Статья про нового персонажа из 3 сезона Наруто - Боруто Узумаки
Наруто Клан Фанфики по Наруто Другое Ну мы же биджу... Глава 38. Страх.

Ну мы же биджу... Глава 38. Страх.

Категория: Другое
Ну мы же биджу... Глава 38. Страх.
Солнце сияло. Под ногами хрустели мелкие камушки; слишком шумно от обострившихся чувств, словно снег в сухой холодный день. Люди, которым явно понравился её выход, остались за гранью сознания.
Юмия остановилась и воткнула длинный меч перед собой. Холод затопил грудь: Досу не опытен, но его оружие делало его опасным противником. Зато оно же добавляло самоуверенности, хотя это сработает лишь на первой атаке.
А заканчивать всё одним ударом нельзя, даже если б у неё вышло.
Досу постарался сосредоточиться. На втором этапе она показала себя как сильный и быстрый шиноби, способный сражаться с неподходящим оружием на дальних дистанциях. Сейчас же она, наверняка, подготовилась, хотя ему повезло – противник Досу был слабаком, и показывать большинство своих секретов не пришлось. Парень посмотрел на чудовищный меч противницы, затем – выше, и понял, что его хотят убить.
Просто почувствовал – его уверенно и спокойно ненавидели, желая снести голову с плеч или же прикончить любым иным способом. Знать бы ещё, что он ей сделал. Ни имя, ни прочее знакомо ему не было, хотя что за «прочее» – ни кожи, ни глаз, ни лица не видно. Если он и видел её когда-то, то узнать возможности не было.
Генма перекинул сенбон на другую сторону рта. На арене ощущалось звенящее напряжение – бой будет серьёзным, не то, что детские игры до этого.
Занятно.
- Кто-нибудь хочет сдаться прямо сейчас? – дежурный вопрос, на который Ширануи, вопреки обычного, даже ответа не услышал: противники ждали лишь сигнала к началу. – Готовы? Начать третий бой!
И экзаменатор благоразумно покинул арену.
Досу не собирался нападать первым. Возможно, ему повезёт, но, скорее всего, стоит ему начать технику, так Юмия тут же скроется – он уже видел её навыки в этом. Не отрывая от неё глаз и не болтая – не в серьёзном бою трепаться – парень мысленно обдумывал всё, что о ней знал: быстрая, скрытная...
Вот и всё, пожалуй. Разве что вряд ли она полезет на рожон, как, к примеру, белобрысый парень из первой пары, Удзумаки Наруто, кажется, да и показухи ждать не стоило.
Ему хотелось победить и вернуться в селение Звука, доказав, что он не просто пешка. Или нет, не возвращаться вовсе – а уже сейчас стать вольным наёмником; хоть слишком поздно Досу понял свою роль, но не хотел быть просто пешкой, крохотной маловажной фигуркой в руках лорда Орочимару.
Нет.
Просто Орочимару.
Юмия отсчитала про себя ровно минуту, чтобы точно увериться, что от неё ждут первого шага. В другой ситуации она бы выждала ещё: пусть стоит, терпения у неё всё равно больше, зато атака будет вымучена скукой ожидания. Но зрители заскучали, скоро начнут оглядываться, вести взглядом по рядам – и увидят лишнего.
К тому же, у неё особый зритель...
Нечего сдерживаться. Ни секунды. Орочи сжала пальцы на эфесе крепче, на мгновение задержала дыхание, скапливая энергию под кожей – ту, что копила всю минуту – и, резко расслабившись, выпустила. Чакра взвилась вокруг неё вихрем, и Юмия, вскинув голову, посмотрела в глаза Досу, хоть и не было нужды открывать свои тайны. Но...
Пусть знает, пусть узнает.
«Что... Но как?!»
Досу вздрогнул и увидел перед глазами Саске в Лесу Смерти: смертоносного мальчишку, которого выбрал почему-то Орочимару и за чьей спиной стоял тенью. Энергия так же необузданно вздымалась вокруг Учиха, по телу которого струились огненные знаки проклятья, а в алом взгляде горела жажда крови. И хоть Юмия смотрела жёстко и уверенно, без отчаянного безумия, но Досу знал эти чёртовы глаза!
И это было стократ опасней десяти Учиха Саске.
Девчонка смотрела на него глазами лорда Орочимару, и змей, вселившись в неё, решил убить его за неуважение и мысли о неверности селению Звука. На несколько секунд парень по-детски растерялся – что, как, почему, как это возможно? за что, Орочимару, за что?! – но ему не дали времени на размышления: энергия ударила в стены арены.
Эта была настоящая мощь, и Орочи показывала её без стеснения и ровно столько, сколько нужно. Зрители перестали болтать, повернули головы, и Каге, как настоящий, так и фальшивый, устремили взгляд на них.
Можно начинать.
Даже если он для Орочимару не более, чем мелкая случайная фигуры на доске, наставники в селении Звука не щадили его, а Досу не отлынивал: до синяков, до сна урывками, до того, что начинаешь душить соседа на соседней койке – Заку ему это припомнил; дранным оборванцам, у которых ещё было слишком много шансов умереть, не будучи достойными быть шиноби Ото, не давали отдельных комнат. Но зато теперь он быстро пришёл в себя, не желая повторять свой проигрыш на втором этапе экзамена.
Реванш с Саске был ещё впереди, хоть Учиха пока не явился.
Ветер, оставшийся от энергии, всё ещё кружил вокруг них. Прошло не больше пары секунд. Юмия оставалась на месте, лишь отвела меч в сторону: не успела воспользоваться этими мгновениями или не захотела?
