Статья про нового персонажа из 3 сезона Наруто - Боруто Узумаки
Наруто Клан Фанфики по Наруто Другое Ну мы же биджу... Глава 12. Тануки по имени Гаара.

Ну мы же биджу... Глава 12. Тануки по имени Гаара.

Категория: Другое
Ну мы же биджу... Глава 12. Тануки по имени Гаара.
Гаара всё воспринял удивительно спокойно. Собаку был открыт для нового и не выглядел даже просто удивлённым. Но зато дотошно расспрашивал о каждой мелочи, а Шукаку знал далеко не все из них.
Вот сейчас он старательно вытягивал детали о принципиальных различиях, а тануки был не в состоянии всё объяснить толково:
- Биджу – это просто другая разумная раса. У нас, даже если это и незаметно в человеческом облике, несколько иное строение тела, с рождение способное выдержать большие нагрузки, нежели людское, - припоминал Шукаку то, что сам когда-то слышал. – Но образ жизни довольно схож... И, хотя хвостатых меньше, чем людей, у нас есть своя история и традиции, легенды о прошлом настоящем. Наша жизнь меряется веками, но трудно представить, что бывает как-то иначе. Срок человеческой жизни кажется с нашей точки зрения ничтожно коротким.
Тануки покачал головой, не одобряя сам себя. Вот почему либо он запинался, либо говорил вычурно, как по книжке? И куда пропала Шио?
Впрочем, нормальные нормы общения не стоило применять на Гааре, которого вполне устраивала книжная витиеватость. Большую часть своего свободного времени Собаку – когда по надобности, так как некого было расспросить о нужном, то от скуки – просиживал за книгами, и такая форма информации воспринималась им лучше: необходимое оставалось в памяти и обдумывалось, лишнее отсеивалось прочь, ответы на часть вопросов он выяснял сейчас, а над остальными подумает после, чтобы не перегружать себе голову.
- Особенно отличается нервная система, - добавил Шукаку и тут же пожалел, что ляпнул лишнее.
- Объясни, - моментально отозвался Гаара.
Объяснить.
Ха. Ха.
Да как он объяснит то, что чём ничего не понимает?
- Ты только не думай, что это значит, что мы умней или что-то в этом роде, - совсем неправильно начал тануки и снова запнулся. - Просто… м... Вот представь кунай, с которым справится каждый ученик Академии, а некоторые и раньше. Сюрикен уже сложнее, так как в качестве ножа его уже не используешь да и метать сложнее. В общем, чем опасней оружие, тем с ним сложнее управляться, понятно?
- Да, - пауза. – Нет. Зачем ты всё это говоришь?
- Ладно, признаю, кретинское сравнение... Ну, представь что у тебя вырос хвост. Он, в принципе, ни за чем не нужен, но если ты не сможешь с ним справиться, то он будет просто тебе мешать, так как человеческая нервная система не подразумевает наличие в организме пятой конечности, а потому с контролем возникают некоторые... сложности. А у биджу хвостов и десять может быть, если повезёт.
- Не называй это везением, возни больше, - буркнула Шио, подкравшись так внезапно, что Шукаку едва не подскочил на месте. Зато Гаара заметил её раньше, так как подходила девушка из-за спины тануки.
Как только Ёко вернулась на своё насиженное место, разделяя их и, одновременно, лишая границ дистанции с ней самой, Собаку уточнил:
- Десяти? Не девяти?
- Ну да, десяти, - кицунэ пожала плечами. - Десятихвостых всегда было мало – это максимум, пик сил. Да и тут нужна генетическая предрасположенность. Хвосты вообще весьма сложная штука.
Собаку пристально посмотрел на Шио. У Шукаку один.
А у неё сколько?
- Не скажу, - подмигнула девушка, угадав его мысли. – А вот у Юмии и Сейрам по восемь.
Шукаку фыркнул и пихнул её локтём в бок.
- Да девять у неё, - небрежно махнул рукой тануки. – Лисица чёртова.
Но от Гаары не укрылась еле заметная тень, промелькнувшая по лицу Ёко, и то, как она, вздрогнув, поморщилась. Его пока занимали более важные вещи, чем чужие тайны.
- Если есть хвосты, то почему их... не видно? – спросил Собаку, переводя немного тему.
Потерявшись в своих мыслях, Шио ответила не сразу, а тануки же был лишь рад сбросить роль рассказчика на её плечи. Но Гаара терпеливо ждал.
- Понимаешь, у биджу есть несколько обликов, - произнесла наконец она. – Всего четыре, и человеческий – самый удобный из всех, честно говоря. Его поддерживать не сложнее, чем дышать, легко слиться с толпой, никому не мешаешь хвостами и прочими... деталями своего тела, да и как-то так уже повелось, что основное, «повседневное» обличье – это вот такое, как ты видишь, - Ёко указала на себя и Шукаку. – Но ты не против, если я подробней после расскажу?
В целом – нет, было б только причина.
Поэтому Собаку спросил:
- Почему позже?
- Потому что я устала, а это долго, - честно и по-свойски призналась кицунэ. К тому же, через некоторое время у меня может появиться ещё один слушатель, а повторять два раза мне не хочется. И тогда нас в Конохе будет уже шестеро.
Гаара кивнул и вдруг задумался. Если Ёко считала под «нас» - биджу, то даже с учётом этого таинственного ещё одного слушателя, парень не мог насчитать больше пяти.
- Не пяти? – неуверенно сказал он.
- Ну, как же, - нахмурилась Шио и стала для верности загибать пальцы. – Я, Сейрам и Юмия – трое, ещё ты и Шукаку – уже пятеро! Прибавь к этому ещё одного. Итог – шестеро. Так что всё точно.
- А меня ты почему посчитала? – задал Собаку вполне закономерный вопрос.
Тишина повисла надолго. Шукаку занервничал, поискал взглядом пути отступления и, хоть и не нашёл таковых, бочком-бочком принялся отодвигаться от подруги. Так как если объяснить Гааре на счёт них он просто забыл, то вот одну крохотную деталь он не сказал намеренно, потому что понятия не имел, как это до него донести.
