Наруто Клан Фанфики Другое Обратная сторона луны. Глава 12. Просчёт

Обратная сторона луны. Глава 12. Просчёт

Категория: Другое
Обратная сторона луны. Глава 12. Просчёт
Название: Хроники хвостатых: Обратная сторона луны
Автор: Шиона(Rana13)
Фэндом: Наруто
Дисклеймер: Масаси Кисимото
Жанры: приключения, драма, юмор, романтика, фэнтези, экшн
Персонажи: Гаара/Хината, Шукаку, Конан, Темари, Канкуро, Зеру, Шио, Юмия и прочие мимо пробегали
Рейтинг: R
Предупреждения: ООС, ОЖП, ОМП
Статус: в процессе
Размер: макси
Размещение: с моего разрешения
Примечание автора : С этого момента шапка для работы одинаковая для каждой главы - общая на весь фанфик
Содержание:
Он ушёл - в жару, в пустыню, к демонам своим.
Она осталась - в стране Огня, где зимы слишком коротки, чтоб породить своих.
Но светит им одна Луна, и лунный бог, все тени порождающий - теперь же на двоих.
Наверное, не будь Темари и без того в напряжении: когда каждая клеточка тела острее чувствует воздух, когда уши улавливают каждый звук, нос – любой запах, - она б не заметила ничего странного. Гаара и Канкуро больше не переговаривались, и слава на то всем известным ками, и только стук подошв не скрывающихся шиноби о ветви и шорох листвы в кронах нарушал лесную тишину вокруг.
Мёртвую тишину.
Которой совершенно не может существовать в нормальном лесу – это не пустыня, где места мёртвые, а под песком ни ящериц, ни скорпионов…
- Стоп! – выкрикнула Темари и остановилась, отклонив руку к вееру.
Реакция последовала незамедлительная: Канкуро сжал ладонь на обмотке марионетки, Шикаку замер в полусгорбленной звериной позе, вот-вот занеся ногу для шага, а пробка бутыли брата рассыпалась, и песок вытек из неё тонкой струйкой.
Прекрасно.
Все тут одинаково дёрганные.
И чего только ждали Гаара и его дружок?..
- Что? – Канкуро вроде выдохнул.
- Не знаю, - Темари поморщилась. – Что-то не так.
- Что не так?
- Тихо.
- Темари, это ничего не значит, ты параноишь, и вообще…
Шикаку помотал головой, Гаара склонил голову набок. Оба шли впереди с разрывом в пару метров, поэтому Темари не слышала, что Шикаку сказал младшему Собаку. Брат кивнул и переместился по ветвям ближе.
- Она права, - перебил он так активно начавшего перебивать Канкуро.
- С чего бы? – марионеточник уставился на него с подозрением.
Гаара помедлил с ответом.
- Пахнет кровью, - наконец сказал он, и Темари переглянулась с Канкуро. – Человеческой и звериной.
- Охота? – удивился Канкуро.
- Или призыв, кровь собачья. И дымовые шашки, - Шикаку опустился рядом с Гаарой и посмотрел в том же направлении, что и младший Собаку. Похоже, оба отлично чувствовали, где находится источник запаха – Шикаку даже лучше брата, внутри которого было заперто чудовище, дававшее Гааре все его преимущества.
Странно. Но рядом с Шикаку Темари всё ещё каменела.
Канкуро, тем не менее, ничего не заметил.
- Вроде у Конохи есть такой призыв…
- О! – Шикаку щёлкнул пальцами. – Помнишь мальчишку с экзамена с собакой?
- Какого мальчишку? – Гаара нахмурился.
- Ну такой в капюшоне, с щенком, с ним Хината ещё в команде…
«Что за Хината?» - подумала Темари.
- А, этот, - вспомнил младший Собаку. – Кто-то вроде него?
Шикаку пожал плечами. Не похоже было, что он жаждет принимать решение. Гаара тоже равнодушно скрестил руки на груди.
Темари тяжело вздохнула; Канкуро поплёвывал в крону и тоже охотно отвернулся от ответственности международных отношений двух селений шиноби. А ведь командир у них Шикаку, единственный тюнин на группу, с жилетом, с протектором. Впрочем, следовать любым его приказам старшая Собаку не жаждала.
Раздавшийся над лесом вопль всё решил. Он отразился перезвончатым эхом боли, и был сдвоенным, словно ранили двоих одновременно – или просто отзвук так шутил.
- Проверим, - хором сказала Темари с Гаарой.
Оба замерли, прошла секунда, но младший Собаку уступил сестре главенство.
- Проверим, - повторила Темари. – Тут недалеко есть скалы, кажется, звук идёт оттуда. Но вмешиваемся только в крайнем случае. У нас дипломатическая миссия, нам нельзя нарываться на неприятности.
Шикаку рассмеялся. Кажется, принял эти слова на своё счёт. А может просто показывал, как ему плевать на цели Суны и на саму Суну в целом – не плевать ему было только на Гаару, похоже, но хорошо это или плохо трудно было понять.
Гаара посмотрел на него неодобрительно. Оба сорвались с места первыми.
- Почему ты решила, что у скал? – шикнул Канкуро.
- Потому что от крика эхо, придурок, - буркнула Темари.
Ни в коем случае нельзя было отстать от брата и Шикаку. Иначе только ками знают что они вдвоём могут натворить.

Понимание того, что значит быть шиноби, пришло к Кибе тогда, когда пришлось вонзить кунай себе в бок. Наверное, хорошо было б умереть тогда, с мыслями благородными и высокими. Когда Сакон – или Укон, чёрт их разберёт – ухмылялся в его куртке и вонял куда меньше, чем обычно, Киба вяло подумал, что мех на капюшоне в жизни не отстирать и что стоило б оставить Акамару на другом дереве: он бы оправился, добрался б до Конохи…
Хотя тогда бы обиделся слишком сильно, тосковал бы. Плохо.
Кажется, он потерял слишком много крови и даже от прямого удара кунаем не увернётся.
- Что, даже пощады просить не будешь?
«А ты бы этого хотел, уродская морда, верно?»
Акамару, беги.
