Статья про нового персонажа из 3 сезона Наруто - Боруто Узумаки
Наруто Клан Фанфики по Наруто Другое Ну мы же биджу... Глава 8. Свиток.

Ну мы же биджу... Глава 8. Свиток.

Категория: Другое
Ну мы же биджу... Глава 8. Свиток.
Шио осторожно открыла левый глаз и ничего не увидела.
Открыла второй. Правый, соответственно.
Ситуация несколько прояснилась, хотя разглядеть толком что-либо не представлялось возможным – в воздухе было столько мелкой пыли и песка, что образовалось своеобразное облако, висячее в метре над землёй, которое сейчас тихо оседало на землю и на саму Ёко.
- Да уж... Не каждый день оказываешься в центре песчаной бури... - пробормотала она. – Да ещё и в лесу.
Девушка сплюнула попавшую в рот пыль и оглянулась, пытаясь увидеть хоть кого-нибудь. Но кроме очертаний гигантских древесных крон и ветвей ничего не было видно.
Шио озабочено щёлкнула языком.
- Эй! – крикнула она и едва не подавилась; пыль напомнила о себе попаданием в гортань. - Все живы?!
- Да, – ответили голосом Юмии примерно из центра пылевого облака, тихо, сухо, но устало.
- Да! И Хината-чан тоже в порядке! – откликнулась Сейрам слева. Оттуда же донёсся тихий голосок Хинаты, хоть Ёко и не смогла разобрать ни слова.
Девушка закатила глаза и неодобрительно выдохнула.
Что ещё за «Хината-чан»?
Ёко фыркнула, последний раз кашлянула и на четвереньках поползла в направлении Юмии. Во всяком случае, её казалось, что Орочи находится где-то там. В ладони впивались мелкие камушки, кожу стянуло от пыли и песка, в глаза так и норовили попасть какие-то соринки, но пока им это не удавалось.
К счастью, Шио не ошиблась. Стерев колени о взрытую твёрдую землю и камни и немного покружив, не решаясь подниматься и окунаться головой в пылевое марево, Ёко нашла Юмию, почти уткнувшись в неё носом. Раскинувшись и закрыв ладонью глаза, Орочи лежала на спине и не шевелилась.
Кажется, она действительно устала.
- Ты как? – спросила Шио.
- Всё в порядке, - тихо и сипло.
Ёко села рядом с ней, сняла сандалию и перевернула, высыпая из неё мелкие камушки.
- А где нож? – поинтересовалась Ёко, не обнаружив оного ни в руках Юмии, ни валяющимся где-то поблизости.
- Он исчез, - пояснила Орочи.
- Это как?
Юмия без лишних слов протянула вверх и в сторону Шио сжатую в кулак левую руку и разжала пальцы. На её ладони покоилась легчайшая серая пыль, напоминающая пыль, старый прах или измельчённый в труху сухой серый мёртвый мох, тот, что хрустит под ногами, когда идёшь по нему летним днём.
- Это всё что осталось, - сказала девушка.
- Ясно, - отрезала Шио, не вдаваясь в детали. – А где...
- Там, - Орочи показала пальцем направление, так и не соизволив открыть глаза или подать какие-либо ещё признаки жизни. Последний раз она так выдыхалась после боя с Итачи, хотя, пожалуй, тогда было всё-таки хуже. Сомкнутые веки не приносили желаемых покоя и темноты, и вместо перед глазами плыли цветные пятна, но как только она пыталась это прекратить, открыв глаза, как голова начинала сильно кружиться. И почему-то Юмия предпочла цветной калейдоскоп головокружению.
Пройдёт. Рано или поздно – неважно.
Однако это произошло всё-таки рано. Буквально через несколько минут звездопляска перед глазами прекратилась, и Орочи открыла глаза. Голова не кружилась, в висках не пульсировала. На всякий случай, она полежала так ещё несколько мгновений, привыкая к свету, и затем медленно поднялась. Волосы упали на лицо, закрывая обзор.
Девушка сдула особенно мешающую прядь с кончика носа и огляделась. Единственный вывод, к которому она пришла, было то, что в воздухе находилось слишком много пыли. Шио была абсолютно права, передвигаясь ползком, так как, встав в полный рост, можно было, в худшем случае, задохнуться или набить под завязку пылью собственные лёгкие, чтобы кашлять следующие несколько часов, а то и дней.
Как повезёт.
Ёко, которая уже успела найти в почти рукотворном пылевом тумане Гаару, сидела на коленях возле его головы и прощупывала у Собаку пульс на сонной артерии. Шио никогда не понимала, почему большинство, не обладая нужными навыками и сноровкой, тщетно пытаются сделать это на запястье. Ведь на шее гораздо удобнее.
Ток крови бился в её пальцы медленно, словно что-то внутри Гаары загустело и замерло, но биение было ровным и ритмичным.
«Будем считать, что так надо», - уверила себя Ёко и переползла ко второму.
Сколько они не виделись? Сколько лет прошло с их последней встречи? Странно было видеть Шукаку таким... беспомощным, что ли. Непривычно – тануки вечно был весел и умел поддержать любого, кому было плохо.
Внешне он абсолютно не изменился. То же немного круглое лицо, разве что скулы довольно сильно заострились от голода, заточения и иных лишений; тот же чуть смуглый оттенок кожи, хотя раньше он определённо был немного другим: быть может, это из-за слоя успевшей осесть за это время пыли; те же волосы песочного цвета, подвязанные подо лбом полоской ткани с тёмно-синими узорами, только вот сейчас они стали тоньше. Шио хорошо знала, что если бы не повязка, то его мягкие и вроде короткие непослушные волосы падали бы ему на глаза и мешались, заставляя парня отфыркиваться. Зато без повязки Шукаку становился забавным и казался сильно младше.
Шио прижалась ухом к его груди и прикрыла глаза, вслушиваясь в сердцебиение. Всё так, как и должно быть – медленней нормы, но без перебоев. Девушка чуть улыбнулась, украдкой вдохнула у края одежды у шеи и выпрямилась. Кровь, песок и что-то ещё. Знакомый запах, отчасти свойственный любому тануки с раннего детства, индивидуальность которому придавало вот это самое что-то.
Невозможно было представить другого Шукаку, Шукаку-человека. Для неё, как и для многих других, он был тануки всегда, Шукаку сам всегда себя им считал, и поэтому крайне не любил вспоминать о своём человеческом прошлом. Ёко была одна из немногих, кому он всё-таки что-то рассказал.
