Наруто Клан Фанфики Другое Обратная сторона луны. Глава 7. День такой

Обратная сторона луны. Глава 7. День такой

Категория: Другое
Название: Хроники хвостатых: Обратная сторона луны
Автор: Шиона(Rana13)
Фэндом: Наруто
Дисклеймер: Масаси Кисимото
Жанры: приключения, драма, юмор, романтика, фэнтези, экшн
Персонажи: Гаара, Шукаку, Темари, Канкуро, Совет Суны
Рейтинг: R
Предупреждения: ООС, ОЖП, ОМП
Статус: в процессе
Размер: макси
Размещение: с моего разрешения
Содержание:
Странный этот день. И песок против ветра летит.
Гной, кровь, моча, пот – всё это постельное бельё в больнице, которое ни у кого не было времени собирать нормально, а злая и тяжеловесная уборщица из гражданских могла просто швырнуть когда-то белые и пахнущие порошком тряпки в нужном направлении. Сакура брезгливой себя не считала, но когда закисшая простынь с характерным запахом прилетела ей почти в лицо – замотавшуюся Харуно передёрнуло.
Ну, почему, ками, почему именно в реанимации? Лучше бы на перевязках отдувалась.
Да хоть на крыше со шпаклёвкой!
Хотя работа была в целом очень простая и не требовала лишнего напряжения в голове: собираешь стопку тряпок, сколько можешь унести в руках, несёшь до больничной прачечной, а точнее, до ведущего к ней в подвал желобу, сбрасываешь всё, а потом снова бегаешь по этажу и собираешь новую порцию – бельё собирали часто, раненных после экзамена лежало ещё много, так что перерывы выдавались нечастно. Отлынивать тоже не получалось, так как пока Цунаде осваивалась в своей будущей вотчине – кабинете в резиденции, её помощница не вылезала из больницы. То и дело Сакура ловила взгляд Шизуне, как будто та всегда знала, где именно сейчас находится девочка, и слышала громовой голос госпожи Сенджу.
Даже не только голос.
От неё в целом такое впечатление – громовое…
На самом деле Харуно не собиралась сбегать. Ей было стыдно за разрушения, а пик чувства вины на неё обрушился дома: пускай у родителей и не задалась карьера шиноби, но они вложили все надежды в дочь. Мама накричала на неё, а приветливый обычно папа не сказал ни слова, и пускай поначалу младшая Харуно на них разозлилась…
Наверное, и вправду лучше старательно трудиться. А потом – не менее старательно тренироваться, ведь сокомандники ушли уже так далеко…
Но ведь если её не будет пару минут, то ничего страшного. Сакура бы даже не покидала пределы здания. Ей просто хотелось навестить Саске.
Только и всего – пройти коридор направо, налево, вниз на этаж и в нужную палату к нему…
- У тебя падает.
- Да что б… - Харуно в последний момент поймала край стопки. Задумавшись, куноичи не заметила, как тот стал опасно крениться влево. – Спасибо.
- Не за что, - Хината приятно улыбнулась. В её руках высилась точно такая же стопка, потому что решал вопрос не силы, а вместимости.
Стоп, Хьюга?
- Погоди, а ты что здесь делаешь?
- Девочки, не копайтесь! – прикрикнула уборщица.
Куноичи засеменили почти вслепую. Сакура заметила, что Хината незаметно использует Бьякуган, а не выворачивает голову набок, и впервые позавидовала владению подобной техникой.
- Так чего ты тут? Это меня наказали, а у тебя разве не больничный?
- Отец хочет, чтобы я приносила селению пользу, - смиренно проговорила Хьюга и пожала плечами. Девочка пропустила Харуно к желобу первой, и Сакура подержала ей крышку в открытом положении. – Да и, наверное, так правильно. Мне помочь не трудно.
Харуно задумчиво хмыкнула. В Академии Хината была совершенно незаметной, и звезда её мелькнула на экзамене так же быстро, как и погасла. Хьюга всегда имела слегка мечтательный вид, зардевшиеся щёки и довольствовалась местом с краю компании подруг-одноклассниц, а после общалась ни с кем и со всеми одновременно – близкой дружбы не водила, но и поболтать не отказывалась.
В общем и в целом, Хината могла бы быть чудесным другом – но дружба с ней почти не складывалась ни у кого.
Хотя команда о ней, говорят, заботилась.
- Так ты сама вызвалась? – уборщица поманила их, и генины поторопились, чтобы не отстать.
- Да… Мне не трудно помочь, и я себя хорошо чувствую.
- Ну, не знаю…
Сакура ни за что не стала бы заниматься подобным добровольно. Не для того в Академию шла, даже кошек ловить лучше. Собственно, Харуно и ожидала от наказания чего-то вроде пресловутых скучных кошек.
А в итоге «задание» - простыни да пододеяльники.
Вот же Наруто. Взял бы и не соглашаться драться с Саске-куном. И ничего этого не было бы. Хотя Учиха сам позвал…
Какие глупые мальчишки!