Неважно. Девчонка быстрая, но не быстрее звука. Прицелиться и...
Орочи размахнулась и метнула в него клинок. Бросок был сильным, оружие тяжёлым, поэтому Досу спешно уклонился, а когда обернулся снова к ней – девушка уже сорвалась с места: в бок, на стену, выше по арене...
Юмия не беспокоилась за меч, так как он бы не признал иной ладони, а вот ей свободные руки сейчас были нужнее. Орочи не недооценивала противника: Звук воспитывает жестоко, а его оружие опасно. Девушка смогла найти лишь одну его слабость, но у него на такие ситуации могли быть и другого рода атаки.
Но на месте стоять было смертельно, а, следовательно, невозможно. Шероховатая поверхность «котла» арены требовала мало чакры, чтобы удержаться на ней, мир смазывался, и Юмия выделяла из него лишь направление и местоположение Досу. Сверху картина была яснее, и, хоть и на большой скорости, Орочи определила: он был приблизительно в четверть круговой длины арены от дерева и в семи шагах от стены за его спиной.
Не так уж и далеко от центра, как ей казалось. Или же Юмия до этого неверно видела размер арены в целом?
Сбоку раздался грохот – кажется, Досу решил атаковать. Мимо. Следующий раз – сзади, и снова мимо. Орочи не реагировала на этот шум, хоть и была целью атаки и представляла себе последствия прямого попадания. Минимум – потеря координации, максимум – глухота и беспомощность, ведущая к потери жизни. Но Юмия была хладнокровна, так как узконаправленные звуковые волны лишь уродовали стены и землю арены.
Всё шло по плану.
Чёрт. Чёрт-чёрт-чёрт!.. Досу вертелся на одном месте, пытаясь отследить передвижения оппонента, но без толку – вокруг него мелькала лишь невероятная тень, и если звук ещё и успел бы за ней, то глаза Досу – нет.
Парень просто не мог в неё прицелиться! Был бы у него шаринган Учиха Саске, он бы видел её, у него бы вышло, но так – невозможно. В беготне Орочи не было никакой логики, Досу не мог просчитать, в каком месте она появится в следующее мгновение, и страшно злился. На неё, слишком быструю и неизвестно как связанную с Орочимару, на Саске, избранного всеми по праву рождения, на себя, так как недооценил противника. Юмия была одна из тех немногих, кто убил своего противника во время отборочных боёв, а на это шли немногие. Если он хочет жить, то придётся её убить.
Впрочем, он и так собирался. Досу быстро сложил печати, спотыкнувшись на второй и схватился за предплечье руки с оружием:
- Техника круговой волны!
От устройства на его руки ударили звуковые волны во всех направлениях; даже сам Досу мог бы пострадать. Юмия метнулась в единственное укрытие на арене и скорчилась за древесным стволом.
Левое ухо ныло, в правом звенело. Орочи успела вовремя. Техника ещё не прекратилась, но Досу не могу менять её направление и поворачивать, иначе бы пришлось туго. Девушка тронула уши, проверяя, нет ли крови, несколько раз щёлкнула пальцами: звуковая волна создала вокруг неё «пробку», и посторонний шум не проникал в укрытие. Упало несколько ветвей, жалкий кустарник, пострадавший ещё во время сражения Темари и Шикамару, совсем сломался. Слева звук от пальцев был глухой, к тому же, у неё начала кружиться голова. Юмия сложила ладони лодочкой и хлопнула себе по ушам, как ударяла Кабуто перед первым этапом. Звон из правого уха исчез, головокружение прошло, а вот на временную глухоту понадобится больше времени.
Досу чувствовал, как стремительно утекает чакра. Парень скопировал эту технику у своего же напарника, но, в отличие от Заку, он не просто выпускал ветер из дыр – звуковые волны, в разы опаснее и затрачивающие куда больше энергии. Шиноби оборвал технику, и хотел было воспользоваться своим шансом – на арене было единственное место, где можно было укрыться от круговой волны, а Досу наделся, что её хоть немного зацепило и это сбавит скорость – но он просчитался. Из-за дерева в две стороны метнулись силуэты, а перестроиться на обычный режим своей техники парень достаточно быстро не сумел: он владел новой лишь месяц.
«Клоны!»
Но вот только какие – обычные или те, которых Юмия показала на втором этапе, способные получать ранения?* И сколько их?
Тень пронеслась над его головой, и Досу отбежал в сторону подальше от стены: в отличие от предыдущих участников, Орочи не стеснялась тратить чакру на передвижение по вертикальным поверхностям. Парень атаковал в слепую и угадал – в его сторону уже летели сюрикены. Большинство снесло звуковой волной, несколько воткнулись под ноги. Кажется, она не целилась, но осыпала его дождём. На мгновение он увидел её глаза и направил технику ещё до того, как подавил внутреннюю дрожь.
Клон исчез, растворившись туманной дымкой. Досу стиснул зубы от досады, хотя на самом деле мало надеялся, что это будет настоящая. Зато вот то, как уничтожился клон, ему не понравилось. Обычные исчезали в облаке то ли пыли, то ли ещё чего-то с еле слышным хлопком – у него был острый слух, мало кто различал это – а этот исчез, скорее, как генджитсу. Но сами по себе клоны на иллюзию не были похожи, да и сюрикены в земле были реальны.
Досу уже хотел быть сложить простое «кай», но внезапно его ударили в спину. По инерции, парень отклонился вперёд. Орочи – или её клон - схватила его за запястье и выкрутила-дёрнула руку назад. Шиноби дёрнулся и сразу понял, что не вырваться, но... она на месте, замерла!
