Статья про нового персонажа из 3 сезона Наруто - Боруто Узумаки
Наруто Клан Фанфики по Наруто Другое Ну мы же биджу... Глава 27. Десятихвостые.

Ну мы же биджу... Глава 27. Десятихвостые.

Категория: Другое
Ну мы же биджу... Глава 27. Десятихвостые.
Вставать в шесть – легко, особенно если ты не ложился. В такую рань некоторые люди уже спешили на работу, продавцы круглосуточных возвращались после смены домой и менялся патруль.
В остальном – в утренней дымке никого не наблюдалось.
Шукаку поёжился и потёр холодный нос. На коже такого же теплолюбивого Гаары выступили мурашки. Впрочем, солнце уже начинало греть макушку.
Сонная Хината пришла минут через пятнадцать. Девочка нервно куталась в куртку и помитуно зевала.
- Спишь? – поинтересовался Шукаку. – Как из поместья вышла, нормально?
- Угу, - она обняла себя руками. – Кто-то разбудил горничную, крича ей в окно… - Хьюга покраснела, – непристойности. Ну, она подняла шум, а я… через окно. А патруль меня знает, на тренировку и раньше выпускали…
Гаара задумчиво посмотрел на стену – место сбора Шио назначила не просто за пределами деревни, но и в принципе довольно далеко. Воздух был свежим, местность пустынной. Картину того, как Шукаку орал похабщину под окнами поместья Хьюга, Собаку от себя старательно отгонял. Это было невероятно глупо, однако, удирая от разъярённых носителей Бьякугана, которых подняли ни свет, ни заря в заслуженный выходной, однохвостый начал безумно заразительно ржать.
Хинате обо всём этом знать было, разумеется, не обязательно.
Постепенно подтянулись остальные: Сейрам была неожиданно бодрой, Юмия недовольно косилась на солнце, а у притащившейся последней Шио слипались глаза.
- Потащились, - кицунэ махнула рукой куда-то от Конохи. – Нам ещё километра два топать.

Ёко сказала очень метко – они именно тащились. Идти быстро было лень и никому не надо, лишь Орочи то и дело исчезала в зарослях, прочёсывая подлесок, а Хачи мрачно хмурилась. Гаара оглядывался со странным любопытством: вроде ничего не обычного, но раньше он редко смотрел по сторонам. Хьюга тёрла глаза и чуть завидовала Кибе-куну и Шино-куну, которые, наверняка, сейчас ещё в кроватях. Шукаку периодически спихивал с плеча затеявшую всё это Ёко, которая пыталась одновременно спать и показывать дорогу.
Нельзя сказать, чтоб у неё не получалось.
Цель – старый-престарый полигон, гигантский пустырь, где, по слухам, когда-то тренировал свои глобальные водные техники сам Второй Хокаге, чтобы не затопить деревню. Это Шио выболтала на ухо тануки и суфлёрским шёпотом, который слышали все, поведала, что то, что болтают – враньё, а открытое скалистое пространство использовали для техник земли. Позже их популярность в Конохе резко пошла на спад, а в селении стало больше тренировочных площадок, вот это место и забросили.
Да и ходить не близко, хотя для шиноби – и не далеко.
Местечко оказалось не столь внушительным, как ожидалось: подобие плато, но на равнине, с вкраплениями рыжеватых камней и редкая поросль низких деревьев по краю, которая выглядела смешно и жалко.
То, что надо.
Все дружно, не сговариваясь, уселись на землю, кроме Шио, которой досталась негласная роль «ведущей собрания». В конце концов, это по её очень строгой просьбе они здесь.
Сейрам заискивающе посмотрела на неё снизу вверх.
- Да спи ты, чего тебе это слушать.
- Нужно мне твоё разрешение.
И действительно – Хачи ничком рухнула на бок и заснула, точнее, закрыла глаза. Кажется, заряд её бодрости был краток и рассчитан на подобное восполнение. К удивлению Шукаку, Юмия последовала её примеру: брюнетка улеглась на спину, надвинула шляпу на глаза и замерла. Ёко фыркнула в их сторону, но трогать не стала.
- А ты? – она повернулась в сторону Шукаку.
Тануки пожал плечами.
- А что я? У меня бессонница. Я лучше того, - парень умилительно подпёр голову рукой, расплываясь в дурацкой улыбочке, - послушаю.
- Развлекаешься?
- У меня премилый сонный сенсей.
Кицунэ закатила глаза, но возражать не стала – смысла в этом не было.
- Ладно… Сейчас я буду говорить занудно и скучно, но постарайтесь запомнить.
Гаара и Хината синхронно кивнули. Как показала практика, шатенка обычно рассказывала весьма важные вещи.
- Думаю, каждый шиноби знает, что такое чакра, как она образуется из жизненной энергии и так далее и тому подобное… - повторные кивки. – Так вот – забудьте это! Так как это относится к людям, а ваш организм хоть ещё и не до конца изменился, но уже начал работать по абсолютно иной системе, тренироваться надо основываясь на ней.
Хьюга поежилась. Всё новое уже воспринималось нормально и легко, но последние несколько дней у неё болело всё тело, а особенно ныли сгибы локтей и коленей, в висках, за грудиной и в месте солнечного сплетения. Будто кто-то что-то там тянет. Это сбивало с толку, но девочка, разумеется, никому не сказала, приберегая свои волнения для ушей Шио. Интуиция подсказывала, что у неё и на это найдётся объяснение.
- Каждый биджу рождается с невероятно огромным запасом чакры, полученном от родителей и от матери, и из этой чакры вырабатывает жизненная энергия, непрерывно и до самой смерти… Примерно половина тратится во время взросления, так как на растущий организм её нужно гораздо больше; примерно в это же время дети и подростки учатся её контролировать, что необходимо для безопасного владения техниками, ведь если по неумению истратить слишком много, можно сильно ослабнуть. В теории, возможен летальный исход, но, к счастью, такого не было уже много веков… А ещё можно чихнуть и сжечь занавески.
Сейрам и старший тануки прыснули.
Шио вновь проигнорировала.
- Так же до определённого возраста – тринадцать четырнадцать лет по человеческим меркам, а по факту чуть больше столетия – количество хвостов может увеличиваться под влиянием чакры. Это зависит от генетической предрасположенности: у лис – девять, у тануки – один, у кошек, которых среди людей прозвали вилохвостыми демонами – два и так далее… Хвостов может быть от одного до десяти, но десять – редкость и появляется среди тех, у кого есть предрасположенность к девяти-восьми. У взрослых чакра расходуется на выработку из неё жизненной энергии, на техники и прочие мелочи…
- Например?
- Например – поставить чайник.
Шукаку с трудом подавил смех: он всё ещё помнил, как при их знакомстве на небольшой кухне Шио недоумевающе размахивала руками и просила повторить про спички.
Ёко и бровью не повела.
- У людей же, по сути, всё наоборот. В виду особенностей организма – без обид, но более слабого – запас жизненной энергии выдержать легче. Из-за этого каналы чакры уже, хотя у шиноби и гражданских значительно различаются. В редких случаях закупорены или атрофированы, но это скорей болезнь…
Гаара сосредоточенно нахмурился и перебил:
- Никогда о таком не слышал.
Вместо кицунэ внезапно глухо отозвалась Сейрам:
- Рок Ли.
- Что…
- Ли… - Хината закусила губу. – Ли-сан в команде моего… брата, с ним дралась Хачи-сан, - восьмихвостая в ответ на такое обращение нервно дёрнулась. – Ли-сан не может использовать нинджитсу и генджитсу… Да и… его сенсей обращался к отцу, чтобы кто-нибудь посмотрел Бьякуганом, в чём дело… Каналы чакры деформированы… Ко-сан смог найти места, но, к сожалению, даже джукен не смог помочь…
Хьюга вздохнула так, будто это она виновата в том, что Рок Ли может овладеть лишь частью из доступного искусства шиноби.
«Добрая», - подумали Шио и Шукаку, не сговариваясь.
- Ли ещё повезло: его каналы чакры, вероятно, сильно закупорены или же сужены. Ведь не будь их совсем, то и тайджитсу и жизненно необходимые основы были бы ему не доступны. Кстати, о… Ни у кого из вас ничего не болит?
Задав этот вопрос, Ёко посмотрела сначала на Собаку, затем на Хинату. Парень практически сразу качнул головой, но Хьюга, напротив, после некоторой заминки, призналась.
- У меня… ноют локти и колени…
- А так же в солнечном сплетении и вот здесь? – девушка показала на себе место чуть ниже ямки ключиц, где проходила кость.
- Ещё виски.
- Ну… думаю, это из-за доджитсу… Не волнуйся. Гаара – особый случай, но если б у тебя ничего не болело, я б забеспокоилась. Твой организм меняется. В свитке было дикое количество чакры, и сейчас твой организм меняется под её воздействием. Основное изменение – каналы чакры, и их расширение весьма болезненно…
- Главные узлы это солнечное сплетение, грудина, сгибы конечностей и сердце, но сердце слишком хрупкое, поэтому там всё изменится в последнюю очередь. У тебя сейчас не заключительная, но главная и самая активная стадия изменений, что сопровождается тянущими болями, впрочем, могло быть хуже, так как чем старше человек, тем менее «пластичен» его организм, и тем более мучительно происходят изменения…
Хината побледнела. Шио поспешила оборвать поток информации.
- Юмия!
- Прошу прощения, - брюнетка поправила шляпу на лице и чуть отодвинулась в сторону от кицунэ, которая во время разговора тоже села. – Чакра Хинаты в любом случае обладает анестезирующим действием.
- Но я бы всё равно советовала принять анальгин… Ничего, завтра уже болеть не будет.
Хьюга почувствовала облегчение. Болит и болит, пройдёт ведь же, а знание о том, что это и почему, прогнало беспокойство.
Внезапно Шукаку засмеялся.
- Чё ты ржёшь?
- Не знаю… ха-ха… но мне смешно…
- Эй, Шукаку! Черт, мы его теряем…
Хината тоже засмеялась, но совсем не звучно, тихо. Зато искренне.
Ей просто подумалось, что Шукаку очень весёлый.

