Статья про нового персонажа из 3 сезона Наруто - Боруто Узумаки
Наруто Клан Фанфики по Наруто Другое Ну мы же биджу... Глава 21. Забота.

Ну мы же биджу... Глава 21. Забота.

Категория: Другое
Ну мы же биджу... Глава 21. Забота.
Хинате никогда не делали иглоукалывание, но она подозревала, что ощущения после могли бы быть похожими: каждый миллиметр кожи слегка покалывало, словно под кожей проносились крохотные электрические заряды. Вслушавшись в себя, девушка поняла, что это почти так – какая-то новая, необузданная энергия текла вдоль вен вместо чакры, и, хоть и казалась пока немного чужой, наполняла всё тело. Если бы ей сейчас сказали, что концы её волос искрятся, она б и не удивилась. Даже кончики пальцев подрагивали от переизбытка чакры.
Вокруг было что-то странное. Хьюга, не открывая глаз, чувствовала теплоту живых тел, клубящуюся вокруг чакру, собирающуюся в коконы-фигурки; они были как разноцветный хрусталь, подсвеченный изнутри, а самые яркие почему-то собрались вокруг неё, ослепляя, и в тоже время казались ей чем-то родным.
Девушка попробовала шевельнуться, постепенно возвращаясь в реальный мир. Тело отозвалось ноющей болью, как после их первой серьёзной миссии. Хоть не видимые, но ощущаемые всполохи стремительно тускнели; стоящий же в ушах звон исчезать не желал.
Кто-то осторожно тронул её за плечо.
- Не переломи, - сказал чей-то едкий голос. Имя, пытающееся пробиться из затянутой мутной плёнкой памяти, обогнал образ: в меру смуглое лицо, лёгкая, ничего не значащая улыбка, задорные хвостики в комплекте с рваной чёлкой и горящие глаза.
- Не смешно, - угрюмо буркнули в ответ. При всей кажущейся серьёзности говорящий не смог скрыть весёло-радостных ноток.
Теперь имя – Сейрам Хачи.
Сейрам на закорках протащила её по Лесу Смерти, а Киба-кун попросил сдаться, если им выпадет быть друг против друга в отборочных боях. И в случае с Неджи попросил сделать так же.
Неджи... Брат...
Неджи!!!
Воспоминания обрушились водопадными струями, и на пару мгновений Хината потонула в них. В мышцах плескалась обжигающе холодная чакра.
А потом глаза распахнулись сами собой, и она увидела Сейрам. Хачи сияла, хотя, кажется, пыталась спрятать это за дымкой беспокойства.
- Очухалась! – крикнула восьмихвостая и повисла у девочки на шее. Что-то хрустнуло, в нос ударил запах морской воды и степных трав. Странное сочетание.
- Задушишь, дура! – одёрнула её Шио и кинула встревоженный взгляд на Хинату. Сейрам усмехнулась.
- Сказано же, задушишь... – с неожиданным добродушием пробурчала Юмия, цепляя напарницу за локоть и оттягивая назад.
Как ни странно, Хачи послушно отлипла. Её сменила Ёко, присевшая на корточки напротив, обхватив руками колени.
- Ты как? – по-свойски участливо поинтересовалась она.
Честно говоря, Хьюга ожидала вопросов. Но каких-то более сложных и мудрёных, а не таких... Прямолинейных? Простых?
- Эм... Нормально... Вроде. Только вот...
- Устала, верно?
- А откуда...
Внезапно кицунэ подмигнула и приложила указательный палец к губам. Потом повернула голову на бок и стрельнула глазами куда-то влево. Хината осторожно, не поворачивая головы, посмотрела туда, используя только боковое зрение – Бьякуган сейчас активировать не стоило. Увидев стоящую немного в отдалении Куренай-сенсей, краем глаза неотрывно следившую за ними, и замершего, как статую, Шино, девочка согласилась с молчаливым предупреждением Шио: все расспросы стоило отложить на потом, что бы там её не грызло изнутри.
- Эй, Хината... – шатенка улыбнулась. – Не волнуйся. Всё нормально.
Ёко протянула руку и по-сестрински потрепала Хинату по волосам. Та смутилась.
- На, выпей, - сказала Орочи, до этого копающаяся в небольшой сумке, похожей на аптечку. На её бледной ладони были три ярких синих капсулы.
- Что это? – настороженно спросила Хьюга.
