Статья про нового персонажа из 3 сезона Наруто - Боруто Узумаки
Наруто Клан Фанфики по Наруто Романтика Не по-детски. Хоррор-терапия. Фаза 0. (Не) смириться.

Не по-детски. Хоррор-терапия. Фаза 0. (Не) смириться.

Категория: Романтика
Не по-детски. Хоррор-терапия. Фаза 0. (Не) смириться.
Декабрь ворвался в мой город бесснежными вьюгами. Холод окутывал жителей, и злобные ветра трепали одежды прохожих. Все ссохлось вокруг. Листья продолжали опадать и прогнивать в кучах, что собирали и оставляли дворники. Прогнила и я, озлобившись на весь это чертов мирок.
С ТЕМ, кого я любила, точнее, с его оболочкой, была та, которая была ненавистна Саске. Да и тот, который был чужаком, особой-то радости и не выражал.
Сакура Харуно прогнивала в этом поганом Токио, ненавидя все вокруг. Мне даже пришла идея перевестись из данной школы. Больше меня тут ничего не держало. Больше у меня ничего и никого не было. Учеба не интересовала. Мое сознание чахло.
Нет, конечно, Карин, Таюя и Тен неоднократно пытались со мной поговорить, но я их одаривала абсолютным безразличием, хотя изнутри вырывался вопрос: с какой стати? Я знаю, это было эгоистично с моей стороны, но и видеть их счастливо-влюбленными и при этом разделять это, - увы, не могла.
Мне приходилось наблюдать за тем, как Саске и Шион проводят вместе время. Все заметили в Учихе перемены. И все, кажется, были в восторге от чужака. Он, естественно, был ярким, привлекающим к себе. Он знал, как и что надо говорить. Это был какой-то демон, что собирал вокруг себя поклонников, тешил свое самолюбие, развлекался вниманием.
А мне хотелось неоднократно подойти, взять Мадару за грудки, встряхнуть и заорать: отдай моего Саске!!!
Но я ничего не делала. Лишь злилась и ненавидела всех, в особенности, себя. За то, что не смогла уберечь, ведь Саске меня предупреждал, просил, нет, умолял, чтобы я не лезла. И меня убийственно раздражала Шион.
Но я ничего не делала. А что я могла? Да и не хотелось мне влезать в это безумие, которое установили Мадара со своей подружкой. Дрянь, а ведь он говорил мне при первой встрече совсем другое. Планы его были совсем иными.
Меня ломало. Иногда, когда я случайно видела на горизонте этих двоих и слышала голос Саске, пусть и без личных интонаций и особенностей, мне хотелось с разбегу выпрыгнуть в окно, разбивая стекло - так разбита была именно я. На сотни мелких осколков. У меня больше не было права просто касаться Саске, когда я этого хочу. Я не могла больше просто подойти.
А подобие Учихи смеялось, шевелилось, использовало голос моего любимого.
Но и это было не самым плохим, как бы это абсурдно не звучало. Шион не упускала момента, как-то мне показать свое превосходство и владение ситуацией.
Но я ведь зареклась себе, что отомщу. В ту самую ночь, когда сводная сестра Яманаки опоила нас с Ино какой-то химической гадостью. За то, что ее папенька пытался нас еще и виноватыми сделать по наитию этой стервы.
А тут еще Шион с Саске. Да, теперь я понимала всю глубину сказанного чужака. Эта дрянь, как по нотам, разыграла свою дьявольскую игру. Я все чаще возвращалась воспоминаниями к тому моменту, когда Саске стал насиловать тварь. Во мне вдруг появилась такая ненависть и жестокость, что все сожаление сошло на нет. Но, каждый раз, когда я вспоминала эту сцену, меня просто разрывало от ярости. Шион это спланировала, она это знала.
Так что я, дура наивная, вдруг поняла, что эта дрянь надо мной посмеялась. И я каждый день разлеталась на тысячи осколков и каждый вечер собиралась назад, что мозаика. Правда рисунок у моей мозаики был вообще непонятным. Единственным, что меня удерживало, так это чувство злобы. Пускай мне было тяжело, но мириться с этим я не собиралась. Не в угоду Шион.

Как-то в декабре я шла домой через школьный стадион, и со мной столкнулась Ино. Подруга из детства прошла реабилитацию, однако с ней мне так и не довелось пообщаться.
- Есть дело, - абсолютно бесстрастно произнесла та.
Яманака заметно изменилась. Сейчас в ней я видела свое отражение. Озлобленность, обида и ненависть. Не было привычной нерешительности или робости.
- Что такое? - в тон ответила я. Да, даже интонация у нас одинаковая.
- Ты же видишь, что кое-что с некоторых пор совсем не поддается объяснению.
- Этот кое-кто мне все нервы вытрепал.
- Или вытрепала? - переспросила подруга, и голубые глаза опасно сверкнули.
- Ну да, дело говоришь.
- А почему же ты со своими подругами больше не общаешься? - хмыкнула она.
- Догадайся с одного раза, Ино. Пошли ко мне. Мне так паршиво никогда не было.
Блондинка прищурила свои глаза. Черт возьми, да у нее такие же темные синяки под глазами. Та же напряженность в плечах, сковывающая движения. Но Яманака вдруг дернулась и кивнула. В абсолютном молчании мы направились ко мне.

Мама некисло обалдела, увидев, кто приперся со мной. Вообще, мама теперь периодически впадала в состояние ахуина. Она не понимала, почему ее дочь стала такой угрюмой. Не понимала, почему вдруг ее наивную до отвращения дочурку покинули все друзья. Зато теперь я понимала, что чувствовал Саске в дни перед срывом.
И как маманя до меня не пыталась допытаться, я тупо говорила, что у меня переходный возраст, и заебы стучат по голове, что молот по наковальне. Но Ино в этот раз заставила мою мать облегченно вздохнуть. Нет, блять, мама. Я ни на грамм не поправилась. И не поправлюсь. Только не тогда, когда у всех все хорошо, а моя проблема сродни фантастики и мистики. И уж скорее на Мадару-таки ебнется потолок, нежели я заживу преспокойно. Только не без Саске.

