Выкладывали серии до того, как это стало мейнстримом
Статья про нового персонажа из 3 сезона Наруто - Боруто Узумаки
Наруто Клан Фанфики по Наруто Другое Ну мы же биджу... Глава 39. Открытое сердце.

Ну мы же биджу... Глава 39. Открытое сердце.

Категория: Другое
Ну мы же биджу... Глава 39. Открытое сердце.
Юмия почти боялась того, что Шио за ней пойдёт. Но этого не случилось и никто не видел, как через пару поворотов Орочи осела на пол возле стены, вновь утыкаясь в свои ноги лбом. В висках стоял гул – с той стороны.
Руки всё ещё болели, но им было легче; не всегда болевой фактор – решающий. Но нарастающее чувство тревоги мешало. Это ощущение не её, чужое совсем, как сигнальный колокольчик – скоро, скоро, скоро…
Восьмихвостая уже почти могла назвать место, где появится Жнец. Не знала только, что придётся тому причиной. Это не предсказывание, а знание: это для живущих здесь время является лентой или же рекой, чьих берегов не видно. А для Бога Смерти нет прошлого и настоящего, лишь одно бесконечное простирающееся вокруг сейчас, и не «когда», а «где» определяло его редкие появления в этом мире. Некроманты так и не научились это отслеживать – подобное уже было за пределами дозволенного им их даром.
Но она – особый случай.
Её предупреждали. Долг тяжким грузом лежал на плечах, так как обычные убийства не подходили для платы.
Глупцы те, кто не верят в материальность душ. Вполне расхожая монета у некоторых богов и демонов.
Стоил ли того Итачи, тем более, всё ещё живой? Хороший вопрос.
Единственное, что Юмия могла сейчас сделать, это хоть как-то подготовится к встрече. Факты, как части мозаики, сложились в единую картинку: Широ знала раньше, не отдала б иначе маску. Вряд ли беспокоилась, скорее, хотела посмотреть, что получится – умрёт ли, выкрутится или Жнец примет какое-то своё решение. В любом случае, та маска была ценным артефактом, который мог защитить от некоторого рода воздействий.
С ней шансы остаться более-менее невредимой гораздо выше.
Девушка с трудом поднялась на ноги, завела руку назад и сжала сокрытое в обвязке лезвие фламберга, потянув за ткань. Клинок с лёгкостью преодолел преграду, и Юмия пустила себе кровь с тыльной стороны руки ближе к локтю, так как ладони были слишком повреждены. Та потекла по мечу, чернея ближе к концу, напоминая, кто здесь хозяйка.
Двуручнику понравилось.
Орочи вытерла руку о плащ, пошатнулась на мгновение от едва не накатившей слабости, но усилием воли вернула себе твёрдость шага. Спустя минуту она уже была далеко.

Всё готово. Вернувшиеся с разведки АНБУ Конохи рядком лежали в пустой комнате-штабе. Не самое лучше место прятать тела, но ведь искать их всё равно некому. Сейрам туго затянула верёвку на последнем и отвернула его лицом к стене.
Шио настаивала на том, чтобы не убивать их: сказала, что помогут, когда нападёт Орочимару, - и попросила просто вырубить их без особых повреждений. Эту деталь плана Хачи поняла не сразу. Ниндзя Листа необходимо было устранить лишь на время, чтобы не мешали свободно передвигаться до начала атаки.
Узлы на их руках и ногах плёвые, Сейрам никогда раньше не брала пленных, и, по идее, элита Конохи с лёгкостью освободятся, как очнутся. Тем временем Хачи спокойно смоется подальше без следа, ведь ни один из них не видел её лица.
Девушка аккуратно закрыла за собой дверь, вытерла следы крови с пола плащом, который ранее украла у одного из подставных шиноби.
Чисто.
Потянувшись и улыбнувшись от сладкого предвкушения, Сейрам, насвистывая, неспешно направилась обратно на трибуны.