Акамару, ну попробуй спрятаться…
- Вот ведь чёрт… От двоих мне не уйти, - вслух соврал Киба, так как и от одного б не ушёл. Он был на грани обморока.
Ощущал прохладу кожи у раны, которую пытался зажимать тканью.
- Хватит ржать! – тварь замахнулась кунаем, скрипя зубами от злости.
Но лезвие не достигло цели.
Секунда – и песочная рука схватила её за пояс и швырнуло в дерево назад так, словно очень надеялась переломать хребет. Вторая секунда – и Киба понял, что больше не сидит у корня дерева, да и убить его больше не пытаются.
Песок Инудзука помнил с экзамена ещё. Ничего хорошего он значить не должен.
По приземлении он быстро проверил Акамару – в порядке!
Фу-у-ух…
- Выглядишь, как дерьмо, - радостно сообщил ему парень с русыми волосами и протектором Суны.
Уложил он его подальше от Сакона достаточно бережно. Инудзука заметил на нём жилет тюнина, стиснул зубы и выдавил на остатках гордости:
- Чувствую себя примерно… так же…
- О, оно говорит! - удивился тюнин.
- Отойди! – шикнули женским голосом; куноичи достала бинты, отобрала Акамару, убрала его руки от раны. Киба взвыл от боли, но дыру в боку быстро и ловко обхватила тугая марлевая повязка.
- Не шевелись и не трогай.
- А дышать можно?
- Он ещё и шутит, пф, - третий голос.
- Канкуро, прекрати.
Киба скосил глаза. Этого размалёванного он тоже с экзамена помнил; забудешь такую рожу, как же. Несмотря на кажущееся презрение, Инудзука померещился одобрительный взгляд. Так что в ответ Киба интеллигентно продемонстрировал острые клыки.
Кого-то явно не хватало. Тюнин скорее лишний, чем часть команды.
Внезапно с отвратительном хрустом сломались два высоких дерева, которые спокойно росли несколько десятков лет. Затем ещё два, и ещё два…
Последние два Инудзука даже увидел – песок не щадил их и ломал, как на лесоповале, а вслед за песком явился и его владелец. Стряхнув щепки с ало-рыжих волос, он сухо сказал:
- У нас есть пять минут.
- Так, - куноичи нахмурилась. – Что у тебя тут происходит?
- А вы кто все вообще?
- Темари, давай я его стукну… - вздохнул разукрашенный.
Темари закатила глаза. На общечеловеческом жест означал «мальчишки такие идиоты». Ино часто им пользовалась.
- Мы с дипломатической миссией из Суны в Коноху, - пояснила она. – Услышали вас. Гаара пока перекрыл проход, но если нам не лезть…
- Три минуты, - осведомил окружающих Гаара.
- Л… лезьте, - с облегчением кивнул Киба. Он слабо интересовался политикой селений, но даже так понимал, насколько сейчас всё между Суной и Конохой натянуто. Однако в данном случае мог не сомневаться. – Они из Звука…
Темари и Канкуро замерли. Тюнин щёлкнул языком.
- Голову с плеч? – беспечно предложил он.
- П… подождите, - вклинился Киба; Акамару уже отключился, и у Инудзука тоже перед глазами плыло и вертелось.
Канкуро пошарил рукой за пазухой и вдруг сунул ему что-то в рот, зажав ладонью. Гладкий шарик раскололся на языке.
- Теперь глотай.
- М-м… тьфу, ну и гадость!
- Зато не помрёшь. Энергетическая пилюля.
- Что хотел? – Темари кивнула ему.
Инудзука сплюнул мерзкий, горько-кислый вкус с языка.
- Псу дайте…
- Вот уж нет!
- Он же умрёт, ты!..
- Ладно-ладно…
Канкуро примирительно поднял руки и скормил ещё один шарик Акамару. Щенок почти сразу же встрепенулся, ткнулся под ладонь хозяина и засопел.
Заснул – гора с плеч.
- Мы с товарищами разделились… Эти шиноби оказались сильнее, чем мы думали, я не знаю, выстоят ли они.
- Куда пошли?
- Нас хотели запутать. Эти двое на юг пошли. Остальные на север, там ещё трое. Третий остался у селения, но давно уже… А, ещё Неджи сражается… но от него мы и разделились… северо-восточней.
- Значит, последним помогут из селения быстрее, - мрачно заключила Темари. – Какие у них цели?
- Похитили Саске… эм, нашего генина одного. Может, в генджитсу кинули, сам не знаю, так как ржал он, как псих ненормальный. Настоящий был здесь, за ним Наруто пошёл уже. Они одни, звуковиков с ним нет, но тоже на север… О, и Неджи говорил, что у второй группы ещё один пленный…
- По-моему, он всё же плывёт, - сказал тюнин, не особо ведущий себя, как тюнин – командир, по идее, группы.
- Да нормально я объясняю! – огрызнулся Киба. – Просто двое пошли по ложному следу... Вдруг они…
Инудзука вдруг представил, что выживет только он. Ему помогли – но к другим не успели. И увидит он, как хоронят Чоджи, Шикамару…
Да что б этих звуковиков!..
- Да поняли мы, поняли, - тюнин подпёр ладонью щёку, покачался с носка на пятку; он выглядел беспечным, и только его Инудзука совсем не знал. – Догоним, обгоним, раздадим люлей. Нас как раз четверо – очень удобно.
- А зачем нам разделяться? – вклинился в диалог Гаара. – Мы справимся, - он посмотрел на брата и сестру; Киба наконец-то вспомнил, что они родственники. – Ну, вы прикроете.
- Да ты и один справишься… - пробормотала Темари.
- Две минуты.
- Нет, - Канкуро сбросил с плеч марионетку, и она тяжело стукнула о землю. – Я хочу с ним сразиться. Сам.
- Канкуро!
- Из-за Звука погиб наш отец, - Темари побледнела, губы её сжались в ниточку. – Я хочу остаться и убить его. Собственноручно.
- Нарвёшься, - сказал тюнин и поднялся на ноги. – А хрен с тобой, в общем.
- Я тебе не подчиняюсь.
Темари оскалилась на брата. Тюнин засмеялся – а у Кибы снова пред глазами мушки поплыли.