Лучшие друзья... По-другому их отношения назвать было нельзя, да и это и не требовало другого названия. Ничего большего, но и не меньше. И как бы его не изменило это заточение, Шукаку так и останется её лучшим другом. Не больше, но и не меньше.
Из задумчивости Ёко вырвал излишне громкий голос Сейрам.
- Вы здесь?! – во всю силу своих лёгких возвестила Хачи о том, что ей стало скучно куковать со стороны и ждать, пока они выберутся сами.
- Ну, здесь, - Шио поморщилась от неожиданного шума. - А кричать зачем?
- Просто так. Нельзя?
- Можно.
Сейрам всё можно.
Хачи чихнула – видимо, попалась в пылевую ловушку, пытаясь сначала пробраться к ним, держась во весь рост – и вдруг заметила Шукаку. Не сразу его узнав, но догадываясь, кто это, девушка подобралась к нему ближе и вгляделось в лицо.
Слишком уж давно она видела его. Слишком непонятным были воспоминания о нём – из детства, далёкого или нет, где у неё были родители.
- Как он? – необычайно для себя тихо спросила Сейрам.
- Вроде бы в норме, - заверила её Шио, настороженно следя за реакцией и пытаясь понять, насколько хорошо Хачи его помнит. Человеческий облик обманчив и удачно прятал то, насколько Сейрам младше и Ёко, и Шукаку.
- Процесс их разделения ещё не завершён, - уточнила Юмия, тоже подобравшаяся ближе к Гааре и Шукаку. – Хоть их души и тела и разделились, но чакра ещё перемещается, как и воспоминания каждого. Сейчас они перемешаны и распределяются вместе с энергией. Впрочем, если что-то и спутается, то вряд ли важное, лишь мелочи. Не думаю, что им это может как-либо навредить. В конце концов, они находились в одном теле больше десяти лет.
- Да уж... – протянула Ёко. - Немало, особенно для человека. Когда они очнутся?
- Не раньше, чем через сутки. Может позже. Сложно сказать, сколько времени им понадобится, - Орочи на секунду задумалась. – Шукаку может очнуться раньше.
- Почему это? – удивилась Сейрам, оторвавшись от созерцания осунувшегося лица тануки и копания в собственной памяти.
- Организму Гаары нужно время, чтобы измениться. К тому же, он принял на себя большую часть негативного воздействия артефакта. Собаку надо восстановиться, он же не некромант.
Хачи и Шио поёжились. Некромантов сторонились по возможности, не контактировали с ними, и обе девушки придерживались бы общих негласных правил дистанции между некромантами и их энергии смерти и густого мёртвого мрака подальше, если бы не одно но – Юмия родилась с истинным талантом некроманта.
Но к ней они уже привыкли, а опасные артефакты вызывали опасения на инстинктивном уровне даже при одном упоминании.
- Так это точно? – Ёко вопросительно посмотрела на Гаару.
Орочи кивнула.
- Это хорошо. Я рассчитывала на это. Так что это даже очень хорошо. Берём их и пошли. Только, Сейрам, умоляю, аккуратней...
Несмотря на то, что Хачи уже перетаскивала бессознательных генинов каких-то час назад, но то – чужие шиноби, а тут свой.
Да и Гаара теперь – свой.
Сейрам только пожала плечами и, ухватив Гаару и Шукаку за шкирку, с долей осторожности поволокла их по земле. Шла она медленно и пригибалась к земле – пыль не только мешала дышать, но и лезла в глаза, поэтому в том, чтобы перемещать их волоком был свой смысл: на руки не взять, а то надышатся всякой драни. Тащила Хачи относительно аккуратно, обходя крупные камни, хотя в этом не было особой нужды, так как песчаная защита, изначально принадлежавшая Шукаку, а сейчас разделившаяся на двоих, успешно защищала их обоих от нежелательных столкновений с крупными булыжниками даже в бессознательном состоянии.

Когда Гаара закричал в третий раз, а над Юмией возник тёмно-серый полупрозрачный силуэт в колыхающихся одеждах, Хинате стало по-настоящему страшно. Потому что у человеческого размытого силуэта было нечеловеческое лицо, обезображенное рогами, клыками и уродливой гримасой, и девочка смогла увидеть слишком детально. И хоть оно было повёрнуто не к ней, да и вообще мелькнуло на долю секунды, но Хьюга почувствовала, как ледяное дыхание смерти взъерошило волосы на затылке.
Смерть – логическое завершение жизни любого живого существа. А любое разумное существо в течение всей жизни осознаёт её неизбежность, понимая, что рано или поздно настанет и его черёд. Пожалуй, шиноби находятся к смерти гораздо ближе, чем обычные люди, и поэтому начинает понимать это раньше. Но всё-таки она остаётся лишь неопределённым понятием: генины не думают перед миссиями, что могут умереть, чуннины не думают о своей кончине – ведь под рукой младшие товарищи, а иные давно ходят с ней рука об руку, особенно АНБУ: они близки со смертью, как старые любовники.
Сейчас Хината отчётливо ощутила её реальность, её холод неприятной щекоткой тронул затылок, и сухие мёртвые пальцы накинули на девушку липкие нити иррационального страха, в которых она сразу же запуталась.
Поэтому она зажмурилась и закрыла уши руками, надеясь спрятаться. Хьюга не хотела слышать бешеного завывания ветра, ощущать взгляд призрачного существа, приносящий лишь отчаяние и ужас...
Как ни странно, помогло.
Когда Хината осмелилась открыть глаза, уже всё стихло. Всю поляну заволокло белым туманом, и только через несколько минут девушка поняла, что это не водяные капли, а невероятное количество поднятой в воздух пыли.
Сейрам, поначалу вцепившаяся в плечо Хьюга, теперь была гораздо ближе к пылевому облаку, расположившись возле большого бревна. Хачи некоторое время пыталась разглядеть хоть что-то в мареве, а затем, видимо, так ничего и не разглядев, подошла к Хинате. Сейрам мотнула головой, отряхивая волосы, словно пёс какой-нибудь.
И откуда только столь белая пыль в лесу? Да ещё и в таком количестве?
- Ты в порядке? – как бы невзначай поинтересовалась Хачи, после чего, не дожидаясь ответа, протянула руку и провела кончиком пальца по щеке Хинаты. Хьюга шугано замерла. Сейрам хмуро посмотрела на свой палец и сказала:
- Повезло тебе, что ты далеко сидела... ну... вот от этого... – она повела головой, показывая на белёсое облако. - Пыли то на тебе почти нет.
Хьюга не шевелилась – застыла, как статуя, и всё. Хачи вопросительно изогнула бровь.
- Боишься меня? – фыркнула девушка.