Ветер нежно трогал раскидистые кроны деревьев и покачивал тонкие ветви кустарника, в котором они засели. За их спинами была стена, ограждающая селение Листа, а где-то впереди пряталась небольшая армия, состоящая из людей Звука и Песка.
Хината откровенно трусила. На неё навалилось осознание того, во что она ввязалась, и лишь присутствие рядом Гаары не давало впасть в панику. Собаку деликатно и с долей здоровой осторожности, которая появилась у него совсем недавно, наблюдал за лесом, начинавшимся через узкую полоску просеки от них. На разведку он ходил ещё до прихода Хинаты: частично сам, частично песочным глазом.
Шиноби Ото и его родного селения совсем рядом. Расстояние в пару километров – ничто, и, скорее всего, они держат дистанцию, чтобы из раньше времени не засекли со сторожевых башен Конохи.
Хьюга судорожно выдохнула, завидуя спокойной сосредоточенности тануки. К сожалению, взять себя в руки не удавалось.
Но вдруг её за руку взял Гаара. Девочка вздрогнула, подняла голову и наткнулась на его и в тоже время совсем не его взгляд, так как не помнила, чтобы Собаку при ней так тепло и с беспокойством на кого-то или что-то смотрел. Хината вдруг поняла, что не может определить цвет его глаз – то ли зелёный, то ли голубой. Скорее первое, может, что-то среднее. И тонулось в них, как в омуте с сине-зелёной водой.
Хьюга успокоилась, вспомнив, что уже не такая слабая. К тому же, Гаара рядом, с ней, и она с ним; девочка беспокоилась ещё и за него.
- Ты в порядке? - Собаку сжал несильно её пальцы.
- Да, всё хорошо, - не солгала Хината, смущаясь.
Перед тем, как Гаара разорвал прикосновение, девочка задержала его руку на пару мгновений, а уж после отпустила. А то, что Собаку после этого покраснел – это ей показалось, разумеется, показалось.
Ощутив прилив уверенности, Хьюга закопошилась в сумке. Девочка не доставала меч, чтобы он не ощущал её смятения, но теперь всё прошло, и можно было подержаться за эфес. Однако её отвлекли.
Клон Юмии не скрывался и не скрывал того, что он клон; Орочи потратила на него мало чакры, он почти рябил, с трудом сохраняя материальность. Правда, тогда, получается, что это не астральный, но так ли это важно?
Передав Хинате шляпу, которую обычно носила Юмия, и плащ, объяснив, как лучше надеть его так, чтобы не мешался крыльям, клон исчез. Гаара даже не шевельнулся ни в момент его появления, ни в момент ухода.
Хьюга задумчиво взяла в руки моток ткани и вдруг с удивлением поняла, что Орочи просто отдала ей свой плащ. Девочка попробовала его надеть, а после – потренировалась быстро сбрасывать, догадываясь, что, может, взлететь в нём и удастся, но в целом будет слишком неудобно передвигаться по воздуху.
Тем временем Собаку вновь связался с Шио. Связь слегка барахлила, но ничего нового Гаара не услышал.
- Что там? – сказала Хината, закрепляя шляпу ремешком под подбородком. Юмия хорошо рассчитала: такой головной убор скроет не только её волосы, но и уши, ведь Хьюга, поразмыслив, решила не пренебрегать боевым обличьем.
- Ничего. Ждём сигнала.
- И какой сигнал?
Собаку пожал плечами. Ёко ничего не объясняла. Хьюга распечатала Тсукикайбо и сжала рукоять изо всех сил.
Сомневаться или нет?
Неподалёку на тонкой ветви разместилась малиновка. Маленькая птичка перепрыгивала там с прутика на прутик уже давно и не думала улетать, когда один раз Хината шагнула ближе; животные боятся только тех, кто на них охотится.
И людей.
Птица стала им ориентиром. Как только вражеские отряды подойдут ближе, малиновка улетит прочь.
- Почему ты так веришь Шио? – тихо проговорила Хьюга, всё ещё не будучи уверенной, что стоило произносить этот вопрос вслух.
Однако, Гаара ответил, не задумываясь:
- Шио мой друг.
- Ты так думаешь?
- Я это знаю. Она изменила мою жизнь всего за полтора месяца, - парень отвернулся и заговорил почти шёпотом. – Я уже не смел мечтать о том, что смогу с кем-то просто поговорить. У меня никогда не было друзей. И я никогда никого не любил.
Хината вздрогнула. Зря она всё же спросила.
- Прости…
- Всё в порядке. Правда.
Собаку тоже поднялся на ноги.
- Ты же здесь, - произнёс он и положил девочке ладонь на плечо.
- Да… - рассеянно.
- Значит Шио и твой друг тоже. Ты же ей помогаешь.
Хьюга тихо выдохнула, мотнула головой, а в следующее мгновение порывисто подалась вперёд и закинула руки на шею тануки, крепко сжимая. Девочка закрыла глаза, меж бровей залегла складка тревоги, а пальцы скользнули по мягким волосам на загривке.
Лишь бы с ним, таким в чём-то наивным, ничего сегодня не случилось.
Гаара растерялся, не зная, куда девать руки. Парень замер, лихорадочно соображая, как отреагировать, и вдруг обхватил Хинату за талию и приподнял. Хьюга ойкнула от неожиданности и залилась краской.
- Т… ты…
- В фильме видел, - скороговоркой сказал Собаку, смущаясь и зачем-то жмурясь; он не лгал. Когда Расе*, как Каге, подарили видеомагнитофон – совсем новая тогда в Суне вещь, а Темари и Канкуро скопили и на выпрашивали денег на несколько кассеты, у семилетнего Гаары, скучающего без отбывшего на длительное задание Яшамару, нашлось на длинные ночи занятие по интересней, чем бесцельное шатание по селению.
Одну из кассет, точнее, одну сцену он засмотрел едва ли не до дыр на плёнке. Мужчина там зачем-то подхватывал подбежавшую к нему женщину: обхватывал за пояс и приподнимал чуть над полом. И даже кружил.
Кружить Хинату Собаку не стал, но отпускать её не хотелось. Его сил вкупе с хваткой Хьюга хватило примерно на минуту, так как ухватиться удобно не получилось.
Надо будет потом попробовать ещё раз.
Гаара осторожно поставил девочку на землю. Всё её лицо было красным, но взгляда Хината не отвела.
Через пять минут оба уже очень удачно делали вид, что ничего не было. Задумавшись, Хьюга водила пальцами вдоль тупой кромки тесака.
- Гаара, - негромко позвала она. Тануки повернулся. – А если ты здесь… то кто тогда сейчас сражается на арене?