- Эй, вы их того… не недооценивайте… - пробормотал он.
- Не помирай, - обнадеживающе сказал тюнин, подмигнув, и на грудь Инудзука приземлилась ракетница. – Постараемся направить к вам помощь. Закончите – стреляйте. Координаты отметишь хоть примерно?
Под носом Кибы появилась карта. Не испытывая никакой уверенности, парень грязным пальцем ткнул в место, где они разделились, а так же в то, где он оставил Неджи. Карта исчезла, и тюнин смял её комом.
Но над этим подумать Инудзука не успел. Канкуро уже сложил пару печатей. Гаара свалил ещё одно дерево, чтобы скрыть местоположение раненого.
Времени не осталось. И шиноби Суны бросились врассыпную.

- Погоди!
Темари едва не споткнулась о ветку. Около минуты мысль оставить брата одного ей претила, но жажда мести нахлынула быстро и скоро. Следующего шиноби Звука, до которого они доберутся, руки так и чесались уложить самой…
К тому же, если задерживаться – то и спасать будет некого.
Но Гаара остановился и оглянулся на возглас Шикаку. Темари тоже пришлось их ждать. Она отвернулась с раздражённым видом, но на деле постаралась напрячь слух.
- Неджи…
- Знакомое имя, – голос брата не звучал удивлённо.
- А это не его мы поколотили на этапе?..
- Да, - Гаара задумался. – Если он – брат Хинаты.
- И если в Конохе нет больше никого с именем Неджи…
- Тут отряд генинов, как я понял. Вряд ли.
- Он сильный?
- Наверное?.. Хината говорила, что да.
- Темари!
Темари поморщилась. На кого Канкуро её оставил, на кого…
- Неджи сильный! К нему можно не идти!
- Да ну? – недоверчиво.
- Нам всё равно до него слишком долго, - привёл более разумный аргумент Гаара. Он забрал у Шикаку карту, и песок развернул её перед ним и Темари. – Мы здесь, - песчинки собрались в шарик у грязного отпечатка пальца, - Неджи – примерно здесь, - песчинки сделали шарик сильно северо-восточней: к Конохе куда ближе. – Но если это шиноби Звука и они кого-то похитили, то, вероятно, они несли его в своё селение, к границе. Значит, вторая группа прошла здесь.
Песчинки выложили ниточку от точки разделения групп к границе селения Звука. Темари сразу же поняла, к чему Гаара ведёт: если идти за Неджи, то это отклонит их сильно к востоку и, вероятно, остальных им не догнать. Но если направиться чётко на север, то шансы на перехват как минимум удвоятся.
Жаль конохский генин не додумался уточнить время их выхода. Впрочем, с такой раной чудо, что он вообще говорить мог – путанно и скомкано, но им было хотя бы ясно, куда идти.
- Мы можем всё же разделиться, - предложила Темари.
Старшая Собаку была бы счастлива избавиться от компании младшего братца и Шикаку. Но было б всё так просто.
Потому что Гаара снова говорил слишком разумно и хладнокровно-правильно.
- Нет времени. Неджи слишком близко к Конохе – помощь оттуда придёт к нему быстро. А так у нас есть шанс перехватить Наруто и Саске тоже. Если Саске под генджитсу, то он должен тоже направиться к границе страны Огня. К тому же, к звуковикам может прийти подкрепление. Мы – подкрепление Конохи.
- Ты хочешь настучать Саске? – поинтересовался Шикаку.
- Я знаком с Наруто, - сдержанно ответил Гаара. – Он хороший человек.
- И с каких пор ты такой отзывчивый?
Действительно – с каких пор?
Большую часть жизни младшему Собаку было всё равно на других. Ещё часть жизни он интересовался другими, чтобы убить их. Ненависть грызла его – а в лучшие моменты от него несло холодком равнодушия…
Темари вдруг осенило. С самого экзамена, она всё гадала, что случилось с Гаарой. От меланхоличности до странных взглядов, от короткого разговора с восторженной им вдруг Мацури до тихого звука, до неприличия на смех похожего, рядом с Шикаку, - всё изменения были на поверхности, и Темари, должно быть, сумасшедшая, раз не замечала их.
Будто дым равнодушие Гаары к людям вдруг рассеялось. Чтобы с ним ни произошло – вдруг появилось в его сердце место для кого-то кроме себя.
«Самовлюблённый демон» - но младший Собаку не был никогда самовлюблён. Он просто был всегда один: и плакал один ночами в десять после смерти Яшамару, и кружил по комнате раненым зверем, когда начался отчёт первых трупов шиноби Суны с его рук, и смирился с этим – сам, один, и стал убивать, шипя на стоянках и сжимая виски…
А себя ненавидел больше многих – все зеркала дома как-то побил.
Нож подносил к голубым венам, но песок мешал.
Шикаку хлопнул её брата по спине без боли, и тот фыркнул. Темари первой двинулась вперёд, не в силах смотреть на это. К тому же, от Шикаку до сих пор холодом окатывало, ведром ледяной воды с головы до ног.
Однако какие же они все слепые идиоты. Высокомерные, паскудные, мерзкие!
Гаара никогда их близко не подпустит.
И поделом.

Девчонку надо было бросить. Нахрен она не нужна – хотя посмотреть на лицо повелителя теней, когда он поймёт, что в бочке нет их драгоценного Саске, было бы охуеть как приятно. Кто бы мог подумать, что план Сакона действительно окажется полезным; ведь когда Кидомару решил поиграться с одним из генинов напоследок, этот хитрый тюнин с тенями тоже разделил группу, отправив самых бестолковых за настоящим Саске. Сакон и Укон легко расправятся с обоими, а она добьёт тюнина – превосходно.
Вот только Кидомару до сих пор не удосужился вернуться.
Даже хуже – никто до сих пор не вернулся!
«Слабаки!»
Бочка страшно мешалась, отягощала, мешала взять флейту, в конце концов. Точно пора бросать – в голову мальчишки из Конохи, который посмел, в итоге, остаться с ней один на один.
«Педики сраные!» - это на случай, если Кидомару прибил-таки глазастого, но решил не догонять её снова, а присоединился к Сакону и кинул её с этой хренью.
