Наруто Клан Фанфики Другое Обратная сторона луны. Глава 14. Братья и сестры

Обратная сторона луны. Глава 14. Братья и сестры

Категория: Другое
Обратная сторона луны. Глава 14. Братья и сестры
Название: Хроники хвостатых: Обратная сторона луны
Автор: Шиона(Rana13)
Фэндом: Наруто
Дисклеймер: Масаси Кисимото
Жанры: приключения, драма, юмор, романтика, фэнтези, экшн
Персонажи: Гаара/Хината, Шукаку, Конан, Темари, Канкуро, Зеру, Шио, Юмия и прочие мимо пробегали
Рейтинг: R
Предупреждения: ООС, ОЖП, ОМП
Статус: в процессе
Размер: макси
Размещение: с моего разрешения
Содержание:
Он ушёл - в жару, в пустыню, к демонам своим.
Она осталась - в стране Огня, где зимы слишком коротки, чтоб породить своих.
Но светит им одна Луна, и лунный бог, все тени порождающий - теперь же на двоих.
Глубокий кратер дымился от прошедшей атаки. Перебираясь по истерзанной земле, Гаара заметил несколько обломков костей, но те рассыпались в пыль, стоило задеть их, ведь стали хрупкими и ломкими,
Хината сидела на коленях, тяжело дыша. Вены Бьякугана схлынули, потому что сил ни на что у неё больше не осталось. Голень пересекала яркая алая полоса; но, похоже, крупные сосуды Кимимаро задеть не сумел.
Собаку подобрался осторожно. Такой оглушительной мощи он в жизни не видел – и тем страннее было смутное желание уберечь Хинату от повторения подобных фокусов.
- Я… ха… ха… - Хьюга повернулась к нему, но не могла отдышаться, - я не задела тебя?
Гаара покачал головой и опустился рядом. Хината прижала ладонь к голове, и песок поймал её под руки до того, как Хьюга потеряла равновесие.
- Фу-ух… Я уж боялась… - она слабо улыбнулась.
- Ты ранена, - бинтов при Гааре не было, и он разорвал на ленты более-менее чистое полотно с собственного плеча. – Не шевелись.
- Хорошо…
Хината замерла, не мешая Собаку отыскать флягу, кое-как смыть грязь и туго перевязать глубокий прямой порез. Гаара плохо разбирался, но, похоже, с такой раной справится любой медик. Завязывая узел и не в первый раз случайно касаясь гладкой кожи её ноги, тануки поймал себя на том, что в эти моменты у него перехватывало дыхание.
Когда он, наконец, поднял голову, Хьюга успела не только прийти в себя, но и покраснеть до корней волос.
- Ты в порядке?
- Да! – она вздрогнула. – Надо бы проверить Ли-сана, - пробормотала, переводя тему.
Гаара прижал уши к голове. Только в этот момент он вспомнил, что всё ещё находится в боевой форме, которая приняла всю отдачу, словно губка, а сейчас выдавала каждый грамм его эмоций то подёргиванием кончиком хвоста буро-красного меха, то слишком подвижными и чувствительными ушами, в которых голос Хинаты звучал летним и лёгким колокольчиком-фурином.
Но даже обострённое обоняние не улавливало запах крови Кимимаро. От него не осталось ничего.
- Ты идти можешь?
- Не знаю…
- Я тебе помогу. Только…
- Сосредоточься и медленно выдохни, представляя, как всё исчезает, - спокойно объяснила Хината. - Всё и исчезнет.
Гаара сложил печать концентрации и закрыл глаза. Его контроль чакры стал много лучше, чем в любой момент за все эти годы, но он представил, что вернулся в то прошлое и снова вынужден так жить.
Уши и хвост исчезли. Получилось легче, чем он себе представлял.
- Ты знаешь об этом больше, чем я, - заметил Гаара.
- У меня есть наставник… наверное, это можно так называть. А Шукаку тебя не учит?
Собаку подал ей руку. Хината смогла подняться, но опиралась всё ещё на одну ногу.
- Немного, - ответил Гаара, больше следя, чтобы Хьюга не упала. – Но он не наставник.
- Может оно и к лучшему… Ай!
Нога девочку всё же не держала. Всплеснув руками, она оступилась, и Собаку поймал её за пояс в последний момент. Хината вцепилась ему в плечи, и Гаара дал ей время собраться, чтобы держаться за него удобней.
- Прости…
- Ты в порядке?
- Не думаю, что могу идти, - смущённо проговорила Хьюга, всё ещё цепляясь за него.
Странное неуместное тепло разлилось в груди от её близости. Гаара подставил плечо под её руку; одного с ним роста, Хината удобно закинула на него руку.
Собаку подумал, что мог бы нести её на руках.
- Я ещё меч бросила где-то в той роще, - Хьюга вгляделась в деревья, оставшиеся по краю воронки.
Точно надо взять на руки. Так они со всем управятся гораздо быстрее.

Темари неторопливо продвигалась примерно на север – по кустам и азимуту. Шикаку отчего-то не беспокоился за Гаару после того взрыва, пускай и согласился идти в ту сторону и всё проверить, но Собаку так устала с ним спорить, что решила довериться по накатанной. Ещё двадцать раз она передумает, десять обо всём этом будет жалеть, но приятное чувство победы и неуместное чувство безопасности заставили её перестать дёргаться на каждое движение в лесу в целом и Шикаку в отдельности.
