Наруто Клан Фанфики Другое Обратная сторона луны. Глава 16. Буря

Обратная сторона луны. Глава 16. Буря

Категория: Другое
Обратная сторона луны. Глава 16. Буря
Название: Хроники хвостатых: Обратная сторона луны
Автор: Шиона(Rana13)
Фэндом: Наруто
Дисклеймер: Масаси Кисимото
Жанры: приключения, драма, юмор, романтика, фэнтези, экшн
Персонажи: Гаара/Хината, Шукаку, Конан, Темари, Канкуро, Зеру, Шио, Юмия и прочие мимо пробегали
Рейтинг: R
Предупреждения: ООС, ОЖП, ОМП
Статус: в процессе
Размер: макси
Размещение: с моего разрешения
Содержание:
Он ушёл - в жару, в пустыню, к демонам своим.
Она осталась - в стране Огня, где зимы слишком коротки, чтоб породить своих.
Но светит им одна Луна, и лунный бог, все тени порождающий - теперь же на двоих.
Пупырышки мурашек на голых ногах не сдавались несколько минут, пока Темари, наконец, не удалось растереть кожу. От коленей к ступням хлынуло тепло, а пальцы разомнутся и согреются в пути.
Солнце напитает пустыню жаром только часа через два. Старшая Собаку проснулась с бледным рассветом.
Канкуро ёжился и натягивал шапку на нос. Героически отдав кофту сестре, чтобы она хоть как-то укрыла ноги, он вряд ли мог нормально выспаться – но пора было идти дальше, иначе вторая ночь окажется такой же отвратительной. Зато если свернуть с основных путей к востоку, то пустыню будут теснить месторождения песчаника: камень остывал медленнее, и спать в неглубоких пещерах тех хрупких скал будет намного теплее.
- Канкуро, просыпайся.
- М…
- Канкуро!
Но вместо Канкуро встрепенулся Гаара. Сел лохматый, тряхнул головой, с которой посыпался песок, и осоловело оглянулся. С первым ночным холодом, не сразу привыкая к перемене температуры, мерзлявый младший брат всегда изменял своей привычке торчать ночами на улице – и около двух недель торчал дома под одеялом, каким-то чудом не засыпая. Ни на первых миссиях, ни сейчас он не изменился: младший Собаку нещадно дубел, прятал тощие ладони за пазухой, и к утру в попытках спрятаться от ветра зарывался у своего калебаса в песок, словно пятнистая ящерка.
Похоже, соседство с Шикаку ему мало помогло.
- Ты же не спал? – вдруг вырвалось у Темари, но тут же она одёрнула себя – конечно, нет, не может такого быть.
Иначе бы монстр вырвался, и она бы точно об этом знала.
Гаара ответил с запозданием. Но при этом потёр глаза.
- Нет… разумеется, нет, - пробормотал он. – Сколько времени?
- Недавно рассвело.
Младший Собаку кивнул. Ещё на территории страны Огня условились, как будут идти через пустыню. Но похоже, прищурившийся на солнце брат был тоже не в духе после холодной ночи под открытым небом, а потому жёстко пихнул Шикаку локтём.
Отличный план.
Шапку стянуть, в ухо ущипнуть!
- Ай!
- Доброе утро, Канкуро.
- Ты совсем уже?
Марионеточник мрачно потёр ухо. Темари пожала плечами, кивнула на Гаару – Шикаку вскрикнул, песочек взметнулся – и перебросила Канкуро завтрак. Обижаться брату быстро надоело, и он вяло поковырял паёк.
- Поешь, - Собаку вяло откусила свой: белки, протеины, углеводы – а вкус? – Идти весь день, Гаара вряд ли расщедрится на привалы. Да и не стоит…
- Замёрз?
- Как обычно.
Канкуро покосился на брата. Шикаку рядом с ним уже проснулся.
В три шага он плюхнулся рядом с ними.
- Есть будешь?
- Вашу дрянь?
- Можем не делиться.
- Я не сказал нет.
- Куда он? – Темари кивнула на Гаару.
Брат не подошёл к ним – он двинулся в противоположную сторону и, слишком по-граждански утопая в песке и ёжась, кажется, вознамерился забраться на вершину бархана.
- За водой, - Шикаку пожал плечами.
За этим барханом и вправду был колодец, но Собаку покосилась на оставленные Гаарой фляги, причём почти полные. Куда более вероятно, что брат намеревался погреться в первых лучах, тронувших песчаную верхушку, которые наверняка были уже теплыми.
Совсем он ящерица.
Канкуро демонстративно фыркнул. Темари тихо покачала головой.
- Отдашь ему, - девушка отдала Шикаку порцию Гаары.
- Угу, - он ещё был сонным, зевал, утыкался в колени…
Но пока и можно.
Здесь было безопасно, тихо, а скоро они будут дома.
Младший брат вскоре скрылся из виду. Лёгкий ветерок снёс поднятую его шагами пыль к юго-востоку.
Внезапно Шикаку замер, и вдруг резко переменился, словно потревоженный шарик ртути. Он выпрямился, упёрся коленом в землю, и его уши зашевелились, как будто это могло помочь прислушаться. В другой ситуации Темари сочла бы это забавным…
Но было что-то не так.
- В чём дело?
- Тихо.
