Статья про нового персонажа из 3 сезона Наруто - Боруто Узумаки
Наруто Клан Фанфики по Наруто Другое Не трогай меня! Глава 2. Тёмная сторона души моей

Не трогай меня! Глава 2. Тёмная сторона души моей

Категория: Другое
Не трогай меня! Глава 2. Тёмная сторона души моей
С самого утра дома стоял какой-то непонятный шум. Многочисленные шаги и голоса доносились с первого этажа и отзывались эхом в моих ушах. Как бы сильно я не старался натянуть на голову подушку – всё тщетно. Терпеть вечно я не могу и не собираюсь. Резко встав с кровати, закинув несчастную подушку в дальний угол, я вышел из комнаты, чтобы уже заткнуть всех идиотов, мешавших мне спокойно спать в мой единственный выходной, но то, что я увидел перед собой - выбило меня из колеи. Дом был переполнен множеством рабочих и слуг. Половина из них направлялась уже к выходу, осталось лишь несколько горничных, которые тут же приступили «вылизывать пол». И только сейчас я огляделся вокруг. Огромные окна особняка уже не скрывались под плотными тёмными шторами, они были заменены светло-голубыми, которые, в свою очередь, позволили свету охватить весь дом. Спустившись вниз, я также заметил, что на месте старой мебели уже расположилась новая. И этот запах, царивший вокруг… цветы. Тошно.
- Не ожидал тебя увидеть внизу раньше двух часов дня, да ещё в пижаме, - иронично сказал отец. Пытается меня задеть? Но, я не часто разгуливаю по дому в пижамных штанах и с голым торсом, понятна его реакция. А он, похоже, даже не ложился. Это было заметно по его внешнему виду: обычно он не носит один и тот же костюм несколько дней подряд; также, его выдают тёмные круги под глазами.
- Не ожидал тебя вообще увидеть дома раньше двух часов… ночи, - съязвил я ему в ответ. И то, кстати, правда. Какого чёрта он здесь устроил?
- Как ты уже заметил, я превознес здесь кое-какие изменения, не без причины. Надеюсь, ты знаешь, какой сегодня день, и что конкретно от тебя будет требоваться. Вечером в семь, - сказал Фугаку, решительно устремив шаг к лестнице, - И без глупостей, Саске, - затем удалился, оставив меня со своими мыслями наедине. Я сразу догадался, о чём идёт речь. Раз в год глава семьи созывает семейное собрание, где каждый из Учиха предоставляет отчёт о своих действиях, совершённых во благо или же во вред компании. С пятнадцати лет я выслушиваю эту муть, и вот опять. Я не особо любил свою семью. Их, кроме денег, ничего не волнует, и я уверен, они в скором ещё погрызут друг другу глотки, но надеюсь, что меня к этому не приплетут. Хотя я не могу быть точно уверен в этом.
Чувствую себя последним неудачником. Ни один из дней не может пройти спокойно.
Это всё чертовски раздражает.
- Молодой господин, завтрак на столе, - раздался женский голосок сзади.
- Принеси в мою комнату, - приказал я ей, с психом поднимаясь наверх.

Перед напряжённым вечером мне захотелось прогуляться, обдумать каждую деталь. Переодевшись в свободные джинсы и футболку, я вышел из дома, не забыв при этом взять айпод. Сейчас бы очень хотелось отгородиться от городского шума, и я знал место, где точно будет спокойно.
Я шёл по направлению к Фурукаве, где мне повстречался надоедливый старик и глупый плачущий мальчишка. Я вышел на тротуар и завернул налево в небольшой переулок. Так можно намного быстрее добраться до того злополучного района. Никогда бы не подумал, что таковые у нас есть, так еще настолько близко к элитной части города. Раньше я не замечал этих лабиринтов из темных переулков, что настолько умело были прикрыты яркими вывесками и магазинчиками, маркетами и мишурой, что так ловко отвлекали людей от подобных отпугивающих мест. Они старались сделать все как можно светлее, что, по сути, у них и получилось. Но, всё же, гниль внутри ничем не закрасить. Я прошёл в глубь многоэтажных домов, изнутри никто не следил за тем, как всё выглядит. Красный кирпич, из которого был построен дом, потрескался. Тут было как-то сыро и неуютно, но я пошёл дальше, завернув за другой дом. Я вышел на улицу «Дикая Камелия», её так прозвали из-за цветочного магазина, славившейся на весь район. Он выглядел совсем просто, но если пройти внутрь, то можно было оценить его в полной мере. Я там никогда не был, но слышал пустой трёп про него: в помещении пахнет свежестью, растения излучают неописуемую энергию, и заряжают покупателей добротой и любовью. Тьфу, даже звучит мерзко. Не люблю здесь проходить. Тут вилось слишком много народу, меня это раздражало и утомляло одновременно. Суетливые парни, что так спешат купить букет своей избраннице; девушки, что вились около магазинчика, глубоко вдыхая «приятный» аромат, и мечтая о том, чтобы их молодой человек купил им долгожданный букет и обрадовал незаурядным сюрпризом. Чушь. Никогда не понимал таких людей. Влюбленные сроду для меня как неизлечимо больные. Поганые слабаки... любовь - что это? Как ее распознать? Не понимаю, не понимал и не хочу понимать! Это все глупости и бред недалёких, причем, я считаю это заразно. Так что, не иметь связей с людьми, а тем более с такими, очень полезно.
Наконец, пройдя это место, я смог вдохнуть свежий воздух, не давясь при этом приторным зловоньем. На улице было не много народу, что радовало, я мог идти более-менее спокойно, не видя глупых девиц, что так усердно пытались познакомиться со мной. Отвратительно! Меня тошнит от них… от всех...
И вот показался двор, окруженный старыми домами, которым по сотне лет, а то и больше. Краска на них выцвела, а детская площадка, скорее, была похожа на полосу препятствий. Заборы были поломанные и в дырах вокруг шастали стаи псов. Никто не следил за чистотой и внешним видом домов и дворов, всё было словно забыто. Старые дома, старые люди - побитый вид у всего, что тут было. Даже воздух. Весь пропитанный алкоголем и дешевым парфюмом, со смесью чего-то паленого. С каждым шагом я заходил вглубь. Было чувство, что и небо на этой стороне мутное: уже не было видно яркого солнца, белых облаков. Серо, как в старинных фильмах. Время здесь навсегда остановилось. Пройдя несколько минут, я вышел на тропинку, что прямиком вела в парк. С каждым шагом я чувствовал себя лучше. Странно, но это место влияло на меня... не знаю, хорошо ли это... но тут я будто был собой. Сделал несколько шагов, и вот я стою перед воротами «Весеннего рассвета», оглядываюсь по сторонам. Никого, пусто, даже местных бродяг не видать. Когда я вошёл внутрь, моя душа… затрепетала? Нет, не знаю такого слова, но это было не плохое чувство. Передо мной представились три тропинки. Та, что справа – вела в беседку, я точно помню. В голове сразу возник образ Юдая, и то, как он улыбался сквозь грусть. Он говорил, что часто здесь ходит, надеюсь, я его не встречу по пути.
Я пошел прямо. Почему именно так - и сам не знаю. Меня туда потянуло, а может это просто очередной случайный выбор, и здесь, как и ни в чем другом, нет потаённого смысла. Чем дальше я шел, тем сильнее мне казалось, что парк пробуждается от долго сна, будто он все это время ждал блудного прохожего, что вздумает забрести в его глубь.
Лёгкий ветерок подталкивал вперед, как бы говоря «дальше интереснее», я так и шел молча, оглядывая деревья, кустарники, потрёпанные временем скамьи. Чувствовал громоздкие протоптанные старые плиты под ногами, которые иногда ворчали, подкидывая камушки под ноги, чтобы чужак, что посмел нарушить их покой, не обольщался, не думал, что все вокруг ожидало его восторгающегося взора. А я и не обольщался. Все, что предстало передо мной: успокаивало и давало ощущение некой защищенности.
Пусть это звучит и глупо, но толстые кроны деревьев, что скрывали эту красоту, заставили пробудить во мне чувство некого восхищения. Здесь ветер как никогда мягок, он не хлещет тебя, отрезвляя и говоря: «пора проснуться - ты не в сказке», а напротив, убаюкивает, одобряет, ему тоже здесь нравится. Сейчас я чувствую себя свободным, не испорченным угрюмым мальчишкой, не разочаровавшимся в жизни и не сбившимся с пути, а поистине свободным. Сев под ближайшее могучее дерево, я вдохнул полной грудью. Я не дошел до конца, остановился на пол пути. Пока это мой предел, но я обязательно узнаю, что является сердцем этого места. Достав айпод из кармана, я, надев наушники, включил композицию, что больше всего подходила под данную ситуацию, и прикрыл глаза. Впервые за долгое время, на мгновенье, я радуюсь своему существованию в этом непредсказуемом мире.

Я проснулся от чувства, что ко мне кто-то прикасается: так нежно и робко, что губы невольно расплылись в улыбке. Открыв глаза, я никого не увидел, но это меня не огорчило. Легкий ветерок прошелся по моим волосам, словно гладил по голове, как маленького ребенка, что одним своим видом требует ласки и тепла. Казалось, вот она - твоя обитель, здесь твое место: под кронами деревьев, скрывающих тебя от палящего солнца, что светило так ярко, и создавалось впечатление, что ты сгоришь, выйдя из своего «укрытия». Но это было не так. Все вокруг было настолько беспечным и нереальным, что я потёр глаза, не веря самому себе, своему рассудку. Попытка привести себя в чувства не принесла пользы, ничего не изменилось: все те же огромные деревья; поле, что скрывалось под небесно голубой дымкой; ветер, что так игриво разметал мои волосы; все было идеально - все было как в раю.
Да, всё было настолько замечательно, что я подумал, что это всего лишь сон. В душе так тепло, непривычно тепло. И только я прилёг на траву, как услышал голос:
- Саске… я неохотно приоткрыл глаза и осмотрелся, но никого вокруг не было видно. - Саске… - И вот опять. Голос был нежный и отзывался эхом у меня в ушах. Я решил привстать и найти источник сей прекрасного голоса. Где-то там, вдали, я увидел тонкий силуэт. Моя рука рефлекторно потянулась вперёд, и я не заметил, как наступила кромешная тьма: небо уже не выглядело таким ясным, оно сменило свою палитру на более тёмную; трава посерела, а потом и вовсе превратилась в пепел, оголив землю; от богатых деревьев остались лишь сожжённые стволы и торчащие в разные стороны коряги. Почувствовал запах гари. Обернувшись, я увидел огромное пламя, надвигавшееся на меня. Я ощущал его жажду. Внутри всё перевернулось, сердце колотилось с нереальной скоростью, желудок выворачивало наизнанку. И снова голос. Я услышал голос, но не тот нежный и мелодичный, а яростный и жестокий.
- Саске-е-е! - Он исходил из пламени, приглядевшись, я увидел тёмный сгусток и длинную руку, покрытую красной чешуёй с длинными чёрными когтями. Оно тянулось ко мне своими мерзкими лапами, нашёптывая невнятные слова, что дурманили мой разум. Я ринулся вперёд без оглядки, меня преследовало чувство, что если меня схватят, то разорвут на мелкие кусочки. Я потерялся в сгустках пыли и дыма, голова кружилась и я не чувствовал земли под ногами, все плыло перед глазами как вдруг… Я увидел очень яркий свет. Он становился всё больше и больше, мои глаза не выдержали этого, и я зажмурился.
Свет настиг меня, а затем поглотил.

Я мгновенно разомкнул глаза. Резко встав, провел дрожащими руками по лицу. Это был сон, всего лишь сон, чёрт возьми! Но почему же внутри ощущается страх? Но почему же сердце все никак не хочет угомониться? Где-то из кустов послышался шелест. Отгоняя мысли о своём кошмаре, я стал прислушиваться. Биение внутри меня перестало так отчётливо слышаться, или же, может, я перестал его замечать? Я заметил резкую смену погоды: как-то все вокруг потускнело, особенно небо. Холодный ветер «погладил» меня по спине, от чего по рукам побежали мурашки. Странно, но мне это стало напоминать картину из сна. Но ведь это же невозможно? Внезапно появилось чувство, что я тут не один. Кто-то наблюдает за мной, сверлит мой затылок. Кто-то дышит надо мной – я ведь не сошёл с ума? В голове представился образ адского отродья с когтистыми лапами. Нет, такого не может быть, Саске! Зарывшись руками в волосы и зажмурившись, я стал отгонять от себя плохие мысли, бредовые мысли.
