Наруто Клан Фанфики Другое Обратная сторона луны. Глава 13. Сила

Обратная сторона луны. Глава 13. Сила

Категория: Другое
Обратная сторона луны. Глава 13. Сила
Название: Хроники хвостатых: Обратная сторона луны
Автор: Шиона(Rana13)
Фэндом: Наруто
Дисклеймер: Масаси Кисимото
Жанры: приключения, драма, юмор, романтика, фэнтези, экшн
Персонажи: Гаара/Хината, Шукаку, Конан, Темари, Канкуро, Зеру, Шио, Юмия и прочие мимо пробегали
Рейтинг: R
Предупреждения: ООС, ОЖП, ОМП
Статус: в процессе
Размер: макси
Размещение: с моего разрешения
Содержание:
Он ушёл - в жару, в пустыню, к демонам своим.
Она осталась - в стране Огня, где зимы слишком коротки, чтоб породить своих.
Но светит им одна Луна, и лунный бог, все тени порождающий - теперь же на двоих.
— Опасен! — повторил Гэндальф. — Я тоже опасен и даже очень.
Могу внушать ужас. Страшнее меня никого нет, разве что Черный Властелин.
Арагорн опасен и Леголас опасен. Тебя окружают опасные личности,
Гимли сын Глоина, и сам ты тоже опасен по-своему.

(с) Властелин колец, Две крепости.

Шукаку не нравилось две вещи.
Во-первых, проклятые рога куноичи Отогакуре не давали ему покоя – и не только рога. Начиная от красной кожи и заканчивая чёрными белками глаз, девчонка мало была похожа на смертного человека, скорее на странный гибрид. Запах от неё шёл неприятный: и дело было не в коже или каких-то веществах, тем более, что обоняние Шукаку не было настолько тонким, чтобы улавливать их от человека к человеку, - но чакра у неё была странной и хотелось сплюнуть, убирая мерзкий привкус этой дряни с кончика языка. Судя по всему, что тануки успел узнать об Орочимару, тот вполне мог поковыряться в чужом организме пальчиком, и привить туда что-то противоречивое, что-то новое, что-то неестественное…
Только что-то – это что?
И откуда он это что-то взял?
Но это было проблемой не насущной. Быть может, у него разыгралась паранойя; а если и нет – то не его ума дело в итоге окажется.
Вторая вещь, которая Шукаку в данный момент не нравилась, размахивала своим веером в ближайших ветках.
К слову, довольно бессмысленно размахивала.
- Режущий ветер! – пронзительно выкрикнула Темари, уже в который раз. Ветви с хрустом поломались, осыпались листья… и куноичи Звука снова смылась без попытки контратаки и трель флейты дразняще зазвучала в другом месте.
Дзынь-дзынь, я здесь!
Найди меня, найди меня!
- Режущий ветер!
Шукаку закатил глаза. Ну вот, опять.
А ведь Темари могла вынести её с одного удара. Особенно если бы послушала Шикамару из Листа хотя бы тридцать секунд. Так нет – сорвалась и убежала.
Плохо.
- Что это с ней? – пробормотал Шикамару. Шукаку охранял его, так как чакры у него было совсем по нулям, да и сил осталось ровно на то, чтобы не терять сознание. Лидер отряда, долгое преследование, трудный бой, и с него было более чем достаточно
Сам же тануки в сражение пока не лез. Если он был прав, то станет только хуже.
И, скорее всего, он был прав.
- А ты её хорошо знаешь? – спросил Шукаку, выглядывая из-за дерева. Пальцами в воздухе он перебирал несколько песчинок, из почвы забранных и на одежде оставшихся, в чём не было никакого смысла: для техники точной песок нужен был свой, родной…
А где он теперь?
Сгинул весь, пустыня одарит, быть может.
Так что теперь он больше рассчитывал на техники ветра. Потому что будет нехорошо, если Темари здесь всё же убьётся.
Шансы на то всё росли и росли.
- Как человека не очень, - признался Нара и попытался смахнуть пыль со лба и забранных в тугой хвост волос; он слишком замотался, чтобы активно беспокоиться о куноичи селения, с которым только-только враждовали. – Но я с Темари сражался на экзамене, твой друг видел нас. Бой с ней как игра в сёги – она хладнокровный аналитик. Сейчас же действует наобум, при том, что у неё преимущество. Это странно. На неё не похоже. А Таюя просто тянет время. Мы долго преследовали их, к тому же, она тащила груз. Это… состояние, в которое она вошла – это крайняя мера атак их отряда.
- Хочешь сказать, что она хочет набраться сил?
- Нас трое. Таюя одна. К тому же, ты тоже из Суны, а там всегда много людей с чакрой ветра. Ей лучше убивать нас по очереди. Ну, я бы так сделал, на её месте. И с ней тоже словно в сёги играл. Ц, женщины…
Шукаку хмыкнул на счёт своей чакры, но согласно качнул головой. Временами в сражении узнаёшь человека лучше, чем за чаркой саке.
Темари снова выкрикнула атаку, расходуя чакру впустую. Голос её оказался чуть дальше. Таюя, грамотно уловив эмоциональное состояние противницы, заманивала её подальше от союзников через лес.
Ну, всё, поиграли и хватит.
- Так что с Темари? – повторил Шикамару. – Может, мы…
- Злится она. В бешенстве, если угодно.
- На кого?
- На меня.
Шукаку выпрямился, прикинул пару ходов. Под повязкой селения, державшего его в заточении много десятков лет, аж зачесалось. Но как бы там ни было – мстить ему через гибель сестры Гаары было бы поступком, о котором тануки жалел бы всю свою жизнь.
Да и Темари сама по себе такой участи не заслуживала.
- Слушай меня, Нара, - произнёс Шукаку, сунув руку за пазуху и перебросив тюнину Листа карту с пометками. – Сейчас ты встаёшь, подтягиваешь штаны и чешешь обратно по всему вашему маршруту. Наверняка, из Конохи уже вышла подмога; кто-то должен направить их по правильному следу, тем более что они не знают, где и когда вы разделились, а собачник ваш ранен. Где он, мы отметили.
- Киба?!
- Не помрёт. Но лучше б его к медикам, согласен? Да и остальных, возможно, тоже. Вдруг там Наруто с Учиха валяются где-то неподалёку? Так что встал – и побежал. В бою от тебя проку мало. А мы тут разберёмся.
Нара не думал долго. Его ума хватило, чтобы трезво оценить собственные силы. Командующий тюнин им другого селения Шикамару не смутил.
Так что, благодарно кивнув за помощь, Шикамару быстро сорвался в заросли.
Вот и избавились от балласта. Самое время, к слову говоря. Потому что Таюя медленно подкрадывалась к запыхавшейся Темари сверху. Из-за широкой ветви Собаку потеряла из виду врага. Будь она одна – погибла бы, как только куноичи подберётся к ней на расстояние хорошей иллюзии.
К счастью, Темари была вовсе не одна.
Шукаку спрыгнул между ними ровно в тот момент, когда Таюя занесла флейту, а Собаку уже не успевала обернуться. Без всяких печатей он дунул, щедро вкладывая чакры; ветер взвыл натужным свистом в ушах, сбивая зарождающееся плетение генджитсу, но, к сожалению, не мог резать, как ветер техники.