И тут меня осенило, я поняла, что же сейчас происходит... Я оказалась на месте Саске. И проживала его одиночество и непонимание со стороны окружающих. Теперь его тайна, словно, проклятие, передалось мне. Охотник за сокровищами взломал пирамиду фараона, и награбленное теперь мстило.

- Эй, Харуно, так зачем я тебе понадобилась? - стеклянный взгляд подруги говорил о схожем с моим состоянием.
- Да так. Слушай, - начала и вдруг поняла, что Ино-то знала о проблеме Саске. Ах тупая идиотка, как я могла забыться?! От радости, которая меня охватила внезапно, я просто на летела на подругу, обнимая ту и прижимая к себе.
- Ты совсем с ума сошла?!.. Да, вы с Саске два сапога, - брезгливо посмотрев на меня, она тяжело вздохнула.
- Да заткнись ты, - я поволокла блондинку в свою комнату. - Мам, сделай, пожалуйста, что-то покушать! - крикнула я. Мне было известно, что маманя это сделает в превеликой радостью - ведь я смеялась, а значит, шла на поправку.
Рассевшись на мягком ковре, мы уставились друг на друга.
- Ино, ты же знаешь, что с Саске, то есть... - неуверенно начала я, щупая почву под ногами.
- Да, - прошептала та. - Но меня интересует кое-кто другой.
- Шион, - произнесли мы одновременно.
- Сакура, ты не представляешь, что мне устроила мать и все ее родственники. Меня сочли какой-то проституткой и наркоманкой. Хорошо, что отец был там и все видел. А Шион вышла сухой из воды. Харуно, ты же понимаешь, что это она нас накормила этим дерьмом, а потом еще и полицию вызвала!
- Ино, - перебила я. - Что ты знаешь о проблеме Саске? Я тебе обещаю, что мы разберемся с Шион. И я тебе даже расскажу больше.
- Сейчас же это не Саске. Это так видно... для нас.
- Именно. Я с ним говорила. Он поначалу мне поведал свои планы. Что-то такое, которое будет держать эту ненормальную. Однако пока, по существу, он ее сдерживает собой, как это делал некогда Саске. Ты понимаешь?
- Да, я неоднократно была свидетелем их... разборок и насилия.
- Мадара сказал, что у Саске есть дневник.
- Кто сказал? - недоуменно спросила Ино, и было видно, как девушка оживилась.
- Мадара. Вторая личность Саске - у Учихи есть дневник, в который он отписывал почти все. Я так подозреваю, что эти две личности вели переписку с друг другом.
- Тук-тук, я сам открою. - Ино постучала себе по голове кулаком, а потом отворила невидимую дверцу, показывая, насколько ненормально все это звучит.
- Ой, я тебя умоляю, мы вроде бы как решили пообщаться, - хмуро я на нее посмотрела.
- Дневник, говоришь, со своей белочкой, - хмыкнула Ино. - Что-то такое я слышала, да. Знаешь что? Скоро в доме Учиха будет праздничный ужин. Обито и Эй отмечают какую-то сделку. Я вот хочу в таком случае убить двух зайцев одним выстрелом.
- Что ж ты задумала, а? - Это интриговало.
- Сакура, а ты можешь достать снотворное? Я хочу выкрасть этот дневник.
- Ино, знаешь, мне кажется, что тебе лучше тоже выпить. Скорее всего, потом вся семья обратится за экспертизой к твоему же отцу. Понимаешь? Тебе нельзя быть "чистой". Но выпить ты это должна самой последней. Отдельно. А потом передать мне дневник.
- Хм, интересно. Вот только где добыть снотворное да куда б подмешать?
- Я думаю, что знаю где, точнее, у кого.
- Только не говори, что... - ужаснулась Ино.
- Именно. У него. - Я схватила подругу за шиворот, притягивая к себе, и мне было плевать, что выгляжу сумасшедшей: - Мне нужно получить любой ценной этот дневник.
- Смотрю, - блондинка треснула меня по рукам, и я рефлекторно разжала те, - от тебя прежней мало что осталось. И куда делась моя простушка-подружка? - не без цинизма спросила Яманака.
- Туда же, куда и твоя, - в ад, - прорычала я.
- О да, переходите на темную сторону, у нас есть печеньки, - заржала лошадью Ино.
- Да пошла ты, - я почему-то засмеялась в ответ.
Чуть позже я рассказала Ино абсолютно все. Мне вдруг стало опять по-волшебному радостно. С Тен, Карин и Таюей я почему-то этого не испытывала, хотя они мне были не менее близки. Сейчас, вот так начав заново общаться с Яманака, я почувствовала, что мне как будто вернули детство. В то время мы были не разлей вода. Ровно до того момента, пока Ино не переклинело из-за матери.
- Эй, Сакура, а почему мы сидим, что два задрота, прячась от всех? Почему эта дрянь живет в свое удовольствие, а мы существуем?
- Да как-то не до веселья.
- А ты давно была в караоке?
- Я никогда не была, - странно было вдруг заговорить о таких банальных вещах.
- Вот и поехали. Отвлечемся и вздохнем свободной грудью.
- Мне не в чем идти в такое место, - раньше бы я постеснялась подобного факта, но только не сейчас.
- Поехали ко мне. Я тебя соберу. Надо встряхнуться.
И вправду, мое самоизолирование меня жрало, что червь. Я стала сгнивать, абсолютно забывая про то, что еще жива.
Мама, на удивление, только обрадовалась тому, что Ино забирает меня с ночевкой. Конечно, это уж после того-то, как ее ребенок замкнулся и стал злым.
До Ино ехать было около получаса на метро. Иноичи не было дома, но Яманака позвонила и предупредила отца, что я буду ночевать у них. Мне не составило труда прихватить с собой свою сумку с учебниками и тетрадями, как и форму на завтрашний день.