- Только не говори мне, что ты совсем ничего ему не сказал? – сухо и очень тихо сказала Ёко, не поворачиваясь к тануки, но сжимая руку в кулак. – Почему ты не можешь сделать простейшей вещи?
- Подожди минутку, - спокойно произнёс тануки голосом смертника, понимая, что сбежать не выйдет. Парень поднялся, не спеша отряхнул брюки и перешагнул на другую сторону заграждения. В глазах Шио мелькнул интерес.
- Я сам, - уверенно произнёс Шукаку. - Скажи моей жене, что я люблю её.
- У тебя нет жены, - парировала кицунэ.
- Так найди её мне и скажи, - не растерялся тануки. - Друг ты мне или нет?
Не меняя выражения лица, парень шагнул с парапета вниз. Ёко с любопытством проследила за его падением. Шукаку крайне неизящно влетел в дерево, а дальше понятно ничего не было, хотя хруст и его периодические возгласы указывали на то, что приземление было более или менее удачным – не помер.
- Как думаешь, песчаная защита у него работает? – протянула девушка, пытаясь высмотреть что-то внизу. В темноте она видела скверно.
- А должна? – отозвался Гаара.
- Раньше была, а сейчас?
- Понятия не имею, - пожал плечами парень.
Но судя по тому, что через пару минут, когда однохвостый с грехом пополам выкарабкался обратно, Шио не углядела на нём царапин, защита вполне функционировала. Разве что в виду отсутствия сейчас у Шукаку личного песка барахлила – кожу с щеки ему чуть содрало.
Парень мотнул головой и плавно осел. Ёко покачала головой, назвала его дураком и принялась выбирать ветки и листья из его волос. Процесс занял не мало времени, так как, кажется, Шукаку умудрился рухнуть в самое старое и дряхлое дерево в лесу.
Как только Шио закончила, Гаара повторил свой вопрос.
- Как бы тебе это сказать... – проговорила Шио.
- Говори прямо, - отрезал Собаку, не любивший лишних увиливаний. Правда, осознал он то, что не любит такое, только сейчас – с исчезновением источника вечного напряжения и головной боли спектр эмоций невероятно расширился и окрасился во всевозможные оттенки.
- Ты не человек теперь. Ты – тануки, как он.
И Ёко указала на Шукаку.
Гаара сделал вдох. Выдох.
Изменений не почувствовал, во всяком случае, сейчас. Их он заметил ранее, некоторые уже тогда, когда он ждал пробуждения Темари и Канкуро и был наедине с самим собой.
Все его чувства обострились, но ему хватило часа, чтобы привыкнуть к этому. Мир наполнился переплетением нитей различных запахов: полиролью от каркаса веера сестры, смазка марионеток Канкуро, листьев и земли... Зрение тоже поменялось – всё стало выпуклым и чётким, и Собаку тогда даже засмотрелся на переливы солнечных лучей в воде родника, а уже в башне долго изучал крохотные трещинки на калебасе, о существовании которых он и не догадывался. Ещё он стал более внимателен – взгляд цеплялся за любую мелочь. Гаара подозревал, что со временем – если приобретённое не уйдёт само и не будет отнято - он совсем привыкнет и позабудет, что было иначе, но пока парень наслаждался в ощущении новизны всего вокруг.
Чакра тоже стала другой. Энергия бурлила в теле, не желая подчиняться, но утратила чужеродность, враждебность; в сплетении каналов чакры открылся новый источник, и вырывающийся из него поток был просто ещё слишком резок. Усмирить его было непросто, и это при том, что в обычные дни Собаку контролировал чакру практически идеально, так как это умение являлось необходимым для ментального управления песком.
Но и это рано или поздно образуется и подчинится. Хоть прошло ещё меньше суток, но Гаара уже частично адаптировался; поначалу он дёргался от малейших шорохов, а голова кружилась из-за путаницы ароматов. Однако сейчас уже оказалось затруднительным сравнить нынешние ощущения с тем, что было «до».
- Можно было бы попытаться это предотвратить, но тогда бы разделения ты не пережил и умер, - спокойно объяснила ему кицунэ ровно столько, сколько было на самом деле понятны ей самой. В детали она не вдавалась – это дело Юмии, и не считала, что Гааре они нужны. А уж объяснять, почему попросила Орочи усложнить ритуал и постараться сохранить ему жизнь, когда как другие джинчурики, скорее всего, погибнут рано или поздно, тем более не стала бы. – Мне почему-то показалось, что ты захочешь жить.
Ещё хорошо, что он не спросил, как это вообще возможно.
Или пока что не спросил?
- Я в порядке, - произнёс Собаку и задумался на пару мгновений. – Я рад.
- Правда? – Шукаку удивлённо повернулся к нему, хотя кому, как не ему удивляться.
Новый мир, попытка новой жизни...
Кому, как не Гааре, это нужно, и кому, как не Шукаку, знать, насколько сильно это необходимо?
- Да. Правда.
Пусть теперь будет так. Человеческая жизнь дала ему лишь боль, кровь и пустоту.
Шио улыбнулась; по лицу Гаары можно было прочитать больше, чем казалось ему самому, маска треснула, а парень не привык скрывать такие эмоции – интерес, воодушевление, любопытство, жажда будущего...
Слава Богам прошлым и нынешним.
Одной проблемой меньше.
Девушка облегчённо выдохнула и плюхнулась на спину, раскинув руки и закрыв глаза, но тут же почувствовала, что кто-то улёгся рядом. На Собаку она и не подумала б.
- Сгинь, - не зло фыркнула она.
Шукаку что-то пробурчал сквозь зевок. Ёко захотелось щёлкнуть его по лбу, воспользовавшись тем, что защита работала через раз, но протянутая рука так ничего и не нащупала. Приоткрыв глаза и скосив их влево, где по идее тануки должен был быть, кицунэ усмехнулась - пальцы не доставали до его носа сантиметров пять.
Впрочем, давать щелбан она уже передумала, а чтобы избавить себя от лицезрения широченной улыбки от уха до уха, Шио приподнялась и пальцами с силой толкнула его голову назад, заставляя улечься на спину. Парень нарочно рухнул шумно, насупился и притворно-обиженно отвернулся. Притянув колени к груди, Шукаку кое-как натянул на нос край куртки, и свернулся в позу эмбриона.