- Ах вы, твари! – зашипела Таюя и попыталась ударить снизу ногой. Но блокировать её атаку было бы чревато – отзовётся вдали песок Гаары и, возможно, помешает бою напарнику. Стоило избегать прямых столкновений в тайджитсу.
Так что Шукаку уклонился и, схватив Темари за кушак, дунул снова, только вниз. Собаку вскрикнула от неожиданности, едва не выронив веер, когда вдобавок к простому прыжку ветер толкнул их на несколько метров ввысь. Тануки мягко приземлился на ветви у кроны. Сестра Гаары отшатнулась от него, как только у неё появилась возможность.
- Никогда так не делай!
- Так, стоп, я тебя спасал…
- Да никто тебя и не просил, ты!..
- Так, хватит! – Шукаку сложил две печати. – Футон: Режущий смерч!
И, раздвинув руки, он направил технику.
Чакры вышло многовато. С воем вокруг них послушно взвился спиралью ветер, поднялся выше головы и крон деревьев, закружился… Но в центре остался крохотный пятачок свободного пространства.
В самый раз, чтобы никто не влез снаружи и не сбежал изнутри.
Темари была бледной. Гнев для страха лучший друг.
- Вот так, - Шукаку довольно кивнул сам себе. – Здесь она нас не достанет.
- Но ведь…
- И не убежит, не переживай. Шикамару сказал, что такая не отступит. И ты выйдешь и скрутишь ей шею. Или сломаешь кости, пробьёшь череп, перережешь горло, ну как сама захочешь… Но сначала мы поговорим. А ты – будешь слушать.
Шукаку резко выдохнул. Темари держалась за веер, вцепившись в лакированное дерево до побелевших костяшек пальцев. Подняв руки – всеобщий жест мирных намерений – тануки дождался, пока она не выдохнула шумно и не закинула веер за спину.
И только после этого заговорил.
- Слушай. Я знаю, что я тебе не нравлюсь. Наверное, очень сильно не нравлюсь. Ты бы с удовольствием выгнала меня вон – и я целиком и полностью понимаю твое желание, так как сам в этом виноват. Но если ты не возьмёшь себя руки и продолжишь срываться с ней вот так, - Шукаку указал большим пальцем за своё плечо в воздушный водоворот, - то ты погибнешь. Бесславно и тупо.
Собаку могла отреагировать как угодно. Гордая дочь Суны – а в Суне все гордые, кроме Гаары, ногами потоптанного – и настоящая шкатулка с семью секретами, сама знающая лишь о половине из них, Темари была сложнее среднего Собаку; может от того, что девушки людей взрослеют раньше. Трудно было сказать со стороны, какие демоны на самом деле водились в этой голове со светлыми хвостиками, а если поворошить – какие из них покусают за руки. Сейчас Темари в пятнадцать была старшей в осиротевшей семье, в которой не только были едва ли не самые холодные и сухие отношения, которые Шукаку когда-либо видел в жизни, но и мешался под ногами какой-то чужак.
Нет, тануки правда искренне понимал, как и чем мозолит старшей Собаку глаза.
И вопрос не только в его чакре.
- С чего бы тебе должно быть не всё равно? – Темари прищурилась; так он и думал – гордая, закрылась мгновенно. – Ты чужак, несмотря на… это - мелькнула по её лицу какая-то тень, когда она презрительно кивнула на протектор. – Ты – враг.
Шукаку вздохнул. Не умел он вести такие разговоры.
- Я не враг, и к тому же…
- Нет, ты враг!
Тануки заткнулся. Прошляпил он нужный момент и не заметил, как Собаку пошла трещинами, теряя мнимый самоконтроль.
Чтобы с треском сорваться уже на нём.
- Ты враг, потому что ты угрожал моему селению! – кричала на него Темари, скаля зубы; её голос звенел от стали, злобы и чего-то ещё. - Ты жестокий и кровожадный убийца! Тебе плевать на всех нас – но ты носишь нас протектор и что-то тут замышляешь! А если не враг, и я не права – то убирайся вон, кому ты здесь вообще нужен!
А вот это уже слишком.
Поэтому Шукаку без предупреждения вцепился Собаку в плечи и щедро встряхнул. Голова на тонкой-тонкой девичьей шее дёрнулась, с ног до головы Темари вздрогнула, каменея под двумя его ладонями, но вырваться ей было некуда – так что будто волосы у неё дыбом встали, когда тануки посмотрел ей в глаза.
- Во-первых! – у меня есть причина остаться, и ты её знаешь. А во-вторых, - и он встряхнул её снова до того, как Собаку собралась перебить или возразить, - я не спал той ночью, когда ты хотела всадить в меня нож!
Вот теперь точно дыбом встали. Будто окаменела Собаку, стиснула зубы; и Шукаку медленно и осторожно разжал пальцы. Девушка не сдвинулась с места, но следила за его действиями медленно и напряжённо.
- И раз уж я враг, - тануки отпустил её совсем, - то почему я не убил тебя тогда? Я ведь мог. Ты знаешь, что сил у меня хватит.
- Знаю…
- Так что?
Куноичи скрестила руки на груди и отвернулась. Шукаку сдул мешающиеся волосы со лба, вернул символ чужих людей себе на лоб и вздохнул. Он подумал, что Темари понадобится время на раздумья, однако его было не так уж и много; чтобы ни сказал Шикамару, вряд ли Таюя станет их долго ждать.
С другой стороны – а какое ему дело до Таюи? Мальчишку Нара они спасли. За остальными отправился Гаара. А разборки Конохи – это разборки Конохи.
Не Суны даже.
Тем более не его.
Но он оказался не прав. Из крепкой стали ковал Раса каждого из своих детей. Жаль, что не растил нормально.
- Это ничего не меняет, - негромко сказала Темари. – Я не знаю, откуда ты пришёл и почему у тебя столько чакры, но такие как ты опасны для окружающих, если их не контролировать. Если бы рядом с залом совета был гражданский – твоя чакра убила бы его.
Шукаку хмыкнул. Раса ещё много что сделал, если так подумать.
- Хех, контролировать… Это отец тебя учил, верно? – Собаку резко развернулась. – А Гаару тоже надо контролировать? Или лучше ему быть, как сейчас?
- Я… я не знаю… я никогда…
- А впрочем, ты права. Я на самом деле опасен, ведь сильней меня в Суне только твой брат – самый младший, но я не уверен. Но знаешь, кто ещё силён вокруг? Твой второй брат. Канкуро первый осмелился взять эти марионетки, а с каждым днём всё лучше ими владеет. Ещё ты сильна, сильнее и храбрее многих в вашем селении. Веер трёх Лун долго пылился, пока ты не решила им овладеть, а ещё никто не думал, что у тебя получится – верно? А уж все вы втроём гораздо сильнее большинства этих вшивых старикашек из Совета, которые только и могут, что брюзжать и спорить друг с другом, как собаки! Так что теперь, если ты всё поняла и тебе не трудно, - Шукаку сложил всего одну печать, - то одолжи мне свой веер!
- Что?!
Вихрь исчез, и только несколько тонких поломанных ветвей без листьев напоминали о его существовании. Темари выхватила веер, нервно оглядываясь; Таюя могла быть где угодно и напасть в любой момент, набрав уже достаточно сил, и у куноичи не было времени на размышления.
- Веер!
- Да зачем?!
- Дай сюда веер, быстро!
Пронзительная мелодия огласила лес. В ней не было ничего музыкального – звук тонкий и звонкий, но как по стеклу кунаем. Таюя караулила их совсем рядом, и намеревалась убрать двоих противников одним ударом, не парализуя иллюзией, но кроша мозги в труху.
Иллюзия настигла неготовую к подобному Темари первой. В последний момент, когда впились в бока тиски генджитсу, Собаку, понимая уже, что не успеет сделать технику, вытащила веер из-за спины и бросила, не глядя вперёд.
«Дура!»
Шикаку поймал веер на вытянутую руку.
«Дура, ты!..»
Иллюзия сковала руки, ноги, помутилось в глазах…
- Собаку, пригнись!
Стиснув зубы, Темари заставила свои ноги согнуться. Колени пронзило болью, а руки уже выкручивало в разные стороны. Отбрасывая всю демагогию, в одному Шикаку был точно прав – только из-за собственных эмоций она оказалась в подобной ситуации и едва не погибла.
Да и уместно ли это «едва?»..
Визг куноичи Звука на весь день сломал слуховую иллюзию по шву едва ли не лучше, чем мощный ураган, взлетевший над головой Темари. Куноичи жадно вдохнула, встряхнувшись, и увидела, что Шикаку не выполнял никаких особых техник, да и веер держал неправильно, но бурлящей чакрой пропитал он и остов оружия, и экран, три луны открывший. Все верхушки на десять часов оказались переломанные, кусок леса снесло, и, судя по крови и вскрику, противницу уже не слабо задело, но этого ему оказалось мало.
- Куда ты, красавица?! – Шикаку расхохотался, и на мгновение Собаку показалось, что белки его глаз чёрные, как у куноичи Звука, что странным образом соответствовало бы его словам. - Я тоже так могу!
Темари правильно сделала, что не поднялась раньше времени на ноги. Перехватив веер удобней, Шикаку лихо размахнулся, захохотал, и ветром – не режущим, простым, обычным – снесло по кругу всё, что попадало в поле зрения. Розовые волосы врага мелькнули в ветвях ниже, но Собаку успела заметить, как неловко и неправильно держала она руку; и снизу оставался лес, а сверху было небо, а вокруг – вдруг совершенно открытое пространство.
Шикаку не стал преследовать врага, чтобы продолжить сражение. Вместо этого он сложил веер и подставил расслабленно лицо солнечным лучам.
- Сила не синоним опасности… - спокойно произнёс он. - В мире очень много разных сил, но опасны они становятся тогда, когда становишься им врагом… Ты сестра моего друга. Даже близкого друга. И ты мне не враг – по крайней мере, пока, - он развернулся и протянул веер. – А я тебе враг?
Темари вырвала из его рук своё оружие резче, чем было необходимо. Ей не понравилось, что кто-то так легко воспользовался им, несмотря на то, что Шикаку не использовал никаких особых техник и просто направлял им поток воздуха.
Наверное, в её голове просто плохо укладывалось, что у Гаары может быть настоящий друг. Но не похоже было, что Шикаку желал её семье зла.
А Совет, если вдуматься – много раз желал.
Гааре желал уж точно.
К тому же, ей было стыдно за глупость в бою.
- Нет, - отрывисто сказала Темари. – Не враг. Но за Канкуро не ручаюсь.
- А мне и не надо за него, - Шикаку беспечно пожал плечами и мотнул головой куда-то вниз. – Добей её уже, а?
- Добью, - мрачно произнесла Собаку, намеревавшаяся компенсировать каждое своё идиотское движение. – Только перескажи мне всё, что рассказал о бое с ней Шикамару Нара.

Кость Кимимаро была крепкой достаточно, чтобы не ломаться от ударов чудовищного тесака; он служил хозяйке и оружием, и противовесом, и сила ударов была не от мощи рук, но от замаха почти на сто восемьдесят градусов. Напоминавший клинки Тумана, клинок был чакрой переполнен, а напасть на девчонку со спины не удавалось – Хината оказалась из Хьюга, Кимимаро не сразу вспомнил этот клан селения Листвы.
Затылком его видела.
Но не похоже было, что у неё имелись козыри в рукаве. То сходились, то расходились они, но не звучали названия техник; разве что Хината старалась быть между ним и Роком Ли, которого сама и вывела из боя. Хьюга отражала его удары ровно тогда, когда он их наносил, и атаковала в ответ упреждающими, но…
Тянула время?
За ней идёт подкрепление?
Пытается его вымотать бессмысленной пляской?
А ведь с его болезнью это может стать фатальным…
Острая боль накатила внезапно. Туманным облаком она охватила лёгкие, горло, дала в голову и, на мгновение, молочной пеленой затянуло зрение Кимимаро. Рука его дрогнула лишь на секунду, и именно в этот момент меч вдруг изменил траекторию движения, и лезвие вошло в крохотный скол на кости. Костяная катана разломалась с хрустом, и, дав ей сломаться Кимимаро увернулся от удара плашмя в бок и прыгнул назад.
Опасно!
Хината тоже прыгнула – тоже назад. Кимимаро заметил, что она начала уставать и, должно быть, рада передышке.
«Её меч не из простой стали».
- Похоже, танцем вторым тебя не сразить, - он выпустил бесполезную рукоять и выпрямился. – Ты Хьюга. Я читал о вас. Зачем ты сражаешься мечом?
Хината тоже выпрямилась. Вряд ли сильнее она была Рока Ли, но меч давал ей преимущество дистанции и надёжную защиту от третьего танца; для замаха ей не нужно было подходить на расстояние, на каком кости могли её ранить.
А глаза позволили б увидеть эту атаку, окажись она рядом случайно. Кимимаро даже не тратил на это чакру.
Хьюга вытерла пот со лба. Он убьёт её – но противник достойный, чтобы тратить на него крупицы отмеренного в этой жизни остатка времени.
Приятно знать, с кем сражаешься за волю господина Орочимару, возможно, в последний раз в жизни.
- Тайджитсу я не управлюсь с тобой.
- Но это техника твоего клана.
Хината пожала плечами, и, кажется, Кимимаро понял. В Конохе мало ценителей силы – много хранителей бессмысленной этики, так говорил господин Орочимару о своём родном селении, с презрением к его глупости. Вряд ли ей простительно владеть мечом и предавать то, что в клане её называют традициями и гордятся, как индюки.
Даже своего вырубила.
Немыслимая глупость системы Листа.
- И всё же не управлюсь.
- Ты и так не управишься.
Хьюга только снова плечами пожала. И тут он её понял – покажет дело.
Кимимаро совершенно спокойно скользнул рукой за пазуху. Хината потеряла бдительность, так как не видела, чтобы он менял форму кости или же брал оружие.
Себя защитить она сможет.
Двоих – нет.
А Коноха жертвенна.