Яманака меня долго приводила в порядок. Ино рассчитывала оторваться допоздна.
- Блин, подруга, у меня совсем нет денег, - досадно вспомнила я.
- Ерунда, оставь это мне.
Собирала она меня долго и упорно. Укладывала волосы, делала макияж. Выдала свою одежду.
- Ты не можешь пойти в такое место в своей обуви и куртке. А еще тебе нужна сумочка. У каждой приличной девушки должна быть сумочка!
- У тебя что, пластинку заело? - сарказм был невольным в моих словах.
- Заело, не заело, какая разница?
Блондинка выдала мне одну из своих курток для холодной погоды: черный пуховик, едва прикрывающий почки. Зато капюшон был с таким мехом, что я закусала губу. Подруга из своего огромного гардероба и сапоги нашла мне высокие, на маленьком каблуке. Одела же она меня в ярко-зеленое платье, которое было с длинными рукавами и чуть выше колена.
- Мы за гламур, а не за разврат, - довольно заметила Ино.
Потом из одной шкатулки она мне выдала серьги с большими золотыми кристаллами. Колдовство продолжилось над моими волосами, - Яманака сделала мне начес и завила волосы к лицу.
- Та-там! - Блондинка меня буквально выпихала к зеркалу.
- Ками, - поразилась я себе. А ведь передо мной предстала незнакомка. Я себя такую и представить не могла.
- Что, неандерталка, не думала, что можешь быть такой? - казалось, Ино радуется больше, чем я, сделав из меня человека.
- Ну, каждая девушка один раз в жизни может побывать золушкой и получить подарок от феи.
- Кстати, да, про магию. Вот духи, - засуетилась блондинка, когда мы уже собирались выходить из прихожей. Доставая со столика какую-то емкость, она надушила меня.
Запах был странный. Он вдруг взволновал меня: схожие ноты были в парфюме Мадары. Меня вдруг затрясло. Запах пачули и ванили просто будоражил. Взяв из рук подруги предложенную маленькую сумочку, я одела ту через плечо, и мы вышли.

Ино поймала такси, объяснив это тем, что негоже нам прибывать на "балл" в тыкве - только в карете.
Мы оказались в самом центре Шибуи. Вечерело, и тьма сгущалась над десятками неоновых вывесок, но не могла победить - разве что-то может заглушить этот яркий свет?
Здание караоке находилось в недалеке от знаменитого пешехода.
На входе висела табличка: "Вход +18. Ретро бар".
- Ино, а нас пропустят? - вцепившись в руку подруги, прошипела я.
- Веди себя прилично и надменно, тогда все прокатит.
И она оказалась права. Нас без проблем пропустили и проводили за столик. Ино пояснила, что бывала тут с кое-какими знакомыми, которые хорошо себя зарекомендовали, как клиенты. Ох уж эта репутация. Вот уж не думала, что это свойство настолько важно даже в таком месте.
Это было не типичное караоке. Как правило, люди заказывают кабинки, а тут таковых не было. Была длинная барная стойка и множество столиков. Однако я увидела, что есть и второй этаж - застекленные балконы, внутри которых были видны плоские экраны телевизоров.
- Это для особых гостей, я там тоже была.
Ино подошла к барной стойке. Заказав какой-то сет из суши и коктейли, она выбрала свободный столик. В это время народ только начинал подтягиваться после тяжелого трудового дня. В помещение было темно, однако прожекторы светили всеми цветами радуги.
- Эй, Харуно? - окликнула меня Ино. Ее белоснежное трикотажное платье было подобно полотну, которое в себя вбирало все цвета прожекторов. Длинные волосы распущены, и этой девушке не нужно принимать никаких мер по отношению к себе. Она просто красивая.
- Чего? - все-таки отозвалась я, сидя за столиком и стараясь не глазеть в разные стороны от восторга.
- Уф, ворона.
- Яманака, ты прям как в детстве. Сплошь ругаешь меня, - я улыбнулась. Да, из-за матери Ино обладала некими качествами - быть перфекционисткой, надменной и лидером.
Я отпила коктейль, который принесла подруга. Мне понравился сладкий вкус. Мороженное, ананас, красная марципановая вишенка и кое-что еще.
- Они с ромом и ликером, - злобно ухмыляясь, сказала блондинка.
- Чего? - поперхнулась я, однако да. Я почувствовала некое тепло при первом же глотке, пусть явного привкуса спирта не было.
- Это Piña colada, - кажется, моей подруге понравилось мое ошарашенное лицо. - Да ладно, Сакура, это не такой крепкий коктейль. Да и что это за юность такая? - ничего не происходит, - при последних словах она многозначительно приподняла свои брови, и мне пришлось согласиться.
Ино была права. Я думала, что рано или поздно мне придется попробовать алкоголь. Это частое явление напиться в таком возрасте, придти домой. Перед этим заедать перегар лавровыми листами, кто-то жует кофе. Нормально взять и спалиться перед предками. Получить нагоняя, а поутру получить тарелку бульона на завтрак. Но, увы. Некто и это украл из моей юности. Ино была права.
- Вкусно, - сделала я глоток.
На сцену вышел ведущий. Мужчина поприветствовал собравшихся. Потихоньку народ стал выступать. На удивление, мое настроение поднималось с каждым выпитым глотком вкупе с безголосым певцом. Да и песни певуны выбирали забавные и старые. Я вдруг поняла, что сижу и улыбаюсь умственно отстало, вертя башкой в разные стороны. Ино даже меня пнула пару раз в голень под столом, но приступ внезапной идиотии не прекращался. Черт возьми, а я и не знала, что есть такие забавные места! Тут и взрослые тетки с дядьками задушевно выли в микрофон. У них был момент славы, и толпа, как бы паскудно певун не выл, его все равно поддерживала аплодисментами.
У меня уже заканчивался второй коктейль, и наступала очередь третьего. Все так ужасно пели, но так воодушевленно, что я вдруг тоже поняла - мне надо на сцену. Я хочу то ли завыть, и путь меня пристрелят, то ли представить себя исполнителем какого-нибудь европейско-американского хита.
- Ино, я щас спою, - сказав это, ощутила некую тряску. Я реально уже дергалась.
Я вдруг поняла, что сижу и улыбаюсь умственно отсталым, вертя башкой в разные стороны. Ино даже меня пнула пару раз в голень под столом, но приступ внезапной идиотии не прекращался. Черт возьми, а я и не знала, что есть такие забавные места! Тут и взрослые тетки с дядьками задушевно выли в микрофон. У них был момент славы, и толпа, как бы паскудно певун не выл, его все равно поддерживала аплодисментами.
У меня уже заканчивался второй коктейль, и наступала очередь третьего. Все так ужасно пели, но так воодушевленно, что я вдруг тоже поняла - мне надо на сцену. Я хочу то ли завыть, и путь меня пристрелят, то ли представить себя исполнителем какого-нибудь европейско-американского хита.
- Ино, я щас спою, - сказав это, ощутила некую тряску. Я реально уже дергалась из стороны в сторону, походя на алкаша-рецидивиста. Язык заплетался тоже. Эх, ма!
- Шта? - Ино выглядела так, будто сейчас в помещение въехал трамвай, пробивая стену. Однако тут же ее глаза засияли дьявольщиной.
- Лирика или рок-эн-рев? - решила я уточнить.
- Рев, - хмыкнула дружка.
- О, а кто-то это тут сидит? - вдруг раздалось у меня над правым ухом. Я от страха так дернулась наверх, что треснулась об кого-то.
- Ну твою ж арару, - простонал Суйгецу. Да, я башкой чуть не снесла челюсть парню Карин. Обернувшись, моему взгляду предстал и Хидан.
- А, это вы. - У Ино глаза от алкоголя уже пытались слиться на переносице.
- Привет, - холодно ответила я, стараясь поскорее избавиться от ненужных гостей. Эти два красавца точно расскажут все своим девушкам, а этого бы мне не хотелось. Оное точно приведет к расспросам. А зная Карин, могу с точностью сказать - докопается. Ну да, я же страдаю.
- Мы к вам присядем, - безапелляционно прогремел Хидан, и пришедшие просто и нагло сели к нам за стол.
- Вот уж не знал, Сакура, что ты такая двуличная, - хмыкнул наш капитан волейбольной команды.
- Ты можешь встать и выйти, - рыкнула я. Да, алкоголь давал о себе знать - трезвая я б на такое не подписалась.
- А ты еще и с огоньком, - протянул Суйгецу, попивая какой-то коктейль из большого стакана.
- Слушай, ты ничего не знаешь, и с тобой я ничего не буду обсуждать, тем более, отчитываться, - отрезала я.
- Мне известно лишь то, что Карин переживает.
- Вот и переживай за нее, а меня не трогай.
- И когда это тихоня Сакура стала такой? Наверное, после того, как таким стал Саске, бросив тебя, - злобный смех донесся до меня.
- А ну-ка прикрой свой рот. Я смотрю, что у тебя желчь по ляжкам течет, - встряла в перепалку Ино. - Лучше проследи за собой, чтобы не пришлось потом оправдываться перед Карин.
- О, госпожа глава ученического совета вернулась с командным тоном, - Хидан засмеялся, однако озирался по сторонам, что выдавало правдивость слов Яманака - девушки точно не знали, где сейчас околачиваются их парни. - Ладно, вы правы, наши не знают, где мы. Только вот, наши ли?
- В смысле? - недоуменно спросила я, будучи в полной уверенности, что оставила своих подруг в надежных руках.
- Да как-то не клеется и не вяжется, - все веселье Хидана сошло на нет.
- Ну так что там касаемо Саске? - сузила я глаза и треснула Ходзуки в голень сапогом.
Тот прикусил язык и ничего не сказал, недовольно на меня посмотрел.
- Чтобы ты не подумал - сам такой! - засмеялась я и подмигнула капитану. Тот же уставился на меня с Хиданом недоуменно.
- Вы нас просто знаете по отдельности, а вот в паре не встречали, - смягчилась Ино.
- Н-да уж, тайны версальского двора, - заинтересованно сказал Хидан.
- Не-а, школьного, - засмеялась подруга.
- Таки что вас сюда привело, дамы? - спросил Ходзуки, включая Вселенскую силу обаяния и притяжения.
- То же, что и вас, - буркнула я, показывая, что ни хрена не собираюсь мириться с их вторжением и присутствием.
- Ладно-ладно, мы выяснили, что жизнь говно, а солнце ебанный фонарь, не углубляясь в подробности. Так, может, замутим веселуху? - Хидан пытался на меня повлиять дипломатическими речами. Да, собственно, если вот так и сразу - почему бы и нет?
- О, сейчас будет перерыв, час будут просто музыку пускать. Надо потанцевать, - заметила Ино.
- Это, то есть, нам четверым и вместе, а если медляк, то вдвоем? - кислое выражение на лице Суйгецу выдавало все эмоции.
- А ты что, совсем слился, дряхлая развалина? - засмеялась я, довольная тем, что нашла зацепку для задирания Ходзуки. Да, первый парень в школе сейчас смотрелся как-то жалко. Видимо, это все из-за Саске, который пнул его с трона первенства популярности.
- Я тебе так станцую, что Джексон позавидует, - дурень лишь распалялся.
- Ну давай, детка, - улыбнулась я. Суйгецу, найдя в моих глазах лишь озорство, тут же перестал выделываться. Передо мной опять был самый желанный парень токийской гимназии.
- Об этом уж точно надо умолчать, иначе две красноволосые ведьмы устроят четвертую мировую.

Я изрядно пошатывалась, пытаясь танцевать. Самое дурацкое, что мне удавалось и в ритм попадать, крутясь по залу. Однако, обернувшись по сторонам, я увидела людей, таких же, как и, которые не парились над проблемами вестибулярного аппарата в алкогольном угаре. Еще, как на зло, крутили действительные мировые зажигательные хиты двадцатилетней, а то и тридцатилетней давности.
