Статья про нового персонажа из 3 сезона Наруто - Боруто Узумаки
Наруто Клан Фанфики по Наруто Другое Ну мы же биджу... Глава 15. Шаг вперёд

Ну мы же биджу... Глава 15. Шаг вперёд

Категория: Другое
Ну мы же биджу... Глава 15. Шаг вперёд
- Поступили сведения, что из всего числа участников второй отборочный этап прошли 27 человек. Последний раз такое случалось пять лет назад. Поэтому перед тем, как начать третий этап на звание тюнина, придётся провести несколько предварительных боёв, - отрапортовала Митараши. О лишнем она уже сообщила, но Хокаге явно на данный момент больше занимал Орочимару. Впрочем, Анко разделяла его мнение.
Третий еле заметно кивнул. Много человек прошло в этом году, а ещё он знал, что все генины последнего выпуска Академии справились тоже. Это обнадёживало – хороший выпуск, сильный, хоть они ещё и не показали себя в одиночных сватках. Но с ними и Учиха Саске, и Наруто…
Интересно…
Что касается странного случая с лишним человеком – разбираться они будут уже в селении. Приказ Ибики подготовиться к тщательному допросу уже был послан, и Морино всё подготовит к тому моменту, как окончатся предварительные бои.
А что допрашивать нужно не лишнего Шукаку, а «главную» в той команде, рядом с которой этот шиноби находился. К тому же, это сейчас мелочи.
Орочимару гораздо опасней.
- Хорошо. Не будем прерывать экзамен, – спокойно проговорил Сарутоби, будто его бывший ученик не замышляет что-то в опасной близости от селения Листа. – Постарайтесь проследить за дальнейшими действиями Орочимару.
- Слушаюсь! – отозвалась Митараши.

Участники экзамена, прошедшие отбор, осматривали раны, оставленные тварями из Леса Смерти и другими шиноби, переговаривались друг с дружкой, радовались тому, что второй этап позади и с любопытством оглядывались, осматривая большой зал, практически по всей стене которого шёл неширокий балкон, расположенный примерно на равном расстоянии от пола и потолка. Напротив генинов прямо в камне были вытесаны руки, сложенные в одну из главных печатей концентрации – печать хитсуджи, «овца».
С появлением Хокаге и сопровождавших его экзаменаторов гомон поутих. Третий был уже стар, но сомневались в нём лишь взрослые шиноби других селений и их главы. Молодые же смотрели на него с уважением, так как не важен большинству из них был возраст. Имело значение только то, что он – Каге, Тень Огни.
Однако мысли всех посещали разные.
Многие оглядывали генинов и думали о том, что противники собрались разнообразные и интересные. Так считал, к примеру, Хьюга Неджи, почти не заметно скользя взглядом по каждому в пределах его нормального поля зрения.
Некоторые были в ярости.
Кин, у которой болело всё тело, краем глаза следила за Досу, и даже издалека смогла заметить, как он стиснул зубы, глядя в сторону Саске. Руки девушки невольно сжались в кулаки, но она не сомневалась, что Заку разъярён больше – Учиха сломал ему руку, да и вторая была сильно повреждена в том бою.
Но даже если сложить все их эмоции воедино, то их злость утонула бы в океане холодной ярости некоего шиноби Дождя, на руках которого едва ли не повисли его сокомандники. Шигуре – а его звали именно так – не сводил взгляд с другой команды из Аме, и в его глазах читалась смерть. Ему было плевать, что у них протекторы одного селения, тем более, тем девчонкам тоже, скорее всего, была на это всё равно – здесь каждый за себя. К тому же, Амегакуре он знал настолько хорошо, что как-то раз смог в одиночку подобраться к резиденции главы деревни. Но этих троих Шигуре видел впервые.
Лишили противника!
Опозорили!
Мимоходом едва не убив Мидаре – его зацепило настоящим взрывом из чакры - они даже не удосужились принять бой. Трое суток Шигуре и Баиу, тащившим на себе потерявшего сознание товарища, приходилось против воли участвовать в безумной гонке на выживание: гигантские, плюющиеся отравой рептилии – чёрные змеи с фиолетовым узором на головах - и не думали оставлять их в покое. Им чудом удалось оторваться и спрятаться в переплетении ветвей на северной границе полигона почти у самой ограды, но в теле Баиу зацепило – по его венам вместе с кровью тёк яд.