- Да фигня, энергетические пилюли, - ответила за Юмию Сейрам и сгребла одну. - Ты, кстати, почти победила Неджи.
- Правда? – удивлённо-неверяще.
- А то...
Шио громко кашлянула.
- Простудилась?
- Иди, Сейрам, к асурам. Ты прекрасно знаешь, о чём я. Либо уж всё сразу, либо...
- Ох, ну ладно-ладно... Перефразирую: ты почти кокнула Неджи.
Хьюга побледнела: какими бы сложными не были её отношения с семьей, смерти она ни чьей не желала. Убивать кого-то своими руками даже в экзаменационном бою на выживание – тем более.
- Нет-нет... я не могла... он же мой брат и...
- Ну Сейра-а-ам... – обречённо протянула Ёко и повернулась к Хинате. - Ты её не слушай, у неё мозги набекрень.
- Так правду ж говорю! – возмутилась Хачи, хотя этим выражение её праведного гнева ограничилось. Восьмихвостая закинула капсулу в рот. - Бе-е... Ну и гадость.
- Зачем ела-то тогда? – пробурчала кицунэ, ни к кому конкретному не обращаясь. – И без того энергии через край...
Юмия в этой проникновенной беседе не участвовала.
Хината хихикнула в ладошку, успокаиваясь. Не смотря на усталость и странное покалывание на кончиках пальцев, ей вдруг стало как-то очень... легко что ли? Девочка доверчиво взяла пилюлю, а последнюю хватила и громко разгрызла Ёко, долго отплёвываясь после.
Секундная горечь быстро исчезла; взамен же лёгкость стала физической. Скачущий фон чакры относительно выровнялся, с глаз спала незаметная муть. Мир заиграл красками и чёткими линиями, и что-то подсказывало, что это не от действия капсулы, а так и должно быть.
Например, в волосах сидящей рядом Шио откуда ни возьмись появился медный отлив. Из-за этого, при определённом освещении, неровные пряди просто обязаны были казаться рыжеватыми. А ещё Хьюга могла спокойно разглядеть фактуру ткани плаща, не вглядываясь. И многое другое – да всё! – воспринималось теперь под каким-то другим углом. Будто она наконец-то сняла запотевшие очки.
Только вот чего-то не хватало...
- Кстати, куда эти испарились? – спросила Сейрам, под «этими» подразумевая Гаару и Шукаку.
Кицунэ пожала плечами:
- Ничё, не маленькие, не пропадут, - будто отмахнулась, а сама уставшей выглядит, будто и не подействовало на неё не-лекарство.
Девушка откинулась на стену и обратилась к Хинате:
- Ну как, лучше?
- Угу. Спасибо.
- Да чего уж там... Все свои, - она усмехнулась. – Ты б пошла к Юхи, а то как-то оно подозрительно.
Девушка пару мгновений вдумывалась во фразу, а потом вдруг поняла, что Шио назвала Куренай-сенсея по имени. Почему-то это показалось невероятно забавным. Но не нелепым.
- Да... хорошо... конечно!
- Давай, беги, – кивнула Шио и прикрыла глаза.

Волновалась ли Куренай? Конечно, волновалась. Это были её первые ученики, и волноваться за них – нормально. А уж тем более за самую слабую, если уж смотреть непредвзято, в команде Хинату, внезапно заведшую себе каких-то странных знакомых, и не где-то, а в Лесу Смерти. Куренай уже поняла, что расспрашивать Шино и Кибу без толку: парни стушевались и нехотя, злясь на себя, признались, что провалялись без сознания почти всё время, а когда очнулись, Хьюга, робко улыбаясь, продемонстрировала им оба свитка. Кстати, стоит, наверное, сообщить об этом Хиаши... В смысле, об успехе родной дочери.
Но, вообще-то, знакомые Хинаты – это её личное дело. Всё же Куренай только наставник и не собиралась выходить за определённые рамки, влезая в личную жизнь своих учеников. И всё же...
- Хината?
- Всё в порядке, Куренай-сенсей, - ответила Хьюга, отводя взгляд. Но девочка почти всегда отводила взгляд. Она добавила: - Правда в порядке.
Женщина преодолела желание потереть виски. День выдался тяжёлым и длинным, и задолго до его конца она точно станет королевой Города Мигрени.
С одной стороны – ученикам надо верить. С другой стороны – наставник должен быть бдительным, чтобы не случилось никакой беды. Хината же сирота при живом отце, не семья – клан.