- С тобой всё в порядке? – послышался тонкий женский голос со стороны, её рука легла мне на плечо, что меня и вывело из раздумий. В душе отлегло, хотя, как сказать. Эта чертовка дотронулась до меня. Никто ещё не трогал меня, тем более так нагло, как это сделала она.
- Какого чёрта ты здесь делаешь? – перехватив её руку, сощурился я. Наши взгляды встретились. Она смотрела на меня с полным удивлением, похоже, не ожидала, что я так отреагирую, а я всё крепче сжимал её запястье, от чего лицо девушки исказилось от боли. Только потом я заметил, что её рука настолько тонка и хрупка, что вот-вот может сломаться. Затем быстро, без интереса, я скользнул по ней взглядом: девушка была худощавого телосложения, с длинными светлыми волосами, уж с чересчур бледной болезненной кожей и большими зелёными глазами. На ней были обтягивающие чёрные штаны, свободный свитер, молочного цвета и ничем неприметные поношенные кеды. Ничего привлекательного в ней совершенно не было, я бы такую никогда не запомнил, но всё же, мне кажется она знакомой. Я заметил, что выражение лица блондинки поменялось: изумрудные глаза стали ещё больше - в них теперь уже читался испуг, дыхание стало учащённей, а сердце… Я слышал биение её сердца, оно настолько громко отдавалось у меня в голове. Правая рука зеленоглазой скользнула в карман, я на миг отвлёкся, и тут, резко оттолкнув меня, она ринулась бежать прочь. Я ещё несколько секунд прибывал в неком недоумении, но в голове возникла такая картина: её свободная рука всё время была сжата в кулак, а затем, она что-то подкинула в карман. Эта стерва меня обокрала? Я стал рыскать по карманам: деньги, телефон – всё это было на месте, но… Не хватало айпода! Чёрт! Сорвавшись с места, я побежал за ней, не обращая внимания на ветки деревьев, которые то и дело цеплялись за одежду и хлыстали меня то по лицу, то по рукам. Судя по её виду - она больна, и уж точно не могла далеко убежать, а значит: я смогу её догнать. Наконец, выбравшись из «джунглей», я настиг девчонку уже за пределами парка. Я схватив блондинку за руку и развернул к себе лицом.
- Верни, что украла, – сквозь зубы, прошипел я.
- Ничего я не брала! Отпусти меня, - кричала девушка, пытаясь вырваться. Её ор привлёк внимание проходящих людей. Чёрт, они что, вылезают из своих нор только по вечерам? Я почувствовал сильную боль в области паха, от чего согнулся и ослабил хватку. Этого времени хватило, чтобы девка смогла освободиться, но теперь, после того, что сделала, она от меня не уйдёт! Пересилив боль, я поддался вперёд и схватил воровку за волосы. То, что потом случилось – заставило впасть меня в состояние ступора.
Она, словно оцепенев, смотрела на меня, её губы слегка подрагивали, что-то нашёптывали, что-то пытались сказать мне, её рука тянулась ко мне, подобно лапе из сна. Я действительно не понимал происходящего, а может, и не пытался, ведь всё моё внимание забрала Харуно Сакура, стоящая посреди улице. Дрожащая. Униженная. Лысая.
- Мам, смотри, лысая тётка.
И только слышу голоса…
- Эй, не смотри на этот ужас, пошли.
Противные голоса…
- Она гангстер?
Заткнитесь….
- Бритая тёлка – ничего хуже не видел.
ЗАТКНИТЕСЬ!!!