Саске – засранец. Типичный такой, заносчивый, считающий, что его гены делают его кем-то особенным. На деле же он чем-то сильно напоминал Неджи, но Учиха атаковал быстро, а Шукаку не привык сражаться, стоя столбом и скрестив руки на груди. Но Гаара обычно – раньше – вёл бой именно так, поэтому приходилось скрипеть зубами от натуги, направляя мысленно плохо слушающийся песок, так как личным запасом Собаку не поделился, поддерживая сложнейшую технику покровного перевоплощения и при этом сохраняя невозмутимое выражение лица, чисто фишку Гаары: «Я клал тут на вас всех».
И выходило не настолько ужасно, как могло бы, так как все, включая Баки и брата и сестру Гаары пока что велись. Но тануки взмок и то мрачно, то весело думал, что если так продолжится, в итоге пот пропитает песок, создававший ему маскировку, настолько, что техника перестанет работать из-за влаги.
К тому же, Саске всё же удалось пару раз ему вмазать, из-за чего слой песка, покрывавший щёку и рисующий тонкие черты Гаары потрескался и осыпался. Шукаку ожидал этого, поэтому замаскировал всё под песчаную броню.**
Публике нравилось: многие прибыли из страны Ветра, многие поставили на официально последнего Учиха. Слой песка смягчал удары, поэтому Шукаку позволил несколько раз себя ударить, следя больше за трибунами, чем за Саске.
И с облегчением вздохнул, когда заметил в первый рядах знакомые светлые косы. Техника начала уже осыпаться, а Учиха успешно поставил его на колени. Впрочем, Саске и сам выдохся; похоже, он не привык так быстро двигаться. Шукаку с мысленным смешком вспомнил Юмию.
И откуда только взялась такая?
Новичок же…
Парень поднялся на ноги и, сосредоточившись, сложил печать. Всего одну, но она поможет. Песок поднялся с земли, окружил его с успокаивающим шорохом…
Учиха метнулся вперёд слишком поздно, а у Шукаку уже не было сил с ним возиться. Сфера захлопнулась и выпустила по приказу тануки в сторону Саске шипы; ему повезло, что не пронзили насквозь.
Шукаку с вздохом облегчения скинул с тела маскировку, которая сразу же стала частью шара, устроился поудобней: почти лёг, вытягивая ноги наискось вверх, хотя было тесновато, - и полез за коммуникатором. В полной темноте ему понадобилось определённое время, чтобы его найти, а ещё больше – чтобы включить.
Связь барахлила.
- Ну что там? – зашипел он в микрофон, боясь, что Саске может что-то услышать.
- Громче говори, не слышно ни черта, - ответили голосом Шио.
- Да как я буду сейчас громче говорить?
Ёко что-то буркнула, но Шукаку переспрашивать не стал.
- Не знаю, что там. Тихо.
- Я Сейрам видел.
- Так она и закончила уже.
- Закончила что?
Кицунэ не ответила. Тануки нажимал на кнопку и повторял: «Приём», - пока до него не дошло, что Шио просто переключилась на другую линию связи.
- Саске собирается выкинуть какой-то финт, - вдруг произнесла Сейрам.
- Готовься, - добавила Ёко после помехи.
- Да ладно, ладно… Шио, что там в итоге?
- Тихо. Но уже скоро, жди. Кстати, он смотрит?
- В каком смысле?
- Ну, ты же не умеешь создавать песчаный глаз?
Шио не ошиблась – не умел. Это была техника именно Гаары. И если сейчас Собаку умудрился её исполнить с такого расстояния…
Ух ты.
- Осторожней, придурок! – вдруг оглушил его голос Хачи.
Нормально отреагировать тануки просто не успел, тем более, в слепую. Парень рухнул вниз, будучи уверенным в том, что чтобы Учиха ни выкинул, бить он будет в самую выпуклую к нему часть сферы. Рука Саске пробила его убежище насквозь и ослепила молниями. Звук, похожий на птичий клёкот, заставил волосы на голове Шукаку встать дыбом.
Но генина надолго не хватило, и тануки мстительно сжал его руку тисками.
- Три минуты, - пробился к нему Гаара, и парень явственно представил, как снаружи рассыпался песчаный глаз. – Отвлеки моих, я часть плана вторжения.
- Как, чёрт побери?! – не выдержал Шукаку, понимая, что заново не сможет принять облик Собаку так, чтобы не заподозрил Баки.
- Ты демон песка и ветра в Суне, тобой детей пугают. Придумай.
«Ах, ну да…»
Уточнить не получилось, так как Саске вновь заставил свою руку испускать молнии, но ему и не требовалось. Даром, что напарники – старший тануки с лёгкостью Гаару понял.
Шукаку фыркнул, тряхнул головой и, глухо зарычав, сбросил часть человеческого обличья.

Спектакль Шукаку разыграл жуткий и с талантом. Баки занервничал так, что Шио видела это даже с крыши – правда, через неплохой бинокль.
А ведь её друг даже из шара не выбрался.
Ёко огляделась, про себя отсчитывая время, и вдруг заметила злого-презлого Кабуто, который показался в одном из проходов. На его носу красовались очки – видимо, запасные у него всё же имелись.
Клоны, которыми были для отвода глаз заменены звуковики, никак не отреагировали на его появление, к тому же, Якуши выглянул из какого-то бокового прохода, где не стояло никакой охраны. Вряд ли его удалось обмануть, но это и не было целью. Оглядевшись, шиноби, вероятно, решил не лезть на полные джонинов трибуны и быстро скрылся. Почти наверняка решил предупредить своих о том, что план придётся частично изменить; теперь погрузить в иллюзию всех людей на арене не получится.
Это заняло ровно минуту – девушка мысленно считала.
Пора.
Кицунэ снялась с места и заскользила вниз по черепице к краю крыши.