Спереди мелькнула тень; руку ему ломать не собирались, решив подсечь ноги. Боль в левой руке сбивала, так что ему потребовалось чуть больше времени, чем обычно.
Звуковая волна ударила назад одновременно с клоном спереди. Досу не знал, попал ли он, но захват и тяжесть со спины исчезли. Парень бросился на атаковавшую спереди копию, сшибая ударом ноги. Только сейчас он заметил в руках этой Юмии меч, за которым он не уследил ранее, и чёрное лезвие успело рассечь ему бинты на лице и щёку, перед тем, как его атака уничтожила клона, а белая рука швырнула клинок в небо.
Юмия перехватила меч и приземлилась на землю арены. Клонов оставалось пять**: трое ещё были нужны, а вот двух она направила к Досу – тот как раз был в нужном месте. Для финального аккорда следовало подготовиться заранее.

Шио смотрела бой краем глаза. Юмия старалась, выделывалась – как же это было на неё непохоже. Но Орочи со своей задачей справлялась: зрители шумели, смотря вниз, в ложе даймё обсуждались способности сражающихся, а кое-где делались ставки. А ведь большинство людей пришли поглядеть на последнего Учиха и только, так что достижение Юмии – завлечь их внимание на себя – было не малым.
Ложа даймё – самое проблемное место, так как самое охраняемое. Логичней сунуться туда в последнюю очередь.
Ёко качнулась к Хинате, обхватив её руками за плечи; объятие, это же такая мелочь между девочками и девушками. Хьюга вздрогнула, не ожидая, и кицунэ шепнула ей на ухо.
- Пересядь на другой ряд и сделай вид, что тебе плохо. А дальше...
Девушка понизила голос ещё сильнее и почти уткнулась носом в её шею. Внимательно выслушав, Хината еле заметно кивнула, не сводя глаз с арены, и осторожно бросила взгляд на трибуны, где расположились члены клана Хьюга.
Нет, им по-прежнему не интересно, что она не с ними. Наверное, думают, что она со своей командой и не удосужились проверить. Вглядевшись, Хьюга и вовсе поняла, что отца на трибунах нет. Если подумать, то после боя Неджи она его не видела. Ханаби косилась на пустое место рядом с собой, и Хинате захотелось, чтобы к сестре подошёл Ко. Просто так, чтобы она не волновалась.
Как бы ещё ей самой перестать так сильно нервничать.
На последок Шио сказала:
- Не бойся, я тебя быстро догоню, - и отстранилась. Хьюга тихо выдохнула и, не удержавшись, посмотрела на кицунэ, но та уже смотрела на арену, где два клона неслись по периметру, чтобы обойти Досу со спины.
Всё будет в порядке. Нужно просто стать Юсуи. Хината вспомнила тренировочный бой с братом, и это вдруг придало ей сил. Всё получится. Она справится.
Девочка поднялась и, обернувшись, нашла Кибу. Парень сидел несколькими рядами выше и наискось через проход. Место рядом с ним было почему-то свободно: кажется, на нём расшалился Акамару, а хозяин, увлекшись драками на арене, несколько подзабыл о слежке за питомцем.
Хината, невольно бросив взгляд на стоящего у прохода на трибуны шиноби в маске АНБУ, прошла к скамье и села рядом с Инудзука. Парень, увлекшись, заметил её не сразу – Хьюга вела себя тихо – но быстро.
- О, ты где была, Хината? Я тебе место занял, я ты прям пропала.
«Но я же совсем рядом была», - едва не ляпнула девочка, но вовремя прикусила язык. Раз уж её не заметили рядом с Шио, то это к лучшему. Акамару вдруг ткнулся принюхался и шерсть на его загривке встала дыбом.
- Эй, Акамару, ты чего? – удивился Киба. – Это же наша Хината.
Но щенок только оскалил зубы, не узнавая её. Хьюга непонимающе смотрела на него, и вдруг до неё дошло понимание: она же не пересекалась толком с Кибой и Акамару после отборочных боёв, а ведь именно тогда... Наверное, её запах и чакра – Инудзука болтал, что их собаки «чуют» и её – так изменились, что Акамару не смог её признать.
От осознания того, что она уже другая, стало не по себе, но то, что щенок: частично сам, частично с уговоров Кибы, - через пару минут всё же узнал её, немного успокоило.
Да и, к тому же, ей уже пора.
Хината склонила голову, покачнулась и сильно вздрогнула, после чего завалилась на бок. Девочка не упала, руки Кибы подхватили её.
- Хината! Вот чёрт... Что с ней?
Инудзука подхватил сокомандницу на руки и, выбравшись в проход, пошёл наверх. Просить помощи у кого-то было глупо, так как вокруг было мало своих, но, может, стоящий у входа АНБУ Конохи укажет, как пройти к медикам. Те, конечно, были на арене для лечения участников, но не прогонят же его!
Кто-то коснулся его плеча. Киба обернулся и увидел парня где-то на четыре-пять лет его старше с утянутыми в низкий хвостик серо-седыми волосами, круглыми очками и протектором Листа на лбу. Кажется, мелькал он на предыдущих этапах, но слился из-за ранения перед отборочными матчами. Хотя сейчас с ним было всё в порядке...
В любом случае, Инудзука плохо помнил, так как было не до него, и мог ошибаться.
- Давай я помогу ей, - дружелюбно предложил парень. – Меня зовут Якуши Кабуто, я медик. Учусь ещё, но многое умею. Положи её лучше...
Киба осторожно положил Хинату на пол. Вид сокомандницы ему не понравился, а потому он снял куртку, свернул её комом и сунул под голову девочки. Кабуто присел рядом, и его ладонь засветилась медицинской чакрой.
- Ты иди назад, я за ней послежу, - пообещал Якуши. Инудзука поколебался, но послушался: кажется, Кабуто просто не хотел, чтобы ему мешали. Да ведь Киба именно и хотел отдать Хинату в руки врача, так что, всё в порядке.
Кабуто мрачно посмотрел в спину Кибе. Не догадался, это хорошо, правда, повода для подозрений не было: Якуши уже выяснил, что, хоть Баки и не смог догнать тогда «крысу», но утром Хаято Гекко нашли мёртвым. Может, джонин Суны отчего-то солгал или же сумел выследить беглеца после.
Или тот наткнулся на Гаару в полнолуние. Младший Собаку не был адекватен, зато был силён и жаждал крови.
Вовремя Якуши их перехватил. Нечего каким-то генинам мешаться под ногами. Проверять, что с Хьюга, он не собирался, но, с другой стороны, если ей просто плохо, то, быть может, стоит усыпить её прямо сейчас. А то ещё придут в себя, вернётся и расскажет, что ей никто не помог, а Инудзука разболтает про него старшим шиноби.
Не зря ли Кабуто его отпустил?..
Хината была бледненькой и хрупкой девушкой, которой не повезло родиться в клане шиноби. Якуши задумался. Бьякуган ценен, а эта Хьюга состояла в главной ветви, так что...
Кабуто раскусил обман лишь приглядевшись к ней чуть внимательней. Хината, которая была в полном порядке и даже более, крепко схватила его за запястье, вперилась взглядом активированного Бьякугана в него так не по-человечески жутко и отчаянно, что на мгновение Якуши парализовало, а руку сковало льдом: и по ощущениям, и в буквальном смысле – на ладони девчонки появилась толстая ледяная корка, а так как она держала его руку, лёд покрывал и её руку, не давая освободиться и сбежать.
И слишком поздно Кабуто понял, что она хотела его удержать на месте, а не сразить, и рискнула ради этого собственной жизнью. Шею кольнуло, горячая ладонь зажала рот и свет перед его глазами померк.
Шио бесшумно опустила его на пол и даже не обернулась на бросившегося к АНБУ от двери. Сейрам появилась перед ним из ни откуда и чётким и выверенным движением ударила кулаком по лицу. Раздался хруст ломания маски и кости, но мужчина не смог вскрикнуть, так как Хачи повредила ему гортань. Девушка подхватила его и уложила уже бездыханного на пол так же тихо, как Ёко управилась с Якуши.
Всё это заняло меньше тридцати секунд.
Хьюга выдернула руку из собственного же захвата. Честно говоря, она и не ожидала, что выйдет так, просто направила как можно больше чакры, чтобы удержать ею Кабуто – спонтанная идея, которую ей подсказала скачущая по стенам арены Юмия. А в итоге вышло добрых четыре сантиметра льда.
И доджитсу Хината активировала как-то спонтанно...
Их никто не заметил: ни сидящие на заднем ряду зрители, ни шиноби у ближайших выходов с трибун – те были слишком далеко и смотрели в другую сторону. Заметить движение боковым зрением им помешал капюшон; изредка маскировка играет негативную роль.
Сейчас спешно стягивала с тела АНБУ плащ.
- А он?.. – Хьюга сглотнула, боясь взглянуть на его лицо, кровь с которого стекала на подбородок.
- Мёртв, - отозвалась Шио, и её ответ был очевиден. – Не беспокойся, он ниндзя Звука. Как и все АНБУ, стоящие на входах. Впрочем, не беспокойся – они хоть и претворяются спецотрядом, но на деле им не являются.
Ёко сняла с Кабуто очки и, обшарив его одежду, забрала и запасную пару тоже. Вдруг он их носит, так как на самом деле плохо видит? Тогда приходить в себя ему будет ещё веселее.
- Идём, нужно спрятать их. И, Хината, - кицунэ ободряюще улыбнулась, - ты молодец.
Хьюга немного смущённо порадовалась похвале.
Задерживаться было нельзя. Этот проход был ближайший к ложе даймё; места Каге были выше и дальше других. Шио планировала обойти арену по кругу, убирая лже-АНБУ по одному и оставляя позади клонов в их обличье, чтобы оставшиеся ничего не заподозрили. Ёко разумно предположила, что издали обман разгадан не будет, и, основываясь на этом, Хачи будет в плаще одного из них и в маске, которую во второй раз она не повредила. Мало ли какие не санкционированные передвижения могут быть. Хината же должна была Бьякуганом следить во все стороны за тем, чтобы их не заметили ни во время нападения, ни во время прятанья тел.
Получалось у них складно и, учитывая Сейрам, на удивление тихо. На третьем Шио подумала, что зря они оставили Кабуто живым, просто усыпив, но возвращаться было поздно.
Всего входов было шесть, и Ёко подала голос лишь на очищенном пятом, перед этим остановив Хинату жестом.
- Дальше мы сами, - сказала девушка и протянула Хинате коммуникатор. – Иди к северным воротам, не особо скрывайся, но и не светись. Выйди из селения через них.
- Но зачем?
- Увидишь, - спокойно и не желая болтать попусту. – И ещё...
Сейрам сняла с себя плащ и отдала Хинате.