К тому же, настроение у него было самое благодушное.
- То есть, давай-ка проясним – ты совсем не волнуешься?
- Не-а.
- Почему?
- Это ж Гаара.
- Ну…
Ну, в общем-то, да. Сама Темари точно так же ответила бы на подобные вопросы. Волнение за младшего из двух её братьев редко её трогала – и именно так она сама себе это объясняла: Гаару не победить, абсолютную защиту не пробить…
А потом убили отца, и даже золотой песок ему не помог.
- Ты уверен, что мы не заблудились? – спросила Темари, плохо ориентирующаяся в лесу. Попроси её найти тропу в одинаковых барханах страны Ветра – она б нашла легко, но бесконечные деревья и бесконечная ж их зелень вгоняли её в тоску и путали. Заблудиться она вряд ли могла, но их ориентир прогремел достаточно кратко.
К тому же, Шикаку топал без карты, а идея осмотреться пока не прозвучала.
- Уверен!
- Откуда?
- Вот, смотри.
Шикаку остановился у какого-то куста. Темари подошла к нему и заметила, что гибкие ветви были все направлены в одну сторону.
- И что?
- Вот на этот глянь. И на этот. И на тот.
Весь кустарник рос в одинаковом направлении, солнцу не соответствующему. Некоторые сухие веточки оказались сломанными, будто некая сила пригнула их к земле, но они не выдержали давления.
- Отдача от того взрыва пригнула ветви. Значит нам надо идти в противоположную сторону от той, куда они указывают.
- Так далеко? – поразилась Темари. - С такой силой?
- Ну, ветви деревьев не пострадали… А может мы просто уже близко подошли! – Шикаку пожал плечами. – Ничего ж не видно, один лес вокруг.
- Ненавижу лес, - буркнула Собаку.
- Да расслабься, лес как лес.
Темари мрачно стряхнула в траву с сандалии многоножку, которая уже готова была вцепиться ей в палец. Лес мог быть хорош только в виде милого парка в гражданском городе, или же разлинованный на широкие и удобные дороги, а не как тут. Пускай это была далеко не чаща, но в стране зелёной Огня Темари преследовало ощущение, что какое-то вечно шепчущее, копошащееся создание её проглотило.
В котором ничего не видно уже через тридцать шагов, зато слышно – каждый сучок.
Хруст – слева!
Темари выхватила веер, выставив его перед собой, Шикаку взялся за кунай. Синхронно они оказались спина к спине, прикрывая друг другу тыл.
Но Шикаку быстро расслабился.
- Отбой, свои.
И вправду – свои.
Бессознательное тело в зелёном странном костюме бережно покоилось на воздушной подушке из песка; воздушной она была потому, что плыла по правое плечо Гаары, а брат, аккуратно следя, даже потрудился отодвигать с её пути веточки. Делал он это тоже песком, так как его руки были заняты – на руках, не на закорках, младший Собаку нёс девчонку в бежевой кофте и перевязкой на ноге. Оба были пыльными, оба казались спокойными; Гаара никак не показывал, что ситуация странная и её тоже можно было бы перемещать песком, а девчонка обвивала руками шею Собаку, будто так и надо.
Темари подумала, что, должно быть, это Хината – Шикаку рассказал о втором возможном пленнике. Значит беготня Гаары была не зря.
Нет, совсем нельзя: они ещё и переговаривались, а эта Хината брату почти что в ухо что-то заливала и волос касалась.
Старшей Собаку стало неловко от случайной мысли. Да нет, не может этого быть.
Шикаку долго не молчал. Ну, кто бы сомневался.
- Это было круто!
«Круто что?» - подумала Темари.
Хотя если то, что они выжили после того взрыва – действительно круто.
- О, вы здесь, - сухо сказала Гаара.
- Шикаку-кун! – радостно поздоровалась Хината, и младший Собаку бережно поставил её на землю, давая о себя опереться.
Знакомы?
- Хината-нээ!
- Ой!
Хината была миниатюрной, словно Гаара; подойдя ближе, Шикаку оторвал её от земли и воодушевлённо сгрёб в медвежьи объятья. Но Хината тому только смущённо засмеялась, а когда парень отпустил её, Собаку вновь деликатно оказался рядом, чтобы её держать.
- Вы знакомы? – прямо спросила Темари.
- Ох, здравствуйте, - Хината поклонилась; Собаку увидела белые глаза.
Ах да, клановое воспитание. Собаку доводилось о нём слышать, но напрямую никогда не сталкивалась. Клан же Хьюга сейчас ещё и считали самым сильным в Конохе, но по Хинате нельзя было сказать, что сила её предков к ней перешла.
Маленькая, тщедушная даже…
Впрочем, недооценивать ни противника, ни союзника нельзя.
Зато Темари вспомнила, что видела её бой на отборочных боях на тюнинском экзамене. До какого-то момента она была даже неплоха, но в итоге недотянула технику против своего же соклановца.
- Это моя старшая сестра, Темари, - представил Гаара.
