Статья про нового персонажа из 3 сезона Наруто - Боруто Узумаки
Наруто Клан Фанфики по Наруто Другое Ну мы же биджу... Глава 40. То время. Часть 1.

Ну мы же биджу... Глава 40. То время. Часть 1.

Категория: Другое
Ну мы же биджу... Глава 40. То время. Часть 1.
Память - враг мой.

Шио уже перестало укачивать. Эльфийская ладья рассекала водную гладь мягко, но стремительно. Качка была слабая, и к ней привык даже Сон-Гоку. Расслабившись и заскучав, так как его напарник предпочитал проводить время за бортом, четырёхвостый лениво раскурил самокрутку, которая наполнила половину палубы едким зеленоватым дымом. От него сильно кружилась голова, но младшей Ёко уже надоело шататься по кораблю, а малышка Сейрам заснула на коленях у красавицы-матери.
Определённо не одобрявшая сомнительные трубочные зелья Ева устроилась возле рулевого и вела с ним неспешную беседу. Оба высокие, зеленоглазые и с волосами, как золотое шёлковое пшено и солнечные лучи – у мужчины длинные, у женщины короткие. Все эльфы похожи, если их не знать, но на их туниках вился одинаковый орнамент. Шио уже вызубрила, что это герб рода Нагваль. Наверное, рулевой какой-то родственник Сейрам и Евы. Гьюки уже успел поворчать на тему, что он сам в состоянии позаботиться о собственной жене.
Лисица зевнула, показав ещё не затупившиеся подростковые клыки; девушка начала развиваться поздно. Отлипать от уютного бока брата не хотелось, тем более что Курама уверенно удерживал сестру рукой под своей накидкой. Его майка пахла костром и серой, что было куда лучше воды и соли, которыми наполнился окружающий мир.
И как Исобу может там так долго плавать?
А вот Гьюки Ева за борт не пустила. Правда, тот всё равно нырял, ночью, когда Нагваль не желала отходить от дочери. А вот днём Сейрам лезла за повторять за папой, и приходилось её вылавливать. Сачком.
- Сколько нам ещё? – спросил брат не у неё.
- Сутки, - отозвался Гьюки. - При хорошем ветре, может, к рассвету успеем.
Сон выдохнул особенно большой клуб дыма. Курама очень настойчиво попросил его выдыхать в другую сторону.
- Может, спустим нашего учёного с мачты и спросим его про ветер? – лениво протянул Сон Гоку. От травки ему было всё лениво и чуть-чуть весело, а жёлтые глаза становились раскосыми: вполне обычное его состояние. Возможно, в данный момент он был уже на Последнем мысе – самой северной границе «мира» людей. Мыс указывал почти точно в направлении их дома и являлся частью процветающего островка моря Цуметами. Люди там ещё много лет назад дали клятву о неразглашении, при нарушении которой остров бы стёрли с глади моря, и не стремились её нарушать, принимая гостей из таинственных вод.
Это брат тоже заставил выучить, так как Шио не до конца понимала, зачем ей всё это знать. Им с Курамой всё равно дальше топать. Гораздо интересней было разобраться, почему здесь такое холодное море. Дома же более-менее тёплые берега, хотя от сезона зависит. Книжка объясняла это гигантским ледяным течением, которое шло откуда-то от моря восточней и северней земель клана Юсуи, шло круто на юг, минуя границы Леса, и поворачивало на юго-запад, к берегу выравниваясь до просто запада, у Южного континента, неся холод его северным странам. Те даже назывались соответствующе – страна Льда, страна Снега… Шириной это течение было с небольшую людскую страну.
Шио поёжилась. Холод она не очень любила, хоть внутренний огонь и помогал ему сопротивляться.
- Тебе больше надо, ты и лезь, Сару*, - отмахнулся Курама, уже устав запрокидывать голову к верху и, естественно, не желая никуда забираться.
Младшая Ёко закрыла глаза. Ей вновь стало скучно, но и что-то менять не хотелось. Вдруг брат чуть потряс её за плечо. Шио высунулась из-под накидки. Старший Ёко кивнул куда-то наверх.
- Ты глянь, на самом деле полез.
Сон Гоку покачивался где-то на верёвках, тянущихся от парусах, которые как-то по-особому назывались, но кицунэ и не думала запоминать. Раскачивался Сон интересно, медленно, словно тяжёлое после стирки бельё.
По логике, отпустив верёвку, он должен был рухнуть вниз, но, видимо, оттолкнулся очень хитро и ухнул прямо в воронье гнездо на главной мачте.
Три секунды было тихо. На четвёртой сильнее не стала, но воронье гнездо сотряс электрический разряд, а четырёхвостый не только вылетел оттуда, но и с края поперечной балки прыгнул с высоты прямо в воду. Болтающаяся на соседней мачте Мататаби даже не подумала остановить его полёт.
В воздухе за ним остался дымный след. Шио, прикинувшись беспокойством, вывернулась из руки брата и перевесилась через перила, высматривая четырёхвостого в волнах.
- А ты видел, как к нему Сайкен забрался? – задумчиво спросил Гьюки, ни к кому толком не обращаясь.
- А он забирался? - тем же тоном отозвался Курама. – Кокуо всеми стихиями владеет, мог и молнией ударить.
Восьмихвостый покачал головой.
- Когда это наш учёный пользовался в последний раз своими талантами? В генджитсу его и ты потонешь, а остальное… Не уверен, что он стал бы использовать что-то лишнее.
Старший Ёко пожал плечами и вытянул руку, пуская сестру на прежнее место. В воде Шио никого не обнаружила, но не сомневалась, что Сон Гоку не потонет.
Наверное.
Кокуо спустился настолько быстро, что лисица не различила, как он передвигался с балки на балки; мужчина смазался в серую тень. На палубе он осторожно поправил очки, а Ёко в который раз испытала навязчивое желание тронуть его волосы, так как ей страсть, как хотелось проверить, какие на ощупь эти топорщащиеся иголки. Правда, теперь пятихвостый немного волосы отрастил, и теперь пряди торчали меньше, но идея осталась.
- Хорошая у тебя молния, - вскользь заметил Гьюки, надеясь вытянуть из Кокуо информацию, как он это сделал. На молнии способны лишь мастера огня, которые тренировались не один век, или же наделённые талантом, как Сайкен.
- Не моя. Напарник одолжил.
Шио хотелось брякнуть глупость и спросить, как вообще можно одолжить технику, но Курама перехватил его жёстче и щёлкнул пальцами по плечу. Кокуо вновь поправил очки и направился в сторону трюма.
- Да не лезь ты к ним! – крикнул ему вдогонку старший Ёко, но поздно.
Сайкен и Чомей не просто так из трюма не вылезали, шестихвостый своей подруге всего пару недель назад предложение сделал.
С другой стороны перил показалась голова взмыленного Исобу. Парень весь посинел от морской воды, хотя обычно его волосы были водросле-зелёные. Ладонью он крепко накрепко придерживал Сон Гоку, из которого волнами дурь не смыло. Его плечо было немного обуглено, но в остальном молния ему не навредила.
- Чего тут у вас происходит? – вытаращился трёхвостый почему-то на Шио. Девушка помахала ему ручкой и зевнула.
Кажется, Исобу не понял, с чего бы Сон пошёл ко дну. К содержимому самокруток у него уже давно выработался иммунитет.
- Хватит с него, - спокойно произнёс Гьюки и, забрав оставленный бычок, намеревался его потушить и кощунски выбросить за борт, но Ева отреагировала быстрее – глаз зоркий, внимательный:
- Не трогай эту гадость!
Восьмихвостый вздохнул, почесал поочерёдно свои дреды и щетину, поднялся и потопал к жене объясняться. Да и не была она никогда ему обузой, влюблён, словно во время первой встречи и первого свидания. К тому же, проснувшаяся Сейрам уже висела на руле, и мама с рулевым с девочкой справлялись плохо, потому что та была сильна не по годам.
Исобу забрался на палубу, аккуратно положил Сон Гоку просыхать на доски и вгрызся в только что пойманного тунца. Младшая Ёко высунулась. Настоящее мясо было б лучше, но мяса не везли, а тунец выглядел соблазнительно. Трёхвостый подмигнул ей и перекинул кусок с хребта.
- Привет, - сегодня они ещё не виделись.
- Привет-привет.
Мяса оказалось на два укуса, но больше и не хотелось.
- Чего сонная?
Шио пожала плечами.
- Не знаю.
- Шукаку видела?
- Дрыхнет?
- Чего так?
Кицунэ прикинула, вспоминая, с каким недоверием Шукаку поднимался на корабль. Видимо, нелюбовь к морю была свойством всех тануки, так как шедшая с ним в паре Аза-сан – самый взрослый член их отряда – тоже морщилась на волны и не изъявляла ни малейшего желания появляться на палубе.
Вчера девушка видела, как друг в очередной раз не желал расставаться с калебасом. Боялся, что замочит, а как на корабле хоть что-то высушить до конца? Одежду ещё ладно, но песок не высохнет. Поэтому Шио то бегала к нему, чтобы поддержать, то оставляла наедине с Азой, так как тануки с успехом жаловались друг другу на жизнь. Правда, кажется, Шукаку в присутствии Азы было неловко, но им в течение всей миссии рядом держаться: Шукаку сам напросился на задание, а Совет посчитал его уж больно молодым да ранним и поставил опытную Азу-сан присматривать за новичком.
Блин, да уже больше века прошло, сколько можно…
Впрочем, сама Аза была не прочь развеяться и дать свободы своему молодому мужу, который остался дома. Их брак разлуки только подогревали.
Но вслух Ёко произнесла:
- Понятия не имею.
Исобу пожал плечами. В нём было что-то от его напарника, но в отличие от Сон Гоку, на контакт трёхвостый шёл легче. Они были почти друзьями, не хватало какой-то малости.
Но это ничего. Шио ещё успеет разобраться.
- Кто-нибудь до конца понял смысл нашей миссии? – зевая, спросил уже немного оклемавшийся Сон, не поднимаясь с палубы. Парень растянулся на досках на спине и раскинул руки, закрывая глаза от неяркого света солнца, чьи лучи нет-нет, да пробивались сквозь налёт серых облаков на небе.
- Из-за того что люди быстро развиваются и начали новую войну с активным использованием энергетических потоков, необходимо проследить за ними в течение длительного времени, влившись в среду и наблюдая, - забубнил Курама. – Миссия минимального уровня опасности, однако длительная, и поэтому разрешено выбрать себе спутника самостоятельно. Одиночки запрещены на случай экстренных ситуаций, стихийных бедствий, болезней и других непредвиденных случаев.
Младшая Ёко как можно громче фыркнула. Курама снова подтянул сестру повыше, так как Шио опять сползала из его хватки на доски.
На доски не хотелось. В середине их начистили, и совсем недавно, но у борта они были уже солёные и мокрые; после такой воды кожа становится неприятно-липкой.
- В общем, лёгкое задание, - небрежно махнул рукой старший Ёко. - Но дают отсрочку в дозоре.
- Кому отсрочку, а кто только после и надеялся на отпуск, - буркнул Сон Гоку.
Ни для кого не было секретом, что внимательностью он не отличался даже при всём желании, а потому на сложные точки его не посылали ни разу. Впрочем, кто знает, далеко не вся информация о службе на границе не являлась секретной.
Может, и ходил куда.
Брат, пользуясь тем, что Исобу лениво пнул Сона, а тот в отместку начал дурацкую возню, шепнул ей на ухо незаметно:
- Ты свитки куда убрала?
- К твоей катане.
- В отсек?..
- Да-да, в ножны.
- Возьмёшь себе один.
- Может потом?
- Лучше пока мы на корабле.
Шио кивнула, выскользнула из-под его руки и направилась в сторону их с Курамой каюты.