Хината сидела тихо и не мешала Гааре выполнять технику. Оторвав от края плаща – первого, «временного» - полоску ткани, девочка повязала её на лицо, несколько раз проверив узел, чтобы та не спадала. На всякий случай она заготовила ещё одну, чтобы закрыть глаза: Бьякугану будет видеть насквозь, а вот её глаза слишком приметны.
Собаку быстро закончил.
- Пора, - сказал он и поднялся с колен. Хьюга взяла Тсукикайбо наизготовку. Раз уж на Гааре переговоры, то он не должен атаковать.
Впрочем, сам тануки уже предположил, что вряд ли ему удастся остановить шиноби Суны. Собаку был не тем человеком, кому поверили бы люди деревни Песка. Но попытаться, хотя бы для очистки совести, стоило.
К тому же после тануки этот поступок аукнется.
- Я пойду первым, - добавил Гаара и с поднятыми руками вышел на открытое пространство. Парень идеально подгадал время – около десяти шиноби его селения вытаращились на него, как на привидение.
А насколько они в курсе изначального плана?
- Я хочу поговорить, - спокойно произнёс Собаку до каких-либо вопросов. Ради крохотной возможности продуктивного разговора он оставил песок в кустарнике позади себя и сейчас находился в нескольких метрах от вооружённых до зубов, готовых к атаке ниндзя, абсолютно безоружным.
В стране Ветра не любили знаков отличия, в Сунагакуре тоже. Но родившийся там Гаара заметил три засечки на нагруднике одного из шиноби ещё до того, как тот сделал знак остальным не нападать.
Наткнулись на одного из командиров, повезло.
- Что ты здесь делаешь?
Гааре показалось, что он уже слышал этот голос ранее; лицо шиноби прятал. Кажется, один из советников отца. Да и спросил так, с намёком.
- Шиноби Звука нас обманули. Задолго до этой операции они убили Казекаге. На его месте сейчас другой человек.
Среди людей прошёл еле слышный ропот. Причём Собаку не сомневался, что частично он касался его вида. Неужто он так сильно изменился?
- Откуда ты знаешь?
- Мы родня. Раса хотел моей смерти, но я его всё же знаю. Это не он, - сухо произнёс Гаара, подчёркнуто называя отца по имени; доказательств у него никаких не было, он верил Шио на слово без единого сомнения. – Впрочем, я рад.
Пусть видят, что во многом он не изменился. Не то, чтобы рад, но жизнь дома без этого члена его семьи станет гораздо легче.
Командир не стал тратить время на размышления.
- Мы не верим тебе. Я удивлён, что ты не предал нас раньше, - жёстко выплюнул мужчина.
Ну, кто бы сомневался.
Шиноби бросился вперёд, видя, что оружия нет, Гаара беззащитен, а Казекаге наградит за смерть младшего сына, ведь его часть плана уже сорвана. Другого такого шанса не будет, и мужчина радовался глупости и самоуверенности Собаку.
Тень метнулась ему наперерез и, обдав ледяным дыханием, выбила из руки кунай. Мужчина отскочил в последний момент. Между ним и Гаарой, чуть согнувшись в боевой стойке, замер неизвестный шиноби с гигантским мечом наперевес.
Шиноби Суны забыл скрыть удивление.
Гаару кто-то… защищает?
- Я бы советовал увести войска нашего селения немедленно, - проговорил Собаку, заставляя калебас рассыпаться и собраться вновь уже на его спине. – Коноха не готова, но часть плана уже пошла прахом. Все ниндзя дееспособны, часть людей Звука уничтожены.
Прятавшийся за плащом и шляпой воин выпрямился и упёр клинок в землю. Он внушал определённые опасения и смутно ассоциировался с мечниками Тумана, хоть среди них никогда не водилось подобного меча.
Откуда-то с востока донёсся грохот.
- А впрочем, уже поздно, - верно подметил Гаара: нападение уже началось. - Я буду убивать шиноби Звука. Не путайтесь под ногами.
Собаку развернулся и скрылся, прыгнув на ветвь дерева и направившись в сторону Конохи. А его неожиданный безымянный союзник внезапно взлетел, показав край белого пера.
Плащ, как ни странно, Хинате не мешал. Ткань удобно легла между крыльями вдоль спины, меч ни капли не тяжелил руку, хотя Зеру-сан, говоря ей о хорошем креплении для оружия, был в чём-то прав. Девочка быстро нагнала Гаару, который старался передвигаться ближе к верхушкам деревьев.
- Тебе удобно? – он кивнул на крылья.
- Ну… лететь да. Я потом уберу, - задумчиво сказала Хьюга, ещё не решив до конца. – Что теперь делать?
Собаку не ответил, так как перед ними выросла стена селения. Хината полетела вертикально вверх и приземлилась рядом с уже переместившимся наверх Гаарой. По счастью, здесь было пусто, и девочка быстро поняла причину – в другой части деревни стену разрушили три гигантские змеи.
По спине Хинаты побежали мурашки от этого зрелища.
- Защищать твоё селение, - ответил наконец Собаку.

Шашка в ложе Каге взорвалась весело, но рановато. Наверное, каким-то образом Кабуто успел доложить обо всём санину. АНБУ запаздывали, а Шио была ближе, а потому, крикнув Сейрам начинать, Ёко, исполняя не свой гражданский и военный долг, лихо бросилась не перехват двух шиноби Суны, или же звуковиков.
Какого же было её удивление, когда сабли прошлись посередине тел легко, как через воздух, и не окрасились хотя бы каплей крови.
- Какого?..
Арена содрогнулась. Это Хачи камнем рухнула с высоких трибун вниз и ударила прямо в центр поля боя «Гаары» и Саске. Скорость помножилась на силу удара, руша стены арены и сшибая всех с ног.
Краем глаза Шио заметила, что Орочимару перехватил Хокаге и прыгнул наверх.
- Подстава! – выкрикнула она во весь голос, понимая, что не успевает. Если в планах Орочимару не убить Третьего, а куда-то уволочь…
Волна песка метнулась над её головой, где-то позади Шукаку аж рявкнул от натуги, пользуясь тем, что все старались держаться на ногах. Ни один человек, даже Учиха, так как Сейрам отбросила его за шкирку, как щенка, в сторону, не заметил, что в сфере был не Гаара. Песок врезался в стену, а Ёко цикнула, понимая, что опоздали.
Вдруг мимо неё метнулись четверо. Кицунэ не сразу поняла, что появились те из половинок уничтоженных ею тел. Хитрая маскировка.