- Приятно познакомиться, Темари-сан, я Хьюга Хината, - милый голосок, снова поклонилась.
- Да… можно просто по имени, - растерялась Темари, не помня, когда кто-либо в последний раз обращался к ней с уважительным суффиксом. – Так вы знакомы? – спросила она уже у Шикаку целенаправленно. – Когда?
Но за него ответила вдруг Хината ещё до того, как Шикаку открыл рот, а ведь тот уже успел подозрительно замяться и потянуть руку к вихрастому затылку.
- Мы познакомились через Гаару. А с Гаарой – на экзамене тюнина.
- На экзамене значит… И как он тебе?
- В каком смысле? – Хината покраснела.
Темари мысленно хлопнула себя ладонью по лбу.
- Я не… я не про… - она устало потёрла переносицу; брат и Шикаку пялились, и не давали собраться с мыслями. – Так, ладно, неважно, что там у вас произошло? Мы видели энергетический взрыв…
- Враг!
И это хором сказали и Хьюга, и Гаара, и почему-то Шикаку, который находился всё это время рядом с Темари и очевидно не мог быть в курсе. Собаку скрестила руки на груди и скептически нахмурилась. Шикаку и Гаара дружно посмотрели на Хинату, предоставив право объясняться ей.
- Вражеская техника, - произнесла она. – Но всё хорошо, мы в целом увернулись, а песок Гаары нас защитил.
- И что враг?
Хината пожала плечами.
- Для него это оказалось чересчур.
- Значит, отчаянный?
- Ну, вроде…
- А ты ранена.
- Ты ранена! – Шикаку, похоже, только сейчас заметил перевязку.
- Порез прямой, всё нормально… Ли-сан, не шевелись!
Шиноби, которого Гаара тащил песком, резво вскочил, но, не ожидая, что окажется в воздухе, дезориентировано шагнул в пустоту. Шикаку дёрнулся его ловить, увернулся от удара в челюсть, и только тогда Гаара закатил глаза и решил ему помочь.
Хината перенесла вес на здоровую ногу. Похоже, что опираться на руку младшего Собаку ей было не так уж и обязательно.
Однако, как неожиданно обходителен брат.
- Гаара рассказал, почему вы все здесь и что происходит, - вдруг произнесла Хината. – Киба-кун мой друг, вы спасли ему жизнь.
- Ну… прям так спасли жизнь…
Темари редко благодарили за результаты миссий. Ещё реже в их результате был живой человек, а не труп.
- Ты волнуешься за своего брата?
- За Канкуро?
- Да.
Старшая Собаку посмотрела на Гаару. Ли уже приходил в себя, и брат вместе с Шикаку объясняли ему, что врагов поблизости нет.
- Разумеется, - вздохнула Темари. – Он же мой брат…
Куноичи повернулась к Хинате.
- Но именно потому, что он мой брат, я в нём уверен. Он справится, сильный.
- Я рада, - Хьюга улыбнулась и заправила за ухо прядь темных волос у виска. – На мой взгляд, главное, чтобы никто не пострадал.
«И то верно», - мысленно кивнула Темари.
Решение, что делать дальше, было простым. Уставшие и вымотанные, боем, пленом, ранами или дорогой; они не могли больше помочь Конохе и куда-то за кем-то бежать. Гаара и Хината уже направлялись обратно в Лист за медицинской помощью – и даже Року Ли, который оказался парнем странным на вид, но полным энтузиазма, пришлось признать, что если кто и пересёк в итоге границу, то взрослый джонин перехватит их гораздо быстрее. Помощь уже шла, хорошо бы было с ней пересечься…
Пора было наконец-то добраться до Селения Листвы.
После стихийного привала, где Темари отдала остатки провизии Хинате, которая не ела ничего много часов, и Року Ли, на котором сказывались перегрузки после недавней операции, Гаара вновь понёс раненную Хьюга на руках. Рок Ли, до смерти вздумавший заболтать обоих, узнавая подробности боя с Кимимаро, даже не дал старшей Собаку вставить слово и спросить, почему нельзя Хинату перемещать так же, как этого самого Ли ранее.
- А они мило смотрятся вместе, - ляпнул Шикаку, стоило только Гааре и Хинате вместе с Роком ли уйти вперёд.
Темари передёрнуло так, что волосы встали дыбом. Скрипнув зубами, она втянула голову в плечи.
- Не говори ерунды, - зашипела она, надеясь, что Гаара ничего не слышал.
- И что тебе не так? – Шикаку задумчиво хмыкнул. – По-моему он ей нравится, смотри.
- Смотреть на что?
Но Шикаку не пояснил. Хината прижалась к плечу Гаары виском.
С севера наползали тучи.

Собственное дыхание разрывало Кидомару трахею на сотни маленьких осколков. Стук чудом живого сердца оглушал его и гнал вперёд от опасности, от преданности, от идиотизма команды от всего. В последний момент Кидомару успел поставить тонкий золотой барьер прямо в тканях против атаки противника в сердечную мышцу, и первый вздох – он всё же потерял сознание – был глотком настоящей жизни.