Фаланги собственных пальцев вылетели с его выпрямленных резко ладоней. С левой руки полетели в голову и туловище Хинаты, которые она легко отобьёт мечом или увернётся, если успеет, от смертельных ран. А с правой стремительно слетела смерть в Рока Ли: и в ухо, и в сердце через рёбра, - и Кимимаро знал, чью жизнь выберет Хьюга.
Не было в ней страха, так как не было на него времени. Мизинец, безымянный, средний… - все они врезались в широкое лезвие, которое она, вскрикнув, метнула на перехват, чтобы спасти Рока Ли, которого сама обрекла почти на гибель.
А теперь сама погибнет – как и было ей суждено в этом бою.
Песок промчался широкой стеной и успел в последний момент. Кость слёту врезалась с песчинки, и звук удара от его скорости прозвучал пятью крохотными взрывами. Кимимаро чувствовал собственные кости ещё пять секунд после их отделение от тела.
Он знал, не видя, что в песке они проделали глубокие воронки.
«Песок…»
- Ты перебежник, песочник, хоть я и не знаю твоего имени. Недолго вы хранили верность нашему союзу.
- Я храню верность только себе, кто бы ты ни был, - парень младше его, но со злостью яркой, как у самых верных и сильных шиноби Орочимару в разгаре боя, подходил к ним медленно. Песок возвращался в бутыль за его спиной, хотя Кимимаро не видел, чтобы он сложил печати. – И каждого, кто нападёт на Хинату, кто бы он ни был, я с удовольствием убью.

В темноте пульс собственной крови был громче. Осознание, что она погибнет, пришло раньше ранения, потому что даже без сильной раны Хинате не сдержать былого темпа. Она уже задыхалась так, что перед глазами плясали чёрные мушки, и пускай казалось ей, что меч лёгок и тонок, но, похоже, после долгих часов в деревянной бочке без еды и воды тело так не считала. Вспоминая истории о взрослых шиноби, людях, с которых её всю жизнь учили брать пример, Хьюга стиснула зубы, сражаясь – и зажмурилась перед лицом смерти.
Глухой перестук пришёл к ней вместо боли. Открыв глаза, Хината увидела короткие кости в траве и стену песка перед собой.
И услышала голос…
- Гаара!
Гаара вздрогнул; поначалу показавшаяся напряжённость в его жестах и лице исчезли, и он посмотрел на неё со смесью искреннее удивления, радости и чего-то ещё. Хината улыбнулась от радости – но сказать больше ничего не смогла, так как у неё кололо в боку от непривычной беготни с мечом.
- Ты в порядке? Не ранена? – Хината устало кивнула и поднялась на ноги, хотя больше всего хотелось лечь в траву. - Как ты здесь очутилась?
Собаку спрашивал обеспокоено, держа Кимимаро в поле зрения. Тот нападать не спешил, то ли просчитывая тактику, то ли не решался сразу напасть на двоих сразу после того, как Гаара уже остановил его сильную атаку.
- Сама… не знаю…. хах… Кажется, я в плену была…
Хината рванула молнию на куртке и прижила ладонь к солнечному сплетению, в котором стучало и кололо. Дышать сразу же стало куда легче.
- Тебя захватили в плен по ошибке. Или для обмана, - неожиданно счёл нужным сообщить Кимимаро и повёл плечом. Ткань окончательно спала с его плеч, но кожа, прорванная костью, плавно затянулась прямо на их глазах. – Но ты сослужила свою пользу, пускай запутала даже меня. Ваша цель ушла от вас, и уже, должно быть, пересекает границу страны Огня. А дальше нет вашей власти.
- Моя цель – убить тебя, - сухо сообщил Гаара, и песок ласково прошёлся по траве. Совершенно незаметными жестами он расщеплял землю под их ногами, увеличивая количество своего оружия. У него не было времени учить новые техники.
Но когда ему не хватало Песчаного Гроба?..
- Постой, - голос Хинаты его остановил. – Он управляет костями, как угодно, раны регенерируют.
- Так быстро?
- Не знаю, - Хьюга чуть нахмурилась. Бьякуган в её глазах даже не гас. – Но строение его тела странное, а под его кожей костяные пластины.
- Кости крепкие?
Хината несколько раз кивнула, что означало – очень крепкие.
- Я всё же попробую. А ты – уходи.
- Я не уйду, - спокойно произнесла Хьюга, и она не спорила, но неожиданно твёрдо констатировала факт, который произойдёт. Когда он увидел её издали на земле, песок его метнулся раньше сквозь алую пелену ярости и столь выжатого ужаса, которого Собаку от себя не ожидал. На мгновение Гаара успел подумать, что не успеет, что он слишком далеко, и это окатило волной такого льда, от которого пески Суны слишком далеки.
Но он успел – а теперь, разумеется, не смог спорить с Хинатой, к которой вернулась странная и шаткая стойкость. Хьюга очевидно опасалась противника, но не собиралась отходить и оставлять его один на один; Хьюга была в земле и травяном соке, в пыли и поту, запыхавшаяся и лохматая, и младшему Собаку откровенно слепило глаза.
Гаара смотрел на солнце.
Плохо глазам и хорошо от его тепла одновременно.
- Но я хочу увести Ли-сана, - вдруг добавила Хината. – Ты как?..
- Нормально. Иди. Я попробую его убить.
- Попробуй…
Но уверенности в её голосе не было.
Рок Ли дышал ровно. Схватка его не задела, и Хьюга уже видела плетение бурелома, за который его будет лучше всего унести и привязать ремнями повыше от зверья в лесу, если те каким-то чудом не разбежались кто-куда от разборок шиноби. Подобного обморока хватит ещё на некоторое время; если Ли-сан очнётся раньше, то он легко освободится сам. К счастью, у него не было серьёзных ран.
Хината сунула ему под голову толстовку.
Деактивировать бы Бьякуган. Убрать подальше это проклятое зрение, жадно жрущее её чакру и охотно раздвинувшее свои границы шире, чтобы не видеть, как влетают в Гаару атаки, и как, с другой стороны, Кимимаро уворачивается от тянущейся к нему песчаной смерти. Хината никогда не была жестокой к врагам – но личный интерес расцвёл кирпично-красными волосами и безотчётным волнением за их безумно сильного обладателя, что сердце её заколотилось чаще, когда песок заключил Кимимаро в тиски.
Жаль не видно трещин с такого расстояния…
Нужно срочно вернуть себе меч. Как раз Кимимаро, чья чакра, к сожалению, не потухла, но стала мощнее переливаться красками в Бьякугане, смотрит в другую сторону.

Узоры разрисовали тело шиноби Звука, чьё имя было Гааре сейчас так неинтересно. Им бы в пустыню, где бесконечные барханы подчиняются его воле, где можно было бы просто его похоронить под мощными сухими волнами; но приходилось довольствоваться, чем есть. Кровь капала с тела врага на землю, плоть разодрало песком и давлением, но в дырах виднелись белые костяные пластины.
Хината оказалась права – крепкие.
- Какое давление. Меня едва не раздавило.
«Они не могут быть по всему телу постоянно. Тяжёлые, замедляют скорость. Наверняка, его суставы защищены гораздо меньше».
Значит, пусть будут суставы.
