Наруто Клан Фанфики Другое Обратная сторона луны. Глава 17. Море

Обратная сторона луны. Глава 17. Море

Категория: Другое
Обратная сторона луны. Глава 17. Море
Название: Хроники хвостатых: Обратная сторона луны
Автор: Шиона(Rana13)
Фэндом: Наруто
Дисклеймер: Масаси Кисимото
Жанры: приключения, драма, юмор, романтика, фэнтези, экшн
Персонажи: Гаара/Хината, Шукаку, Конан, Темари, Канкуро, Зеру, Шио, Юмия и прочие мимо пробегали
Рейтинг: R
Предупреждения: ООС, ОЖП, ОМП
Статус: в процессе
Размер: макси
Размещение: с моего разрешения
Содержание:
Он ушёл - в жару, в пустыню, к демонам своим.
Она осталась - в стране Огня, где зимы слишком коротки, чтоб породить своих.
Но светит им одна Луна, и лунный бог, все тени порождающий - теперь же на двоих.
Подготовка заняла несколько дней, и дольше всего Хината просидела над картами. Шизуне деловито предоставила ей самые новые – и извилистые петли среди гор, что наворачивал её маршрут, вполне объяснял сроки миссии. Страна Снега лежала далеко – и именно туда ей и было нужно, а страна Молний была изрезана горами, ущельями, бурными реками, а так же не отличалась хорошей для пути погодой.
Хьюга только и делала, что кивала головой – как болванчик.
- Ты должна двигаться лишь самой открытой дорогой, известной гражданским жителям страны Молний, - Шизуне деловито вела по карте ярко-алой ручкой, ставя кресты в опасных местах; на подготовку ушёл не один день. – Не привлекай к себе внимания – ты самый обычный путник, но и не слишком прячься – потому что именно так и сможешь вызвать подозрения.
Отношения с Кумогакурэ всегда были сомнительные. Хинате что-то смутно подсказывало, что джонины, которым она должна была помочь, заинтересованы вовсе не страной Снега, ведь точка была у самой границы.
Генины – другое дело.
Один генин – тем более.
Мелкая шелуха миссий ранга D и С никому интересны не будут. Кумогакурэ всегда играло по-крупному.
Хьюга никогда не забудет, как ей, трёхлетней малышке, зажали рот и выволокли из окна детской; у годовалой Ханаби резались зубки, и в ту ночь она, проплакав много часов, уснула у отца – и только случай уберёг её.
Хината закрывала на ночь ставни даже в самую жаркую ночь до десяти лет.
- Не сворачивай лишний раз: в этих горах легко не только просто заблудиться, но и случайно наткнуться на секретные объекты селения Облака, и если тебя обнаружат даже рядом, никто тебе больше поможет, - Шизуне посмотрела на неё с подозрением, и Хьюга спрятала ладони в карманах. - Ты ещё можешь отказаться – помнишь?
- Помню, Шизуне-сан.
- И?
Разумеется, Шизуне было известно про её похищение. Отец наверняка был бы вдвойне против этого задания, если бы узнал, куда она идёт.
А так Хината удостаивалась лишь молчаливого презрения, означавшего: «Ты не справишься».
- Всё в порядке.
- Точно?
Наверное, она совсем бледная. Хината заставила себя медленно выдохнуть.
Главное – помнить, что, возможно, ей даже не придётся приземляться в этих горах. Возьмёт и через море полетит!
От мысли, что под ней будет лишь безмятежные воды залива Сенсоо – прохладные, но без бурь и высоких волн – Хинате стало спокойно. Правда, она не знала, сколько времени сможет лететь по прямой, пока не выдохнется, так что стоит держаться берега.
Но это было куда лучше, чем прятаться по ущельям от собственных ночных кошмаров с протекторами Облака.
- Да, точно! – выпалила Хьюга.
- Вот это – настрой, - заметила Шизуне.
Похоже, увиденным она осталась довольна.
И вот теперь, в укутанные лёгким туманом шесть утра, Хината, испытывая смесь воодушевления и растерянности паковала вещи. Зеру-сан не оставил ей никакого способа связаться – и всё же, она надеялась, что сможет придумать, как дать о себе знать. Ведь это страна Снега – поэтичное совпадение, к тому же, перелёт даст ей возможность тренировки крыльев, для которой совершенно не было в итоге времени.
Так что – всё к лучшему.
Хороший ученик верит своему наставнику безоговорочно и без вопросов; так старался ей внушить отец, и ему это удалось. Просто наставником в итоге стал не он.
Зеру находил её раньше. Найдёт и сейчас.
Выскользнуть бы ещё из дома без свидетелей.
Неджи откровенно злился; наказан он не был, но ему не доверяли одиночных миссий – и, наверняка, будь он не ранен, задание досталось бы ему или их команде в целом. Хиаши не говорил с ней несколько дней; но за ужином так неловко отводил взгляд, что Хината не знала, что и думать. Ханаби была единственной, с кем ей хотелось бы попрощаться, но отец вряд ли случайно нагрузил её тренировками.
Будить её, уставшую, в такую рань Хьюга, разумеется, не собиралась. В доме слышались шаги лишь пары слуг.
Вдруг кто-то тихо постучал по косяку двери. От неожиданности Хината выронила на постель сумку, на которой проверяла дополнительные ремни – ей пришлось исхитриться, чтобы смещать её набок во время полёта.
- Нээ-сан…
- Ханаби?
- Уходишь?
Ханаби стояла в дверях в пижаме с медведями – и только эта пижама с медведями напоминала о том, какой она ещё ребёнок, пошедший в Академию только в этом году.
- Не хотела никого будить…
- Правильно, - Ханаби серьёзно кивнула. – Отец не спал до двух часов, пытался со старейшиной найти способ, как оспорить приказ Каге и никуда тебя не пускать.
Бьякуган бриллиантовый дар богов. А тут она – слабая девчонка без печати, которая сотрёт этот дар подальше от вражеских рук.
На искреннее беспокойство Хината и не рассчитывала.
- Ты откуда знаешь? Не спалось?
- Подслушивала!
Ханаби показала язык. Хината не удержалась и засмеялась.
На прощание Ханаби крепко обняла её, утыкаясь носом и будто не желая отпускать.