Это было всего лишь предчувствие, животный инстинкт. Ни странного запаха, ни странных звуков – только где-то вдалеке и не пытался скрываться Гаара, и Шукаку слышал его шаги.
Однако тануки звери, а не люди.
Сраные инстинкты никогда не орали просто так.
Блять.
Ветер.
Не было на самом деле никакого ветра!
- Бегите.
- Что?
- Бегите сейчас же! – заорал он и ударил кулаками об землю.
Воздушной волной Темари с Канкуро отбросило назад. А вершину бархана снесло взрывной с другой стороны.
Гаара быстро съехал по песку: помятый, не раненный. Вслед метнулись две чёрные молнии – две стремительные фигуры. Песок взметнулся, защищая Гаару. Синее пламя, по велению глухих голосов пронзившее защиту с двух сторон, не попало Собаку в голову только потому, что он успел увернуться.
Шукаку мгновенно их узнал.
Если не убраться отсюда немедленно – им крышка.
Следующий подарок судьбы предназначался уже ему. Кручёный сгусток концентрированной энергии мчался ему в грудь.
- Воздушное лезвие!
Тануки вовремя рухнул вертикально вниз. Техника Темари со свистом тронула концы его волос, и атака изменила изначальную траекторию. Опомнившись, Шукаку вскочил и встряхнулся. Яркий огонь, едва жадно не вцепившийся Гааре в руку, уничтожили три воздушных снаряда, а тени отступили.
Секунд на сорок, перегруппируются.
- Я их увидел, всего четверо, - мрачно сказал Гаара. - Справимся.
- Нихрена мы не справимся, - весело отозвался Шукаку. – Стену!
Тануки не стал ждать, пока Гаара оценит ситуацию и среагирует. Песок поднялся ввысь, закрывая солнце и небо, и глухая тень скрыла их от мира, а толстый слой подвижного песка в ширину два метра, а в высоту – четыре этажа, кольцом от всех врагов.
На время.
Младший Собаку не подал вида перед братом и сестрой, что такой техники даже не знает.
- Что значит, не справимся? – теперь, в иллюзии безопасности, Темари опомнилась и нашла силы ругаться. – У них даже нет численного преимущества!
- Или ты нас недооцениваешь?! – тоже взъелся Канкуро.
- Да даже если и так – у нас есть Гаара и, по крайней мере, ты!
Темари воинственно держалась за веер. Край обмотки марионетки Канкуро был натянут – дёрнешь и расчехлишь её. Да и Гаара держался напряжённо, но определённо не видел серьёзной угрозы; правда, стену опустить не мог – не его это стена.
Какие все тут воинственные.
Сказочные идиоты.
- Слушайте, вы просто не знаете…
Голубые искры сверкнули над их головами. Шукаку резко толкнул в бок Канкуро, утащил Гаару влево и огненный шар рухнул там, где они только что стояли. С криком старшие Собаку растворились в песке – а на самом деле Шукаку вытолкнул их наружу.
- Убери их, или они умрут!
К счастью, Гаара уже начинал понимать, что к чему. Песок крепко обхватил за талию Темари, песок крепко обвил за пояс Канкуро…
- Песчаная волна!
Оживший гребень пустыни подхватил заоравших старших Собаку. А нападавшим, пожелавшие обезглавить тем временем младшего, Шукаку выпустил снаряд ветра прямо в лица, отбросив как можно дальше в противоположную сторону.
Правда, у них не было лиц.
- Кто это? – спросил Гаара. – Ты знаешь кто они?
- Знаю – потом!
- Так сильны?
- Материальные атаки на них не действуют и не могут блокировать их атаки. Ты сам знаешь техники Ветра?
Гаара мрачно мотнул головой. Шукаку и без того знал, что весь Футон, который Собаку в жизни использовал – его Футон, заёмный.
- Но ты ведь…
- Моих мало. Видишь женщину в белом?
- Это женщина?
- Неважно, - он махнул рукой. – Считай, что она командир. Чёрт!
Солнце уже встало выше. Его лучи сверкнули на литой маске, потонули в прорезях ткани, что заматывала голову чёрных теней…
Шукаку и Гаара метнулись в разные стороны, как мячики. Вырвавшийся из-под земли огненный голубой смерч оставил воронку с оплавленными краями.
- И что делать? – Собаку подобрался к нему; тыльная сторона его ладони покраснела, и он стискивал от боли зубы.
- Отступать.
- Мы не уйдём.
- Мы их задержим.
- Есть идеи?
Шукаку посмотрел на совершенно чистый горизонт и подумал о том, как давно этого не делал. А ещё о том, что придётся подвергать опасности Гаару – иначе их маленький обман раскроется, потому что Темари и Канкуро не станут долго торчать в стороне.
- Есть одна. Только удержи их, насколько сможешь.
Гаара кивнул, и Шукаку поморщился. Годами он не принимал сам высший облик.
Нихрена не пойдёт всё по плану сразу.

Когда песок выплюнул их в нескольких сотнях метров, он ни сколько не заботился о мягком приземлении; а ведь за ними увязалась погоня. Только сейчас Темари поняла слова Шикаку – предыдущая их атака прошла не поверх песка, а сквозь него.
Абсолютная защита Гаары, похоже, перестала быть абсолютной.