- Спать собрался? – недоверчиво хмыкнула Ёко.
Хотя кто знает...
Старший тануки что-то пробурчал и сильнее натянул ворот куртки на лицо. Гаара с лёгким интересом наблюдал за всей этой сценой со стороны и не лез. Однако и лишним себя почему-то не ощущал.
Но тут кицунэ тоже улеглась на бок, но спиной к Шукаку и лицом к Собаку. Девушка, словно ребёнок, положила под щёку сложенные ладони и вытянула одну ногу за пределы площадки. Только сейчас Гаара обратил внимание на то, что Шио пришла сюда без сандалий. Её босая нога болталась над иллюзиорной из-за сгустившейся внизу черноту пустотой.
Ёко улыбнулась ему с особенной лукавостью – ну, лиса, точно лиса, и как только такое проглядеть – и закрыла глаза, чтобы не мешать своим взглядом.
Неполная ночная тишина укрыла их троих лёгким покрывалом. Все трое молчали и не смели нарушать странное умиротворение: лёгкость Шукаку от того, что с Гаарой всё удалось выяснить так просто, будто бы они уже понимают друг друга без лишних слов, спокойствие Шио, которая рада была другу старому и, возможно, новому, тепло не-одиночества*, касающееся Собаку, непознанное для него, а потому ценное.
Когда затекли ладони, девушка перелегла на спину и закинула руки за голову. Звёзд сегодня было больше, чем вчера. Или же простой ночью она их не замечала. Зато сейчас казалось, что протянешь руку – и взлетишь вдаль к огням в темноте...
- Ты знаешь созвездия? – не думая, спросила девушка у Гаары. Ведь он столько ночей провёл без сна.
Но Собаку качнул головой:
- Нет.
- Ни одного? – с надеждой.
Гаара не ответил и поднял взгляд к небу. Впервые он задумался о том, что можно было за столько времени узнать название хоть одного.
Ёко запрокинула голову назад настолько сильно, что видела то, что находится за ней. Втянув ногу обратно на площадку, она села и подтянула ступню под себя.
- Твоя посудина? – кивнула кицунэ ему за спину.
Собаку развернулся и проследил за направлением её взгляда. Оказывается, посудиной Шио обозвала его бутыль с песком. Не зная, как на такое заявление реагировать, Гаара ограничился коротким кивком.
- Прикольно, - сказала Ёко, подбираясь ближе к калебасу.
Девушка внимательно осмотрела сосуд со всех сторон, чуть ли не носом в него тыкаясь, и осторожно прикоснулась к боку кончиком пальца. Бутыль стояла неровно и шатко, а потому рухнула на бок даже от такого воздействия. Шио вжала голову в плечи, мол, «упс», но Собаку не хотел лишнего шума и вовремя смягчил падение калебаса, чтоб тот приземлился тихо. Кицунэ улыбнулась чему-то своему и вдруг забралась на бутыль, оседлав её верхом. Гаара непонимающе уставился на неё, и Ёко негромко засмеялась.
- Удо-о-бно... – протянула она, улёгшись на калебас и обхватив его ногами. – Я тут оста-а-а... – кицунэ сползла за калебас, скрывшись от глаз Собаку, и только её нога осталась перекинутой через сосуд, - ...а-анусь...
Из-за бутыли донеслось шебуршание, во время которого нога девушки сползла вниз, а Гаара различил звук пары зевков. На несколько минут всё стихло вновь, но вскоре Шио вытянула наверх сжатую в кулак руку. Киукнэ разогнула один палец, затем – второй, а на третьем Шукаку, бурча что-то непонятное и не совсем цензурное, поднялся и, насупившись, посмотрел на Шио. Точнее, на её руку.
- Ты знала? – проворчал он.
Рука показала ему большой палец и скрылась за бутылью. Ответ Ёко ограничился лишь этим, но парень отлично её понял:
- Точно знала, - заключил Шукаку.
- Что она знала? – спросил Собаку, ощущая себя третьим лишним.
Странное чувство.
Обычно он лишний везде и со всеми.
- Да так... – отмахнулся старший тануки. – Фигня.
- Ты собирался спать, - напомнил Гаара. Интуиция подсказывала подвох, а ей парень научился со временем доверять, так как не на что было больше положиться. Только на себя.
Шукаку неопределённо дёрнул плечом.
- Да не заснёт он сейчас, - подала Шио голос из-за калебаса. - У вас, тануки, и так проблемы со сном, а тут ещё и заточение со всеми вытекающими... – девушка всё же вылезла к ним, но улеглась всё так же у бутыли с песком; облюбив место, так просто покидать его она не собиралась.
– Ты когда спал в последний раз? – обратилась Ёко к Шукаку.
- А шут его знает, - пожал плечами Шукаку. Ему даже не хотелось думать над этим вопросом, так как в заточении особо не поспишь – вечно хочется и вечно невозможно. А теперь он отвык будто, и сонливость никак не приходило, ведь тело забыло, каково это – быть материальным, хотеть есть и спать...
- То-то и оно.
Сказав это, кицунэ отвернулась от них, прячась от звёздного света, и обняла себя руками. Немного поспать тут показалось ей хорошей идеей, а то, что на камне – так это не впервой.
Девушка уснула быстро – в Лесу Смерти она спала мало, а во время разделения Шукаку и Гаары, несмотря на то, что основную работу выполняла Юмия, потратила немало сил. А после всего – нервов. Шукаку укрыл подругу курткой.
- Красивое тут небо... Но в пустыне – совсем другое, - задумчиво и тихо проговорил старший тануки, чтобы не разбудить Шио.
- Другое... – эхом отозвался Собаку. – Ты знаешь какие-нибудь созвездия? – невольно повторил он недавний вопрос Ёко.
- Парочку знаю...
- Где? – коротко.
- А?
- Где эти созвездия?
Шукаку улыбнулся, ощущая щекотку в сердце. Вера в то, что отношения между ним и Гаарой наладятся, стала крепче в несколько раз.
А Гаара, через некоторое время заметив, что небо на востоке начало светлеть, подумал, что ночи, раньше казавшиеся ему бесконечными, могут пролетать очень быстро.