Flashback

Каменные ступени спускали всё дальше вглубь. От стен тянуло холодом и сыростью. Почему-то грани ступеней были стёрты, хотя Шио очень сомневалась, что здесь часто ходили. У девушки по коже бежали мурашки. Если бы она видела брата, то вела б себя спокойней, но проход был слишком узок, чтобы идти рядом. Ёко слышала шаги Курамы, но сейчас этого не хватало.
- Эй, - тихо окликнул её Курама сзади, и Шио почти вздрогнула. Широкая ладонь легла на плечо и ободряюще сжала. – Давай-ка я первый, всё равно ко мне обращаться будут.
Хорошее объяснение, деликатное.
Кицунэ просто никогда ещё не спускалась на нижние уровни. Не все члены Совета желали показываться, а сейчас зачем-то призвали их к себе. А ведь эти существа тёмные, тайные, холодные, почему именно они?
Либо причина есть, либо это прихоть. Либо насмешка.
Страх может прийти и от непонимания…
Шио осторожно, чтобы ноги не съехали вниз по скользкому камню, поменялась с Курамой местами. Старший Ёко взял сестру за руку и, продолжив спуск, не отпустил. Страх ушёл, хоть Шио и приходилось чуть нагибаться вперёд, чтобы не выпустить его ладонь. Но это ничего, если свалится – брат поймает.
Лестница наконец-то кончилась. Ступени привели в небольшй помещение с каменным столом посередине. Приглядевшись, Шио заметила, что стол-то жертвенный. На нём, скрестив ноги, расположился худой и даже какой-то маленький мужчина без возраста с иглами дикобраза вместо волос. Сейчас они лежали спокойно вдоль головы концами назад; такие же иглы торчали из его плеч и предплечий, поэтому из одежды он носил только штаны. Скорее всего, Ёко знала его имя – со слов, с учебника, но, не видя ни разу раньше его узких глаз, не могла вспомнить нужное, а потому молчала.
Впрочем, мужчина ничего говорить не стремился. Эрис стояла по левую сторону стола, и возле неё находилась высокая фигура без лица, с белыми глазами из звёздного света. Всё тело походило на полотно, как будто бы он - она? - закутался в плащ, и мерцало серебряными искрами.
Мангецу выглядел на их фоне даже обычно, учитывая то, что Эрис приняла своё более истинное и бесплотное обличье.
- У нас для вас обоих отдельное задание.
Курама стоял прямо, Шио – чуть за его спиной. Девушка хотела отпустить его руку, но брат завёл свою чуть назад, пряча их контакт за спиной.
- В стране Огня, в которую вы направитесь, есть сильный клан. Их глаза нас беспокоят.
- Глаза? – эхом отозвался Курама.
- Глаза. Наша почтенная сестра, - Мангецу чуть кивнул головой в сторону бледно искрящейся фигуры, - принесла известия, что их глаза прокляты. Нам будут полезны любые сведения о них и их владельцах. Особенно сильнейших. Мы дадим вас свитки, записывайте всё на них и закрывайте на ночь. Утром мы будет всё знать.
Шио немного поёжилась.
- Что это за клан? – спросил Курама. Младшая Ёко по его голосу поняла, что он не рад дополнительной миссии, которая, возможно, скрывается от Феанора. К счастью, никто больше этого не услышал.
- Клан Учиха, - произнёс Мангецу и отвернулся от них: он уже сообщил всё, что нужно. – Благодарю, сестра, возвращайся домой.
Мангецу поклонился, взял призрачную руку и поцеловал тонкие пальцы женской руки. Светящиеся глаза на мгновение закрылись. «Дикобраз» спрыгнул со стола, повёл рукой и в стене открылся проход. Фигура, мерцая, исчезла в нём вслед за мужчиной. У Шио по спине прокатились мурашки, когда она осознала, что перед ними был Повелитель Земли, ненавидевший большинство смертных.
Поклонившись Мангецу и Эрис, которая как-то нехорошо сощурилась, кицунэ развернулись обратно к лестнице и покинули помещение. Хотелось скорее оказаться на воздухе.
- Мне не нравится, как на нас посмотрела Эрис, - поделилась младшая Ёко. – Поговаривали же, что она провидица…
- Не говори ерунды, только Оракул видит вперёд. И делится тайнами неохотно.
- Но он мог что-то ей сказать…
- Не волнуйся, - успокаивающе. – Зато теперь мы можем похвастаться тем, что видели Царицу Ночи.
Шио почти споткнулась. О ней ходили легенды – о том, что она всё видит с высоты, что её крылья охватывают весь обозримый и необозримый мир, что говорит с богом Сусаноо и что она гасит старые звёзды и своим дыхание разжигает новые…
- Ты уверен?..
- Стал бы Мангецу так обходительно себя вести с кем-то ещё, - буркнул Курама и толкнул плечом. – Но это значит, что наше задание действительно важно.
«Важно им», - подумала Шио, не осмелившись сказать ничего вслух, так как снаружи уже сгустилась ночь.

The end of flashback


От острова Сон Гоку и Исобу сразу же направились на юг, предпочитая добраться по морю через залив Сенсоо, а там уж сориентироваться, где высадиться – у них не было конкретной цели. Кокуо и Сайкен разделились: хоть предполагалось Советом, что напарники отправятся вместе, а с Чомей – Мататаби, но из-за безопасности миссии Сайкен и Чомей остались вдвоём. Молодожёны собирались отправиться на восток в сторону островов, но так как оба не переносили холода, то сначала решили добраться на корабле Исобу и Сон Гоку ближе к тёплым землям.
Мататаби и Кокуо разделились, не сговариваясь: близки они не были и причиняли бы друг другу только проблемы. Пятихвостый выбрал большую страну на юго-западе, и ему неожиданно составил компанию Гьюки с семьёй. Мататаби осталась одна, но не расстроилась – неподалёку будет целых двое, а Чомей вообще намеревалась часто всех навещать, благо, быстрые крылья позволяли ей пересекать целые страны за короткий срок. Шукаку и Аза по земле, через страну Льда и дальше, взяли курс к пустыне этого континента, тем более, что она была связана с Живой Пустыней дома. Да и жили там не только люди.
А Ёко отправились на юг пешком в высшем облике. Шла война и северная зима, и люди не смотрели по сторонам. Далеко от трактов их никто не замечал, лишь раз, на территории страны Земли, в которую, кажется, как раз выбрал Кокуо, Шио случайно напугала до полусмерти какого-то юношу: лапа наступила на плохое место на обрыве, и лисица кубарем скатилась вниз, перепачкавшись в листьях и глине. Её оглушило, а, открыв глаза, Ёко увидела прямо перед носом какого-то паренька с мечом. От шока тот замер и даже не пытался ничего сделать. Шио не придумала ничего лучше, кроме как махнуть хвостом и вырубить его, и с помощью брата забраться обратно на склон. Курама даже куснул её в загривок за неосторожность, но девушка тогда ещё не до конца понимала, насколько он прав.
В конце концов, это всего лишь мальчишка.
Дальше уже в высшем облике не шли, да это и не надо было – они преодолели большую часть пути меньше, чем за три недели. У них не было карты, поэтому границы стран они представляли смутно, но двигались всё же в нужном направлении.
А в мире людей шла война…

Страна Огня тёплая, но разрушенная. Шио видела и не такое, даже к своим годам, но после первой разрушенной деревни, где они смогли найти хотя бы неточную карту, Курама, кажется, нарочно выбирал путь через лес, чтобы младшая Ёко не впадала в уныние. И сложно было спорить, что так ей было проще.
Даже поля недавних сражений, в землю которых не до конца впиталась кровь, задевали её меньше, чем пустые, брошенные жилища. Шио не видела в крови и мёртвых телах ничего особенного.
Ёко никуда не торопились, не переходили с шага на бег, но и старались не попадаться никому на глаза. В маленьком городке, находившемся под охраной достаточно мирного клана ниндзя – Нара, они купили хорошую обувь и пропитания, чтобы не охотиться лишний раз. Сандалии Шио понравились, ткань приятно обхватывала ногу, а укреплённое голенище плотно прилегало в щиколотке. Некоторые уже и дома такие носили, но достать пока что такую обувь вместо обычной, плетёной или кожаных аналогов, было трудно.
Уже три дня их путь лежал по хорошему широкому тракту – за ним определённо ухаживали, содержа в порядке. Но теперь они добрались до развилки и, устроив привал, решали, как поступить. Курама разложил карту, а Шио следила за вялившимся над костром мясом. В человеческом облике они не боялись привлечь чьё-то внимание дымом или ещё как – младшая Ёко сильно сомневалась, что здесь найдётся кто-то сильнее напарников-девятихвостых. Тем более, брата и сестры. Курама разделял её мнение.
- Смотри, - позвал старший Ёко; девушка отвернулась от костра. – Вот эта дорога идёт на север и где-то там – клан Учиха. Я расспросила Нара: у Учиха большая территория, поэтому найти их будет сложно. С другой стороны – чтобы что-то узнать про глаза от них, надо как-то подобраться поближе к ним, особенно к Мадаре и его брату.
- Мадаре?
- Глава клана. У него самые сильные глаза.
- Ты их хоть название узнал? – фыркнула младшая Ёко, которая в городе больше занималась провизией и планированием дальнейшего пути, чем налаживанием контактов с шиноби. Мужчин здесь отчего-то уважали больше, поэтому у Курамы изначально было больше шансов что-то выяснить.
- Шаринган.
- Ша-рин-ган… - по слогам повторила Шио, чтобы лучше запомнить, но сразу же отвлеклась, так как запахло горелым. Мясо удалось спасти вовремя, не сделав его жаренным, и, отдав один кусок брату, сунула в рот свою долю. Остальное необходимо было разрезать на полосы, отбить и свернуть «рулетиками». Одна такая полоска мяса придаст сил на целый день спокойного пути, поэтому ими стоило запастись.
- А вот эта дорога, - брат, немного мямля из-за еды, повёл пальцем ниже, - идёт на юго-восток к клану Сенджу, который является основным противником Учиха. Их глава достаточно добрый человек, к тому же, можно притвориться, что мы против Учиха, и нам с радостью помогут, так как мне кажется, что Сенджу не могут не знать про шаринган этот что что-нибудь. Но правдивость такой информации будет сомнительна.
Шио пожала плечами, тем более что она рот набила мясом и ответить ничего не могла. Руки действовали как бы отдельно и уже начали разрезать мясо. Курама что-то продолжить бубнить себе под нос, не зная, что делать – у него была привычка иногда болтать с самим собой во время раздумий. Младшая Ёко постучала его по плечу, жестом попросила развернуться спиной и откинулась назад, прижавшись к нему лопатками.
Вот так гораздо удобней.
К тому времени, когда Курама вышел из астрала и потянул руку за вторым куском – первый, видимо, ушёл в мозги – Шио уже закончила с нарезкой и отбивкой и уже сворачивала в тугие свёрточки последние полосы.
- Чего там у тебя? – миролюбиво и ласково спросила кицунэ. Брат что-то забурчал.
- Да не внаю я, не внаю, - отозвался Курама с набитым ртом. – Можно разделиться… но я даже не знаю…
- Можно, - кивнула Шио, которой идея не казалась плохой. Немного самостоятельности – что может быть лучше?
А друг друга они всегда и везде смогут найти.
- Ты не против? – удивлённо.
Девушка пожала плечами.
- А чего против-то? Идея не плохая.
Курама молчал. Шио лениво раскладывала на чистом куске ткани мясо на две равные кучки, разделяя запас. Потом, поразмыслив, доложила пару лишних свёртков в долю брата. А она поохотится если что.
- Ну…и куда бы ты хотела? – тихо спросил старший Ёко.
- Может, жребий.
Не глядя, Шио поняла, что брат кивнул. Девушка качнулась вперёд и повернулась к нему лицом; Курама тоже развернулся. В ладони он зажимал две соломинки.
- Короткая – Учиха, длинная Сенджу. Тяни.
Лисица взяла левую. Короткая.
- Я к глазастым, - засмеялась почему-то она. Курама покачал головой и забрал свой запас мяса, чтобы завернуть и аккуратно убрать в заплечную сумку.
- Переночуем здесь, а утром пойдём, - негромко произнёс он, хотя было ещё очень рано. Шио поняла, что брат имеет в виду, без лишних слов.
Вместе всё же спокойней.