Я смеялась и тут же вздрагивала. Стоило мне хоть на минуту отвлечься и расслабиться, как в сознание врывался образ Саске. А я всем нутром желала влиться в музыку, наплевав на все. В какой-то момент у меня это получилось, и я с ребятами уже не танцевала, а бесилась, прыгала козлом и заливисто смеялась. Мы визжали и кричали. Танцевали в стиле диско, проводя вдоль лица руки, сжатые в кулаки, но с оставленными двумя пальцами. Даже парни стали пародировать какие-то движения, махая руками и делая суровые лица. А я смеялась до слез, закусив нижнюю губу. Хидан изображал Майкла Джексона, Ходзуки невпопад махал руками, и было очень трудно удержаться от истерических криков, глядя на эту смесь оппа-макарена-текнотоник-стайл. А потом вообще началось что-то дикое, кто-то в зале побежал с вытянутыми руками вперед, и люди стали танцевать "паровозиком", держась за плечи друг друга. Началась ламбада, и Хидан с Суйгецу пытались повторить легендарную походку от бедра. Мы с Ино вырвались из хоровода, начав визжать и хлопать парням. Я даже не удержалась и стала свистеть в два пальца. Танцующие подхватили и это сумасшествие. Когда же раздались первые слова магалены Сержио Мендеса, я не выдержала. Просто влетела в кольцо из людей, которое образовалось вокруг наших знакомых. Ино подлетела ко мне. И тут началось что-то нереальное. Я и не знала, что могу так управлять своими бедрами, что они способны так ритмично двигаться в такт этим барабанам. Подняв руки вверх, я вращалась, словно крутила обруч. Потом мои ноги вдруг меня понесли в озорную походку. Ино не отставала, и казалось, как будто мы соревнуемся в вилянии бедер. Причем каждая старалась из нас выкрутиться лучше, и пофигу, что пару раз я чуть не села на жопу, а Ино один раз и вовсе занесло на какого-то бедолагу. Присутствующим было все равно, а нам хлопали. Мы кружились и кружились, периодически теряя равновесие. У меня началась тошнота - организм свое брал - но ноги все равно отплясывали. На секунду я остановилась. Ино уже была вся зеленая, но с улыбкой психопата. К нам подошел Хидан, взял под руки и потащил в сторону столика.
- Ой, мама дорогая, я ни капли не пьяна, - простонала Яманака, садясь, что сделала и я.
- О да, вот это массовый психоз, - смеялся Суйгецу.
- Сейчас опять начнутся ритуальные завывания на луну, - зевнув, оповестила Ино.
- Кто пойдет со мной участвовать? - спросил Хидан и озадачил нас.
- Я! - крикнула и потянулась рукой вверх.
- Вот это я понимаю, боевая подруга, - хмыкнул парень Таюи.
- Не, ну а что, - сделала я "покер фейс".
Хидан схватил меня за руку и потащил к диджею.
- Какую песню будем петь?
- You're the one that i want, - сказала я. Эту песню я знала очень хорошо и не раз бесилась с расческой у зеркала. Да и любила я этот фильм с самого детства.
- В смысле? - недоуменно на меня уставился Хидан.
- Да песню, я про песню, а ты что подумал?! - взвизгнула я и залилась краской.
- А, блин, а то я уже подумал... - замялся приятель.
- А ты не думай, - сурово заявила. Мне вот еще только не хватало, чтобы он подумал, будто я к нему клеюсь. - Ты хоть знаешь эту песню? Она дуэтная.
- Знаю. Фильм видел, слова относительно помню.
Хидан усердно что-то зашептал диджею. Тот закивал.
Мы пошли к столику.
- ... Так что у меня неприкосновенность, - донеслись до меня слова Суйгецу.
- Ты, это, у Сакуры лучше спроси, она ж Карин знает, а не я, - Ино явно давала наставления.
- Что спросить?! - удивились мы с Хиданом одновременно.
- Да я вот даже и не знаю, как мне начать, - закатив глаза, начал Ходзуки. - Почему-то у меня с Узумаки ни хрена не клеется. Вроде бы мы хотим быть друг с другом, а все без толку.
- Извини, но я даже слушать не хочу, - грубо сказала я.
- Ого, Сакура, вот это да. Не думал, что ты настолько уважительно к подругам относишься, что не желаешь обсуждать их за спиной.
- Мне достаточно того, что я с парнями моих подруг сижу тут и развлекаюсь, - хмыкнула я. Да, мне совсем не хочется слушать о чужих проблемах. Блять, Ходзуки, ты феерический долбоеб - я только забылась, как опять ударилась головой в мысли о Саске. Ребята, ну вы что, шутки шутите? Нет уж, я как слушать ЭТО не желаю, так и помогать.
- Эй, Харуно, наша очередь, - схватил меня за плечо Хидан и потрусил.
- Ну, щас споем, - неуверенно сказала.
Мы с приятелем поднялись на сцену, взяв микрофоны. Пришлось представиться. Теперь все знали, что я Сакура, а со мной Хидан. Мысленно я молилась, чтобы тут никогошеньки не было из школы или общих знакомых моей четверки. Хидан запел, стараясь подражать завываниям Джона Траволты, как это было в фильме. А я пела свою часть подобно Оливии Ньютон, стараясь также вертеть бедрами. Конечно, у меня не было тех самых роковых черных легинсов, но получалось забавно.
Мой взгляд обвел собравшихся в зале, и, благо была очередь опять петь Хидана, я увидела Саске. Микрофон затрясся у меня в руках, почти что выскальзывая из пальцев. Но, конечно же, это было не МОЙ Саске. Припев я кое-как спела опять, а взглядом буравила чужака. В черном пиджаке, в алой рубашке и джинсах. Волосы были уложены назад гелем и собраны в высокий хвост. Правая рука парня крепко сжимала стакан с золотистым напитком. К моему огромному сожалению, чужак смотрел на меня хмуро своим пронизывающим взглядом. Это жутко разозлило. Гнев был настолько сильным, что я отвернулась, хотя краем глаза заметила, как к Мадаре подошел какой-то мужчина, и они стали разговаривать.
