Покажем силушку богатырскую (привет, Наруто проджект)
Статья про нового персонажа из 3 сезона Наруто - Боруто Узумаки
Наруто Клан Фанфики по Наруто Другое Обратная сторона луны. Глава 3. Бегство

Обратная сторона луны. Глава 3. Бегство

Категория: Другое
Обратная сторона луны. Глава 3. Бегство
Юмия резко распахнула глаза; солнечно-зелёная реальность водоворотом рухнула и прогнала сны, которых девушка в любом случае не помнила. Восьмихвостая быстро села, но была остановлена широким змеиным хвостом, перекрывшим путь.
- Не торопис-сь, как трус-сливый кролик. Ты не на ох-хоте. И не защ-щищаеш-шься…
- Сколько я спала? – отрывисто.
- Пос-смотри, где с-солнце, или ты потеряла с-свои глаза?
Орочи стряхнула оцепенение чересчур глубокой дремоты и, задрав голову, распустила узел напряжения: бежать, торопиться, вскочить. Светило проделало сравнительно небольшой путь по небосводу - примерно часа полтора.
Вряд ли Наруто и саннин ушли далеко за это время, но всё же она засиделась, и могла кого-то пропустить. Хотя с простыми лазутчиками Джирайя точно справиться. Юмия сунула ноги в сандалии, сильнее затягивая на щиколотках – тело устало, тело может подвести в самый не подходящий момент – и принялась обвешиваться оружием. Взгляд Оки скользил по коже; змеи так умели, чтобы ощущать, впитывать…
Насквозь видеть.
Но Орочи старалась просчитать события.
Нет. На случай рассчитывать неразумно. Надо торопиться и найти Наруто самой, а уж сколько придётся пробыть рядом с ним – кто знает.
На одно мгновение она почувствовала всю тяжесть фламберга.
- Вниз.
Юмия бездумно рухнула вертикально вниз, прячась за листвой и на рефлексах максимально скрывая чакру. Кольца Оки шевельнулись, но восьмихвостая знала – её не видно и не слышно снизу. Темный раздвоенный язык мелькнул в воздухе, и Ока чуть повернула голову. Девушка посмотрела в нужном направлении.
Всполох алого облака она узнала бы из тысячи: ходила, носила... А этих двоих бы и вовсе ни с кем не спутала. Правда, в её воспоминаниях Итачи был несколько выше и уже в плечах. Но, в конце концов, он тогда был младше.
И она была младше.
Кисаме же уже давно в таком возрасте, когда не растёшь, не меняешься.
У Самехады был потрёпанный вид: бинты оборваны, свежие намотаны в спешке. Юмия перетекла на шаг назад, прижимаясь к Оке и смешивая запахи и энергию. Напарники, к счастью, делали упор на скрытность, а не на скорость, поэтому, избегая оставлять хотя бы малейшие следы чакры. Тем не менее, они куда-то спешили, поэтому, бесшумно проследовав мимо, быстро скрылись за деревьями.
Шли от Конохи примерно. Кажется, в том направлении есть небольшая деревушка, полупустая: люди переехали в ближайшие города или самое селение шиноби, не желая жить по соседству с всё разрастающимися полигонами. Но Хошигаки и Учиха могли до этого петлять, с какими-то неведомыми целями путая след.
В любом случае, у них могла быть только одна цель в этих краях. А в случае ошибки проще вовремя отступить и не мешать их делам.
Необходимость выждать подтачивала спокойствие. Странно.
С нервозностью Юмия никогда не сталкивалась.
- Мне пора, - отрывисто произнесла Орочи, так как не могла уйти от Оки молча.
Плащ обнял за плечи и отрезал восьмихвостую от окружающего пространства.
- С-смертью пахнеш-шь… Жди нас-с.
- Не надо. Я справлюсь.
- Пос-смотрим.
Две тени сорвались с места. Астральный клон направился вслед за Кисаме и Итачи: крадучись, он должен был невидимым и не слышимым узнать точное их направление. А Юмия, не скрываясь и не оборачиваясь, устремилась в сторону города.
Девушка не знала и не хотела знать, осталась ли за спиной Ока или же сразу исчезла.

- Всегда одно и то же! Вечно этот отшельник-извращенец так со мной!
В пустой комнате Наруто никто не ответил, хотя кто-то уже два раза стучал в стенку, когда мальчишка слишком шумел. Но он виноват что ли? Это всё старик этот – бросил его одного, а сам увязался за какой-то женщиной в короткой юбке.
Нет, она конечно красо-отка…
Но его уже час не было!
Сначала Удзумаки пытался медитировать. Затем кидать в стенку кунаи: за это и постучали первый раз, отругав по самое не могу. Потом захотелось есть, но, во-первых, он совсем не знал города и где тут можно найти не только вкусный рамен, но и дешёвый, а во-вторых, извращённый отшельник потом в комнату не войдёт, если сейчас уйти.
А может так ему и надо?
Скукотища неимоверная. Обида – оправданная.
«Он вообще собирается меня чему-нибудь учить или как?»
Вот он всё выскажет этому извращенцу, когда тот придёт…
Оконная рама отодвинулась в сторону. Наруто обернулся, подумав было, что старик решил вернуться таким способом – Какаши-сенсей, к примеру, обожал игнорировать двери – но это был не Джирайя. Солнце зачернило темный силуэт, однако Удзумаки быстро узнал незваного и неожиданного гостя.
В конце концов, оба её выступления на экзамене были ну о-очень крутыми.