Ночью спалось жарко, так как с одной стороны горел костёр, а с другой обнимал Курама. Но, разумеется, на утро девушка не жаловалась. Брат быстро затушил костёр, Шио повнимательней изучила карту.
До развилки идти было мало, всего километр. Когда дорога разделилась, кицунэ повернулись друг к другу. Шио подпрыгнула, стукнув ладонь по поднятой ладони Курамы, и брат сгрёб её в охапку. Девушка засмеялась и поняла, что будет скучать, но не беспокоиться.
Брат сильный. С ним точно всё будет хорошо.
- Береги себя, - проворчал старший Ёко.
- Ладно-ладно, - Шио всё же отлипла от него. После махнула рукой, развернулась и решительно пошла прочь.
Спустя часа три монотонного шага тракт исчез: сначала сузился, и деревья подступили ближе, земля под ногами сменилась короткой порослью жухлой травы, а в итоге дорога распалась на множество тропинок, которые тоже затерялись в зарослях.
Ближе к обеду Шио остановилась на привал, чтобы перекусить и пораскинуть мозгами. У неё не было конкретного плана, но сейчас она решила прикидываться простым и мирным путешественником, тем более, отчасти это не враньё. Поэтому костра девушка разводить не стала, а сабли закрепила на поясе: вытащить она и так успеет, хоть ещё не выучилась до мастера, а опытный шиноби сразу поймёт, что такое оружие надо носить на спине. И что она не в курсе, а значит – не воин.
Ну, во всяком случае, на это было можно рассчитывать. Глупо же во время войны совсем без оружия расхаживать?
Направление движения можно выбрать любое. Всё равно никаких сведений о том, где могут быть Учиха, у неё не было. А так – тихо и неспешно идти, надеясь наткнуться на отряд или отдельного ниндзя. Лучше последнее.
И подозрений не вызвать.
Два дня всё происходило без изменений. Шио думала о брате и немного о Сейрам, которой трудно было заводить друзей-ровесников, и не пускала мысли в будущее. Те и не стремились особо туда. Под ногами приятно хрустели сухие веточки и шуршала трава; местами она становилась шёлковой, местами в ней пряталась поздняя перезрелая земляника, мягкая и очень сладкая. Девушка сначала подумывала ночевать на деревьях, но всё же махнула на это рукой: она могла укрыться и так.
На третий день лисице стало казаться, что начался подъём. Ночами выпадала роса, поэтому Шио не тушила костёр, и всё чаще попадались хвойные деревья. Ёко прикинула, что, возможно, поднимается в сторону каких-то очень старых гор. Направление она решила не менять, так как почему бы Учиха не укрыться среди скал, которые могли попасться на пути. Правда, на карте ничего подобного не было, но никто и не говорил, что сведенья точные.
Но проверить это девушка не успела. Едва поднявшись и затушив костёр, она хотела двинуться дальше, но вдруг уловила треск веток. Повела носом – кровь.
Человеческая.
И совсем близко, поэтому Ёко даже смогла уловить, что источник перемещается. Урывками и медленно кто-то бежал наискосок вверх. Шио куснула губу, задумалась на мгновение, почему ветер не принёс запах пота, который чаще всего различить легче, чем кровь, и бросилась на перехват.
Пусть это будет раненный Учиха. Это было бы восхитительно.
Деревья замелькали, ноги стучали по камням так, что Ёко жалела свои сандалии; девушка не пыталась передвигаться тихо. Источник приближался и, кажется, его преследовали – а вот тут кицунэ запах пота уловила: острый, сильный, мужской. Правда, скорее, мешанина, от небольшого отряда или группы людей.
Шио вылетела на небольшую и мирную полянку, спугнув из травы несколько птиц. И, видимо, ранее она просчиталась с траекторией, так как прямо на неё внезапно врезался совсем невысокий юноша. Девушка рефлекторно поймала его руками и отшатнулась назад; он остановился, и оказалось, что она ошиблась снова – не юноша, ребёнок, маленький ребёнок. Кровью пахло от него; мальчик зажимал бок ладошкой, дрожал от боли и ужаса и, кажется, оцепенел в её руках на пару мгновений, так как рванулся прочь не сразу.
- Тише, тише… - постаралась успокоить его немного Ёко, гладя курчавые вихры. – Не бойся, я тебе помогу… Ч-ч-ч…
Мальчик дёрнулся, но очень слабо. С такой раной нельзя ему было никуда бежать. Поэтому Ёко присела, обняла его и стала гладить по спине. Теперь девушка понимала, почему ощутила только кровь – пот детей почти не ощущается. Его преследователи были совсем рядом, но нападать пока что не спешили. Приценивались, скорее всего.
- Не бойся меня, я помогу тебе, ладно?
Мальчик шмыгнул носом. При нём было оружие, однако Шио мысленно ругалась на людей – да как можно в войну, в которой нет смысла – а в людской уже давно не было, посылать таких маленьких детей. Ему ж от силы семь лет.
- Я… я… с…сам…
- Ну-ну… Как тебя зовут?
Ребёнок чуть отстранился и вытер слёзы рукавов. Ёко сделала вид, что не заметила: раз при оружии, то уже взрослый и не хочет, чтобы она заметила, что он ревел.
- Кагами… - пробормотал он.
У ноги прошмыгнула спугнутая мышь. Ага, пора значит.
Блин, а эфесы на поясе…
- Держи рану, я быстро, хорошо? А потом домой тебя отведу.
Кагами тихо всхлипнул и не стал возражать.
Шио вовремя поднялась на ноги. Преследователей оказалось всего двое, меньше, чем она ожидала; разбираться, кто они, девушка не собиралась. Огонь она давно уже умела выдыхать и без печатей, и это была первая техника, пришедшая ей в голову. Огненный шар поглотил половину поляны, однако задеть никого не вышло – разбежались, шустрые.
- Это Учиха!
«Это меня за Учиха приняли?», - удивилась Ёко, не понимая причин таких выводов. Но тут Кагами крикнул:
- Сзади!
Кицунэ упала вертикально вниз, в ушах свистнула от пронёсшегося над головой клинка, который срезал концы волосы не поспевающих за хозяйкой хвостиков. Опёршись на руки, девушка ногой ударила назад: попала, мягко, живот, - и перекатилась вперёд. Схватила второго, дёрнула за доспех вниз на себя и впечатала лицом в землю. Шиноби приглушённо вскрикнул. Поняв, что ударила его в камень, Шио схватила его за волосы и с размаху впечатала в твёрдую поверхность его ещё раз, оглушая и выбивая зубы. Это дало ей секунду оглянуться и найти второго, но всё было хорошо – Кагами всё же не стал стоять на месте, а его большеватый для ребёнка меч торчал из спины второго ниндзя.
Ребёнок ребёнком, а убивать уже умеет. Ничего, она и сама научилась примерно в таком же, с переводом на человеческие мерки, возрасте.
Отвлекшись, кицунэ ослабила хватку и, пропустив момент, когда оставшийся в живых преследователей пришёл в себя, получила с размаху в нос.
- И не посмотрю, что ты баба, сучка… - прорычал он, пытаясь сжать горло девушки. С его окровавленного разбитого до мяса лица стекала кровь. Шио не сдержалась – слизнула упавшую близко к губам каплю – озверела от этого и, рыча по-настоящему, вцепилась зубами в чужую ладонь. Шиноби взвыл, не ожидая такой боли от человеческого укуса, дёрнул руку, а Ёко лягнула его коленом в пах и вонзила выхваченный у него же из сумки кунай в прореху нагрудника. Мужчина всплеснул руками. Кицунэ резко села, снова его укусила и провернула несколько нож в ране, смотря в глаза. Как только их взгляд окончательно потух, девушка немного брезгливо толкнула тело назад, поднялась с земли и сплюнула в сторону кусочек плоти с кровью.
Человечина, бе-е-е… Гадость какая, оказывается.
Кагами смотрел в пространство, но рану послушно зажимал. Шио выдернула его меч из трупа, лениво подумав, что собственное оружие извалялось в земле, но не понадобилось, и аккуратно обтёрла чужой клинок о штанину. Мальчик рассеянно посмотрел на неё, находясь в странном оцепенении.
- Я первый раз убил, - негромко и очень спокойно произнёс он.
Ах, вот оно как… То-то он бледный такой.
Впрочем, это он ещё и из-за раны бледный.
- Это бывает, - кивнула Ёко и, присев рядом с ним, аккуратно вложила катану в ножны. – Снимай майку, рану погляжу.
Кагами зажался.
- Снимай-снимай, - буднично повторила Шио. – Вон уж сколько крови натекло, помереть собрался?
То ли дело было в её интонации, то ли ещё в чём-то, но мальчик живот потянул одежду наверх. Наверное, стоило разрезать, а не давать ему лишний раз двигаться, но поздно уже. Девушка уложила Кагами на здоровый бок и сунула ему под голову свою сумку.
- А ты лекарь? – пробормотал он.
- Не… - протянула лисица. - Но кровь остановим.
Рана оказалась не такой глубокой, как ей казалось. Скорее, от бега состояние ухудшилось, да и падал мальчик, грязи нанёс. Жаль алкоголя нет - промыть, но хоть вода. Ёко сняла с пояса фляжку, выдернула зубами пробку и вылила всё до капли, смывая землю и кровь. Вокруг раны кожа покраснела, но несильно. Шио поднесла ладонь – жаром почти не тянуло.
Но скоро потянет…
- Тебе раны прижигали когда-нибудь? – задумчиво протянула Ёко.
- Нет…
- Тогда закуси рукав.
Кагами вздрогнул, но послушался. Не прижигали, но, скорее всего, знал, что это такое. Если бы у Шио имелись хоть какие-то лекарства… Но как-то при регенерации нет привычки их таскать с собой.
Девушка крепко прижала ладонь с чакрой к ране.
- М-м-м!!!
Из глаз Кагами брызнули слёзы, но она уже закончила и осторожно дула на образовавшуюся корку. На этот раз Шио тоже проигнорировала то, что он почти заплакал, сунула ладонь ему под голову, доставая из сумки бинты. Мальчик, оправившись немного – боль-то секундная – приподнялся.
- Лежи-лежи, - буркнула Ёко, складывая бинт. – Воспалится – скажешь, чтобы корку сняли. Сам не ковыряй.
Кагами угукнул. Девушка не стала его поднимать, чтобы сделать нормальную перевязку, и просто закрепила на ране сложенную в несколько раз марлю с обезволивающим.
- У тебя лекарства есть? Обезболивающее внутрь? – спросила лисица, догадываясь, что из чужих рук он ничего не возьмёт. И убеждения в том, что не стала бы она его спасать, если б намеревалась позже отравить, не помогут.
- Есть…
- Выпей. Не забудь. И не вставай.
Мальчик кивнул. Шио подняла его майку и отряхнула. На ткани на спине был какой-то красно-белый символ. Эх, жаль она не запомнила знаки кланов…
- У меня папу убили, - шепнул Кагами, пряча лицо. – Вчера. Я видел. Но не плакал.
- Ты молодец, - вздохнула Ёко и укрыла ребёнка его же майкой. Похоже, придётся разбить лагерь и подумать, что с Кагами делать.
Так как отпускать одного - явно не вариант.
Мальчик не сдвигался с места. Шио, оттащив трупы подальше, сбросила их в какую-то яму, развела костёр, кое-как соорудила прямо над Кагами навес, чтобы ему было тепло, и сунула ему еды из своих запасов, махнув рукой на его недоверие. Съел он или нет, девушка проверять не стала и просто повалилась у огня. Сквозь языки пламени кицунэ следила за Кагами.
Через час тот всё же поел, соблазнившись мясом. Ещё через один перестал зажиматься, кажется, поняв, что его не отравили. Возможно, успокоился и понял, что смысла в этом не было б. Поев и согревшись, мальчик свернулся клубком, как котёнок, и уснул, хотя до этого долго боролся с сонливостью.
Уже давно стемнело. Искры поднимались высоко. Шио сунула руку в угли и прикрыла глаза. Костёр «задышал» в такт с лисицей: выдох – чуть потухал, вдох – казался ярче.
Ёко заснула только к полуночи.