- Возьми пока его. Потом тебе Юмия даст поудобней. Спрячь сейчас, наденешь, когда не нужно будет светиться ни тебе, ни твоим техникам.
Хьюга несколько раз сложила плащ и, не найдя другого места, спрятала его под куртку.
- Будем сражаться, да? – тихо спросила она, но очень твёрдо и уверенно.
- Да, - глухо сказала Хачи.
Шио кивнула Хинате.
- Иди. Будь на связи.
Девочка развернулась и скрылась в тёмном проходе. Вряд ли кому-то придёт в голову её остановить, так как Хьюга имела полное право уйти.
- Почему сейчас, а не когда Юмия закончит? – шёпотом, как и все предыдущие разговоры, спросила Хачи.
- Потому что зря мы не убили Кабуто. И у меня дурное предчувствие. Лучше сейчас, пока она точно может покинуть арену.
Сейрам кивнула, и Шио порадовалась её собранности и сдержанности. Может же, когда хочет! Вот только отыграется потом на шиноби Звука не слабо...
Чтобы не тратить время после, кицунэ отдала ещё один передатчик Хачи и закрепила на ухе свой, после чего они подобрались и продолжили незаметно красться вдоль стены. Юмия скоро закончит, а значит, скоро заканчивать и им.

Уничтожив клона перед ним, Досу сорвался с места вверх. В ход пошли простые сюрикены, которые он бросил в клон справа, а сам бросился на ближайшего левого. Ближайший – это засевший на середине стены, как паук; её плащ свисал вниз. Затея оказалась глупой: копия сорвалась с места и без труда сшибла его вниз практически в центр арены.
Идиот. Атаковал бы по ней сейчас техникой, то прицелиться бы успел и попал точно. Но ругать себя ему не дали – два клона рванулись к нему, передвигаясь мельтешащими зигзагами, и сократили дистанцию до рукопашного боя. Их атаки были стремительными, но не столь сильными, чтобы парень не мог удержатся на ногах, но всё же его теснили назад. Ноги, руки, локти, мелькающий сухой взгляд – град ударов сыпался, и ушедший в глухую оборону Досу мог лишь ставить блок за блоком; массивный источник всех его техник на руке неожиданно послужил неплохой защитой
Пропустить ещё одну атаку было бы непростительно.
Удар меча пришёлся по модифицированной руке, и именно это её спасло; захватить фламберг он не успел. Лезвие прошлось по поверхности вживлённого оружия, соскребя стружку материала, но для этой атаки со стороны клоны ослабили напор, и ему удалось уничтожить их звуковой волной и отскочить. Если Юмия уничтожит передатчик, то Досу потеряет способность к техникам. Кажется, первым ударом она проверяла на прочность само вживлённое устройство, зато следующий – который прошёл мимо, когда парень отпрыгнул назад – должен был отрубить ему всю руку от плеча.
Досу оказался в самом центре арены. Орочи сложила печать. Прогремел взрыв, и шиноби Звука оказался в его эпицентре.

Flashback

Ночь перед третьим этапом была тёмной, и большинство тюнинов, работающих в это время, мечтали оказаться в своих постелях. Об Орочимару знали лишь несколько присматривающих за ними джонинов, но и те предпочли бы выспаться перед завтрашним днём.
Света на трибунах не было, поэтому приходилось пользоваться фонарями. Проверяли всё в последний момент, так как именно ночью под ложей даймё или местами других гостей чья-то рука могла незаметно прикрепить взрывную печать, но тюнины работали лениво и проверяли трибуны халтурно. Наблюдающие за секторами джонины смотрели на это сквозь пальцы, так как разумно думали, что нахрен Орочимару сдались простые жители.
Внизу на самой арене было хоть глаз выколи. Сонный тюнин спустился вниз по переходам – пятый раз за смену – и включил фонарь: новый, яркий, его холодный свет залил почти всё пространство до высоких стен, а аккумулятор чуть гудел в руке. Это успокаивало. Тюнин почесал волосы у протектора и зевнул. Молодой ещё парень, он получил звание на прошлом экзамене, и не отличался дисциплинированностью и выдающимися способностями.
Действуя по инструкции, тюнин, шаркая по земле подошвами сандалий, дошёл до дерева и нескольких кустов возле него и посветил за них. Чисто. Парень вернулся в центр арены, снова зевнул и, постучав по почве ногой, направил чакру вниз.
Здесь тоже было пусто. Тюнин снова зевнул, ругнулся на бессмысленное времяпрепровождение и, продолжая ворчать, скрылся в боковом проходе, ведущему с арены наверх.
Время близилось к четырём утра, вдалеке начало светлеть небо. Фонари погасли; джонины отпустили тюнинов по домам, а скорее и сами разошлись, так как никто не стыл бы отдавать приказа охранять пустые трибуны.
Со стены арены, оттуда, где завтра будут дожиться своей очереди экзаменуемые, появилась тень и, бесшумно спрыгнув, спустила вниз. Юмия прислушалась – тихо, никого, охрану если и оставили, то та была далеко. В одной её руке была банальная, украденная – одолженная? – с чьего-то сада лопата.
А в сумке – свиток, с оставшимися подземными минами Тсукури, самыми слабыми, иначе бы они использовались по делу, но вполне себе эффективными. Орочи взялась за рукоять лопатки, перехватила удобней, чтобы не тёрло сквозь бинты язвы – к боли от эфеса она уже привыкла, но лишний раз теребить не стоит. Закончить следовало до того, как встанет солнце, а этот момент был уже близко.