«Лекция» Шио продолжалась своим чередом. То, как она говорила, сильно напоминало Хинате уроки в Академии, а Гаара никогда не посещал никаких уроков, поэтому ему было просто интересно.
- Типы чакры хвостатых можно условно разделить на «тёмные» и «светлые». Первые это – огонь и земля, вторые – вода и воздух. Молнию же мы не выделяем отдельно и называем «холодным огнём», так как считается, что только биджу с идеальным контролем чакры может овладеть ею, - шатенка поёрзала и вытянула затёкшую ногу. – Так же есть некромантия, в которой используется не совсем чакра… скорей некая мёртвая энергия… но это другое и не ко мне, - Юмия махнула рукой, привлекая к себе внимание. – Вот к ней.
- Только не надейтесь, что она вам что-то расскажет, - насмешливо каркнула Сейрам. – Некроманты они того… скрытные.
Кажется, факт присутствия живого некроманта в лице Орочи её не волновал. Живого же некроманта не волновали скрытые подколки.
- Ещё есть некоторые… хм… подгруппы. Например, подгруппа земли – песок, воды – как ни странно, древесные техники, которые у людей являются редким кекегенкаем, и лёд. Вот у Хинаты – стопроцентно лёд, хоть я и не проверяла.
- У… у меня?!
У Хинаты это само собой вырвалось. С того момента, как на её ладони от чакры вымок кусок специальной бумаги, Хьюга привыкла жить с мыслью, что её тип – вода, мирная, как мелкий ручей. А лёд…
Это совсем другое, каким бы не казалось близким.
Слишком неожиданно.
Аж дух захватывало.
- Ну, не у меня. Впрочем, можно проверить. Сконцентрируй чакру в ладони, - Ёко подобралась; её рука засветилась рыжим. – Давай, не бойся.
- А я и… и не боюсь.
Девочка сделала, как ей сказали, и вздрогнула. Вместо ласкового прохладного прикосновения воды, фантомного ощущения стихии, на которое обычно не обращаешь внимания, кончики пальцев закололо холодом. Вокруг ладони, вместо привычного полупрозрачного синего, ярко вспыхнуло светло-голубым, слепящим.
Хотя льдистая перчатка была даже приятна.
- Ярко только поначалу, позже устаканится.
- Угу…
Рукопожатие вышло кратким. Принявшую на себя большую часть отдачи Шио швырнуло назад, Хьюга ахнула и от греха подальше спрятала руку в карман куртки.
Кицунэ лёжа поморгала в небо.
- Я в норме! – она подняла руки кверху. – Лёд, огонь, антиподы…. Так что так и должно было быть.
- Но шибануло тебя знатно, - не преминула заметить Хачи.
Справедливо, надо сказать, заметила.
- Да и вообще, - продолжила она. – Лёд это у нас кто? – клан Юсуи. А Ёко и Юсуи не только вечно противдруг друга, но ещё и наравне по количеству хвостов.
- У нас с кланом Юсуи цивилизованный мир, - Шио, которая резко расхотела подниматься, перевернулась на живот. – И не так уж мы и наравне…