- Вот, девочки, палата общая, но всю комнату на дезинфекцию придётся, - ворчливо. - Понесёте всё сразу.
- Ла-адно, - протянула Сакура.
- Хорошо, - хором с ней и без заметных эмоций отозвалась Хьюга.
Добровольно, серьёзно?..
- Ну как работа, Сакура? – с преувеличенным воодушевлением сказала подошедшая Шизуне. – Чувствуешь свой вклад в дело?
Харуно резко скисла от её энтузиазма. Ну бли-ин…
- Погоди, Хината, а что ты тут делаешь? Ты же не наказана, - с недоумением заметила Шизуне лишнего человека. Вероятно, она тоже считала, что сам в выходной подобным заниматься не станешь.
- Я сама пришла, - вздохнула Хьюга.
Кажется, объясняла она даже не во второй раз.
Шизуне недоверчиво покачала головой.
- Здесь почти всё, Шизуне, - уборщица была слишком в возрасте, чтобы обращаться к любому человеку младше тридцати с уважительными суффиксами. – С двумя помощницами я управилась совсем быстро.
- Тогда раз уж вы вдвоём… - Шизуне задумалась, - развезёте обед на второй и третий этаж. И ты, Сакура, приди в резиденцию к четырём.
- Да, Шизуне-сан.
Женщина кивнула, ещё раз посмотрела на Хинату, но, ничего не говоря, быстро развернулась на каблуках, вернувшись к своим делам. Уборщица поторопила их:
- Давайте, берите стопки и топайте.
Харуно и Хьюга поспешно взяли бельё и припустили по коридору. Отойдя подальше от палаты, обе замедлили шаг.
- А у тебя много миссий сейчас, да? – спросила Хината. – Хотя без денег…
Сакура фыркнула.
- Миссий? Это самая глупая и простая работа! Как будто я всё испорчу одна, если поручить мне что-то посложнее, чем переноску вещей. Я знаю, что надо было придумать как их остановить, но начал этот дурак Наруто, и Саске-кун…
- Саске? – удивлённо.
- Ну да, Саске, и он…
- Нет, подожди, - Хината резко остановилась у открытого окна. – Это там не Саске-кун?
Сакура метнулась к окну. Через другое окно, выходящее к растущему в больничном дворе дереву, Учиха уже покинул палату, и теперь болтался на широкой ветке, поскользнувшись босыми ногами, но упрямо не желая выдавать себя чакрой. В какой-то момент он очень опасно повис на руках, но удержался, и на ветку ниже пружинисто спрыгнул.
Конечно, он был далеко. Но Харуно узнала бы ёжик темных волос из тысячи.
Куноичи долго не думала.
- Саске-кун! – она бросила вещи и перемахнула через подоконник.
- Сакура-сан?!
Хината в панике завертела головой. Но Сакура уже побежала за Саске, а Учиха успел заметить сокомандницу и на мирный контакт не рассчитывал. Если проще – Саске просто собрался сбежать от неё.
Хьюга бросила тряпки в общую кучу и сиганула на улицу следом.

Вдвоём с Сакурой они не только догнали Саске, но и кое-как привязали к стволу дерева всего лишь через пять домов. Конечно, Учиха был быстрым и сильным гением, но он был на самом деле ещё не здоров, один, босиком и только в больничной пижаме; зато у Хинаты – Бьякуган, лишавший его возможности спрятаться, а у Сакуры – остатки лески.
Учиха зло смотрел на сокомандницу снизу вверх. Хьюга старалась держаться поодаль и считала, что уже вмешивалась слишком много.
С другой стороны – нехорошо, если Саске сбежит опять. Цунаде уж очень сильно ругалась.
Хотя теперь и Сакуре снова попадёт, если они назад не вернутся…
- Саске-кун, зачем ты ушёл?! Нас уже всех и так наказали!
- Думаешь, мне не всё равно на какое-то там наказание? – почти шипел сквозь зубы Саске. – У меня есть более важные дела, чем играться в хороших ниндзя селения, которое даже не может дать мне нужной силы…
- Саске-кун, перестань!
Хината вжала голову в плечи. Девочка была уверена, что подобные сцены не для её глаз, особенно если вспомнить, что Сакура влюбилась в Саске ещё в Академии и никогда этого не скрывала.
А теперь голос Харуно дрожал. Возможно, слёзы на глазах блестели, но Хьюга не собиралась смотреть – отворачивалась.
- Ты слабая, Сакура. Ты раздражаешь, - презрительно выплюнул Саске. – Ты и тебе подобные – вы все слабые.
- Саске, не говори так… О Наруто ты тоже так думаешь?
- Нет, - отрывисто. – Ты не Наруто. Ты даже не она. Эй, Хьюга! – грубо крикнул Учиха: он в целом вёл себя так, словно из него выкипал яд, и он не мог его удержать. – Почему мой брат тебя не убил? Как ты… ты! справилась с ним?!
Хината вздрогнула. Этого ещё не хватало.
К тому же, Сакура тоже уставилась на него – наслышана уже была, наверное, об Итачи.