Рядом был генин Конохи: то ли в отключке, то ли уже трупное мясо. Белые глаза были закрыты, и Кидомару вспомнил, что у девчонки, которую они поймали у стен селения такие же – что ж, кеккей генкай Сакон доставит, нечего сказать.
Кидомару услышал выкрики; шиноби Конохи были близко. У него были повреждены внутренние органы, кости покрылись нитью трещин, он с трудом держался на ногах.
Кидомару подумал о том, как сильно ему хочется жить…
Крохотные лесные паучки с деревьев показывали ему путь к границе. Кидомару бежал, не оглядываясь и не подумав даже добить того парня. Плевать он хотел на Саске, на Коноху, даже на Орочимару плевать хотел. В руках Орочимару он всего лишь орудие, заменимое, одно из, которое должно будет лизать пятки Саске; Учиха – высокомерный мудак и тоже пушечное мясо для саннина, как и все вокруг него; все его товарищи издохли, но оно и к лучшему, потому что каждый из них мог давно друг друга передушить…
Верность.
Преданность.
Служение.
Долг.
Не собирался он умирать из-за этой чуши!
Гнев придал его слабому телу сил. Оставив далеко позади поле боя, спустя несколько мучительных часов Кидомару пересёк границу Страны Огня. Влажные леса страны Дождя и строгое соглашение с Амегакуре о нарушении их границ другими селениями укроют его от любых преследований.

Посторонние шиноби не скрывались, а Рок Ли и Хината сразу узнали медиков и несколько тюнинов собственного селения. И, тем не менее, Темари и Шикаку отстегнули от поясов сумки с оружием и подняли вверх раскрытые ладони, опустив взгляды в пол; шиноби чужого селения на территории деревни, на которую недавно напала Суна. Только Гаара не пошевелился, но от оружия он избавится, лишь умерев, а руки его и без того не могли совершать никаких манипуляций.
- Не беспокойтесь, мы не станем нападать на вас!
- Ваш брат Канкуро уже отправился в селение Листа. У вас есть раненые?
- Только один, - спокойно ответил Гаара. – За нами больше никого нет.
Хьюга покраснела – Темари уже не первый раз за ней такое замечала. Брат аккуратно опустил её на землю.
- Мы могли бы вылечить её прямо сейчас.
- Постойте! – вспомнила старшая Собаку. – Один ваш джонин отправился искать Удзумаки Наруто, мы видели его недавно. Ему может понадобиться помощь в поисках, или если кто-то будет сильно ранен.
Ниндзя переглянулись и двое отошли, чтобы посовещаться. Как ни старалась, Темари ничего не услышала, но вот Рок Ли к её удивлению смог объяснить, что ни Удзумаки Наруто, ни Учиха Саске ещё не были найдены. Подтверждая его слова, по знаку командиров трое нин-медиков отделились от основной группы и отправились в направлении, которое указала ранее старшая Собаку. Один остался, чтобы Хината всё же могла дойти до госпиталя Конохагакуре самостоятельно.
Командиры вернулись и обратились к Темари.
- Ты главная?
- Она генин, - сказал Гаара, хотя его никто не спрашивал.
Темари раздражённо закатила глаза и указала пальцем на Шикаку.
- Он главный.
- Пусть предоставит разрешения на пребывание на территории Конохагакуре. Твой брат сказал, что они у него. У нас приказ не пропускать чужаков в селение.
- Даже чужаков, которые вам помогли? – грубо вырвалось у Темари.
- Даже, - сухо отозвался джонин или тюнин.
Из-за его спины Шикаку скорчил рожу, изобразив петлю и высунув набок язык. Куноичи пришлось скрыть приступ глупого смеха кашлем.
Внезапно Хината громко вскрикнула. Все обернулись на звук – потому что вслед за этим вскрикнул ирьёнин, не успевший даже снять повязку.
- Что ты здесь делаешь?! – кричал на него Рок Ли. – Почему ты не там, не помогаешь?! Мой друг может умереть, ты!..
Ли встряхнул его за плечи раз, два, и только после этого его бросились оттаскивать. Чтобы отцепить его руки от несчастного медика, понадобилась сила троих взрослых мужчин – и его-то Хьюга называла ослабшим!
У самой Хинаты кровь отлила от лица; ладонью зажимала она рот, мотала головой. Темари боялась спросить, что случилось – но спросил Шикаку, и Хьюга издала судорожный вздох.
- Мой брат, Неджи… Неджи может умереть!

Аккуратная бледно-розовая линия пересекала ногу Хинаты по диагонали; ногу срастили ей быстро и ладно, сказав, что разве что будет болеть пару дней. В коридоре больницы Хьюга уже плакала дважды, и лишь один раз согласилась поесть, несмотря на то, что операция Неджи длилась уже не первый час. Хьюга видела мельком Шикамару у дверей операционной, где сама Цунаде колдовала над Чоджи: с потухшим взглядом, винящий себя в провале миссии, Нара буравил взглядом пол и мысленно перебирал собственные внутренности, ища в них причины стольких ошибок.
Вот его-то вид Хинату окончательно и подкосил.
Всхлипнув, Хьюга заставила себя вытереть мокрые щёки. Ну, хоть отец сюда не поднимался, иначе б ей пришлось изображать невесть что перед ним. Гаара молча провёл рядом с ней всё эти часы, и Хинате не хотелось никому ничего объяснять, пускай и мог Собаку только держать руку на её плечах.
Без неё Хьюга бы не выдержала.
- Ты как?
- Я? Я в порядке… в порядке… - она снова всхлипнула, но не хотелось больше плакать. - Я волнуюсь и…
- Почему?
- В смысле? – удивлённо.
Гаара не сразу ответил, задумавшись и собирая все мысли воедино. Несмотря на многие изменения в его жизни, понимание чужих эмоций давалось ему с трудом. Поведение же Хинаты сейчас и вовсе сбивало его с толку.
Ему хотелось объяснить почему.
- Этот человек – твой двоюродный брат, и он без колебаний хотел убить тебя. Он без жалости избивал и ранил тебя, унижал тебя при других людях; я знаю, так как я сам это видел. Я не знаю, сожалеет ли он об этом или нет, но даже если он признавал свою вину, то прошло так мало времени.
- Не признавал…
- Тем более. Он обращался с тобой плохо и был близок к тому, чтобы тебя ненавидеть – я так думаю, потому что он так себя вёл. Так почему ты так волнуешься? Ты не должна его любить – за что ты его любишь? Неджи причинял тебе только боль, - Гаара не мог понять её, поэтому отвёл взгляд, но накрыл рукой маленькую ладонь. Когда он нёс её через лес, Хината в его руках казалась мягкой и теплой; вспоминая прошлое, в нём всколыхнулась ненависть к тому, кто вредил ей, кто считал, что имеет на то право. – Я не понимаю, почему ты так переживаешь за человека, который хотел тебе только плохого.
- Нет, это не так!.. То есть, может и так, но…
Хьюга вздохнула и закусила губу, отвернувшись к дверям операционной. На лампу над дверью Хината уже смотрела раз сто, не иначе.
Как же ему объяснить-то, когда она сама плохо понимала…
Однако Собаку терпеливо ждал ответа и грел её пальцы в своих. Хьюга почувствовала ответственность, потому что Гаара доверится тому, что она скажет.
- Наверное, я не могу это объяснить. Это просто то, что я сейчас чувствую. Но, Гаара, любят не за что-то, - Хьюга повернулась к нему и обрадовалась тому, что Собаку вновь смотрел ей в глаза. – Пускай Неджи меня не любит; но он мой близкий родственник, которого я знаю всю свою жизнь, и я люблю его. Между нами давно уже не было ничего хорошего, но так много людей будет горевать, если он умрёт – и отец, и моя сестра, и Ли-сан, и я тоже… Неджи ведёт себя скверно – но это не значит, что я хочу ему смерти. Я хочу, чтобы он жил, потому что будет гораздо больше всем горя от того, что он умрёт, - Хината порывисто обхватила ладонями лицо Гаары, - и потому что он совсем этого не заслужил – даже если я ему сильно не нравлюсь. Он мой брат, пускай двоюродный, и всё.
Собаку смотрел ей в глаза. Он был как открытая книга, и Хьюга читала растерянность и потуги понять, о чём она.
Гаара рассказывал ей про свою семью – вкратце. Хината не могла осознать и ощутить, но могла понять, почему ему трудно принять её слова за правду.
- Недавно я думал, стоит ли мне покинуть Суну. Все люди там меня ненавидели. Хотели, чтобы я умер. Но мне кажется, что мне будет не хватать… моих брата и сестры. Не могу представить, чтобы их не было рядом – они всегда были. Хотя так же ненавидят меня.
- Мне кажется, Темари-сан тебя совсем не ненавидит.
- Она знает меня как убийцу и чудовище, и ей не за что…
Гаара осёкся. Только что Хината сказала ему, что любят и просто так. Но он с трудом принял и поверил в то, что мать его любила – легко узнав давно о том, что она ненавидела его, чудовище.
Это было понятно.
Как Темари и Канкуро могут испытывать к нему привязанность – нет.
- Кажется, я запутался.
- Так бывает, - Хьюга погладила его по скуле. – Сама путаюсь, честно. Думала, что лучше держаться от Неджи подальше – и это так и есть, но мне очень страшно стало от того, что он может умереть…. Думала, что всё понятно, а как заговорила с тобой – нет…
- Он не умрёт, Хината.
- Надеюсь…
Гаару отпустило. Если Хината не хотела смерти двоюродного брата – то и он её не хотел.
- Он не умрёт, - повторил Собаку.
Хьюга поколебалась и прижалась губами к обеим щекам по очереди. Больше они не разговаривали; со стороны могло показаться, что Хината задремала на его плече, но Хьюга до побелевших костяшек стискивала его ладонь.
Спустя час лампа над дверью погасла.
Хьюга Неджи выжил.

Темари долго расчёсывалась в ванной выделенных им на время переговоров комнат, разглядывая собственное раскрасневшееся отражение в запотевшее зеркало. В больнице Гаара как-то сразу пропал из виду – зато её и Канкуро под белы ручки отвели к освободившейся Каге. Пока перепроверяли свитки, пока Шикаку скрипел зубами, а старшая Собаку над ним злорадствовала – так и вечер пришёл.