Мужчина, в котором случайный наблюдатель, несмотря на наличие у него белых крыльев, узнал бы вчерашнего одинокого путника с тракта, внимательно оглядел Коноху с высоты стены и покачал головой. Сейчас ему никто не мешал – а он твёрдо решил пока что обойтись без убийств. Но по, казалось бы, счастливой случайности, даже закалённые АНБУ старались обходить этот кусок стороной именно в эти минуты.
А то, что случайностью была сродни генджитсу техника, выуженная из самых древних свитков и отточенная до совершенства, которая при помощи тонкой дымки чакры нужного типа внушала в сознание мимо проходящих живых существ необъяснимый страх – это так.
Детали.
Интересно, Шио из невыносимой лисьей вредности подгадала время, чтоб увести всех хвостатых, включая его будущую подопечную, из селения в момент его прихода, или же это простое совпадение?

- Продолжай ты, – буркнула кицунэ, поджимая под себя ноги.Наверное, упоминать Юсуи всё же не стоило, а может она просто устала говорить.
Шукаку задумался.
- Блин, я не знаю, о чём рассказывать, - через некоторое время сказал он.
- Да столько всего есть…
- В том-то и причина. У меня мысли разбегаются…
- А ты прекрати пялиться на облака.
- Облака мирные и ни в чём не виноваты, - тануки озадаченно почесал затылок. «Непосвящённым» - глупое и пафосное слово – можно было рассказывать что угодно, так как они всё равно ничего не знали.
И ведь что бы он ни рассказал – всё важно…
Сейрам щёлкнула пальцами, чтобы он повернулся:
- Расскажи про облики.
- Чё? А, это…
- Что за облики?
И где только, а главное когда Собаку научился так быстро задавать вопросы?
Не отвертишься же теперь.
Но, видимо, формулировал свои мысли он слишком долго.
- Бля, я расскажу, заколебал тупить, - высказалась Хачи и резко указала на Гаару. – Ты! Ты видел его, - кончик указательного пальца, как метроном, сменил положение в сторону Шукаку, - в таком виде раньше?
Думал бывший джинчурики основательно. Парень, сосредоточившись, копался в самых дальних задворках своей памяти, ища там знакомый уже обрез: песочные волосы, широкий разворот плеч, слегка круглое лицо и охристо-карий прищур.
Ничего.
Собаку качнул головой.
- Во-о-от… А в Конохе десяток с хвостиком лет назад все видели лиса с девятью хвостами, а не кого-то ещё.
Стоило этим словам – нетактичным и неприятным, теребящим старые-свежие раны – прозвучать, как Хьюга, наслышанная о разрушениях родного дома, смяла ткань бридж на автомате сжавшимися пальцами, а Шио, взвившись, резко вскочила.
- Сейрам!
- Что, Сейрам? Будто никто не в курсе, что…
Юмия, справедливо рассудив, что напарница в очередной раз не со зла перегибает или уже перегнула палку, сняла нахлобученную на лоб шляпу и наотмашь ударила ей Хачи по руке, намеренно царапнув кожу грубым краем. Та мгновенно переключилась, и с рявканья: «Какого чёрта?!» - началась привычная, по большей части односторонняя, перепалка. Шукаку, который иногда был феноменально проницательным, стал дёргать Гаару, пытаясь бессмысленным трёпом вытянуть из него хоть полслова.
Под шумок Ёко перебросилась с Хинатой несколькими короткими фразами:
- Извини… - шатенка виновато потупилась, хотя это чувство было адресовано исключительно нынешней собеседнице, а не тем, кто погиб «десять с хвостиком лет назад».
- Ничего… Ты ж говорила – не нарочно.
- Ха… не думала, что ты запомнила, - она куснула губу. – Не нарочно… Он не стал бы просто так.
От того, как в упор посмотрела Хьюга, по спине кицунэ пробежался холодок. Яркий, ясный, в буквальном смысле жгущий холодом взгляд, будто глянул чуждый пламенной лисе Бог Луны – у людей такого не бывает.
Чакры мало.
- Я тебе верю, - голос неожиданно твёрд и звонок, как льдистый перестук капели.
Шио подумалось, что хоть Хинате ещё работать и работать, но, возможно, у неё есть задатки к внушению – с помощью особенностей чакры вселять, рождать эмоции в противниках; свои жалкие навыки девушка в своё время потеряла и так и не смогла возродить. Да и огонь в этом плане мало полезен, лишь затмить гневом расчёт, а в лёд…
Лёд – это страх.
Смертельный ужас, что сковывает сознание.
Благо, у Юсуи уже как минимум тысячелетие нет истинных мастеров.
А ещё в голову пришло, что большие серые глаза, не осквернённые тёмным пятном зрачка и тёмные волосы – красивое сочетание.
- Я рада, - легко ответила Ёко и, чувствуя облегчение, улеглась обратно на пыльную землю. По её прикидкам, сейчас было уже где-то восемь. Девушка улыбнулась.
Хорошо…
Время пролетело незаметно.
- Так что там про облики? – Гаара, наконец, отделался от второго тануки.
Подобревшая Шио решила вернуть нить объяснений обратно себе. Да и как-то оно… надёжней. И спокойней.
- У хвостатых есть четыре, - она подняла руку со сжатыми в кулак пальцами, чтоб разгибать их на каждое слово, - облика: человеческий, фантомный, боевой и высший. Думаю, что такое человеческий, - девушка разогнула указательный, - понятно и так… А ещё он удобный, практичный, не тратит энергию и является «основным», хотя не вам мне это говорить. Далее, - средний палец присоединился к указательному, - следует фантомный. Хм… Этот… облик схож с состоянием берсерка, при плохом контроле чакры и наличие опасности срабатывает инстинкт самосохранения и прийти в себя о очень трудно. Это… чакре словно бы не хватает места в теле и она начинает просачиваться сквозь кожу…
- Короче, фантомный облик – злоебучая хрень, от которой отрубаются мозги, - высказалась Сейрам, как ей казалось, точнее. – Но иногда – удобно.
- Хачи-сан говорит так грубо… - пробормотала Хината.
И самое неприятное – Ёко ничего не могла сказать против, так чистая правда.
«Злоебучая хрень».
В это самый момент Гаару вдруг осенило. Собаку вспомнил и лес, и лоскуты кожи, и горящие бесформенные провалы глаз, и опаляющую – злым жаром, чёрнильным отвращением - неуправляемую мощь...