The and of flashback


Досу мотало из стороны в сторону, цепные взрывы гремели слишком близко. Огня почти не было – только дым, взрытая земля, пыль и грохот столько громкий, что было больно ушам. От правого потекло что-то тёплое, пропитало бинты: слишком похожее на кровь, чтобы он проверял и хотел об этом думать. Мир перед глазами поплыл по кругу, к горлу поднялась тошнота. Когда взрывы затихли, но пылевая завеса ещё держалась, Досу дёрнул бинты со рта, и его вырвало себе под ноги. Кровь в ухе ощущалась отчётливей, но шиноби был рад, что никто не видел, как его выворачивало наизнанку.
Эти отвратительные симптомы он знал, а вот как драться при контузии представлял смутно. Но Досу собирался держаться до последнего, и даже успел вернуть бинты на место.
Пыль улеглась, и Досу увидел, что осталось всего четыре «Юмии». Все четверо стояли вокруг него на должном расстоянии от него и на равных друг от друга. Восемь рук сложили печати, четыре правые ладони коснулись земли одновременно.
- Зеркальный призыв!
Краем глаза он увидел, что перед тем, как взорвалась земля, один из клонов – хотя, скорее всего, настоящая спасала себя, метнулся вверх и вправо, а вот других проглотили и уничтожили три гигантских змеи. Хотя, может, Орочи убрала их раньше.
Четыре змеи вырвались из земли – трибуны ахнули – и, изогнувшись одновременно симметричными дугами, утонули в земле в том месте, где был Досу, который успел посмотреть на трибуны Каге и отчаянно подумать: «За что, чёрт побери, за что?!», - так как у Юмии были глаза Орочимару, и он не сомневался в их связи, а после темнота его поглотила. Смерть его была быстрой.
Юмия висела высоко на стене, прямо под ложей Каге, упираясь ногами и держась за эфес воткнутого наполовину в камень меча; тот вошёл, как в мягкое масло, но держался крепко. Оказаться погребённой под собственной мясорубкой не хотелось. Свободной рукой она стянула маску вниз и глотнула свежего и, не пылевого наверху, воздуха. В груди стучало живое сердце, а Орочи редко его чувствовала.
Какая глупость: трата времени, трата чакры – но ей понравилось, к тому же, эту технику давно хотелось опробовать. А змей, наверняка, заметил лорд Орочимару, а значит, немного и её саму, и тепло вдоль позвоночника разлилось лёгким покалыванием.
Хорошо.
Девушка выдернула меч и в несколько косых прыжков спустилась вниз. Кажется, она даже немного устала. Или не немного, ведь руки горели, горели... Юмия отсчитала про себя пятнадцать секунд.
Трибуны взревели.

Последнего они убрали минут за десять до того, как Юмия закончила. Сейрам ушла обратно на трибуны, чтобы занимать место и иногда шуметь: толкать локтями людей, ругаться, срывать тотализатор, - что угодно. Шум от зрителей настиг Шио в коридоре. Чтобы ни сделала Орочи, она произвела фурор, но Шио не стала возвращаться. Ей больше не хотелось быть там и притворяться человеком.
Кицунэ сняла протектор и выбросила его, как ненужную вещицу. Кто спросит: срезали, потеряла, неважно. Не их дело.
Клонов пока никто не тронул, во всяком случае, её клонов, самых обычных – не стала б она сейчас тратить чакру на астральных. Но, возможно, стоило хотя бы раздвоиться, чтобы, в случае чего, быстро оказаться на арене; некоторые биджу так делали, легко играя с собственным сознанием, но на то требовался тысячелетний опыт, которого у Ёко не было. Кицунэ и через порталы нормально ходить не научилась – то с местом промажет, то ещё что, поначалу вовсе с ранениями вываливалась.
И почему её дом так далеко...
Орочи сидела у стены пустого коридора, вытянув руки и утыкаясь лицом в худые коленки. Её пальцы дрожали, с них капала прозрачная жидкость, да и всю Юмию, кажется, колотило. Это дрожь Шио заметила ещё утром, но не стала ничего делать или говорить, так как Орочи сочла бы это сомнением в её силах. Но сейчас её хотелось назвать «Юми», вспомнить, какой та была пять лет назад, и помочь.
Шио подошла к ней, опустилась на колени и, принявшись аккуратно снимать бинты с рук, решила, что убьёт каждого, кто посмеет пройти по этому коридору сейчас. Даже если это будет Кабуто, а ведь Ёко уже вспомнила, что не убила его, так как не имела на это право.
Право было лишь у дрожащих от сильнейшей боли рук в её ладонях. Сейрам поймёт, если Юмия ей расскажет, или же уже поняла – Хачи могла знать.
Напарницы же, куда ближе, хоть с виду и не скажешь.
Руки Орочи были не в таком плохом состоянии, как ожидала Шио. В ожогах она немного разбиралась и понимала, что эти не от огня, но второй степени были лишь в паре местах. Пузыри полопались и, скорее всего, прозрачная жидкость вытекла именно из них. Белый гной в нескольких местах кицунэ не нравился гораздо больше. Остро пахло разложением, жаром воспаления и запревшей целебной мазью.
Девушка потянулась за аптечкой. В ней нашлась склянка разведённого спирт, которую она всю вылила на руки Орочи; уж лучше будут новые химические ожоги, чем воспаление перейдёт выше и станет лихорадкой. Осторожно промокнув, Ёко влажной стерильной марлей тщательно очистила ранки от гноя, а пузыри, раз уж те всё равно лопнули, от остатков жидкости в них.