А до него Темари пришлось провести крайне длинный и неприятный час рядом с Шикамару Нара и навалившейся на его плечи невиданной ответственностью. Куноичи резко нагрубила ему, потому что и без него был слишком длинный день – дважды – однако теперь, расслабившаяся, отдохнувшая, не была уверена в своей правоте.
С треском проваливший первое задание в качестве тюнина Шикамару сгибал плечи под этим грузом; спасение Хинаты не помогло ему, так как в итоге Хьюга сама себя спасла, да и цель была не в том.
Но сможет ли она сама нести ответственность за двух младших братьев – которые вовсе не признают её старшей?
Собаку потянулась за завязками для волос, но вдруг передумала. Она повернула лицо налево, направо, примеряясь, как лучше; отец всегда говорил, что она похожа на маму. Светлые волосы пошли тоже со стороны её семьи, но после её смерти Темари не пыталась быть похожей на неё или дядю.
Пыталась когда-то на отца.
Да только на Расу просто так не будешь похожим…
Канкуро, к примеру, впитал его внешность. Сколько бы ни мазал брат лицо краской, сколько бы ни прятался: он был просто его копией, и Темари знала, что он в тайне ненавидел это, потому что внутри был совсем другим и понимал, что никогда не будет как Раса. Он рвался в бой – не всегда разумно, тянулся к техникам древности – оглядываясь на могучего младшего брата и не только, но у отца холодная сталь вместо сердца, а в Канкуро плоть и кровь мальчишки, которому исполнилось четырнадцать незадолго до их миссии во время экзамена. Чаще марионеточник думал о простых вещах: теплой постели дома, тактике текущего задания, недавних боях, не убьёт ли их младший брат кого-нибудь, - и не грузил голову ничем лишним, в чём Темари порой ему завидовала…
А какой Гаара?
Чёрт знает этого Гаару.
В селении часто поговаривали, что он такой же, как Раса; это уж потом имя брата стало проклятьем. Красные волосы, песок по воле мысли, смерть с рук – это их связывало, а сейчас Темари вспомнила, что в одиннадцать лет брат четыре месяца выхаживал пятерых котят на крыше, ища в них тепло, которое перестал получать дома. А старые фотографии говорили о дяде, о маме, о их деде, и даже прадеде…
Остался ли бы дядя Яшамару в селении, которое его ненавидит, ради брата и сестры, которые ненавидели его тоже? Готова ли была б мама взять на себя ответственность за такое решение и принять его?
У Темари не было ответов. Не было и уверенности.
Девушка умылась, повязала пояс халата и вышла из ванны, оставив дверь открытой и выпуская пар.
- Ванная свободна, вода горячая! – на ходу она всё же завязала себе два низких хвоста. – Канкуро, ты идёшь?
- М-м-м… погоди!
- Завтра рано вставать, нам надо быть в резиденции в восемь. Чем ты тут…
- Йо!
- А, и тебя тут поселили… - разочарованно фыркнула Темари.
А уж она-то надеялась, что Коноха расщедрится на два номера: они с Канкуро здесь, а братца младшего с Шикаку спихнуть в соседний. Сладкая жизнь была бы со сладким ночным сном, как раз полнолуние – но нет.
Дели тут с ним воздух, хотя Гаару, небось, на подвиги ночью понесёт.
В комнате было что-то не так. Кучи картонных коробочек – полных и пустых - с лапшой здесь явно не было, когда Темари уходила отмываться от пыли, крови и нервного срыва. На каждой сбоку виднелась надпись «Ичираку Рамен».
Кого-то они тут озолотили.
- Я притащил ужин, - заявил Шикаку. – Твои коробки справа: там есть острый рамен, обычный, удон с угрём…
- Кто б тебя ещё просил.
- Никто не просил, я на командировочные.
На командировочные – это значит, что они не платят? Нагло, Совет Суны точно взбесится.
Старшая Собаку подумала, подумала, ещё раз подумала и выбрала удон: хорошего угря в родном селении днём с огнём не достать, всё замороженное и старое. Коробочка подарила не только запах свежих морепродуктов и лапши, но и грибы, овощи, сухие хлопья тунца и густой насыщенный соус.
Темари отыскала палочки, уселась на подушку и приятного аппетита решила никому из присутствующих не желать.
- Так что у нас завтра? – спросил Канкуро.
- Ты хотел сказать, что у вас завтра, верно? – сказал Шикаку.
Куноичи фыркнула. В Конохе быстро решили, что не станут вести дела ни с кем, младше пятнадцати лет, а потому Гаара и Канкуро участия в переговорах принимать не будут. Приходилось признавать, как полезно присутствие Шикаку; Темари не выдержала бы и часа наедине с советниками госпожи Цунаде, каждый из которых оказался старой развалюхой, не младше бабули Чио!
Да из них песок сыпался!
И брюзжание.
- Ну, что у вас назавтра, - сытого Канкуро не тянуло спорить; тянуло обожраться лапшой не за свой счёт до полусмерти. Бой его днём выдался не длинным, зато потом он весело волок раненного Инудзука и его пса несколько километров, не имея такого опыта.
Медики на него трижды наорали.