- Я… я не дралась с ним, ты ошибся и…
- Неважно, с ним нельзя драться, - огрызнулся Учиха. – С ним не смог драться целый клан, вся моя семья. А ты не умерла.
- Я была просто заложницей и…
- Неправда!
- Я не собираюсь ничего тебе объяснять! – Хьюга вскочила на ноги.
Саске не ответил. Он тяжело дышал, а плохонький узел на слишком короткой для подобной манипуляции леске уже ослаб. Учиха глянул волком, поджал губы и, дёрнув плечами, легко сбросил нити.
- Не ходи за мной, - бросил он Сакуре и сорвался с места.
Харуно дёрнулась было за ним, но её вдруг окликнули снизу:
- Йо!
Куноичи посмотрели вниз. Какаши-сан совсем не похож был на только что бледного раненного и выглядел более чем посвежевшим. Судя по небрежному и спокойному виду, джонин просто гулял – миссий ему не давали ещё, но отпустили домой.
- Сакура, не волнуйся, - мягко сказал он ученице. – Я его догоню, хорошо? И всю будет снова в порядке.
И фигура Хатаке растворилась в мелькнувшую тень. Вряд ли раны, пускай мужчина ещё ходил временами на перевязки, существенно снизили его скорость.
Сакура вздохнула и плюхнулась на ветку под ногами. Хината осторожно села рядом, потому что Харуно согнулась и обняла свои колени.
- Я думала, мы будем отличной командой. Я так радовалась, когда нас поставили вместе, несмотря на Наруто радовалась. Саске-кун такой сильный, ну вот что с ним?..
Хьюга пожала плечами и подумала, что ей не стоило кричать в ответ. Но когда каждый лезет в душу, имеет право или нет – наверное, срыв… Правда, девочке всё равно было неловко за резкость слов.
Харуно повернула голову, чтобы не сидеть к Хинате затылком. Сакура ощущала себя максимально бесполезной и в жизни, и в команде.
- Ты дружишь с командой? – рассеянно спросила она, лишь бы молча не сидеть.
Хьюга дёрнула плечами. Кажется, для Хинаты это был универсальный ответ на любой вопрос.
- Не знаю. Мы хорошо сработались… но ведь команда это не навсегда. И если бы ты, или Наруто, или Саске прошли бы экзамен на тюнина – то команды уже, по сути, не было бы…
Сакура ещё больше помрачнела. В процессе об этом никто не думал, а потом экзамен в целом скатился во что-то непонятное. Однако не отвечающая на подколки Ино остро врезалась в память – Коноха проверяла самостоятельную работу Шикамару и – вероятно, только временно, но всё же - отделила его от группы.
Харуно и подумать не могла, что Яманака так расстроится.
- Друзья и команда – не всегда одно и то же, - серьёзно добавила Хината. – У меня есть друг из другого селения.
- Правда? – удивилась было Сакура, но тут же сникла снова. Скорее всего, какие-то контакты через её помпезный клан.
А Харуно была слишком простой и из обычной семьи, взрослых нормальных шиноби даже не было, повезло хоть с чакрой родилась.
Наверное, Хината заметила её настроение, поэтому никак не отреагировала на вопрос. Тактичная, вот же. Ино вот из клана – и никогда такой не была.
И Саске-кун рос в большой семье…
- Что бы ты делала, если бы твоя семья… ну… нет, весь клан исчез бы?
- Это как? – непонимающе.
- Не знаю… Ну, исчез бы. Просто так.
Сакура не сказала слово «умерли бы». Смерть была так далека от неё, пускай и в селении ниндзя: самое близкое – иглы в Саске в стране Волн, Лес Смерти дома и… и хватит с неё.
Пока точно хватит.
Хината задумалась.

Flashback

Хиаши внимательно вчитывался в бумагу от Цунаде. Хината сидела на коленях так долго, что ей казалось, что скоро они затекут. Но девочка продолжала держать спину ровно, а взгляд – она надеялась – почтительным.
Так как отец занимался этим уже довольно долго, а существенного содержимого бумаги не могло быть так много, то младшая Хьюга решилась подать голос.
- Прошу прощения, отец, что причинила беспокойство всем вам, - произнесла Хината как по писанному и поклонилась – как положено.
Ладони вместе. Голова и шея – одна линия. Локти не растопырены.
Взгляд в пол.
- Да, Хината, - сухо сказал Хиаши. – Весь клан беспокоился о тебе и твоём самочувствии. Ты очень рисковала. Но теперь ты в порядке?
Только в эту секунду отец посмотрел на неё, жестом показав, чтобы она выпрямилась.
- Да, в полном.
- Тогда почему выходные?
- Цунаде-сама виднее. Я не подумала спросить.
Мужчина резко сложил бумагу. Хинате не вернул.
- В следующий раз подумаешь, - строго. – Иначе мне самому придётся выяснять всё о твоём состоянии, а ты не ребёнок уже.