Но прежде чем Наруто успел что-то сказать или хотя бы вспомнить её имя: ну не всех же подряд ему запоминать, - девушка отрывисто сказала:
- Уходи, немедленно.
- Что?.. Да о чём ты…
В дверь аккуратно постучали. Ну, вот и пришёл, наконец-то. И с этой хоть разберётся. Юмия замерла на мгновение.
Орочи чудом обогнала Итачи и Кисаме. Но, видимо, не намного.
- Быстрее!
Восьмихвостая пересекла в прыжке маленькую комнату и коснулась двери, оставляя вместе с чакрой небольшой бумажный листок, и в развороте схватила Наруто в охапку. Спустя секунду Самехада обрушилась на дверь и, одновременно, сработала взрывная печать.
Слабой ударной волной вынесло наружу. Удзумаки тянул вниз, но даже пискнуть не успевал; однако он очень активно пытался вырваться, и тянул весом к земле.
Никто не скрывался: Орочи открыто убегала, Акацуки открыто преследовали. Кисаме совсем немного не хватало скорости, и будь Хошигаки один, она бы ушла даже с балластом – в бою мечник был молниеносен, но бежать с такой же скоростью долго не мог. Однако Итачи уверенно дышал в спину, и приходилось резко петлять, чтобы не накрыло смертоносной техникой или иллюзией.
Как в прошлый раз не получится.
Учиха тогда был ослаблен и младше. А тот козырь единичный, и нет времени придумывать что-то новое против его глаз.
Узкие переулки замелькали внизу. Ветер свистел в ушах. Люди испуганно охали, задирая головы и стремясь убежать в безопасное место. Городок пересекала центральная улица, которую не перемахнуть в прыжке, поэтому направление оставалось ограниченным. Но была другая причина: Юмия надеялась, что их заметит сопровождавший Наруто саннин.
Иначе у них почти нет шансов. Удастся или нет держать оборону на два нечеловечески сильных, как тайфуны, фронта – неважно, ведь они не будут вести так бой. Пока один обрушится на неё, другой оглушит Удзумаки и будет уже далеко.
Мальчишка в её руках дёрнулся – вырубить его что ли тоже? Но может статься так, что ему придётся убегать на своих ногах… Кунай прошил штанину у голени, два пролетели мимо: Итачи целился в сухожилие.
Внезапно дождём сенбонов накрыло крышу слева, отрезая путь. Девушка резко затормозила, разворачиваясь на одной ноге… И тут Наруто резко укусил её в ладонь. Юмия рефлекторно ослабила хватку; Удзумаки лягнул, вырвался и пришлось остановиться.
Нет.
Нет!
Тень загородила солнце.
- Берегись! – вырвалось у неё громко, и восьмихвостая прыгнула, обхватывая мальчишку за пояс и сшибая с ног и с крыши вниз. Гигантская волна солёной воды с рёвом обрушилась Орочи на спину: на синяки, на трещины в костях, - захлестнула с головой и под звон стекла вынесло телом девушки окно. Стекло звонко разбилось, и это оказалось слышно.
Вспышка.
Мрак.
Руки слабо сами собой разжались, выпуская Удзумаки, а сама Юмия с размаху ударилась о противоположную стену. Стиснув зубы от пронзившей мышцы и с только зажившие раны боли, девушка сползла на пол, жадно глотая воздух – всё при ударе выбило.
Ошарашенный Наруто и не думал сбегать. К тому же, он не слабо хлебнул воды.
Живой щит.
Им нельзя убить джинчурики. Должно быть, поэтому Кисаме остановил технику, которая могла утопить обоих, неопытного генина уж точно, или Итачи умерил его пыл.
- Они охотятся за… ха… девятихвостым… - сдавленно произнесла Орочи: говорить было трудно, на языке ощущался привкус соли то ли воды, то ли крови. – Его вытащат. Ты умрёшь. И они нукенины S-класса.
Удзумаки только казался дураком. Когда надо – соображал быстро. И испугался мальчишка к месту и не стыдно: что такое S-класс он знал.
- Но… но зачем ты меня защищаешь? Ты же тоже можешь умереть!
«Могу».
Не отчаяние. Всего лишь трезвая оценка ситуации.
По крайней мере всё будет так в человеческом облике. Однако всё прочее: крайняя мера, к которой прибегать не хотелось даже сейчас.
Их крохотная передышка – лишь последствие атаки Хошигаки, из-за которой напарники сбились с шага и потеряли их из виду. Но долго это не продлится, а пытаться убежать скрытно нет смысла, так как Учиха заметит.
Перевести дыхание лучше.
Незнакомый Наруто беспокоился о ней больше, чем Юмия волновалась за себя.
- Не тебя.
Тело нужно было заставить двигаться, пускай и растекалась всё же кровь в его глубине. Стиснуть зубы, напрячься, встать, вспомнить Оку – зря последнее, зря. Испорченная водой комната была почти копией той, в которой девушка нашла Наруто.
Тоже гостиница.
Легко выломав дверь, Орочи вытащила Удзумаки в коридор, и вовремя:
- Катон!
На смену воде комнатушку заполнило жаркое пламя, зашипели, испаряясь, холодные влажные капли; не сожгло, но обожгло бы и вывело из строя: её добить, Наруто забрать. Итачи вылетел в проём следом, и его глаза вспыхнули тенями на алом.
Лучше бы это была иллюзия.
- Аматерасу!
- Вниз.
Юмия дёрнула Удзумаки за шиворот к полу, а чёрные лепестки пламени ударили в спину. Спрятанный фламберг оскалился едкими искрами, а девушка вцепилась в плащ, сдёрнула его и тем же движением отправила вперёд над головой Наруто…
Прямо в лицо пришедшего другим путём Кисаме.
Пусть глаза.
Пусть он ослепнет хотя бы на один глаз.
Мечник заорал – техника не пощадила, пробирая до лицевых костей. Однако почти в то же мгновение Аматерасу погасло: Учиха прервал технику, не дав ранить напарника серьёзней. Шипя, Хошигаки сдёрнул обуглившуюся тряпку и отбросил в сторону. Неровные розовые полосы свежих ожогов резко выделялись на фоне голубоватой кожи.
От жажды крови и гнева его зрачки превратились в точки.
- Стерва, - произнёс он сквозь стиснутые клыки и взялся за эфес. – Она же не нужна, верно, Итачи-сан? На ленточки расчленю…
Юмия молча завела руку за плечо и тоже обнажила оружие, направляя чакру в рукоять. Чёрная сталь напряжённо нагрелась.
- Подожди.
Теперь Кисаме недовольно оскалился уже в сторону Итачи, но Самехаду чуть опустил. Орочи не пошевелилась, не поворачиваясь ни к одному, потому что если не фокусироваться боковое зрение заметит движение обоих.
- У тебя нет причин его защищать, - спокойно сказал Учиха. – Мы отпустим тебя, если отдашь Наруто нам.
- Нет, - сухо.
Бессмысленный разговор. Возможно, Итачи это делал для очистки совести или время потянуть из каких-то личных соображений. Например, дать глазам время после Аматерасу.
- Почему?
- Шио-сан сказала за ним присмотреть.
- Я же говорил, Итачи-сан, - хрипло проговорил Хошигаки. – Чую, - мужчина усмехнулся. – Мы тут походу в Конохе одну из таких тварей, как ты, поцарапали. Жаль, нормально драться не было времени…
- Кто из нас тварь, - вырвались сами собой не свои слова.
Учиха резко оборвал разглагольствования:
- Кисаме, хватит.
Мечник равнодушно хмыкнул.
Орочи перебирала варианты. Сейрам? Но она стала бы берсерком до того, как ей бы причинили реальный вред: и никакое генджитсу не страшно и без того безумному разуму.
Хината? Гаара? Шукаку?
Кисаме мог просто стараться её задеть, сводя старые и свежие счета. Но, насколько девушка знала, сильно лгать он бы тоже не стал.
Это всё совершенно неважно, учитывая, что нападут в коридоре всё же одновременно, меч она раздвоить не сможет, а астральные клоны долго не продержатся, так как сила каждого – лишь часть общей.
Хошигаки первым потерял терпение. Его меч взлетел и молотом обрушился, и Орочи резко вклинила фламберг между сочленениями Самехады, ногой отталкивая Наруто вниз и загораживая его собой. Кривой оскал Кисаме был совсем близко.
Вдруг направление его взгляда переменилось, а Учиха почему-то не напал. Удзумаки быстро всё объяснил:
- Саске!
Юмия почти готова была обернуться. Но будто ей есть дело, перебьют друг друга братья или нет. Тем более что у младшего нет ни единого шанса.
Мечник надавил. Орочи сильнее стиснула рукоять, но долго в таком невыгодном положении не выдержать: Кисаме выше и физически сильнее. Мужчина угрожающе ухмыльнулся.
Может всё же стоит?..
- Ну, надо же! - вдруг сказал он не ей. – Не день, а праздник. Ещё один обладатель шарингана. Он просто вылитый вы в юности. Кто он?
«Неужели?»
Девушка вспомнила Итачи раньше. Спроси кто её – никакого сходства. А фламберг застрял в Самехаде намертво. Восьмихвостая сосредоточила чакру во рту, концентрируя и сжимая не утекающую в чужое оружие энергию.
- Мой младший брат.
- Брат? Итачи-сан, но ведь клан Учиха был полностью уничтожен… Вы его и вырезали.
Молодец, Саске. Вовремя пришёл.
Отвлекал.
Юмия перекатила на языке плотный, почти материальный комок энергии. Ещё немного – как же медленно… Локоть уже трясся.
- Итачи… Сейчас… Я убью тебя.
Голос Саске звенел от ненависти и стали. Кажется, Кисаме это понравилось, но всё равно у младшего Учиха ни шанса.
- Я сделал всё, как ты велел. Проклинал, ненавидел тебя… Жил ради единственной цели… - клёкот тысячи птиц отразился от стен, в воздухе запахло грозой: Чидори яркое, смертоносное, которого совершенно не хватит на Итачи. – Чтобы убить тебя!
Младший Учиха закричал в голос, понесшись на брата, из-за Хошигаки по-настоящему отвлёкся на него всего на мгновение. И в этот самый миг Орочи сквозь зубы выплюнула в него крохотную бомбу из чакры.
Кисаме дёрнулся от неожиданности и боли: шарик энергии содрал мясо на виске. Давление ослабло, и восьмихвостая выкрутила меч, освобождаясь, другой рукой схватила уже начавшего складывать печати Наруто и, уклоняясь от продолжившей движение вниз Самехады, в повороте обошла Хошигаки. Мечник попытался задеть рукой, но кровь хлестала сильно и мешала видеть с нужной стороны.
Несколько секунд – и Юмия с Удзумаки оказалась у него за спиной.
Путь открыт.