- В восемь в резиденции, в половину восьмого – встреча с сопровождающим. Потом бумажки, бумажки… бумажки? – Темари зевнула: есть и спать хотелось в равной степени, да ещё и одновременно. – Судя по их старейшинам, затянется надолго, хотя Цунаде-сама готова дать добро на мирный договор.
- Ага, как же, все мозги чайной ложкой скушают, - фыркнул Шикаку. – Как там нас назвала старейшина Кохару? Недостойные песчаные черви?
- Юнцы, - равнодушно поправила Темари. – Недостойные песчаные желторотые юнцы.
- Ну, думала она точно о червях.
Канкуро гоготнул в свою лапшу. Брат успешно мимикрировал под мирную обстановку, которую создал вокруг себя Шикаку, но старшая Собаку всё же ёрзала с непривычки.
Чтобы не грузиться, она взяла ещё одну коробочку, с красным перцем.
Чтоб уж наверняка.
Палочками Темари трижды стукнула по краю коробки. Канкуро вспомнил детский язык, который они придумали в её десять и его восемь, и пропустил Шикаку мыться первым, несмотря на то, что тот отнекивался.
Как только дверь за ним закрылась, старшая Собаку вздохнула и поймала вопросительный взгляд брата.
- Случилось что?
- Как ты считаешь, Шикаку можно доверять?
Канкуро хмыкнул, задумался. Темари прислушалась к шуму воды в ванной.
- Не знаю, - ответил в итоге Собаку. – Но Гаара ему доверяет.
- А мы доверяем Гааре?
Брат не сомневался.
- Нет. Не доверяем, - он пожал плечами. – Но он же наш брат. Наверное, должны доверять.
Должны доверять – ха-ха.
Да они даже не знали, где Гаара пропадал весь день и соберётся пропадать всю ночь.

В тихом предрассветном часу Гаара шёл по улицам квартала Хьюга, ища нужный дом. Хината сама назначила ему встречу в такую рань, хотя Собаку догадывался, что она просто не хочет лишних глаз. Полнолуние прошло тихо, спокойно и с редким пересечением с патрулями, которые не особо мучали вопросами.
Бессонница? Бессонница.
Кошмары замучили? Разумеется, кошмары.
Ну, бывай, малец.
Странно.
Но наступило утро, мрачные шиноби Конохи растворились с первыми лучами солнца, и теперь Гаара осторожно оглядывался. Собаку знал куда прийти и в каком часу, но ему бы не хотелось устраивать Хинате неприятности.
Хьюга сама окликнула его; она перебиралась через высокую ограду, что с бинтом на ноге выходило неважно.
- Прыгай, - сказал Гаара.
Хината упала на песочную подушку.
- Нога болит?
- Меня предупредили, - она улыбнулась слегка виновато. – Но скоро пройдёт.
- Я рад. Пойдём?
Гаара не озвучивал слово «свидание», которое не должно было вызывать в нём эмоциональную бурю и заставлять краснеть, но вызывало. Но с другой стороны ему хотелось, чтобы именно свиданием это и было.
- Ну… пойдём.

С каждой минутой становилось светлее. Воздух был чистым, кристальным.
- Так он поправится?
- Да, с Неджи всё будет хорошо. Через несколько дней его даже можно будет навещать.
- Ты пойдёшь?
Хината задумалась. Гаара знал, что остаток вечера она провела в больнице, навещая сокомандников и не только, поэтому Собаку решил, что ей это важно. Но в итоге Хьюга почему-то покачала головой.
- Нет, наверное. Просто принесу ему цветы до того, как проснётся.
- Почему?
- Не знаю, захочет ли он меня видеть.
- Ты этого не заслужила, - повторил Гаара то, что говорил и раньше, но он не изменил своего мнения.
- Он думает, что я и мои близкие родственники виноваты в том, что его отец погиб. Ему всё ещё больно, хоть это было давно…
- Понимаю.
Несмотря на то, что гибель отца не отозвалась в Собаку ничем: ни радостью, ни горем, - Гаара слишком хорошо знал, что такое потерять родителя. Смерть матери, с которой он даже не был знаком, давила на него годами, и последние несколько лет он часто хотел, чтобы она была жива, а он лучше был бы мёртв.
А кровь Яшамару, заменившего ему жестокого Расу, всё ещё жгла ему руки по самый локоть.
Хината остановилась, чтобы поправить перевязку на ноге. В больнице ей сказали всё же закрывать шрам, чтобы не занести инфекцию, вдобавок к вечеру нога начала болеть, а за воротом и рукавами толстовки Хьюга прятала потемневшие от перегрузки тенкецу.
Биджудама не прошла для человеческого тела бесследно; навредило и то, что техника вышла от идеала далёкой. Чтобы снять боль и усталость, Гаара украл несколько энергетических пилюль из мудрёных запасов препаратов Канкуро.
Хинате он не сказал, где их взял. Хьюга слегка прихрамывала, утренней прохладой наслаждалась, а Гаара думал о том, что на пике её мощи болтовня Шукаку о том, что сила не в хвостах, не имела никакого смысла.