Канкуро с самого утра не сводил глаз с Гаары. Вчерашний инцидент отчётливо отложился у него в памяти, и марионеточнику до скрежета зубов хотелось объяснений, чтобы хотя бы частично удовлетворить собственное любопытство, из-за которого полночи заснуть не мог. Брат и не говорил толком ни с кем, стремясь убить, а тут такое.
Темари краем глаза следила за братом, но для себя уже решила – если он полезет к Гааре, мешать она не будет. В конце концов, ей тоже было интересно. Более чем.
Баки нервничал, не в первый раз не зная, что делать с собственной командой и проклиная Каге и собственную недалёкость, которая позволила ему считать, что руководить детьми Четвёртого на этой миссии - честь. Это кто ещё тут кем руководил: в минуты раздражения младший в троице Собаку мог убить его и не поморщиться.
А Гаара вёл себя по-свински. Парень игнорировал всех троих одновременно; глаза закрыты, сам не шевелится. Со стороны казалось, будто он вообще спит, опершись о стену. Если бы ни невозможность этого и ни повышенная внимательность, которая помогла Темари различить дрожание его ресниц и перемещение одиноких песчинок по полу, девушка бы так и решила.
Минуты текли медленно, словно в реку времени кто-то шутя добавил желатин, и быстрые воды загустели, обволакивая сознание плотной плёнкой.
Вдруг младший Собаку словно по команде открыл глаза, а в их временную комнату без стука вошла невысокая девушка в чёрном плаще и шляпе, надвинутой на глаза. Из-под неё виднелся белый острый подбородок, высокие и сильно худые скулы, а ткань плаща не до конца скрывала тощие бледные руки.
Темари узнала её, так как куноичи приходила вчера. Знала Собаку и её имя, Юмия но Орочи; Темари не поленилась и вызнала имена всех членов команды Аме. Чисто женская группа, что уже выделяло их из остальных, имена, отсутствие наставника...
Девушка покосилась на Баки. Как бы и ей хотелось бы быть здесь без учителя, не понимающего их семью и пытающего воспитывать уже выросших людей, которые при мёртвой матери и без близости отца выросли сами, как дикие, но крепкие и сильные сорняки в нежном саду укрытого оазиса.
Юмия уверенно подошла к Гааре и стала о чём-то тихо с ним переговариваться; Темари поняла, что они не молчат, лишь по шевелению губ брата – ни звука не было слышно. Затем младший Собаку, на секунду переведя взгляд на собеседницу, кивнул. Молча. Орочи склонила голову в ответ и ушла через стену. Вот так просто взяла – и вошла в камень, словно не было там каменной стены, не оставив и следа своего присутствия.
Как только она исчезла, Гаара оживился: встряхнула, во взгляде появился странный и непонятный для Темари блеск. И не подумав кому-либо что-то объяснить, младший Собаку сложил руку в концентрирующей печати перед собой и растворился в вихре песка.