- Сейрам! – позвала она, чтобы восьмихвостая уматывала оттуда, и прыгнула на ещё державшийся в воздухе песок, пытающийся поймать звуковиков-шпионов, которых они проморгали, и пробежала по нему вверх на крышу. Тануки и Сейрам нагнали её тем же способом минутой позднее.
- Что так долго?
- Экзаменатор полез, - отмахнулась Хачи. – Живой. Догонять не будет, там у драгоценного Саске голова разбита.
Шукаку повертел головой и присвистнул при виде высоченного полупрозрачного барьера. Один АНБУ даже умудрился в него врезаться, не успев затормозить вовремя. Внутри него виднелись две фигуры в одеяниях Каге.
- Юмия так может, - пихнула его в бок Сейрам.
- Нам внутрь? – спросил Шукаку.
- Не знаю пока, - отозвалась Шио и отвернулась от ещё не начавшегося сражения между Орочимару и Хирузеном; никуда они теперь не денутся. – Сейрам – в город, делай что хочешь, но только против ниндзя Ото, Шукаку, найди Гаару и Хинату и помоги им, не используй песок вдали от него.
Хачи с воинственно-радостным улюканьем бросилась с крыши вниз.
- А ты куда? – повернулся к подруге тануки.
- Я за Орочи.
Шукаку хмыкнул и, махнув рукой, без лишних вопросов направился в след за Сейрам. В той стороне, где змеи крушили Коноху, прогремел взрыв – сработали мины Дейдары. Но они не могли сдетонировать сами, поэтому кицунэ поняла, что Орочи именно там. Девушка закинула сабли на спину и направилась искать восьмихвостую.

- Простите, извините, мне очень жаль… - бормотала Хьюга, затягивая узлы на верёвке, которой связывала целых десятеро шиноби Суны вместе. Гаара пока держал их песком, перед этим с лёгкостью сгребя в охапку, как игрушечных солдатиков в руку. Шиноби таращились на Хинату то ли из-за её слов, то ли из-за крыльев, которые она так и не убрала. До серьёзного боя пока не дошло, а ей хотелось пролететь повыше и издали посмотреть, где Ханаби и всё ли с ней в порядке. За отца она волновалась чуть меньше.
Упихнув уже третью партию в укромный проулок, девочка отдала Собаку верёвку, хотя и была уверенна, что дальше времени на подобное не будет и объяснила, куда собирается уйти.
- Я найду тебя потом, - пообещала она.
- Или я тебя.
- Да. Будь осторожен.
Хината взмыла в воздух, но не слишком высоко: крыши мелькали в десяти метрах от неё. От целых трёх кунаев, наметившихся в её крылья из засады, Хьюга увернулась с трудом, но её занесло влево и вниз. Девочка упала на землю, проехавшись ещё по ней с разгоном, и, испугавшись за крылья, быстро вернула себе чисто человеческий облик.
Но как же она не заметила?.. Никого же не было…
Ответ пришёл в виде маски АНБУ на лице девушки с необычным цветом волос – чёрный сильно отдавал в фиолетовый. У женщины был нагрудник Листа, в руках она сжимала катану. Костяшки на его пальцах были белыми.
- Ты… Ты думал, что скроешься?
Голос у девушки звучал надломлено и холодно.
Югао надеялась, что рука не подведёт из-за кома в горле. Узуки знала, что убийца Хаяте объявится. Вот и он.
Теперь её час.
- Стиль Листа: Танец полумесяца!

Взрыв опалил щёку и бровь, но Шио и бровью не повела. Здесь было царство огненных техник, и какой-то мужчина верхом на гигантской жабе, чьё имя – известное, точно известное – вылетело из головы, уже заставил её потеряться в пространстве; девушка оказалась в эпицентре странного, пахнущего палёным маслом, катона.
Лёгкое беспокойство за «везучего» Удзумаки, точнее, за находящегося в его теле брата, зудело на задворках сознания, но, во-первых, рядом с Наруто были его не усыплённые-таки наставники и другие взрослые и опытные шиноби, а во-вторых, Ёко всё равно не сможет быть рядом вечно. И не была раньше.
Справится как-нибудь.
Юмия нашла её первой. Восьмихвостая была с ног до головы в копоти, перевязка фламберга была на виду: оказывается, девушка просто привязывала его к телу, пропуская бинты через плечи, под грудью и наискось. Странная рогатая маска, сдвинутая на бок, закрывала её висок и половину головы. Не скрытая плащом, только с полосой ткани на нижней половине лица, Орочи казалась ещё более тощей и костлявой, волосы в хвосте растрепались. Но выглядела она определённо лучше, чем в последнюю их встречу, поэтому кицунэ обрадовалась.
- Ты как? – с энтузиазмом спросила всё же Шио; бой вокруг волновал её.
- Жива, - коротко отрапортовала Юмия.
- Это видно.
- Лорд Орочимару…
- Сражается прямо сейчас с Хокаге. Понятия не имею, что там происходит, так как там стоит барьер. Похож на твой...
Орочи задумалась, но ненадолго. Где лорд Орочимару – там и Бог Смерти, она не сомневалась, так что путь всё равно желал в ту сторону. А что за барьер виднее будет на месте.
- Мне нужно пару минут.
Ёко неспешно кивнула и забралась на бок тела гигантской змеи, уже поверженной. На фиолетовой чешуе она заметила знаки очищения, несколько иные, чем сама Шио нанесла бы на мех погибшей лисицы. И здесь Юмия успела позаботиться.
Местечко оказалось безопасным, так как ни люди Конохи, ни Ото, ни Суны не горели желанием исследовать труп рептилии поближе, а месте и так хватало. Ещё несколько взрывов поразили округу, и вот уже Орочи вновь появилась перед Шио.
- Всё?
Юмия кивнула: про запас оставила она лишь пару мин, а остальные реагировали на чакру – весьма специфическую у многих ниндзя Звука.
- Веди, - сказала восьмихвостая.
Девушки сорвались с места. Задержал их лишь один небольшой отряд Звука. Трое метнулись Шио, но та даже не изменилась в лице – прямая атака, дилетанты. После путешествия с Хачи много стилей рукопашного боя становятся пустым звуком, а уж тем более плохое тайджитсу, на которое почему-то рассчитывали эти трое. Пригнуться от удара в голову, схватить рукой за горло с силой, до синяков и хруста хряща в кадыке; другая рука отводит атаку в корпус вбок, ногой – вперёд в живот, и вниз человека с крыши, а последнего схватить за волосы и лицом об колено, чтобы после отправить тоже на землю.
Правда, у Юмии вышло изящней – она попросту открыла лицо. Шиноби аж спотыкнулись, у одного вырвалось имя змеиного саннина, а Орочи жестом отправила их куда-то на восток. Ёко не удивилась, когда шиноби сравнительно небольшим взрывом подняло на воздух.
После дорога до арены, точнее, до крыши рядом, прошла гладко и быстро, потому что основные бои велись у стен.
Барьер виднелся издалека. Однако что-то изменилось изнутри – свет перестал проходить насквозь. И лишь приблизившись Шио увидела в чём дело.
Девушка остановилась, не в силах сделать ни шага дальше. Древесные стволы переплетались, как паутина паука-безумца, заполняя всё пространство внутри барьера, и был лишь один человек, который на это способен. Его чакру она чувствовала сейчас, хоть и глухо, плохо. Чакру его брата – отчётливей в разы.
- Шио…
- Вниз, - не своим голосом.
Юмия повиновалась. Кицунэ очнулась только на пустых трибунах арены: гражданских, в первую очередь важных господ и даймё, эвакуировали, ниндзя ушли сражаться за свой дом. К Ёко вернулась сосредоточенность в обострённом виде.
С Тобирамой счёты сведены.