- Будь осторожна.
- Буду.
- Мы тут честно волнуемся.
Мы – кто мы?
Впрочем, не спорить же с ней…
- Со мной всё будет в порядке.
- М-м… пора?
- Пора, - Хината задумалась. – Досыпай здесь.
Ханаби зевнула. Выбираясь через окно, старшая Хьюга увидела, как сестра закопалась в подушки в её постели.
Ну, вот и хорошо.
Сонный дежурный у ворот селения даже не посмотрел на неё; дневная смена должна была прийти вот-вот. Поставив печать, тюнин зевнул – настоящая охрана не входила в его обязанности – и уполз дремать обратно в караулку.
Ночные патрули вокруг Конохи ходили дальше дневных, и Хината, разумеется, не знала их графика. Поэтому лишь через полчаса пути по пустынной дороге, она свернула в заросли, и на всякий случай проверила окрестности Бьякуганом.
Никого не было.
Её никто не заметит.
Воздушные потоки подхватили Хинату легко, поднимая ввысь. Коноха быстро исчезла вдали за её спиной.

Страну Горячих Источников уже мягко окутала осень – такая осень, какая в Конохе будет только через месяца полтора. Желтые, оранжевые, алые листья окутывали разноцветными шапками деревья и стелились под ногами Хинаты, которая приземлилась пару часов назад и решила, что торопиться некуда.
На путь до границы страны Огня Хьюга потратила меньше суток.
Здесь был лес светлый, лес свободный – не сравнить с чащобами, которые попадались в стране Огня – и дорога стелилась под ноги совсем легко. В городе, который она видела на краю действия доджитсу, можно будет остановиться на ночь и обдумать, что делать. Денег хватит, чтобы переночевать в мягкой постели, а не на подстилке из листьев на влажной земле; а за это время её план может сработать.
Ещё в воздухе её посетила идея, как дать о себе знать. Неиспользуемая чакра казалась ей неразлитым морем – и тем маяком, по которому Зеру-сан сможет её отыскать. Так что теперь она тратила чакру в воздух и даже не переходила на бег, чтобы не слишком уставать; и для любого сенсора Хината была бы костром темной ночью.
Это, конечно, могло быть и опасно.
Но из-за чакры Бьякуган оставался активированным – и Хьюга надеялась вовремя заметить возможного неприятеля.
Город был мал – скорей уж посёлок. Уже смеркалось, когда Хината нашла гостиницу. Под звон дверного колокольчика, Хьюга поймала себя на мысли, что впервые будет ночевать так далеко от дома в одиночестве.
За стойкой сонный мужчина средних лет листал газету. У него был мрачный вид, странные закрученные усы и внушительного вида катана на стене – поэтому Хьюга подходила к стойке с невольной опаской.
Хотя вряд ли он шиноби.
- Здравствуйте.
- Хм.
- У вас есть свободные комнаты?
- Уходи, девчонка.
- Но я!..
- Проваливай! Или приводи родителей. Мала ещё сама шастать.
Ах, ну да.
Ей же тринадцать, а сенсея рядом нет. Ещё и голову приходилось для разговора задирать.
Хината тихо вздохнула, тихо сняла протектор с шеи и с грохотом положила его на стойку. Ей богу, она не хотела доводить до такого.
- Слушай, деньги тебе не помогут, да и у тебя наверняка не хватит их… - взгляд с равнодушной поволокой скользнул по стойке; но стоило ему наткнуться на протектор, как произошла разительная перемена. – О, простите, вы шиноби! Я… я не знал, вы… вы просто так молоды… В нашей стране таких нет…
Хьюга растерялась - ками-сама, она и забыла, что Югакуре почти не осталось ниндзя!*
А мужчина тем временем активно засуетился. От равнодушия и снисхождения к ребёнку не осталась и следа, но в его голосе появились заискивающие нотки, которые резко контрастировали с его суровой внешностью.
- Я дам вам лучшую комнату, разумеется… Или любую, какую выберите…
- Всё в порядке, не беспокойтесь, - Хьюга смутилась от такого обращения.
- Вы просто поймите, у нас так редко бывают ниндзя… Порой сидишь, тишина, несколько месяцев просто постояльцев мало – а уж тем более из такого уважаемого селения! В нашей стране всё тихо, гладко… А куда вы держите путь? Впрочем, простите, понимаю, вам вряд ли можно говорить… но я был так груб…
- Всё в порядке, правда, - повторила Хината. – Ничего страшного.
Пожалуй, ещё никогда её не воспринимали настолько всерьёз. Хьюга забрала протектор со стойки, чтобы не нервировать его ещё сильнее.
- Просто вас так трудно порой узнать, - мужчина покачал головой. - Вот недавно тоже: заходит, лицо гладкое, протектора при нём нет – думал изнеженный какой, откуда только взялся в нашей глуши. Но сколько живёт, ни разу через дверь не выходил, а рядом с его окном даже деревьев нет.
Хината замерла. Только этого не хватало.
- И… он всё ещё здесь?
- Да, сказал, что кого-то ждёт. Не вас случаем?
- Я не думаю…
- Высокий, бледный как смерть, с белыми волосами…
- С белыми волосами?!
- Как седой, но говорю же – молод совсем ещё.
Быть того не может. Ещё неделю назад Хината не знала об этой миссии. А несколько дней назад – не знала куда направится.
На двери вновь звякнул колокольчик. Рука её невольно опустилась к поясу: где была сумка, в которой был свиток, в котором был меч… Слишком далеко она его запрятала.
Дура.
И внимания много привлекла.
Дура!
- Не хватайся лишний раз за оружие, Хината, - спокойный знакомый голос накатил на неё волной облегчения. - Но всё же держи меч поближе к руке.
- Зеру-сама!
Зеру был ровно таким, каким она его видела в последний раз: прямым и высоким, словно боевой лук, сильным и могущественным, но вовсе не пугающим. На его волосах и плечах быстро таял иней; и, если подумать, будь он близко, Хината заметила бы его приближение ещё на подходе к посёлку.
Но если тот лёд – далеко, с облаков…
- Твоя чакра как солнце в яркий полдень. Я сразу же заметил тебя, - размеренно произнёс он. – Но, прошу тебя, хватит тратить её зря.