Может, прав был Асума, и она рано взяла команду?
- Ну, хорошо, - обманчиво легко сорвалось с губ. – Ты молодец, Хината, Неджи ушёл к медикам. К тому же, обмануть его генджитсу не каждый сможет...
Куренай замолчала. Если она увидит хоть один намёк на то, что девчонка из Аме лгала, хоть самое туманное доказательство – то Юхи докопается до сути, а потом будет политический конфликт. Если же нет – то остальное не её дело. Пока ученица в порядке, она волноваться не будет.
- Да у меня и не получилась же... Ну, до конца... – немного грустно сказала Хината, рассеяно глядя куда-то в сторону. – В смысле, генджитсу...
Женщина чуть прищурилась. Нет, вроде не лжёт. Да и зачем?
Но сделать что-то надо было.
- Это ничего. Ты показала себя с лучшей стороны, - Хьюга робко улыбнулась. – Но на всякий случай покажись медикам.
Если с ней что-то сделали – медики обнаружат это первыми.
- Да, сенсей.

Злость утихала, будто успокаивалась буря над далёким морем. Теперь Неджи стыдился того, что не смог сдержать эмоций под контролем. Это было так... ребячески?
А он давно уже не ребёнок. Детство закончилось со смертью отца, нет, раньше – с того момента, как на лбу появилась позорная метка. Правда, он тогда этого ещё не понял. Честь, защищать наследницу, главную ветвь...
Чушь собачья.
Мышцы ныли – Хинате удалось его задеть, к тому же сказывалась усталость проведённых в Лесу Смерти дней. Ещё и это генджитсу... С одной стороны – позорно для члена клана, специализирующегося на сильнейшем тайджитсу, но с другой – довольно сильная техника.
- Ну и куда это ты намылился?
Единственное, что успел Неджи, подчиняясь запоздало предупреждающей об опасности интуиции – это на автомате активировать Бьякуган. Как оказалось, зря: он потратил на доджитсу драгоценные секунды.
С другой стороны, Хьюга не был уверен, что Джукен оказался бы действенен против волны песка, впечатавшей его в стену. От сильнейшего удара в глазах потемнело, и не успел он подняться, как песок, принявший форму руки-ложноножки, вздёрнул его и прижал всё к той же стене в метрах двух над полом. Что-то хрустнуло, и Неджи подумал, что это ребро. Или локоть в спрессованной вместе с телом руке.
А может, ему и показалось.
Однако, даже в таком положении, нашлись плюсы. Например, как ни странно, его не пытались удушить – горло было нетронуто и его открытая беззащитность нервировала. Так же ток чакры, хотя её и осталось не так уж и много, оставался относительно ровным, а мир был привычных серых оттенков* – тренировки сказывались, действие техники не прервалось. Быстро – недостаточно быстро! – прояснившееся сознание выдало выстроило логическую цепочку: песок, огонь, Гаара, Собаку, по слухам - жестокий и холоднокровный убийца, не просто геннин, Суна.
Деревня Песка.
Союзники.
Раз убили не мгновенно – значит что-то надо. Только что?
Первым дело нужно было найти Гаару, зрительно. Даже будучи не в состоянии обороняться и атаковать, Неджи предпочёл бы видеть нападавшего.
Это оказалось легко. Собаку держался на некотором отдалении, скрестив руки на груди и небрежно прислонившись к стене. Если быть точнее – к калебасу без пробки, а уж калебас – к стене. Хьюга на мгновение поймал равнодушный взгляд. Глаза у Гаары оказались неприятные, будто стеклянные, хотя, возможно, это из-за отсутствия цвета; красноволосый отвернулся, не выказывая никакого интереса к происходящему, будто и не он ещё вот-вот и начнёт ломать ему кости.
- Кхм-кхм, - кашлянул кто-то совсем близко.
Неджи вздрогнул.
«Здесь есть ещё кто-то, кроме Гаары? Тогда, почему...»
Ответ на вопрос – «Почему я никого не вижу?» - пришёл быстро. Часть застывших песчинок ожили, закружились и в мгновение ока сформировали человеческое тело в опасной близости от Неджи, хотя, куда уж там...
Парень лет шестнадцати материализовался прямо на сдавливающей грудную клетку «руке»; растрёпанные светлые волосы, куртка-накидка с закатанными рукавами, повязка – не протектор, просто тканевая лента – поперёк лба, размашистые чернильные пятна татуировок на руках, – ничего примечательного, просто Неджи привык замечать и запоминать детали, и его он тоже помнит, хоть и не знал и не хотел знать имени. Глядя издалека, складывалось впечатление о схожести его характера с характером Наруто, ну, отчасти: шумный, с глупой слишком широкой улыбкой.
Сейчас он тоже улыбался, вроде так же бестолково. И волосы у него по-идиотски топорщились. А из глаз с угольной склерой и престранными крестообразными зрачками глядела смерть, и поэтому торчащие пряди напоминали стоящую дыбом шерсть, а улыбка становилась оскалом, будто у её обладателя есть твёрдое решение перегрызть кому-то глотку. Этот кто-то опять пожалел об открытой шее, но сделать с этим ничего не мог.
На этом фоне даже кунай, которым тот лениво поигрывал, казался лишним – на руках у него были короткие, но острые когти, похожие на те, что появляются у Кибы во время техники превращения в Зверо-человека.
Но хватит бесцельного разглядывания. Неджи хотел спросить, что им надо, а потом уж смотреть по ситуации, но при попытке заговорить тиски предупредительно сжались. Сжались – и застыли. Дышать стало сложнее.
Парень неодобрительно цокнул языком:
- Разве тебя не учили, что надо помалкивать, пока тебя не спрашивают? Особенно, в таком положении... – кунай плашмя прошёлся по щеке, холодя кожу, и слегка царапнул, оставляя тонкую белую полосу. – А в прочем, это не так уж и важно.
И тут парень размашисто ударил его в скулу. Из глаз будто искры посыпались, доджитсу деактивировалось само собой. В цвете Неджи заметил четыре серо-синие точки, симметрично расположенные на грязной карей радужке, и тупо отметил, что он не блондин: волосы над повязкой оказались охристыми.
Вообще-то, удар не был таким уж сильным, просто задел чувствительные вены, дающие приток крови к глазам. Лишь бы не лопнули.
На фоне степени унижения боль от соприкосновения с твёрдыми костяшками была незначительной мелочью. Хьюга еле заметно поморщился – лицо всё же саднило – и, сощурившись, посмотрел прямо в глаза своему оппоненту. В них читалась насмешка: кажется, глупая попытка показать собственное презрение хоть и удалась, но не произвела должного эффекта.
Гордость. Её не заткнёшь простым усилием воли, не выйдет.
Гордость – это всё, что у него есть.
- Ты не думай, что мы какие-то враги Конохи... И нет – Суна не расторгла союз! – парень невесело гоготнул и стрельнул глазами в сторону Гаары. Понять, лжёт он или нет, без активированного Бьякугана Неджи не мог. - Не-е-ет... Никаких коварных планов, никакой политики. Просто тупая...
Нож, всё ещё зажатый в когтистой ладони, сделал глубокий росчерк по шее; Лезвие прошлось в опасной близости от сонной артерии.
- ...банальная...
Парень ухватил его за волосы и резко дёрнул назад, так, что Хьюга стукнулся затылком о стену. Из раскрывшегося пореза потекла кровь.
- ...месть.**
Был вопрос – за что. Неджи его не знал и впервые в жизни увидел на этом экзамене. В виске зудело так, будто он упустил нечто крайне важное, и если поймает, то всё поймёт.
Может, Хьюга убил его товарища на мисси? Это казалось вполне возможным вариантом: Неджи четырнадцать, Неджи убивал, хотя и не совсем, как шиноби, морщась и только по крайней нужде.
Вот только это не то.
В следующую секунду Неджи потерял способность думать – тиски сжались так, что он открыл рот в беззвучном крике и стал хрипеть. Ему должно было быть больно, но недостаток кислорода затмил все иные ощущения. Пальцы, кое-как доставая до стены, заскребли по камню; перед глазами появились чёрные мушки.
Откуда-то слышались голоса:
- Слышь, Гаара, ты ж его так убьёшь?
- Не затем ли пришли? – казалось бы, равнодушный голос. Казалось бы. На само деле – будто наждачкой по барабанным перепонкам.
Этот – убьёт. Знает что говорит.
- Может и затем. Но ты как-то быстро...
Ничего не говорящее хмыканье в ответ, но хватка ослабилась. Неджи несколько раз жадно вдохнул ртом, будто выброшенная на берег рыба. Чёрные точки исчезли. Светловолосый парень сидел на том же месте, где и раньше, на корточках, раскачиваясь на носках и задумчиво вертя в руках кунай.
- Ну и что нам с тобой делать, Хьюга Неджи?
Вопрос был, разумеется, риторический. Однако ответ на него нашёлся.
- Ты слишком много болтаешь, - сказал Гаара. Хьюга не мог повернуться, но почему-то был уверен, что Собаку всё так же стоит в стороне и делает вид, что не принимает участия в происходящем. – Но я наконец-то тебя узнал.
Светловолосый усмехнулся и перекрутил нож ещё раз.

Само собой разумеется, Хьюга не пошла к медикам. Девушка чувствовала себя хорошо – почти нормально – и не ощущала в этом потребности: энергетическая пилюля сделала своё дело. Хотя ей было несколько неловко говорить неправду сенсею. Но убедить себя в том, что она не врёт, а просто чуть не договаривает, оказалось наудивление легко.
В конце концов, вреда от этого никому не будет.
- Не будет же? – неуверенно спросила она вслух у самой себя и, разумеется, никакого вразумительного ответа не получила.
Перед тем, как вернуться в зал, ей захотелось прогуляться. Мыслям требовалось время, чтобы улечься, вдобавок, она же «пошла к медикам». А даже простой осмотр требует времени.
Лишь бы Куренай-сенсей не проверила, дошла ли она до них.
На улицу она не выходила: подозрительно, да и не выпустили бы её. Поэтому девочка бесцельно шаталась по бесконечным серо-зелёным коридорам, позволяя себе ни о чём не думать, и на автомате считала повороты: раз налево, два налево, раз направо, опять налево...
Хината не знала, что погнало её вперёд. Интуиция? Предчувствие чего-то плохого, о чём она будет потом жалеть?
В любом случае, она успела как вовремя: Шукаку держал Неджи за ворот кофты и целил кулаком в лицо. Судя по потрёпанному виду брата – уже не первый раз. Судя по зловещему прищуру наблюдающего за этим Собаку – избивали его не просто так.
Хьюга Неджи прижали к стенке и избили. Настолько нелепо, что и не поверит никто.
Первая мысль оказалась эгоистичной и пугающе кровожадной:
«Так ему и надо!»
Однако, следующая была иной:
- Стойте!
Голос дрожал, но рука тануки тоже дрогнула; парень затравленно оглянулся. Гаара уставился на неё, как на привидение.
- Не... Не трогайте его!
- Но... но он же...
- Да пусти ты! – прикрикнула она на Шукаку, удивляясь собственной смелости. Тот ежесекундно разжал руку, перед этим оттолкнув Неджи от себя. Хината заметила в этом жесте не малую толику брезгливости.
- Почему ты жалеешь его? – спросил, как ни странно, Гаара, глядя ей прямо в глаза своими аквамариновыми омутами. – Он хотел тебя убить, и почти это сделал – почему жалеешь?
В первое мгновение Хьюга подумала: зачем он спрашивает такие очевидные вещи? И лишь потом осознала – не понимает. Действительно не понимает, почему она защищает своего несостоявшегося убийцу, будь он хоть брат, хоть отец, и поэтому задаёт вопросы.
Хината и сама не понимала.
- Да потому что он её брат... вроде... – ответил за неё Шукаку.
- Двоюродный, - не своим голосом подтвердила Хьюга.
- Да будто это что-то меняет?! Я б скорей умер сам, чем попытался причинить бы вред своей сестре!
Тануки с досады попытался ударить кулаком о стену, но почему-то размётанный по полу песок бросился наперерез; костяшки пальцев столкнулись с мягким песком.
- Ха... Только вот у меня нет сестры...
Шукаку бросил на Неджи, который во время удара о землю ударился затылком и потерял сознание, презрительный взгляд и, срываясь на бег, скрылся за поворотом.
- Что это... с ним?
- Он мстил, - объяснил Гаара. Только сейчас Хината заметила, что при всей обычной внешней отстранённости, его правая рука была зажата в кулак.
Вообще-то, так было изначально.
- Я не понимаю...
- Твой брат чуть тебя не убил. Поэтому Шукаку захотелось его убить, - пауза. – Нам захотелось.
Когда Собаку собрал песок – песчинки кружились в воздухе, мельтешили, а потом раз – и исчезли в бутыли – Хината ничего не сказала. Когда тануки сжал часть песка в ладони, формируя затычку для калебаса, девушка перевела взгляд с него на Неджи.
А когда она вышла из странного транса, Гаара уже исчез. Вместо него откуда-то появилась Юмия.
- А... где... – девушка завертела головой во все стороны.
- Ты задумалась. Сильно. Не хотела тебя трогать, - Орочи приблизилась на пару шагов. – Гаара уже ушёл. К сожалению, у него нет никакого такта.
Хьюга вздохнула и обхватила себя руками. Хотелось во всём разобраться, сейчас поднакопленной решимости на это хватило бы, но и оставить Неджи здесь она не могла.
- Не волнуйся. Я позабочусь о нём.
- Правда?
- Да. Иди, догони их.
- Да... я.. Спасибо большое!
Наверное, полагалось сказать нечто вроде: «Не за что». Но такта у Юмии было ещё меньше, чем у Гаары, поэтому, пока она колебалась, Хината успела убежать. Только её сандалии негромко стучали о пол, но вскоре и это затихло.
В полнейшей тишине Орочи сдвинула шляпу на спину. Всё же, переговоры, начиная от политических и заканчивая дружеской поддержкой, не были её сильной чертой.
Оружие вообще для другого создаётся.
- Позабочусь... – задумчиво повторила она.
Следовало торопиться. Шиноби, заметив следы чакры или же просто услышав шум, могли явиться в любую минуту. В том, что и первое, и второе, имело место быть, сомневаться не приходилось.
Кунай привычно лёг в руку, шаг, на колено, схватить Неджи за волосы, приподнимая голову, приставить лезвие к сонной артерии – дело одной секунды.
От Неджи пахло кровью, а его волосы были чуть влажные. Действительно сильный удар, но дыхание его было слишком ровным для серьёзно раненного. Скорее всего, просто сильно содрал кожу на затылке.
- Позабочусь...

Flashback.

- Так куда это они намылились? – раздражённо спросила Сейрам.
- А, ну... Думаю, отправились объяснить Неджи, что стоит делать со своими сёстрами, а что – нет, - Шио потянулась и широко зевнула. – Уа-а-а... Устала я что-то...
- Чего?! - вздыбилась Хачи.
- Устала, говорю.
- Да я не про то, - она отмахнулась. – Какого чёрта они свалили бить морду Неджи?
- Захотели, - ответила за Шио Юмия. Этот ответ ей казался самым логичным.
- Да, но почему они пошли без меня?!
- Наверное, потому, что ты не хочешь пропустить собственный бой?
Сейрам открыла рот. Сейрам закрыла рот. Сейрам проделала эту операцию ещё раз и резко развернулась к перилам. Наверное, в данный момент, она мысленно винила несправедливость Богов и Мироздания к себе.
- Юми-ча-ан... – протянула Ёко и сунула руку в сумку. – Не прогуляешься чуток?
Кицунэ, улыбаясь, протягивала ей исчерчённую чернильными полосами полосу папирусной бумаги. Улыбка была неприятной, слишком лисьей, а от того – неестественной на человеческом лице.
Впрочем, характер искривления губ госпожи Шио Юмия мало интересовала. А вот поданная печать...
- Вы уверенны? – забывшись, спросила она. Пальцы, беря печать, дрогнули.
- Абсолютно.
- Это ведь последняя.
- Ага. Остальные были израсходованы ещё на Кисаме. Хотя, кому я это говорю... – девушка вновь зевнула. – Позаботься, о Неджи, ладно?
- Не проще ли...
- Юми-чан, - улыбка наконец сгладилась. - Это не просьба, а приказ. Позаботься о Неджи.
При этом Шио особенно отчётливо выделила слово «позаботься».
- В конце концов, у Гаары нет никакого такта, а Шукаку, небось, и не знает, что это такое.

The end of flashback.


- Позаботиться...
Кунай без лязга исчез в складках плаща. Юмия осторожно отпустила слишком гладкие для мальчишки волосы.
Девушка наскоро осмотрела голову и, убедившись, что там действительно всего лишь ссадина, перевернула Неджи на спину. На его лице красовалось пару синяков, похожие, только темнее, она обнаружила на боках, расстегнув застёжки на одежде: Шукаку и Гаара не успели сильно ему навредить.
Хотели растянуться удовольствие?
Орочи уселась ему на живот и, вытащив из-за пазухи тонкий пергаментный лист, расположила его на перекрестье большинства потоков чакры. Проще говоря, на солнечном сплетении. И, крепко удерживая его бока коленями, стала быстро складывать печати, попутно припоминая подкрепляющий слог. Можно и без, но так оно надёжней.
Хотя Шио некромантию без нужды не одобрила.
Магнит.
- Затмевающий разум шестирукий демон...
Тигр.
Крыса.
- ...сомкни его веки, заткни его уши...
Бык. Дракон. Паук.
- ...вырви чёрный язык проклятого памятью Смерти.
Птица.
- Память. Минус. Затмение.
Руки в раскрытой печати собаки опустились на печать.
- Забудь!
Чернильные знаки, вместо положенного им чистого голубого оттенка, засветились грязно-зелёным; Хьюга конвульсивно дёрнулся, но Юмия держала крепко, и такая мелочь не мешала ей плотно прижимать ладонь к чужой груди.
Когда-то одна властительница смерти, как порою называли некромантов личности, привыкшие набрасывать шлейф романтики на всё подряд, сказала ей, что высшая степень иронии заключается в том, что в их техниках трупную зелень невозможно различить по цвету от лиственной. Кажется, ей не очень нравилось входить в число некромантов, поэтому та женщина то и дело поправляла плоский калебас и неприязненно морщилась.
Будто у кого-то из них был выбор.
Меч задрожал в тряпичных ножнах, и Орочи запоздало пожалела, что сразу не отложила его подальше. Впрочем, этим его реакция ограничилась.

Спустя пятнадцать минут, куноичи Аме передала медикам бессознательного Неджи Хьюга и сообщила, что видела следы боя. Так же она дала согласие на частичную проверку сознания, которая подтвердила, что куноичи Юмия но Орочи к возможному нападению непричастна.
Проверку выполнил член клана Яманака.
Первоначальные подозрения в сторону Юмии но Орочи не подтвердились.

Шио улыбалась. Хината на всякий случай чуть отошла. Хоть по словам Шукаку, кицунэ зачем-то тоже защитила её от Неджи, но её выражение лица сейчас не предвещало ничего хорошего. Точнее, ничего хорошего для двух тануки, первый из которых выглядел как нашкодивший ученик Академии, а второй, кажется, ещё не решил, как ему реагировать.
- Вы оба... – Ёко хлопнула руками для драматизма, и указала на Шукаку и Гаару сложенными в молитвенном жесте ладонями, - дибилы. Непроходимые. Неисправимые. Блин, Гаара, как ты мог?
- Эй, почему ты только его спросила? – не к месту возмутился Шукаку.
Собаку же сделал весьма разумную вещь – он промолчал.
- А ты вообще заткнись. Вы оба чуть не спалили всю контору. И поэтому вы оба – дибилы.
Разумеется, Шукаку не мог это оставить просто так.
Сейрам покосилась на переругивающихся тануки и кицунэ через плечо. Предыдущий бой был коротким и тупым, так как разница сил была очевидна изначально. Хотя Мясной Танк Сейрам понравился, забавный такой. Особенно когда в стену впечатался. Да и Акимичи быстро оклемался.
Осталось трое. Кин казалась скучной слабачкой, которая не успеет увернуться от её удара, а значит, умрёт слишком быстро. Так что Хачи её в расчёт не брала.
Ещё двое из Конохи. С одной стороны, тип с хвостиком казался умным. С другой стороны – уж очень хотелось повеселиться. Вряд ли долго, но хоть чуток...
В любом случае, в данную секунду было невероятно скучно. И тут эти, и так удобно Гаара стоит рядом с Шукаку. А тут уж просто, защита у него с перебоями работает.
Сейрам ухмыльнулась.
Тем временем рекомый Шукаку продолжал разводить демагогию:
- И поэтому ты сама сделала именно так, будь ты на моём месте.
- Эм... простите...
- Да мы все тут на одном месте, но неужели ты не понимаешь, что нельзя просто так убивать направо и налево?
- Но...
- Нет, нельзя. Не говоря ещё о том, что он родственник Хинаты, - Шио, втянувшаяся в бессмысленный спор, обернулась к Хинате за моральной поддержкой.
- Ну, да, родственник, но...
- Да какой он ей родственник, если...
Шукаку говорил. Сейрам подкрадывалась.