А Хаширама…
Другого шанса не будет, но как?..
Кицунэ судорожно выдохнула.
- Объясни, что там происходит. Пять минут, - сухо выплюнула Шио.
Орочи справилась быстрее или, возможно, Ёко была в ступоре дольше, чем ей казалось.
- Эдо Тенсей, техника воскрешения.
- Откуда знаешь?
- Наши ходили зачищать сведения о ней, ещё до моих рождений. Некроманты не дадут кому-то пользоваться подобной техникой, хоть это лишь воскрешение души.
- Неужели? – с явным скептисом.
Дух не мог вырастить небольшой лес прямо на крыше здания.
- Тело чужое. Воскрешение одного за счёт жизни и тела другого. Душа занимает предоставленное ей тело, пользуется жизненной энергией, преобразуя её в свою чакру. Я не изучала эту технику, но это сродни насильственному захвату тела чужим духом. Целиком.
- А дух сохраняет все свои качества при жизни и боевые в том числе… - закончила за неё Шио; это люди сомневались в существовании душ, так как никогда не имели с ними дела. – Плохо что-то чистили.
- В Конохе сведений не осталось.
Кицунэ удивлённо посмотрела на восьмихвостую.
- Здесь?
Почему-то Ёко казалось невероятным, чтобы подобная техника и в Листе… Впрочем, если вдуматься, Орочимару тоже родился под тихими кронами Конохагакуре.
- Эдо Тенсей изобрёл Второй Хокаге.
Ах, да. И как он могла забыть о Тобираме. В нём ещё в молодости была эта жилка экспериментатора, хотя и крайне скрытая в стенах лабораторий и спрятанных от посторонних глаз секретных убежищ.
- Скорее всего, лорд Орочимару смог что-то украсть из селения и после восстановить. Я видела обрывки записей в Ото, но тогда ещё не знала, что это.
- Хочешь сказать, что Орочимару сейчас воскресил Первого и Второго Хокаге, чтобы они прикончили Третьего?
Юмия кивнула, хоть вопрос и был риторическим.
Шио крепко задумалась.

Честно говоря, Сейрам порой забывала, кого бить надо, а кого нет. Да будто разберёшь в это кутерьме!
Все против всех!
Хачи не скрывалась и орала громче всех. Каким-то чудом ей под руку ещё не попадались шиноби Конохи, поэтому вокруг неё стихийно образовалась стайка из не самых способных тюнинов Листа, которым не повезло оказаться в эпицентре боевых действий вместо эвакуации. И хоть восьмихвостая привыкла драться в одиночку, но смотреть, как вся эта куча после её: «Бей гадов!», - с воплями сметала с ног несчастных звуковиков, было очень забавно. На их счастье, слабого пушечного мяса было куда больше, чем на самом деле чего-то стоящих бойцов.
Орочимару там что, ферму херовых ниндзя устроил? Ручки, ножки, номерок на задницу, а мозги спёрли враги народа.
В итоге, Сейрам удалось сдать свой бравый отряд в руки удачно подвернувшегося Майто Гая. Им явно не хватало воодушевления, а у этого в трико его хоть отбавляй.
И как-то мимоходом и слишком серьёзно Гай просветил её, что его ученик Ли хоть и изранен и на костылях, но отказался от эвакуации, а стал помогать группам гражданских на подходах к укрытиям. Хачи сделала вид, что не слушает и ни при чём.
Наверное, нечто подозрительно похожее на смятение сделало её руку слабее, но восьмихвостая всё равно едва не подавилась воздухом, когда её запястье перехватили. Но девушка быстро узнала эти длинные сухие пальцы.
Юмия отпустила её руку, но напарника обмануть сложнее – клон.
- Шио просит тебя вернуться на арену. Прямо сейчас, - произнес клон. – Мы бы справились, но надо с одного удара. Вернёшься быстро.
- Надо что? – настороженно спросила Сейрам.
- Мы украдём Хашираму Сенджу.

Ёко вытерла ладони о бриджи. Переволновалась. Но, надо признать, место она выбрала идеальное – памятное Хашираме, с видом на всё селение…
И площадка там ровная должна быть или же легко будет разровнять. Надежда на Юмию. Эдо Тенсей – она справится, связи, по её же словам, непрочные, но разорвать Орочи сможет только одни. И удержать после только одного из Сенджу.
Шио выбрала Хашираму.
Брат его уже всё окупил, и к нему ни осталось ни злости, ни боли.
Время ожидания протекло незаметно. Сейрам, скорее всего, заметила, насколько она на взводе, но кицунэ не обязана была никому ничего объяснять.
- Видела барьер наверху?
- Знакомая дрянь.
- Он не проходит снизу. АНБУ не знают, да и через крышу пробиваться долго.
- Я быстро.
- Я знаю.
Ёко спрыгнула с перил, на которых сидела, свесив ноги вниз, и повела Хачи в нужный коридор. Отметки с Орочи они уже сделали, однако неясно было, как далеко от сражающихся будет проход. В идеале бы скрыт, чтобы была возможность подобраться незаметно, но кицунэ заранее готовилась к худшему.
- Здесь? – спросила Сейрам, задрав голову к кресту углём на потолке.
- Да. Как проломишь – уходи сразу. Орочимару, скорее всего, этот вариант предусмотрел и дыра исчезнет.
Хачи пожала плечами. Она туда особо и не стремилась.

Чакра – в уголь, уголь – в землю, кровь – в прах. Клетка была практически готова. В пределах действия техники контроля над воскрешённым не будет, однако покинуть этот мир без посторонней помощи он не сможет. Завязку Орочи сделала на Шио, тем более, что приводить всё в жизнь будет она.
Даже печать перемещения помимо специальных чёток есть, на всякий случай.
Волна удушья накатила снизу, из селения, со стороны арены. Юмия рухнула на колени прямо в центр круга.
- А..нгх…
Девушка закашлялась, горло драло, тело готово было вывернуться наизнанку, заставив её выблевать собственные внутренности.
Жнец здесь. Жнец здесь, здесь, здесь!..
И хуже всего, что мышцы конвульсивно сокращались в такт вою колокола в голове, из-за чего у неё дрожали руки. Судорожно, задыхаясь, девушка смогла нашарить маленький кусочек угля, которым до этого рисовала на камне иероглифы и знаки техники, и, вдавливая его в камень скалы, стала выводить предупреждение для Ёко.
Ей придётся самой придумать, что делать.

- И как ты подразумевала, что я туда достану? – задумчиво протянула Сейрам.
- Прыгнешь?
Шио разместилась немного сбоку. Потолок обвалится прямо на Хачи, но та беззастенчиво сделала себя путь отхода, проломив дыру в нижний коридор правее. Восьмихвостая не сомневалась, что успеет, а Ёко не возражала, так как иного варианта всё равно не было.
- На счёт три, - сказала кицунэ и коротко выдохнула в сторону.
«Сосредоточься».
Чётки под пальцами, большая длина которых оплетала руку, отчего-то успокаивали. Девушка не замечала, что перебирает их. На левой ладони – печать, без ненадёжной бумаги, которую можно случайно смять или обронить. А так хватит и касания.
Сейрам кивнула и подобралась.
- Раз… Два…- Шио покачнулась с пятку на носок. – Три!
Хачи прыгнула вверх, ударяя в метку изо всех сил – с одного удара, одна попытка! Потолок тут же обрушился, и Ёко вдруг осознала, почему Орочи здесь едва ли не все коридоры использовала; Юмия искала уязвимые месте, трещины. В последний момент, сквозь пыль и обломки, кицунэ увидела, как Сейрам метнулась в проход в полу, и бросилась вперёд. Песок осел на языке и губах, по плечу стукнул увесистый булыжник с балки, а до черепицы восьмихвостой не хватило – та ещё каким-то чудом держалась.
Поэтому Шио ломанулась на таран. Девушка оттолкнулась от балки, керамика треснула под здоровым предплечьем. Её почему-то окатило грязной водой, и на мгновение кицунэ потерялась, не имея возможности вздохнуть.
А после относительно удачно приземлилась в каких-то трёх метрах от Тобирамы.*** Младший Сенджу повернул голову и остолбенел, эмоциями сбрасывая часть контроля Эдо Тенсей, но не он ей был нужен.
С ним уже давно всё кончено.
Хаширама тоже вытаращился на неё – узнал и как обухом по голове. Руки его очень удачно были сложены в печать. Орочимару не мешал, видимо, пытался вернуть себе полный контроль над воскрешёнными. Шио в два шага достигла Тобирамы, пробежав мимо и не оглянувшись, а мужчина почему-то не пытался её остановить.
В следующее мгновение Ёко набросилась на Первого Хокаге, смыкая ладонь на его вытянутых пальцах и сшибая с ног собственным весом. Кулак другой руки с размаху впечатался в широкий подбородок; зажатые на пару бусин в пальцах чётки по инерции накинулись на его шею. Секунда – печать на грудь с левой руки; девушка просто с размаху прижала раскрытую ладонь, отпустив его пальцы, и направила чакра.
Оба исчезли. На их месте появилась худая девушка в странной маске, чьи рога и линии показались Орочимару знакомыми. А Третий Хокаге, уже видевший Бога Смерти, точно бы узнал изображённое рукой мастера уродливое лицо.
Юмия покачнулась, тошнота вновь подступила к горлу, но теперь её вызвало перемещение. Девушка едва успела завершить послание и накинуть на лицо маску. Орочи сделала вдох – быть может, последний.
В голове прогремел голос, хотя, наверное, Хокаге, который и призвал Жнеца – а ведь она на лорда Орочимару грешила – его тоже слышал.
Её увидели.
Её заметили.
Девушка кожей ощущала этот взгляд, такой, что волосы на загривке стали дыбом.
- Ты!!!
Восьмихвостая невольно вскрикнула от неожиданности и боли, когда ледяная, высасывающая жизнь ладонь сдавила горло и дёрнула назад.