Собственный провал – первый в жизни, яркий, смесь оглушающей боли, лёгкого пораженческого унижения и детского удивления.
Пожалуй, больше объяснений ему не требовалось. Хината же не посмела или не захотела расспрашивать подробней.
- Проехали... – закрыла тему Шио.
В конце концов, фантомный облик – это не интересно.
- Высший облик, - безымянный палец, - представляет из себя тех самых «гигантских зверей». У каждого это индивидуально: многохвостые лисы и коты, птицы с несколькими парами крыльев, разнообразие велико. Впрочем, не только этот... но этот особенно. В некотором плане он самый сильный из всех, но в то же время самый уязвимый... – девушка почему-то вздохнула. – Высшее обличье даёт силу за счёт разума, больше действуешь на поводу инстинктов... Главным образом это опасно потому, что сложнее противостоять генджитсу. И... и только в этом облике биджу можно запечатать.
Кицунэ зажмурилась, радуясь тому, что лежит на земле; так никто не смог увидеть её маленькую слабость.
Мангекью Шаринган.
Девятихвостый демон-лис.
Глупые люди.
Курама.
Брат.
А вообще его высшее обличье Шио нравилось, при наличии такого уже себя, разумеется. Так, чтоб шутливо кусать, утыкаясь носом в жёсткую шерсть, скалить друг на друга зубы, прижимать уши к голове, когда брат легонько, полуигриво, прихватывал клыками шкуру на загривке, кататься по земле где-нибудь там, дома, где простор, путаясь лапами и хвостами, и выражать эмоции не «мимикой», а всем телом, каждым волоском...
Хотя Курама всё равно был выше.
Молчание длилось либо слишком долго, либо меньше секунды. В любом случае, ни видеть лица остальных, ни слышать что-то от них не хотелось. Даже от Шукаку.
Особенно от Шукаку.
Наконец, ей удалось собраться с силами и заставить голос звучать:
- Собственно, поэтому высший облик используют редко. Совет хотел в вести даже официальный запрет, действующий на людской территории, но это лишнее – с... с некоторых пор все и так осторожничают... Ну, вот и всё.
- А боевой?
На эти слова Ёко разогнула мизинец и помахала Гааре ладонью с поджатым большим пальцем.
- А боевой – самый крутой, - девушка рывком села на корточки и выпрямилась. - Поэтому его лучше показывать. Ну, и вас заодно научить.
Хината аж подпрыгнула.
- С-сейчас?
- А то. Подъём!
Поднявшись на ноги, девочка вся зажалась. Неожиданно и страшно. Хотя страсть как любопытно.
Собаку заинтересованно взглянул на Шио.
- Так, а вы – кыш! – кицунэ смешным жестом, каким порою отгоняют кошек, шуганула Шукаку и, что странно, Гаару тоже.
Первый начал сразу же ныть.
- Да лааадно тебе... Мне тоже интересно...
- А ну, пошли отсюда, оба!
Взгляд Гаары сменился на вопросительный; впрочем, он решил немного подождать и прояснить ситуацию позже.
Хьюга осторожно тронула Юмию за край плаща и шепотом спросила:
- А в чём дело?
- Первое перевоплощение считается очень личным процессом, поэтому так повелось, что видеть его хвостатому противоположного пола запрещено.
- Фигня всё это, - Сейрам сдула с лица выбившуюся из плетения кос светлую прядь. – Сейчас уже никто не парится.
- Но традиция осталась.
Традиция, так традиция. Хината только рада была, так как чем меньше народу будет видеть её провалы, чем лучше, а они, провалы, будут, так как преследуют её с рождения. Хотя сейчас девочка испытывала твёрдую уверенность в том, что, в конце концов, всё получится, и сильно на это надеялась.
- А что ему интересно?
- На тебя поглазеть интересно!
Хьюга, вспыхнув, втянула голову в плечи; Хачи рассмеялась.
Наконец, не в последнюю очередь стараниями Шио, Шукаку уныло утопал в не менее унылые заросли, увлекая за собой Гаару. Как пояснила кицунэ, там был ещё один полигон, но меньше, как раз хватит на двоих тануки.
- Ну-с...
- Может, не надо?
- Не трусь, мы тебе поможем, - Сейрам хлопнула Хинату по плечу. Девочка кивнула, но ободряющий жест не оценила.
Юмия скинула плащ и аккуратно положила на землю шляпу.
Шио улыбнулась.
- Не волнуйся... Это не техника. Облики – это нечто большее, это мы и есть, - она обвела себя и остальных рукой. - Наверное, трудно понять со стороны, но что человеческий, что высший, что боевой... Это не стоит разграничивать. Это всё – ты.
- Я?
- Ну, и я, - Ёко весело усмехнулась, затем, прикрыв глаза, невесомо прикоснулась кончиками пальцев к своей груди над сердцем. – Некоторые считают, что боевой облик – это то, как выглядит душа... Смесь высшего облика, грозного такого, и человеческого, который используешь всегда. В этом что-то есть... Нужно сосредоточиться, погрузиться в себя и расслабиться. Чакра сама тебя понесёт, надо только ей довериться.
- Так сосредоточиться или расслабиться? – Хьюга закусила губу, силясь понять.
Получалось скверно.
- Много думаешь, - вкрадчиво заметила Орочи.
- Не хочу признавать, но она дело говорит, - Хачи тряхнула волосами. – Доверься себе и всё.
Хината уставилась в землю, борясь с неуверенностью.
- Но... но я не знаю, как.
- Обычно это не занимает больше трёх секунд... Но для демонстрации можно и растянуть, - Шио хмыкнула и, поджав губы, неопределённо пожала плечами, мол, почему бы и нет. - Посмотришь, что и как, проще станет.
- Только куртку сними, - посоветовала Сейрам.
- Зачем?
- Сними-сними.
Хьюга нехотя послушалась. С момента появления рисунка на спине она старалась снимать толстовку как можно реже, так как ей казалось, что крылья увидят все, даже сквозь ткань. Глупости, конечно, но это было сильнее её.
- Ц.. А майку с открытой спиной ты так и не надела.
- Но у меня нет таких вещей.
- Купим. Ладно, потом.
- О, чур я первая! – Хачи потянула руку вверх, будто на уроке, хотя, разумеется, ей не требовалось разрешение.
А ещё девушка чуть раньше зачем-то сняла сапоги.