Вдруг мелькнула в голове злая, но яркая, словно молния мысль, что пусть выясняет и относится как к ребёнку. Когда она была маленькой – ребёнком-ребёнком! - давал забираться к себе на колени. Гладил по волосам, и вместе с мамой смеялся, выбирая пластырь для ссадины, которые они с Неджи набивали, играя изредка во взрослых.
И даже позже Хиаши подхватывал её подмышки, как лёгкую куколку, и подсаживал к кроватке, чтобы Хината взглянула на сестру. Отец бывал тогда грустным от того, что Ханаби младшая и судьба её была предрешена – хотя Хината тогда ничего не понимала. Хината только видела младенца в колыбели и скучала по маме.
А отец говорил:
- Ты моя маленькая наследница. И ты будешь присматривать тут за всеми – и за своей сестрёнкой.
Сейчас судьбы перетасовались, и Неджи понял это последним, веря в неизменность её красных нитей.
Ханаби пророчат в главы клана в будущем, хотя вслух не говорят, но печать подчинения ей ставить не спешили. Старшую дочь Хиаши не любил.
А Хината обрела крылья и, кажется, даже до них потеряла ко всему этому интерес.
Но тяжело бывало.
Камень в груди.
Лучше бы отец волновался и выяснял…
- Что ж, никаких миссий, как тебе и было велено. Если увижу тебя на тренировке, то буду считать, что ты здорова. Но найди себе занятие. Я хочу, чтобы ты приносила пользу нашему селению по мере своих… небольших сил, раз уж не клану. Наверняка для тебя найдётся не сложное дело, которое не повредит здоровью.
- Да, отец, - согласилась она, хотя в голове не было особых идей. – Я могу спросить, не нужны ли свободные руки в больнице.
- Спроси, - позволил Хиаши. – И я надеюсь, что ты, разумеется, не мешала нашей будущей Хокаге?
Хиаши не скрывал, что Цунаде была ему в кресле Каге не очень по душе. Но других кандидатов у селения не было – и мужчина терпел.
Но глава клана не желал менять самоуправство Хьюга. Даже касательно лишь одного, почти не в его составе человека.
- Нет, отец, - он ещё чего-то ждал. – Простите, что причинила столько беспокойства. Я очень неспособная, - девочка снова поклонилась, больше из дани традиционному этикету.
Обычно так мог сказать о ровеснике или о самом себе кто угодно, обращаясь к старшему – отцу-наставнику. В этом не было обидного, но так принято.
Однако Хиаши ответил, и это уже ни в какую вежливость не вписывалось:
- Да. Неспособная, - сухо. – Иди.
Хината постаралась выйти в коридор как можно быстрее. Этот разговор вышел суше и официальней, чем она думала. Обычно даже с Хиаши было… не так…
Обычно Хиаши всё же вспоминал, что он её отец, и говорил, как с дочерью. А сейчас – остался лишь главой клана.
Хьюга вздохнула. В одни дни так, в другие он мог смотреть даже благосклонно…
Бывает.
День такой.
С Ханаби она столкнулась буквально через пять шагов. Так как сестра шла в направлении комнаты отца, Хината решила, что она туда. Старшей Хьюга не хотелось подставлять сестру, зачем бы она ни шла, так как старательная и талантливая, но послушнее Неджи Ханаби не заслуживала разговора в таких тонах.
- Ханаби, не ходи сейчас, - тихо сказала Хината, чтобы никто не слышал. – Отец сейчас не в духе…
«Из-за меня».
Или нет.
- Сильно?
- Очень, я с ним на «вы» говорила…
Ханаби закусила губу – Хината узнала собственный жест. Внезапно сестра стремительно шагнула-прыгнула к ней и стиснула руками за пояс сильно-пресильно: так, что стало хорошо, больно и странно. Каштановая макушка оказалась на уровне груди старшей Хьюга, а Ханаби отчаянно вжималась теснее.
- Я так во..волновалась… правда… - Хинате послышалось, что Ханаби шмыгнула носом. – Я… я тебя искала…
- Ханаби…
Хината захотела обнять её в ответ, но сестра отпустила так же неожиданно, как и схватила, отлетев на пять шагов, как будто мячик. Глаза у неё были мокрыми, но Ханаби, считая себя взрослой, стремилась это прятать.
Ханаби было семь только…
- Тебе надо было отступить. И убежать. Ты почему не убежала? – её голос был гнусавым немного. – Но ты меня стукнула. По руке. Когда спала.
- Подожди, что я сделала…
- Неважно! – Ханаби упрямо топнула ногой. – Мы все тут волновались! И Ко волновался, скажи ему, что всё хорошо!..
- Ханаби, не убегай!
Однако Хината уже не успела: сестра убежала, и через некоторое время хлопнула дверь в дальней комнате.
Наверное, заперлась уже…
Но сестра права. Надо бы Ко найти, он же всегда присматривал за ней. Только колючий, но теплый ком в горле переждать сначала.

The end of flashback


- Думаю, я бы очень расстроилась, - ответила Хината. – Мама у меня уже умерла… не хочу потерять остальных.