Хаширама рухнул на спину, свет солнца ослепил. Ёко не сдержалась – ударила снова перед тем, как Сенджу её скинул. Шио зарычала и атаковала снова.
- Я не хочу с тобой драться! – крикнул Хаширама, но его не слышали.
Девушка била, её били в ответ, защищаясь. Кицунэ не ощущала боли, так как в груди тянуло так, что казалось, в сердце вылили кипящей едкой кислоты. И она шипя, разъедала там всё. Глотку сдавило, Ёко не могла кричать – только бить, бить и бить слепо, выплёскивая все страдания последних почти что сотни лет.****
Иначе она нарушит данное самой себе обещание и разрыдается перед не живым, но ярким напоминанием тех лет.
В конце концов, после того, как Шио схватила Хашираму за волосы и с размаху ударила головой о твёрдую землю, мужчина отшвырнул её от себя ногой. Девушка проехалась боком по земле и – какая ирония – ударилась обо что-то затылком. Перед глазами заплясали искры.
Когда она пришла в себя, то увидела, что Сенджу уже поднялся на ноги, но отчего-то растерян. Наверное, только сейчас понял, что Орочимару его больше не контролирует. Чудо, что он за пределы круга во время драки не угодил.
Ёко села и помотала головой. Ссадина на щеке, неясно в какой момент появившаяся, начала затягиваться. Бугор на запястье указывал на вывих; то ли Сенджу постарался, то ли сама по глупости плохо ударила. Кицунэ вправила выверенным до автоматизма движением и поморщилась. Шио тяжело дышала, сердце быстро колотилось, и ей хотелось успокоиться.
Спешить некуда.
Пелена ярости постепенно схлынула, и к ней вернулся трезвый взгляд. Им она заметила надпись прямо возле своей руки: «Может выйти, контроль вернётся».
Значит, Хаширама не заперт.
Сенджу старался смотреть себе под ноги и занимать голову расшифровкой сети печатей. Основу составлял круг, возле края которого находились его ступни, но помимо него землю под ногами покрывала ещё целая паутина странных знаков и неразборчивых иероглифов. Хаширама никогда раньше таких не видел, но это его не удивляло – много техник могли изобрести после него, хотя мужчина даже не представлял, сколько лет прошло. Осторожно выпустив чакру, Сенджу прощупал пространство вокруг: кажется, никаких ограничений для него нет.
Да уж, братец… И ведь говорил же Тобираме, что некоторые техники не должны быть никем созданы.
Девушка, на которую он старательно не смотрел, поднялась на ноги. Синяки на её коже исчезали прямо на глазах. Всю одежду она изгваздала в грязи: сначала вымокла, потом извалялась ещё здесь.
Изменилась и не изменилась.
Стыд подтачивал решимость Хаширамы. Драться он на самом деле не хотел, но, пожалуй, ей удары он заслужил.
- Ты.. жива, - произнёс он. Интонация вышла средней между вопросительной и утвердительной.
- Жива, - спокойно. – Куда денусь?
- Сколько лет про…
- Достаточно, - девушка пожала плечами. - Ты же видел своего ученика?
- Сарутоби ученик брата, - возразил Сенджу, понимая, что звучит глупо.
Как ребёнок, ей богу, а Шио – взрослая. Да, точно, вот что поменялось, выросла, повзрослела за годы. Лишние «почему» так и не появились в его голове. В конце концов, воскресшему мертвецу задавать вопрос: «Как?», - не совсем уместно.
Так же как и обладать любопытством.
- Зачем я здесь? – задал он единственно важный вопрос.
- Это у Орочимару спрашивай. А вообще…
Девушка пальцем указала ему за спину. Сенджу обернулся и замер.
И как он только мог не узнать это место сразу? Скала по-прежнему высилась над миром. Сколько раз он был здесь ещё с Мадарой…
Коноха горела, Коноха рушилась, сметаемая ведущимися на её территории сражениями. Его мечта, которую Хаширама с трудом сберёг и принёс из детства в будущее, а после нежно и осторожно взращивал, как самый капризный росток, пока она не выросла и не окрепла, пока не пришёл мир – она ломалась у него на глазах.
Сенджу шагнул вперёд.
- Если ты выйдешь за пределы круга, то попадёшь обратно под контроль Орочимару. И, кто знает, вдруг ему придёт в голову, что Хирузен стар для вас обоих сразу и направит тебя на селение? Впрочем, у тебя будет секунды две, чтобы попытаться освободиться, - спокойно просветила его Ёко, заставив остановиться.
Сенджу не смел проверять правдивость её слов. Слишком высока цена.
Ему оставалось только смотреть.
Хаширама в бессилии сжал руку в кулак, ощущая, как ногти впиваются в кожу на ладонях. Хотя какое там, это не его тело… Знать бы имя того бедняги, чью жизнь отдали за его присутствие в этом месте и времени.
- Выстоят, здесь сильные шиноби, - сказала Шио. – А пока – любуйся.
Девушка села на землю, обхватив руками колени перед грудью, и устало положила на них подбородок. Кицунэ надеялась, что Хашираме тоже больно.
Шум снизу практически не доносился. Ветер трепал волосы и приносил откуда-то цветочную пыльцу. Ёко представляла, что это огненный ликорис; целое поле простиралось раньше за опушкой позади её спины. Девушка ни за что не пошла бы проверять, уничтожено ли то место временем или людьми ради эгоистичных нужд.
Странно, что ей всё ещё нравились эти цветы.
- Ты помнишь?.. - рассеянно произнесла она. Спокойствие и усталость окутали её сознание плотным одеялом.
- То время… Ты его помнишь?
- Да…
Ветер вновь подул в спину, принося с собой ворох воспоминаний.

*Имя Четвёртого Казекаге. Вы не знали? Что ж, я тоже не знала. Видимо, это было в последнем датабуке.
**Песчаная броня(песчаные доспехи, «суна но ёрой») - используя эту технику, Гаара покрывает своё тело тонким слоем песка, обеспечивая дополнительную защиту.
***Техника абсолютной тьмы – это генджитсу. Собственно, Третьему Хокаге кажется, что вокруг него непроглядная тьма. На самом деле никакой темноты нет, а так как техника направлена только на Хирузена, то Шио спокойно всё видит.
****Там меньше времени прошло. Но где-то 80-90.
Утверждено Nern
Шиона
Фанфик опубликован 23 декабря 2014 года в 22:01 пользователем Шиона.
За это время его прочитали 397 раз и оставили 0 комментариев.