Изуна уже не первый раз не слушался приказа брата, привыкнуть их фильтровать. Некоторые сильно не соответствовали реальным желаниям Мадары, и вот как раз такие можно было нарушать спокойно. Брат вряд ли будет злиться при удачном исходе.
При удачном…
Вероятность найти Кагами живым так мала. Да, он отправился с отцом, но если бы всё было в порядке, то уже два дня назад вернулись бы. Мицуко уже считали вдовой и несчастной матерью, но она держалась – сильная. Другое дело, что Мадара ненавидел тех, кто тащил детей в бой, но полностью запретить это пока не получалось. Вот и отец Кагами был старой закалки и решил, что его сын уже взрослый.
Ага-ага, как же. Взрослый он. Изуна слишком хорошо знал, что это за взрослость. Сам таким был – и оружие хорошо держал, и белобрысого Сенджу готов был убить, да только после первого трупа спать не мог. И ума не хватало.
Мадара запретил идти их искать. Но Изуна знал, что брат примет смерть Кагами на свою совесть. И раз уж так, то Учиха намеревался хотя бы найти тело.
Их задачей было проследить за границами Сенджу. По идее, это не предполагает открытого боя, но, если исключить возможность обнаружения – тогда, скорее всего, смерть – то отец и сын могли попасть в ловушку. Быть может, Сенджу ещё не сделали их обход, и Изуна успеет вовремя. На всякий случай Учиха осторожничал и на территории родного клана: все эти границы зыбкие, к тому же, он мог найти раненых своих, которым сил вернуться не хватило совсем чуть-чуть.
Каково же было удивление Изуны, когда между деревьями он вдали завидел огонь костра. Свои дошли б до дома, здесь всего ничего, а чужие…
Да кто вообще станет так привлекать внимание на вражеской территории?
Бесшумно освободив меч из плена ножен, Изуна крадучись двинулся на свет. Эфес удобно лежал в руке, темнота прятала от посторонних глаз, а огонь сгущал её вокруг себя. Шаринган послушно позволил бы заметить тонкие нити ловушки в траве, если бы те там были.
Но всё чисто. Изуна напрягся. Слишком подозрительно.
У границы пятна света от костра: узкого, дрова уже почти сгорели, - Учиха забрался повыше. Пахло дымом, но от лагеря не доносилось ни звука.
Никого?
Нет, просто спят. Ближе к нему расположилась девушка: она лежала на голой земле у самого костровища и прикрывала лицо предплечьем от рассветных лучей, которые уже начали пробиваться сквозь кроны. Кажется, не притворялась. По другую сторону от углей кто-то соорудил не высокий навес из наломанных по округе ветвей. Изуна качнулся вперёд, так как тень от него скрывала второго человека, и едва не рухнул вниз, увидев сладко посапывающего Кагами. Утыкаясь носом в собственные кулачки, мальчик морщился и причмокивал губами, однако, это несомненно был Кагами. Более того – живой и невредимый.
Изуна тихо спустился на землю. Девушка не проснулась от того, что он спрыгнул совсем рядом с её головой.
Может, перерезать ей горло, пока спит? Ну, брат бы так и сделал.
Учиха подошёл к Кагами. Спит, действительно, укрытый собственной майкой. Чуть приподняв её, Изуна обнаружил бинты на его боку.
Ему помогли…
Почему они живут в настолько отвратительном мире, что убийство ребёнка никого не удивляет, но помощь – это что-то немыслимое?
Кагами немного ёжился от утренней прохлады. Изуна стянул с себя короткий, по пояс, плащ, набросил его на мальчика. Пусть спит.
А вот с девушкой следовало разобраться.
- Убери руки от мальчика, - произнесли за его спиной. Лезвие у горла многозначительно намекало на то, что будет, если не уберёт.
Изуна послушно поднял руки. Прозевал.
- Ты кто такой?
- Могу задать тебе тот же вопрос.
- Отвечай! – рык, но не громкий.
- Я Изуна, - добродушно ответил Учиха и упал на спину. Необычной формы меч снёс бы ему голову, но он был быстрее – рванул назад, заломил ей руку и впечатал спиной прямо в угли. – А ты кто?
- Не твоё дело, - зашипела она и поёрзала. – Пусти, одежду прожигает.
- Не одежда тебя должна вол…
- Пусти говорю, нету у меня другой!
Девушка удивительно сильно для своей комплекции отбросила его назад. Изуна ударился спиной корягу, шикнул – старую рану в пояснице защемило. Вот хороший сейчас момент, чтобы его добить.
Но почему-то никто не спешил этого делать. Учиха даже рискнул и не поднялся мгновенно на ноги. Нет, ничего. Сев, юноша уставился на голую худую спину; девушка уже сняла майку без рукавов, под которой у него ничего не было.
- Вот что ты сделал? – она, не оборачиваясь, продемонстрировала дыру с обожжёнными краями. – Мне ж даже зашить нечем.
- Ты чокнутая? – громко спросил Изуна первое, что ему пришло в голову. А второе, что ему пришло в голову – чистая женская спина, на которой не виднелось ни единого ожога.
Улучшенный геном?
- Не буди дитё, - шикнули на него. Учиха оглянулся на заворочавшегося от шума Кагами и покорно заткнулся. – У него отец погиб, пусть отдохнёт.
Значит муж Мицуко всё же мёртв.
- Ты видела?
Девушка покачала головой:
- Нет, мне он сказал, - она кивнула на Кагами.
Изуна вздохнул. Кто бы она ни была, к горлу ему клинок приставили, так как он подошёл слишком близко к Кагами. Значит, на самом деле спасла его и не хотела дать в обиду. А он вот так напал и одежду испортил. Правда, рядом лежала сложенная верхняя кофта, но какая разница, что именно испортил?
Сам факт.
- Ну… у меня нити есть. Для ловушек, правда… но они крепкие.
Девушка вскинула в его сторону раскрытую ладонь.
- И дров принеси, - буркнула она.