Хотя, конечно же, прибил. Он не Джиробо, который, должно быть, споткнулся о своё жирное пузо и сломал себе шею. Значит вдвойне мудак.
Но тем дольше работает обманка, чем лучше. Сакон голову отвернёт, если она всё испортит.
- Театр теней!
Блять!
И руки заняты.
Таюя попыталась сделать ещё шаг. Открытое пространство уже близко, а там не чем будет тюнину удлинять свои тени. Но было уже поздно – чернота мало того, что крепко и сильно держала ноги и всё тело, но ещё и плавно поползла выше по голым ногам. Мальчишка дышал тяжело, тратил чакру, но тени ползли неуклонно и стремительно, стремясь к туловищу и всем местам, где можно нанести смертельную рану.
Кажется, мальчишка решил сыграть на всё. Что ж, она тоже сыграет на всё.
Колени.
Бёдра.
Пояс.
Сейчас!
«Нахуй всё это!»
Таюя ухмыльнулась мальчишке, заметила на его лбу капли пота – техника давалась ему трудно, и как только такому слабому разрешили носить жилет? И с наслаждением пустив чакры в руку, куноичи показала средний палец и отпустила бочку.
- Саске!
- А тут высоко-о-о… - пропела Таюя.
- Проклятье!
Мальчишка метнулся с ветвей за ним. Наверное, пытался понять, зачем им жертвовать заложником. Хотя шибко умный, догадается о подмене. Но это не имело значения, пускай и тюнин причинил им больше проблем, чем казалось изначально.
Для него уже всё закончено.
Клетка, сковывающая тело, отпустила Таюю. Она улыбнулась, предвкушая убийство, и представила, как перерезает мальчишке горло. Даже флейты на него не надо – а если поймает всё же бочку, так и руки у него заняты будут.
Таюя спрыгнула с ветви. Всё складывалось просто идеально, пускай у него было несколько лишних секунд на побег. Это не ценный груз.
Мелькнула молниеносная тень. Бледные руки сомкнулись на бочке и аккуратно приземлили её на ветку. А ногой Кимимаро ударил в живот тюнина.
Тот отлетел – и затих.
- Это было рискованно, - негромким напевом произнёс он.
Таюя осторожно приземлилась напротив него. Вежливый Кимимаро подносил Орочимару отвар, в хорошем настроении саннин трепал его по бледным волосам, а позже Кимимаро с восторгом рассказывал о выпавшей ему роли – хотя Таюя искренне считала подобное дерьмом собачьим и внутренне смеялась, как умно удалось Орочимару обмануть Саске Учиха. Тот же самый Кимимаро в беззаветной преданности своей вырезал небольшие посёлки и приносил Орочимару людей для экспериментов, ни разу не посчитав, что делает что-то плохое.
Кимимаро даже слегка заботился о них и не был таким мудаком как Сакон. Просто Таюя понимала, что он легко переломит каждому из Пятёрки хребет, если лорд Орочимару его о том попросит.
Да и как он вообще держался на ногах?!
- Где остальные? Вы задержались.
- Что ты здесь делаешь? Ты же был прикован к постели!
- Тело – это всего лишь тело. Сейчас меня движет сила моего духа и моя верность господину Орочимару, которую так редко сейчас встретишь.
А вот это уже был перебор. Кимимаро любил чуть принижать их за то, что они не молятся на Орочимару, как на бога на земле, и сравнивать со всеми, кто считал иначе: с монстром Джуго, до определённого времени, с чернавкой-служкой Кабуто, с глазами раскосыми и змеиными, которая в итоге сбежала – ха-ха! – и с самим собой, любимым, как же без себя…
Это Таюя в нём ненавидела.
- Мы преданы Орочимару так же, как и ты, и ты прекрасно это!..
- Я задал тебе вопрос. Ты не ответила.
Таюя прикусила язык. Ладно, дыши глубже.
А то убьёт ещё…
- Ты тоже не ответил, - упрямо отозвалась она.
А тюнин, похоже, не в обмороке. Но старательно притворялся.
Сильно – после удара Кимимаро-то.
- Я больше не пленник собственного тела. Я наконец-то понял мечту господина Орочимару. Так что этот «сосуд» был ему необходим. Но вы опоздали.
О, чёрт – Орочимару перешёл в другое тело.
И дважды «о, чёрт» - Кимимаро ж не знает.
Вот теперь точно прибьёт. Так как встал с постели, выдрал из руки капельницу, а тут нет никакого Саске. Но это претензии к Сакону, может, его прибьёт, удобно…
- Нам пришлось разделиться, чтобы обмануть преследователей. Сакон со второй бочкой пошёл кружным путём, - честно отчиталась Таюя. – К тому же…
- Таюя, справа.
- Блять!
Таюя метнулась от бросившейся к её ногам тени. Хитрый тюнин и вправду стукнулся меньше, чем показывал, и попробовал поймать момент, когда они оба заболтались. Кунай всё ещё был в руке Таюи, и она швырнула оба в чужую голову, аккурат пониже тупого хвостика.
Тюнин нырнул вниз в листву и испарился.
- Отстой… - фыркнула Таюя.
Что-то это задание всё более идиотское с каждой секундой. Дальше просто быть не может.
- Вихрь скрытого листа!
Единственная причина, почему Таюя уклонилась – увидела краем глаза, как убрался с дороги Кимимаро и утянул за собой бочку. Кажется, он не успел ещё заметить, что джуин там совсем не тот, что нужен при переходе на новый уровень Проклятой Печати. Девчонка оказалась прыткой и пыталась орать и звать на помощь, поэтому одна печать глушила её писклявый голосок, а вторая – тянула из тела не чакру, но сразу физическую энергию, чтобы чакре вообще не из чего было образоваться.
Ветка диаметром достаточным, чтобы на ней стояли трое, проломилась от удара. Таюя вытаращилась – и на следы, и на того, кто нанёс удар.
Нет, оказывается, всё могло стать ещё более идиотским. Зелёное трико в обтяжечку – что может быть тупее?!
Но удар-то не слабый…
- А ты ещё кто? – спокойно спросил Кимимаро.