Сакура прикусила язык. Об Наруто лбом стукнулась, о Саске – стукнулась, вот блин!..
- Я не знала…
- Всё в порядке, - Хьюга улыбнулась. – Мне было шесть, были тяжёлые роды… Но если бы так не произошло, то у меня не было б сестры.
Как всё сложно.
Харуно порой радовалась тому, как у неё всё просто.
- Сакура-а-а-а-а-а!!!
- Ай!
Сакура подскочила – убежала ведь из больницы, а сидит тут! Наказание! Блин! И Хината подскочила вместе с ней – за компанию.

- Я тюнин, я тюнин, а ты не тюнин – а я тюнии-и-ин…
- Может, ты-тюнин уже замолчишь?
Впрочем, Гаара не надеялся. Шукаку издевался и развлекался одновременно, уже напялив жилет и помахивая то и дело протектором. Старший тануки жаждал движения, а младший был уверен – верил и надеялся – что это быстро пройдёт, и играться в шиноби напарнику надоест.
Но пока – на всю катушку развлекался.
- Ну, хорошо. Я – не тюнин, а ход – твой.
Собаку опустил взгляд в карты. Ничего он не понимал в этом: значки, картинки… Игра простая, но какой в ней смысл?
Время потратить?
Возможно, время стоило ценить чуть больше.
Собаку выложил самую мелкую карту из шести. Продумывать тактику ему было исключительно невмоготу, даже если в итоге именно он останется дураком в пятый раз.
- Ты скучно играешь, - пожаловался Шукаку.
- А ты много болтаешь.
- И ты терпишь как истинный друг. И… снова проигрываешь, - тануки легко всё покрыл. Гаара равнодушно пожал плечами и потянулся за картой.
Темари нервно косилась на них. На самом деле, девушке было отчасти завидно: пускай куноичи и знала заранее, что экзамен на тюнина не придёт к своему логическому итогу, но ведь они рисковали на нём жизнями.
А тюнинский жилет – у этого придурка.
Обманываться, что Шикаку не придурок, она перестала.
- И нам надо с этим мириться?
- Тихо, - шикнула она на Канкуро, для лучшего эффекта пнув под столом ногой. – Жуй свой обед.
- Он горелый.
Старшая Собаку повернулась и прищурилась.
- Это ты его подпалил.
Канкуро фыркнул и вяло поковырялся палочками в тарелке. Некстати вспомнились роскошные обеды, которыми кормил их Яшамару – хотя кроме них у среднего Собаку осталось не так много воспоминаний о дяде; марионеточник плохо помнил детство и не пытался разобраться с причинами, почему его память всё закрыла.
Были они там, эти причины. Вон, на диване сидят, уже два часа в дурака играются.
- Представь, что они соседи, - зашептала Темари. Конечно, если прислушиваться, то сразу же понятно, о чём она говорит. Но ни Гаара, ни его дружок не обращали на них внимание.
- Гаара тоже сосед?
- Так проще. Как в общежитии. В общежитии соседей не выбирают.
- Я лучше туда и перееду.
- У тебя дом есть, и тебе комнату не дадут.
- Померло много, комнаты освободились точно…
Девушка пнула брата сильнее. Тот дёрнулся от неожиданной болезненности и отодвинул стул от сестры подальше.
- Это за цинизм.
- Ну-ну. Ты ещё как Джосеки заливай: «пали славные воины селения…» А сам спит и видит, как свою стариковскую задницу обратно на стул вернуть, лишь бы не распинаться перед народом за провалы. Теперь-то им отдуваться без Каге.
Темари и Канкуро завели негласное правило – ввести слова «Каге» и «Казекаге» в абсолют и совершенно не ассоциировать с ними отца. И хоть идея поначалу показалось глупой, но так как все разговоры в Суне только и были, что о кандидатах на это место и о том, как долго селение будет управляться Советом, то помогло.
На слова брата старшая Собаку только фыркнула. Нового пинка ему не досталось. Джосеки действительно нудел бессмысленно и долго.
- Ты не поедешь в общежитие, потому что твоя зарплата пойдёт в дом, - серьёзно заявила Темари, потому что скоро это на самом деле могло стать проблемой. – Мы сейчас живём на пенсию для сирот и накопления. Тебе вроде миссию дали?
- Да херь там, а не миссия, - Канкуро подцепил предпоследний кусок жареной колбасы. – На стене в патруле дежурить. Сидишь в пески смотришь, денег мало… Я же там даже пользы не принесу никакой без куклы.
- Людей мало, - покачала головой старшая Собаку.
- Его бы поставили, - буркнул Канкуро и незаметно ткнул палочками в сторону Шикаку.
- Не маши, не прилично, - отмахнулась девушка. – Да и к тому же, он может тратить деньги как хочет…
- Но он тут живёт.
- Но не ест же
- За общагу надо платить.
- Мы и так за электричество не платим по потере кормильца.
- Всё равно нужны деньги, сама сказала, - подвёл итог кукловод и сунул в рот последний кусок обеда, набивая рот и показывая, что тема исчерпана.