- Я прижгу, - предупредила Шио. – Закуси ткань.
Обхватил ладони Юмии руками, кицунэ направила чакру. Это был не лучший способ, но быстрый и эффективный, к тому же, если бы можно было всё убрать медицинской техникой, то Орочи бы уже побывала у медиков.
Значит, тут что-то особое, но лучше не спрашивать. Орочи терпела боль молча, но взяла ли она что-то в зубы или нет, девушка не проверяла.
- Плечо, - сухо.
Щёлкнула застёжка плаща, и Юмия послушно стянула ткань с плеча. На коже были капельки испарины. Шио уверенным движением вонзила в её плечо иглу шприца и ввела антибиотик.
- Не стоило... – проговорила еле слышно Орочи. – Заражения нет, я бы справилась.
- Сиди уж.
Девушка замолкла. Её руки уже остыли, поэтому Ёко стала наносить на них мазь; она заглушит боль, а после поможет размягчить сухую корку. Юмия дышала ровно и глубоко, но Шио захотелось её куда-нибудь увести.
Просто бессмысленный порыв.
Орочи заговорила, когда Ёко стала бинтовать израненные ладони чистой повязкой.
- Он близко. Я знаю. Я чувствую.
- Тебе плохо?
Юмия кивнула, но её речь не прервалась.
- Жнец уже здесь, он знает, что его призовут. Ждёт этого. Он совсем рядом. Я не готова. Пока ещё нет.
Её голос дрогнул, и Орочи замолчала, поняв, что не может сохранять контроль над собой. Не может проконтролировать ситуацию.
Если Жнецу надоело ждать выплаты долга в девяносто девять душ за одну победу Юмии, то он заберёт её саму, и вряд ли кто-то мог ему помешать. К счастью, Шио не ощущала чужого страха – волнение.
Плохое волнение.
- Мне надо идти, Шио-сан... - тихо сказала Орочи, когда взяла себя в руки. – Пожалуйста...
- Иди. Вещи отдай, - разрешила Ёко.
Разумеется, она не будет удерживать Юмию сейчас.
Юмия села на колени, стянула плащ до конца и сняла шляпу. Маски уже не было на ней, и девушка отдала тряпицу в руки Шио, вытащив её из кармана.
- Юми.
Орочи вздрогнула.
- Итачи того не стоил, - произнесла Ёко и протянула руку и положила раскрытую ладонь на взмокший лоб. Юмия не дрожала, кажется, ей уже стало легче. Кицунэ бездумно провела пальцами по её волосам, зарываясь в пряди, и надавила на затылок, привлекая к себе. Орочи уткнулась в её плечо и затихла; под руками она казалась тщедушно-маленькой.
Шио терпеливо ждала, пока её дыхание выровняется, и пыталась слушать мир: камни, ветер снаружи. Приближение Демона Смерти и чем это грозит.
- Я вернусь, - первой подала голос Юмия.
- Где тебя ждать?
- На крыше, - Орочи отстранилась, перевязала хвост на макушке в более аккуратный и поправила заколку у виска. Забавная, детская такая, сиреневая. – На любой. Я найду.
- Я буду ждать.
Юмия и Ёко поднялись одновременно, кивнули друг другу, и Орочи скрылась в боковом проходе в конце коридора. Шио не знала куда он вёл. Девушка прошла по коридору, посчитала ступени на лестнице наверх.
На сторожевой башенке было пусто, арена и так отлично просматривалась со всех сторон. Легко забравшись на неё, а с её крыши – на крышу над трибунами, Шио огляделась. Ветер теребил волосы, голоса людей были прямо под её ногами, ложное уединение окутывало свежестью со всех сторон. Кицунэ поправила коммуникатор и нажала на кнопку на нём.
Нужна волна не ловилась долго.
- Что-то случилось?
Знакомый голос звучал сухо и надтреснуто: связь барахлила от большого расстояния.
- Нет. Проверка, - Ёко повернулась по ветру, чтобы слышать лучше. – Что у тебя?
- Тихо.
Последовала долгая пауза.
- Засада в двух километрах, - добавили на другом конце. – Но тихо.
Шио кивнула. В принципе, она и сначала знала, что означает первое «тихо». Все силы просто затаились – что шиноби Звука и Песка, что Демон Смерти.
Всего чего-то терпеливо ждут.
И она ждёт.
- К тебе скоро придёт Хината. Жди её. Не нападайте первыми.
- Я знаю.
Ёко не поняла, что он имеет в виду. Быть может, знает, что придёт Хината или уже видел её. Или сам догадался, что стоит строить из себя готового к переговорам.
- Уже скоро. До связи.
Кицунэ убрала руку от уха. Наверное, стоило распустить волосы, чтобы спрятать передатчик, но и так сойдёт. Девушка села на нагретую солнцем черепицу и, скрестив ноги, прикрыла глаза.
Всего на минуточку...

Вдали от Темари и Канкуро можно было расслабиться, поэтому он спускался по коридору медленно. И двое шиноби Кусы зря преградили ему путь.
У них были идиотские шарфы.
Бесят.
Тот, чьи глаза не закрывали тёмные очки, заговорил первым:
- Турниры такого уровня, как ваш экзамен на звание тюнина, часто используют как тотализатор. Несколько даймё прибыли сюда, чтобы подзаработать!
Ага, новость сообщили. Херня. А ведь он уже слишком устал, чтобы выслушивать столь очевидные вещи, да и прибывший наконец-то Саске не будет ждать.
Всё равно конца боя никто не увидит.
- И поэтому тебе нужно проиграть в этом поединке, - закончил второй.