Он не только с лёгкостью ушёл от удара, который, впрочем, ему не предназначался, но и бережно держал ладонь на бочке.
- Я прекрасный зелёный зверь Конохи, наконец-то возродившийся! – парень замер в стойке, и вдруг как-то плевать стало на смешной наряд, так как противником он казался более серьёзным, чем вся группа тюнина с тенями. – Я – Рок ли!
- Ли! – о, тюнин нарисовался. – Ты же лежал в больнице?!
- Всё в порядке, Шикамару!
Шикамару, значит…
Таюя осторожно и тихо достала из рукава сенбон. Давай, Шикамару, побудь на свету ещё немного, не прячься в свои тени, ослабь бдительность…
Ледяная ладонь Кимимаро почти на загривке заставила Таюю вздрогнуть и выронить иглу. От него пахло лекарствами и болезнью, будто что-то гнило внутри.
Ещё – формалином. Как от Кабуто.
Бр-р…
- Я не убил тебя только потому, что для тебя есть ещё работа, - почти ласково проговорил Кимимаро, ведь его тон оставался по-прежнему ровным. – Ты должна этих убить этих двоих, и собрать Пятёрку – или их останки, если они оказались слишком слабыми. Господину Орочимару они пригодятся и после смерти.
- Ц, я в курсе.
- Вот и хорошо.
Кимимаро отпустил её и отпрыгнул.
Стоп!
Там не Саске!
- Кимимаро, постой… кха!
Зелёные глаза сверкнули жестоким огнём. Укреплённая костью нога врезалась Таюе в солнечное сплетение, и блок она выставить не успела, не ожидав удара ни от своего. Тонкие ветки смягчили удар о дерева, но в груди вспыхнуло огнём боли, а лёгкие сжало стальной рукой.
Знал, куда бить, сволочь.
- Это за то, что вы подвели господина Орочимару. Не волнуйся – достанется не одной тебе.
Таюя попыталась вздохнуть, предупредить – не вышло. Когда ей удалось подняться на ноги, Кимимаро был уже далеко и унёс бочку с собой.
Отстой.
Кимимаро её разозлил. На месте удара точно будет синяк. Добить этих недомерков будет сладко и хорошо. Флейта легко легла в её руки.
Шутки кончены.
- Этот придурок унёс не ту бочку. Никакого Саске здесь нет, идиоты! Так что вы двое умрёте просто так.
«Так я был прав!»
Нара метнулся в листву и утянул за собой Рока Ли.
Шикамару готов был грызть ногти; привычка плохая, мать ругалась. Несмотря на то, что уже после того, как Неджи столкнулся с Джиробо, звуковики вдруг разделились, он всё же поставил на то, что они не станут рисковать и отделять Саске от общей группы. На всякий случай, Наруто и Киба направились за ним, чтобы уж точно не потерять, и лишь через несколько часов Шикамару начал подозревать, что что-то не так – ушедший, судя по всему, был их командиром.
А командир не отправился бы играться с обманкой.
«Значит, я сделал правильно. У Наруто и Кибы численное преимущество и больше шансов спасти Саске».
К тому же, теперь и у него было численное преимущество.
- Шикамару. Я пойду за ним, - вдруг мрачно сказал Ли.
- Что?! Подожди, ты не слышал, это просто обманка…
- Нет. Дома плохие новости. Хината-чан исчезла в ту же ночь, что и похитили Саске. Нигде не могут её найти, - Рок Ли полуобернулся. – Возможно, это они её забрали!
Шикамару прикусил ноготь и мысленно чертыхнулся. Что ж, это было вполне возможно – два шиноби с сильнейшими кеккей генкай… Хината не так сильна в прямом бою, её могли просто скрутить по рукам и ногам.
А уж зачем Орочимару и она – не его ума дело, верно?
Вовремя принятое правильное решение может спасти много жизней. И ради такого Шикамару готов был рискнуть своей снова.
- Надо её спасти! – горячо заявил Рок ли.
- Надо проверить, - Шикамару не жаждал делить его пыл. – Ты пойдёшь вперёд и догонишь их. Но не рискуй зазря.
Рок ли показал большой палец. Кажется, к нему вернулись прежний огонь и уверенность наставника.
Как же, не будет он рисковать…
«Вот почему тюнином – и меня сразу?»
- Цунаде сама собирает группу поддержки из джонинов и тюнинов, кто вернулся за последние сутки с заданий. Держись до них, помощь скоро придёт.
- А ты как всегда пошёл вперёд? – Шикамару хмыкнул.
- Прекрасный зелёный зверь всегда идёт вперёд! – Рок Ли сверкнул белозубой улыбкой. – К тому же, я несколько срезал…
«Отлично-отлично, только не шуми».
Из-за деревьев донёсся нежный звук флейты. Ничего хорошего он не сулил.
- Ладно, Ли. Вот как мы поступим…

Хината отключилась вновь, как только сорвала голос. Два часа она била кулаками в стенки бочки, кричала, звала на помощь, слыша голоса Шикамару-куна, Кибы-куна, даже Неджи-сана, но никто не услышал. Прошли сутки с последнего раза, как она хоть что-то ела, шли вторые с тех пор, как она спала, усталость от тренировок ещё ощущалась – и, свернувшись клубком в тесном пространстве, Хьюга сдалась в руки тревожной дремоте.
Проснулась она от резкого удара. Кто-то уронил её темницу, и как же ослепила Хинату вспышка надежды, что сейчас деревянные бока расколются от прямого удара! – похоже было, что печати поглощали лишь воздействие изнутри. Пускай бы сама Хьюга тоже могла пострадать, зато выбралась бы, и это был бы оправданный риск.
Но от неё всё ещё ничего не зависело. Сосуд приземлился так бережно, что Хината не ощутила столкновения.
Снаружи кто-то снова заговорил. Голоса Хьюга не узнала. От злости она заткнула уши.
Слушать разговоры ей ничем не поможет!