Ещё глаза, челюсть – Гаара заметил зубы и язык через дыру в щеке; точно не ноги – с них даже кровь не шла. Конечно, он мог это всё защитить, однако нужно было подгадать момент, напасть неожиданно, подойти с другой стороны…
Собаку осторожно двинулся по кругу. Меч Хинаты всё ещё торчал в земле, а саму её не было видно. Враг разворачивался зеркально, оставляя чужое оружие вне своего поля зрения, если вообще следил за ним.
- Я тебя недооценил, - они медленно двигались, как два хищника перед броском в драке за неведомую добычу. – Но теперь твоему песку меня никогда не догнать.
- Мне и не нужно, чтобы он тебя догонял, - песок оплетал Гааре руки и ноги. – Я сам тебя догоню, - он и не скрывал, что задумал.
- Безумец! Ты…
Голубые искры в голубом небе. Прозрачные ножи в зелёные глаза шиноби Ото, от которых он увернулся в самый последний момент, так глупо забыв, что Гаара не забыл.
Три тонких льдинки рассекли воздух и скулу ниндзя рядом с внешним уголком глаза. Брызнула кровь, а Хината выкрикнула, атакуя уже с другой стороны:
- Ледяные когти!
Взмах рукой – бросок. Тонкие её пальцы обросли ледяной твёрдой коркой с острыми шипами на концах; и их она метнула снова во врага. Тот рухнул вниз, перекатился, метнулся от песка подальше, но Хьюга не собиралась атаковать снова.
Кровь она ему пустила.
- Теперь мы квиты, - сухо произнесла Хината и выдернула меч из земли, кивнув Гааре.
- Он стал сильнее, - негромко произнёс Собаку, уже видя подобное с той девчонкой из Звука.
Кимимаро выпрямился. Его загнали в угол с двух противоположных сторон.
«Он не собирался идти в атаку, - подумал Кимимаро, вспомнив о том ,как на миг ему показалось, что пустынник Гаара, с такой идеальной для боя дистанцией, собирается идти напролом. - Он только отвлёк меня, чтобы она смогла добраться до оружия».
И теперь оба не стояли на месте, а, не сговариваясь, обходили его, избегая статичного положения, в котором он бы легко убил обоих. Гаара не торопился собирать весь песок к себе, чтобы не было у Кимимаро преимущества в пространстве; Хината держала меч, который бы в руки любому мечнику Кири и любо-дорого смотрелось бы, в слишком тонких для него руках без намёка на силу и мощь, а в белом взгляде читалась осторожность слабого.
Две дикие слабые собаки вокруг благородного взрослого волка.
Но численный перевес и не только играл им на руку. Похоже было, что, несмотря на разные протекторы селений, эти двое друг друга знают.
- Я беру свои слова назад. Я недооценил вас обоих.
Песок вокруг зашевелился. Ещё одной подобной атаки на этом уровне джуина ему будет сложно вынести – это значило, что пора переходить на другой.
А количество песка Гааре не поможет. Уворачиваться его подруге от возможной масштабной атаки было некуда.
- Но вы оба… - линии печати растекались шире, - недооценили меня.
- Гаара, давай! Чем угодно – давай!
Пронзительный голос девчонки прозвучал сначала далеко, но вдруг – резко близко. Хината мечом пригвоздила его одежду к земле, а двумя ударами она выбила тенкецу на его руках. В переходном состоянии Кимимаро не мог ей сопротивляться.
Хьюга заломила его руки за спину и держала крепко-крепко, зная, должно быть, что кожу уже проткнуть не сможет.
Но проклятая болезнь тормозила его джуин!
Гаара свёл вместе руки, заканчивая печать. Кимимаро осознал, что девчонка его не отпускает, и он не может увернуться.
- Ты тоже погибнешь! – вырвалось у Кимимаро.
- Давай немедленно! – крикнула девчонка.
- Песчаная лавина!
В два раза больше было песка, чем думал Кимимаро. И всей своей массой он готов был на него обрушиться.
Хината выпустила его руки в последнее мгновение, за которое она не должна успеть убраться прочь. Стиснув зубы, Кимимаро успел сложить печать концентрации.
Тяжесть песка накрыла и задушила его.
Хьюга плавно опустилась рядом с Гаарой. В какой-то момент ему показалось, что она не успеет уйти, однако стремительной молнией Хината избежала его же атаки. Белые крылья соткались из её чакры, порвав на спине футболку, когда враг следил за действиями Собаку, считая его более опасным противником.
Хината оказалась куда быстрее, чем Гаара помнил. И ей была доступна траектория ухода вертикально вверх – о чём их противник, конечно же, и не подозревал.
- Ну как?.. – спросила она.
- Рано. Пустынный реквием!
Эта техника должна была выйти мощнее, чем когда-либо у него получалось за пределами пустыни. Собаку ощущал разлив собственной чакры, не заёмной, заключенного в печати – он не мог проиграть. Песок сдавил всё, что было в его власти, перемолол попавшиеся под технику деревья и…
Хьюга тихо вздохнула. Она увидела результат раньше, чем его почувствовал сам Гаара.
- Живой, - выдохнула она с сожалением.
- Живой, - сухо отозвался Гаара.
Кожа его потемнела, глаза стали чёрными. Длинный хвост тянулся от поясницы, и пересекал его бледный костяной гребень.
- Вы оба надоели мне, - сказал Кимимаро, но атаку остановил, оценивая перестановку сил. К модификациям ему было не привыкать; белые крылья за спиной Хинаты казались достаточно большими, чтобы уклониться вверх от любой его ближней атаки. Несмотря на то, что он не знал ни длительности техники, ни высоты её возможного полёта, она могла уйти на недоступную ему дистанцию, если в её арсенале найдётся хоть одна техника широкого действия. Гаару бояться нечего – его песок так и не смог причинить ему вреда.
Значит, первой в тиски клематиса* ловить надо её.
Гаара вдруг тихо хмыкнул. Весь песок, что он принёс с собой, а не выжал из земли, вернулся к нему и утёк в бутыль.
- Мы тоже так можем.
- А мы можем?!
- Ты-то точно сможешь.
Крылья Хинаты и не думали никуда пропадать. И если уж она может крылья – то сможет и остальное.
Юсуи закрыла глаза, медленно выдыхая. Голубая чакра окутала её, очерчивая контуры тела, второй пары крыльев и хвоста, которого не было ещё. Гаара тоже сосредоточился, и постарался поймать то ощущение, какое испытывал, когда Шио показывала им перевоплощение.
Казалось, это было так давно…
- Правда, теперь точно придётся его убить, - почти с сожалением произнесла Хината.
Добрая Хината – даже слишком.
Чьи хвосты формировались гораздо быстрее и легче, чем у Гаары.

Шукаку насвистывал и грелся на солнышке. Техника Темари превратила ближайшие метров пятьсот в диаметре, а может и в радиусе, в сплошные высокие пеньки. Как он и ожидал, собравшись, Собаку справилась с Таюей одним ударом.
Тануки не знал, умерла та от Танца Лезвий или от того, что упавшими деревьями ей переломило хребет и раздавило внутренние органы. Судя по струйке от уголка рта – второе.
А судя по тому, как Темари деловито её обшаривала, у кого-то здесь ни стыда, ни совести. Горка из чужого оружия, пустых и не только свитков и личного барахла всё росла.