Змеи ушли, зато их шумное передвижение заметила другая группа. Сейчас они были слабы, да и поле боя не подходило для техник Шигуре, и он тогда не то чтобы молился, но уже готов был начать это делать, хоть и не богам.
И внезапно им повезло! Тех троих с отвратительным чавканьем пожрали какие-то сороконожки, и оставалось лишь подождать. А после повезло во второй раз – у несчастных был свиток необходимый для их команды свиток «земля».
До башни они добрались на удивление благополучно – река вывела, а ночь над водой оказалась свежей, лёгкой. Не иначе как сама Леди Ангел охраняет их, подарив шанс расправится с унизившими их самозванцами.
Особенно с этой...
Старый шрам, рассекавший щёку, болезненно пульсировал – плохой признак. Но Шигуре полностью игнорировал его, не в силах отвести взгляд от девушки в чёрном, потому что точно знал - это она отбросила их в сторону.
Это она призвала змей, одна из которых ранила Баиу. Мидаре сдавленно застонал от боли в многочисленных ожогах.
Сука.
Шигуре сплюнул скопившуюся на языке кровь, его тоже зацепило. Впрочем, ярость его пока что была лишь пустым звуком.
Юмия же не замечала такого интересна к своей персоне. Уже минут пять как, Орочи опустила взгляд к страницам книги, стараясь сохранять иллюзию уважения и делать это незаметно. Сейрам для проформы затыкала рот Шукаку, который спрашивал едва ли не о каждом человеке, что в зале, что на возвышении, и гнула его к земле, надеясь таким своеобразным способом превратить его в невидимку.
Шио же, мысленно отключившись от всего вокруг, пыталась уловить энергию искр в трубке Третьего Хокаге, но без толку – здесь нужен был совсем иной уровень. Зато вот взгляд Анко на себе она поймала с лёгкостью и, обернувшись, тихо рыкнула на Хачи и тануки. Не слишком цивилизованный способ, зато понятный и быстрый.
Сарутоби Хирузен выдохнул полупрозрачный табачный дым, окинул взглядом изрядно потрепанных генинов, прошедших второй этап, и что-то негромко сказал стоящим за его спиной наставникам групп.
- Внимание! – объявила Митараши. – Сейчас Третий Хокаге объяснит вам правила третьего отборочного этапа. Просьба всем слушать внимательно.
- Спасибо, - негромко, но так, что слышал каждый в зале, поблагодарил мужчина. Стариком его называть было совестно.
- Итак, вот-вот начнётся третий отборочный этап экзамена. Но перед тем как огласить правила, я хочу раскрыть вам, – Хирузен, случайно или же намеренно, сделал паузу, - истинную цель этого экзамена.
Ёко плавным движением опустилась на пол, скрестила ноги и прикрыла глаза, будто намеревалась слушать как можно внимательней. Впрочем, никому не было до этого дела, так как всеобщее внимание было приковано к Третьему Хокаге, а ещё кицунэ и так была достаточно незаметна – впереди неё удачно разместилось два высоких шиноби. К тому же, многие раненые тоже беззастенчиво расселись, чтобы дотянуть до конца речи.
А Сарутоби продолжал:
- Наверняка, вы не раз задумывались над тем, почему мы проводим экзамен совместно со странами союзниками. Вам говорили «для укрепления дружбы между союзниками» или «для обмена опытом между шиноби». Пусть эти красивые слова не вводят вас в заблуждение!
Ряды генинов всколыхнулись, но не издали ни звука. Девушка не пошевелилась, но подумала, что в Конохе некоторые вещи не меняются.
Болтать они тут могут.
- Этот так называемый экзамен, - пауза, - служит для имитации военных действий между странами-союзниками.
В этот самый момент Шио перестала слушать, что говорит Хокаге, по одной простой причине – девушка потеряла интерес. В истории людей те же слова тысячи раз повторялись в той или иной интерпретации, и девушка слышала по меньшей мере раза три.
В конце концов, когда она первый раз посетила Коноху, та ещё даже названия этого не носила. Да и «страны-союзники» либо не существовали, либо были совсем иными.
Имелся и другой повод заткнуть уши. Будь кицунэ моложе, подростом ещё с горячащейся кровью в жилах и без ограничений в лихой голове, она бы скривилась от отвращения и собственноручно вспорола бы горло умнику, в чьей речи промелькнуло словосочетание «имитация войны». И пусть считает это имитацией смертельного ранения.