В тишине Хината услышала биение собственного сердца. В темноте те единственные доступные ей звуки становились объёмней и глуше. Её никуда не двигали, темница стояла на месте, и постепенно Хьюга осознала, что даже короткий сон пошёл ей на пользу. Ушла вдруг паника, вся до капли, выровнялось дыхание. Появились силы и, что важнее, очаг чакры в груди.
Хината убрала руки от ушей. Снаружи ещё разговаривали, и она услышала вдали голосу Шикамару-куна. Но он не сможет ей помочь – он не факт, что знает, что она здесь, ведь его группа искала не её.
Хинате Юсуи необходимо помочь себе самой.
Печать общей концентрации учат в Академии первой. Большая часть учеников недостаточно сильна и сосредоточена, чтобы сделать без неё даже простое хенге. Хината была исключением – в клане Хьюга Бьякуган осваивали рано, и в семь лет чакра легко текла к глазам, и девочка уже не могла себе вредить.
Неджи освоил это в пять. А теперь чакра подчинялась ей куда хуже.
Но её было намного больше. И если не получается выбить стенку ударом ноги или руки, то можно постараться сконцентрироваться, собрать как можно больше чакры – и выпустить её вон!
Хината упёрлась ногами в стенку, закрыла глаза. Как при медитации она отрешилась от мира вокруг, что легко было сделать в замкнутом темном пространстве, и попыталась нащупать в груди у сердца тот самый очаг чакры. Хьюга подумала о том, что будет, если она не выберется отсюда, а потом враги убьют её – как будет огорчена сестра, с которой они только начали общаться, как будет разочарован Зеру-сан, видевший в ней большее.
Как расстроился Гаара, у которого почти никого нет. А вместе с ним Шукаку – весёлый, открытый, что потухнет, если она не справится.
В глубине души Хината очень боялась умирать – всегда. Боялась ранить других, многого слишком боялась, на самом деле.
Но это чувство было не похожим на привычный паралич, что сковывал её при каждой попытке атаки. Юсуи твёрдо решила выбраться, а потом колючий иней пополз по затёкшим конечностям, оживляя их и наполняя адреналином. Дыхание стало глубже – так хотелось больше воздуха, свежего, яркого!..
Очаг чакры в груди начал разрастаться. Хината наконец-то нащупала её источник, но не тянула впустую из себя, а давила вниз, сжимала, стискивала... Слишком мало было места для этой снежной бури в её маленьком теле.
Так же мало его будет в тесном ящике, когда Юсуи выпустит её наружу.

Ветки под ногами опасно гнулись. Кроны деревьев определённо были против вторжения пятидесяти килограммов худосочной Темари, сорока пяти совсем уж тощего невысокого Гаары и чёрт знает скольки его бутыли с песком. Тяжеловесный Шикаку примостился ниже, покачиваясь на одной ноге и опасно склонившись вниз, повиснув над пустотой и цепляясь ладонью за ствол дерева, будто дурацкий тропический фрукт, но положения это не спасало и лишь вызывало острое желание пнуть этого Шикаку вниз.
А что? Свалится на куноичи из Ото, зашибёт её, полезное дело, Нара явно не справлялся, из последних сил бегал.
Сам шею свернёт – ещё более полезно.
- Прибьют его, - вынес свой вердикт Шикаку.
«А без тебя не видно», - вяло подумалось Темари, которая всё пыталась поймать лицо куноичи Звука и понять, где она могла видеть эти розовые патлы. Кажется, Собаку видела её в Конохагакуре во время экзамена – когда пошли атаки, когда всё уже смешалось в ком криков и стонов и стало ясно уже, что селение Песка предали…
Прав, должно быть, Канкуро. Брат будет очень счастлив оторвать головы тем двоим. А Темари будет очень счастлива переломать этой девке кости.
Старшая Собаку спрыгнула с ветки, готовая вступить в бой. Брата и Шикаку она предупреждать не собиралась, да и какое им дело.
Поэтому она никак не ожидала, что её поймают за локоть и дёрнут обратно.
- Да что!.. – Темари осеклась.
Остановил не Гаара – сжимал за руку ладонью Шикаку. Его прикосновение старшую Собаку не радовало, и она резко высвободила руку.
- Что ты делаешь?
- Погоди, не лезь… никогда такого не видел… точнее видел… Гаара, слезешь?
Гаара спрыгнул и тоже всмотрелся в текущий на нижних ветках бой. Противники не замечали их и создавали идеальную ситуацию убить обоих за идиотизм. Оба замерли, и Темари догадалась, что Нара использовал тот же фокус, которым игрался против неё на третьем этапе.
Тем временем, у девки отросли рога.
Да уж.
Брат и Шикаку перешептывались.
- Ты думаешь что…
- Ну, похоже, сам посуди…
- Я не осведомлён, что я могу судить…
- Да прекратите оба! – прошипела Темари.
Они синхронно развернулись к ней. Младший Собаку спросил:
- Прекратить что?
- Это! Переглядывание. Перешёптывание! Хотите болтать – болтайте. Но я ещё здесь, и делать вид, что ничего не слышу, я не стану.
- Темари… - в голосе брата будто бы мелькнули неуверенные нотки, но им куноичи не верила.
Пусть сидят тут в своём маленьком мирке. А она пойдёт, развернёт веер и уничтожит девку из Звука в три порыва славной бури.
К тому же, самое время – Нару вот-вот убьют. Какая «потеря» для Конохи.
Темари гордо отвернулась и спрыгнула вниз. Гаара посмотрел на Шукаку, но тот только почесал задумчиво в затылке и вздохнул.
- Но ведь похоже же?! – воскликнул он и закатал рукав стандартной формы тюнина Суны. Чёрный чернильный узор ярко рассекал светлую кожу. Младший Собаку почти успел забыть о нём, так как в селении Шукаку чаще скрывал руки. – При перевоплощении реакции чакры идут на неё. Это как индикатор.
- И что?
- А то! Сначала у неё этот узор по телу, - Шукаку ткнул вниз, - а потом рога!
- Ты думаешь это связано?
- Я понятия не имею, связано ли это. Ц, вызвонить бы Юмию, она б точно знала.
- С чего ты взял?
- Такие, как она, всегда всё знают. Она зануда с перспективами чистильщика. Кишки вытащит и расскажет, что в них не так.