Теперь уже я смотрю на удаляющийся силуэт Харуно, сжимая в руках потрепанный парик. Внутри меня ничего особенного не происходило, т.е, никакой вины я не чувствую. Больше всего меня напрягает то, что я опять это сделал: попал в наиглупейшую из возможных ситуаций. А все из-за чего? Снова же из-за собственной гордости. Да плевать я хотел на эту безделушку, но моя гордыня была другого мнения: «Какого чёрта эта жалкая девка посмела у меня что-либо украсть?» Это действительно выглядело смешно и чертовски по-идиотски. В надежде найти покой, я получил больший геморрой. Но всё же меня интересует несколько вопросов: «Что случилось с Харуно?» и «Как она здесь оказалась?». Неужели она живёт в подобном месте? Я слышал от одноклассников, что они с Наруто сбежали из приюта и живут вместе. Ходили даже нелестные слухи о Сакуре: видите ли, она принимает наркотики и спит с мужчинами за деньги – и это всё объясняет её вечные глубокие синяки под глазами и усталый вид. Я ни раз становился свидетелем сцен, когда над ней измывались, а она же, в свою очередь, молча выслушивала их, а когда и сбегала. Слабая никчёмная душонка. Представляю, как бы над ней издевались, если бы на месте розовых волос обнаружили… ничего?! Наверно, я бы не запомнил её, если бы не этот белобрысый идиот. Он часто таскается с ней, защищает от всего, что дышит, а иногда даже получает за неё тумаков. Его рвение, упрямство и вечный кретинизм раздражает, но, признаться честно, он лучше той гнилой массы, хотя в одном помещении с ним я бы не осмелился остаться.

Токио – это город, где никогда не бывает спокойно, что днём, что ночью. Сказать, что в столице Японии бурлит ночная жизнь – ничего не сказать. Только именно в это время суток безбашенная молодежь выходит на охоту. Суетливые улицы заполняются жизнью, в поступках каждого есть цель и закономерность, что понятна только им и самому пристанищу любителей риска и азарта. Наикрупнейшая вечеринка сегодня намечается в самом элитном районе города – Гинза. Гинза славится бесчисленным количеством бутиков, высококлассных универмагов, кафе, ресторанов. Минусом этого района является то, что я здесь живу. Вечный шум раздражает, хоть жилая часть находится далеко от оживленных мест, но все же пафосный вид золотых деток вызывает отвращение. Как бы хотелось уехать в другой город, подальше от суеты, людей, техники, будничных проблем, семейных обязанностей… На сегодняшний вечер у меня плохое предчувствие, боюсь, простым мирным обедом это не закончится. Наверно давно я уже так стою возле распахнутого окна в своей комнате и просто думаю, размышляю. И вот я вижу, как в огромные ворота нашего особняка въезжают два черных Range Rover. К глотке подбежал комок, стало трудно дышать и глотать. Во рту ощущается солоноватый привкус, до того неприятный, что было желание сплюнуть прямо в окно и желательно на голову выходящей из машины рыжеволосой женщины. О, да, я везде узнаю эту стерву.
Раздался стук в дверь:
-Господин, все уже готово, - предупредила меня одна из служащих.
Что ж, веселье начинается.

Спустившись вниз, я увидел, что отец уже стоит там и искоса поглядывает на меня. Я же, сунув руки в карман, сделал вид, что меня не волнует этот вечер. Хотя это и было так, но ведь для Фугаку он очень много значит, а увидев, что его сын халатно к этому относится – он начинает нервничать. Как бы он не скрывал свои эмоции – я вижу его насквозь. И вот появились первые гости: Хирото и Эйко Учиха. Дядя Хирото относится к главной ветви и является преданным помощником отца, насколько я знаю, что не скажи о тёте Эйко. На вид она молодо выглядит: белоснежная кожа, тонкие черты лица – но все это лишь маска, за которой скрывается тридцатишестилетняя похотливая гадюка. По её хитрым змеиным желтоватого оттенка глазам, можно прочитать, о чём она думает. И что в ней нашёл дядя? После того, как Эйко поздоровалась с отцом, она обратила внимание на меня, и с ехидной улыбкой прошипела:
- Малыш Са-а-аске, - протянула она, - как давно это было! Ты так вырос, стал настоящим мужчиной. – Её руки переплели мою шею.