- Уйдёт! – рявкнул Кисаме и размахнулся. Девушка оттолкнула джинчурики в сторону, чтобы принять удар на себя, но атака мечника не достигла цели. Гигантская жаба возникла из ниоткуда между ними, и уставшие руки Орочи дрогнули.
Ну, наконец-то.
- Маловато вы обо мне знаете. Джирайя вовсе не теряет голову при виде женщины. Это женщины теряют головы, когда видят его!
Мужчина усмехнулся, а впрочем, ему было жалко девушку: в спешке её вовсе пришлось тащить с собой. Но ничего, поспит и не вспомнит.
Юмия уставилась на широкую спину саннина. Наруто она всё ещё держала за шкирку, однако мальчишка больше не вырывался – пока не вырывался. Судорожное, мурашками прокатившееся облегчение нахлынуло теплой волной, ведь теперь она могла допустить мысль о том, чтобы опустить меч.
Руку тяготило.
За последний год подобные ощущения пришли впервые.
С фламбергом – просто впервые.
Кисаме отскочил. Хошигаки и не надеялся, что саннина будет так просто провести, однако хороший был план. Правда, стороннего вмешательства они не учли. Мелкая Юми слишком рожей змеиной не вышла, чтобы быть союзником Джирайи и уж тем более, чтобы они это предположили.
Или у неё теперь другое имя?
- И не стыдно было вам использовать бедную девушку, чтобы отвлечь меня? Какая низость… - мужчина полуобернулся. – Расслабься.
Пускай он и не знал человека, защитившего Удзумаки, однако она наделала ровно столько шуму, чтобы Джирайя выследил их без особого труда, банально идя на шум и крики.
- Нет, - коротко, сухо.
Тощие забинтованные руки дрожали от усталости.
Эй, да ведь она девочка совсем… Не старше самого Наруто. Но на лице Кисаме пузырился свежий ожог, и мечник зло вытер тыльной стороной ладони заливавшую глаз кровь. Это дорогого стоило, и Джирайя знал крайне мало людей, способные на такое в столь юном возрасте.
Один из этих людей стоял позади Хошигаки и почему-то бездействовал. Атака Саске Итачи не задела, и младший Учиха уже за неё поплатился.
Вряд ли встанет.
- Он использовал Аматерасу, - вдруг услышал Джирайя из-за спины. – Три секунды. Тушил сам.
«И никто не умер?», - рассеянно подумалось мужчине.
Хотел бы он посмотреть, какой эта девчонка выкинула финт. Хотя Чёрное Пламя не так непобедимо, как про него говорят: оно медленное и его можно поглотить, - но единичные Учиха, владеющие этой техникой, ревностно оберегали свои секреты.
Особенно слабости.
Да и силы это тратит – просто потому, что любая сверхмощная техника их тратит. Либо Итачи станет тянуть время, либо нападёт мгновенно.
Предпочитая первое – ему ещё младшего Учиха вытаскивать - саннин первым открыл рот:
- Значит, вы всё-таки решились похитить Наруто.
Давай.
Давай, Итачи.
«Поболтаем?»
- Так вот откуда Какаши знает про наши планы. Теперь всё стало на свои места – вы ему рассказали.
Джирайя перевёл взгляд с Итачи на Кисаме. Мечник терял терпение, и не факт, что Учиха удержит его. Его чудовищное оружие угрожающе шевелило чешуйками, но не саннин успел его так взбесить.
Любопытно. А ведь девчонка на ногах ещё держится.
- Да, мы пришли за Наруто. И нам уже нет смысла это скрывать.
- Наруто я вам не отдам.
- Ну, это мы ещё посмотрим.
К таким словам лучше что-то яркое. Дерзкое и колючее. А не безразличный лёд Итачи.
Это злило. Саннин редко вёлся на поводу у собственных эмоций, однако даже во время выслеживания Акацуки и их планов перед глазами то и дело всплывал худенький мальчишка-Учиха, единственный пока что сын Фугаку; задумчивый и полный множества вопросов к самому себе уже тогда.
Кто мог тогда знать, что за чудовище из него вырастет?
- Нечего тут смотреть, - отрывисто вырвалось у Джирайи. – Я вас обоих на месте прикончу!
- Не… трогайте… его… - сипло.
«Чёрт!»
Джирайя надеялся, что Итачи брата вырубил. Все они тут надеялись, что Учиха это сделал. Для одних Саске проблема. Для других – фоновый шум.
- Его… Убью… я!
Идиот.
Только эта характеристика соотносилась с Саске в голове Юмии. Ему б заткнуться, отлежаться, а если так хочется – напасть исподтишка, хотя с Итачи не сработает. Даже Наруто не стремиться бежать наперерез. Правда, кажется, Удзумаки зацепило Самехадой, и теперь у него совсем нет чакры.
И к лучшему. Не так много у неё осталось сил, чтобы тратить их на удерживание Наруто, ведь и на начало погони их было слишком мало.
- Некогда мне с тобой в игры играть, - оборвал Итачи.
Резкий удар ногой в живот отправил Саске в противоположную стену. Ударившись спиной о камень, генин подавился воздухом от боли и силы столкновения.
- Саске!
Накаркала.
- Ах ты!.. Гха!..
Теперь уже подавился Наруто. Не мудрствуя лукаво, Юмия перехватила его за шею и пережала предплечьем кадык.
- Отпусти!
- Ты просто генин.
- Ты тоже просто генин, я тебя на экзамене видел!