Преследователь передвигался ловкими прыжками. Он передвигался по сыпучей поверхности легко, как тушканчик. Темари решительно раскрыла веер, уже осознав, что перед атаками стихии ветра они уязвимы.
Танца Лезвий с него будет достаточно.
Но кто они? На просторных чёрных балахонах, выдававших в них максимум коренных жителей Ветра, не было никаких знаков отличия. Куноичи не заметила у них протекторы – или перечёркнутые протекторы даже Суны. А уж подобные атаки Темари и вовсе видела впервые в жизни, и не могла хотя бы приблизительно понять, какая это стихия.
Пускай она так старательно прикидывалась катоном.
Зато вот оружие было вполне знакомым. В голубых искрах, метнувшихся ей в ноги, в руку, в шею Собаку узнала сенбоны, но вспыхнули они чужой, чужеродной чакрой, а чрезмерная тревога Шикаку отчасти сбивала с толку.
Темари просто взмахнула веером: чакра потухла, от сенбонов она увернулась, ощетинилась, готовая обороняться и нападать!.. Чтобы понять, как легко её одурачили, и увидеть, что враг бросился на Канкуро и вцепился чёрными когтями ему в глотку.
- Отото!
Канкуро кубарем скатился с бархана, сцепившись с противником в рукопашную. Но марионеточник – не ближний бой, и голые у него были руки; когда как враг царапал шею, жёг её синим огнём насмерть, рвал бинты марионетки, чтобы Собаку точно не сумел ею воспользоваться…
Забинтованная марионетка откатилась в сторону, и Канкуро задёргался и взвыл. Карасу весело застрекотала, когда враг наконец-то содрал с неё лицо хозяина, и прежде чем соперник осознал подмену, марионетка сломала ему запястье и вонзила в ногу иглу с ядом.
Темари не без облегчения выдохнула.
Успел!
Шикаку диким зверем смёл врага в захвате ещё до того, как Канкуро поднялся на ноги. Кажется, он даже его укусил; затем расцепил не начавшийся ближний бой, оттолкнув от себя ногами, и чужой Танец Лезвий изрезал чужую одежду и отбросил его назад.
Почему-то он больше не предпринял попыток напасть. Оглянувшись назад, враг отступил – но вдали Темари услышала звуки боя. И если Шикаку здесь, то Гаара там совсем один.
Так, спокойно.
Собаку но Гаара – джинчурики.
Если он не справится – не справится никто, чтобы там ни говорил Шикаку.
Но вот брат так неожиданно не считал.
- Что ты тут торчишь?! – сходу выкрикнул он в сторону Шикаку. – Надо помочь ему!
- Уходите сейчас же! – только повторил Шикаку то, что говорил раньше. – Гаара их задержит, я прикрою!
- У него есть план? – спокойней спросила Темари, но поймала себя на мысли, что всё же нет у неё желания оставлять Гаару одного.
- Он собирается уснуть, - куноичи вздрогнула, и вряд ли это укрылось от глаз Шикаку. Но он не насмехался над её страхом перед демоном. – Так что валите уже побыстрее!
Теперь это была самая разумная перспектива. Если бегство от врагов вызывало сомнения, то после техники искусственного сна Гаары следовало бежать как можно дальше, иначе биджу мог и сожрать – ведь становился совершенно бесконтрольным, пока действие джитсу вместе с чакрой младшего брата не заканчивалось.
- Идите в пещеры, как и собирались. Мы догоним.
- Но разве всё настолько… - Канкуро покачал головой и сжал руку в кулак.
Ему эта идея так же претила.
- Гаара не владеет техниками Ветра. Шукаку – да. Идите уже.
- Подожди! – Темари обернулась, уже сделав несколько шагов. – А как же ты? Рядом с Гаарой будет небезопасно.
Шикаку вряд ли этого не знал, и всё же замялся, странно поджав губы. Но, в конце концов, он беспечно отмахнулся.
- Мы друзья. Надо же прикрыть его задницу.
- Но…
- Да идите вы уже!
И Шукаку развернулся, устав от порций отборной лапши, которую развешивал на уши старшим Собаку. Потому что у Гаары, похоже, запахло жаренным.
Его окружали по широкой спирали. Трое в чёрном медленно сжимали круг: по когтистым рукам бежали синие искры чакры, которой они не могли противостоять, замотанные тканью лица не выдавали намерений. А в центре сжимающего без ведома напарника круга, Гаара уже ушёл в глухую оборону от широких взмахов оружия их главной.
Гладкая маска не давала Собаку хоть как-то предугадать её действия. Загнутый горящий серп в её руке со свистом рассекал воздух.
Конец серпа зацепил Гааре щёку. Цепь змеёй метнулась по его ногам; врезалась в защиту, но всё равно заставила на шаг отступить – чем Собаку попытался воспользоваться.
- Песчаный гроб!
Песок в мгновение ока похоронил врага под метровым слоем; Гаара осознал серьёзность, и действовал наверняка. Собаку стиснул руку в кулак, чтобы сжать и неприятеля, чтобы брызнула его кровь и переломались кости…
Ярко-голубая вспышка – и женщина уже переместилась в сторону от песка. Целая и невредимая она опустилась медленно на ноги, словно ничего не весила, и раскрутила противовес кусаригамы, который сразу же стал огненным синим жаром.
Песчаные доспехи Гаары уже треснули от предыдущего удара. Сложно было представить, но Собаку мог оказаться в пустыне побеждённым.