- А вы все такая же, тётя,- ухмыльнулся я.
- Молодая и красивая? – игриво улыбнулась она, проведя пальцем по моему торсу.
- Причёска…
- Что?
- Когда вы в последний раз меняли прическу? – Похоже, мой ответ ей не понравился. Её и так тонкие губы сжались в ещё более тонкую полоску.
Я старался не смотреть в сторону отца, потому что чувствовал его тяжелый взгляд на себе.
А вечер-то вроде бы начался неплохо. Мои собственные мысли заставили меня криво улыбнуться. Этот жест не остался без внимания Фугаку. Оказалось, он уже как несколько минут стоит напротив меня. Чертовски неприятная ситуация, хотя и немного забавная. Стерев все напоминание о проявление чувств у себя с лица, я все же решил одарить его своим фирменным взглядом «Чего надо?», в ответку же я получил короткий «Пошёл вон». Что ж, это даже к лучшему. Развернувшись, спокойной походкой я направился к балкону, ведущему на задний двор, ловя на себе взгляды слуг и рыжей шлюхи.
Эта обстановка и режущее освещение оказывает давление на меня, от чего становится дурно. Выйдя на балкон, я первым делом расстегнул две первых пуговиц белой рубашки, затем облокотился руками о перила, подняв свой взор на беззвёздное небо. Долго можно смотреть в его тёмно-синюю глубину, но так ничего и не увидеть. А что я пытаюсь там разглядеть? На какой вопрос ответ? Может, о смысле? Смысле моего существования? За семнадцать лет я так его и не нашёл, а искал ли вовсе? Я всегда оставался в стороне в роли наблюдателя. Слишком много мыслей и противоречий внутри меня. С одной стороны, хочется прокричать всему миру, что я чувствую, а с другой – очень часто возникает желание послать к чертям всех тех, кто пытается копаться во мне, что я и делаю. Во мне живёт две личности, пожирающие друг друга. Странно звучит, но это то, что испытываю я. Интересно, один ли я такой? ...
На тёмном ковре стали появляться первые сверкающие звёзды. Впервые оказался свидетелем этого явления. Меня привлекает их блеск, они кажутся близкими, но такими далёкими. Я медленно потянул руку к верху и сомкнул пальцы, да с такой силой, будто бы я уже поймал своё светило. Хах, как глупо. И что я пытался сделать? Лёгкая усмешка тронула мои губы. Меня охватили сильные эмоции, явившиеся из ниоткуда, они протекали горящим пламенем по всему телу с низу в верх. Рука, когда-то застывшая в воздухе, словно в замедленной съёмке, опустилась вниз. Пальцы болезненно покалывало, двигать ими было крайне сложно.
- Все уже в сборе, - прозвучал голос сзади, - Фугаку просил позвать тебя.
Я не стал оборачиваться, да и говорить что-либо тоже. Я надеялся, что нарушитель поймёт всё без слов, но, увы. Наконец, он достиг меня.
- Ты уже не маленький, Саске. Нечего строить из себя невидаль кого.
- Шисуи,… - я искоса посмотрел на парня, с растрепанными тёмно-русыми волосами, стоящего сбоку от меня.
Учиха Шисуи, двадцать два года, один из возможных наследников компании «Taisei», относится к главной ветви. Его отец, Учиха Кагами, является владельцем филиала в Америке.
Этот парень всегда казался мне странным, особенно когда взгляд его тёмных глаз падал на меня. В них читалось сожаление, я это отчётливо видел, будто бы он что-то хотел донести до меня, но не мог. Даже сейчас, он просто стоит и молчит, изредка посматривая на меня
- Я не читаю твои мысли, если хочешь что-то сказать – говори. Так уж и быть, выслушаю, - уже не сдержался я. Если ранее лицо Шисуи было каким-то сосредоточенным, а мышцы рта напряжёнными, то теперь же, его черты смягчились, будто испытали некое облегчение. Выдохнув, парень всё же решил ответить мне:
- С чего ты взял, что я хочу что-то сказать? – на это, я лишь раздражённо хмыкнул и поспешил уйти. – Стой, ладно, - крикнул мне вдогонку сын Кагами. Я остановился, но не стал оборачиваться. Этим жестом я показал, что не намерен долго здесь задерживаться.