Несколькими часами ранее.

Команда номер семь мирно и нагло дрыхла в полном составе, так как Удзумаки Наруто беззастенчиво уснул во время дежурства. И, наверное, их бы кто-то за ночь сожрал, если бы не отпугивающая бурлящая чакра, чья хозяйка не стремилась ни прятать её, ни сдерживать.
Сейрам помирала со скуки. Даже то, что она висела верх ногами, зацепившись голенями за крепкую ветвь, не скрашивало ожидания. Терпением Хачи никогда не отличалась.
Девушка дернула зацепившуюся за ветку косу и, оттолкнувшись ладонью, стала потихоньку раскачиваться, скрестив руки на груди. И вот за столь увлекательным и полезным занятием, как перенаправление кровотока к голове, её застала Юмия.
- Ну что? – коротко спросила она, приземлившись на соседнем суке.
- Скучно тут, - равнодушно ответила Хачи и зевнула. - И не видно ни черта.
- Я не про тебя спрашивала, - сухо.
- Да что тут могло произойти! – взъярилась Сейрам, выплёскивая накопившееся раздражение. - Тёмненький поцапался со светленьким, точнее, наоборот, а эта деваха пыталась их разнять, но потом я отвлеклась на какого-то жука-переростка, а когда вернулась, то всё уже было мирно. Светленького поставили дежурить, но он уснул примерно через полчаса. Всё! Довольна?
Орочи поджала губы.
Информативно. А ведь Хачи точно знала имена всех троих.
- Да, - произнесла Юмия. – Только кого ты подразумеваешь «под жуком-переростком»? Это?
Орочи указала не некое существо, длинное и членистоногое, в чёрном блестящем панцире. Точнее, это была лишь половина чьего-то тела. Вторая представляла из себя размазанную по земле смесь крови, плоти, раскрошенного хитина, сломанных лапок и грязи.
- Конечно же, нет, - назидательно и немного укоризненно возразила Сейрам. - Это – сороконожка. Чёрная. А жук на метров на триста левее и смахивает на носорога.
- Тут были и другие звери? Тоже сороконожки? – предположила Юмия, оглянувшись и вглядевшись в пятна и следы борьбы на широких стволах. Кажется, Хачи нашла на ком выместить свою злость.
Это было к лучшему. Меньше шансов, что поведёт себя глупо в важный момент. Хотя Орочи не помнила случая чтобы нормальная Сейрам их подводила.
- Ещё две чёрные сороконожки, четыре коричневых и одна – ярко-красная. Или оранжевая. А может вообще зелёная, я как-то не присматривалась, - Хачи пожала плечами. - Панцири у всех ломаются с одинаковым хрустом.
Сейрам закрыла глаза, расслабила руки, позволив им висеть выпрямленными, и вновь начала раскачиваться, цепляя концами кос листву на ветви ниже.
- Что, сменить меня пришла? – лениво поинтересовалась Хачи, не размыкая век.
- Нет. Мы возвращаемся.
Сейрам нахмурилась и, зацепившись ладонями за сук, на котором висела, перевернулась через голову и, спрыгнув, приземлилась ниже. Скривившись, она посмотрела на Юмию снизу вверх и недовольно цыкнула.
- Это ещё почему? Я что – зря тут сидела полночи?
Не то, чтобы зря. Но Орочи хорошо её знала, и было бы глупо говорить, что Шио отправила её сюда, чтобы Хачи не натворила лишнего шума в башне.
- Не зря. Из-за тебя на них не один хищник не позарился.
- Вот прям так из-за меня? – хмыкнула Сейрам, но определённо ей понравилась характеристика, и опасная тёмная аура вокруг неё чуть развеялась
- Мы возвращаемся, - повторила Юмия. – В башню.
Хачи меланхолично пожала плечами и повиновалась. Шли поверху, а потому некоторое время Сейрам молчала – ей, как и Шио, было спокойней чувствовать под ногами землю. Уже на подходе к башне девушка спросила:
- А зачем нам вообще сдалась эта команда, а?
Юмия выдержала паузу чуть дольше, чем это было необходимо. Сейрам стоило догадаться и больше обращать внимания на окружающие её мелочи.
- Наруто. Удзумаки Наруто. Тебе это имя о чём-то говорит?
- Это белобрысый, - уверенно ответила Хачи.
- А ещё.
Сейрам задумалась. Молчала она и тогда, когда подошвы её сапог коснулись косой крыши башни. И лишь съехав вниз почти до парапета, Хачи зацепилась за узкую выемку кончиками пальцев и сильно отклонилась назад на высоте. Лучи рассвета ласково тронули её кожу и волосы.
- А ещё что-то связанное с Шио.
- И всё?
- Да не томи!
- Удзумаки Наруто – джинчурики Курамы но Ёко.
- А!.. – Сейрам осеклась. – О...
- Ты не знала или забыла?
Восьмихвостая проигнорировала вопрос и в прыжке спустилась в раскрытое окно башни. Уже внутри Хачи заявила, что идёт отсыпаться, и удалилась.

Настоящее время.