Война либо есть, либо её нет. Люди грызутся друг с другом из-за территории, денег, собственных амбиций, а иногда и по наущению других. И они ещё называют это войной?
Ха-ха. Смешно.
Война – когда на гибель целого отряда никто не обращает внимания, радуясь, что погибло не три и не четыре.
Война – когда дети берутся за оружие и встают в один ряд с матёрыми войнами. И не боятся, а рвутся в бой, и никто не думает их остановить, и не помнили люди уже сейчас таких войн: страшных, далёких, остановленных постепенно Хаширамой Сенджу и другими и ушедших в небытие.
Война – когда невольно становишься берсерком без всяких предрасположенностей.
Война – это когда сорванный голос командира арбалетчиков звучит райскими переливами, так как их отряд всегда отступает последними.
Потому что на Войне дрались за жизнь, и только за неё. Порой даже не за свою, и даже не порой – почти всегда.
Потому что иначе было нельзя.
Потому что иначе Мрак – не Тьма, равнодушная, но благословляющая своих детей и Лигу, а порой и некромантов - Мрак, мерзкий и отвратительный, пожрал бы всё и вся, уничтожив, выпив и удушив.
- Эй, - Шио вздрогнула от неожиданности, только в этот момент понимая, насколько погрузилась в себя, и бросила взгляд на внешне беззаботного Шукаку. – Ты как?
Девушка мотнула головой. Снова она слишком сильно разозлилась, но тут не Саске уже… Надо взять себя в руки. Но рука всё же дёрнулась в попытке ухватиться за эфес сабель и сделать что-то крайне неразумное.
- Нормально, - отмахнулась она, успокоившись.
Шукаку не видел Войны, он знал только с рассказов, и неправильным будет выплёскивать всё на него. Но тануки порой видел её насквозь.
Парень понимающе не стал ничего больше говорить. Подав ей руку, Шукаку помог девушке подняться, хотя необходимости в этом не было.
- Хватит болтать. Может, уже расскажете правила этого вашего третьего этапа экзамена? – услышал вдруг тануки в сложившейся тишине и с удивлением узнал голос Гаары.
«С чего бы такое нетерпение?» - задумался Шукаку, но внутренне согласился с Собаку, больше удивляясь тому, что тот вообще соблаговолил что-либо сказать.
- Хорошо, - как ни странно согласился Хокаге, ни капли не оскорбившись, хотя по лицам его окружения читалось, что многим это не понравилось. - Я как раз собирался перейти...
Кто-то деликатно кашлянул. Из ряда джонинов Листа вышел мужчина и, переместившись со своего места, и почтительно склонился перед Третьим.
- На самом деле... – снова кашель. – Прошу прощения, Хокаге-сама. Я Хаяте Гекко, судья, позвольте мне огласить эти правила.
Сарутоби кивнул.
- Будьте так любезны.
Шиноби поднялся и повернулся к генинам.
- Позвольте представиться, меня зовут Хаяте.
Рекомый Хаяте был среднего роста, молод и, кажется, чем-то болен. У него была бледная кожа; пряди тусклых тёмно-каштановых волос выбивались из-под покрывающей голову банданы, спадая на лицо как раз посередине лба едва ли не до кончика носа. Под карими глазами залегли тёмные круги, скулы обрисовывались слишком чётко. Парень стоял, чуть сгорбившись, будто что-то не даёт ему выпрямиться, или же ему просто сложно это сделать.
К тому же, его речь то и дело перебивал сухой приглушённый кашель, и джонин иногда делал длинные паузы между фразами:
- Перед тем, как начнётся третий отборочный этап экзамена... кха... Э-э... Я хочу, чтобы вы прошли... ещё один предварительный тест... кха... который определит, кто будет принимать участие в третьем отборочном этапе, а кто нет... кха-кха...
Гекко закашлялся, но волна взволнованных голосов заглушила его.
- Ещё один предварительный тест?! – крикнул кто-то из толпы.
- Какой ещё тест? Вы что там, с ума посходили?! – не сдержался обычно спокойный Шикамару. Лес Смерти и сражение с неожиданно сильными шиноби Звука измотали его, и перспектива проходить ещё какие-то там тесты без ленивого – желательно трёхдневного – отдыха отнюдь не радовала.