Хината бы очень хотела сказать твёрдое «нет». Ну, или хотя бы покачать головой. Вместо этого, Хьюга сдавленно кивнула, ведь плечо от железной хватки тонких пальцев до сих пор побаливало, и страшно было представить, насколько сильнее Сейрам – куноичи-противник – в бою, чем она, слабая неудачница Хьюга.
- Не боись! – вскликнула Хачи и плюхнулась рядом с Хинатой, дружески хлопнув её ладонью уже по другому плечу, от чего брюнетка тихонько ойкнула. – Не трону я тебя, ты мне сразу понравилась!
Сейрам заговорчески подмигнула Хьюга, которая не знала: хорошо это, или этого ей стоило опасаться больше всего. Так же было слишком непонятно, как на это реагировать. Хачи улыбнулась шире, ей нравилась эта девочка – открытая, к таким тянет порою на контакт – но Хинату спас раздавшийся откуда-то из облака голос:
- Эй! Все живы?!
- Да! И Хината-чан тоже в порядке!!! – крикнула Сейрам погромче и несильно, как она считала, пихнула девочку в бок. - Ну, давай, отвечай. Да не бойся ты!
- Д-да! – заикаясь ответила Хьюга, но, как ей во всяком случае показалось, достаточно громко, чтобы её услышали вдалеке.
Больше облако признаков жизни не подавало. Хачи поднялась на ноги, опёрлась плечом о дерево и стала нервно ковырять ногтём тёмную бугристую кору, стараясь в сторону постепенно таявшего облака не смотреть. В конце концов, она не выдержала, и, сказав Хинате сидеть на месте, решительно пошла вперёд и скрылась в пыли.
И тут же вывалилась обратно, зашедшись жёстким кашлем.
Прокашлявшись ещё раз и, судя по выражению лица, выругавшись, Сейрам второй раз наказала Хинате никуда не уходить и исчезла в облаке, на этот раз заползая в него на четвереньках: у земли смог был не таким густым, как на уровне головы.
Хьюга вздохнула. А куда она отсюда денется? Не может же она бросить здесь товарищей по команде? Сейчас она сильно жалела, что большую часть тренировок уделяла стилю «мягкой ладони». Для этого стиля боя характерны ловкость и гибкость в сочетании с идеальным контролем чакры, а вовсе не физическая сила. А будь Хината хоть чуть сильнее, возможно ей удалось бы хотя бы отнести сокомандников на безопасное расстояние.
Руки девочки коснулось что-то тёплое и пушистое. Это оказался Акамару, который до этого прятался в безопасном месте неподалёку от Кибы, охраняя его, а сейчас пытался подбодрить Хинату. Ему всегда нравилась эта немного робкая, но очень добрая подруга Хозяина, и её запах он никогда ни с чьим не путал. Нет, Акамару ещё никогда не путал запахи, но у этой девочки он всегда был какой-то особенный. И ему никогда не нравилась, когда она чего-то пугалась и грустила, так как и Хозяину это тоже не нравилось. И Хозяин всегда пытался её развеселись, если у неё было плохое настроение, и всегда побеждал всех врагов, показывая, что бояться абсолютно нечего. Но теперь Хозяин почему-то очень крепко спал, хоть был ещё день. Акамару много не понимал, но сейчас настал его черёд подбодрить Хинату.
К радости Акамару, девочка протянула руку и потрепала его за ухом. Поэтому он решил, что свою миссию выполнил, лизнул её пальцы и, ободряюще тявкнув, отбежал к Кибе. Самое главное сейчас – охрана Хозяина. Щенок потыкал его в шею носом, снова убеждаясь, что тот очень крепко спит. И не только он.
Даже мелкие насекомые, которые всегда были с другом Хозяина и вечно досаждавшие Акамару – и те спали!
Акамару принюхался. В воздухе появился чей-то новый запах, и его еле ощутимый отголосок он уже ощущал ранее. Это пугало, тревожило, но он уже был очень взрослым и очень храбрым, чтобы трястись и скулить от такого. Щёнок потоптался на месте и лёг у головы Кибы. Всё же он совсем ничего не понимал...
Хоть Хинату и обрадовало появление Акамару – щёнок хоть и был напуган, но пытался её подбодрить, но ситуация от этого лучше не стала. Ей оставалось только сидеть на месте, как и было сказано, и ждать. Хьюга обводила взглядом видимые окрестности, подмечая, вспоминая уроки Куренай-сенсея, пути возможного отхода.
Вдруг Хината случайно заметила какой-то предмет в корнях дерева; совсем рядом, только руку протяни. Девочка так и сделала, не будучи уверенной в том, что поступает правильно, и в её руке оказался небольшой, покрытый путаными письменами, свиток. Чёрные символы немного изменились, стоило коснуться тонкой бумаги, но Хьюга не присматривалась и поэтому не заметила этого.
Наверное, его выронила кто-то из этих куноичи.
Свиток резко отличался от тех, что выдали им на старте, он казался хрупким и старым, но в тоже время, наоборот, очень прочным и нерушимым, словно, вздумай кто-то кинуть его в воду, с ним бы не случилось ничего. Его скрепляла небольшая и ни чем не примечательная печать, не имеющая ничего общего с иероглифами «небо» и «земля».
Почему-то его было приятно держать в руках. Шероховатая текстура была приятной на ощупь и чуть прохладной отчего-то – это успокаивало.
Хината благоразумно решила, что ей не стоит его открывать, хоть любопытство уже вцепилось в тело тонкими острыми коготками. Но точно не стоило.
Правда, так хотелось... И никто не узнает. Хьюга же не будет делать ничего дурного: только посмотрит и тут же закроет. И свиток вернёт.
И вообще – этот свиток принадлежит её сегодняшним врагам!
В конце концов, любопытство всё-таки взяло вверх над робостью и благоразумием. Хината придумала, что может посмотреть, не разворачивая, просто подглянуть; родовая техника позволяла это сделать.
Ничего не случится. Ведь не случится, правда же?
- Бьякуган, - тихо сказала Хьюга, активируя доджитсу.
И тут же зажмурилась, спасая зрение. Свиток сиял невероятным светло-голубым светом так ярко, что его самого не было видно. Этот свет был девственно чистым и практически осязаемо ледяным. Подобно фосфору, он не освещал, но ослеплял так, что Хината выдержала лишь одно мгновение, боясь навредить глазам. Так первый снег под ярким солнцем ослепляет серебряными переливами, но здесь – ярче, острее и только под взглядом Белого глаза.
Хьюга вернула себе обычное зрение и как можно более осторожно положила свиток рядом с собой, интуитивно чувствуя, что это что-то очень и очень важное, и снова приготовилась ждать. Но на этот раз ожидание долгим не было.