Сейрам широко оскалилась, щурясь на солнце. Остальные были где-то за спиной, на остальных было плевать.
Демонстрировать?
Чёрт, она ж не умеет!
Но попробовать стоило...
Хачи закрыла глаза. Расслабилась. Почувствовала течение чакры, тёмное и буйное, как водоворот, но широкое, как сухая пустошь, нырнула в него, мысленно крича от восторга.
И взрыла ногой землю.

Чакра Сейрам – тёмно-фиолетовая и густая, как плохо разведённые чернила. То, что сначала было похоже на всполохи или вихрь, исчезло: энергия уплотнилась, прижалась, прильнула к её коже, словно всасываясь...
И вдруг потекла. Почти чёрные разводы, похожие на венозную кровь самой земли и морскую воду, на руках и ногах, на волосах и теле; тяжелые капли срывались вниз и, касаясь земли, начинали шипеть и разъедать почву. Ступни Хачи уже утопали в образовавшейся жиже, на её губах играла странная улыбка.
Хината затаила дыхание. До её ушей доносилось низкое гудение, похожее на гудение электричества в переплетении проводов, что она слышала в столице. Девочка была уверена, что если активирует сейчас доджитсу – мгновенно ослепнет.
Завязки на волосах не выдержали напряжения и порвались, светлые пряди взметнулись, вздыбились, и, следую невидимым потокам, разделились на восемь ни на секунду не замирающих частей. Чакра сгущалась вокруг запястий - перчатки девушка тоже сняла заранее – за спиной и над головой, формируясь в какие-то изогнутые гротескные формы.
Внезапно Сейрам что-то крикнула, неразборчиво и громко, без лишней смысловой нагрузки, и от души ударила ногой по земле. Взметнулись тёмные комья, чёрные шарики разбились о подставленные, как под дождь, руки, обзор заволокло пылью.
Стало тихо. Хьюга вгляделась в поднявшее облако, пытаясь хоть что-то разобрать и не смея использовать Бьякуган.
А как только всё осела – ахнула, не сдержавшись.
Первое, что бросалось в глаза – рога. Матово-чёрные, загнутые, массивные; два острых конца враждебно указывали вперёд, тела, расчерченные бороздами уходящих вверх и по кругу спиралей, плавно изгибались симметрично друг другу, а корни терялись в растрепавшихся светлых прядях. За спиной же восьмихвостой было именно то, что оправдывало её право так себя называть.
Восемь щупалец, прямо из спины.
Натуральные такие щупальца, как осьминога: блестящие, с присосками, вредящие топ, но владелице совсем не жалко. Пару гортанных смешков прорезали воздух; Сейрам, резко отбросив волосы назад, развернулась. Горящее золото радужки и чёрнота склеры красили и ужасали, от круга на щеке расползлась сетка тонких трещин.
- Здорово... – выдохнула Хината.
- А то.
- Только быстро, - Юмия выглядела чем-то недовольной. – Хотя я и так не могу.
Вдруг Шио мягко оттянула девочку за плечо в сторону.
И вовремя.
Орочи закрыла глаза. Выдохнула и расслабилась. Сгустившийся вокруг неё плотный туман ласково коснулся кожи, чакра заструилась по каналам и венам...

А вот это было уже страшно.
По-настоящему страшно.
Всполохи черноты и трупной зелени из глубин тумана. Странный запах: дождя, поздней осени, сгнившей листвы, стискивающей горло духоты и почему-то гари, нехорошей, не от живого огня, а от выжигания солнцем и беспощадным временем. Гротескные тени, извивающиеся, подобно змеям.
Это и были змеи. Чешуя восьми тел заблестела на утреннем солнце, стоило только туману развеяться, лучи высветили тонкий чёрный узор на светло-серых изогнутых спинах. Рептилии ластились к рукам Юмии и обвивали её тело – но её ли? Пепельное, как змеи; руки, плечи, шея, часть спины и боков затянулись в подобие крупных чешуек, однако те были плотнее и гораздо больше, а татуировка на плечах – истаяла, исчезла. Зато лиловые «тени» на веках, наоборот, удлинились, а острые концы вытянулись вдоль переносицы. Резинка в хвосте не выдержала, как и у Хачи; на голове с двух сторон появились парные костяные наросты-рога, не в пример Сейрам, но вполне реальные, белые, скруглённые.
Девушка задумчиво посмотрела на свои руки и негромко щёлкнула языком. Словно по сигналу, змеи с тихим шуршанием уползли в сторону рощицы и скрылись в траве, лишь одна, с виду пригревшись, осталась на плечах Орочи.
Страх отступил: Хьюга почувствовала, как его тиски с лёгкостью разжались. После чего моментально возникли вопросы, хотя девочка взгляд отвести не могла.
- Что... это за змеи?
- Змеи... - Шио задумчиво наклонила голову. – Понимаешь, «хвосты» - это очень условно. Да, у большинства это действительно хвосты, однако на практике это может быть что угодно: щупальца, крылья, дополнительные конечности... В редких случаях «хвосты» отделены от тела и могут представлять из себя отдельных существ, впрочем, их сознание, если и есть, то весьма условно... Честно говоря, у меня самые обычные хвосты, мне трудно объяснить.
В глазах Хинаты загорелось любопытство. Это чувство, полудетское такое, было с ней практически постоянно около недели и усиленно сражалось с испугом и неверием, побеждая и придавая уверенности.
- А ты... – осторожно начала она.
- Я? Я могу, - Ёко для пущей убедительности приложила руку к груди. – Хотя не очень хочу, но! – могу.
- Нет, если ты не хочешь...
- Да я не в том смысле не хочу, долго объяснять, - девушка покачала головой. – Ладно, только затем – твоя очередь, - Хьюга втянула голову в плечи. – И лучше отойди... У нас чакра противоположная, тебе потом труднее будет.
Сказав это, кицунэ потянулась и, видимо, решила сама отойти на приличное расстояние.
Три шага.
Десять шагов.
Одиннадцатый оставил дымящийся след сажи на земле.