Темари подавила желание закатить глаза. Не то, чтобы Канкуро было не прав. Но ночевать Шикаку стал лишь недавно, покупал еду отдельно, неизвестно откуда беря на это деньги, а платил за комнату бесценным фактом – меланхоличным спокойствием Гаары. Младшего брата совершенно не трогал окружающий мир, ещё не снятое военное положение, тяготы селения в целом, давление на их семью в частности; самый младший Собаку сохранял феноменальное спокойствие при любых факторах и даже по ночам его не видели на крышах селения, как бывало раньше почти каждый день.
И честно говоря – оно и спокойней. Участие Гаары в проблемах ей не сдалось.
Темари, правда, так и не рассказала Канкуро, что их общий брат собирался уйти, но остался – с ними, так и сказал.
Девушка не будет скрывать, расскажет, разумеется. Потом, как-нибудь…
Канкуро щёлкнул языком, постучал пальцами по столешнице. Без грима его можно было читать, как открытую книгу. Правда, брат яростно это отрицал – ему же хуже.
- Ты задумал что-то тупое и опасное, - вполголоса произнесла Темари и подпёрла подбородок рукой.
- Не-е… Или да? Не знаю. Только с отцом рядом не хорони.
- Плохая шутка.
- Это нервы. Давай я лучше танцующие палочки сделаю.
- Канкуро...
- Эх, ладно, - парень прокашлялся и откинулся на стуле назад, покачиваясь на двух ножках. – Гаа-ара!
Темари онемела. Гаара и Шикаку опустили карты. Судя по их количеству в колоде, это была новая партия. Брат с Шикаку посмотрели в сторону Канкуро синхронным, абсолютно идентичным движением, и смотрелось это непонятно отталкивающе.
- Если понадобится, ты украдёшь для нас денег? – спросил марионеточник.
Ладонь старшей Собаку ко лбу потянулась. Права была.
Тупое и опасное.
- Воровать это плохо, - помедлив, ответил Гаара.
- Ты можешь убить какую-нибудь мелочь в розыске, - подсказал Шикаку. – Но за живых дают больше, так что можно просто ноги оторвать.
- Или не мелочь, - добавил младший Собаку и уткнулся в веер карт обратно. По всей видимости, он считал денежный вопрос исчерпанным.
Темари постучала пальцем по виску и вопросительно посмотрела на Канкуро: свихнулся с такими вопросами? Марионеточник развёл руками.
В окно снаружи постучали. Канкуро дёрнул пальцами, потянув задвижку нитью чакры. Посыльный бесшумно опустился на подоконник. Его глаза – единственная не закрытая часть лица – поймали Гаару и Шикаку на диване и брови поднялись чуть вверх.
Нашли Темари с Канкуро.
«И нельзя было через дверь?» - подумалось девушке.
Хотя они никогда не ходили через дверь. Но куноичи всегда это связывала с некоторым особым положением в селении. Мало ли что Каге доставить могли.
- Совет принял решение снять военное положение.
- И об этом надо рассказывать с посыльным? – бросил Канкуро.
- Документ ещё не подписан для официального заявления. Но расписание вашей вахты поменялось.
Кукольник закатил глаза. Скорее всего он просто проторчит на стене дольше.
- Бросай.
Посыльный бросил свиток, но неохотно. Однако почему-то не ушёл.
- Гааре надлежит явиться в госпиталь для проверки основных показателей, - добавил он, повторяя заученный текст.
- Нет, - отрывисто сказал младший Собаку. – Я не приду.
- Но вы обязаны по приказу Совета…
- Тебя убить? – Гаара равнодушно повернулся к нему.
Канкуро прикрепил нити чакры к палочкам и заставил их пройти по столу от грязной тарелки до кончиков пальцев сестры. Темари наблюдала за этим с преувеличенным интересом. Негласное решение, которое они научились принимать телепатически спустя месяц работы с Гаарой в одной команде.
Вмешиваться не собирались.
- Не, не убивай… - протянул Шикаку в тишине. – У него дочь родилась недавно, пускай живёт.
Собаку выжидал несколько секунд.
- Ладно, - совершенно спокойно. – Бита.
- Я так снова выиграю.
Посыльный с трудом сбросил оцепенение. Старшая Собаку ощутила злорадство. Бойтесь-бойтесь, идиоты. Может, поймёте, как с ним в одном доме жить.
Правда, жизнь сейчас – не сравнить с тем, что раньше было.
- Я передам, - сдавленно подал голос посыльный. – Но вам ещё велели тоже прийти на стену.
- Какую?
- Западную. Ветер поднялся, там пробоина…
Типичная ситуация; «стена» была природной, и латать её необходимо было постоянно. Если налетит буря, то без защиты стен беды не избежать, особенно в близких к дыре районах, особенно гражданских. Обычно подобные проблемы решал, разумеется, не Гаара.
Только теперь выбора у Суны не было.
- Приду. Когда?
- После заката.