- Я не очень поняла... – недоумевающая Сакура вышла на несколько шагов вперёд. – А почему бы не допустить до этапа всех?
Хаяте в очередной раз кашлянул.
- Э-э... Видите ли... Всё дело в том, что в этом году первый и второй отборочные этапы оказались слишком лёгкие, - лениво протянул он, игнорируя ещё большее недоумение тех, кому второй этап уж точно не показался увеселительной прогулкой. - И в итоге осталось слишком много народу... кха... По правилам экзамена в таких случаях проводится отборочный тур для того, чтобы уменьшить количество участников.
Гекко прервался, чтобы позволить шепоткам: «Не может быть», - стихнуть, однако ему пришлось ждать достаточно долго: все надеялись на отдых, чтобы залечить раны, прийти в себя и пополнить запасы оружия. Да, те, кто умудрился в первые дни достигнуть башни, это уже сделали, но раз они дошли так быстро, то сильны и так.
Истинный смысл отсеивания до многих дошёл лишь сейчас.
- Как уже говорил Хокаге-сама, на третий этап экзамена прибудут высокопоставленные гости, - невозмутимо продолжил экзаменатор. - Поэтому мы ограничены во времени, и битвы не должны затягиваться... Э-э... В общем, если кто-то из вас неважно себя чувствует или просто хочет отказаться, выйдите из строя, - Гекко рассеянно пожал плечами. - Отборочный тур начнётся немедленно.
Заминка оказалась недолгой. Почти сразу же после его слов, желание отказаться высказали двое шиноби Аме. Оба были изранены, измучены и с трудом держались на ногах с помощью своего третьего товарища.
Судья мельком глянул в список прошедших участников, но, кажется, помнил имена наизусть, ведь вряд ли у него были на руках фотографии.
- Так... Мидаре и Баиу из Аме но Сато? – держащий их обоих шиноби кивнул за них. - Можете идти.
Идти - это громко сказано. Максимум, что они могли сделать в таком состоянии, это ковылять. К ним уже через весь зал спешили медики, и Шигуре предпочёл их дождаться, а не тащить своих, унижаясь перед остальными. Ему было бы не трудно, но Мидаре уже готов был от боли потерять сознание, а это можно только в руках ирьёнинов.
Когда Мидаре и Баиу уложили на носилки, Шигуре до боли сильно сжал зубы и пообещал, что отомстит.
Рано или поздно он вскроет той девчонке живот.
- Кто-нибудь ещё хочет отказаться? Ах, да... – он снова прокашлялся, - забыл сказать. Бои будут индивидуальными, так что ваше решение коснётся только вас, - добавил Хаяте к основному объявлению таким тоном, словно это не имеет никакого значения. - Э-э... не беспокойтесь, что подведёте товарищей.
Учителя стояли поодаль от экзаменаторов. Все с волнением смотрели на своих подопечных, пытаясь угадать их решение и оценить его правильность.
Не слишком ли изранен, чтобы из-за самоуверенности продолжать драться и умирать? Или же, наоборот, не рано ли решит покинуть испытание?
Впрочем, некоторые оставались весьма равнодушны, что вязалось с порядками их селений.
А вот представитель Ото смотрелся не просто спокойным, но даже чес-то довольным. Повязка была ему непривычна, черты лица изменились, оставив странные глаза, светлую кожу и тонкие губы, а чёрные волосы мужчина связал высоких хвост, но в целом ему помогала техника отвода глаз.
Даже Анко не почувствовала, не зря он в своё время отказался от неё. Его рот искривился в еле заметной усмешке, когда он нашёл в толпе Кабуто.
Якуши знал, что на него смотрят, знал откуда, но не нервничал. Правда, наличие такого контроля несколько смущало и заставляло сомневаться в степени доверия Орочимару, но, возможно, санин решил просто потешить себя тем, что ни Хокаге, ни Митараши его не заметили.
Или же он жаждал видеть бой Учиха Саске.
Но сейчас было его время исчезнуть из общего поля зрения и скрыться в тени.
- Простите, - Кабуто поднял руку. – Я хочу отказаться.
И сразу же раздалось:
- Что?! Кабуто? – не веряще и, как обычно, слишком громко сказал Наруто. Слышали эти слова, как и недоумение Удзумаки, все до единого, а потому Шукаку тоже отвлёкся. А когда вновь обернулся к Шио, то подругу рядом с собой не обнаружил.