Уши широкие, как у зверей, все в мягком мехе, мягкие и подвижные. Гаара мог спокойно прижать их к голове, а ещё они чуть поворачивались на громкий звук. Осознавать то, что эти уши – его собственные, было странно.
Впрочем, у Собаку было мышление, как у ребёнка, не удивление – но интерес. Не замечая мир из-за постоянных мучений, теперь он принимал его таким, каким видел.
Хвост слушаться не хотел. Он, это хвост, был не пушистым, но шерсть, которая делилась на большие пряди с тёмными кончиками, была довольно длинной и, если так можно сказать, объёмной. В конце концов, Гаара просто поймал его рукой и стал разглядывать.
Шукаку прыснул.
Их внешний вид во многом был схож: одинаковые уши, одинаковые хвосты, - только у Собаку шерсть была с явным красным отливом, а тонкий узор на хвосте вырисовывался чёрным, а не тёмно-синим.
Старший тануки, до этого не без удовольствия метавший хвостом пыль по земле, вдруг встрепенулся и, навострив уши, оглянулся в сторону покинутого полигона. Затем шкодливо наклонил голову на бок и бесшумно нырнул в заросли. После секунды-другой колебаний, Гаара осторожно последовал за ним.

Пламя было красиво настолько, что в пору было не дышать, лишь бы уловить всё каждой клеточкой замершего тела. Огненный смерч то ли чакры, то ли реальный взвился вокруг Шио в небо; любой другой не выдержал бы жара, не смог бы выдержать, но кицунэ лишь запрокинула голову вверх и раскинула руки.
Ёко потянулась к облакам....
Это была птица; многохвостый призрачный орёл или сокол невероятных размеров с горящими золотыми перьями, который яростно, будто нападая, обрушился с небес на казавшуюся крохотной фигурку Шио и увлёк на неё живой огонь. В одно мгновение то место, где стояла девушка, превратилось в гиблую купель рыжего пламени; от ударной волны, которая возникла, когда птица ушла в землю, исчезнув, Хината невольно ошатнулась и закрыла глаза рукой, уберегая драгоценное доджитсу и лицо, но воспоминание о прикосновении ледяных рук сестры-близняшки и снежной пустыне стали своеобразным щитом.
К счастью, жжение появиться не успело. Хьюга вновь посмотрела туда, где только что был ад. Но уже всё стихло.
У Шио появились пушистые звериные уши замест человечьих, покрытые тёмно рыжей порослью шерсти, и множество хвостов. Хинату вдруг осенило, хотя это и было очевидно – лисьи. Шатенка махнула рукой, хвостики качнулись, когда она повернулась.
Честно говоря, с такого расстояния Хьюга не должна была увидеть полыхающую красным радужку и вытянутый, как у кошки, зрачок, но почему-то разглядела. В груди что-то колыхнулось, лёгкое, как первый снег и тополиный пух, дёрнуло от и к кицунэ...
Словно ответ на что-то.
Резонанс.

Немного подождать - а это он всегда умел – было верным решением, ведь зачем искать буйную кицунэ с лицом своего отца, его напарника, когда костёр её чакры полыхнул так ярко, так неуправляемо?
Кажется, Шио так и не научилась до конца контролировать лишний хвост.
Мужчина неодобрительно покачал головой. Даже для посредственного сенсора это как маяк в тёмную ночь.
И для него тоже.
Чтоб развеять наложенную на часть стены технику не нужно было печатей. Ни один шиноби, что вздумает здесь пройти, не обнаружит ни одного пера.
Никаких следов.
Каких-то пять километров проще было пройти пешком.

Девочка закрыла глаза, и хотя руки сами собой судорожно сжались, окунулась в бурю рваных образов: высокий мужчина с белыми волосами, буря под ногами, холод над головой, обволакивающий и остужающий порядком уставшую от слабости и злого, неправильного льда в серых глазах «семьи», душу...
Испуганный ангел с её лицом.
Нужно было всего лишь протянуть руку ещё раз. Всего раз, навстречу эфемерным пальцам, а губы знакомой-незнакомой девочки беззвучно шептали:
- Доверься мне...
Хината открыла глаза. Ничего не изменилось, хотя голова кружилась от лёгкости. Кажется, не вышло. Ну что ж, она и не рассчитывала.
Только сейчас она заметила, что ногти сжатой руки впились в кожу чуть ли не до крови. Хьюга не без труда раскрыла ладонь и осторожно коснулась еле видимых полумесяцев.
Вдруг на руку опустился белый лепесток и, коснувшись кожи, мгновенно истаял, тронув холодом перед смертью. Девочка затаила дыхание.
Снежинка.
Снежинка в середине лета!
Снег появлялся у неё над головой, сверкая невидимыми гранями; танцующие в безветрии снежные хлопья, мягко покачиваясь, опускались вниз: одна, вторая, третья, десятая, двадцать первая...
Хината поймала ещё одну, и та не растаяла, давая вволю полюбоваться своим причудливым узором. Бережно поднеся ладонь ко рту, девочка подула, отправляя снежинку в полёт. Белый лепесток поначалу послушно оторвался от руки, но затем прохладным поцелуем опустился на запястье.
Рождённый её дыханием ветерок не спешил умирать. Наоборот - опустился к ногам, с каждой секундой набирая всё больше сил. Холодная зимняя сакура закружилась вокруг неё в вальсе, снег окутывал ласково, как одеяло. Стало безумно холодно, до головокружения и боли, в глаза ударил яркий свет...
Ноги оторвались от земли.
Хьюга зажмурилась. Вокруг кружилось белое, она не видела, но чувствовала это; чакра сияла перед внутренним взором, ноющая тяжесть внезапно сменилась радостной безумной эйфорией, а сестра-близнец раскрыла две пары крыльев и, смеясь, взлетела в бурю, оставив тень безумной улыбки свободы.
А потом Хината вернулась назад. Что-то тяжёлое за спиной лишило равновесие и потянуло вниз; приземлившись на ноги, девочка покачнулась и упала бы, если б её не подхватили под руки. В другой раз она бы расстроилась от такой слабости, но сейчас всё её существо переполняла эйфория и энергия, которая просто ещё не успела насытить мышцы, но почему-то прилила к вискам. Титаническим усилием воли она деактивировала Бьякуган, хотя не помнила, когда успела им воспользоваться.
- Та-а-ак, осторожней... Держи равновесие, сейчас привыкнешь...
- Только крылом не зашиби!
Брюнетка мысленно согласилась. Ноги уже держали лучше, а тяжёсть в лопатках как-то ушла на второй план. А зашибить кого-то крылом – как-то невежливо.
Крылом?!
От этой мысли Хьюга вновь чуть не грохнулась. И открыла глаза.
Застыла.
Руки были первым, на что она посмотрела. К сожалению, руки были не её, ведь у Хинаты никогда не было такой белоснежной, такой сияющей кожи, а на костяшках максимум были садинки с тренировок, а не морозные, практически невидимые, узоры, вроде тех, что появляются в середине особо холодных зим на окнах.
Напротив стояла Шио и протягивала внушительных размеров зеркало. Её хвосты хаотично метались; вблизи были заметны не длинные, но опасно заострённые когти, и хищнические клыки в разрезе улыбки.
- Я подумала, что тебе будет интересно на себя посмотреть, так что захватила с собой.
Девочка даже не смогла выдавить из себя «спасибо». Зеркало, которое она не уронила только чудом, спустя пару секунд было поймано в последний момент, так как Хьюга его таки выронила от неожиданности.
Затем боязливо глянула ещё раз.
И снова не узнала себя.
Откуда эти длинные, заиндевевшие ресницы? Почему волосы щедро припорошены тем же инеем, и от того переливаются на солнце, а губы потеряли свой цвет, из-за чего лицо стало походить на маску из тонкого фарфора?
Хината чуть повернула голову, разглядывая видоизменившиеся уши, точнее, ухо, левое. Чем-то они были похожи на уши седого мужчины из видения (видения ли?), но всё же другие: более широкие, но и чуть короче, перьев на них не было, а изгиб раковины занимал лишь пару сантиметров возле головы, остальное же – такая же снежно белая, натянутая, как барабан, мягкая кожа.
Перья, кстати, в зазеркалье были. Только Хьюга не могла решиться обернуться.
- Ни фига себе крылья... – присвистнула Сейрам. - Две пары...
- Ещё про хвост не забудь, - добавила Ёко. – И того – пять. Хината, поздравляю, ты пятихвостая!
- П-правда?
- Да ты сама посмотри. Правда, видно, наверное, плохо, но всё же...
Ну, теперь-то не отвертишься.
Крылья действительно были, и действительно две пары, одна над другой. Нижние Хината увидела, а в верхнее левое почти уткнулась носом. Белизна перьев резала по глазам и манила прикоснуться, однако она не посмела. Зато поняла, почему Ёко говорила о майках с открытой спиной – то, что было надето на ней, изорвалось на лопатках в клочья.
Хвост тоже имелся, но совсем не похожий на хвосты Шио. Скорее, птичий, пучок длинных, до земли, и прямых хвостовых перьев, начинающихся от низа поясницы, у самой кромки брюк. Не внимая в подробности анатомии, Хьюга несмело попробовала ими шевельнуть. Отзываясь на нервный импульс, хвост смешно, по-бунтарски так распушился, а крылья пару раз махнули сами собой, будто им было скучно. Девочка неловко всплеснула руками и чуть не потеряла равновесие вновь. В этот момент она заметила, что один из хвостов Шио качественно отличатся от остальных: он был каким-то потрёпанным, даже облезлым, шерсть была реже, темнее и не обладала здоровым блеском.
- Шио, а это... ой, я так рассматриваю...
- Да ничего, - шатенка поймала хвост рукой. – Он у меня того... ущербный. Точнее, лишний.
Кицунэ развернулась, и Хината смогла наскоро пересчитать остальные хвосты: пышные, красивые, наверняка, гордость хозяйки.
- Понимаешь, обычно число хвостов может увеличиваться только по мере взросления, но из-за сильного стресса может образоваться ещё один... – она отпустила несчастный хвост. - И ладно, если второй или третий, но вот лично мне этот здорово мешает, так как я не могу полностью контролировать такой объём чакры. Это как нести переполненную тарелку супа во время тайфуна – рано или поздно что-нибудь да выльется. К тому же...
- Десять хвостов?!!
- Ох...
Ёко втянула голову в плечи. Оборачиваться не хотелось, так как в голосе Шукаку было искреннее возмущение несправедливостью бытия, но девушка себя пересилила. Шерсть тануки стояла дыбом, хвост воинственно распушился, а чёрный крестообразный зрачок казался арбалетным прицелом.
Впрочем, плохое сравнение.
Шио лишь один раз держала в руках арбалет.
- Десять хвостов... – несколько угрожающе.
Шаг вперёд с его страны.
Девушка, сдрейфив, попятилась.
- А то я думал, как ты ухитрилась освоить Огненную купель... у тебя ж даже с десятой попытки не вышло... Ещё и песок расплавила...
- Слушай, я могу всё объяснить...
- Ши-и-ио-о-о!!!
- Уа!
Шатенка позволила себе по девчачьи взвизгнуть и дала дёру. Шукаку, забыв о техниках и песке, с воплями устремился следом.
На это представление Гаара никак не отреагировал, в отличие от Сейрам – странной, рогатой и с щупальцами, босой Сейрам – которая тряслась в приступе надрывного хохота. Во-первых, он знал количество хвостов Шио ещё с их боя один на один, когда песок закрыл их ото всех, а кицунэ ранила себя непонятной печатью; тогда чакровый вариант лисьих хвостов раскрылся веером над её головой, и у Собаку было достаточно времени, чтобы пересчитать, хоть он тогда и не понял, зачем такая скрытность от Шукаку. Во-вторых, парень не видел в этом ничего такого. Шио же сказала, что десятихвостые бывают, хоть и редко.
В-третьих же...
Хината.
Сначала он её не узнал. Перья и снежная белизна кожи ослепили, нетающий иней на волосах, в которых играло солнце, напоминал волшебную пыльцу из глупых сказок, что читались не ему, и был лучше любого украшения.
Четырёхкрылый ангел, о которых Гаара не слышал, а если б услышал – не поверил, ведь красоты зимы и контрастов ни он, ни Суна не знала. То же, что он видел сейчас, заставило сердцебиение на секунду замереть, а его самого – тупо уставиться на изгиб больших, в человеческий рост, крыльев и изящные руки.
Внезапно ангел обернулся и смущённо сказал, кивая на его уши и хвост:
- Эм... тебе идёт. И глаза тоже.
Девушка, девочка, ангел смутилась ещё больше, так как осознала, что это был в некотором смысле комплимент внешности, а Собаку очнулся и вспомнил её имя.
Хината Хьюга.
Что это с ним такое?
- Что с глазами?
- С глазами... сейчас, - Хината завертела головой, ища что-то, и, обнаружив искомый предмет рядом с собой, взяла в руки зеркало, разворачивая к нему рабочей поверхностью. – Вот.
Отражение взирало на Гаару взглядом с чёрными, как у Шукаку или Хачи, белками, а дополняла картину сетка трещинок, расползшаяся от тёмных кругов.
Интересно.
Истеричные крики Шио и Шукаку постепенно удалялись под звук ломающихся ветвей, и вскоре исчезли совсем. Хьюга отложила зеркало, еле удержавшись на ногах. При этом она неуклюже взмахнула крыльями, которые, кажется, с непривычки здорово ей мешали.
Юмия, намеренно шумя, подошла ближе, растянулась на уже нагревшейся от солнца земле и, прикрыв глаза, раскинула руки, держа в одной шляпу. Собаку невольно заострил внимания на коротких парных рожках, костяной чешуе и крупной змее, которая быстро сориентировалась и переместилась с плеч на впалый живот. Тут же, как по команде, откуда-то с негромким характерным шорохом появились ещё семь – близнецов первой – и устроились на теле хозяйки кто где: возле ног, обвили руки, лодыжки...
- Что ты делаешь? – спросил Гаара.
- Мы греемся, - змея на животе шевельнулась. – Змеи – холоднокровные. Нам нужно тепло, хоть здесь и слишком светло...
Подтверждая свои слова, восьмихвостая положила на верхнюю часть лица шляпу, прячась от лучей. Чуть поодаль Сейрам устроилась в тени, не желая сушить щупальца: им хоть ничего не будет, но ощущение не слишком приятное.
- И что теперь? – Хьюга устроилась на камне, следя за хвостом, чтоб не прижать перья.
- Будем ждать гостей.