Гаара кивнул. Посыльный поспешил уйти как можно дальше, и только тогда Канкуро распечатал свиток. Средний Собаку делал вид, что ничего не произошло, но Темари укусила не совесть, а ответственность как старшую.
- Гаара, может, стоило послушаться, и так не сладко…
- Нет, - твёрдо: как прошлый Каге говорил. Как отец умел говорить. – Они хотят проверить печать во мне, потому что я оружие. А печать только моё дело.
- Они хотят проверить печать, потому что это может быть опасно для жителей! – девушка поднялась, шумно отодвинув стул, и только потом осознала, что палку могла и перегнуть. Гаару-то и раньше отчитывать можно было очень осторожно – угадывая настроение.
Но теперь он иной. Ничего не угадаешь.
К счастью, пронесло.
- Не будет опасным. Пока что. Я обещаю.
- Гаара, ты же знаешь, что плохо это контролируешь, я забочусь и о тебе тоже…
- Тише-тише, - сказал Шикаку, и Темари захотелось его ударить.
Не его это дело.
Не его, совсем не его дело!..
- Он же пообещал, ты не слышала? – Шикаку скучающе полуобернулся к ней. – А когда ёкаи дают обещания - они выполняют.
Старшая Собаку почти открыла рот, чтобы возразить. Что бы сказать, что Шукаку – демон, но её брат – человек, и что всё это не шуточки, а потом всё же ударила бы его.
Но Гаара вдруг дёрнул уголком губ. И у Темари подкосились ноги на стул.
Шикаку и младший брат вернулись к игре.
- Ну во-о-т… А мне на главную стену, - протянул Канкуро.

Младший тануки чиркнул спичкой, но ветер потушил её. Кто знает, может, на самом деле будет буря, да только Шукаку не чуял её, хотя уверял, что может. Гаара упрямо зажёг новую, и на этот раз благовония поймали маленький огонёк.
Собаку тряхнул ладонью, чтобы палочки в ней только легко тлели.
- Откуда ты знал про дочь посыльного? – спросил он.
- В бар один заходил, он там праздновал как раз. Точно перебрал, так не только случайных соседей по стойке забудешь, - Шукаку выдернул въедливый, как и все степные растение, сорняк из плотной почвы. Это был последний, поэтому пока Гаара продолжал возиться с палочками, которые никак не желали держаться в подставке как надо, старший тануки жестом заставил слететь лишний песок и пыль.
Вся пыль в Суне была тоже песком.
Ароматические палочки наконец-то перестали падать. Собаку поднялся с колен и встал рядом с Шукаку. Оба сложили перед собой ладони и хлопнули, как алтарю живого духа; Гаара не знал ритуалов, потому что никто его им не учил, а у биджу они были отличными от человеческих и были бы неуместны.
Но напарники были уверены – Карура точно стала красивым и лёгким духом, свободным от горестей земли и тяжести воли Суны и мужа.
- У нас некроманты запахивают кимоно налево,* - сказал Шукаку чтобы просто что-то сказать. Время скорби давно прошло, и они пришли… ну, просто так пришли. - Если видишь, что идёт кто-то по улице в кимоно с запахом налево – это некромант.
- И Юмия так бы носила?
- И Юмия. Если наденет кимоно.
У Каруры было скромное надгробие. Совсем не такое, какого была бы достойна эта женщина, погибшая во имя селения, совершенно это не ценившего. Вдобавок, за могилой давно не ухаживали, и даже иероглифы имени стёрлись.
Гаара попытался вспомнить, когда именно отец перестал навещать её. До смерти Яшамару точно ничего не могло быть заброшенным, потому что сам дядя и ходил.
А после…
Ходил ли Раса? Или ему было стыдно?
Раса вообще мог испытывать подобное чувство?
Его похоронили вдали от могилы жены. Собаку признался себе, что рад этому. Источник любви и источник ненависти – пусть не рядом.
- Думаю, ей бы пошло кимоно, - вслух подумал Гаара. - Но у нас нет даже фотографий.
- Кому?
Тяжело вдруг. Как в детстве, как снова в десять; как на крыше, в лесу смерти; как во сне, когда падал в себя и руки ловили…
В другом сне. Не в кошмарах недавних.
- Маме, - выдохнул Собаку.
- Это точно, - оживился Шукаку. – Она красавицей была.
- Я так и не понял, откуда ты её знал.
- Я не знал, я видел. Но она меня за ухом почесала, - Гаара едва не фыркнул. – Пойдём ей цветы купим, а то мы не подумали.
- Какие бы ей понравились?
- Анемоны, - ляпнул Шукаку интуитивно: но чему ещё в мире доверять? – Но мы тут не купим анемонов. Купим, что будет.
- Ты на самом же деле не знаешь?
Шукаку засмеялся, хотя уже после того, как немного отошли. Гаара посвежел за пару дней, да и самого теперь лихо не тянуло слоняться чёрти где, как выключатель перемкнуло. Сегодня Собаку проспал все одиннадцать часов, нагоняя за прошлый ночи, и весь день вышел таким – длинным, размеренным, плавным.