Вот те на.
Исчезла.
Впрочем, при более внимательном поиске, Ёко обнаружилась в крайне неожиданном месте. Девушка стояла на возвышении рядом с Хокаге, и тот что-то серьёзно и тихо ей говорил. Даже издалека, тануки заметил, что кицунэ напряжена и сосредоточена; разговор был, видимо, серьёзный.
К ним подошла Анко. Митараши – как и многие – была выше Шио и, кажется, произнесла что-то довольно резкое. Ёко оскалилась, Третий одёрнул их обоих, после чего кицунэ коротко поклонилась, почти кивнула, что было гораздо менее почтительно, чем полагалась, и незаметно для других, обойдя зал по кругу, вернулась в поредевшую толпу генинов.
Дождавшись, пока складка меж её бровей чуть-чуть разгладится, Шукаку тихо спросил:
- Что-то случилось?
У него было дурное предчувствие, не беды, но полузабытое ощущение того, что он что-то натворил.
- Две новости. Первая – третий этап начнётся только через месяц.
- Это хорошо?
- Да, - коротко, но сейчас она не собиралась пояснять ни своих планов, ни мотивов.
- А вторая? – осторожно.
- Меня будут допрашивать, как только все вернутся в Коноху. Хоть предупредили… И что-то мне подсказывает, - кицунэ всё ещё не сводила мрачного взгляда с Хокаге, - что не раз и не два…
Шукаку замялся.
Его посетило смутное подозрение.
- Это же не из-за меня?..
- Из-за тебя, ещё как, - уверенно кивнула Шио, которой всё объяснили деликатно, но настойчиво; либо она добровольно идёт, либо её ловят и тогда уже за работу возьмутся Яманака. Не то, чтобы она не могла сбежать, но пока было рано.
- Чего?! – тануки подскочил и вытаращился на неё. – Чего тебя, а не меня?
Это девушку развеселило. Надо же, доброволец!
- А потому, что я выгляжу умнее, - фыркнула она, и, развернувшись к Шукаку, показала ему язык и оттянуло веко пальцем вниз. – Меня есть смысл допрашивать.
Шукаку возмутился, насупился и рассмеялся, к счастью, негромко. Кажется, допрос не был для Ёко особой проблемой.
Внезапно Гекко Хаяте, убедившись, что больше желающих уйти нет, снова начал говорить, и теперь уже все без исключения слушали внимательно, так как экзаменатор начал объяснять правила:
- Э-э-э... Итак... Мы начинаем отборочный этап. Вы будете драться друг с другом один на один, как в настоящем бою.
Ёко невольно дёрнулась, почувствовав, как всколыхнулась тёмная неуправляемая чакра. Сколько радости... К несчастью, Сейрам выпала из её поля зрения, но такой очаг энергии... Кицунэ надеялась, что среди присутствующих нет сенсоров – не только хороших, но и вообще каких-то. Такое не проморгаешь, хотя Шио безошибочно стала это ощущать совсем недавно; натренировалась, да и ради безопасности.
Тонкая грань между разумом Хачи и по-настоящему смертельной частью восьмихвостой размылась уже очень давно.
- Осталось ровно двадцать четыре участника, значит, проведём двенадцать боёв, - объяснял судья. - Э-э-э... Победившие получат право участвовать в третьем этапе экзамена. – Ограничений нет. Вы можете сражаться до тех пор, пока один из вас не умрёт, не потеряет сознание или не сдастся. Э-э-э... – он замялся, словно размышлял, говорить ему дальше, или же дать участникам друг друга поубивать. - Поэтому, если не хотите умирать – быстро сдавайтесь.
Следующая волна накрыла и Шукаку. На мгновение заложило уши, а через секунду – затошнило. У очень малого количества хвостатых был такой источник внутренней силы – тяжёлый, неуправляемый, давящий и неконтролируемый. Но понять, где он, тануки никак не мог; было бы воздействие слабее, парень и не ощутил бы.
- Что это? - сдавленно спросил он, выбрав самый простой способ выяснить необходимое. – Такая мощь...
- Сейрам, - напряжённо обрубила Шио.
В висках кицунэ болезненно кололо. Это уже было через чур. Ёко принялась оглядываться и лихорадочно искать в толпе Хачи, но обнаружила лишь схватившегося за голову Гаару, который под её взглядом смог превозмочь себя. Благо, внимание его сокомандников было приковано к экзаменатору.