Гаара хмыкнул, но на самом деле понимал в таком ещё меньше. Над головой пушистые белые облака рассекали розоватое предсумеречное небо. С десяток метров вертикально вниз Темари смела взмахом веера куноичи Звука с ног и втолковывала генину Конохи, что она не враг и пришла помочь.
Кажется, генин не спешил верить. А вот сразить куноичи Ото с одного удара не удалось.
Шукаку вдруг принялся озираться.
- Так, видишь пленного?
- Какого пленного?
- Так с щенком сказал, что есть второй пленный, кроме Саске. Вроде никого нет больше. Значит он должен быть неподалёку.
- Поискать? – Гаара собрал из песка два глаза. В Суне заняться было нечем, так что он постепенно улучшал единственную технику, на которую хватало фантазии.
- Ищи, а я у этого спрошу, - Шукаку кивнул на шиноби Конохи.
На том и порешили. Старший тануки спрыгнул вниз, и Темари сразу же странно отшатнулась от него подальше. Гаара сосредоточился, закрыл глаза и, переждав момент головокружение, смог собрать воедино технику. Пускай изображения были расплывчатыми и не давали той же фокусировки, как с одним глазом, зато так было быстрее. А пленный не кунай или нить ловушки – не пропустит.
Однако долго искать не пришлось.
- Гаара! – крикнул Шукаку. – Ты был прав, у Звука подкрепление, они пошли дальше! – тануки махнул рукой направление. – Наших только один человек, надо догнать до того, как они пересекут границу!
Гаара кивнул, развеял Третий глаз и спустился ниже. Песок в калебасе зашевелился. Сегодняшняя ночь полнолунная, а свежей крови не было с тех шпионов в барханах Суны. Уже предыдущей ночью что он, что напарник плохо спали.
Шукаку громко выругался. С фантазией так.
- Гаара, второй пленник, возможно, Хината!
- Вы её знаете?..
- Да лежи, а то и ты помрёшь.
Хината.
Младший Собаку не видел её с экзамена. Гаара представил, как отделяет от тел шиноби Звука их конечности. Как медленно забивает песком глотки каждого и проталкивает до глотки вместе со сгустками крови и мяса. Как песок штопором входит в брюшную полость, но аккуратно обходит органы, чтобы смерть была долгой, а жертва визжала, как свинья.
Сама Хината, конечно же, такое не одобрит. Но длинное белоснежное перо он бережно носил с собой, куда бы ни пошёл, давно поняв, чьё оно, и будучи молча благодарен Шукаку, где бы он его ни достал.
Хината.
Гаара ощутил страстное желание стереть в порошок каждого, по чьей вине с её головы упадёт хоть один шёлковый волосок.
Хината.
Младший Собаку вежливо и спокойно переспросил у Шукаку направление. Алая пелена не успела опуститься ему на глаза – но если Хинате причинён хоть какой-то вред, то ещё успеет. Более того, он чувствовал похожее в Шукаку, хотя слабей и иначе, а потому посмотрел на него удивлённо, когда напарник неуверенно произнёс:
- Иди сам… Я тут останусь, подстрахую.
- Серьёзно?
- Хочу посмотреть. И передать нашим. Не хочу проблем.
- И только? – недоверчиво.
- Не только, - кивнул Шукаку и посмотрел на Темари. Сестра теряла хладнокровие. – Но я тебе позже расскажу, чтоб тебе Хината объяснила. И потом, - он задрал голову, - я тебе доверяю. Сейчас ты сильнее и у тебя есть оружие. Иди.
Тюнин Конохи щурился недоверчиво на них обоих. Помнится, на экзамене он ещё был генинном: только назначенный, значит в переговорах с Суной вряд ли участвовал, к тому же, Гаара его на них не помнил.
Оставлять с ним Темари не хотелось – у старшей Собаку рвало резьбу.
Ладно.
У него не было времени на раздумья.
- Как хочешь, - Гаара пожал плечами.
Даже громкие выкрики атак сестры быстро остались за его спиной.

Длинные кости пропороли Ли щёку. Туман, которым он был окутан после этого странного лекарства, притупил боль, но он уже постепенно развеивался. Рок Ли вытер кровь с щеки – по крайней мере, она мешалась.
- Никогда не сталкивался с улучшенным геномом? – заявил шиноби Звука, так и не удосужившийся назвать своего имени. Чаще Ли уважал своих противников и легко прощал им даже тяжёлые дня него победы – ведь они шиноби! Сегодня ты меня, а завтра я тебя, а послезавтра, кто знает, мы не враги уже, и в прошлом только честный бой. Вот раскрошили его на экзамене – ну и сам виноват, был недостаточно сильный. Может, встретятся ещё с Дождём, и уже он победить сможет. Но ниндзя Звука отличались от других, а этот вёл себя пускай и спокойно, но холодно, не считая его за противника вообще.
Зато дал выпить лекарство – вежливый.
Рок Ли нагнал его у самой опушки. Он еле успел - граница со страной Рисовых Полей была совсем рядом, ещё несколько километров, и пиши пропало. А так не зря, значит, пошёл, не зря сбежал прямо из больницы, вон бочка стоит, и пленный в ней, скорее всего, сидит.
Может быть, Хината.
А может, и не Хината – но не мог же Ли не помочь! В этом вся сила Юности – на что ж её ещё тратить, как не на помощь другим людям?!
Гай-сенсей одобрил бы. И поступил бы, несомненно, точно так же.
- Мои гены позволяют мне свободно контролировать скорость роста костяных тканей, изменять процентное содержание кальция в них, их форму… В теле обычного около двухсот костей, но это количество можно и изменить. Например, я отрастил кости на груди – и ранил тебя. А твои кости я могу сломать, и тогда целых точно станет меньше.
«Ах ты!..»
Ли поднялся в стойку. Вот теперь точно из него всю пыль повыбивает. Со спины!..
Однако Рок Ли не успел напасть, так как опушку огласил громкий взрыв. Противник резко обернулся – и тут бы напасть! – но Ли тоже во все глаза смотрел на лопнувшую бочку, из которой вырвалась такая волна мощной чакры, что едва не сшибла его с ног.