Хороший день.
Да и бури, вроде, не видать.

Канкуро очень хотелось крикнуть со стены, что он отсидел себе на этой стене жопу. Но недостойно шиноби так относиться к своему заданию – особенно если в задании так мало смысла. Слабая Суна, слабая Суна…
Селение Песка это не Коноха, лакомый кусочек посреди океана зелени, тепла и источников. Суна была совершенно никому не нужна, а вот чтобы идти сюда на приступ надо ещё не заплутать в пустыне.
Всех проводников в этой местности убивали или заставляли ставить Джуин Молчания, позволяя чуть зарабатывать на караванах, ещё со времён Третьего.
Скукотища. Даже обещанная буря обошла стороной, перестраховались да зря Гаару в другую часть стены потащили.
И нахрена тут столько охраны, особенно безоружной охраны, вроде него?
Без кукол как без рук.
- Не спать, - дёрнул его командир, и вскочил на ноги Канкуро до того, как получил чувствительный пинок под зад. – Назови три «Б».
- Бдительность, бесстрашие, беззаветность, - уныло протянул Собаку. – Это всё обязательно?
- Ты нарушаешь все три пункта.
Канкуро затосковал по компании Карасу.
- Ладно, - снисходительно. – Прогуляйся, чтоб не закис. Но смотри в оба, наши что-то заметили.
- Что конкретно хоть?
Командир покачал головой.
- Может и померещилось, дёрганные все, загоняли… Но может и нет. Какое-то движение на десятом километре.
- Ветер?
- Или техника. Может, просто мимо идут.
- Кто там может идти мимо?
- Ах да, тебе же тринадцать всего… - Канкуро поморщился. – Тогда ты не знаешь. До Четвёртого в этой части пустыни было много кочевников. Но твой отец захотел очистить территорию, чтобы те никому не выдали проходы к селению. Боролся он долго, так как те считали места исконно своими, но как только появился твой брат – те вдруг исчезли сами. Мы думали, что побоялись, но могли и ошибаться.
Канкуро пожал плечами. Парень ни разу ни о каких кочевниках не слышал.
- А чего их бояться? Караваны и в Суну пускают в мирное время.
- Это другие, - командир отмахнулся только. – Странные, нелюдимые… Мне видеть не доводилось вживую, как и почти никому здесь, но слухи разные. Но главное отличие от караванов – у них есть чакра, и пользуются они ей странно.
- Шиноби? Беглые?
- Нет. Но и не гражданские. И они знают пустыню гораздо лучше нас… - мужчина покачал головой. – Возможно, Раса не просто так видел в них опасность, но они никогда не были открыто враждебны к Суне. Мы отдельно, они – отдельно… Теперь они могли вернуться, а в песках их не найти, пока они сами не захотят.
- Я слышала, что они могут создать мираж, - сказала куноичи, вторая дежурная на участке Канкуро, но женщина была намного его старше.
- Не забивай молодняку голову суевериями, - одёрнул её командир.
Но та пропустила мимо ушей, доверительно положила узкую, в точках-шрамах от сетки ловушки ладонь на плечо Канкуро и пригнулась на уровень его роста, показывая пальцем другой руки в сторону барханов. Была близка полная луна, поэтому тени ложились темнее, а песок хорошо освещался.
- Смотри. Во-о-он там песок потянуло наверх…
Канкуро присмотрелся. Честно говоря, дальнозоркостью он не отличался и гордился самым обычным зрением.
Но вдали действительно что-то взметнуло песок в воздух. Он закружился вихрем, пронёсся вдоль гребня бархана и лёг на него. А затем раз – и снова, будто ноги невидимок вздымали по непостоянной пустынной тропе, не боясь людей и Суны.
- Это ветер, - уверенно заявил Канкуро.
- Может и ветер, - не спорил с ним командир. – Но всё равно смотри в оба – бдительность, помнишь? Ночь-то тихая…
Куноичи приложила палец к накрашенным губам и подмигнула.
- Не слушай его, - шепнула она. – Знаешь, в чём секрет? Невидимый кочевник может и против ветра идти.
Командир её всё равно услышал.
- Отставить болтовню! Ты – на пост, ты – бегом марш до третьей точки.
Канкуро поспешил послушаться, иначе не отпустят же ноги размять. Тем более, что командир был нормальным мужиком, в отличие от этой странной тётки.
Суеверие для шиноби – это глупое излишество.
Парень сунул руки в карманы. Возможно, провести ночь тут не так уж и плохо, особенно когда ему за это заплатят. А там время пройдёт, ему Карасу вернут…
Марионеточник следил за пейзажем краем глаза, но ничего нового там не видел. В Суне было куча более слабых точек, а тут простор, только песок и взлетал…
Против ветра взлетал.

*На похоронах тело одевают с запахом налево, когда как обычно – направо.
Утверждено ф.
Шиона
Фанфик опубликован 11 Февраля 2018 года в 15:40 пользователем Шиона.
За это время его прочитали 96 раз и оставили 0 комментариев.