Громогласный рёв огласил всю округу. Ударной волной из ветра и чакры выдрало из рук чужое оружие, потушило искры, которые почти уже сотворились в технику, что должна была стереть Гаару в порошок, и заставила всех четверых взвиться в воздух и длинным прыжком отступить назад.
Младший Собаку удержался на земле, потому что заставил песок себя удержать. Чакра Шукаку едва не сшибла с ног и его.
- Что ты собираешься делать?! – пришлось кричать, чтобы было слышно в шуме ветра.
- Спрячься неподалёку, лучше в шар! Я тебя найду!
Тугая спираль чакры разворачивалась в Шукаку медленно. Скованная десятилетиями, оплетённая цепями и сжатая в самой глубине – его истинная сущность была онемевшей и омертвевшей. Но отметины на руках уже растекались чернильными разводами…
И рык его – уже его рык, себе в удовольствие!
В высшем облике тануки сделает песчаную бурю. И под покровом воющего ветра и пыли, что заметут их следы и возведут непреодолимую преграду, они уберутся как можно дальше от существ, на которых даже бомба хвостатого не подействует.
Его плечи уже раздались вширь. Его чакра переменит и одежду. Его руки уже были не руки – и увеличиваясь, покрывались шерстью.
Невольно Гаара отшатнулся, когда яростный рык сотряс воздух, а огромный биджу Шукаку, существо, что мучило его годами, переступило с лапы на лапу, расправило коренастые плечи, покрытые длинной шерстью, взметнуло гигантским хвостом, и сверкнула его холодная ярость жёлтых глазах.
Все в Суне страшились однохвостого биджу и самовлюблённого демона Гаару, что носил его в себе. Но никто не знал, что Гаара боялся Шукаку гораздо больше остальных.
Собаку тряхнул головой, сгоняя наваждение прошлого. Этот страх больше не имел никакого смысла.
Но вот спрятаться действительно стоило. Потому что ветер с каждой секундой становился всё сильнее.
Под оглушительный рёв Шукаку пылевая буря вот-вот накроет их всех с головой.

Ветер сметал всё на своём пути. Песок грозился забиться в рот и ноздри и задушить. Темнота, накатившая вместе с бурей и лишь сгустившаяся много часов спустя, скрадывала очертания и реальность; в ней мерещились тени, миражи, враги… Но крохотный шарик покоя медленно передвигался в центре её на юго-восток – к залежам песчаника – и две крохотные на фоне природной мощи фигурки двигались метр за метром.
И хорошим, и плохим в этой технике было то, что в какой-то момент Шукаку терял над ней контроль. Природные вихри пустыни подхватывали её, и буря уже не зависела от его воли – и могла длиться много часов подряд.
Так что Шукаку держал под контролем ветер всего на полтора метра в диаметре вокруг себя и Гаары. Более того, песок блокировал не он, а Собаку.
И они медленно ковыляли сквозь ураган к убежищу.
- Не знал, что ты так можешь.
Розовые следы пересекали лицо Гаары и руки. Доспех из песка уберёг его, но чужая чакра прошла насквозь и оставила яркие отметины. Ноги ему не задело – и, тем не менее, двигались медленно, так как Шукаку перекинул руку ему через плечо и отчасти переносил на него вес.
- Это моя самая сильная техника, - Шукаку довольно хмыкнул. – Ты не знаешь, так как мои предыдущие джинчурики тоже не знали. И никто не мог тебе об этом рассказать.
- Ты в порядке?
Шукаку очевидно заносило влево. Как казалось Гааре, в порядке он всё же не был, так как даже спустя время еле держался на ногах.
- Устал просто, - он отмахнулся. – Годами такого не делал.
- Высший облик или техника?
- И то, и другое.
На самом деле, тануки лукавил. Он и вправду устал – но усталость накатила лавиной, стоило только сменить облик на человеческий и погребла его с ног до головы. Раньше такого никогда не было, и говорить могло только об одном.
Похоже, даже спустя столько месяцев от заточения он ещё не оправился.
Но оправится ли когда-нибудь?..
Однако Гааре тануки всё это говорить не собирался.
- Нам ещё скоро? – Собаку вгляделся в пылевое марево, но видно было хоть что-то только на десять шагов.
- Часа два, наверное.
- А буря сколько продлится?
- Надеюсь, до утра.
Шажок правой, шажок левой, опереться на Гаару.
Шажок левой, шажок правой, и больше всего хотелось лечь и уснуть. Но последние несколько часов сначала бега, а потом медленного передвижения Собаку вёл себя очень правильно: он не задал ни единого вопроса, когда они точно не убедились, что их никто не преследует. И Шукаку понимал, что сейчас он молчать уже не станет.
- Кто это был? – спросил Гаара. – Ты ведь узнал их. И знал, как с ними сражаться. Это не люди? Другие биджу?
Шукаку поморщился.
Кажется, они с Гаарой слишком долго прятали от мира голову в песок.
От своего – не человеческого – мира.
- Нет, это не биджу.
- Но и не люди…
- Нет. Это древнее пустынное племя, народ джиннов. И когда я видел их в последний раз, мы не воевали…
Но о чём речь – столько времени прошло, столько он пропустил.