- Это… не должно быть так… - пробормотал шиноби Ото.
Но взрыв повторился с гулким звуком, и пыль вокруг бочки развеялась; а вместе с пылью разлетелись бумажки печатей и дерево самого сосуда. А на её месте Хината – маленькая и хрупкая Хината, в которую так мало кто верил – расправила в стороны вскинутые руки и задышала тяжело и шумно.
Трава рядом с ней пригнулась к земле. От бочки остались только щепки.
Рок ли радостно воскликнул. Вот да Хината – точно не зря шёл! И ведь расскажешь Неджи, так не поверит.
- Что?! – шиноби Звука впервые потерял над собой контроль. – Где?!.. ах, ясно. Тобой шиноби Конохи вывели на ложный след. Глупая Таюя. Я бы не тратил силы ради тебя напрасно. Но ты смогла разрушить печати. Кто ты?
- Я… - Хината тяжело дышала. Кажется, манёвр с чакрой дался ей тяжело, - А кто ты?
- Моё имя Кимимаро. Но это неважно – я убью вас обоих.
- Хината! – громко позвал Ли. – Мы обязательно справимся с ним вдвоём!
- Ли-сан?!
Хьюга удивлённо обернулась: возможно, если её похитили ночью, она вообще не знала, что происходит. Кимимаро тоже обернулся.
- Подожди ещё минутку, и мы продолжим бой! Прости за задержку – Рок Ли выставил ладонь и остался вежливым: раз Кимимаро дал выпить лекарство, то и тут должен отнестись спокойно. – Хината, иди сюда, всё нормально!
Кимимаро не поднимал оружия, но, на всякий случай, удивлённая Хьюга обошла его сильно по кругу. Она выглядела куда бодрее, чем Ли от неё ожидал.
- Я пришёл тебя вытащить, – сообщил Рок Ли. – Но ты сама себя вытащила! Как тебе удалось?
Хината смущённо улыбнулась и отвела глаза. С технической точки зрения в этом не было смысла, так как активированный Бьякуган Ли видел часто.
- Сама не знаю… - она пожала плечами. – Само?
- Вы, оба, - кости Кимимаро втянулись обратно в его тело. – Не думайте, что получили предо мной преимущество. Саске уже в стране Звука. Коноха просчиталась и отправила тебя, Рок Ли, не в том направлении. Всё кончено.
- Впервые слышу о Саске… - пробормотала Хината.
- Длинная история, - обнадёжил её Ли. – Но ты не волнуйся. Ты ведь можешь видеть его тело?
- Могу… - Хьюга внимательней посмотрела на Кимимаро. – Оно очень странное. У него органы расположены неправильно.
Тело Кимимаро и вправду было странным. Чакра текла не по каналам, но окутывала сами кости плотным потоком. В любом другом организме это было бы им во вред, но в его теле в ответ что-то шевелилось, изменялось, оставалось динамичным…
Ещё его сердце было сдвинуто ближе к центру и оставалось под более надежной защитой грудины, печень оказалась больше, чем должна быть, а плетение нитей сосудов Хината не узнавала вообще. Либо он был сильно болен – либо это следствие изменённого генома, который всегда порождает что-то странное.
Но до этого единственные кеккей генкай, которые Хьюга видела – это Шаринган и доджитсу родного клана. Кимимаро же был жутким.
Зато Ли-сан – родным и знакомым. Рок Ли изредка забредал на территорию клана Хьюга: вызвать Неджи на спарринг, дождаться Неджи с другого спарринга, передать что-то от сенсея, попытаться позвать угрюмого брата дружить. Временами Неджи рассчитывал, что Рок Ли сам уйдёт, и делал вид, что у него куча дел, но Ли терпеливо ждал, а Хината поила его зелёным чаем с кошмарными двумя ложками сахара ещё до окончания Академии.
Но Рок Ли всё ещё хотел превратить соперника Неджи в друга-соперника. Рассказывал ему всё, что видел, делился каждым впечатлением, и шёл по своему пути медленно, но верно; Неджи это раздражало всё меньше с каждым днём.
Ли обязательно проболтается. А ещё по только-только срощенным позвонкам, по которым змеилась чакра чужого медицинского нинджитсу, вот-вот пойдут трещины.
- Ну и пусть, что неправильно. Теперь ты точно увидишь, куда бить, верн…а… а…
- Верно, Ли-сан, - виновато выдохнула Хьюга и скривилась.
«Прости меня, Ли».
Тело Рока Ли на мгновение онемело; он даже не успел договорить, так как чакра ускоряла эффект обморока. Глаза его закатились, а внутри Хинаты всё сжалось от чувства вины.
Кимимаро поражённо смотрел на них. Пальцы Хинаты впивались Року Ли в сонную артерию и блокировали нервный центр.
- Зачем ты это сделала? Ты настолько горда и самодовольна? Или настолько бережёшь свои секреты от шиноби своего же селения?
Хьюга не ответила, потому что была занята тем, чтобы поймать Ли и бережно уложить его на спину. Хорошо бы оттащить подальше, но вряд ли Кимимаро даст ей это сделать.
Настолько бережёшь свои секреты – смешно.
Бережёшь свои секреты от шиноби своего же селения – ещё раз смешно.
Но это было почти правдой. Для Ли Хината была бы обузой, которую «благородный зелёный зверь Конохи» ещё и старался бы изо всех сил защитить. Причинять проблемы, быть слабой, тянуть всех на дно – сейчас не время для такого!
Не время при только-только вышедшем из больницы, и без того с трудом державшимся на ногах Роком Ли.
- Прости меня, Ли…
Хината сжала ладонью свиток, печати слетали одна за другой. Кимимаро надоело ждать, и Бьякуганом Хьюга увидела, как он сорвался с места.
Прости, Ли. Так нужно.
Юсуи яростно вскрикнула, описывая дугу мечом назад. Сталь с певучим свистом рассекла воздух – и столкнулась с бледно-серой катаной из человеческой кости.
Утверждено Aku
Шиона
Фанфик опубликован 14 Февраля 2018 года в 12:45 пользователем Шиона.
За это время его прочитали 119 раз и оставили 0 комментариев.