Джирайя не оборачивался на разборку. Куда полезней было следить за противниками и Саске, хотя лучше б ему всё же на этот раз отключиться. Целее пацан будет. Однако неожиданно ожил Кисаме. Подстраиваясь под не атакующего Итачи, Хошигаки и сам бездействовал, но понимая, что пока младший Учиха во власти врага, саннин не рискнёт нападать, расслабился. Мужчина выпрямился во весь свой огромный рост, закинул Самехаду на плечо – оружие послушно не оставило хозяину даже царапины – и вдруг криво ухмыльнулся.
- Да какой из неё генин? – усмехнулся он.
- Замолкни, - мрачно и опять из-за спины.
- Я тебя всё равно на мясо порежу, стерва двуличная. Может, рассказать тут этому саннину, как ты…
Неизвестно, что ещё успел бы сказать Кисаме: Саске истошно завопил от гнева и бессилия, перекрывая другие звуки, и бездумно бросился на Итачи. Первый звук удара и опять в живот вышел глухим и коротким.
Ну, хватит. Не на что тут любоваться.
- Уж не знаю, на чьей ты стороне, - в полголоса проговорил Джирайя, уверенный, что его поймут, - но раз уж пока против них – уведи Наруто куда-нибудь, недалеко.
- Эй!
- Вырубить? – сухо.
Кажется, девчонка надеялась на положительный ответ.
- Хватит с сегодня обмороков.
- Но как же Саске?!
- Да вытащат твоего Саске, - раздражённо вырвалось у Орочи. Желание пережать покрепче и перекрыть доступ кислорода для ослабления было велико. Но в любом случае куда-то пойти не получилось: Кисаме не собирался дать уйти цели. Стоило сделать хоть шаг, как меч его снова оказался в опасной близости. Между ними оставался Джирайя, но Юмия всё равно не рискнула бы бежать.
Пришло время трезво оценивать свои возможности.
- Куда это вы собрались? – ядовито полюбопытствовал Хошигаки, и неизвестно, кого он желал настигнуть сильнее.
Печать!
Печать!
Мясистые, источающее кислое зловоние стены и пол появились одновременно с простым призывом: крепко обмотавшись хвостом за предплечье, тигровая змея затанцевала на пальцах Юмии, агрессивно шипя во все стороны. Все, кроме Джирайи, тут же начали увязать в розоватой массе.
Орочи отпустила Удзумаки – змея могла убить укусом далеко не одного человека. Однако запах усилился от напора чакры Джирайи, и это рептилию раздражало, из-за чего она могла стать опасной даже для призвавшей её восьмихвостой.
- Итачи, Кисаме… не повезло вам. Я же вас поглотил. Мы в желудке великой жабы, обитающей на горе Мьёбоку! Вы ведь давно приговорены, как преступники. Никто не расстроился, если вы пойдёте на корм великой жабе.
Наруто отреагировал правильно:
- Ч-что за фигня?!
- Наруто, стой смирно. Это моё джитсу.
Удзумаки перестало засасывать. А Юмия покосилась на свои ноги, погрузившиеся почти по щиколотку. Живая плоть пульсировала и исходила едким желудочным соком. Девушка осторожно погладила змею в ладони по голове, произнесла несколько слов указания и, подняв руку, пустила к себе под шляпу в пряди растрепавшихся волос.
Там запах перекроет, и она успокоится.
Ступни застряли намертво. Великая жаба переваривала её охотней, чем Кисаме и Итачи, которые успели вырваться и отступили по приказу последнего.
- Отсюда ещё никто не сбегал!
Джирайя и Наруто, так как его больше никто не держал, побежали следом.
Чакры стало больше. Стены разбухли, сжимаясь вокруг. Юмия втянула голову в плечи и опустила шляпу: такое количество чужеродной энергии ослабленный организм не был готов принять на себя. Поэтому выпустил свою.
Саннин рассеянно почесал в затылке. Спешить некуда – смылись. В стене и желудке сияла огромная дыра, по краям которой плясали чёрные язычки пламени. Придётся теперь запечатывать, куда их ещё девать…
- Эй… извращённый отшельник, смотри!
- М?
Джирайя повернулся к тому, на что Наруто вытаращился.
Воу.
Чакра девчонки бурлила вокруг неё. Сплетаясь в гибкие шевелящиеся отростки, то ли сем, то ли восемь, она окружила тело куноичи плотным видимым фиолетовым коконом и боролось со стенками желудка жабы, которые почему-то проигнорировали приказ саннина, что её трогать тоже не надо, и активно пытались сожрать. В ответ бескровную плоть техники жгло, отторгало и уничтожало.
А сама девушка тяжело опиралась на собственный меч.
Чёрт!..
Мужчина топнул ногой. Противостояние тут же закончилось, так как желудок жабы исчез, и пространство превратилось в обычный коридор обратно. Удивительно, но чужая чакра не исчезла сразу, и несколько лишних секунд Джирайя потратил на понимание, что, кажется, это не было сознательно исполненной техникой.
Кажется, где-то он видел похоже… Но то было у джинчурики, и даже до Удзумаки.
Девушка качнулась и тихо упала в обморок. Только меч звякнул сталью об пол.
- Наруто, глянь-ка как Саске. Только не тормоши его!
Наруто мгновенно забыл обо всём вокруг и подарил саннину пару минут на раздумье. Саске, разумеется, надо срочно в больницу, но он тут не один пострадавший.
При близком рассмотрении в глаза бросились перевязки: на руках испачкавшиеся и пыльные, но сухие, однако по плечам в капельках крови изнутри. Перевязку бы сделать, только не на полу в коридоре. Дыхание её было редким и поверхностным, но ровным, внешних свежих ран мужчина не заметил. Осторожно ощупал – переломов вроде тоже нет. Похоже на обычный обморок – но почему?