Шукаку помнил как в первый раз увидел джиннов; совсем таких же, каких напали на них сегодня. Мужчины в лишь в чёрном, слуги и воины, замотанные их лица до самых глаз, а сами глаза – словно темные угли… И гордые женщины, с пустыми масками – но их было так мало, что взгляд за них почти не цеплялся.
Если на них напала джиннша со своими слугами, то дело совсем дрянь. Джиннши не рядовые солдаты, в бой бы её не послали – и сама б не пошла.
Да и с джиннами приятней было поддерживать хрупкий бдительный мир.
- Они странно используют чакру…
- Они духи солнечного огня, и энергия для них – как для рыб вода. Ею их не запечатать и не уничтожить. А ещё они могут впитывать чужую и преобразовывать её в свою. Бомба хвостатого могла сделать их только сильнее. Поэтому я не воспользовался ею.
Да и ничем другим, если подумать.
- Ты сказал, что в последний раз вы не воевали. А воевали раньше?
- Бывало…
- Но как, если их так трудно победить.
- Их мало, - Шукаку дёрнул плечом. – Их и в лучше времена было около сотни.
И эта сотня всегда была серьёзным испытанием для всех тануки – самого многочисленного народа биджу.
- Но почему они напали? И почему напали сейчас?
Это был очень хороший вопрос.
Если тануки и джинны вновь вцепились друг другу в глотки за территорию – их бы попытались вздёрнуть и раньше, потому что следы двух не скрывающихся от них биджу джинны быстро бы отыскали. А если нет…
Была у него одна мысль.
Однако пока её очень хотелось отбросить.
- Да кто б знал… Раньше земли людей считались нейтральными. Ну, грызлись чуть за территорию, но знаешь что? За все эти годы в Суне я ни разу не замечал их поблизости. Я не думал, что это изменилось.
- А что изменилось.
- Ну… - он покосился на Гаару. – Ты.
- В смысле?
- Уж не знаю я, как там наши договорились, но возможно джинны со скрипом терпели, когда один тануки торчал на территории людей – я; к тому же, это было вынужденная ситуация, от которой сами тануки в восторге не были. Но подумай теперь с их стороны – теперь тут двое свободных тануки, не менее свободно шастающих…
- Значит, я виноват? – Собаку нахмурился: озабоченно, не зло.
- Я этого не говорил! Это только предположение.
Но не похоже было, что его слова успокоили Гаару.
Говорить об этом больше не хотелось. Собаку захлопнулся, как шкатулка с секретом – не зная комбинации, такую не открыть – и смотрел больше себе под ноги. Хотел он это признавать или нет, но он не хотел, чтобы Темари и Канкуро пострадали.
А они могли.
Шукаку уже пожалел, что ляпнул лишнего.
- Слушай, это сейчас неважно, - старший тануки не верил до конца в свои слова, но сказать больше было и нечего. – Нас не преследуют, и вряд ли станут, а в Суне безопасно.
- С чего бы в Суне было безопасно?
- Суна ничейная территория, людская, пустышка. И если Шио в процессе вдохновлённого вранья тебе, - Гаара удивлённо посмотрел – но ведь не думал же Гаара, что в первое знакомство Ёко была до конца с ним честна? – говорила о том, что ты на месте Казекаге – это полезно, то она была права, ведь тогда Суна станет твоей территорией. Территорией тануки, территорий биджу, нашими землями – на время твоей власти – в самом сердце континента людей... – Собаку отвернулся; вряд ли он хоть сколько-нибудь серьёзно рассматривал такую возможность, и, признаться, Шукаку тоже.
Как Шио вообще могли прийти в голову такие идеи?
- Однако сейчас это не так. И никто через стены Суны не полезет. Таков закон – общий закон для всех. Воевать с людьми запрещено.
Или было запрещено.
Но не приходила армия под людские стены, чтобы вытащить его или кого-то другого.
Значит – всё по-прежнему.
Гаара неторопливо кивнул, остановился и огляделся. Кажется, они немного сбились, так что Собаку дальше пошёл левее.
Ещё немного, и можно будет поесть и поспать, смазать раны Гаары – наверное, что-нибудь от ожогов найдётся. А уж потом решать все их проблемы, или связываться с теми, кто действительно может их решить.
Вдали загорелось жёлтое пятно.
Похоже, Темари и Канкуро зажгли в пещере факел.

Буря настигла их задолго до убежища, и если бы это была обычная буря, то старшие Собаку окопались бы у ближайшего валуна, что уже попадались на пути, и переждали бы её, закрывая лица тканью пояса Темари: как делали ни раз, и не два. Но этот ураган подгоняла злая чакра чудовища, а его рык ударил им в спины, так что куноичи отрезала от пояса куски ткани, чтобы они с Канкуро могли закрыть от песка глаза, закрыла им себе рот и нос – брат стянул с головы шапку и зажимал дыхательные пути ею – и спустя мучительные часы перехода через вихрь, они без сил свалились в пещере из серого песчаника.
Одно было хорошо – она очень удачно располагалась, и камни прикрывали низкий вход от ветра, давай возможность снять импровизированные маски.
Молча и не сговариваясь, исцарапанные песком до самых ушей и с ноющими от марш-броска мозолями, старшие Собаку разбили к ночи скромный лагерь. Несколько запасных деталей марионетки Канкуро пожертвовал на пару факелов, и к маленькому кругу света потянулось и тело, и душа.