- Мародёрство это плохо, - Шукаку закинул руки за голову.
- А ты помешай мне, командир Шикаку.
Шукаку зевнул.
- Зарплату понизили?
- Твои коммунальные расходы в нашем доме.
Ах да.
Он как-то подзабыл.
Что ж, отчаянные времена требуют отчаянных мер.
Но Темари не была настроена на конфликт. Вещи она распределяла на пару кучек: нужное, сомнительно нужное и то, что лучше не трогать.
- Эти тела на территории страны Огня, - продолжила вдруг Темари разговор. – Самое ценное Коноха заберёт себе, если Орочимару не перестраховался.
- Он точно перестраховался, - задумчиво произнёс Шукаку.
Ничего Конохе не достанется.
Весь геном и техники Таюи будут стёрты из истории её мертвого тела.
- Ну и фиг с ним тогда, - старшая Собаку пожала плечами. – Кунаи нужны? У нас таких скоро завозить не станут.
Благородный жест мира. Шукаку даже приподнялся.
- Покажи.
Темари воткнула нож в бревно под ним. И вправду, это был очень хороший кунай: крепкой стали, хорошей формы, заточки… А над Сунагакурой назревал экономический кризис. Появление Казекаге, которого настоящий самый сильный шиноби селения не сможет убить, не маячило в ближайшем будущем селения.
- Возьму парочку.
В бревно влетел ещё один. Шукаку стряхнул с обоих стружку. Темари внимательно осмотрела леску с алмазным напылением, удовлетворённо кивнула, не обнаружив в ней никаких ядовитых сюрпризов, и принялась через ткань пояса сматывать её в клубок; брату, небось, потащит, для части ловушек в марионетке лучшего и не найти.
Им было некуда торопиться. Тануки и старшая Собаку сошлись в едином мнении, что до границы Звука не найдётся ничего или никого, кто смог бы хотя бы ранить Гаару, тем более, что он был там не один, а с Роком Ли. Так что они вполне спокойно могли дождаться его здесь, а уж потом – идти в Коноху.
Куда ж без Конохи.
Интересно, в их дипломатические тёрки эта заварушка в плюс или в минус пойдёт?
В плюс, скорей уж…
Темари взялась за веер настороженно, но не слишком активно. Шиноби не скрывался, но очевидно очень торопился. Протектор Листа, поддерживающий седые торчащие лохмы, заставил куноичи вернуться к возне с леской.
Шукаку предпочёл не подавать признаков разумной жизни.
- Кто командир?
- Он командир, - Собаку беспощадно ткнула в него пальцем.
Твою мать.
Тануки, покряхтев, уселся.
- Я ищу двух генинов селения Листа, Учиха Саске и Удзумаки Наруто. Двигались в сторону границы, обоим по тринадцать лет, невысокий блондин в оранжевой одежде, брюнет в синей кофте, могли называть друг друга по именам. Видели?
Ну как по писанному читает. Шукаку поправил протектор на лбу.
- Не видели. Упустил ты их, дядя. Оба двигались кружным путём. Шикамару не видел?
- Видел. Но, по словам вашего отряда, их путь всё равно к границе. Если они пересекли её, то я ничего не теряю. Нет – перехвачу.
- А ведь идти там дольше, - внезапно вклинилась Темари.
Шукаку пожал плечами. Это и так было понятно и без них.
Джонин уходил не спешить. Отправится со сведениями или подтверждением, что их нет.
- Вот там, - Шукаку лень было выискивать азимут, который был слишком в малом ходу десятилетия назад, поэтому он просто показал рукой направление, в котором ушёл Гаара, - скорее всего, идёт бой, не один на один. У члена моего отряда дальняя дистанция и широкий размах техник. Хочешь догнать – обходи периметр.
- Диаметр?
- Ну, как вот тут, - тануки задумчиво повертел головой.
- Ясно, - джонин кивнул.
И очень шустро исчез.
- Вот был джонин – и всплыл, - произнёс Шукаку, подперев подбородок рукой. Голову приятно пекло, ведь солнце в лесах ласкало, а не пыталось убить. Тануки снова зевнул, почесал живот и подумал, что хочет есть.
Где-то там в Конохе была приличная раменная…
Темари неторопливо запаковалась. Одежду на трупе она аккуратно оправила; пускай шиноби Конохи и поймут, что кто-то копался, но лучше не наглеть на чужих территориях после расчехления оружия во время дипломатической миссии. Собаку с наслаждением подумала о том, как перепродаст хорошенькие кунаи с зубьями, не очень популярные в Суне, но необходимые паре джонинов, и купит новую полироль для веера, и мир стал чуточку светлее.
А может это просто её отпустило, наконец-то.
За последние полчаса Собаку не задумывалась ни о семье, ни о Шикаку ни единого раза.
Вообще.
Восхитительно.
Собаку потянулась в небо. О братьях она не беспокоилась, но что-то Гаара задерживался.
- Думаешь, стоит пойти навстречу? – раскусил её Шикаку.
Но после раскрытия всех карт беспокойство на счёт него не вернулась пока. Всё это можно обдумать и в другой раз.
- Пожалуй, - она пожала плечами и поправила повязку-сетку на ноге. - Вдруг там есть раненные от Конохи. Транспортировать лучше всем месте. Или же направить медиков, если их лучше не трогать.
Шикаку хмыкнул и слез с бревна. Торопиться им всё равно было некуда; медиком никто из них не был.
Перехватят Гаару раньше на пару сотен метров, перехватят позже…
Взрыв обрушился в паре километров. С грохотом окрестный разрушений и дрожью земли чья-то техника, чудовищная по своей мощи, огромная, как песчаная буря, обрушилась на несчастный отрезок леса, в сторону которого они только что собирались направиться. Яркая вспышка вскинулась высоко, а спустя два мгновения ударная волна достигла их – и ветер ударил в лицо куноичи, с раскрытым ртом придерживающую протектор.
Темари была дочерью Расы, дочерь Каге – самого сильного человека в селении. Темари прожила жизнь рядом с джинчурики, рядом с ней стоял человек, от чьей чакры подкашивались ноги…
Однако с подобной боевой мощью сталкивалась впервые.
И, честно говоря, даже ударная волна из ветра и пыли издалека заставила её пошатнуться.
- Что это такое?! - выкрикнула она, перекрывая шум в ушах. – Это враг?!
Шикаку тоже прикрыл лицо рукой от мелких щепок и пыли.
- Враг! А-ха-ха, ты шутишь?!
Парень откровенно расхохотался, улыбался во все тридцать два зуба.
- Да я будто дома оказался!

Вторая пара крыльев добавила Хинате скорость, оперённый хвост – манёвренности. Юсуи сформировала и первое, и второе с привычной лёгкостью; чакра послушалась, тело перевоплощалось охотно. Себя же Гаара ощущал куском залежалого и не разогретого пластилина – это было как минимум неприятно, а как максимум затянулось, и он успел подумать, что затея не стоит свеч.
Разумеется, ему это не понравилось.
- Ты просто не привык, Гаара-кун, - сказала тогда Хината, почти стесняясь того, что у неё вышло лучше. – Я-то летаю часто, привыкла уже частичное делать…
А, может, и не отвыкала с первого раза.