Вот уж Хачи… Совсем распоясалась, если даже Собаку стало дурно.
Или он и без неё такой чувствительный?
Наконец, девушка увидела Сейрам, которая невозмутимо что-то насвистывала и происходящего не замечала. Забавно, но, скорее всего, Хачи не притворялась. Шио шагнула к ней, намереваясь одёрнуть, но вдруг заметила Юмию, которая быстро и без шума продвигалась к Сейрам, обтекая генинов.
Сейрам вывела из мечтательных мыслей о будущих сражениях бледная рука, тяжело опустившаяся на плечо. Девушка оглянулась на Орочи, кажется, спрашивая, что ей надо, на что та указала в сторону Шио, которую в данный момент уверенно гнуло к земле нарастающее давление. У кицунэ тоже временами были проблемы с восприятием чужой чакры, и редкое острое «виденье» к ним тоже причислялось. Не нужны ей были такие таланты, которыми она и управлять толком не может.
Оба тануки тоже ощущали нечто, похожее на сжавшийся вокруг головы обруч, но в меньшей степени из-за количества хвостов.
И вдруг всё пропало, а Хачи раздражённо сбросила ладонь Юмии с себя и поморщилась, отвернувшись.
- Кажется, мы что-то пропустили... – заметил Шукаку, заметив, что в зале тихо. Видимо, объявление правил уже закончено, и бои вот-вот начнутся.
Ёко медленно кивнула. Её всё ещё слегка мутило.
Тем временем, в зале произошли некоторые изменения, а именно - на дальней от входа стене появился под самым потолком появился чёрный экран. Наверное, его выдвинули из стены через пульт управления.
- На этом информационном табло будут отражаться пары бойцов, - сказал Хаяте. - Итак, объявляем первую пару...
Все замерли, в нетерпении взирая на экран, который быстро выдал имена участников первого боя:

«Учиха Саске против Акадо Ёрой»


Кто такой этот Акадо, Шукаку не знал, хотя, пожалуй, ему было любопытно. С Саске он тоже знаком не был, но фамилию «Учиха» где-то слышал. Парень сосредоточился, силясь вспомнить, но в голове было пусто, будто с тряпочкой прошлись.
- Людской клан, древний крутой и вообще, - угадала Шио его мысли. – Только теперь вымерший, пару человек осталось. В буквальном смысле, только двое осталось, а один ещё и преступник к тому же. А Саске – вон там.
Девушка указала пальцем на нужного человека. Саске оказался пацан лет тринадцати. Парень выглядел достаточно уверено, не боясь боя, но, с другой стороны, казался потрёпанным. К тому же, кажется, у него была какая-то рана на шее – не просто так же Учиха за неё держался ладонью и убрал руку в самый последний момент?
Жаль, чакру его Шукаку ощутить не мог. Ему вдруг стало любопытно, но улавливать тончайшие изменения в энергетическом фоне, а уж тем более их анализировать, парень не умел. К тому же, собственная чакра и жизненная энергия были всё ещё нестабильны.
Впрочем, здесь был некто, чью чакру тануки ощущал даже слишком хорошо. Настолько хорошо, что ему становилось за это стыдно.
Хотя Гааре, небось, по барабану, ведь нормы приличия хвостатых ему вряд ли неизвестны. И знать о том, что у биджу приличней появиться в чём мать родила на переполненной улице и устроить там оргию, чем обнажать перед кем попало потоки внутренней глубинной энергетики, Собаку тоже, разумеется, не мог.
А вот Шукаку из-за его обнажённости такой становилось неловко.
- Погляди за боем, - внезапно проворковала Ёко, щекотнув за ухом жгучим дыханием, и быстро ускользнула из поля зрения тануки.
Снова исчезла. Да что ж такое?!
Тануки вновь увидел её лишь перед самым началом боя, когда экзаменатор попросил всех, кроме пары выпавших, подняться на верхний ярус. Шио обнаружилась на дальнем от него конце балкона. Девушка вместе с Юмией отвела Сейрам в тень, скрываясь от посторонних глаз, и о чём-то негромко с ней переговаривалась, не обращая внимания на происходящее внизу. С расстояния казалось, будто Ёко иногда чуть ли не кричала на собеседницу, да и непокорная дочь Гьюки отвечала тем же. Лишь Орочи молчала, но складывалось странное впечатление, будто без неё никакого разговора вообще не получилось бы.