Шио копошилась в сумке. Где-то в свитке у неё был маленький котелок. Найдя оный, кицунэ отдала его Изуне, который, перед тем, как всё же сходить за дровами, продемонстрировал одинаковый рисунок у себя на спине и на одежде Кагами. После этого Ёко назвала себя, сказала, что хочет есть, и ушла за водой, оставив астрального клона присматривать на всякий случай за лагерем.
Кагами не будили.
Рис быстро приготовился. Помня о том, что он чужой, и стоит быть благодарным ещё и за хорошую еду, Изуна старался приготовить всё вкусно: нарезал мясо, кинул кореньев и кислой брусники. От мяса запахло вкусно. Его новая знакомая, накинув на плечи верхнюю кофту, зашивала дыру от угольев, протянув босые ноги к огню.
- Так ты… путешествуешь? – осторожно сказал Изуна.
Была у него одна догадка, но крайне сомнительная.
- Вроде того, - не поднимая взгляда. - Мы с братом путешествуем… но пока разошлись. Но это ничего, потом найдём друг друга.
- Да?
- Разумеется, - Шио всё же на него посмотрела, а взгляд чистый, карий. – Он же мой брат.
Другой человек не понял бы. Но у Изуны был Мадара. Учиха размешал похлёбку и добавил ещё пару ингредиентов
- Ты издалека?
- Да… Так что кланы не знаю, только названия. А символов не знаю.
Ёко отвечала всё примерно честно. В конце концов, так сложнее будет выявить откровенную ложь, если та понадобится.
Учиха задумчиво кивнул. Врёт или нет, но вот символов точно не знала. Девушка повела носом.
- А вкусно пахнет... – она села ближе.
- Почти готово.
Похлёбка вышла хорошей, наваристой. Сам Изуна не позволял себе обычно такой еды вне дома: всё не до того, на ногах и бегом. Шио тоже едва ли не облизывалась на котелок. Некоторое время оба молчали, заняв рты едой, а Ёко стукнула его по ладони, чтобы оставил Кагами. И не стоило, Изуна и так об этом подумал.
- А что за клан Ёко? – спросил Изуна через несколько минут, надеясь, что её внимание несколько отвлеклось.
Девушка, казалось, помедлила с ответом, но в итоге пожала плечами.
- Не клан. Просто фамилия. Или в ваших краях такого нет?
- Одиночек нет, опасно.
Шио ничего не сказала. Вскоре проснулся Кагами. Мальчик бросился к Изуне, как к отцу или брату, и обнял его, дрожа. Учиха прижал его к себе, стараясь успокоить, и пообещал, что никому ничего не скажет. Что в клане будут знать, какой Кагами сильный.
Ёко отвернулась от них и надела зашитую майку.