Я допела и вылетела со сцены. Меня трусило от злости, и чувствовалась тошнота. Вот уж не думала, что раздражение вызовет потуги блевать. Добравшись до нашего столика, я буквально прыгнула за стол и стала озираться. Мадара пропал из виду. Это меня еще больше разозлило. Встав на одно колено на стул и схватившись за голову Ходзуки, который явно охуел с моих действий, я, что со смотрительной вышки, стала выискивать тело Саске. Не найдя же его и получив лишь головокружение, досадно плюхнулась на стул.
- Ты что?! - рявкнул Ходзуки, поправляя свои серебристые волосы.
- Тихо-тихо, тут Учиха, - проще было назвать фамилию, чтобы не назвать парня Мадарой.
- Кто? - взвизгнула Ино, начиная вертеть головой в разные стороны.
- Так вы же с ним разошлись, - заметил Хидан, подошедший с четырьмя стаканами. Два из них были наполнены какой-то красной жидкостью. Как пояснил наш товарищ - это "Веселье мандарина" - основой были чай, водка и клюквенный сок. Со слов парня - штука мягкая. Я с любопытством отпила малость, чтобы попробовать. Действительно, алкоголя я особо не почувствовала, но, думаю, этому причиной был ром и ликер в Piña colada, выпитые до этого.
- Да не совсем, - пусть и с опозданием, но ответила я. Хидан и Ходзуки уставились на меня, и в их глазах горело любопытство. - Вообще-то, это я ушла от Саске. - Это было правдой.
- Ого, а чего теперь переживаешь? - спросил Ходзуки. - Саске совсем не переживает, вернувшись к Шион.
- Ну... я еще зла на него, - буркнула я. Не то слово, как я зла на себя.
- Ладно, давайте не будем о грустном, - мягко сказал Хидан. - Медленные танцы пошли, айда плясать, Сакура?
- Я? - мне словно впихнули таблетку ахуина, которая тут же начала действовать.
- Поговорить надо, - подмигнув, сказал парень Таюи. Ох, чую, разговор пойдет не легкий за подругу.
Я кивнула, и товарищ протянул мне руку, в которую я незамедлительно вложила свою.
Парень дернул на себя, и я буквально выпрыгнула из-за стола. Ино проводила нас взволнованным взглядом, но подмигнула, показывая круговое движение рукой - она попытается высмотреть Мадару. Я кивнула, в душе благодаря Яманаку.
Играла медленная песня неизвестного мне исполнителя. Танцевать было жутко и комично - приходилось соблюдать субординацию "я-парень-подруга". Одна рука Хидана была на моей спине, причем чувствовалось, что его пальцы напряжены. Вторая же держала мою кисть, а расстояние между телами было ого-го. В общем, наш танец не намекал на какую-то романтику.
- Расскажи мне, что у вас с Таюей? - склонившись к Хидану, спросила.
- Ложи голову на мое плечо и можешь пожаловаться на Саске, - предложил товарищ, а я хмыкнула:
- Обнимашки по-дружески?
- Ну да, наверное, а то Суйгецу б точно не понял бы такого предложения. А у нас с Таюей дружба, и ничего более, - резко сменил он тему.
- Дружба? - недоуменно спросила я и оторвалась от плеча парня.
- Она меня ближе не подпускает, а все из-за сама знаешь чего, - Хидан помрачнел.
- Нет, не знаю.
- Она же больна.
- Ну, то, что она больна алкоголизмом... но это же не повод...
- Сакура, - он сжал мою руку до боли. - Она умирает.
От сказанного им, я чуть не споткнулась на ровном месте.
- Как? Не может этого быть, - замотала я головой, вызывая очередной приступ тошноты.
- Хорошо, если она доживет этот декабрь, - пальцы на моей спине впились в лопатки.
- Но... - мои глаза наполнились слезами, а чувство собственного стыда отвесило мне хлесткую пощечину. - Как так?
- Ее почки практически не работают. Она отказывается от диализа, не всегда пьет лекарства. С недавних пор стала опять выпивать.
- Это моя вина, - слезы потекли по щекам, а я закрыла лицо руками. В данный момент я себя чувствовала эгоистичным ничтожеством, жалкой.
- Нет, Сакура, - потрепал меня парень по голове. - Она никому об этом из вас не говорила.
Мы остановились и смотрели в пол.
- Но ты можешь провести с ней последние дни, - сдавлено сказал товарищ. Было видно, как малиновые жизнерадостные глаза тускнеют, наполняясь болью.
- А ты? - вдруг спросила я. - Ты как? - у меня просился вопрос, но было неудобно спрашивать, каково это все Хидану.
- Больно, - он сделал очень глубокий вдох, прежде чем ответить. - Но, я тебя очень прошу: уважай до конца волю Таюи. Она из детского дома, ей стыдно, когда она приносит неудобства. Она даже меня к себе не подпускает. Не желает, чтобы я хоронил себя заживо вместе с ней. Я ей кричу в лицо, что люблю и хочу разделить все с ней, а она мне в ответ: я завтра умру.
- Держись, - мои руки сами потянулись к Хидану, и я его обняла. Невольно и он сжал меня в крепких объятьях, и вот его голова уже покоилась на моем плече, а сам он согнулся. Мы медленно танцевали, крепко сжимая друг друга. Я чувствовала горячие слезы на своей коже, но не произнесла ни слова. Это было бы не к месту.
- Только не сморкайся в меня, - как-то непроизвольно я произнесла, и Хидан вдруг затрясся.
- Блин, Харуно, только ты такое можешь сморозить, - товарищ ржал во весь голос. - Это, пошли повторим с напитком.