Теперь хвост не давал ему особых преимуществ и больше мешал, но уши сами собой дёргались на лишний шорох, а бесшумно пройти по растекающемуся вокруг песку было бы сейчас невозможно. Вдобавок, налёт усталости дней пути исчез, и он чувствовал себя так, словно отдыхал много часов. Силой наполнились руки, чакра бурлила и текла по рукам и ногам мощным потоком, как будто новые проложили для неё там пути.
- Танец клематиса: Стебель!
Трижды Кимимаро пытался поймать Хинату. Трижды она уходила от него вверх, успевая каким-то чудом, а после рубила по суставам позвоночника, укреплённым куда меньше за счёт гибкости. Гаара же старался не подставляться под атаку, так как если бы он раньше защитился щитом Шукаку, то теперь некоторые техники джинчурики были ему недоступны – потому что джинчурики он не являлся.
Их танец клематиса на троих мог продолжаться. Попытавшаяся облететь Кимимаро со стороны хвоста приземлилась рядом, проехавшись от разгона на пятках.
- Ничего не получается!
- Однако у него тоже не выходит нас ранить, - заметил Гаара, уже заметив, что их противник начинает терять своё хладнокровное терпение. – Ты бы смогла перерубить его оружие, если бы оно было в одном месте?
- Думаю, да… Погоди, ты же не хочешь…
- Хочу. И сделай вид, что он в тебя попал.
Хинате эта идея не понравилась. Тем более что она была не уверена, что она сработает.
Кимимаро начал уставать. Вкус крови ощущался на языке. У него было совсем мало времени, чтобы добить этих двоих – так как на то, чтобы вернуться к Орочимару-сама, времени уже не хватит. Но выполняя пожелание Орочимару, он умрёт счастливым.
Главное – успеть.
Девчонка снова попыталась напасть сзади. Похоже, у неё не было специальных атак, и на этот раз он в неё попал. Закрывшись крыльями от удара его хвоста, он вскрикнула от боли и отлетела на расстояние, для клематиса далёкое.
Поэтому Кимимаро решил за ней не бегать и убить другого.
- Танец клематиса: Стебель!
Позвоночник змеёй обвился вокруг Гаары. Песок защитил его от прямого касания, но сбежать он бы не смог.
Цветок клематиса формировал самую крепкую кость в его организме. Никакой песок не сможет от него защитить.
Вдруг Гаара голыми руками схватился за позвонки, открываясь для атаки только сильней. Песок оплёл его ладонь и надавил сверху, усиливая хватку, и Кимимаро не смог бы убрать плеть, даже если б захотел.
Он понял их задумку слишком поздно. Кимимаро ударил на опережение, надеясь успеть задеть Гаару до того, как он лишится оружия четвёртого танца.
Меч Хинаты обрушился на межпозвоночный диск за двадцать сантиметров до того, как Кимимаро превратил лицо Гаары в кашу из костей и плоти. Сталь прошла легко, как нож в масло, через самое гибкое сочленение; но вместо того, чтобы лишиться тесака под сокрушающим давлением костяного копья, неизвестный металл, пропитанный чакрой, выдержал.
Песок Собаку изменил форму. Часть позвоночника, удерживающая его на месте, не представляла уже для него опасности. Сандалии Хинаты потонули в нём; песок дал ей твёрдую поверхность для упора. А вся остальная масса надавила на меч с противоположной стороны или впилась в костяной цветок по бокам.
И ни он, ни Кимимаро не выдержали давления.
С мерзким хрустом раскололась кость от песка, так и не нанеся ни единой царапины оружию противника. Вскрикнув и оттолкнувшись от песка, Хьюга отбросила его тесаком на целых три метра назад. Боль болезни снова ослепила его.
Кимимаро сплюнул кровь. Второй попытки четвёртого танца у него не было.
Голая рука врага была куда лучшим видом, чем костяное копьё. Но в первый раз вытащив собственный позвоночник Кимимаро не испытывал неудобств – значит он достаточно быстро вырастил себе новый.
- Он не провернёт это снова? – спросил Собаку.
- Вряд ли… - Хината покачала головой и присмотрелась внимательней. – У него внутреннее кровотечение.
- Это мы его так?
Хьюга нахмурилась и не ответила.
Но Кимимаро и не дал им отвечать.
- Танец растущего папоротника!
- Наверх!
Кости пронзили землю. Сколько хватало глаз – белый костяной лес. Хинате было легко уйти от этой техники. Песок же Гаары поднял его на достаточную для безопасности высоту.
Однако Кимимаро исчез.
- Где он?!
- Н… не знаю… я не вижу его…
Хьюга опустила ближе. Ни глаза её, ни слух не улавливали чужого присутствия. Повсюду были кости, вытянутые, с зачатками очагов чакры внутри, что значило, что ими можно манипулировать, но вот что странно – их хозяина нигде не было. И, облетев до границ техники территорию, Хината тоже его не нашла.
«Но ведь Бьякуган не мог его упустить…»
Над Гаарой нависла тень…
- Гаара, сзади!
Песок рванулся из-под его ног наверх; и только это его и спасло. Враг, слившийся с техникой, пронзил костяным цветком то место, где только что была его голова. Но потерявший опору Гаара буквально упал вниз, а когти на руках помогли ему затормозить об кость.
Однако Кимимаро не успокаивался – а из его рта хлестало ещё больше крови. Кажется, собственная жизнь его не волновала.
- Я убью вас обоих!
Гаара перекатился от очередного удара, столкнувшимся с выросшим из земли новым стеблем, и, цепляясь за кости, поднялся наконец-то выше. Неприятным было понимание, что в своём обычном виде у него вряд ли бы вышло – чакрой ладони и ступни не крепились к костями Кимимаро, которых хозяин надёжно защищал от подобных фокусов, сделав их гладкими и отталкивающими постороннего. Две иглы вытянулись к Гааре из костяного леса, когда он из него выбирался.
Чем ближе к себе – тем опасней было.
- Тебе промыли мозги!
- Что ты вообще понимаешь?!
Собаку многое понимал про то, как перекорёжить может разум от собственных неверных убеждений и стороннего воздействия, но ему было не до того. Весь тот песок, что он вытащил из земли, оказался ему недоступен – вытащить реально, но на это понадобится время. Личного же было мало для атаки, защиты и опоры в воздухе одновременно.
Костяные стрелы вылетели в Хинату. В вертикальном пике она налетела на противника и схлестнула копьё с мечом. Шиноби очень удачно от Гаары отвернулся.
- Песчаная удавка!
Платформа стала под ногами тоньше. Два хлыста метнулась к противнику и стиснули его шею в кольцо. Собаку сжал кулак, и…
Кимимаро распался на костяную труху.
Гаара скрипнул зубами. Он заставил песок подняться как можно выше и забрался по нему, как по ступеням. Поток ветра обдал справа. Несмотря на то, что Хинате не было это необходимо, Собаку создал и вторую платформу.
Приземлившись на неё, Хьюга нахмурилась ещё сильнее. Костяной лес внизу оказался внизу.
- Не погиб? – на всякий случай уточнил Гаара, заранее зная ответ.