Шляпа упала так, что закрывала куноичи лицо. Удачно.
В Джирайю закрались сомнения. Слова Кисаме всплыли в памяти – он её знал, и навыки не генинские, правда, это не совсем показатель. Однако вряд ли простому и даже не очень простому генину доводилось сталкиваться с кем-то, вроде чудовищного отступника Кири.
И выжить.
И так его раздражать.
Рука сама собой потянулась к шляпе: он просто посмотрит, на всякий случай. Мужчина одёрнул её в последний момент, заметив шипение до броска и помня штучки Орочи* – не зря с ним рос рядом, не зря. Змея, непонятно где прятавшаяся, оказалось небольшой, но Джирайя не собирался проверять, ядовитая она или нет.
Однако нападать активней она не стала. Рептилия, свернувшись кольцами на груди девушки, агрессивно взирала маленькими, но удивительно разумными глазками призывного существа — не все они хорошо говорили, но все они хорошо соображали. Вот зараза. Ощупать раны дала же спокойно.
Может у неё есть какие-то чёткие указания?..
Джирайя хмыкнул. Не разрывая зрительного контакта со змеёй — та изогнулась, но нападать первой не спешила — мужчина осторожно коснулся чужой ноги. Рептилия никак не отреагировала, хотя не прекращала пристально следить. Саннин заметил маску на лице девчушки, на которую сразу внимания не обратил, и его осенило.
- Я её просто возьму, ладно? И отнесу в безопасное место, - произнёс он спокойным ровным тоном. - Вот так... - он сунул руку под колени, - и вот та-ак... - под лопатки, хотя щекотнуло в животе: змея никуда не убралась.
И всё же она не мешала. Джирайя медленно поднялся на ноги, держа куноичи на руках и боясь лишний раз тревожить рептилию, и на всякий случай даже отворачивался в другую сторону: не смотрит он, не смотрит. Та обернулась вокруг тонкой шеи, словно питон, а плоская голова покачивалась в такт шагам.
Учиха тоже оказался плох. Не столько раны, сколько совершенно стеклянный взгляд тревожили саннина. Хотя у парня изо рта кровь шла, вон след бледный – Итачи повредил ему что-то внутри тоже.
А день начинался так хорошо. Теперь же – двое подростков без сознания, один ещё и сильно раненный, и Наруто, который, как только придёт в себя, станет рваться на ратные подвиги во имя тупой мести.
Ну и что с ними со всеми делать?
Джирайя оглянулся. Тот ещё разгром. Скоро кто-нибудь оживёт, поняв, что разборка закончилась, поймает их тут и стрясёт денег; многие шиноби в таких ситуациях прокручивали кунай, грозно смотрели и их не трогали, но саннин и в худшие времена не угрожал гражданским. А теперь он писатель, имидж, репутация!..
Так что для начала надо бы просто отсюда убраться.
- Наруто, - парень поднял голову; Удзумаки бухнулся на корточки у Саске и догадался лишний раз его не тормошить. Однако именно это сейчас и требовалось. – У него сломана рука и, скорее всего, рёбра. Нам нужно как можно скорее доставить его к врачу, но я не знаю, где он в этом городе. Так что сейчас переместимся. Тебе надо будет аккуратно его взять – сделай для удобства клона.
Вообще-то, девчонка на руках была гораздо легче и без переломов. Однако змея по-прежнему не внушала доверия – у Наруто куда больше шансов сделать что угодно не так. А медики в Конохе загляденье, по косточкам могут собрать.
За его психическое состояние саннин волновался гораздо больше.

Солнечный свет тронул веки. Второй раз за день – дежавю. Но теперь было хуже: плечи болели, в глаза словно песка насыпало, а открыв глаза, Юмия увидела низкий потолок с местами отходящей штукатуркой. Кто-то укрыл её одеялом по пояс и стащит с ног сандалии.
Девушка слабо повернула голову. На полу у изголовья футона спала тигровая змея, свернувшись в перевёрнутой шляпе и подставив теплу чешуйчатые бока. Орочи стукнула костяшками пальцев по доскам, посылая вибрацию; змея подняла голову, недовольно посмотрела – такой способ пробуждения её не устраивал.
Но, тем не менее, она кивнула, подтверждая, что всё в порядке. Восьмихвостая щёлкнула пальцами, и рептилия исчезла, отправившись домой.
Дом.
Со змеями хорошо то, что они не болтливые.
Девушка медленно села, согнувшись и подтягивая к себе ноги, от чего распустившиеся окончательно волосы упали на лицо и щёки, и провела по лицу ладонями. Солнце так же высоко, внутренние часы работали – прошло немного времени. Юмия вздохнула, заправила за ухо прядь и прислушалась.
Из-за двери, точнее – из-за смежной стены, доносились голоса. Прислушавшись, девушка различила жабьего саннина и чей-то чужой мужской голос. Возглас громче без несущего смысла – это джинчурики.
Хотелось пить. Всё ещё хотелось спать. Маска болталась на честном слове, поэтому Орочи её стянуло. Это всегда было не самым лучшим способом обезопасить себя, ведь выдавали глаза, но лучше, чем ничего.
На плечах оказалась свежая перевязка. Возможно, раны вскрылись, но придётся спрашивать у Джирайи. Руки он не трогал, а вот ей стоило бы посмотреть. Юмия подёргала зубами чересчур сильно стянувшиеся за время носки узлы.
То, что было спрятано под ними, имело кошмарный вид. Шио так старалась помочь, но думала, что дело лишь в физиологическом воздействии. И пусть сухие повреждения лучше гнилостных, но они горели, а боль не спешила никуда уходить.
Прошло слишком мало времени.
Вещи тоже нашлись возле футона: сумка, меч… Орочи неспешно сменила перевязку, хотя знала, что это не поможет. Нужно другое лечение – не тут.
Закончив, она снова уткнулась лбом в ладони. Ей казалось, что реально просидеть так часы и месяцы.

Гай унёсся вместе с Саске, хотя удар его ещё горел на лбу. Джирайе больше помнился другой тип в таком же идиотском трико – Майто Гай походил на своего отца, как капли воды друг на друга. Только без усов.
И в скорости он Майто Даю не уступал.
Приструнённый Наруто лениво ковырялся в еде. Переживание за Саске выплеснулось в ожидаемый энтузиазм навалять Итачи, а как выяснилось, что это невозможно, то пацан ненадолго притих.
Хватило его секунд на сорок.
- А что, ну… той помощь не нужна?
Той.
Удзумаки быстро сообразил, кто ему жизнь спас.
- Не думаю, - Джирайя пожал плечами. – У неё обычное переутомление.
- Это как у меня после того, как призыв освоил? – о, оживился.
- Ну, вроде того.
Это стало ясно, как только нашли себе место, и мужчина убедился, что у неё нет ран, а Наруто подтвердил, что Итачи ничего нахимичить не успел. Нет, он мог и не заметно, но тогда последствия были б серьёзней простого обморока.
Зато саннин очень быстро убедился, что всё дело просто в том, что девочка себя загоняла. Ранам на плечах ещё заживать и заживать, да и вид у неё был как после миссии S-класса без перерывов на пожрать и поспать. Только в отличие от опытных, молодые да ранние пташки на таких миссиях сгорали: первые знали, как распределить силы, и помнили их предел, юные гении – нет, да и тела их не всегда вмещали способностей и таланта.
Что куноичи из такой породы Джирайя ни секунды не сомневался. Небось АНБУ какого-нибудь селения, за кем-нибудь шпионящая во время экзамена: за шумихой с Орочимару кто б её заметил, а сейчас исполняет другой приказ.
Но так как этот приказ как-то сочетался с защитой Наруто – мужчина просто положил её отлёживаться.
- Схожу-ка, проверю, - сказал саннин.
Им нельзя будет тут долго сидеть, ведь Итачи, как тихо рассказал Гай, избегая на всякий случай попадания информации в уши Наруто, ранил двух детей Конохи: Майто лично принёс в больницу наследницу Хьюга, которой довелось побывать в заложниках. Всё, что знал о ней Джирайя – ровесница Удзумаки.
Этого достаточно, чтобы поторопиться.
Да и не срочных больных хватает. Рок Ли ещё лежит, и у Гая огонь в глазах гас даже от воспоминаний. Серьёзный признак.
Однако бросить куноичи ни саннин, ни Наруто тоже не могли. Если быстро оправится – тогда другое дело. Лишь бы мужчина не ошибся.
Дверь была открыта, замок в ней и не предполагался; не за такую низкую цену в сутки. Девочка уже сидела, вжавшись в ладони лицом, а на тощей выгнутой спине проступала линия острых позвонков.
«О, очнулась».
И змеи не видать.
Джирайя дважды стукнул по косяку, но она не шевельнулась. Выждав и стукнув третий раз, мужчина решил, что его слышат, но игнорируют.
- Мы тут не задержимся, - сказал он. – Нужно чего?
С тихим шорохом она провела руками по лицу. Мужчина уже ожидал, что ответа не будет, однако она всё же произнесла:
- Медикаменты и еда. Напишу какие, - пауза. – И темные очки.

За очками Удзумаки сбегал быстро, за лекарствами с деньгами и списком он унёсся ещё быстрее – послушать было интересно и важно для него, как для Джирайи – вытурить его на время из комнаты.
Чёрные стёкла, хотя, скорее всего, дешёвый пластик, большими прямоугольниками прятали чужие глаза и делали лицо в обрамлении тонких тёмных волос ещё худее, подчёркивая скулы и занимая слишком много места. Куноичи ковырялась в пустом рисе, кое-как уже успев затолкать в себя несколько кусочков сушёной рыбы. Ела она через силу, но с пониманием, что организму надо откуда-то взять энергию. Свободная рука в бинтах подпирала острый подбородок, а рядом с её локтём уже высилась ровная стопка денег мелкими купюрами.
Почему она не отдала их Наруто сразу – саннин не спрашивал.
- Безопасно ли отпускать его одного? – произнесла девушка, и это были первые сказанные ею за долгое время слова.
- Да. Тут никакой опасности кроме Итачи и Кисаме, а они уже ушли.
- Их вы пропустили.
Что верно, то верно – проморгал, попавшись на зацепку лёгкого генджитсу. Однако всё было не так плохо, как о нём считали: вернувшись достаточно быстро, мужчина обнаружил вместо комнаты, в которой оставил Удзумаки, развороченные стены, которые ещё дымились, опоздав на каких-то секунд сорок.
Другое дело, что в такой погоне это на самом деле большой разрыв.
- Что ж, тогда хорошо, что ты была рядом, верно?
Пожала плечами. Дурацкие очки. И ведь не из эмоциональных, у кого на лице всё написано, так ещё и глаз и их выражения не видно.