Держась за руки, мы направились к бару. Хидан мне подмигнул и заказал напитки. На этот раз мне сделали "Ночной Токио", а цвет был - синий электрик.
Я так всосала эту термоядерную смесь в себя, что аж икнула. Это вызвало смешок у Хидана. Парень пропустил две рюмки золотистой жидкости, закусив лимоном. Я выпила и этот термояд, и мы направились в зал опять.
Мы танцевали молча, в этот раз прижимаясь к друг другу.
- Харуно, ты свой пацан в доску, - засмеялся товарищ, а меня обдало лютым перегаром. Блин, от меня что, тоже так несет?
- Ну да, с Ходзуки ты так не потанцуешь, - прыснула я в ответ, и мы засмеялись, одновременно уставившись на упомянутого. Суйгецу о чем-то спорил с Ино, махая руками, а Яманака крутила тому пальцем у виска.
- Кажется, только мы с тобой спились, пошли-ка к ним, пока кто-то табуреткой по башке не урвал, - остановил нас Хидан, но руки почему-то не спешил убирать с моей спины.
Вдруг меня кто-то схватил за руку и дернул назад. Абсолютно не ожидая такого, естественно, что я плюхнулась на зад. Мой взгляд покосился на ненормального наглеца. Когда же я обернулась и, прежде чем до меня дошло, кто стоит позади, мое тело задергалось в разные стороны. Мадара злобно сверлил взглядом то меня, то Хидана, и рука его так сильно сжимала мою ладонь, что та стала белеть. Учиха попробовал меня рывком поднять на ноги, но не тут то было. Я упорно пыталась уползти и жалела, что не ящерица, которая обладает свойством сбрасывать конечности.
- А ну-ка отпусти ее, - свирепо рыкнул Хидан и ткнул Мадару в грудь пальцем.
Последний же сделал резкий рывок вперед, надавливаясь своим торсом на палец моего товарища. Я, соответственно, проехала на жопе по полу, потому что Учиха так и не выпустил мою ладонь.
- А ты еще кто будешь? - хмыкнул Мадара. Я не видела его лица, а вот Хидан был в бешенстве.
- Я ее друг, который не собирается давать свою подругу в обиду, - низкий гортанный голос походил на рык.
- Да мне ровно, кто ты и что, но не смей ее даже касаться.
- А то что? Вы же разошлись...
Эти два мудака стали ругаться, пихаясь. Я, соответственно, тоже дергалась, сидя по на полу, инертно следуя движениям Учихи. Парни даже не заметили, что на них направили белый прожектор, а музыка стихла, как и весь зал. Сейчас слышались только рыки Хидана и Мадары.
- Воу-воу, молодые люди, давайте решим спор мирно, - прогремел голос кого-то - диджей явно был заинтересован происходящим, и два мудака все же заткнулись на секунду. - Вы не можете поделить даму сердца? Мы вам поможем это сделать мирно: устроим состязание диско! Кто лучше танцует, тот и получает право провести вечер с дамой сердца!
- Какая, к черту, дама сердца?! - взвыла я и задергалась ужом по полу.
- Заткнись! - в один голос заорали на меня Хидан с Мадарой. - Мы согласны!
- Отлично, иначе бы нам пришлось вызвать полицию... Итак, условия конкурса такие: я ставлю вам песню, а вы танцуете. В конце толпа определит аплодисментами, кто победит и уведет девушку в VIP-лоджию.
- Ага, щас, - попыталась я вырваться, однако Мадара не позволил, дернув на себя меня.
- Сидеть, место!
После этой команды он все-таки выпустил мою руку. Люди вокруг стали расходиться, образовывая круг. Все прожекторы вдруг засветили на двух всклокоченных соперников, и заиграла музыка. Первые аккорды гитары, и начались всемирно известные звуки скрипки и электро, а потом и слова:
- Джимми-джимми, аджа-аджа!
И тут меня порвало от истерического смеха - ну и задание - да в гробу я это видела!
Однако Учиха все же начал двигаться, а вот Хидан впал в коматоз, не в силах переварить происходящее. Мадара, не переставая улыбаться по-дебильному и строить глазки, заскакал ногой вперед в сторону Хидана, а приблизившись, вытолкнул того своей грудью. После этого последовала походка назад, и Учиха при этом прыгал через два шага, разводя руки и ноги в стороны. Потом он заскакал боком по всему залу, от чего вдруг толпа начала хлопать. Я поняла, что Хидан проиграл, так как публике нужна была открытость и непосредственность. Учиха вернулся в центр, начал двигать бедрами из стороны в сторону, при этом кружась то влево, то вправо, и все это вприпрыжку. Он продолжал скакать боком, помогая себе бедрами, а потом и вовсе стал подпевать голосу певицы, строя глазки всем окружающим, двигать в такт шеей и плечами. Люди хлопали и смеялись, а Хидан стоял, что контуженный паралитик. К сожалению, песня закончилась, как и этот абсурд со стороны Мадары.
- Молодой человек в алой рубашке победил! Ах, да, мы забыли спросить даму сердца: а она не против?
- Не против, - взревел Мадара и зыркнул на меня так, что душа убежала в пятки с стала махать белым флажком.
Учиха подошел ко мне, нагнулся, обхватывая за талию, и поднял одним рывком.
Хидан дернулся в мою сторону, однако я замотала головой и показала большой палец вверх. Приятель кивнул и подмигнул.
Поняв, что Мадара меня куда-то выводит из зала, я уперлась.
- Куда ты меня тащишь?
- Туда, где нам никто не помещает. В VIP-лоджию.
- Никуда я с тобой не пойду, вот еще! - злость во мне закипала, что лава, готовая вот-вот вырваться в виде... тошноты. - Так, отпусти меня. - Я почувствовала, как мой желудок готовится к залпу, и траектория полета по плану должна была спикировать прямо на чужака.
Однако этот придурок, вместо того чтобы выполнить мою просьбу, схватил меня за плечи и стал трусить.