Из уже несколько поредевшего облака показались Сейрам, Юмия и Шио, именно в таком порядке. И показались не одни.
Хачи без видимых усилий несла на руках Гаару; с его волос сыпался песок. Хината с сожалением и удивлением подумала, что имей она такую силу, то смогла бы с легкостью унести Кибу и Шино в безопасное место, пока этих троих здесь не было. Сейрам бережно положила его на землю рядом с большой бутылью то ли из глины, то ли из чего-то подобного, на которую Хьюга до этого не обратила внимания, и поспешила помочь Юмии и Шио, которые вдвоём тащили парня с песочными волосами.
Которого раньше здесь определённо не было.
Его они, на этот раз втроём, так же аккуратно, как и Гаару, положили на землю. Ёко встревожено осмотрела их обоих, смахнула со лба «нового» волосы, а потом внезапно весело подмигнула Хинате. Выглядела она хоть и потрёпанно, но чему-то очень тихо радовалась.
Впрочем, Юмия смотрелась хуже: длинные чёрные волосы встали дыбом, нполустёршиеся тёмные символы и крохотные царапинки от песчинок, которые заживут за пару дней, изрисовали бледную кожу рук. Девушка не выражала никаких эмоции, превратив своё лицо в пустую сухую маску, но всё равно казалось, что она очень устала. Только змеиные глаза – серо-болотные, с вытянутым зрачком – будто светились изнутри довольством и лёгким любопытством. Сейрам в свою очередь улыбалась с каким-то неясным волнением.
У них был какой-то радостный и тихий секрет на троих, и Хината интересовала их теперь мало. Но девочка наудивление отчётливо помнила о свитке, а тянуть не стоило: вдруг решат, что она собиралась его украсть.
Хьюга собралась с духом, взяла свиток и подошла ближе.
- Извините... – тихонько спросила она у Шио, так как именно Ёко говорила с неё ранее.
- Чего тебе? – обернулась к ней Шио, которая едва не забыла о так помогшей девочке за другими хлопотами. - Ты тут как, нормально?
- А... – рассеянно, словно Хината не слышала вопроса, - да, всё хорошо... А вот это случайно не ваше? – робко проговорила она и протянула свиток.
Ёко замерла и уставилась на него, надеясь, что ошиблась. Нет... Нет, она не могла выронить... Или могла?
Сейрам тоже заметила свиток и, подойдя ближе, ткнула в него пальцем. Если она угадала, то от касаний к нему уже не будет ничего: эта Хьюга коснулась его первой.
- Это то, что я думаю? – полюбопытствовала она, на что получила уничтожающий взгляд Шио. Ёко считала – и не без причин – что Хачи определённо ещё не до конца осознала серьёзность ситуации.
Такими свитками не разбрасываются.
Да Эрис с неё голову снимет!
Юмия ответила коротким кивком, хоть Сейрам обращалась не к ней. Хачи присвистнула, внимательно посмотрела на Хинату и хмыкнула.
Не, ещё ничего не ясно, но девочка милая, хорошая, её сразу полюбят. Да и в их компании приживётся. А кто будет против – получит по ушам и не только.
- Скажи мне, Хината, - сдавленно сказала Шио, частично выходя из ступора и указывая на свиток, желая понять свой прокол, - где ты это взяла?
- Да он здесь... валялся у корней... – честно пролепетала Хьюга, надеясь провалиться сквозь землю туда, где её никто не найдёт, так как, кажется, из-за неё случилось что-то плохое.
Ёко охнула, мысленно взвыла от досады и плавно осела на землю. Выронила, выронила, вот ду-ура... Эта ошибка была слишком большой, проблемной и уже необратимой, поэтому девушка устало и затравленно посмотрела на Юмию и Сейрам.
- Убейте меня кто-нибудь, а? – жалобно попросила она.
- Так, Шио, спокойно, всё не так плохо, - заверила её Хачи и осторожно шагнула вперёд. Шио могла быть неадекватной в минуты стресса, таким образом избавляясь от него.
Хотя то было редко...
- Не плохо? – иронично. - Да всё ужасно! Эрис меня убьёт!
Орочи покачала головой. Все они знали, что Эрис не будет тратить на это время. Разве что в темницу кинет за разбазаривание древних техник, если Хината в будущем не оправдает себя: всё равно камеры тюрьмы пустовали по много лет.
- Ну, ты же раньше выкручивалась... – не особо уверенно произнесла Сейрам, не зная всех косяков Шио досконально.
- Мало ли что было раньше, - огрызнулась Ёко, в свою очередь припоминая все свои «раньше». Если ей по голове прилетит, так про предыдущее точно напомнят. - К тому же тогда было всё запланировано.
- Но!.. – попыталась сказать Хачи, не придумав, правда, ещё что именно, но ей не дали.
- Молчать! – почти приказала Шио или же просто послала в вежливой форме. - Дай мне спокойно паниковать, - каменно-спокойно пояснила она свою полупросьбу. - Что делать, что делать?.. – меланхолично протянула Ёко, ни к кому не обращаясь и подавляя приступ неуместной при посторонних и вообще паники. - Я ещё слишком молода, чтобы умирать так глупо.
Девушка маньячно улыбнулась. Тут речка была, неглубокая, зато быстрая. Если не грести – то самое то.
Не утонет, так в голове прояснится.
Шио поднялась с земли, спокойно отряхнула перепачканные в пыли бриджи, потянулась и, игнорируя всех, развернулась в сторону поредевшего, но до сих пор висящего в воздухе пылевого облака. Кажется, река была где-то с другой его стороны.
- Шио, ты куда? – сунулась Сейрам, так как Юмия не принимала активного участия в судьбе Ёко. А ещё Хачи было просто любопытно, что та задумала и куда направилась, собравшись кинуть Хинату в чужие руки.
- Топиться, - буднично отозвалась Шио, решив, что этот вариант интересней простого охлаждения головы, и растворилась во мгле.
В голове Хачи щёлкнуло спустя секунды три, и с воплем: «Стоять!» - девушка бросилась за Ёко, поняв её слова слишком буквально. Хьюга и Орочи остались одни. Хината переступила с ноги на ногу, рассматривая свои ступни, а рука потянулась к краю толстовки.
- Я сделала что-то ужасное? – пробормотала она, боясь смотреть на Юмию, так как девушка была слишком жуткой и стояла, словно статуя.