- И тут пусто, - заключила Сейрам, заглянув в очередную комнату.
Помещения этой башни были похожи одна на другую, как новенькие сюрикены из одного набора, но Хачи не отчаивалась. В конце концов, она не сильно спешила. Однако, успеть к началу спарринга, на который Юмия каким-то неясным образом подбила Гаару, девушка жаждала успеть. Обычно понаблюдать за тем, как дерётся Орочи, не удавалось – либо сражение друг против друга, либо Юмия растворялась в тенях.
Ещё одна дверь. Снова никого. А Хачи казалось, что найти Хинату будет проще.
Очередная дверь, очередная комната... Ух ты, повезло!
- Хината-чан! – громко позвала Сейрам, но, решив не ждать, подбежала к ней сама, отделив от двух сокомандников.
Киба недоверчиво покосился на девицу, которая подлетела к Хинате и стала быстро что-то тараторить ей на ухо. Видел он её, видел... Акамару, до этого мирно посапывающий и ног Инудзука, вскочил и оскалил зубы, рыча. О Шино ничего сказать было нельзя – тот был непроницаем, как и всегда.
- Ну, так что, идём? – уже громко спросила Хачи так, чтобы было ясно сразу: возражения не принимаются. - Там определённо будет на что посмотреть.
Киба нахмурился. Что за «там» и что это девице от Хинаты надо?
- Эй, ты! – грубо окликнул он.
- Киба-кун... – попыталась остановить его Хьюга, понимая, чем может ответить одарённая силой, несдержанная Сейрам. Но было уже поздно.
Впрочем, кажется, Хачи не видела в Кибе интересного соперника.
- Чего тебе, пацан? – лениво повернулась Сейрам к нему.
- Кто ты вообще такая? – оскалился Инудзука.
- А тебе то что? – фыркнула Хачи и посмотрела себе под ноги на Акамару. - И убери от меня своего цуцика.
- Акамару не цуцик! – возмутился Киба, хотя слова Сейрам были отчасти справедливы.
- Цуцик, самый настоящий, - заверила его Сейрам, села на корточки и протянула руку к Акамару. Тот зарычал, Хачи досадливо цикнула, но, обнюхав её руку, щенок вдруг приветливо тявкнул и охотно дал погладить себя по холке.
Девушка довольно хмыкнула и выпрямилась.
- Ладно, Хината, пойдём, а то пропустим всё веселье!
С этими словами, Сейрам крепко схватила Хинату за руку и, прослушав робкое возражение, выбежала вместе с ней в коридор. Шио решил не вмешиваться, обоснованно считая, что Хьюга достаточно взрослая и сейчас защищать её не время, а Киба с тоской посмотрел на Акамару:
- Эх, ты, предатель...
Акамару виновато вильнул хвостом.

- Шукаку... – задумчиво произнесла Ёко, а тануки коротко вздохнул.
- Что такое?
Карниз, издалека казавшийся узким и неудобным, на деле оказался достаточно широк для двоих, и с него открывался удачный вид на импровизированный полигон. Но от скуки и ожидания Шио потянуло на дешёвую дворовую философию, которая кому-то идёт только в хмельном виде за барной стойкой.
- У тебя никогда не было ощущения, что всё вокруг – дешёвая декорация? Картонная, в которую не веришь?
Хороший вопрос.
А она не обидится, если он скажет, что никогда об этом не думал?
- В смысле? – лениво ответил парень вопросом на вопрос.
- Ну, может и не дешёвая... – протянула кицунэ немного сонно; девушка проснулась всего час назад и всё ещё частично находилась в мире сладких грёз и душных кошмаров. - Просто вокруг всё кажется таким наигранным и ненастоящим... Иногда кажется.
- Пожалуй, не было, честно признался Шукаку, иллюзией – бывало, а картонкой никогда. - А у тебя что, сейчас такое ощущение?
- Нет, не сейчас, - спокойно и тихо произнесла она. - Но было... Даже скорее спектакль, но без музыки. И от этого происходящее было ещё более фальшивым, так как актёры танцуют, но без смысла и красоты.
- Не люблю мюзиклы, - нарушил ход её мыслей тануки. - К тому же тогда тебе пришлось бы играть на каком-то музыкальном инструменте. Или петь.
- Ну, допустим, голоса у меня нет, - согласилась Ёко, - но играть-то я почему не могу?
- Не гони, - Шукаку пихнул её в плечо. – Ты никогда не умела ни на чём играть.
- А вдруг я научилась? – задорно спросила она.
- Не в этой жизни.
Шио хитро прищурилась, села на колени и, отколов от края ребристой трещины в каменной стене плоский осколок кладки, стала изображать игру на сямисэне, по-лисьи улыбаясь и насвистывая какой-то весёлый мотивчик из тех, что бывает в ходу у гейш на вечеринках и, если и меняется, то выпившие гости редко это замечают. Карие её глаза она одухотворённо прикрыла, пальцы перебирали невидимые воздушные струны, и выглядело это очень натурально. Шукаку вполне мог бы представить её с шёлковом кимоно, играющей песню, если б точно не знал, что она не умела и не умеет – ей таланты проявлялись в ином.
А потому он демонстративно фыркнул. Ёко сделала последний «аккорд» и склонила голову, словно ловя последние отзвуки музыки.
- С настоящим инструментом было бы эффектней, - заметил парень.
- Ты же только что сказал, что играть я не умею.
- Конечно, не умеешь.
Парень ещё раз фыркнул. Когда на кицунэ нападала меланхолия, у него автоматически портилось настроение. Это уж так у них повелось –за года, за мимолётные два века. К счастью, сейчас это был лишь лёгкий порыв, и обойдётся без длинных абстрактных монологов.
- Но смотрелось бы это не плохо, - чуть поразмыслив, добавил он и только спустя секунду спохватился, что только что это уже говорил.
Но Шио то ли не заметила, то ли внимания не обратила.
- Ты хоть знаешь, какой я инструмент изображала? А?
Тануки передёрнул плечами и что-то пробормотал, но Ёко отвлеклась на что-то внизу. Шукаку тоже качнулся вперёд, еле удерживаясь на краю карниза, и заметил, что Сейрам привела Хинату. Парень помахал рукой – Хьюга ответила тем же и приветливо ему улыбнулась. Ну, надо же, какая милая.
- Долго вы! - крикнула им Шио.
- Не так уж и долго, - отозвалась Хачи.
- Мест нет, - деловито сообщила кицунэ.
Шукаку посмотрел направо. Шукаку посмотрел на лево. Шукаку убедился, что на широком козырьке, на котором они расположились, вместится ещё пять таких, как Сейрам. Шукаку посмотрел на Ёко, которая, поймав его взгляд, невинно захлопала ресницами.
- А что такого?
Крадучись, одним плавным движением, девушка подсела настолько близко, что их носы чуть ли не соприкасались.
- Ты же не хочешь, чтобы нашу интимную обстановку кто-нибудь нарушил, м?.. – томным шёпотом выдохнула она, накручивая кончик пряди волос с левого хвоста на указательный палец и смотря на Шукаку из-под полуопущенных ресниц.
Парень отрицательно и очень медленно покачал головой, чтобы это выглядело как можно более убедительно. Шио игриво подмигнула.
- Очень надо! – донёсся до них голос Сейрам. – Хината-чан, видишь во-о-он то дерево?
Кицунэ заинтересованно свесилась вниз, ухватившись за рукав куртки тануки.
- Вон то? – указала Хината на раскидистый и высокий старый дуб. Листья его отливали тёмной зеленью, а некоторые ветки у основания были толще её самой.
- Агась, - подтвердила Хачи. - Красивое, да?
- Эм... – она замялась на секунду, не понимая смысла вопроса сейчас. – Да?
Несмотря на то, что у девочки получился вопрос, а не утверждение, Сейрам дружески похлопала её по спине. Хьюга поперхнулась, так как восьмихвостая сил не рассчитала.
- Вот и я так думаю. Ну, полезли.
- А... зачем нам туда лезть? – осмелилась спросить Хината, украдкой потирая спину там, где смогла дотянуться, и морщась, так как мышцы сразу же заныли.
- Оттуда будет просто шикарный вид, - уверенно.
- Вид на что?
Но Сейрам уже в пару прыжков забралась наверх. Хьюга же, привыкнув экономить энергию, не стала тратить чакру на такую мелочь и залезла по-старинке, лишь в паре мест помогая себе цепляться за дерево. Однако, ловкости шиноби – хоть и не сильного – было не отнять, поэтому Хината быстро оказалась рядом с Хачи. Сложно было сказать, хороший ли вид, но, во всяком случае, из кроны этого дерева открывался широкий обзор: почти вся башня, свободное пространство перед ней, где лес не подступал близко, и русло реки, которая, наоборот, прижималась своими водами почти к самой кладке, - всё, как на ладони.
Сейрам устроилась на самой широкой ветке на этой высоте. Девушка протянула Хинате жареную рыбёшку на палочке и принялась грызть точно такую же.
И где она только раньше их держала?
У Хачи был весьма скучающий вид, но вдруг она резко подалась вперёд, едва не рухнув, и посмотрела на что-то через большой просвет в листьях.
- Сейчас начнётся, - с долей азарта произнесла она.

Юмия скользнула взглядом по башне и листве деревьев, но никак не отреагировала на то, что у её тренировки внезапно появились зрители.
Гаара терпеливо ждал.
- До первой крови, - сказала она и склонила голову на бок, словно что-то прикидывая. Собаку ответил молчанием, которое можно было считать согласием на условия.
Орочи сняла плащ и шляпу. При ярком солнечном свете её бледность была как-то по-особенному неприятна, хоть и не отталкивала. Зато змеиные глаза кололи едкостью, как кислота, и, вдобавок, были абсолютно непроницаемы.
- Тебе не удастся меня ранить в одиночку, - наконец решил что-то сказать Гаара.
- С учётом того, что я не собираюсь использовать нинджитсу или генджитсу – возможно. Это с моей стороны. Впрочем, быть может, если я представлю тебе кунай к горлу, это уже будет считаться? – спокойно предложила Юмия, считая, что Собаку самоуверен, но и не переоценивая свои силы.
На стала бы она тратить на бой время, если бы не хотела открыть через него новые возможности и движения. Свои.
Чужие.
- Да, - произнёс Гаара, хоть вопрос прозвучал как риторический.
На спине Орочи оказался длинный свёрток, обмотанный тканью, а поверх покрытый множеством различных печатей.
Шио не слишком хорошо разбиралась в печатях, да и сложно разглядеть мелкую вязь символов с такого расстояния, но она была уверенна, что большинство из них предназначались для скрытия чакры или энергии, а так же для удержания чего-либо. И это «что-либо» очень хотело вырваться. И Ёко догадывалась, что чёрный фламберг, рассекающий камни как масло, был спрятал именно там...
Однако. Кицунэ ещё с того момента задумывалась вопросом, куда Орочи дела свой меч. А она его запечатала. Но, прислушавшись осторожно, девушка незаметно вздрогнула и мгновенно поняла причину таких предосторожностей.
Шио не успела тогда рассмотреть артефакт, но какое бы оружие ни пробудила Юмия, оно хотело крови.
«Гадость какая», - поморщилась Ёко, наблюдая за тем, как Орочи аккуратно, словно хрустальную вазу, передаёт свёрток Сейрам. Сама Хачи взяла его двумя пальцами и, брезгливо кривясь, положила его как можно дальше от себя.
- А от тебя требуется, чтобы твой песок настиг меня, - добавила Юмия к сказанному ранее. - Поймал, ранил, убил – это уж как тебе будет удобней.
- Кончай болтать! - крикнула Сейрам. – Начинайте уже!
Гаара и Юмия молча друг другу кивнули. Тонкая нить понимания протянулась между ними внезапно, но была крепка.
Хорошее будет сражение.
- Хината-чан, начинай обратный отсчёт! – скомандовала вдалеке Хачи.
- Я? – удивлённо.
- Ну не я же! Давай, не стесняйся. От трёх.
- Ну... Три... – робко.
Орочи перебросила кунай из одной руки в другую, поудобней устраивая рукоять в ладони. Пробка из бутыли Собаку рассыпалась.
- Два...
Юмия напряглась и немного пригнулась. Глаза Гаары чуть сощурились.
Их взгляды встретились.
- Один!
Девушка переместилась за секунду до того, как песок ударил в то место, где она только что стояла.