Темари распечатала из свитка фрукты и передала брату несколько сочных темных слив. Сама она впилась зубами в маленькое зелёное яблочко, и довольно прикрыла глаза, когда на язык брызнул кислый сок.
Настоящего голода она почему-то не чувствовала. Следовало успокоиться, осмотреть, нет ли серьёзных царапин, а потом всё же поесть.
Но на деле ни она, ни Канкуро не желали шевелиться.
- И сколько нам тут сидеть? – первым подал голос марионеточник: голос хриплый и севший.
Старшая Собаку сделала несколько глотков из фляжки с водой, и отдала её брату. Канкуро сел и жадно осушил почти половину. Пока Темари не стала его останавливать.
Хотя ответа на его вопрос она не знала.
- Пока Гаара не вернётся.
- И когда Гаара вернётся?
- Да откуда я знаю, когда Гаара вернётся!
На скуле Канкуро расцветал сиреневый синяк, который куноичи не сразу заметила из-за боевой раскраски. Всё же его успели задеть – и, судя по раздражённому тону, марионеточник был уязвлён тем, что его застали врасплох.
Все они сегодня хороши.
Шикаку им жизнь спас, вовремя заметив атаку и откуда-то зная противника. Иначе бы прихлопнули, как мух.
- Наверное, нам стоит поспать… - вдруг неуверенно сказал Канкуро совсем другим тоном.
- Я буду ждать.
- Ты можешь прождать до утра, - Собаку повернулся к выходу из пещеры, за которым была тьма, ветер и песок. – Или он вообще может не вернуться…
- Канкуро!
- Что?! – он огрызнулся. – Ты же знаешь, что я прав! Раньше Шукаку мог усмирить только отец, а сейчас он успеет убежать, куда ему вздумается! И нам ещё отвечать за это перед Советом старейшин.
Канкуро был прав, хотя чакры Гаары на технику искусственного сна не хватит, чтобы биджу успел добраться до Сунагакуры и стереть её с лица земли. Но он мог двинуться в противоположную сторону, и младший Собаку исчезнет в лабиринте пустыни.
И вовсе не старейшины их обоих заботили.
Кто-то споткнулся во мраке, где гуляли тени и их искали недруги. Темари дёргано схватилась за веер, а Карасу и Куроари перекрыли вход.
- Не убивать, свои!
- А чем докажешь? – спросил Канкуро.
Песок из бури влетел в пещеру и подвинул к стенкам марионеток брата. Старшая Собаку шумно выдохнула и опустила оружие.
Вид младшего Собаку поразил её. Росчерки ожогов на его лице заставляли вспомнить истину, о которой в селении Ветра не помнили.
Неуязвимых нет.
Шикаку и вовсе почти прихрамывал.
- Как вы выбрались? – спросила Темари: и то ли она спрашивала, как Шикаку избежал гнева демона, то ли о том, как Гаара оправился так быстро.
Даже не о врагах, ни разу.
- Шукаку сделал бурю, - Собаку пожал плечами. – Враги потерялись, мы сбежали.
Шикаку издал странный звук. Куноичи вспомнила, что все запасы еды и воды остались у неё, а значит они должны быть обезвожены.
Опустошив остаток фляги – была и вторая – Гаара лёг у стены и ото всех отвернулся. Шикаку уставился на огонь, прикончил часть запасов, но уснул быстрее, чем Темари успела его хоть о чём-то расспросить.
- Ладно, - куноичи вздохнула; следы на лице брата всё же стоило посмотреть, но трогать его после пробуждения биджу она не решилась. – Туши факел.
Песок вихрем задавил огонь. В кромешной темноте, убедившись, что Канкуро уже заснул, Темари тихо положила рядом с Гаарой заживляющую мазь.
Спустя час старшая Собаку почувствовала запах лекарства. Выдохнув и расслабившись, она наконец-то провалилась в сон.

Хината переминалась с ноги на ногу на ногу перед кабинетом Каге. Хьюга не сомневалась, что за драку с братом её как-нибудь накажут или, по крайней мере, сейчас ей предстоит долгий и неприятный разговор, который она проведёт в низком поклоне и с полным осознанием только собственной вины.
Будто она не знает характер Неджи.
Сама виновата!
Благо, Куренай-сенсей была вместе с ней. Она ловила на себе сочувственные взгляды учителя, и думала, что не заслужила их.
- Хината, заходи!
Хьюга вжала голову в плечи и пересекла низкий порог. Юхи Куренай зашла следом, и охранник-Анбу захлопнул за ними дверь.
«Как капкан», - подумала Хината.
День выдался жарким. Духота, которую ждёшь в июле, а не в октябре даже в теплой стране Огня и маленький вентилятор, должно быть, найденный где-то в закромах штаба, никого из присутствующих спасти не мог. Тихий шелест страниц отчёта нагонял бы на Хинату сон, если бы она нервничала чуть меньше.
Однако госпожа Сенджу даже не подняла на неё взгляд.
- Как там твоя группа? – спросила Цунаде у Куренай.
- Вы знаете, как моя группа, Цунаде-сама.
Куренай удивилась вопросу, будучи уверенной, что её позвали из-за Хинаты – с самой Хинатой, соответственно. Слухи об инциденте на площади разлетелись быстро, как и любые вещи, которые кланы так старались скрывать, обросли деталями, но младшая Хьюга рассказала ей обо всём тихо, коротко и стыдливо.
Зато Гай очень обрадовался, считая, что настоящая сила юности – умение дать отпор. Неджи Майто с Ли навещали часто, как бы сильно сам Неджи не сопротивлялся этому факту.
А команда…
Что команда?
Киба вместе с Акамару и сестрой хромали через парк каждое утро – восстанавливали двигательную активность.
А Шино должен был вернуться с исследовательской миссии с отцом только послезавтра, о чём Цунаде, разумеется, не могла не знать. Абураме похвастается пауками перед Кибой, чтобы тот сказал, какие они крутые, принесёт целую банку тропических бабочек, чтобы они жили в комнате Хинаты до конца теплых дней и отпросится у Куренай от заданий, чтобы заняться с родителями изучением всех тех насекомых, что они притащат. И сыну Абураме Шиби Юхи, несомненно, не откажет; не в первый раз и не в последний.
А Хината…
Вот Хината.
Стоит, трясётся и волнуется.
Бедная девочка. Неудивительно, что сорвалась – даже у робких есть свой предел. Хоть не было ей серьёзного наказания.
Куренай заранее решила быть на её стороне.
- Я не об этом, - Цунаде всё же подняла взгляд от отчёта. – Какие у них слабые стороны? Какие сильные? Как работает группа сообща? И как работает, - Сенджу кивнула на Хинату, но говорила по-прежнему так, словно её здесь нет, - она?
Хината совсем сжалась. Юхи знала, что хвалили её редко.
На общие вопросы о команде можно было и не отвечать, пожалуй.
- Хината незаменимый член команды восемь. Она сработалась с Кибой и Шино лучше, чем я ожидала изначально.
- Хиаши считает её слабой.
- Я… - Хината наконец-то подала сама голос. – У меня проблемы со спаррингами. Я плохо нападаю, и отцу это не нравится.
Это ещё кое-кому не нравилось, а вскоре она разочарует Зеру ещё раз.
Ей никогда не давали одиночных миссий, но у неё был хоть какой-то шанс выпросить хотя бы самую простую, если будет стараться. После просьбы наставника, у неё не было чёткого плана – однако, как бы ни была печальна ситуация с Кибой, она могла бы попробовать попросить что-то самостоятельное: отнести послание, помощь гражданским где-то далеко…
Теперь всё было потеряно.
После выходки на площади её никуда не отпустят – безответственная!
Дура-дура-дура!..
- Но судя по твоему личному делу во время экзамена на звание тюнина в зоне тренировок 44 ты не получила серьёзных ранений, - возразила Цунаде, - да и… шесть миссий ранга B? – брови Сенджу удивлённо взметнулись вверх. – Что это значит? Куренай, с каких пор в Конохе дают такие миссии генинам?
- Разведка, Цунаде-сама, - вдруг сказала Шизуне: до этого она разбирала шкаф со старыми документами так бесшумно, что Хината не заметила её. – У них развед-группа.
- Шпионаж? – Каге задумчиво хмыкнула. – И все?
- Четыре из шести, - поправила Юхи. – Ранг ещё двух повысили после выполнения.
- Непредвиденные ситуации?
- Буря в стране Снега в декабре и раненный заказчик по его собственной глупости, и его пришлось переправлять на носилках.
- Сколько?
- Три дня через лес.
Цунаде покачала головой. Глупые заказчики, не принимающие двенадцатилетних ниндзя всерьёз, становились проблемами гораздо чаще, чем на самом деле случалось что-то серьёзное.
А страна Снега…
Горы убивали и тюнинов.
Отрядами.
Куренай положила ладонь Хинате на плечо. Та миссия в стране Снега: Хьюга могла по праву гордиться собой, но Юхи знала, что ей снились кошмары.
- В стране Снега мы выбрались только благодаря Хинате, - посчитала необходимым добавить Куренай.
Потому что это была чистая правда.
Юхи никогда не забудет тот ужас, когда поняла, что потеряла всех троих в налетевшей с гор пурге, и осознала, насколько они ещё дети и как легко им умереть в этой зиме; зиме не холодной для местных жителей, но убийственной для уроженцев теплой Конохи. Женщина звала их, пока не охрипла, но так и не нашла; после чего сумела отправиться на поиски лишь утром, когда стихла непогода.
Куренай уже готова была принести тела.
Увидеть их семьи, которых её неопытность лишила будущего – нет.
Сигнальный костёр из влажных дров она увидела издалека. Бьякуган помог Хинате отыскать обоих товарищей в воющей вьюге – но одна в темноте вытаскивала она их голыми руками из снега, одна тащила с открытого пространства в лес, чтобы хоть как-то укрыться…
Тяжёлых травм не оказалось ни у кого: в тепле и безопасности Киба и Шино быстро пришли в себя, хотя Абураме шатало – жуки его замёрзли больше, чем он сам.
Обморожение второй степени сходило с ладоней Хинаты две с половиной недели. А ведь с этими пузырями она ещё и нашла заметённую дорогу, потому что после пурги Акамару не смог взять след.
- Это не совсем так, просто я хорошо видела в пургу… - пробормотала Хьюга.
На деле, странным образом она давно не думала о той миссии – а было время, что думала практически каждый день.