- Его чакра ещё здесь. Она в каждой кости. Он сильный…
- И я не могу его раздавить, - пришлось признать Собаку. - И ты – разрубить, - Хината коротко вздохнула, так как в итоге не смогла нанести ему и царапины, хотя плотная кожа и поддалась бы под удар; но не было не единой гарантии, что он не разрушит своё тело снова, слившись с остальными когтями.
Такой кеккей генкай делал его противником крайне скверным.
Против него генджитсу бы…
- Но ведь он уже ранен? – вспомнил Гаара.
- Кровь была, но я не уверена… Его тело странное.
- В любом случае, у него мало сил. Он не будет долго тянуть. У нас что-то есть?
- М-м-м… - Хьюга закусила губу. – Накрыть бы тут всё…
- Песчаная лавина его не остановила.
- Нет, не такое… что-то, что просто это всё разрушит… все эти кости…
- А у тебя есть чем всё это разрушить? – прямо спросил Собаку.
Хината зажалась и прижала к телу крылья. На её чёлке и плечах вырастал иней, сброшенный быстрым полётом и сражением.
- Я не уверена… - голос Юсуи дрогнул. – Есть одна техника… Мне о ней рассказывали, и в теории… я знаю как… Но я ни разу не использовала её в бою!
- Но попытаться ты можешь?
Костяные стрелы Кимимаро метнул в них охотно. Песок загородил Гаару, Хинату – её собственный меч.
- Могу, - кивнула она. – Но мне нужно время.
- Сколько?
Кости затрещали, становились толще…
- Минут пять!
- Будет.
- И тебе надо будет обязательно отойти!..
Лес из костей с треском выстрелил своими ростками в воздух, и Хината взлетела в тот же момент, как Гаара наконец-то нащупал чакрой песок, погребённый под чужой техникой. Сейчас энергии ему хватит, чтобы врага похоронить.
Хината исчезла из поля зрения – и, по крайней мере, он мог меньше за неё волноваться.

Юсуи отлетела достаточно, чтобы бой её не задел. Техника требовала, чтобы она сосредоточилась – но Хината вовсе не могла утверждать, что у неё получится как надо. Приземлившись на верхушку дерева, она вонзила Тсукикайбо в ветвь.
Руки необходимо было держать свободными.

- Шио рассказывала тебе про базовые техники?
- Базовые?
У берега реки она и Зеру-сама обедали. Хината взяла из дома вчерашних рисовых шариков, и от усталости ей казалось, что ничего вкуснее она в жизни не ела. Однако перерыв не означал перерыв в обучение; стоило слушать внимательно и запоминать как можно больше. Зеру чаще молчал, но иногда приоткрывал ей двери к знаниям новым и людей не касающимся.
- Боевые облики, астральные клоны…
- Да, рассказывала! – вспомнила Хьюга. – Но она не называла их «базовыми».
- Значит, плохо рассказывала, - спокойно произнёс Зеру. – Мы называем небольшую группу техник базовыми, потому что нам не нужно искусственно учиться их делать.
Хината удивилась. Вряд ли она могла понять, как можно выполнить технику, не затратив на это много упорного труда. Уж Ли-сана она часто видела.
- Что это значит?..
- Биджу – существа, рождающиеся с чакрой и, в отличие от людей, так было всегда. Чакра это наши когти, глаза и уши; и ребёнок учится ходить, хотя его не учат взрослые, так и каждый из нас осваивает несколько техник с возрастом. Конечно же, чтобы отточить их до совершенства, нужно время и усилия, но даже не бывавший на войне ткач способен ими себя защитить от угрозы. Это – наши инстинкты, поведение нашей энергии – прямое проявление инстинкта самосохранения. Так что пускай тебе многому ещё предстоит научиться, но несколько наших техник ты и так знаешь.
- Я знаю?!
Зеру уверенно кивнул.
- Знаешь. Не идеально, с ошибками… но определённо – знаешь.
- Но какие?!
- О, пару мощных, думаю. Пять хвостов не шутки.
- Покажите, пожалуйста, Зеру-сама!
Зеру скользнул по ней холодным взглядом. Но его лёд не означал равнодушия.
- Я объясню тебе, что необходимо делать, чтобы получилось. Но показывать не стану. Ты освоишь это сама – как дети наших кланов осваивают поколениями. Однако ты понимаешь, почему я решил тебе помочь в том, в чём помощь не полагается?..
Хината зажалась. Наверное, она зря так горячо попросила.
- Н… нет…
- Потому что я хочу, чтобы ты поскорее увидела, сколько в тебе сейчас силы и энергии. А после подчинила её своей воле.


Хината медленно выдохнула. Медленно вдохнула.
Облачко дыхания превратилось в пар.
Она ощущала себя сильнее, чем было ещё двое суток назад. Полная луна встанет над землёй этой ночью – а солнце уже постепенно клонилось к горизонту.
Соотношение чакры должно было быть два к восьми.
Юсуи тянула чакру по нитке. Медленно, по сантиметру, словно разматывала она клубок и наматывала из него новый в ладонях. Глубоко внутри неё тянулась пряжа чакры – и туго-туго она перематывала её перед собой, сведя концы крыльев в ладоням. Чем сильнее она сожмёт энергию, чем больше её будет, тем лучше выйдет итог техники – а она должна была накрыть большую территорию…
Эта техника должна была стать последней.
Темный шар с голубыми всполохами чакры, которые Хината не могла удержать и связать воедино, медленно, но верно появлялся перед ней. Несбалансированный, он шёл пузырями, будто кипяток, но Юсуи уже ничего с этим не сделала бы.
Кимимаро выбрался из подземной ловушки Гаары, в которую тот смог его затянуть. И уже заметил издали манипуляции Хинаты. Он выдрал первую попавшуюся кость и метнул её вперёд, надеясь успеть остановить.
Но было уже поздно.
Потому что Юсуи закинула шар энергии в рот, сдержала стон от чудовищной тяжести в груди и, избавляясь от неё, выстрелила волной чакры, которая поглотила всё вокруг.
Земля сотряслась с немыслимым грохотом. Свет чужой чакры ослепил Гаару, и он с трудом успел убраться прочь с дороги техники, осознав, что никакой песок его не спасёт от подобной оглушительной мощи. Ударная волна сшибла его с ног, и Собаку упал на землю у края разрушающегося леса костей.
Даже несбалансированный, шар биджу стёр Кимимаро с лица земли. И никакие особые техники не спасли его.
На пустом голом кратере не осталось никого. Руки Хинаты, которыми она направляла технику, испускали пар, который Гаара видел даже издали.
Измученная, она едва не упала на истерзанную и покорёженную поляну. Не было ни следа от длинной травы и края деревьев, что когда-то здесь росли.
Крылья и хвост исчезли, как только её ноги коснулись земли. Юсуи рухнула на колени, обливаясь потом, дрожа всем телом от перенапряжения и зажимая рассечённую голень. Стрела Кимимаро всё же достигла цели.
Но чтобы победить его Хината забыла о всякой боли.

*Техники Кимимаро делятся по названиям цветов.
Утверждено Aku
Шиона
Фанфик опубликован 14 Февраля 2018 года в 12:54 пользователем Шиона.
За это время его прочитали 120 раз и оставили 0 комментариев.