Идите нахер.
Просто. Идите. Нахер.
И нахуй тоже.
Тануки взмахнул рукой и повёл ею в бок. Песок обогнул его, нехотя подчиняясь, и впечатал обоих шиноби Травы в стену, дробя кости и превращая их в кровавую лепёшку. Зато песчинки его словно узнали и, напитавшись алым, втянулись в калебас как будто бы охотней.
Чудом уцелевшую руку, уж он не знал чью именно, парень перешагнул, не глядя. Свет арены ослепил. Учиха Саске уже ждал, но от действующей техники он уже слишком устал, чтобы драться всерьёз. Тануки, не торопясь, пробирался через кое-как прировненную арену: приводили в порядок наскоро, пока Саске где-то шлялся.
Парень остановился у левой руки экзаменатора, Учиха стоял по правую. Генма оглядел обоих. Забавно, но у них выходили более неудобные условия боя – ко второму туру боёв либо здесь всё приведут в норму.
Вдруг на рукаве генина Суны Ширануи заметил тёмное пятнышко и уколол себя язык. Это точно была кровь, такая же, как я него на языке.
И когда этот успел?..
Мужчина переместил сенбон подальше от ранки.
- Итак, - он оглядел обоих. – Начнём.

Хината двигалась перебежками и сильно нервничала, хоть и понимала, что так лишь привлечёт лишнее внимание. Но всё обошлось, улицы были пусты – все ушли смотреть бои. Поэтому Хьюга достаточно быстро достигла северных ворот.
Да там и застряла.
С помощью доджитсу девочка смогла пересчитать часовых и поняла, что их не только больше обычного, но и то, что те готовы дать тревогу в любое мгновение. Какой-то камень упал с души: в Конохе знают об угрозе, всё будет хорошо, - но вряд ли ей удастся выйти просто так. Хьюга в который раз запрокинула голову к небу. По голубой глади плыли пушистые облачка; всё дышало безмятежностью.
Небо... Конечно, как же ей это сразу не пришло в голову!
Чтобы её не заметила охрана, Хината вернулась обратно вглубь деревни. Девочка сняла толстовку и спрятала её под камнем, туда же отправился протектор; Хината Хьюга должна была на время исчезнуть. Но её руки дрогнули, когда повязка родного Листа была спрятала подальше от неё самой.
Плащ она пока что завязала вокруг пояса за рукава. Хината закрыла глаза и сосредоточилась. Если у неё не выйдет...
Выйдет! Вышло с Кабуто, выйдет и сейчас! Тем более, это она проделывала и раньше.
Белоснежные крылья соткались из чакры за её спиной, развернулись и, взмахнув ими, Хьюга стремительно взлетела. Ткань плаща слегка мешала хвостовому оперению, но сейчас пятихвостая летела вертикально вверх – быстро, ещё быстрее! Уверенность пришла к ней вместе с ветром и Хината перевернулась в воздухе; в ответ на это в животе что-то сделало кульбит.
Хьюга перелетела стену высоко-высоко, где воздух был уже холодным, а многое внизу казалось крохотным, и приземлилась в некотором отдалении от границ Конохи. Немного поразмыслив, она решила оставить крылья.
Надев плащ поверх них, не пользуясь рукавами и накинув капюшон, Хината настороженно огляделась. Рука невольно замерла рядом с сумкой, где в свитке был запечатан верный Тсукикайбо.
До северных ворот ещё предстояло дойти, вот только где-то здесь были или будут вражеские шиноби. Надеясь, что всё обойдётся, Хьюга осторожно двинулась вперёд.
Сердце бешено стучало, шаг следовал за шагом, но было тихо. Пожалуй, даже слишком – ни птиц, ни ветерка здесь, внизу. А как хорошо было лететь по просторам...
Справа донёсся шорох, Хината обернулась, но медленно – её схватили и резко дёрнули вперёд, а спустя мгновение уже сжимали руками. Узнавание пришло раньше глупого страха, и Хьюга обхватила его руками за пояс, крепко-крепко, утыкаясь в плечо и жмурясь. Чужие пальцы касались её перьев, они сидели на коленях на земле и почему-то сжимали друг друга так, словно в последний раз.
Наверное, они оба боялись непредвиденного, а потому были сейчас ещё ближе друг к другу, чем тем вечером после полнолуния.
Хината судорожно выдохнула – она успела всё же перепугаться – и, подняв голову, прижалась лбом ко лбу Гаары.

*В понимании Досу (и многих других шиноби) «обычные» клоны – это базовая техника, которую проходят ещё до становления генинов в Академии. Ею владеет каждый ниндзя, исключая разве что, Рока Ли по ясным причинам. Не путать с теневыми.
**Перечитав главу, где объясняется техника астральных клонов, я обнаружила там двоякую фразу – клоны по числу хвостов, но это не совсем так. По числу хвостов – это включая оригинал, и именно поэтому однохвостый не может создать астрального клона. У двухвостого будет лишь один клон + он сам. По этой же системе непосредственно клонов у Юмии может быть максимум семь и плюс – она сама.
***Описанные выше действия Шио, Хинаты и Сейрам происходят во время боя. Здесь же идёт описание начиная от того момента, на котором бой был оборван. То, что будет описываться ниже, происходит примерно одновременно с действиями Хинаты, Шио и Сейрам.
Утверждено Mimosa
Шиона
Фанфик опубликован 05 октября 2014 года в 21:23 пользователем Шиона.
За это время его прочитали 429 раз и оставили 0 комментариев.