- Есть много вещей, о которых ты не знаешь, и я не хочу, чтобы из-за своего незнания ты проклинал своих близких, конкретно мать и брата. Потом сам же пожалеешь! – выговорил он.
И почему снова? Почему я снова должен испытать это? Это чувство такое же, как и семь лет назад, только с ещё большей ненавистью, жгучей яростью внутри. Я чувствую, как из меня что-то рвётся. С такой силой, как никогда раньше. Внутренняя пустота исчезла, каждую частичку моего тела охватила кипящая лава, да, я горю, дышать становится сложнее, а дышу ли я вовсе? Нет, что-то не даёт мне дышать, как пробка застряла и не хочет пропускать. Воздух! Мне нужен воздух! Сердцебиение настолько участилось, что оно просто вырывалось из груди, при этом, крутясь вокруг своей оси, и оно, как динамит, готово взорваться. Больно. Ужасно. Ломает. Я теряю рассудок. И, резко разворачиваясь, я накидываюсь на Шисуи, поваливая его на холодный, покрытый каменной кладкой пол, с дикой яростью я начинаю обеими руками бить его в морду, с диким криком. Я уже ничего вокруг себя не вижу, кроме его окровавленного лица, которое и лицом назвать сложно. Месиво. Мои костяшки на руках разбиты вдребезги, я не понимаю, чья это кровь: его или моя, а может и обоих. Я не ощущаю физической боли, только дьявол внутри кричит мне: «УБЕЙ!».
А я, как сумасшедший и вошедший во вкус, не прекращая, бью его, нет, убиваю, он не двигается, нет, пол окрасился в красный цвет. Я купаюсь в крови. Адреналин в моих венах зашкаливает. Я чувствую наслаждение, глаза расширяются, рот искажается в широкой улыбке, похожей на оскал, откуда-то я достою огромный острый нож и втыкаю в грудную клетку бездыханному телу с проломленной башкой. Я уродовал его тело, вырисовывал непонятные символы, а дьявол во мне буйствует, требуя больше крови, а я, как послушная псина, выполнял все его приказы, без сопротивления, я и сам желал этого. О, это чувство. Прекрасно, чёрт возьми, как хорошо!
Я открыл глаза, и осознание того, что сейчас произошло, дошло до меня не сразу. Я долго стоял на одном месте, ощупывая себе лицо, осматривая руки, но следов крови, как и не было. Это всего лишь плод моей больной фантазии? Обернувшись назад, я не обнаружил ни окровавленного трупа старшего наследника, ни единого намёка на бойню. Теперь я окончательно убедился в том, что медленно и верно схожу сума. Это было слишком реалистично. Мои глаза бегали по сторонам в поисках чего-то и наткнулись на удивлённого Шисуи. Чёрт! Он только открыл рот, чтобы что-то сказать, как я опередил его:
- Заткнись, - сквозь зубы прорычал я. – Если я, как ты говоришь, ничего не знаю, почему бы тебе не рассказать мне?
- Сас…
- Где мама, - оборвал я его на полуслове, – Где, чёрт возьми, Итачи?! Почему за столько лет они не дали о себе знать? Почему они нас бросили? Ты можешь мне это сказать? – не переходя на крик, проговорил я. По физиономии этого идиота было понятно, что он не собирается мне отвечать. А я его наречения не собираюсь больше слушать.

Сегодня я понял, что дьявол из кошмара и из моей фантазии – один и тот же и он преследует меня. Я до сих пор ощущаю его жажду. Я до сих пор слышу его ехидный голос, зверский смех. Он скоро доберётся до меня. Он найдёт меня. Он близко, и, вскоре, я не смогу различать сон и явь...
Утверждено Nern
KGrey
Фанфик опубликован 23 ноября 2013 года в 13:10 пользователем KGrey.
За это время его прочитали 887 раз и оставили 0 комментариев.