- Кстати, об этом, - сказал Джирайя, как бы случайно вспомнив. – Зачем ты защищала Наруто? Он тебя не знает, то есть, помнит – но ты меня поняла. Ты не из Конохи, и вы с ним уж точно не являетесь близкими друзьями, чтобы жизнью друг за друга рисковать.
«И это мягко сказано».
Нечего юлить и лукавить.
Саннин отослал Наруто именно для этого вопроса, впрочем, не ожидая быстрого ответа. Но он прозвучал быстро, коротко и сразу.
- Не Наруто.
- Что?
Куноичи подобрала комок риса, сунула в рот, ещё один. Джирайя напряжённо ждал.
Глоток.
- Я защищала не Наруто. И Итачи и Кисаме пришли не за Наруто. Они пришли за биджу внутри него…
- И именно его ты защищала.
Саннин нахмурился. Несколько лет слежки за Акацуки дали ему возможность расслабиться и вернуться – они были не готовы, а скоро всплывут дыры в финансах и несколько прореженной шпионской сети, которые он так старательно создавал, что сделает их относительно безопасными ещё года на два-три или, по крайней мере, задержит деятельность. За это время тот же Наруто успеет вырасти и стать сильнее, а селение, которому он передал нужную информацию – подготовиться к будущему.
Но невидимого третьего игрока он не видел и не учёл. Мужчина знал, где мог быть его пробел: когда Орочимару с позором поражения покинул – а, точнее, сбежал из Акацуки – саннин долго следовал за ним, пока змей не затерялся где-то в стране Железа. Тогда Джирайя отыскал ведущие к Акацуки ниточки снова и обнаружил в основном перетасовку напарников.
Это было год назад.
- Акацуки мои враги так же, как и ваши враги.
- Точнее враги того, кто отдавал тебе приказы?
Заправила прядь за ухо.
- Да. Именно так. Но мы не ваши союзники.
- Надеюсь, не враги?
И снова плечами пожала. Наверное, надо дать человеку доесть спокойно, а не сидеть тут и угадывать, серьёзно она или поняла, что мужчина вроде как пошутил. Девушка не была похожа на человека с чувством юмора, зато остро напоминала Джирайе кое-кого. Тонкими руками, волосами, сухостью слов и остротой черт.
Правда, Орочимару настолько костлявым не был.
И девушкой тоже. Хотя какое-там… Понятие «бесполое существо», которым призывал быть свод правил ниндзя, было ближе.
- Зачем вы меня рассматриваете? – равнодушно.
Джирайя вздрогнул: он пропустил момент, когда в чужой миске уже стало пусто, но всё ещё пялился и лениво мысленно сравнивал. Это всё Цуна – память о ней была тесно связана с памятью о команде.
Ищи эту Сенджу ещё теперь, нарвался на свою голову.
- Да так, задумался, - правдиво отозвался он. – Мы тут долго не будем. Но ты оставайся, если надо…
- Нет.
- В таком случае – мирно разойдёмся. Верно?
Молчание. В коридоре послышался топот: Наруто шумно возвращался в номер, быстро управился. Лишь бы ничего не напутал.
- Верно, - куноичи кивнула.
Ну и хорошо.

Юмия щёлкнула по шприцу, сбивая пузырьки воздуха, жестом заправского наркомана перетянула руку и ввела себе антибиотик – так быстрей любых таблеток, а рана на плечах начала подозрительно нагреваться внутренним жаром. Затем, выждав три вдоха, стянула жгут и потянулась к запасной завязке для волос: старая, оказывается, держалась на честном слове и трёх ниточках.
Идея остаться перестала казаться такой бессмысленной в тот момент, когда Орочи вернулась в комнату и опустилась на прогретое солнцем одеяло. Здесь можно было свернуться и проспать пару веков, и мысли после пробуждения оказались не просто сонливостью.
Вскрытые блистеры лекарств она без разбора затолкала в сумку. Разберёт потом. Не сейчас.
Всё и вся – не сейчас.
Восьмихвостая закрыла глаза. А когда открыла, уже была не одна и вздрогнула, широко раскрыв глаза – за несколько лет впервые она не заметила чужого присутствия так близко. В такой маленьком замкнутом пространстве прямо перед носом.
Но первое кольцо Ока уже набросила на неё, и тело змеи давило спереди на ноги. Её глаза были совсем близко, и о них Юмия знала лишь одно: у неё и Орочимару такие же глаза, а называть саннина лордом всю жизнь свою она могла только за это.
Только у них – золотистые. А у неё, недоделки – серые.
Змеиные зрачки напротив сузились в тонкие полосы.
- Я предупредила тебя. Ты ос-слуш-шалас-сь…
Кольцо вокруг пояса. Кольцо вокруг груди. Кольцо поверх этих двух колец. С каждым оборотом сильные и гибкие мышцы прятали Орочи от окружающего мира, вынуждая не противиться и покориться.
И на этот раз она согласилась.
- Я заберу тебя домой, бедное дитя, - прошелестела Ока, и Юмия прижалась щекой к приятной гладкой чешуе. – С-с тебя дос-статочно людей и их с-страс-стей…
Гигантская змея исчезла, унося восьмихвостую с собой. Комната осталась пуста, будто в ней никого и не было.

*Здесь: сокращённо от Орочимару.
Утверждено Evgenya
Шиона
Фанфик опубликован 29 июля 2016 года в 23:35 пользователем Шиона.
За это время его прочитали 102 раза и оставили 0 комментариев.