В тот день в неё словно вселился кто-то другой. Когда она пыталась найти в Конохе решимость: во время разговоров с отцом, в боях с Неджи, в которые Хиаши тогда заставлял её вступать, в его утверждениях, что она – никчёмная, - её поиски всегда были обречены на провал, и только чужая решимость – яркая сила Наруто – помогала ей двигаться дальше. Но в тот роковой день в горах она не думала об Удзумаки Наруто.
Хьюга была совсем одна во власти жестокой стихии.
И только собственной силой она смогла тогда победить дышавшую в затылок холодную смерть в ледяной пустоши.
Однако прошло время, прошли кошмары, в которых она так и не выбралась, а её сокомандники погибли… Память о прошлом никак не помогала ей – и постепенно детали того задания стёрлись из её памяти.
Осталась только вьюга.
Которая свитком хвостатых так мягко приняла её, стоило двоюродному брату постараться убить её несколько месяцев назад.
- Что ж, всё ясно, - Цунаде резко захлопнула папку; на её обложке значился номер и имя Хинаты – личное дело. – Теперь у меня точно нет никаких сомнений.
- Сомнений в чём? – Куренай, кажется, перестала понимать, в чём дело.
- Хината!
Хината вытянулась по струнке.
- Да, Хокаге-сама!
- Тебе назначается одиночная миссия. Так как это твоя первая одиночная миссия, и присвою ей так же ранг B.
- Что?!
Куренай не сдержала эмоций – только не Хината!
Она же не… она ведь…
- Куренай, она готова, - тон Цунаде заставлял оставить все возражения. – Я знаю, что трудно отпускать учеников, но и ты, и Хиаши недооцениваете её. Хината перенесла иллюзию Учиха Итачи без вреда для психики, а так же наш союзник из Суны, Собаку но Гаара, высоко оценил её помощь в сражении с шиноби Звука – а он один из сильнейших шиноби их селения, несмотря на юный возраст, - Юхи заметила, что Хьюга покраснела от такой похвалы. – Я просмотрела отчёты с ваших миссий, и не сомневаюсь в своём решении. Хьюга Хината готова, и она пойдёт. А впрочем… что ты сама думаешь, Хината? – повернувшись к Хинате, Сенджу сменила гнев на милость и сталь на ободряющие интонации. – Справишься?
Хината поражённо смотрела на Пятую Хокаге. Куренай так и застыла, сделав полшага к столу Цунаде, и ожидая, что же ответит ученица.
- А… в чём суть задания?
Цунаде смягчилась.
- Правильный вопрос, - лукавая улыбка коснулась её губ. – Если кратко: в другой стране один из наших отрядов джонинов выполняет длительное задание ранга А. Недавно одну из наших точек, в которую они должны были вернуться, чтобы восполнить все ресурсные потери, снесло обвалом. Ты доберёшься туда и оставишь все необходимые вещи в условленном месте. А так же передашь указания от меня – в письменном виде. Их миссия строго засекречена, в том числе и от даймё той страны, поэтому я не желаю посылать туда геннинов отрядом – тем более что после миссии по возвращению Саске у нас много раненных и полную группу сформировать трудно. Однако генинам всё же не дают одиночных миссий – так что в виду исключения ты можешь сама принять решения, брать её или нет. Более подробные инструкции ты получишь, если всё же решишься её выполнить. Оплата и рекомендации будут соответствующие.
Миссия от селения негласно считались прямыми заказами от действующего Хокаге; более того, Цунаде вряд ли советовалась с таким решением у старейшин, а значит, это задание было под её личную ответственность. Как бы Куренай не любила ученицу – а любила она её сильно – Хината была совсем не первой из дееспособных сейчас генинов, которых можно было бы отправить на задание такого уровня.
Но Юхи Куренай – не Хокаге.
А госпожа Сенджу определённо уже приняла решение.
Хината не поверила своим ушам, как только услышала слова Цунаде. Этого просто не могло быть, она не заслужила такой удачи!.. Теперь она могла выполнить поручение Зеру.
Теперь могло всё получиться.
Остался только один вопрос – иначе у неё раньше времени начнёт кружиться голова.
- Сколько времени у меня на эту миссию?
- Идти далеко, и я не хочу, чтобы ты нарывалась на неприятности. Ты не тюнин, так что крайний срок два месяца – туда и обратно.
- Да!
- Хината? – Куренай удивлённо посмотрела на свою подопечную.
- Я согласна, я пойду! – Хьюга словно готова была подпрыгнуть, но быстро взяла себя в руки. – То есть… Конечно, Цунаде-сама, - она поклонилась. – Я вас не подведу.
- Вот и отлично, - Сенджу довольно улыбнулась. – Куренай, можешь идти. Куренай?
Куренай вздрогнула. Хината смогла сильно её удивить; женщина не ожидала, что робкая девочка согласится, да ещё с таким энтузиазмом.
С тяжёлым сердцем покидала она кабинет Хокаге. Её ученики, словно её дети, росли слишком быстро.
Юхи захотелось обсудить это с Асумой. А после первой тюнинской миссии Шикамару – он и не откажется.
Утверждено Aku
Шиона
Фанфик опубликован 14 Февраля 2018 года в 13:02 пользователем Шиона.
За это время его прочитали 135 раз и оставили 0 комментариев.