- Ой, - Хьюга опомнилась и перестала так делать, сразу же поняв, что тратила на это действительно много сил. – Но… Зеру-сама… я так делала только сегодня. Как вы узнали, что я буду здесь?
- О, я не узнал. Я прибыл раньше и держался неподалёку, надеясь, что ты сама дашь знать – но сигналом мне послужил некий всплеск некоторое время назад. Ты использовала бомбу? Я говорил, что тебе ещё рано.
Хината вжала голову в плечи. Да – говорил.
И да – Хината надеялась, что он не узнает.
- Я… я просто попробовала…
- И успешно?
- Сама не знаю.
- Тише, - Хьюга вскинула взгляд. – Выдохни, - девочка выдохнула. – Всё в порядке. Я не собираюсь тебя ругать.
- Да, Зеру-сама.
- И, пожалуй, не будем больше задерживаться. Скажи, сколько у тебя времени и на что ты по-настоящему должна была его потратить.
- Два месяца. Мне нужно в страну Снега…
- На север – понятно. Но то не настоящий север.
- О чём вы?
Но Зеру не ответил. Он расплатился за номер, который, как оказалось, снимал уже несколько дней. Затем они вышли – и пошли вдвоём прочь из города, к низкой горе, которая вся поросла лесом и не было у неё ни снежной шапки, ни голой вершины. По дороге Хината описала свою миссию, пускай её не спрашивали; но Хьюга решила, что как бы там ни было – она не хочет подводить родное селение. Однако лишь когда дома остались далеко позади – Зеру остановился и снова обратил на неё внимание.
- Чтобы ты понимала: я знал, что ты проявишь себя, но даже без этого не собирался улетать далеко – потому что были у меня дела в ваших горах. В противном случае я бы оставил тебе способ со мной связаться.
- Да, Зеру-сама.
- Но это всё уже неважно – нам предстоит долгий путь!
- Но куда?
- Мы отправимся на настоящий север: север ваш и север наш. Я хочу, чтобы ты побывала в родных землях клана Юсуи и знала их – и чтобы они знали тебя. Но должен тебя предупредить, что дорога вряд ли будет для тебя лёгкой. Лететь придётся много дней и, возможно, твои крылья недостаточно окрепли для таких полётов.
Земли биджу, о которых рассказывала Шио.
Земли, лежащие далеко-далеко, так далеко, что люди и не знали о них…
Хината знала, как ей надо поступить. Хьюга не имела никакого права подвести Зеру, который тратил на неё так много сил и времени.
- Я справлюсь! Я буду очень стараться! – но тут она снова вспомнила о миссии. – Вот только…
- Не волнуйся. Я не дам тебе опозориться перед людьми – любыми людьми. Домой ты вернёшься с выполненным заданием.
- Но когда?..
- Ты мне веришь?
Девочка поняла, что отвечать надо без сомнений.
- Да!
- Значит, ты вернёшься домой с выполненным заданием, а пока не забивай себе этим голову. Мы перелетим залив к островам у страны Льда, и там ты отдохнёшь и крепко выспишься перед дорогой, потому что после у нас не будет остановок.
- Ни одной?..
Уверенность Хинаты пошатнулась. Но разочаровать Зеру – так низко она не могла пасть.
- Посреди океана есть маленький скалистый островок. Там можно будет перевести дух, но он лишь на середине нашего пути. Однако других островов в этом океане практически нет. Если были раньше – то их давно поглотило море.
Это вселяло некоторую надежду. Но даже если нет – то Хьюга не ощущала возможности выбора; она уже согласилась и решилась.
Хината всё равно полетит за ним. А там – будь что будет.
И она полетела.

- Боже мой… - пробормотала Темари
- Нас же не было всего несколько недель, - вырвалось у Канкуро.
- Что вообще происходит? – непонимающе наклонил голову на бок Гаара.
А Шукаку закатил глаза, оглядел открывшееся от внутреннего пропускного пункта зрелище и фыркнул:
- Да всё не так уж плохо.
«Да?» - скептически подумала старшая Собаку.
Впрочем, да.
Всё было гораздо хуже.
Смуглые люди с берегов Соконаси Но – высокие, не закрывающие темную кожу от дневного жара Суны. Женщины в пёстрых ярких одеждах – украшениями под золото бренчали, стрекотали на десятках диалектов. Кочевники в пятнистых арафатках – защитные очки перетягивали лица, ругались громко, грозили кулаками. И даже несколько торговцев из далёкой столицы мелькнули в толпе – их Темари узнала по речи, представлявшей из себя кошмарную скороговорку. Смесь голосов, запахов, шума сотен людей наполняли улицы; и всё это людское море было чуждым Суне – было цветастым, говорливым и бестолковым.
Никто из этих людей не жил в селении Песка раньше – и не мог жить.
Потому что все они были гражданскими.
Темари мотнула головой. Всё это походило на крайне странный сон в первую очередь, а ещё немного – на столицу в базарный день.
Сунагакуре изменилась до неузнаваемости.
- Что происходит? – Гаара повторил вопрос, обращаясь уже к дежурному; а вид у того был настолько взмыленный, что тюнин даже не обратил внимания на то, кто задал ему вопрос.
- Приказ Совета, будь он проклят.
- Какой приказ?! – вырвалось у Темари; краем глаза она заметила, как Канкуро свернул голову на двух длинноногих южанок с оливковой кожей и в полупрозрачных белых платьях.
Куноичи пихнула марионеточника локтём.
- Ай!
- Какой-какой… Свободный вход для кочевников и торговцев, чтоб их всех и каждого. Надолго не задерживаются, но поток постоянный.
- А ты не выглядишь удивлённым, - вполголоса сказал Гаара напарнику.
- В Суне такое не в первый раз, - Шукаку пожал плечами. - Это означает, что дела у вас совсем скверные.
- И когда такое последний раз было?
Шукаку поймал момент, когда дежурный уткнулся в пропуска Темари и Канкуро.
- Лет шестьдесят назад, - тануки хмыкнул. – Не уверен.
- И в чём смысл?
- Ну, если вкратце, то с одной стороны – такие залётные торговцы продадут часть товара здесь, и можно сэкономить на поставках. А с другой – наверняка тут налог на вход. И на простой. И на кучу чего ещё. Суна достаточно дерёт с каждого, кто хочет зайти.
- Не проще ли не заходить?
- Не знаю. У них спроси? Но вообще, до крупных городов далеко. Для многих петля через столицу или ещё где – недопустимая роскошь.
- А ты-то откуда знаешь что к чему? – кольнул его Канкуро, оказывается, подслушивающий.
- Книжки надо читать.
Гаара хмыкнул; кто бы ни был тогда джинчурики Шукаку, он так или иначе жил в Суне и просто видел весь этот людской муравейник раньше. Оглянувшись и поняв, что в глазах рябит, Гаара поморщился – экономических тонкостей он не понимал, политических тем более, но подобное столпотворение уже начинало его раздражать.
- Темари! Канкуро! – вдруг услышал он голос Баки. – Стойте, где стоите!
Учителя он не увидел, хотя голос доносился из толпы – но через минуту Баки приземлился с ближайшей крыши. Вид у него был взмыленный, уставший и судя по всему то был редкий случай, когда наставник был рад видеть всех троих.
На памяти младшего Собаку такое было раза два: в первый раз он чуть не убил брата и сестру, во второй – чуть не сбежал.
- Пропускной пункт слишком узкий, - сказал он. – Таро, да пропусти ты уже их.
- Не положено.
Темари фыркнула – будто кто-то в Суне не знал Гаару в лицо. Скорей уж наслаждался минутой покоя перед проверками и растягивал её, как только мог.
Ну и чёрт с ним.
- Баки-сан! – она изобразила энтузиазм, который был бы искренней – если б дорога домой выдалась спокойней.
Но к своему удивлению сенсея действительно не хватало в Конохе и по пути. И, похоже, Баки тоже по ним скучал.
- Что, вернулись, черти? Успешно?
Джонин глянул на Шикаку, как на внезапно назначенного главного – но тот дёрнул плечом, предоставив любым Собаку право ответа. Канкуро сбил шапку набок, как бы случайно прикрывая синяк на щеке.
- Спасли пару придурков по пути, - сказал марионеточник, пожав плечами. – Нормально всё было, да.
- Всё в порядке, - уверенно кивнула Темари, похлопав рукой по суме со свитками – с их ценным грузом.
У обоих хватило ума отложить рассказ о происшествии в пустыне на потом. Желательно до места, где не будет лишних гражданских ушей.
- Хм, ну вот и отлично. Эй, дружище!.. - Баки жестом поманил дежурного, до сих пор возившегося с их документами, и что-то тихо сказал ему на ухо.
Печати вдруг оказались проставлены неожиданно быстро.
- Марш в штаб. Вас давно ждут.
По тону наставника куноичи прекрасно поняла, что мирный договор придётся не только передавать лично в руки Совету Старейшин, но и отчитываться по сразу прибытию, а не на бумаге отчёта.
Хотя и с отчётами замучают.
- Есть!
- Эх вы… - Баки покачал головой, но взгляд единственного глаза как-то смягчился. – Найдёте меня вечером.
- Что случилось? Нас сразу на другое задание?
- Ты всегда думаешь о плохом, Темари, - учитель цокнул языком. - Оплачу ваш ужин, заслужили.
- Что-то вы добрый сегодня, - фыркнул Канкуро.
- В этом бардаке и Гааре обрадуешься, - отозвался Баки.
Темари оглянулась – как она и думала, младший брат исчез, только получив на руки документы, а Шикаку смылся вместе с ним. Девушка не удивилась бы, даже если б Гаара тащил его за собой волоком.
Куноичи не ощутила даже капли раздражения на них.
Не теперь.
Шикаку всё ещё прихрамывал и с самого утра он зевал и еле валился с ног; Темари представила, как ему приходилось успокаивать Гаару в одиночку. Но и брат не заслужил себе вины – красные полосы с его лица будут сходить ещё несколько дней, однако вряд ли он покажется на глаза медикам. Брат защитил их так естественно, как будто никто, никого, никогда не пытался убить, как будто они…
Нормальные?
Нормальная семья?
К тому же, она бы и сама с наслаждением испарилась бы в вихре песочка. После тишины песков в ушах звенело.
- Как долго это продлится? – спросила Темари и прикинула, сколько ей потребуется времени привыкнуть.
Нет ничего более постоянного, чем временное.
- Кто теперь знает, - Баки пожал плечами.
- Баки-сенсей, а если серьёзно? – скептически произнёс Канкуро. – Вы в Совете, а мы и не такое видели.
- Ладно, - вздохнул джонин. – Не меньше полугода, а скорее всего и дольше. Но первая версия официальная и именно её объявили джонинам.
- И что, теперь совсем бардак? – кисло сказал старший Собаку.
- Бардак…
Темари шумно выдохнула.
Вернулись, понимаете ли, домой.

Крылья Зеру были огромными. Будучи для него обременительным грузом на земле, они стали естественными и незаменимыми, когда облака окружили их со всех сторон, а земля превратилась в разноцветный холст далеко внизу. Как корабль на белоснежных парусах, Зеру парил на них, и яростные воздушные потоки не тревожили его покоя – и он действительно парил, взмахивая изредка лишь концами крыльев и корректируя направление. Но, тем не менее, мощные ветра, что легко закручивали многотонные облака в спирали, то и дело сбивали его с курса или играючи швыряли то влево, то вправо.
Что и говорить было о маленькой и беззащитной Хинате?
Если Зеру – корабль, то она – крохотная парусная шлюпка.
Её крылья были в три раза меньше – и не спасало то, что их две пары, скорее делало всё только хуже, потому что Хьюга часто летала лишь с одной парой. Спустя несколько часов – или миллионы и миллионы кошмарных вечных суток – каждый взмах крыльями давался ей уже тяжело, а приходилось их делать и снова, и снова, и снова, и такой бестолковой она себя ощущала, так много энергии тратила рядом с Зеру – чей спокойный и бреющий полёт не могло нарушить ничто. Хвост так же страшно мешал: Юсуи настоял, чтобы она приняла этот облик до конца, но длинные перья то и дело мотало из стороны в сторону, а Хинату вместе с ними. Волосы и кожа чем дальше, тем больше покрывались коркой льда, и пусть в этом облике даже на голой коже ей вовсе не было от этого больно, но с каждым часом пути лёд превращался в непреодолимую тяжесть, упорно тянущую её к земле.
Которой не было.
Ровно на рассвете они вылетели из маленькой деревушки на острове, у которого даже не было названия на карте. До этого Хината спала целых одиннадцать часов – Зеру летел дико быстро до этого острова и, как потом объяснил, чтобы Хьюга уснула быстро и была полна сил к тому моменту, когда встанет солнце. В прозрачных утренних лучах, почти таких же, как в Конохе, но пахнущих бризом и солью.
Весь ужас своего положения Хината сознала только к вечеру. Ведь когда Зеру говорил, что лететь придётся много дней – он имел в виду много дней подряд.
Без перерывов.
Без остановок на сон и нормальную еду.
Потому что негде было приземлиться ни для того, ни для другого.
Море было вокруг настолько, насколько хватало глаз; исчезало оно лишь тогда, когда влетала вдруг Хината в облако – мокрое и противное, после которого было ещё больше льда. В утренние часы и когда ещё был виден берег – ясно-голубое, и светлое небо сливалось с ним на горизонте в мутной туманной дымке. Затем вода стала синей и темной, потому что не было больше прибрежной мели с гладким и белым песком – белые росчерки барашек на небольших волн видела Хината даже с высоты и догадывалась, что это означает, что волны вовсе не маленькие. После она забыла о море, потому что усталость становилась всё сильнее – и вспомнила лишь на закате, когда ярким огненным всполохом нырнуло в море солнце, и пламенем окрасились и море и небо, и облака стали розовыми, и они с Зеру – с нежно розовыми перьями. А после океан сгустил краски, разгладился и потемнел, став зеркалом, и полетели они ниже – и снова не было ясно, где кончается звёздное небо, и начинается отражение его в бескрайней воде…
На короткую ночь Хината расслабилась и отбросила усталость – потому что заворожила её красота, да у воды не так силён был ветер. Спать ей хотелось, но на миссиях бывало уже не спать по несколько дней.
Беспокойство ненадолго отпустило.
Однако наутро погода испортилась. Серые скучные облака протянулись от горизонта до горизонта насколько хватало глаз, а море потемнело и стало совсем неприветливым. Вода отдавала зеленью, стала пахнуть рыбой, и Зеру, дав ей поесть на ходу, сделал знак – подниматься наверх. Шторма ничто не предвещало, но темные волны стали подниматься выше, и Хьюга ощущала на руках мокрые брызги.
Что любопытно, так это то, что она ни разу не видела, как ел сам Зеру.
Тучи были совсем низкими. Крылья Зеру разрезали их ровную гладь, а Хината мгновенно потеряла его в тумане; едва не активировав Бьякуган, Хьюга вспомнила, что он не прекращал лететь вертикально вверх.
Прослойка облаков кончилась. В глаза резануло ослепительное солнце, ослепительное небо и ослепительно белые облака под ней – а холод тут же покусал её за руки и за ноги. Хината напомнила себе, что обычный человек умер бы от переохлаждения тут очень быстро, а она всего-то мёрзнет…
Но очень быстро, уже потеряв счёт времени, Хьюга осознала, как стремительно росли её шансы утонуть.
Спина ныла. Крылья ныли. Выступающий пот замерзал на небесном морозе. Вместо моря было белое пространство. Зеру неизменно маячил то впереди, то сверху, то пропадал из виду – а может Хината просто уставала на него смотреть.
И только солнце слепящим шаром медленно плыло с востока на запад.
Сумерки накатили, когда Хьюга скользила вдоль границы облаков. Последние несколько часов она по сантиметру снижалась, снижалась и рассеяно думала, что никуда не денется.
Она спустится совсем вниз и утонет.
Или спустится, сделает льдину, уснёт на ней – а потом её перевернут волны, и она всё равно утонет.
Правда, и на льдину её не хватит. А вот мысли об утоплении уже даже не тревожили от сковывающего её истощения.
Поэтому Хината не сразу заметила, что что-то не так. Для сумерек было слишком рано, да и за спиной в светлом небе было только пару бледных звёздочек – до заката должно было быть ещё далеко.
И всё же…
- Хината! – Зеру не разговаривал с ней до этого в дороге; из-за ветра слышимость падала, но теперь он кричал – возможно, не в первый раз кричал. – Спускайся немедленно!
- Что случилось?!
- Впереди!
И тут адский грохот обрушился на её уши, и Хината наконец-то подняла голову, чтобы увидеть то, что затмило им в небе солнце. Грозовой фронт приближался облачным цунами, а внутри облаков, полных грома и опасности, сверкали молнии.
Хьюга воздержалась от любых вопросов.
Эта туча перемелет её, и если она влетит туда – не вылетит никогда.
Под рокот грома Хината камнем рухнула в облака. И тут же по лицу её хлестнул оказывается идущий внизу ливень.
Именно в этот момент что-то в ней переломилось и сдалось. Она потеряла Зеру, она уверилась в собственной слабости – ведь Зеру верил, что она справится! – и завизжала под ливнем, когда ураганный ветер стал трепать её между небом и землёй. Ведь для этой грозы разница между ней и древесным листом была только в одном.
У листа не было бы костей, чтобы их сломать.
Хьюга совершенно потерялась в пространстве. Её несколько раз прокрутило через голову – и она действительно перестала понимать, где небо, а где море, и в облаке совершенно ничего не видела. В панике она трепыхала крыльями и тратила на это последние силы.
Внезапно облако резко кончилось, и вдруг оказалось, что она уже не летит, а камнем падает вниз в высокую волну.
Море приблизилось так же внезапно. Вскрикнуть Хината не успела.
Вода сомкнулась над её головой. Волна подняла её высоко и обрушилась вместе с ней вниз, перевернув и перекрутив. Глаза резануло солью. Крылья теперь не были спасением, но стали её погибелью.
Тяжёлые - они неотвратимо тянули на дно.
Сердце колотилось как бешенное. Хината била руками по воде и, захлёбываясь водой и попытками позвать на помощь, переставала понимать, что происходит.
