Статья про нового персонажа из 3 сезона Наруто - Боруто Узумаки
Наруто Клан Фанфики по Наруто Романтика Не по-детски. Глава 5. Ты (не) успеешь.

Не по-детски. Глава 5. Ты (не) успеешь.

Категория: Романтика
Не по-детски. Глава 5. Ты (не) успеешь.
Видеть такого Саске мне приходилось иногда: тьма буквально очернилила кожу у него под глазами. Взгляд безумца. И голос, голос этот не принадлежал Саске - более грубый, более резкий, на тон ниже и с хрипотцой. Однако такое я уже видела: в моменты, когда Саске нервничал, с ним происходили разительные изменения. Казалось, будто оставалась оболочка из кожи, которую кто-то неумело натянул и пытался вжиться. Так было всегда, когда Учиху что-то беспокоило. Можно даже было подумать, что его подменяют в стрессовые моменты.
- По-хорошему: не лезь к Шион. - Глаза, которые, казалось, породила зловещая ночь, та самая, холодная из без луны, сейчас меня обдали льдом.
- Я... - глупо было оправдывать себя за то, что я вообще не делала. Однако страх был такой, что колени мои задрожали. А еще ледяные пальцы, которые оставляли белые следы, мешая нормальному притоку крови в мои руки.
- Сакура, - голос Саске был мне чужим до озноба, ведь его, истинный, хоть и был низким, но не таким. - Мы знаем, что тебе лучше обходить ее стороной.
На этом Учиха разжал пальцы и был таков, оставляя меня в ужасе. Ведь вы только себе представьте: вам нравится человек, вы запоминаете все о нем, с жадностью хватаясь за любые мелочи. Вы точно знаете и помните его голос, а тут... С вами говорит совсем незнакомый человек. Ощущение такое, будто земля разошлась у вас под ногами. И ваше настоящее расползлось трещинами.
- Эй, очнись, - кто-то трусил меня за руку. Я перевела свой потерянный взгляд на подошедшего. Передо мной стояла Карин, лукаво улыбаясь. - Что, свиданка с Учиха по-тихому? - Узумаки - это Узумаки, вся в брата. - А чего ты мне не рассказала, я же любитель до таких вещей, - казалось, что Карин постигла вселенская тоска, а все потому, что она упустила кусочек личной жизни кого-то из нас, то есть своих подруг.
- Если бы, Карин, - напряглась я. - Он мне пригрозил вообще не подходить к Шион.
- Да у нас тут детектив, - послышалось сзади: Тен был уже тут как тут и улыбалась коварно. - Или тайны Генриха Наваррского?
- Что значит, пригрозил? Что значит, не подходить к Шион? - Карин нахмурилась, поправляя средним пальцем очки. - Я ее двинула, следовательно, ко мне все претензии. Или Учиха до меня еще не дошел?..
Я не захотела вдаваться в подробности, касаемо своего мнения о подмене Саске. Это же сумасшествие. Ай, к черту эти жуткие мысли, я просто невнимательна. Однако ощущение того, что мне под кожу запустили склизкого червя сомнения - нарастало все больше. Я чувствовала приближение чего-то жуткого...
- Сакура? - окликнула меня Таюя. - Что мне с Ино делать? Она замкнулась и вообще молчит, - Хоккумон стояла уперев руки в бока, а позади стояла Яманака. Да, вид у моей подруги детства был жалкий. - Эй, да скажи ты хоть что-то, а то бесить начинаешь! - рыкнула Хоккумон.
- Я в порядке, - выдавила Ино, однако взгляд был намертво опущен в пол.
- Нужно идти на урок, я бы не хотела опоздать, - сказала Карин, все еще переживая по поводу Саске.
- Эй, что там происходит? - Тен положила мне руки на плечи и подпрыгнула. Блять, это всегда неожиданно и больно.
Однако что-то действительно происходило в коридоре, где располагались классы. Начинали гудеть десятки голосов, смешиваясь в агрессивную какофонию. Ученики собрались в круг, махали руками и яростно что-то выкрикивали. Напоминало стаю оголодавших стервятников, которые завидели смерть, и вот уже они воспевают своим какраньем предстоящий пир.
- Валим туда! Нашего бьют, кажись, - Тен пулей рванула в сторону толпы, а мы за ней.
Такахаши была не из робкого десятка. Кто угодно из нас, но только не эта девочка с врожденным чувством справедливости. Тен своих никогда не бросает, даже если они и виноваты. Да и несколько лет единоборств держали ее кулаки уверенно перед жизнью.
Мы подошли к толпе, попытались протиснуться, но безуспешно. Вдруг ученики стали расступаться и замолкать. Раздался топот, и, сквозь подростков, мы увидели парня, одного из близнецов, который вечно красил губы в синий. Он подошел к подоконнику, держа в руках портфель. Близнец уродливо улыбался, довольно оценивая изумленные лица собравшихся. Какое-то извращенное выражение застряло на его лице.
- Только попробуй, ублюдок! - раздался рык из класса. Постепенно мы увидели, что происходило. Второй близнец держал нашего знакомого, Дейдару, заломив ему руки за спину, и толкал вперед, к окну. Впереди, скрепив ладони в замок, шел Сай, уголки губ которого, зловеще приподнимались. В купе с пустым смолянистым взглядом, похожим на бездну, он выглядел жутко. