Статья про нового персонажа из 3 сезона Наруто - Боруто Узумаки
Наруто Клан Фанфики по Наруто Другое Ну мы же биджу... Глава 16. Желания меча

Ну мы же биджу... Глава 16. Желания меча

Категория: Другое
Ну мы же биджу... Глава 16. Желания меча
Шигуре эффектно спрыгнул с перил и с вызовом посмотрел на наверх, потому что девушка будто и не думала спускаться. Орочи пренебрежительно дёрнула плечом, а на самом деле проверяя таким образом бинтовые крепления под плащом заменявшие ножны, а так же то, как быстро их удастся развязать во время боя или же до оного.
И лишь только когда экзаменатор бросил на неё вопросительный взгляд, девушка, которую меч утягивал в своеобразный транс, тоже спустилась.
По лестнице, разумеется. Ничего необычного, разве что казалось, что шла она с предельной осторожностью, словно опасаясь споткнуться о ступеньку и полететь носом вперёд. Неиспользованное пока в настоящем сражении и не выпившего крови с помощью её рук оружие тянуло к земле неподъёмным грузом.
Кажется, фламберг не понимал: почему же эта девчонка ещё не использовала его? Почему не воспользовалась силой, не рассекла тела слабых людишек вокруг, чтобы обагрить алым и живой плотью чёрное лезвие и связать их истинными узами? Ведь хочет стать хозяином, хозяйкой, а всё медлит...
Юмия только и делала, что мысленно обращала к мечу беспрерывный поток слов, уговаривая и задабривая – печати уже неважно сдерживали скрытую в нём мощь.
Впрочем, этого никто не заметил. Но зато джонины, тюнины и двое особенно внимательных генинов обратили внимание на другое, а точнее, на отсутствие того, что должно было быть. Шаги, шорох одежды - этого не было. А Орочи, похоже, и не задумывалась об этом, что говорило об определённой доле мастерства.
- Юмия, Шигуре, э-э... кто-нибудь из вас хочет сдаться прямо сейчас? – сугубо для отчётности осведомился Хаяте; не дурак он и не слепой, напряжение между ними было почти осязаемым, плотным до звона в ушах.
- Ни за что, - сквозь зубы прорычал Судзуки. Юмия тоже качнула головой.
Внезапно их взгляды пересеклись, и по телу девушки прошлась ощутимая дрожь, оставив за собой лёгкое покалывание на кончиках пальцев.
Судзуки Шигуре не ненавидел её. Не испытывал презрения. Не хотел отомстить или что-то в этом роде.
Но в его глазах было настолько искренне желание её убить, что Орочи невольно прониклась к нему уважением. Хотелось из вежливости и благодарности за такое внимание ответить тем же. И, кажется, Шигуре это уже понял.
В голове девушки гудело.

Ну же! Чего же ты ждёшь?! Убей его, забери его кровь.
Подари его жизнь мне.
Убей, убей, убей, УБЕЙ!!!


Фламберг, напитавшись обоюдной жаждой убийства, стал ещё тяжелее. Кажется, всё же придётся его снять, иначе она просто не сможет нормально двигаться.
- Итак, начина...
- Стойте, - оборвала экзаменатора Юмия.
- Решила отказаться? – зло ухмыльнулся Шигуре, которому этот бой был необходим, как воздух. Если откажется – он убьёт её сразу же, как пересечётся без лишних свидетелей.
- Дайте мне минуту.
Гекко бросил быстрый взгляд на Хокаге и, уловив еле заметный кивок Третьего, сказал:
- Ровно шестьдесят секунд.
Восьмихвостая в полусогнутом состоянии кое-как кивнула.
- Что, испугалась?
- Нет, конечно. Ты же хочешь меня убить, разве я могу избежать боя?
Орочи расстегнула пряжку плаща и спустила тёмную ткань с одного плеча. Оно оказалось слишком костлявым, с сильно выпирающей ключицы. Сквозь бинты просочилось несколько капель ярко-красной на белом фоне крови. Создавалось ощущение, будто девушка ранена, но причиной кровотечения было трение между кожей и натянутой до предела бинтовой лямкой, которая вся смялась и теперь глубоко врезалась в кожу.
- Ведь сражаться на смерть гораздо интересней, - произнесла Юмия.
Девушка дёрнула узел на плече и перекинула меч вперёд. Лезвие прочертило широкую дугу и гулко ударилось об пол, оставив в камне вмятину.
«Тяжёлый...» - подумала Орочи и на секунду усомнилась в том, что сможет с ним совладать. Юмия быстро вернула застёжку на её законное место, после чего перехватила двуручник двумя руками. Тёплый эфес пульсировал под ладонями, а сквозь полотно опутывающих лезвие печатей прорвалась едкая зеленоватая искра.
- Время вышло, - сказал Хаяте в воцарившейся тишине.
С лица Шигуре сразу же слетела самоуверенная ухмылка.
Орочи закрыла глаза, подцепив перед этим незаметную петлю возле гарды. Дёрнешь за неё – и меч больше не будет что-нибудь сдерживать, кроме её собственной воли.
Девушка постаралась отключиться от мира. Чтобы не случилось, она должна хотя бы на несколько секунд вражеской атаки дать живому мечу распоряжаться её телом, довериться ему даже больше, чем могла бы довериться самой себе. Если фламберг захочет её убить – то ничего не произойдёт. Если же нет...
- Начали, - отдалённо услышала восьмихвостая чей-то голос, словно через толщу воды, и отступила на шаг назад, готовая в случае чего увернуться.
Шигуре не стал растрачиваться на болтовню, не предлагал сдаться. Парень, складывая печати, выкрикнул название техники, подкинул один зонтик, и в Юмию со всех сторон полетели напитанные чакрой сенбоны. Увернуться было невозможно. Время словно замедлилось, а воздух, сквозь который летели иглы, стал густым.
И вдруг меч перестал представлять собой мёртвый камень и метнулся по наклонной дуге вверх. Потом резко вниз, очертил горизонтальную линию и устремился наискось за спину. Девушке не нужно было делать ничего, лишь удерживать в намертво сжатых руках рукоять да заставлять тело подстраиваться под желания клинка.
Меч метнулся назад и вверх – разворот, прыжок, кувырок на перила. Орочи, не останавливаясь, резко оттолкнулась от поручня и рубанула фламбергом по воздуху, после чего приземлилась на кончики гигантских каменных пальцев статуи и открыла глаза.
Все иглы до одной были разломаны надвое. Они были полые внутри: этот канал предназначался для того, чтобы управлять их полётом, но в разрушенном состоянии от него не было никакой пользы.
Юмия плавно выпрямилась и поправила сбившуюся из-за движений шляпу. Сквозь беспросветно чёрное лезвие в рукоять текла энергия прямо противоположная энергии любого живого существа, но это было ей ближе, чем даже чакра. Этим можно было напитаться, этим можно было насладиться, и если некоторые называли эту привилегию проклятьем, то Орочи никогда так не считала.

Как только Орочи обнажила чёрный клинок, освободив его от всех печатей, Шио согнуло пополам настолько резко и внезапно, что Шукаку пришлось её подхватить. Удивляться странной реакции подруги он пока не стал, хотя раньше она была гораздо менее чувствительна к такого рода вещам. Захочет – после расскажет.
Краем глаза тануки заметил, как на другом конце трибуны опасно покачнулась Сейрам – эльфийская кровь, даже не чистая, не всегда играет на пользу. Но Хачи довольно быстро справилась и, вцепившись в перила так сильно, что от её пальцев на металле возникли глубокие вмятины, вперила взгляд в примостившуюся на вырезанной в стене руке Юмию, которая как ни в чём не бывало выровняла поля каким-то чудом не слетевшей шляпы.
- Этот меч... – кое-как сказала пришедшая в себя Шио. – Следовало ожидать.
Самый тёмный меч из тех, что когда-то ковали хвостатые.
Самый проклятый и ненавистный убийца.
Ёко пожалела, что забыла о таланте Орочи. Иначе сразу бы догадалась.
- Некромантия... – немного нервно откликнулся Шукаку. – О таком заранее предупреждают, подруга.
Ёко искривила губы в подобии улыбки.
- Сейрам-то как?
- Ничего, - девушка в смешном жесте откинула хвостики назад – они сразу же вернулись в прежнее положение – и уселась на пол, просовывая ноги в широкие щели между прутьями, - потерпит. Напарницы же, как-никак.
Это всё объясняло, поэтому парень вновь стал смотреть на арену, тем более, что пауза уже затягивалась.

Шигуре медлил, хоть это и давалось ему не так-то просто. Он не рассчитывал закончить бой одной атакой, но надеялся хотя бы ранить её. Но вместо этого – ни царапины, вдобавок он лишился части своего оружия, хотя и довольно слабой части. Используемые в этой атаке сенбоны были облегчённые, вдобавок, ими легче управлять, но тонкий мягкий металл не был рассчитан на то, что кто-то не только попытается его перерубить, так ещё и преуспеет в этом.
Юмия ждала, вновь отдавая, теперь уже намерено, право атаковать первым.
«Бесит...»
- Не смей поддаваться! – крикнул Шигуре.
- Я не поддаюсь.
Девушка указала на него концом лезвия.
- Я никогда ещё раньше не сражалась с мечом, поэтому не знаю, с чего начать. Поэтому я жду.
Судзуки сощурился. На лезвии фламберга сверкнула едкая зеленоватая молния.
И в следующее мгновение противники бросились друг на друга.
Первые четыре иглы Юмия не перерезала – отбила мечом, и, странное дело: Шигуре почувствовал, что его чакра в них не исчезла, но будто умерла. Но понять, что это было, парень не успел, так как чёрный всполох мелькнул в опасной близости, и пришлось как можно быстрее уворачиваться, после чего послать ещё иглы.
Шигуре не привык к близкому бою. Его сенбоны были непобедимы – однако, непобедимы на расстоянии. А на столь близкой дистанции Судзуки не успевал следить и за ними, и за неподдающимися никакой логике выпадами меча, поэтому была опасность того, что он заденет сам себя.
Необходимо было отойти хотя бы на пару шагов, а пока парень только и мог, что засылать иглы девчонке за спину, заставляя отвлекаться на них – таким образом бой не скатывался до глухой обороны с его стороны.
Юмия, метя в голову, сделала резкий выпад вперёд, который оставил крохотную царапину на щеке увернувшегося Шигуре.
«Открылась!»
Из его рукава вылетела ещё одна игла. Девушка резко остановилась, едва не упав, крутанулась на одной ноге в обманном движении, очерчивая клинком свои движения, и отпрыгнула вверх и назад. Сенбоны, чьё количество удвоилось, устремились за ней.
Шигуре ухмыльнулся. Ей не удастся увернуться или сбежать от игл, ведь даже их обломки способны преследовать противника. Хотя лучше б она их не перерубала – таких у Судзуки было не так уж и много, даже жаль как-то их терять.
Внезапно Орочи подкинула меч едва ли не к потолку и, пока он, перекручиваясь, совершал полёт по узкой дуге, успела на ходу сложить несколько печатей так быстро, что разобрать какие было невозможно. Не останавливаясь ни на секунду, она поймала рукоять падающего меча и горизонтально ударила яблоком эфеса по раскрытой ладони свободной руки, пальцы которой были сложены в неполную печать общей концентрации, а затем кувыркнулась назад на всю те же каменные руки.
- Не уйдёшь!!! – крикнул Шигуре, ускоряя иглы. – От них не увернуться!
«Не успеет».
Но Юмия и не пыталась. Вместо этого она выставила, словно щит, раскрытую ладонь и сказала – нет, приказала – низким не своим голосом:
- Умрите.
И сенбоны, ударившись о еле заметную серую завесу, исчезли все до единого.
- Это... невозможно... – сумел произнести Шигуре.
Девушка сделала движение той же рукой, будто ловя что-то невидимое. Когда пальцы вновь разомкнулись, на её ладони высилась небольшая горстка рыжеватого порошка.
- Древесина гниёт. Вода точит камень. Горы обращаются в песок. Металл – в ржавчину, - она легко сдула невесомую ржавую пыль. – Жизнь заканчивается смертью. Это – закон. Я лишь ускорила процесс. Если б под действие моей техники попала бы твоя рука, то она бы обратилась в прах. Но ты бы остался жив.
Судзуки словно парализовало. Во всяком случае, так могло показаться со стороны. Лучше момента для короткой атаки, способной всё закончить, и не придумаешь, но Юмия почему-то медлила, вдобавок раскрывая один из своих секретов.
- Кончай болтать! – заорала вдруг Сейрам, кидая отбитый неизвестно откуда камушек.
Шио страдальчески вздохнула Шио и закатила глаза. Некоторые неисправимы, а уж Хачи точно ничто не изменит.
«Это ещё что?» - пришло в голову Шукаку и ещё половине присутствующим шиноби, которые не ожидали такого непонятного вмешательства в сражение. Ладно, помощь или подсказка о слабости соперника, но это…
Юмия несильно качнулась вперёд, пропуская снаряд мимо, и чуть повернула голову в сторону Сейрам.
- Завязывай уже с ним, - почти добродушно осклабилась Хачи, но в золоте её глаз мелькнули тёмные искорки. – Я тоже хочу подраться.
- Потерпишь.
Сейрам было вспылила, но рука незаметно подошедшей Шио как-то особенно мягко легла ей на плечо.
- Успеешь ещё, - сказала Ёко, и добавила, понизив голос. – Ты же чувствуешь, что этот меч такое. Ей сейчас не до тебя.

- Нападай, Судзуки Шигуре, - сказала Юмия. Не дразня, а просто говоря ему, что нужно делать. - Нападай.
Серая завеса сжалась. Теперь она закрывала лишь её ладонь. Девушка не могла держать щит праха и вместе с тем контролировать силу фламберга, но знать об этом кому-либо, кроме неё самой, не обязательно.
Орочи скрестила руки в простой, подсмотренной когда-то давно начальной стойке мечников, заставляя себя поверить, что в её руке и вправду есть материальный щит.
Фламберг очень хотел поиграть со смертным. Её задача сейчас – следовать желаниям своего оружия, так как это ещё спорный вопрос, кто кому принадлежит.
- Или ты испугался?
Шигуре, недвижимый до этого, дёрнулся.
- Ах ты... – один из зонтов сам собой вырвался из крепления и раскрылся, - сучка! Дождь сенбонов!
Зонтик быстро завертелся, выпуская из себя иглы, и в руках Юмии вновь воспел чёрный клинок. Отделившуюся от Орочи тень, которая секундой ранее прыгнула за статую, практически никто не заметил.

- Я, конечно, не эксперт и вообще тут ни при чём, но разве тактика «Щит и Меч» не для близкого боя? – задумчиво спросил Шукаку в воздух.
Шио, почему-то ушедшая в себя ещё до того, как противники заново сшиблись, рассеянно пожала плечами. Сейрам же вдруг наоборот увлеклась боем так, что ничего не слышала кроме лязга оружия.
Тануки вновь уставился на Юмию, она же - Орочи, она же - его новая знакомая, она же – некромант, хотя последнее, наверное, стоило ожидать. Как раз их тип. Она вела бой просто, хотя и своеобразно – часть игл ломались бритвенно-острым, но прочным лезвием, часть «умирали» от соприкосновения с её левой рукой, а от остальных она уворачивалась. Так как сенбоны не могли менять направление мгновенно, то они пролетали ещё чуть-чуть по инерции, разворачивались и вступали обратно в опасный танец оружия. Надо было признать, этот Шигуре мастерски управлялся с ними, но всё же чего-то ему не хватало.
Может, скорости?
Юмия двигалась настолько быстро, что из-за не поспевающего за ней плаща можно было подумать, будто Судзуки сражается с бесплотным духом тьмы, поэтому Шукаку и не предпринимал попыток уследить за всеми её движениями.
- Что она делает?
Ёко шарахнулась в сторону от голоса прямо на не ожидавшего этого Шукаку – Гаара возник словно из ни от куда. Всех настолько завлекло сражение, что ни Баки, ни брат с сестрой не заметили его внезапного желания с кем-то заговорить.
- Ей не победить таким способом, - сказал Собаку. Являясь бойцом дальней дистанции, парень знал, что обычно преимущество именно у атакующих на расстоянии, хоть и убивал, мало об этом задумываясь.
Кицунэ, отойдя к стеночке и удобно усевшись там, словно бы бой ей неинтересен вовсе, вновь неопределённо дёрнула плечом. Зато Сейрам внезапно без стеснения расхохоталась лающим смехом.
- Вы что, серьёзно? – спросила она сквозь смех.
Шукаку и Гаара недоуменно смотрели на неё, но короткий приступ веселья вдруг резко оборвался.
- Да она просто играет с ним...
И Хачи ухмыльнулась, ни капли не сомневаясь в скорой смерти Шигуре.

Когда один из сенбонов оставил первую царапину на её теле, Судзуки, не теряя концентрации, внутренне возликовал, хотя на лице Юмии произошедшее ни как не отразилось.
- Ты замедлилась, - злорадно прорычал он, когда лицо девчонки было достаточно близко. В следующее мгновение Шигуре громко вскрикнул, так как меч легко, словно масло, точно по кости срезал плоть с левого предплечья.
Парень инстинктивно подался как можно дальше назад, от боли потеряв контроль над иглами. В глазах мутило, рука висела плетью, а запястье не слушалось. К его облегчению, пальцы сохранили подвижность – печать он сложить ещё в состоянии.
Орочи не стала устремляться за ним, поэтому все смогли видеть, как тёмная кровь на лезвии с шипением впитывается чёрным металлом. Над клинком пошёл пар, как если на раскалённую сковороду плеснуть воды. Шигуре чуть было не сковал суеверный ужас, но боль из кое-как зажимаемой раны не давала страху охватить сознание.
- Действительно, - произнесла Юмия, бросив взгляд на кровавый ошмёток мяса на полу. Девушка поморщилась, а Судзуки внезапно понял, что был прав – она хотела отрубить ему руку. Но не успела.
Не успела, не успела!
На сей раз он не смог сдержать жуткого оскала, подобия на улыбку, тем более что девчонка почему-то не спешила нападать. Наоборот, она будто забыла о нём, поглаживая кончиками белых пальцев лезвие у основания, в паре сантиметров от гарды, и к чему-то прислушиваясь. Веки её прикрытых глаз подрагивали, хотя тень от шляпы скрадывала выражение худого и острого некрасивого лица. Фламберг казался вновь потяжелевшим, как тогда, когда он оставил вмятину в камне.
Плевать. Плевать на всё. Эта Орочи игнорирует его, как противника, и она за это поплатится.
Шигуре вырвал из креплений три зонта и бросил их вверх, а затем, скрипя зубами от боли, стал, как мог быстро, складывать печати.
- Буря сенбонов!!! – выкрикнул он, с досадой понимая, что даже иглы всего лишь из трёх зонтов с таким ранением контролировать не так-то просто. И почему он, идиот, не использовал это раньше?
Буря игл рассчитана на весь его запас сенбонов, но сейчас шиноби был не в состоянии контролировать всю силу техники. А мощнее атаки у него нет.
Как только воздух наполнился дождём металла, в голове осталась одна единственная мысль, что она не увернётся. Иглы вонзятся в её тело и прикончат. Но Юмия не стала уворачиваться, понимая, что этом нет никакого смысла. Девушка рухнула на одно колено, выставив впереди себя воткнутый в землю меч, и низко склонила голову. Словно в кокон свернулась, оставив снаружи лишь ладонь, сжимающую эфес. Мудрое решение – бережёт глаза и внутренние органы – но это не поможет.
Шигуре вдруг стало весело. Парень даже забыл на время о руке, точнее, она ушла на второй план. Сейчас он, перехватив инициативу боя, был хозяином положения, и шиноби, опьянённый своей властью, стал направлять сенбоны по касательной, наслаждаясь тем, как оружие вспарывает ткань её одежды, дырявит плащ и отлетает обратно в общий вихрь в каплях чужой крови. Он хотел услышать, как она вскрикнет от боли – о, это было бы достойной местью за товарищей – но Орочи даже не дрогнула. Застыла, как статуя, лишь раз перехватив поудобней скользящую в окровавленных пальцах рукоять, будто бы это и не её кожа превращается от ранений в красное месиво.
Судзуки, на этот раз стиснув зубы от поступающей к горлу злости, великодушно убрал иглы, тем более что многие из-за плохого контроля вонзились глубоко в землю и извлечь их не представлялось возможным.
- Ну что? Можешь, сдашься, пока не поздно?
Нет, он не проявлял великодушие. Шигуре хотел как можно сильнее унизить её.
- Ты ещё здесь? – негромко спросила девушка, приподняв голову.
«Ах ты, живучая тварь».
К потолку взлетели последние три зонта.
- Сдохни!
Последний резерв, последние иглы, но он рад был их потратить. Тут уж и экзаменатор не сможет помешать.
Некоторая часть сенбонов пролетела мимо цели, так как на полпути их контакт с чакрой ненамеренно разрывался, но зато все остальные вонзались в согнутую спину, в руки, в клочья драли этот идиотский плащ, рассекали кожу лица. Шигуре еле сдерживался, чтобы не рассмеяться.
Самая последняя из множества игл пронеслась возле застёжки, срезая её. Металлическая пряжка, упав, негромко звякнула о пол. Странное дело, но шляпа ещё держалась.
Рука Юмии дрогнула.
«Надо же, а крови столько натекло, что думал, померла уже, - подумал Судзуки. – Живучая, тварь».
Плечи девушки чуть разогнулись, и плащ ошмётками слетел на пол, обнажая тощие выпирающие лопатки с чёрной полосой топа и поясницу. Бледная кожа была украшенная глубокими алыми полосами.
Орочи подняла голову – с её подбородка тоже стекала кровь, хотя, кажется, она просто натекла со лба: из-за пресловутой тени ничего понять точно было нельзя. Взгляд у неё был равнодушный, но мешать торжеству Шигуре такая мелочь уже не могла.
И тут Юмия сделала странную вещь: с видимым усилием выдернула меч и земли и, широко размахнувшись, метнула его, словно копьё. Судзуки усмехнулся и с лёгкостью увернулся от такой прямой атаки. После этого ни руки, ни ноги уже не держали её тело, и девушка, лишившись опоры, упала лицом вниз.
«Всё понятно», - подумал Хаяте. Пожалуй, хорошо, что он не остановил бой раньше, когда куноичи ранила руку генина Аме – это было бы ошибкой.
Гекко намеревался уже объявить победителя, но его взгляд случайно упал на команду, в которой состояла Юмия. Девушки были спокойны, а одна из них, которая изначально показалась ему главной, даже не смотрела.
Слишком безмятежны они были для тех, на чьих глазах умирает товарищ по оружию, поэтому экзаменатор, поколебавшись с долю секунды, решил выждать ещё немного.
В конце-концов, если Орочи мертва, то никуда не денется.
Шигуре шагнул вперёд. Если она жива, то он был намерен её добить, и никакие правила и экзаменаторы ему не помешают. Если же нет, то он не откажет себе в садистском удовольствии пнуть её, так как никакого уважения к поверженному противнику парень не испытывал.
Судзуки сделал ещё один шаг, приближаясь.
И внезапно Юмия исчезла с негромким хлопком, как исчезают клоны, оставив после себя лишь облачко земляной пыли. Парень замер.
«Что?! Невозможно! Клон... Нет, быть не может, никакой клон не может выдержать столько повреждений, - лихорадочно пытался понять произошедшее Шигуре. – Тогда что? И где же она сейчас?!»
Её нигде не было, а паника уверенно опустила свои липкие сети на жертву. Судзуки уже истратил всё оружие.
Ранен.
Абсолютно беззащитен.
Парень безумным взглядом почти сканировал окружающее пространство, но вместо Орочи наткнулся на несмешливые янтарные глаза. Кривая довольная ухмылка никак не сочеталась с полудетским девичьим лицом.
- Тебе лучше оглянуться, - одними губами сказала светловолосая куноичи из его же селения, улыбнулась и указала пальцем куда-то ему за спину. Резко оборачиваясь, Шигуре почувствовал, что боится. Ещё до того, как увидеть, он уже знал, что там будет.
Юмия неслышно выходила прямо из стены. На ней не только не было ни царапины, но и плащ, и шляпа сидели практически идеально. Девушка легко вытащила вонзившийся в стену меч левой рукой и небрежным движением перекинула его в правую.
- Не... Не может быть!
- Это был клон, - коротко пояснила Орочи.
Но проще было поверить в существование у неё сестры-близнеца, чем в то, что клон может столько выдержать.

Хината, практически с самого начала боя наблюдавшая за боем, используя Бьякуган, недоумевала. У Юмии была необычная циркуляция чакры, но, если верить тому, что сказала ей в лесу Шио, то они и не люди. Так что Хьюга не обращала на это внимания, тем более, что и у остальных: Сейрам, Шио и Шукаку, - была такая же. Только нечто странное происходило с каналами чакры Гаары, но девушка решила не любопытствовать лишний раз.
Но то, что сейчас произошло внизу...
Нет, это не мог быть клон.
И тут Хината заметила, как Шио машет рукой, определённо призывая её подойти. Дождавшись, пока Киба и Шино отвлекутся, девочка незаметно отделилась от команды и, почти бегом и скрываясь за спинами увлечённых происходящим шиноби, прошмыгнула к Ёко.
Когда она подошла, кицунэ кивком головы указала в сторону сражающихся и дружелюбно спросила:
- Объяснить?
- Эм... ну... – замялась Хьюга, но Шио ободряюще махнула рукой.
- Да ладно, не стесняйся. Знаю же, что интересно. В общем, слушай и внемляй, - пафосно изрекла девушка и продолжила тем тоном, каким говорил Ирука-сенсей на уроках в Академии. - Эта техника носит название астральные клоны.
Гаара, не поворачиваясь, прислушался к ровному голосу за своей спиной. Расспрашивать не хотелось, но и находиться в неведении – тоже. Шукаку почему-то вжал голову в плечи и начал что-то бубнить себе под нос.
- Хоть эта и техника называется «клоны», но всё же работает она несколько иначе, - начала объяснять Ёко. - Когда шиноби создаёт клонов, то он, грубо говоря, создаёт видимые или материальный копии себя, из которых тем или иным путём можно вычислить оригинал. Это как отражения в зеркале. К тому же обычные клоны разрушаются от физического воздействия, - девушка потянулась, зевнула, будто давая паузу переварить информацию. – Астральные клоны - это иное. При выполнении этой техники, ты делишь себя на отдельные составляющие. Каждая из них обладает объёмом чакры, физическим телом и навыками оригинала. Но вся суть в том, что так называемого оригинала нет.
Видя, что Хината не до конца понимает, кицунэ прикусила губу, придумывая подходящее сравнение.
- Представь кусок глины.
- Глины? – переспросила Хьюга.
- Ага. Или пластилина, не важно. Вот представь, ты разломала этот кусок глины... ну... куска на четыре. И что теперь у тебя в руках?
- Четыре куска глины.
- А теперь мысленно слепи два из них в один. Что получилось?
- Теперь три.
- Но они ведь не исчезли, да?
- Ну... да, - не могла не согласиться Хината. - Они вернулись в первоначальное состояние.
- В яблочко, - кивнула Шио. - С астральными клонами точно также, только чуть сложнее. Как только один из них исчезает, его чакра распределяется между оставшимися. И так будет продолжаться, пока не останется лишь одно физическое тело. То есть, любой оставшийся и будет настоящим. Очень удобно, тем более, что от физических повреждений астральная копия не исчезнет. Ох, я знаю, это трудновато понять...
- Да нет. Я, кажется, поняла… - неуверенно.
Если вдуматься, понять, как именно может поднять в воздух воду из ручья, возвести каменную стену или из воздуха сотворить огонь, было очень трудно. Этим занимались теоретики или же люди, которые задались целью жизни разработку новых техник.
А Хината была ещё юна, чтобы задаваться такими вопросами.
- Правда? Это хорошо, - Шио улыбнулась. - Ты не смотри, что звучит путано – выполнить её гораздо проще, чем кажется. Эта техника недоступна для людей, но у нас каждый ребёнок её с детства знает. Единственный, пожалуй, минус, то нельзя создать сколько угодно таких клонов. У каждого есть свой максимум, определяемым числом хвостов.
Тут Хьюга задала вполне закономерный вопрос:
- А если хвост только один?
- То его обладатель – лох! – звонко отозвалась Сейрам. Плечи Шукаку вновь дёрнулись. Вид у него был такой, будто он сейчас кинется душить Хачи, поддавшись эмоциям и наплевав на инстинкт самосохранения.
- Это. Ничего. Не значит, - выдавил тануки.
- Конечно, ничего. Ну, вообще ничего, - протянула Ёко, не стремясь его по-настоящему обидеть, просто привычка цеплять друг друга установилась очень давно. – Есть ещё одна тонкость: не все предметы можно подвергнуть воздействию этой техники. Такие вещи обычно называют неделимыми объектами. Вот, например, меч Юмии – как раз такой.
- Она поэтому его в стену кинула? – вдруг подключился к разговору Гаара. Собаку внимательно слушал, но подойти ближе решил не сразу.
- Ну да, - ответила Шио. - Только я всё равно не понимаю, когда она успела клона сделать.
- А шут её знает, - фыркнула и неопределённо повела плечами Сейрам. – Это же Юмия, тут думать бессмысленно.
- И вправду, - легко согласилась с ней кицунэ.

- Ты... – судорожно произнёс Судзуки.
- Т-с-с, - шёпотом призвала к тишине Юмия. – Мой меч сначала хотел погонять тебя и заставить двигаться меня, а потом захотел испробовать мою кровь. А теперь он хочет твоей. Так что, ничего личного.
Шигуре не увернулся, хотя их и разделяло несколько метров. Шигуре не успел даже подумать об этом – настолько она была быстрая, настолько он ослабел, насколько отличалась её скорость от той, что была у «неё» минуту назад. Но когда спустя мгновение отсечённая голова Судзуки покатилась по полу, всем наблюдавшим стало ясно, что всё, что было до этого, действительно являлось игрой.
- Победила Юмия но Орочи! – объявил Хаяте.
Нет, Гекко не ожидал этого.
Но он видел много смертей, в том числе смерть Ёроя из Ото от рук Учиха Саске. Разницы, по сути, никакой.
Пока медики спешили убрать тело, Орочи, воспользовавшись краткой заминкой, подобрала один из зонтов. А в следующую секунду странным образом оказалась стоящей на перилах напротив Гаары, который с лёгким интересом посмотрел на неё сверху вниз. Зонт, верхушку которого хозяин заточил, вонзился у ног Собаку.
- Приношу свои извинения за то, что отняла у тебя противника, Гаара но Собаку, - сказала Юмия, а парень вспомнил, что первой командой, которую они с Темари и Канкуро встретили в Лесу Смерти, была команда только что убитого Шигуре.
Девушка слегка склонила голову в подобии поклона, уперев кулак в ладонь перед грудью. По активным знакам Шио, Гаара понял, что нужно что-то сказать.
А, впрочем, он и сам бы догадался.
- Извинения приняты, - сухо ответил Собаку и закрепил зонт между многочисленными ремнями крепления калебаса.
Утверждено К
Шиона
Фанфик опубликован 26 февраля 2013 года в 01:07 пользователем Шиона.
За это время его прочитали 580 раз и оставили 0 комментариев.