Она утонет!
Утонет!
Утонет…
Вдруг стало спокойно. В воде не было ветра и боли. Ей больше не нужно было никуда лететь. А кто-то тихо напевал издали тягучую песню… Хьюга растворится в этой песне, и будет вечно кружить в волнах и в тенях, что мерещились ей в глубине…
Они были всё ближе… всё темнее…
Крепкая рука схватила её за предплечье, вторая – за крыло, и обе резко дёрнули её наверх. Тени отпустили, море выпустило - и вот уже Хината почувствовала под руками и ладонями твёрдую поверхность и закашлялась.
Горло горело. Всё тело тряслось.
Но она была жива.
Хьюга упала набок. О ками, с каким восторгом она позволила себе это сделать, а после закрыть руками лицо, прячась от запоздало настигшего ужаса.
Постепенно девочка приходила в себя. Дождь прекратился, хотя её обдувало ветром со всех сторон. Гром гремел уже в отдалении. Под ней были твёрдые, сколькие камни. Хината прижалась к ним щекой и ладонью.
Наличие определённой точки в пространстве её успокаивало.
Прошло, должно быть, не меньше часа, пока она не решилась медленно сесть и осмотреться, чтобы тут же понять, что вряд ли прошло больше нескольких минут. Гроза уходила куда-то, молнии сверкали уже вдали, но она не могла определить стороны света; это действительно была лишь гроза, а не как ей привиделось – могучий шторм. В крохотный каменный остров – голые скалы в океане – бились грозные волны, и открытый океан вокруг расстилался неприветливым, опасным и темно-серым.
А она была мокрой как мышь и с ног до головы солёной.
Хината судорожно выдохнула, подтянула к себе ноги и уткнулась лицом в колени, зарываясь пальцами в волосы. Кажется, она действительно чуть было не утонула.
Страшно.
- Пей.
Страшно.
- Пей.
Девочка подняла голову. Зеру был таким же – мокрым и солёным – и протягивал ей фляжку с водой. Хьюга не видела, но представила, как он бросается за ней, слабой и беспомощной, в беспощадное к ней море и волоком вытаскивает на берег.
- Пей, - вновь повторил Юсуи, и Хината сомкнула дрожащие пальцы на фляге. - Ты наглоталась соли.
Хьюга жадно сделала первые глотки, так как в глотке всё ещё жгло. Зеру молчал – и она тоже пользовалась правом на молчание.
Хината считала виноватой себя. Это она не тренировалась, она потерялась, она оказалась слишком слабой, а так же она надавала пустых обещаний, что справится. Но Зеру смотрел нарочито в другую сторону и стискивал руку в кулак.
От плеч до кончиков крыльев Юсуи Хьюга замечала скованное напряжение.
Когда вода во фляжке кончилась, девочка не посмела нарушить молчание. Они долго сидели молча, смотря в открытое море, и Хината ощущала себя совершенно незначимой и крохотной в окружающем её огромном мире.
Огромные тучи.
Огромное море.
Хьюга одна – маленькая, как листочек в урагане.
Возможно, ей стоило что-нибудь съесть, чтобы восстановить силы. Но Хинате было так плохо, что тошнило даже от мыслей о еде.
Зеру заговорил первым. Но лучше б и дальше молчал.
- Ты не виновата, - он всё ещё смотрел в сторону. - Я должен был предусмотреть подобное и не заставлять себя рисковать.
Девочка сжалась. Виноватой она себя ощутила гораздо больше.
- Вы не заставляли. Я просто слабая…
- Прекрати. Твои крылья вовсе не для дальних перелётов.
- О чём вы?
- У меня большие крылья, для которых я сам почти ничего не вешу. Мои суставы могут закрепиться так, что я буду парить, тратя на это минимум энергии. Но твои крылья – другие. Длинный хвост это руль. Две пары так же повышают управляемость полётом – если ты умеешь с ними обращаться. Ты ловкая, быстрая и манёвренная; даже в самом крутом пике к земле, то в последний момент сумеешь развернуться и взлететь обратно. А ещё летаешь ты бесшумно, как полярные совы.
Хината никогда не видела полярных сов. Эти белоснежные птицы водились на самом севере страны Льда, где Хьюга никогда не бывала – да и даже там, как писали в книгах, их было совсем мало.
Однако даже на редких изображениях выглядели они птицами гордыми и величественными, опасными и изящными.
Ни то, ни другое, ни третье не относилось к самой Хинате. Особенно сейчас.
- Но это всё не означает, что ты можешь летать так долго, не приземляясь. Вдобавок, у меня полые кости, что твои глаза увидят несомненно. А у тебя – нет. Во всяком случае, пока.
- Что вы имеете в виду?..
- Твое тело будет постепенно изменяться. Метаболизм станет работать иначе, чтобы экономить энергию. Крупные кости станут полыми и лёгкими, - Зеру повернулся к ней. – Чакра лишь первое изменение. Все остальные происходят под её влиянием. Но это занимает не год, и не два. Сейчас ты словно только вставший на крыло птенец, - Хината смутилась. – И, возможно, не здесь сейчас твоё место.
Зеру не говорил вслух, что он ошибся – в ней ошибся или в своём решении. И Хьюга тоже помалкивала, так как ничего уместного сказать бы не могла.
Но собственные крылья стали вдруг такой глупостью. Недавний бой – на что она надеялась? У неё эта техника даже до конца не получилась.
Вряд ли когда-нибудь она действительно сможет сражаться. С шиноби Звука ей просто повезло; а рядом был Гаара, и жизнью своей она вовсе не рисковала.
Просто гроза так быстро вернула её с небес на землю.
С небес – в угрюмое стальное море…
- Когда я был молод, - Хината вздрогнула, не ожидая, что Зеру вновь заговорит, - и мои крылья окрепли, и я думал, что могу побывать везде. Ничто не могло удержать меня на земле, потому что всё, что испытывал я в небе было гораздо увлекательней. Я летал через людскую пустыню далеко на юг, хотя это было запрещено, и я добирался до западного континента, спрятанного в сплошных туманах, опасного и для нас, и для людей… Я чувствовал силу и власть – и мне казалось, мир ей покоряется, моей силе, власти и молодости. Я мог не приземляться неделями, и месяцами не возвращался домой, - он улыбался, а Хьюга боялась лишний раз вздохнуть. – Мой первый шторм случился на пятый год. До этого я всегда избегал их, но моя гордыня сыграла со мной злую шутку. Разумеется, море было намного сильнее. Первая десятиметровая волна, с которой я столкнулся, ударила меня о риф, а после меня только чудом вынесло на отмель.