Изуна не объяснял, куда они идут, а Шио не спрашивала. В какой-то момент юноша повернулся к ней и сказал, что хочет помочь, но для этого придётся завязать глаза.
- Зачем? – удивилась Ёко.
Парень вздохнул.
- Я веду тебя к себе домой. К нам. Посторонние не должны знать хода.
Девушка наклонила голову набок. В целом, завязать глаза – не проблема. Грех той лисе, что полагается только на глаза.
- Если ответишь на два вопроса.
- Давай.
- Сколько тебе лет?
- Восемнадцать, - спокойно ответил Изуна. Вопрос как вопрос, может, ей просто любопытно, хоть он уже на автомате выискивал подвох.
- А как тебя зовут? Целиком имя?
- Изуна Учиха.
Ёко обрадовалась, но постаралась это скрыть. Учиха! Вот повезло! Значит она идёт сейчас как раз в сторону их убежища. Пуская всё на самотёк, девушка позволила завязать себе глаза полоской тёмной ткани. Изуна взял её за руку и осторожно повёл дальше.
Кицунэ расслабилась, старясь слушать, чуять, ощущать. Трава под ногами сменилась камнем. Подъём стал круче. Поворот, ещё один, направо, налево, прямо, но не факт, что Учиха не петлял намерено. Шум падающей с высоты воды по левую руку. Поворот направо. Снова трава, но жухлая и сухая, она иногда даже хрустела под ногами. Запах смолы и хвои. Сосновый лес, но её руки коснулись листья – скорее, смешанный. Воздух холоднее. Река вернулась: вдалеке, но запах известняка с гор ощущался.
Изуна остановился через несколько часов пути.
- Всё. Дальше можно так.
Его прохладные руки сняли повязку. Шио зажмурилась, так как свет резанул по глазам. Учиха дал ей минуту, чтобы привыкнуть.
Небольшая поляна в смешанном лесу, но хвойных деревьев больше. Значит, они поднялись выше, и она раньше верно предположила – старые горы.
- Куда дальше?
- Мы пришли. Охрана пустила, так как ты со мной.
Учиха кивнул ей за спину. Девушка развернулась. Стена одноэтажного каменного дома пряталась в зарослях.**
- Раз ты одиночка, то тебе здесь не выжить. Но ты спасла Кагами, значит ты не враг. А ещё ты сильная. Если докажешь, что можешь отработать рис и койку и не предашь нас – то сможешь остаться с нашим кланом. Хорошего отношения не обещаю, - Изуна шагнул к дому. – Но и обижать не будут. Я отведу тебя к моему брату, думаю, смогу его убедить.
Шио пожала плечами.
Самотёк такой самотёк. Правда, скорее всего, оружие поначалу отберут.
- А кто твой брат?
Изуна хмыкнул. В этих краях все знали, кто его брат. Хех, точно не отсюда. Парень оглянулся через плечо:
- Мой брат – глава клана Учиха, Учиха Мадара.