- Ты ни в чём не виновата, - равнодушно и честно сказала ей Орочи. - Просто у Шио был трудный день, - она вслушалась в звуки, доносящиеся из облака. – Дни. Итог - нервный срыв, - без старания и успеха успокоила девочку Юмия. В свою очередь, Орочи не спешила лезть в пыль, так как она и так была на ней везде, и не понятно было, кто именно орал.
- А ну, стой, лисица проклятая! – цензурно ругалась Сейрам на весь лес, но после непонятного ответного отклика Шио, скатилась на нечитаемые и непереводимые на общий язык выражения, хотя всё было ясно по одним интонациям. Но лишь после того, как разошедшаяся Хачи крайне грубо позвала Орочи, рявкнув: «Юмия, где тебя черти носят?!» - девушка сдвинулась с места и направилась на помощь, а так же просто посмотреть, что там происходит.
Хината снова осталась одна, боясь пошевелиться и ругая себя за то, что схватила этот свиток., который, правда, так и не выпустил из рук.
А куда его девать?
Шум продолжался ещё некоторое время: сумасшедший хохот, рявканье, вопли и подозрительное грохотание. Хьюга то и дело вздрагивала, оглядывалась и не знала, куда деть себя.
Внезапно стало тихо. Слишком тихо.
Шио появилась бесшумно, не нарушая воцарившейся тишины, вслед – Сейрам, которая из всех сил старалась не нарушать этой тишины, а уж за ними – Юмия, которой стараться было не нужно, так как выходило и так.
Ёко быстро подошла к Хинате, выхватила у неё из рук свиток и, бесцеремонно сорвав печать, резко его развернула.
- Это же запрещено, - произнесла Орочи, хотя было уже поздно; чужие свитки смотреть нельзя, а теперь он, хоть и по случайности, принадлежал Хьюга Хинате.
- Я просто проверю, - сказала Ёко, понимая, что Юмия права. - Хината, напиши, пожалуйста, на земле своё имя. Полное, все варианты написания. И покрупнее, - строго попросила девушка, выделив слово «пожалуйста». Не смея ослушаться, Хьюга начертила на мягком куске земли свои имя и фамилию какой-то палочкой.
Шио сравнила запись с содержимым свитка и покачала головой. Не зная всех правил, она и так понимала, что всё верно, но ради того, чтобы не оставалось сомнений, Ёко подозвала Юмию и показала ей несколько строк. Орочи кивнула: никаких ошибок.
И что теперь делать?
Сейрам хмыкнула и заинтересованно посмотрела на Хинату.
Хьюга не считала, но ей показалось, что прошла вечность, прежде чем Шио свернула свиток, аккуратно поместила на место чуть помявшуюся печать и негромко подвела итог:
- Так или иначе, это уже не имеет смысла. Хватило одной секунды.
Девушка указательным пальцем разгладила крохотные складочки на печати и осмотрела со всех сторон, ища изъяны. Шио казалось неправильным их наличие.
Свиток был холодный, пальцы покалывало, и хоть собственная чакра сопротивлялась энергии свитка, но всё равно было неприятно.
А после эта энергия может влиться в Хинату, если та того захочет или же подвергнется смертельной опасности – и тогда это спасёт ей жизнь. Ёко покосилась на Хьюга. Девочка робкая, но хорошая, добрая, это было видно по глазам.
Так почему же лёд – страх и отчаяние?
Хината смотрела в землю и теребила куртку, будто ожидая наказания, когда Шио подошла к ней ближе. Состояние робкой куноичи Листа можно было понять.
«И что мне с тобой делать, девочка? – почти с сожалением подумала Ёко. – Тащить с собой, как буду уходить? Убить тут, и твоя смерть не удивит никого? Но свиток спасёт тебя, сделав сильной, очень сильной, и ты станешь, как мы – а наш народ не бил своих уже много веков».
Шио вздохнула. Всё это выходило очень некстати, но пока что стоило отложить все объяснения – или их часть – до конца экзамена.
Хотя бы до конца этого этапа. Такие разговоры надо вести в тепле за чашкой хорошего чая, а пока им стоит помочь Хинате и, заодно, её группе выбраться из леса.
- Хината, прекрати, пожалуйста, смотреть в землю, - тихо сказала Ёко, надеясь хоть как-то дать ей уверенность в себе.
Хьюга неуверенно подняла взгляд, благо, не дрожала, и Шио растерялась, понимая, что объяснить всё будет труднее, чем она думала. Но это позже. А сейчас...
Ёко взяла Хинату за руку, ободряюще сжала тонкие пальчики и, не торопясь, вложила свиток в её ладонь. Кожа девочки была прохладной, будто бы Хьюга мёрзла, однако сомнения Шио почти исчезли.
Лёд – это холод и прекрасная зима.
Хината удивлённо посмотрела сначала на свиток, а после – на куноичи Аме, так как абсолютно не поняла её действий.
- Теперь этот свиток твой, - со всей возможно серьёзностью проговорила Ёко и кивнула в ответ на ещё один вопросительный взгляд. – Не потеряй его.
Хотя потеряешь его, как же: этот свиток сейчас с Хинатой словно цепями связан.
Хьюга, кажется, хотела что-то спросить, но Шио жестом её остановила. Сейчас она на самом деле не была готова отвечать на какие-либо вопросы.
Интересно, Хината хотя бы частично осознаёт, во что влезла?
Вряд ли. Скорее всего, ей сейчас ничего не понятно.
- Хината, тебе придётся пойти с нами, хочешь ты этого или нет, - тяжело выдохнула Шио, не желая лишний раз никого ни к чему принуждать. - Ничего не спрашивай, я всё тебе объясню, но позже.
Ёко дождалась кивка Хинаты, развернулась к ней спиной к Хинате и подобрала с земли свой плащ, накидывая на плечи. Юмия и Сейрам, видя, что пора двигаться – да и на самом деле, шуму подняли многовато - сделали тоже самое, только вот Орочи старалась к своему почти не прикасаться, не желая пачкать краской с рук.
- Но ведь это не значит... – уклончиво произнесла Юмия, бессмысленно ища лазейки.
- Пока ещё не было ни одного случая. Рано или поздно, но она изменится, так как жизнь шиноби слишком непроста, чтобы быть всегда в безопасности, - сухо отрезала Шио, не желая даже начинать этот разговор и перебирание возможных развитий будущего. - Конечно, я буду по мере возможностей следовать правилам.
- Не люблю правила! – весело заявила Сейрам, которую, кажется, забавляла эта ситуаций. Снова ставший мрачным взгляд Ёко полуулыбки-полуухмылки с её лица не согнал.

Краска стёрлась легко, как Юмия и рассчитывала. Печать рассыпалась до того, как она успела отделить её от кожи. А вот узел в волосах распутываться не желал.