- И вы… вы перестали летать так после этого?
Хинату потрепало в простую грозу достаточно, чтобы она с ужасом относилась к идее куда-то лететь; а ведь придётся, не оставаться же ей на этой крохотной скале. Но с трепетом она представила высоту и мощь моря, которое смогло потопить самого Зеру – который летал так ровно, уверенно и непоколебимо.
- О нет, что ты. Меня носило ещё десять лет, пока не познакомился я со своим напарником. Летать он не умел, был из другого клана, и мне пришлось стать ближе к земле. А после я совсем остепенился…
- И вам не было страшно?
- И да, и нет. Матери моей было за меня страшно – я годы не мог перед ней повиниться. Но сам я был глупым и опьянённым собственной силой. А ты девочка умная и осторожная, - Хината удивлённо на него посмотрела. – Не повторяй моих глупых ошибок, но и не занижай себя настолько.
Хьюга тихо вздохнула. Девочка до сих пор была с ног до головы мокрой и холодной. Среди камней вряд ли удастся хоть как-то согреться: даже самый крохотный костерок развести не из чего, а куртку, которая так и была у неё на поясе, поглотил океан при падении, сорвал и куда-то унёс.
Было не так уж и холодно. Но промозгло и жалко.
- Спи, Хината. Силы тебе понадобятся, - вьюга окатила её – Зеру убрал крылья. – Как я не делай. Ты достаточно устала, чтобы потом высший облик обратно не принять.
Хината забилась в угол между двумя камнями; о сухом месте можно было и не мечтать. Хьюга сомневалась, что сможет хоть на минуту сомкнуть глаз в этих беззащитных скалах, на которые то и дело накатывали волны. Однако её тело так отяжелело и устало, что она провалилась не в сон, но что-то сродни обмороку.
И во сне море вновь закружило в своих водяных объятьях…

Хината резко и легко проснулась, осознав, что ей, как ни странно, тепло. Собственные крылья укрывали надёжней, чем она думала – а может то, как её потрепало, сыграло свою роль? Хьюга медленно и осторожно села.
Над океаном спустилась глухая ночь. Облака не развеялись, укрывали их густым одеялом, поэтому не было видно ни единой звезды. Зато ветер утих, и волны улеглись, а их всплески стали тише и мягче.
Впрочем, спокойным море назвать было нельзя.
Похоже, спала она долго. Тем не менее, Хината не ощущала себя отдохнувшей. Ей захотелось срочно умыться – пускай даже солёной водой. Не желая никого тревожить, а так же лишний раз смотреть на это кошмарное море, Хьюга стала пробираться к воде ощупью и держась чакрой за скользкие камни. У самой воды волны всё же захлестнули ей ноги, но Хината не обратила на это внимания. Девочка нашла плоский камень и умывалась так долго, пока липкая пелена странных снов не покинула её.
Во сне она снова тонула, но на этот раз никто не вытащил её. Всё отдалялись поверхность и буйные волны – всё сильнее сдавливала со всех сторон спокойная вода. Мелькнувшие в бреду без кислорода тени обрели очертания: прекрасные с виду, но внутри полые, и руки держали за руки Хинату, и проплывали сквозь неё… Они пели и смеялись, чтобы она отпустила себя – чтобы тонула вечно и осталась с ними, с этими странными обитателями моря, и никогда больше не увидела солнечного света.
Хьюга плеснула ещё воды в лицо, жмурясь от соли.
Дурацкий сон.
Всплеск, который она услышала, был громче шума волн. Что-то белое мелькнуло в воде, и Хината схватилась за футляр с кунаями – но может ей просто показалось со сна?.. Но всплеск повторился, а в следующую секунду Хьюга вскрикнула от неожиданности и отшатнулась.
Навстречу ей вынырнуло белым-белое человеческое лицо!
А его обладатель засмеялся звонкими песнями теней из её снов.
- Что ты делаешь здесь, ребёнок чужой?
Существо взмахнуло хвостом и сделало вокруг неё полукруг. Хината вжалась в скалу, но что за престранное было существо!
Её тело издали могло бы показаться человеческим – возможно её, хотя была талия, сглаженная грудь, женский голос… Длинные гладкие руки, тело с голубо-прозрачной кожей; Хьюга видела сквозь неё темные вены. Вытянутый изящный хвост был длиннее туловища в два раза, переливался серебристой чешуей и полупрозрачными плавниками. Запястья с тонкими косточками оплетали браслеты из ракушек. Кожа на шее прикрывала три ряда нежных рыбьих жабр.
А на голову существо словно нацепило медузу: тело как шапка, щупальца попутались с бледно-зелёными волосами, и выглядело это донельзя нелепо.
Лицо красивое, круглое, неподвижное. Насквозь видело Хинату существо большими глазами, и переливались в глубине их звёзды и тени.
- К... кто ты? – Хьюга вздрогнула.
- Глупая ты! Это ты – кто? Это мои скалы. Это моё море. А ты – кто ты? Чужая ты здесь, уходи, я не знаю тебя.
Хината запуталась и растерялась. А существо двинулось на неё.
Ой, мамочки!..
- Госпожа Суйин! – голос Зеру явился спасением. - Прошу вас, не пугайте мне новенькую. Ей и так за сегодня досталось.
И Юсуи на соседней скале низко поклонился странному существу, из-за чего Хьюга растерялась ещё больше.
Это означало, что они не только знакомы, но что Зеру выказывал этому существу– с хвостом и пахнущему водорослями – высшую степень уважения.
- Ах, у тебя новенькая! – у Суйин сразу же переменилось настроение, и она кругом подплыла ближе к скале Зеру. Плавала она изящно и бесшумно, вытягивая вперёд себя руки в ракушках. – О таких вещах предупреждают, мой милый. Моя свита хотела утопить девочку твою.