Шукаку не слышал ни слова. Лишь раз до него донеслись звонкие и резкие отголоски узнаваемого старо-эльфийского, на который, разгорячившись, с ходу перешла Хачи, и как раз после этого он честно пытался сосредоточиться на бое Саске и Ёроя. Эльфийский – ни старый диалект, ни разговорный, ни тот, что в ходу у затворнических тёмных эльфов – тануки не понимал даже в упрощённом виде, хотя и догадывался, что основная часть разговора ведётся на всеобщем; Ёко эльфийского не знала, да и говорить на нём могли только сами эльфы и полукровки от них, которые соблаговолили выучить язык.
Бой показался ему не слишком интересным, разве что оказалось, что у Саске что-то не так с чакрой. Странная метка на шее путала ему все каналы, к тому же, наверняка, причиняла сильнейшую боль, огненными всполохами расползаясь по коже. Но парень был сильнее, чем можно было бы подумать со стороны, и справиться ему удалось, хотя в итоге Учиха еле стоял на ногах, слушая громкое объявление о своей победе.
- Печать Неба, - коротко произнёс кто-то. Шукаку вздрогнул, но быстро узнал Юмию; та подошла абсолютно бесшумно и незаметно. – Побочное действие – блокировка потоков чакры, воздействие на нервную систему организма, притупление инстинкта сохранения. Вероятность летального исхода – восемьдесят пять процентов.
В своей справке Орочи не уточнила одного – основного действия печати, но тануки решил не уточнять. Не его это дело.
Один из учителей – белые волосы, повязка, закрывающая один глаз - подошёл к Саске, не отрывающему руку от метки, и тихо сказал ему несколько слов. Учиха попытался было спорить, но, видимо, джонину удалось его убедить.
- Хатаке Какаши, - подсказала подошедшая с другой стороны Шио.
Какаши увёл Саске. Никого, кроме разве что его товарищей, это не удивило – все и так видели, что Учиха сражался, стискивая зубы. Большинство решили, что он всё же вышел сражаться, будучи сильно раненым.
- Что с Сейрам? – шёпотом спросил Шукаку, не уточняя, что имеет в виду – разговор, настрой, её чакру…
Нет, Хачи, конечно, полукровка, но это и для таких, как она, перебор.
- Потом объясню, - отмахнулась Ёко, считая разговор, которых хотел завязать тануки, сейчас неуместным.
И не зря – подошедшая Сейрам не слабо хлопнула парня по плечу. Шукаку в очередной раз затосковал по песку, а Гаара стоял слишком далеко от них.
- Всё со мной нормально! – преувеличенно бодро заявила Хачи. Тануки предпочёл с ней согласиться; своя шкура ближе к телу. – Когда там они начинают?
- Ещё не объявили, - ответила Ёко.
Однако, Хаяте, в очередной раз замявшись перед тем, как начать говорить, наконец громко произнёс:
- Итак, начинаем следующий поединок!
Джонины, экзаменаторы, генины и даже Хокаге повернулись к табло. Воспользовавшись тем, что на них не смотрят, Какаши и Саске исчезли. Хатаке уже жалел, что так поздно заметил, но раньше Учиха не дался бы.
Орочимару удалился спустя несколько мгновений, потеряв интерес к происходящему после того, как Саске исчез из поля зрения. Жаль только шпиона того не нашёл, но, раз его не узнали, вряд ли тот что-то вызнал.
На экране появились два имени.
- О, - многозначительно сказала Шио. - Вот прям так сразу.
- Ну, бывай, - Сейрам хмыкнула и хлопнула Юмию по плечу, как недавно Шукаку. Девушка дёрнулась, так как Хачи, как всегда, переборщила с силой.
- Удачи, - махнул рукой тануки, хоть совсем не знал её ещё.
Узнает.
Орочи кивнула и вдруг поймала секундный взгляд Гаары. А затем – робкую улыбку Хинаты, которая, видимо, решила болеть за неё.
На экране высвечивалось:

«Юмия но Орочи против Судзуки Шигуре»
Утверждено Natsu
Шиона
Фанфик опубликован 28 января 2013 года в 21:05 пользователем Шиона.
За это время его прочитали 741 раз и оставили 0 комментариев.