Пальцы Хинаты случайно – или нет – коснулись тыльной стороны его руки. Всего несколько часов назад было так легко их сжимать, а сейчас он почему-то нервничал. И, тем не менее, Гаара развернул руку, осторожно тронул чужую ладонь и услышал, как Хьюга взволнованно вздохнула, когда он переплёл пальцы.
Собаку не осознавал, как сильно её не хватало в Суне. Её руку отпускать не хотелось – в принципе, в абсолюте.
Хината делала всё вокруг него простым и сложным одновременно. Гаара заметил, что её чем-то озабоченный взгляд обращается к почти исчезнувшей с неба луне.
- Что-то не так?
Хьюга остановилась и вздохнула.
Могла ли она тоже плохо спать в полную луну?
- Не думаю, что я смогла бы выполнить эту технику в новолуние… - пробормотала в итоге Хината.
- Ты это сделала. Какая разница как?
- Даже не знаю… Я никогда не делала раньше ничего подобного. Да я даже на миссиях напасть ни на кого не могу, а тут…
Хьюга была обеспокоена, но сила никогда не была важным вопросом для Гаары. Но он не хотел, чтобы она расстраивалась.
- Я никого до этого не убивала, - тихо произнесла, наконец, Хината. – Даже когда у моей команды была миссия ранга B, они защищали меня. А тут…
- Так это твой первый?
Хината кивнула и потянула за руку дальше. Скала Хокаге наплывала на них своей монолитной тяжестью, но Хьюга не вела к смотровой площадке; если у неё вообще был план куда-то в итоге дойти.
- Знаешь, с одной стороны я должна гордиться этим, как шиноби. А с другой стороны, я никогда так не делала, понимаешь? Хотя нет, наверное… Ох, прости.
- Не извиняйся – ты права, - они остановились в тени скалы Каге. – Но это был враг. Ты можешь гордиться.
Хината тихо вздохнула, улыбнулась, и на Гаару накатило смущение. Он отвернулся, быстро краснея и чувствуя себя самым неловким существом в мире.
- Хочешь подняться наверх?
- А?
Гаара задрал голову к верху. Он никогда не задумывался, что лежит за пределами Конохагакуре в той стороне; судя по картам, старые невысокие горы надёжно защищали селение от любого нападения.
- Разве там можно пройти? Что там вообще?
- Наверх есть лестницы и тропы, но я никогда не отходила от самой скалы далеко в лес. Раньше он рос везде, сейчас почти свели, чтобы был больше обзор. Но ходить туда не запрещено!
Гаара огляделся и увидел темнеющую в углублении в скале лестницу. Её темная змейка вела к голове первого Хокаге – и дальше.

- Ух ты! – Хината светилась от восторга. – Не знала, что тут есть такое место!
Рощица и вправду нашлась. От голой каменной макушки первого Хокаге они свернули налево прошли мимо нескольких зданий, и вот расступились деревья.
А под ними…
Сотни цветов укрывали поляну, подставляя небу венчики, листья – воде и ветру, переливались десятками оттенков. Место было нехоженым, длинную траву никто не вытоптал, а потому местами цветы прятались в её тени. На жаре сладкий аромат казался бы душным, но в так рано она смешивалась с горьковатым запахом листвы и свежести. Цветы только-только открывались после короткой ночи; тяжёлые капли росы гнули тонкие стебли к земле. Хината осторожно прошла дальше в это великолепие, стараясь не слишком натоптать.
Гаара со стороны любовался – цветами, ею…
- Здесь столько всего!..
- Я никаких не знаю. В стране Ветра такого не увидишь.
- Я и сама не знаю всех, но некоторые используют медики. Например, красные – ликорис, их тут много. В стране Огня многие верят, что они продлевают жизнь.
- И это правда?
- В корнях есть вещество, помогающее заживлению, но не более… - Хината вздрогнула; Гаара подошёл ближе бесшумно, но Хьюга не отошла, оказавшись так близко. – Просто они похожи на маленькие огни.
- Это суеверие?
- Да…
Руки тануки сомкнулись на её поясе. Хината взволнованно вздохнула, и Гаара сглотнул от ощущения близкого дыхания.
В пять шагов они вслепую отошли с поляны. На шестом Хьюга врезалась спиной в дерево, охнула и положила ладонь Гааре на плечо.
- Я так в обморок упаду.
- В обморок?
- Когда мне нравился другой, я могла так смутиться, что падала в обморок.
Собаку нахмурился.
Рука Хинаты гладила его по плечу.
- Не говори сейчас ни о ком другом.
- Прости
- И в обморок не падай.
- Хорошо...
Приятно было прижать Хинату к себе. Лучше – только поцеловать.
Гаара почувствовал кольцо рук вокруг своей шеи. Хьюга закинула левую ему на плечо, правой притянула ближе – ближе – и закрыла глаза.
Волнами тепла накрывало Собаку, когда он её целовал. Хьюга гладила его по шее, перебирала пальцами волосы и, отвечая, делала только хуже. Хината даже поднялась на носки, и Гаара обнял её теснее.
Прекращать ему не хотелось как можно дольше.
Утверждено Aku
Шиона
Фанфик опубликован 14 Февраля 2018 года в 12:57 пользователем Шиона.
За это время его прочитали 129 раз и оставили 0 комментариев.