Отдёрнуть руку, ногу, затем снова руку, прыжок, кувырок...

Песок быстр, но не был способен к резким поворотам, а Орочи могла менять направление абсолютно непредсказуемо. Да и к тому же под какими-то немыслимыми углами.
Подставляла нож под песочные щупальца и подбирала его позже, когда вновь оказывалась на том же самом месте. В какой-то момент Собаку чуть было не поймал её, но она метнула кунай ему в голову, отвлекая песок и заставляя терять драгоценные секунды.

Проскользнуть под песком, почти ложась на землю, ни в коем случае не сбавляя скорости...

Гааре даже начинало это нравиться, как хищнику нравится преследовать жертву. Вот только какая из неё жертва?
Иной, но столь же грозный охотник – быстрый, опасный, с острым, как лезвие, взглядом и холодным разумом.

Настолько близко, что долю секунды она может разглядеть каждую трещинку на бутыли, но песок тоже близко, а значит – в другой раз...

Он ловит, она ускользает... Безумные салочки с постоянно увеличивающейся скоростью. Увлёкшись, Собаку подключил к их игре и речной песок, и крохотные, незаметные глазу песчинки – всё, что мог захватить под свой контроль. Но это не помогало.

Вверх, направо, вниз, снова вверх, наискосок влево...

Если Юмии и Гааре происходящее напоминало бешеную гонку, то со стороны всё выглядело несколько иначе.
По прикидкам Шукаку, изначально песка было раза в два меньше.
Сейрам казалось, что Орочи уже давно не касается ногами земли. И не только земли, а Хачи знала её лучше, чем казалось, и могла видеть в ней больше, чем можно было бы подумать.
Хината следила за происходящим, кажется, даже забывая дышать. Она видела не песок, а неуправляемого зверя, безуспешно пытающегося поймать маленького чёрного мотылька. Или ласточку – быструю и стремительную.
Шио, стараясь не потерять из виду мелькающее тёмное пятно, думала, что зрелище стоило того, чтобы вот так на него смотреть. Заворожено и неотрывно.
Определённо стоило.

Кувырок назад, касаясь земли одной рукой, даже не рукой – пальцами, лишь для иллюзии опоры, немыслимый изгиб, и весь мир переворачивается с ног на голову...

Постепенно Собаку понял, что просто так поймать её не получится. То ли Юмия слишком быстрая, то ли из-за внезапно разбушевавшейся чакры он не мог придать песку нужную скорость, но в любом случае, так называемая «тренировка» затягивалась.
Пора заканчивать, и Гаара, разумеется, не собирался поддаваться. В конце концов, он и не умел этого делать.

Песок двигается иначе, старается окружить, зажать в тиски, в большинстве случаев оказывающиеся смертельными...

Идея спонтанна, но Юмии хотелось проверить эту теорию. И, одним рывком обогнав песок, она нырнула в реку.

Глубоко... Наверняка, из-за каменистого берега. Тень от песка, который не может проникнуть под водную гладь...

Орочи исчезла под водой с негромким всплеском, и Собаку ничего не оставалось, кроме как ждать. Вода была его слабостью, из-за неё песок тяжелел и слипался, становился полностью бесполезным. Да чего уж там – им попросту невозможно было управлять. Раньше ему казалось странным, что никто не пытался победить его таким способом. Но позже понял – в Суне просто не было шиноби, обладающих водной чакрой.
Единственное слабое место в абсолютной защите.
Брешь, одно время не дававшая ему покоя.
Всё гениальное – просто.

Чакра – энергетический блок организма, она может стать глазами и ушами, продолжением руки или ноги... Форма и размер зависят лишь от её владельца...

Как оказалось, Юмия тоже была знакома с этим мудрым высказыванием и умела применять его на практике.

Существо, обладающее чакрой, не бывает безоружным...

Кто бы мог подумать, что в этой речушке столько воды? И что её можно поднять в воздух? И что ею можно окатить практически весь песок?
Гаара не мог. А когда песок - его единственное оружие – поглотила гигантская волна, то было уже поздно. Он лишь успел заметить тень с фиолетовым ореолом энергии, мелькнувшую за стеной воды, а затем в сонную артерию упёрлось лезвие куная, с которого вниз по шее стекали холодные прозрачные капли.
- Ты проиграл.

*Ошибка сделана намерено
Утверждено Однохвостая
Шиона
Фанфик опубликован 12 октября 2012 года в 00:58 пользователем Шиона.
За это время его прочитали 1722 раза и оставили 0 комментариев.