Шукаку всё ещё сильно хотелось дёрнуть за хвостик лежащую у него на коленях Шио, однако вопрос был уже исчерпан. Ему стоило быть проницательней и догадаться; сама она не говорила не просто так. До сих пор не заживший шрамик от сдерживающей чакру печати на шее, который он как-то не заметил раньше, служил немым тому подтверждением.
- Слушай... А когда...
- Мы с Сейрам тренировались, в горах. Ушли слишком далеко, а там щелей полно, лезет всякое... Да ты и сам знаешь.
- Знаю.
- Ну... я была ослаблена, но лишиться тогда и Сейрам было бы выше моих сил... Скажем так - это было последней каплей. Дико больно, куча ожогов, отрубилась, - Ёко устало провела рукой по лицу, а парень подумал, что если у кицунэ ожоги, то это на самом деле что-то серьёзное. – Ты даже не представляешь, как мне мешает этот хвост...Контроль, контроль, контроль...
- Устала?
- Достало уже всё. Выматывает. Силы от этого как таковой мало.
Девушка закрыла глаза рукой, перекинув её через себя. Тануки хмыкнул.
- А сколько там сейчас десятихвостых?
- Хм... Зеру, Фрея и я, - пауза. – Бесит меня эта Фрея.
- Ты ж её за километр обходила?
- Обходила, а тут пришлось пересечься. Будто не знаешь её случай со скачком с семи до десяти хвостов.
- Как не знать... Ты мне сама котлован показывала.
- А то как же. Культурный объект. Там до сих пор ничего не растёт, - кицунэ улыбнулась, правда, не надолго. – Знаешь, некоторые говорят, что это у меня от отца. Мол, он был десятихвостым, наследственность... Чушь всё это. У отца было десять хвостов всю жизнь, я же тут мучаюсь с этим обрубком.
- Пф... я тут завидую, а она...
- Придурок, - она пихнула его кулаком в живот. – Сила не в хвостах.
- О, Боги, исторически момент! Кицунэ сказала, что сила не в хвостах!
- Я сказала, что ты придурок...
Когда отголоски смеха смолкли, они некоторое время сидели молча. Шио отдыхала от горстей последнего веки и тяжести чакры, Шукаку же думал, что не факт, что смог бы так. Не тот у него характер.
Внезапно Ёко резко села.
- Что такое?
- Пошли.
Девушка поднялась, отряхнула бриджи и символически пригладила шерстинки на хвостах.
- У нас гости.

Хината смотрела и не могла поверить. Это был тот самый мужчина их видения, да, без странных ушей, да, без перьев, да, в другой одежде, но волосы его были так же белы. Когда он пришёл со стороны Конохи, Юмия тут же встала и подчёркнуто вежливо поздоровалась, а Хьюга просто хлопала ресницами от удивления.
Из транса её вывел знакомый голос духа снега.
- Боюсь, в прошлый раз я не представился, - он коротко кивнул. – Юсуи Зеру, глава клана Юсуи.

Примечание: хочу напомнить ещё раз, что уши у Шио(а так же у Шукаку и Гаара, и у Хинаты тоже) именно сбоку, на месте обычных человеческих, а не на наверху, как в аниме рисуют.
Утверждено Nern
Шиона
Фанфик опубликован 04 сентября 2013 года в 11:52 пользователем Шиона.
За это время его прочитали 803 раза и оставили 0 комментариев.