- Я бы непременно предупредил вас, Суйин-сама, - с достоинством отозвался Зеру; но уголком губ он улыбался. - Но я не мог предположить, госпожа, что мы с вами встретимся, а так же то, что такие мелочи вас интересуют.
Суйин уселась на скалу, наматывая волосы-щупальца на пальцы. Хината заметила, что между пальцев у неё полупрозрачные перепонки.
- Хината, поздоровайся, - сказал Зеру. - Все моря во власти госпожи Суйин. Сейчас мы – её гости. Прояви уважение к хозяйке.
Сил подняться в себе Хьюга не нашла. Но она села на колени на плоский камень, сложила перед собой руки и поклонилась, как её учили в клане – так перед даймё, так перед детьми даймё, так перед Суйин.
Зеру остался доволен.
- Хочу я поглядеть на неё. Можно, милый?
- Всё, что вам захочется.
На этот раз Хинате было не сбежать. Юсуи внимательно следил за ней, и Хьюга не хотела выдать каким-либо жестом или звуком, как всё это странно для неё и насколько она устала.
Суйин рывком вдруг оказалась совсем близко – всего лишь раз махнула мощным хвостом. Хината посмотрела ей в глаза, а Суйин наклонила голову набок.
- Белоглазая ты, белоглазая скво, - произнесла она.
Хьюга прикусила язык и не спросила, что такое «скво». Но белоглазая – точно о Бьякугане.
- Это плохо?
- Брат мой не любит белоглазых скво. Слышишь, Зеру? – она обернулась к нему. – Хочешь уберечь свою девочку – держи её подальше от него. Ты ведь её вместо…
- Нет.
- Да неужели?
- Точно нет, - Зеру отчего-то поджал губы. – Судьба случайно свела меня и Хинату.
- Хината, как солнце! Прелесть, просто прелесть.
Хьюга не поняла перемены настроения Юсуи. Но она ощущала себя маленьким ребёнком, и как хороший ребёнок – не лезла в разговор взрослых.
- Позвольте спросить – расскажете ли ему вы?
- Нет, не скажу я ему, - не задумываясь, отозвалась Суйин. – Не спросит – не скажу. Но спросит – лгать ему не буду.
- Так я и думал, госпожа, - Зеру вздохнул.
- Ты всегда прав, мой милый!
И Суйин скрылась в волнах – раз! – и будто и не было её. Только обрызгала напоследок.
А тучи стали рассеиваться…
Наконец, Хината нашла себе силы спросить:
- Кто это был? Или была?
Зеру спустился к ней и подал руку, чтобы помочь подняться. Хьюга не стала отказываться; ей необходимо было за что-то уцепиться.
- Госпожа Суйин, владычица океанов, член Совета. Сестра господина Мангетсу, лунного наместника, - Юсуи смотрел в море, где она скрылась. – Однако она редко показывается кому-либо. На дне моря и открытой воды ей всегда было лучше. Правда, из-за этого она отстала от жизни – и то говорит непонятно, то говорит непонятное, а то и всё сразу. - Но именно благодаря ей наш континент сокрыт. Ни единый людской корабль не может пересечь эти моря и добраться до нас – потому что каждый из них она топила, пока люди не поняли, что моря непроходимы.
- Но зачем это? – вырвалось у Хинаты, но тут же она прикусила язык.
Глупый вопрос.
Наверняка ж глупый…
- Брат её приказал ей стеречь наши берега, - ответил Зеру так просто, не ударяясь в причинные связи – и слава богу. - Как море тянется к Луне, так и она всегда слушается брата. Но чаще Суйин крайне независима от кого-либо.
Облака расступились, засияли звёзды. Лунный свет прочертил в море дорожку; волны успокоились, стало намного тише.
Суйин дала ей какое-то предостережение – его же?
Однако Хьюга не поняла его.
- Что такое «скво»? – спросила она.
Что-то угрожающее чудилось ей в тех словах…
- Женщина, жена? Я не уверен – старое слово. Я был ребёнком, а Суйин была всё такой же, одна в море. Мы все для неё дети – и я для неё не намного старше тебя. Но именно потому, что ей нравится в море, тебе не нужно о ней волноваться. Увидеть Суйин – большая редкость, а может, не зная о тебе, она той грозой решила так подшутить надо мной.
Подшутить.
Хината поёжилась и постаралась перевести тему.
- А её брат? О чём она говорила?
- Этого я не знаю, - и Хьюга чуть вздрогнула. – Мангетсу опасен и властен. Пожалуй, последуем её совету.
- Я что-то сделала не так?..
- Ты – сомневаюсь. Но ему много тысяч лет – больше, чем даже я могу представить. Мангетсу бывал в прошлом мстителен. Возможно, был когда-то враг у него с похожими глазами. Возможно, Суйин что-то напутала. Но я не хочу, чтобы ты волновалась об этом. Члены Совета не навредят тебе – ни один из них.
Хината вздохнула. На востоке уже постепенно светлело небо.
- У тебя был трудный день – и трудная ночь. Спи столько, сколько сможешь; а если Суйин сжалится над нами и сохранит этот штиль, то утром преодолеем часть пути пешком.
Суйин была не похожа на ту, кто вообще поймёт смысл жалости. Но стоило Хинате задуматься о чём-то более сложном, чем попытки удержаться на скале – так мысли сразу же начинали прыгать друг на дружку прыгать.
Голова чуть кружилась.
Пожалуй, Зеру был прав – она всё сможет обдумать и после. Спрашивать же, о чём он с Суйин разговаривал, она и после не станет, так как вовсе не её это дело.
Когда Хината легла у скалы в уголке, Зеру вдруг устроился рядом, закрывая её спиной от порывов ветра. Хьюга закрыла глаза и свернулась клубком; ей хотелось проспать несколько суток, а может быть месяцев.
Девочка снова уснула быстро.
На этот раз она спала без сновидений.

*В результате малой вовлеченности Югакуре в мировые и локальные конфликты, селение со временем сократило штат ниндзя и перешло на курортное ориентирование.
Утверждено Aku
Шиона
Фанфик опубликован 14 Февраля 2018 года в 13:04 пользователем Шиона.
За это время его прочитали 144 раза и оставили 0 комментариев.