Впрочем, девушка никуда не спешила. Орочи вполне комфортно себя чувствовала в центре Леса Смерти, несмотря на то, что уже начинало смеркаться; он был похож на тёмную часть Леса, которую ей положено считать домом и защитой, хотя умереть там гораздо проще.
Где-то позади за деревьями Сейрам громко сказала несколько слов. Юмия решила их запомнить – вдруг пригодится, и заодно посчитала – пять. Уже пятый раз она слышала крепкие выражения напарницы, которую Шио, видимо, в отместку за довольную улыбку в тяжёлой ситуации для Ёко, впрягла переносить мёртвый груз в виде шести бессознательных тел. Аккуратно, а значит, по одному, ещё бутыль с песком, тоже отдельно. Значит, Хачи осталось всего два захода.
То ли из гордости, то ли Ёко дала очень чёткие указания, но клонов Сейрам не делала. Сама ходила.
А ведь место ритуала довольно далеко, ведь чужое внимание могли привлечь не сколько крики и ругательства, а вопли Гаары и всплеск энергии. Поэтому, с учётом того, что аккуратно, это не только по одному, но и медленно, работа Хачи затягивалась.
Интересно, а сколько километров уже успела пройти Сейрам, бегая туда и плетясь обратно со своей хрупкой ношей?
Волосяной узел всё ещё упорно сопротивлялся, хотя Юмии удалось переместить его на самые кончики и сделать раза в два меньше. Потеребив его ещё пару минут, девушка внимательно посмотрела на него, а потом без сомнения откусила, придерживая остальные волосы. На языке остался вкус пыли.
Лицо неприятно стянуло. Орочи старательно умылась ещё раз, подозревая, что краска смылась не до конца.
Что-то треснуло - снова Сейрам, которая бездумно ломанулась через сухой кустарник, надеясь срезать путь. На этот раз Хачи выдала целое предложение, которое Орочи тоже решила запомнить. Тем более что до этого момента она была уверенна в том, что таких слов в эльфийском языке не существует.
Теперь будет знать.
На бледных руках девушки всё ещё оставались серые разводы, к тому же, она чувствовала неприятную и непривычную усталость. Будто все силы выкачали, а такое было в её жизни всего пару раз – Юмия была выучена рассчитывать свои возможности так, чтобы всегда оставался запас чакры и не только для возможного отхода. Бросив взгляд на потемневшие в сумерках холодные быстрее воды, она подумал, что освежиться не помешает.
Орочи поднялась на ноги и, не потрудившись снять одежду – только обувь, бесшумно вошла в воду, а затем нырнула. Девушка не любила реки, ей были больше по душе глубокие и тёмные заросшие лесные озёра. Но для того, чтобы смыть с себя остатки пыли и этой прилипчивой псевдоокраски, неглубокая и быстрая, чистая река подходила отлично.
Юмия, подчиняясь подводным потокам, проплыла немного вниз по течению и выбралась на большой плоский камень; её немного отнесло к середине. Впрочем, несмотря на то, что река была быстрой, но она была такой узкой, что это вряд ли доставило проблем, хоть Орочи плавала весьма средне. Девушка вновь нырнула.
Ей никогда не доводилось раньше плавать в реках. Ощущения от обтекающей тело воды были непривычные, но приятные. Это прочищало мысли.
В лесу темнело быстро. Когда Юмия выбралась на берег, темнота уже окутала его и ближайшие заросли плотным одеялом. Запахи и звуки обострились, заменяя собой дневной свет, застрекотали сверчки или цикады.
Ночь вступила в свои права.
Орочи вгляделась в переплетение толстых ветвей на другом берегу. Оттуда доносился многообещающий шепот. Юмия наклонила голову на бок и подумала, что ни одна ночная тварь не посмеет к ним сунуться.

Сейрам вжалась в каменную стену. Они расположились очень удачно: берег реки, с двух сторон окружённый каменистыми стенами обрыва. С третьей стороны их огораживала вода, сей бег слышался сквозь переплетение ветвей и тревожные шорохи. Собственно говоря, когда-то обрыв, у подножия которого они разбили лагерь, и являлся берегом, но потом река отступила.
Но вот с четвёртой стороны был лес. Настоящий Лес Смерти, его сердцевина, кишащая ядовитыми насекомыми и другими не менее мерзкими существами чаща, жуткая и опасная. Одно такое существо уже выжгла Шио до состояния сухого пепла: той сороконожке просто не повезло оказаться на пути Ёко в минуту её злости и раздражения, так как обе эмоции подпитывали её чакру и уменьшали контроль над собой.
Треск костра казался Хачи слишком громким. Сидящая у огня Шио казалась слишком мрачной, она не шевелилась и неотрывно смотрела на огонь, что было неестественно до дикости. Ёко нервно постукивала пальцами по колену, и только это выдавало её состояние – нервозность и напряжение, из-за которого костёр периодически вспыхивал ярче и плевался крохотными жгучими искрами в ночное небо.
Сейрам прикрыла глаза. Тёплый летний воздух навевал на неё дремоту, и в другой раз она бы уснула, но сейчас краем глаза Хачи следила за Хинатой. Бледная от страхов ночи Леса Смерти, без поддержки товарищей, Хьюга вздрагивала от каждого шороха, доносящегося со стороны, но костру не подходила. Девочка сидела тихо-тихо рядом со спящими сокомандницами, цеплялась за собственные плечи и куталась в тонкую куртку, так и не выпустив свиток; как взяла его из рук Шио, так до сих пор и сжимала побелевшими пальцами.
Ну да, Сейрам искренне обрадовалась. И что? Что в этом плохого? Шио ведь тоже обрадовалась, хоть и виду не подаёт. Просто вместе с этим на её голову свалилась большая куча проблем, которая и до этого была не маленькой, вот она и злится непонятно на что.
А Хината хорошая. Только поэтому Сейрам улыбалась тогда криво – почувствовала.
И только поэтому нельзя сейчас ничего испортить.
Юмия пришла никем незамеченная. С её рук текла вода, от холода кожа покрылась мурашками. Стоило взять плащ к реке, но это мелочи: подойдя к Хачи, Орочи бесшумно опустилась на землю рядом и укуталась в ткань по самый нос.
- Чего мокрая? – ухмыльнулась Сейрам, не поворачиваясь. – В реку свалилась? – смешок.
Орочи пожала плечами. Не её выбор быть ближе к Хачи, и не выбор самой Сейрам – просто так вышло. А если ты близок к Хачи, то её подначки учишься игнорировать в первую очередь. У Юмии получалось всегда, не считая одного или двух исключений.
