. Объём у них не бесконечен, и вобрали они в себя не всё… Так что к тебе просто вернулась энергия – не всё, но много. Ты перестаралась и потратила даже чересчур много. Тревога была от этого.
- Но у меня и раньше заканчивалась чакра…
- Раньше всё было по-другому. Теперь источник твоей жизненной энергии – чакра. Поэтому её так много. Её должно хватить на долгую жизнь.
- Я плохо понимаю, простите.
- Ты устала. Всё в порядке. Спи хоть здесь. А тренироваться начнём послезавтра.
Хината кивнула. Оказалось, что многие сложные вещи теряли свой смысл, стоило только сильно устать. Ей даже есть не хотелось – а ведь, казалось бы, должно – зато крылья обняли пуховым облаком и уже не вызывали никаких эмоций.
Ну, крылья. Ну, ноги.
И те, и другие у неё есть…
Хината уснула, закрываясь маховыми перьями от дневного света. Её пальцы налились красным: после будут болеть свежими мозолями в непривычных к тайджитсу местах. Сейчас ей было хорошо, но Зеру недовольно вспомнил Шио.
Наверняка Ёко не подумала, каково будет этой девочке, когда она вытянется в рост, в силу, и придётся выбирать…
Мужчина запечатал Тсукикайбо в свиток; металл был ледяным после выматывающего, долгого сражения. Его новая Юсуи, за которой следить теперь, учить её, вводить в семью и в их народ, с усталости забыла это сделать.

*Мацури— эквивалент праздника в религии синто или фестиваля в современной Японии. Имя «Мацури» звучит так же, но записывается другими иероглифами.
Утверждено ф.
Шиона
Фанфик опубликован 11 Февраля 2018 года в 17:04 пользователем Шиона.
За это время его прочитали 110 раз и оставили 0 комментариев.