Мадара оказался высоким мужчиной в таком же тёмном балахоне, какой носил Изуна, и обладал длиннющей пышной копной чёрных волос. Кожа светлая, даже бледная – видимо, все Учиха такие, взгляд хмурый, но ясный и острый несмотря на сильные мешки под нижним веком: правый глаз Шио не разглядела из-за спадающей на него длинной чёлки, а младший из братьев Учиха наказал в глаза его брату долго не смотреть. Вот Ёко и не смотрела – мельком посмотрела на его лицо, сухое, с острыми скулами, и опустила голову. Из-за сильной разнице в росте вышло очень удобно. Девушка уставилась в маленький шов на ткани балахона и рассеянно думала о том, как бы не чихнуть.
- Как твоё имя? – спросил Мадара спустя пять минут внимательного изучения её макушки.
- Шио.
- Сколько тебе лет.
- Семнадцать, господин, - назвала она число, которое они оговорили с братом, как только осмотрелись в мире людей и решили, на какой возраст смотрятся.
Девушка немного поклонилась.
Изуна стоял возле двери и наблюдал за братом. Тот сильно хмурился, но раз не прогнал или не убил сразу – то шансы есть. Тем более младший Учиха ещё не рассказал ему всего: только как встретил и про Кагами.
- Зачем ты её притащил? – повернулся к нему наконец Мадара. – Нам не нужны чужаки, и вообще, она может быть шпио…
- Пойдём, поговорим!
Изуна подлетел к брату, схватил его за грудки и толкнул в соседнюю комнату. Кто бы что ни говорил, но ему удавалось уговорить любимого брата почти на что угодно. Ведь он и сам был для Мадары любимым братом.
- Изуна! – шикнул старший Учиха.
- Да тише ты, тише, что ж ты болтаешь при ней? – растерял Изуна всё уважение к главе собственного клана. Наедине между ними рамок не было, поэтому спокойно можно было прижимать Мадару к стенке и, держась на цыпочках, воодушевлённо заливать ему свои мысли в уши.
- Зачем ты вообще эту девку притащил? Жениться собрался? – съязвил Мадара.
- Как же я тебя променяю на жену, братик? – с лёгкостью парировал младший Учиха подколку. – Я притащил хорошего шиноби, которые никогда не бывают лишними.
- Эта девушка может оказаться засланным шпионом Сенджу или ещё кого, и я не собираюсь пригревать змею на груди!
Изуна вздохнул. Пусть Мадара немного перекипит. Старшему Учиха не сразу удалось взять себя в руки.
- Иногда я тебя совсем не понимаю, брат… - устало выдохнул он, но по взгляду Изуна понял, что его готовы выслушать.
- Послушай, я думаю, что она байстрюк.*** Да, она говорила о брате своём, но врёт или нет – это неважно. Она не знала кто я и хоть слышала о нашем клане, но точно не узнала моно. Шио на самом деле издалека – возможно, изгнана с земель клана отца. Ну, умер тот или ещё что, ты же сам знаешь, что от незаконно рожденных одним проблемы. И я некогда не слышал о клане Ёко, скорее всего, материнская фамилия…
- Улучшенный геном? – перебил Мадара.
Изуна кивнул.
- Я толкнул её в угли, ей одежду прожгло. Но ожогов не было, ни малейшего следа, а ещё она даже от боли не поморщилась.
Старший Учиха закивал, размышляя. Таких способностей в их краях не водилось, хоть и жили они в стране Огня.
- Думаешь, неуязвимость к жару? Или мгновенная регенерация? – предположил Мадара возможные варианты.
- Или и то, и то… - Изуна пожал плечами. - Проверить можно будет. Так вот, я не договорил. Байстрюк же отличное оружие, и не жалко, если что. У них редко есть, куда вернуться, во время войн мрут, как мухи. А приютим – предана станет только за кров.
- Это риск.
- Я просто хочу, чтобы при случае вместо члена моей семьи умер чужак. Да и, может, польза будет.
Мадара покачал готовой. Мужчина слышал о таких случаях, когда клан принимал под своё крыло чужого выродка. И брат был прав – те сражались, как дикие звери, просто за то, что их не гнали прочь дальше в земли, где проливалась кровь. Другое дело, что старший Учиха зарёкся так делать…
Но им катастрофически не хватало людей. Не хватало настолько, что дети вновь шли в бой, хотя целых пять лет удавалось поддерживать запрет на подобное в силе. Не хватало настолько, что потекли слухи о сдаче: боевой дух падал с каждым днём. Мадара уже опасался бунта против него – не сейчас и не через месяц, но его задатки уже пустили корни. Люди устали от войны, лишений и смерти.
И Мадара их понимал, честное слово – тоже человек. Тоже устал.
Возможно, преданный боец в их рядах, который будет бросаться в бой, сломя голову, и не помешает. И эта Шио спасла Кагами…
Вспомнив один факт о байстрюках – о женщинах-байстрюках – Мадара выхватил кунай, перекрутил его в руке и, хмыкнув, широким шагом направился назад в комнату, где они оставили девчонку.
- Брат, постой!
Шио обнаружилась на месте. Учиха схватил её за запястье и глубоко резанул по ладони лезвием. Брызнула кровь, а Учиха наклонился к исказившемуся не страхом – удивлением и тщательно скрываемой злостью лицу.
- Бывала в квартале красных фонарей или так работала? – сухо спросил он, глядя в глаза.
Ёко не была дурой. И трусихой тоже не была. Девушка вырвалась и окровавленной ладонью отвесила Мадаре хлёсткую пощёчину. Брызнула красным, сзади застыл Изуна; от соприкосновения мокрого с кожей вышло больнее и звонче. Голова Мадары чуть мотнулась в сторону.
- Я тебе не шлюха, - выплюнула Шио. Плевать, что он опасен – оскорбления она сносить не собиралась. И чем занимаются в кварталах красных фонарей знала отлично.
Лисицы могут соблазнять. Но лисицы - воительницы, а не подстилки за монеты и побрякушки.
Старший Учиха был доволен. Шио первую проверку прошла, реакция ему понравилась – не боится девка. Ни его, ни боли.
- Пока оставайся, - спокойно произнёс он, вытер кровь с щеки и пошёл прочь. Нужно было предупредить остальных, чтоб не лезли, но следили. Такого рода шпионы рано или поздно себя выдают.
Недовольный произошедшим Изуна засуетился вокруг Шио. Ему было немного неловко за поведение брата, хоть он и понимал, что это была странная проверка.
Одна из многих.
- Слушай, ты извини его…
- Да ничего, - устало выдохнула девушка. – Это какой-то тест, да?
- Ну, вроде того… - уклончиво ответил младший Учиха. Иногда он сам не до конца понимал, что творится в голове брата. Ёко вытерла ладонь о рукав кофты. – О, точно, я чуть не забыл…
Парень взял её за руку, зная, что брат мог переборщить и прорезать достаточно глубоко. Но кожа оказалась чистой.
Изуна удивлённо посмотрел на Шио. Та пожала плечами и спросила про обед.

В целом, Ёко не ожидала, что её встретят дружелюбно. Кицунэ даже не знала, на каком основании ей всё же удалось остаться. Однако после инцидента с ладонью всё было достаточно спокойно. Ей дали еды – плошку риса и маринованную рыбу со сливами, за которую она поблагодарила, но под шумок отдала какой-то очень голодной на вид лохматой девчушке четырёх лет, которая из любопытства заглянула посмотреть на гостя. Наверное, ослушалась взрослых, так как воровато оглядывалась; вряд ли ей доводилось часто видеть новые лица. Потом Шио раздели, дали старую потёртую, но чистую юкату и отвели в ванную. Вместе с ней были ещё две женщины – одна смотрела насторожено, а у другой вились волосы, прямо как у малыша Кагами, и она прятала взгляд. Когда первая вышла, курчавая вздрогнула, схватила губку и села на колени за спиной лисицы.
- Я Мицуко, у меня есть сын Кагами, - быстрым шёпотом произнесла она.
Так вот в кого пошёл мальчик, в маму. Мицуко тщательно вымыла ей волосы, спину и ноги, стерев грязь длинного путешествия, а девушка старалась не показывать неловкости и сильно не зажиматься.
Закончив, женщина оставила кицунэ в одиночестве. Девушка залезла в небольшую по диаметру, но глубокую ванну с горячей водой. Та успела чуть поостыть, пока в ней купались остальные. Шио откинулась на бортик и сильно выдохнула через нос, направляя чакру. От воды повалил густой пар.
Хорошо.
Благо, за ней открыто не следили. А не открыто – да валяйте. Скрывать ей не то, чтобы нечего, но это не те вещи, которые обнаруживаются слежкой.
После ванны ей захотелось спать, несмотря на то, что был ещё день. Но спала она урывками: Кагами то и дело просыпался от кошмаров, и только к рассвету удалось его успокоить и отключиться самой. Да и путь до убежища клана Учиха был долог.
У двери ванной её перехватила девушка с аккуратным пучком на затылке и такими же тёмными волосами, как у всех здесь. Доведя её до небольшой комнатки, в которой только футон и умещался, молодая Учиха оставила Шио одну. Ёко, не раздеваясь, с наслаждением забралась в постель, коснулась головой подушки и прикинула, где сейчас брат. Девушка уже постепенно начинала по нему скучать.
Но лучше всего будет повидаться с ним во сне.

*Сару=обезьяна. По манге/аниме одно из имён четырёхвостого – Обезьяний Король.( Обезьяний Король King of the Sage Monkeys (仙猿の王, Sen'en no Ō)Handsome Monkey King (美猿王, Bien'ō)). А в этом фанфике должно остаться хоть что-то от канона.
**По образцу мелькнувшего дома Сенджу в воспоминаниях Хаширамы.
***Байстрюк – незаконно рождённый ребёнок. К примеру, если простая женщина родила от какого-либо знатного господина.
Утверждено Nern
Шиона
Фанфик опубликован 05 января 2015 года в 04:37 пользователем Шиона.
За это время его прочитали 457 раз и оставили 0 комментариев.