Сейрам цокнула языком.
- Повернись, - бросила она, стягивая с руки чёрную резинку для волос, зажала её в зубах, и вытащила откуда-то гребень.
Орочи развернулась. Когда рука Хачи случайно коснулась её кожи, она рефлекторно напряглась, так как было странным подставлять кому-то спину.
Сейрам предпочла не обращать на это внимание. Ловко орудуя гребнем, девушка собрала чужие волосы на затылке, формируя из них привычный хвост. Ей хотелось сделать какую-нибудь вольность, вроде выбившейся не там, где надо, прядки, но вместо этого Хачи крепко стянула их резинкой.
Как только Сейрам вновь появилась сбоку, возвращаясь в своё прежнее положение, Юмия надела шляпу, закрепила плащ застёжкой и склонила голову, пряча глаза за полами шляпой и превращаясь в чёрное пятно. Хачи знала, что Орочи может так просидеть до утра, и ненавидела её в такие моменты.
Сейрам поднялась и, нарочито громко шаркая ногами, подошла к Хинате, чтобы девочка её заметила и не испугалась. Плечо Шио дёрнулось. Костёр с треском выбросил особенно яркую искру. Юмия чуть повернула голову, посмотрела ей вслед и вернулась в прежнее положение.
Хината дрожала, но Хачи списала всё на то, что ночью было довольно-таки прохладно, а Хьюга, помимо всего прочего, казалась мерзлявой. Неодобрительно покачав головой и почесав затылок,
Сейрам без лишних слов накинула ей на плечи свой плащ. Куноичи Конохи вздрогнула и хотела его сбросить, но Хачи фыркнула и не дала ей этого сделать.
- Ты ж замёрзла, трясёшься уже, - пояснила она свои действия.
Хината шмыгнула носом – так и простудиться было недолго – и закуталась в плащ, пряча под тканью даже пальцы ног. Обычно она сидела ближе всех к костру, но сейчас Хьюга отчего-то побаивалась Шио и не решалась нарушить её одиночество..
- И как только ты, такая мерзлявая, в шиноби то попала? – меланхолично протянула Сейрам, усевшись рядом.
- Так это... Клан... – помедлив, ответила Хината, и это была чистая правда. Родись она в простой семье, то вряд ли бы пошла в Академию.
Хачи презрительно хмыкнула.
- Н-да... Хьюга. Ну и хорошо у вас там, в клане?
Хината не ответила и запахнулась плотнее.
Ей нечего было ответить. Из всего клана более или менее нормальными можно было назвать только её отношения с сестрой, которые держались в рамках нейтральных. Хоть Ханаби чаще пропадала на тренировках с отцом, чем виделась с ней, но она единственная изредка искренне беспокоилась о Хинате. Ещё Ко – он был добр с ней, однако нельзя было утверждать наверняка, не было ли это приказом.
Неджи обычно относился к ней с холодной учтивостью, но иногда его маска давала трещину, и Хината видела в глазах двоюродного такую ненависть, что дрожь пробирала до самых костей. Хината старалась не заговаривать с ним без важного повода. Избегать Неджи в большом особняке клана было не так уж и сложно.
Другое дело отец. Поначалу Хинате было очень больно, но после ей стало казаться это подарком, который очень трудно оценить по достоинству. Оказалось, что гораздо легче не натыкаться на укоряющие взгляды Хиаши, твёрдые и сухие, не видеть, как отец злится, а потом безнадёжно вздыхает. Старания Хинаты будто уходили в ни куда, от тренировки к тренировке ничего не менялось. Поэтому сегодняшнее положение вещей было в каком-то смысле лучше, но всё равно больно.
Хиаши практически игнорировал свою старшую дочь уже почти год.
От грустных мыслей её отвлекла Сейрам, обхватив внезапно руками и крепко стиснув. Хьюга ойкнула и смутилась.
- Будем греться, – заявила продрогшая в топике и шортах Хачи, обнимая Хинату, - И не спорь.
Хьюга и не собиралась: вряд ли в этом был какой-то смысл, тем более, постепенно стало на самом деле теплей. Девочка свернулась клубком, и страх перед лесом и будущем уходил, оставляя лишь колющее непонимание.
Но Сейрам болтала о какой-то чуши, которую Хината не слушала, её глаза напоминали топлёное золото или не засахаренный мёд, и никаких враждебных намерений от неё не исходило. Задавив в себе желание задавать вопросы, Хьюга затихла.
Шио игнорировала их достаточно долго, но в конце концов не выдержала, встрепенулась и выкрикнула в сторону Хачи:
- Хватит играться в няньку!
Но Сейрам открыто захохотала ей в лицо. Ёко недовольно рыкнула и отвернулась к костру; как об стенку, ей богу.
Хината вскоре не выдержала усталости и задремала.

Хьюга резко открыла глаза и встрепенулась. Девочка некоторое время не понимала, где находится – столь крепок был сон, после чего она никак не могла вспомнить, когда успела заснуть. До утра было ещё далеко. Рядом, поджав под себя ноги, лежала Сейрам и морщилась своим тревожным снам, не открывая глаз, словно вот-вот огрызнётся на них вслух. От костра остались только яркие угли, которых не хватало, чтобы осветить всю поляну. Непроглядная темнота подобралась совсем близко, а вместе с ней и ночные жители Леса Смерти.
Хината боялась даже шевелиться. Привстав, она осторожно огляделась.
Первой, кого она увидела, хоть и сначала взгляд прошёл мимо пару раз, оказалась Юмия; её было трудно заметить, так как Орочи сидела на том же месте, достаточно далеко от углей костра, и в той же позе. Её шляпа была так же сдвинута на глаза. Понять, спит она или нет, было невозможно, а проверять не было не малейшего желания.
Киба, Шино, Гаара и парень с песочными волосами всё так же находились без сознания.
Шио нигде не было.
Послышался тихий шорох веток. Хината напряглась, и её рука автоматически выхватила кунай. Хьюга легко и, прикрыв глаза, и притворилась спящей. Это могли быть не только кто-то из ночных тварей, но и команда противников, охотящихся за свитками. Куноичи из Аме свитками пока не интересовалась, ведь если бы они хотели, то легко бы отняли свиток группы Хинаты, который Хьюга забрала себе и спрятала за пазуху при первой же возможности.
Но это оказалось всё лишь Шио с небольшой охапкой хвороста. Было похоже, что Ёко просто нашла себе предлог, чтобы уйти с поляны, так как дров было ещё достаточно. Девушка небрежно кинула ветки возле костра, скрестила руки на груди и посмотрела на небо.