- Отпусти меня, - зашипела я, начав вырываться. Сил больше не было терпеть. - Да отпусти меня! Бесишь!
- Стоять, зорька! - схватил меня за шиворот Учиха.
- Ну я тебя преду... - договорить я не смогла, так как мой желудок очистило прямо на туфли парня и пиджак с рубашкой. Такого Великий и Ужасный не ждал.
- Я ж говорила, что ты меня бесишь! - шмыгая носом, промямлила я и тут же отскочила в сторону: глаз Мадары дергался, какой именно - я не разобрала, так как двоилось у меня про меж глаз. Пользуясь замешательством, я понеслась в туалет.
Мне было смешно. Нет, такого в моей ненормальной жизни не было, и это казалось из ряда фантастического.
Я набирала из-под крана воду в ладони, пила, а потом блевала. Это был единственный способ очистить свой желудок и протрезветь. Хотелось холодной воды, и я хлебала жадно эту жидкость неизвестной чистоты. Достав из сумочки жвачку с эвкалиптом, стала судорожно жевать, продолжая заглатывать воду.
Выйдя из туалета, я была схвачена опять за шиворот.
Учиха меня буквально втаскивал на второй этаж, что упрямого осла.
Очутившись в помещении, точнее, когда Мадара меня буквально швырнул одним рывком во внутрь, я стала оглядываться.
Здесь был тоже бар, несколько диванов вокруг низкого и длинного стола. На правой стене весела огромная плазма, правда, хоть она и показывала какие-то клипы, музыка тут играла чилаут.
Я засела, точнее, забралась на самый дальний диван - позади меня было застекленное окно, выходящее обзором в зал.
Мадара взял какой-то коктейль мне и виски себе.
Он шел в мою сторону, и взгляд его был сжигающим. Присев на мой диванчик, он поставил емкости на стол.
- Ну и что это такое? - злобно спросил.
- А что? - наивно я захлопала ресницами.
- Какого черта тебя лапает какой-то козел.
- Он мой друг, и вообще - вспомнила я. - Мы разошлись с Саске.
- Для меня это ничего не значит. Ты важна для него, и он с тобой не расходился.
- И что бы это значило? - возмущение на меня ебнулось, что треклятый потолок, о котором я так молилась для Мадары.
- А то: сиди на жопе ровно и не возникай, - сурово сказав это, парень отпил из стакана и со всей дури треснул тем по столу. Жидкость взлетела вверх.
- Мы так не договаривались, - отчаянно замотала я головой, но тут же спохватилась и остановилась, дабы не начав блевать опять.
- Я сказал. Не испытывай судьбу.
- А то что? - Да-да, давай, сыграем в русскую рулетку.
- Ну, придется тебя усмирять, как и Шион, - при сказанном, глаза Учихи злобно сверкнули.
- Да пошел ты! - Ох, Сакура, детка, алкоголь вызывает браваду. Однако, из-за последних событий, все это хуйня по сравнению с мировой революцией.
Взгляд Учихи становился все суровей. Учиха то Учиха, да не тот и не мой.
- Ты вся дрожишь, - Мадара вдруг сказал это так заботливо и обеспокоенно, что я поперхнулась коктейлем, который он мне купил.
И вправду, меня трусило так, будто началась лихорадка.
- Сколько ты выпила сегодня? - устало закатив глаза, спросил чужак.
- Не з-знаю, - промямлила. Плечи передернуло, и телом овладел неведомый мне доселе трусень.
- Дуреха. - И тут Мадара сделал то, что парализовало и нарушило деятельность моего мозга. Он так быстро развернул меня к себе спиной, а потом прижал к себе, обнимая! Я лишь была рада, что он не видит моего лица, - как будто случилась та самая мировая революция. - СА. КУ. РА. Если бы ты не была бы важна Саске, я бы с тобой не церемонился.
После этих слов на меня накатила жуткая тоска. Я вдруг развернулась лицом к человеку, который совсем недавно занимался со мной любовью. К человеку, которым я совсем недавно обладала. Мой дорогой и любимый Саске сейчас сидел передо мной, а в нем засело нечто чужое. Но в этот странный момент мне было абсолютно все равно. Я непроизвольно прильнула к лицу Учиха. Губы коснулись его, и я стала шептать какие-то глупости. Слезы текли по щекам, по моим волосам гладили.
- Саске, вернись, пожалуйста! - хныкала я, и усталость меня укачивала, а Мадара держал в своих руках.
- Ками, Харуно, мало того что ты наблевала на меня, так еще и пытаешься повиснуть, - слышалось мне.
- Заткнись, - это прозвучало неубедительно.
Я же обнимала моего абсолютно чужого любимого. Тот шептал ругательства, но не выпускал из своих рук. Все вдруг наполнилось во мне вселенским покоем, и я провалилась в небытие...
Утверждено Дэдли
Лиса_А
Фанфик опубликован 15 ноября 2014 года в 15:34 пользователем Лиса_А.
За это время его прочитали 1116 раз и оставили 2 комментария.
0
Лиса_А добавил(а) этот комментарий 18 ноября 2014 в 01:13 #1
Лиса_А
margokotova2002, Доброго.
Прода будет на днях. Собственно, работа онгоинг, поэтому глава за главой не выставляется :)
Потерпите, пожалуйста, еще несколько глав Терапии и пару частей в отдельности, и работа будет закончена :)
0
kateF добавил(а) этот комментарий 11 января 2015 в 00:59 #2
kateF
Здравствуйте, дорогой автор.
А становится все веселей и веселей. Сначала Ваш Мадара показался мне настроен только на одно: усмирить Шион, но некая забота о Харуно выставляет его в другом свете, более приятном что ли. Радуют глаз и другие персонажи появляющиеся на протяжении каждой главы, в этой части связь Ино с Сакурой, в границах сюжета и мира, показалась довольно близка с той, что в манге, ну или это снова мои бредни.
Спасибо Вам за проделанную работу, с уважением, мимо проходящий фикрайтер. ^^