- Да замолкни ты уже! – прокричала вдруг одна и отвесила Шукаку и Гааре затрещину, одну на двоих, причём ещё не ясно, за что досталось Собаку. И две головы с треском стукнулись друг о друга.
- Шукаку-кун, Гаара-кун!- спохватилась Хината. Не смотря на то, что их объяснения были кратки и заключались лишь в пересказе произошедшего, девочка невольно проникнулась симпатией к тем, кто защищал её. - Вы в порядке?
Шукаку что-то простонал в ответ, потирая травмированную черепушку. Гаара поморщился.
- Симулянт, - бросила Ёко в сторону охающего и ахающего друга и обратилась Сейрам. – Как ты это сделала?
- Понятия не имею, - беспечно пожала плечами Хачи. – Но мне нравится.
« Я вижу... Значит, песок между ними не сработал... Неужто?..»
Кицунэ хмыкнула. Это наводило на определённые мысли.
- Что произошло?
- Уа! – Шукаку отшатнулся от ничем не примечательной стены. – Эм... а ты не могла бы не появляться из стен?
Пауза.
- Нет. Так что случилось?
- Абсолютно ничего. Все дибилы, всем хорошо, - ответила Шио.
Те «все», о которых шла речь, на удивление синхронно бросили на Ёко испепеляющий взгляд. Ещё неизвестно, у кого вышло лучше.
- Ну так...
- С Неджи-нии всё будет хорошо? – спросила Хината, мысленно скрестив пальцы.
- Да. Он у медиков.
- Только не напоминай ему о произошедшем, - посоветовала зачем-то Шио. Впрочем, Хьюга и так не стала бы лишний раз об этом говорить с братом.
- Да... конечно... – девочка потупилась. – Шио-сан... Нет, вы все...
Хината обвела всех – знакомых? друзей? кого? – неуверенным взглядом и, набрав побольше воздуха, выпалила, коротко кланяясь:
- Спасибо большое, что позаботились обо мне!***
Сначала было молчание. Секунды три. А потом они дружно начали отмахивать и отнекиваться, говоря, что это ничего им не стоило, и всё в таком духе...
Хьюга смущёно покраснела.
- Не заморачивайся, - сказала Сейрам, хлопнув её по плечу. – Защитили, потому что захотели, а ещё потому, что ты нам понравилась. Всем.
Хината смутилась ещё больше, так как остальные не стали это опровергать.
- Тем более, что теперь ты одна из нас... В общем, не дрейфь. И не трусь. Не будешь трусить?
Девочка поспешно замотала головой.
- Чудно.
- Сейрам, а не твой ли это бой объявляют? – вдруг заметила Шио.
- Где?! – Хачи молниеносно развернулась. – Блин, Шио, ты...
- Очень не хорошая.
Хьюга хихикнула.
- Всё, я обиделась. Хината, иди сюда, будешь обижаться вместе со мной...
Прекратившаяся было суета возобновилась. Под шумок Ёко поднялась с плаща и подошла к Юмии, подмигнув ей.
- Поболтаем?
Орочи вопросительно приподняла бровь.
- Широ идёт сюда.

- А сколько там человек осталось? – спросил Шукаку, каким-то образом ухитрившийся избежать новых шишек.
- Вроде трое... Уже скоро, - Сейрам пожала плечами, не выказывая не малейшего интереса к происходящему внизу. – Куда делась Шио, м?
- А фиг её знает.
- Не трое, - вдруг сказал Гаара. – Один бой только что закончился.
Хачи повернулась.
Шикамару возвращался на трибуны и отнюдь не выглядел торжествующим победителем, однако, Кин была без сознания, поэтому её оттаскивали на носилках. На табло уже высвечивались имена участников последнего боя отборочного этапа.
Восьмихвостая предвкушающе повела плечами и перемахнула через поручень.
Надпись на экране лаконично сообщала:

«Рок Ли против Сейрам Хачи».


*По непроверенным данным, при активации Бьякугана зрение становится чёрно-белым, кроме потоков чакры, и автору нравятся эти непроверенные данные.
**У автора смутное ощущение, будто он где-то слышал эту фразу. Из-за этого ощущение плагиата похоже на гильотину. Если кто знает – скажите, и я ткну в эпиграф цитату ради авторских прав.
Утверждено Нерн
Шиона
Фанфик опубликован 28 мая 2013 года в 16:21 пользователем Шиона.
За это время его прочитали 817 раз и оставили 0 комментариев.