Из лесной темноты донеслось мерзкое шебуршание. Хината сглотнула: ей представились гигантские ядовитые пауки и тысячи сороконожек, перебирающие лапками во мраке.
Шио, кажется, тоже это услышала. Ёко повернулась в ту сторону, склонила голову на бок и медленно вытащила из ножен сабли.
Это было безумие. Идти одной ночью в чащу, без своего оружие – самоубийство. Но Шио определённо так не считала, расслабленно прошла несколько шагов вперёд и внезапно резко по-звериному прыгнула вперёд и вверх. Ветки шумно сомкнулись за её спиной, скрыв девушку от глаз Хинаты.
На мгновение стало тихо, и вдруг кто-то взвыл, заверещал. Где-то там, в темноте, коротко вскрикнула Ёко. Хьюга подорвалась с места, не подумав о том, что слишком слаба, чтобы помочь, но вдруг раздался короткий яростный рык и всё резко оборвалось.
Лёгкий порыв ветра принёс из-за деревьев мерзкий запах палёного. Сейрам зевнула и перевернулась на спину, растянувшись на земле во весь рост: её сон сменился на спокойный, а кошмары отступили. Юмия не шевелилась.
Шио тихо вышла из зарослей, будто ничего и не произошло. Её руки были по локоть перепачканы в чёрной жиже, а плечо пересекал глубокий порез. Но девушка была расслабленна. Игнорируя боль, она вытерла руки о траву на границе поляны и леса.
Рана на плече засветилась красно-рыжей чакрой, и Хината поражённо увидела, как та затягивается прямо на глазах.
Наверное, изменённый геном... Хьюга никогда о таком не слышала, но в мире было ещё слишком много того, что она не знала.
Ёко подхватила брошенное оружие, закинула мечи себе за спину и вернулась к костру. Выхватив из кучи хвороста длинную ветвь и разворошила ею угли. В неярком свете было заметно, что она морщится, но чакра справлялась быстро, и без всякого её участия.
И вдруг, качнувшись, девушка потянулась к раскалённым углям и запустила в них руки, низко склонившись над костровищем. Хината тихо ахнула: кончики волос Шио должны были уже вспыхнуть от жара, кожа покрыться безобразными волдырями ожогов, а сама она – застонать от боли...
Но расслабленная поза, подрагивающие ресницы, чуть приоткрытые губы, тихое и спокойное дыхание указывали на то, что Ёко относительно комфортно в таком положении.
Невольно Хьюга засмотрелась на неё, такую живую, такую далёкую. В полудрёме Хинате послышалось мягкое утробное рычание, но она не успела задуматься над этим, так как усталость была сильнее.
Шио, не поворачивая головы, посмотрела на крепко спящую Хинату. Поразмыслив, девушка отстегнула от спины крепления, не вынимая оружие, положила рядом и кинула несколько мелких деревяшек поверх углей. Те сразу же радостно вспыхнули.
Сейрам открыла глаза, зевнула, потянулась и села. Шум разбудил её, но девушка старалась отогнать сонливость – не помешает сменить Ёко. Хачи встряхнулась, встала на ноги и, не долго думая, взяла на руки Хинату и поднесла к костру, укладывая рядом с теплом. Не просыпаясь, Хьюга перевернулась на другой, отворачиваясь от света.
- Посидишь? – тихо спросила Шио и Сейрам и, не дожидаясь ответа, повалилась на бок и закрыла глаза.
Ёко заснула почти мгновенно.
Сейрам села возле костра, подкинула ещё дров, чтобы огонь разгорелся веселей и жарче, и зевнула. Откинувшись назад, положив руки за голову, она стала смотреть на единственную отчётливо-видную звезду, тихонько напевая на эльфийском старую детскую песенку под аккомпанемент расшумевшихся сверчков.
Утверждено Однохвостая
Шиона
Фанфик опубликован 23 апреля 2012 года в 00:15 пользователем Шиона.
За это время его прочитали 1015 раз и оставили 3 комментария.
0
Boom_on_a_head добавил(а) этот комментарий 14 мая 2012 в 23:22 #1
Boom_on_a_head
привет-привет, ув. Шиона))
Знаете, я очень удивлена, что к фанфику нет комментариев, ведь он, действительно, просто восхитителен! Я не уверена, что смогу сказать, чем вы меня тут зацепили, но зацепили, а это главное)) Поначалу, когда я только открыла первую главу, я думала - меня не затянет. Там были какие-то воспоминания, что -то не понятное, да и не люблю я, когда добавляют много новых героев. Но! Потом меня затянуло так, что я читала, читала, читала и читала! Действительно, очень хороший стиль, такой легкий, легко читается. Это, конечно же, можно понять по вашим миникам. Я действительно влюбилась в ваших героинь, каждая мне по-своему нравится) Очень интересно - что же будет дальше, очень хорошо ваш фанфик вплетается в действия аниме! Пожалуй, я могу сравнить его только с "Жизнь, как два варианта", а это мой любимый фик. Я даже романтики не требую - тут насстолько все интересно, что это пока меня не интересует)) Из-за вашего фика я никак не могу на чем-то нормально сосредоточиться и выспаться! :D Надеюсь на скорую проду, и! на-за-что и ни-ког-да не забрасывайте его! хотя бы ради... меня! :D
одно но! ооооочень много опечаток! вам бы не помешала бета. Нет, она просто необходима! Тут даже я могла бы пробежаться глазами по тексту, да поисправлять ошибок)
В общем, удачи! И, ожааалуйста, не затягивайте с продкой))
с ув. Шухер на голове
0
Шиона добавил(а) этот комментарий 15 мая 2012 в 00:20 #2
Шиона
спасибо. забрасывать не собираюсь, а про ошибки в курсе. и про бету тоже...( честно говоря, этот фанфик проще кинуть в ориджиналы по сути своей...
0
Boom_on_a_head добавил(а) этот комментарий 15 мая 2012 в 16:00 #3
Boom_on_a_head
Ни в коем случе его нельзя переводить в орджинал, по-моему! Ведь интересно, как наши герои будут вписываться в историю, как ваша история будет переплитаться с оригиналом из аниме, как кто поступит и что сделает, ваш фик открывает те же действия с другой стороны, как быдто открывая правду) Сейчас, я думаю, наступил тот переломный момент, когда история аниме меняется, разные персонажи поступают уже по-другому. Кроме того, очень интересно, как закончат экзамен на чунина девчонки, что их ждет впереди! Еще много не раскрытых секретов, которые не терпиться открыть, а потому, прошу вас, не затягивать с продкой!
с ув. Шухер на голове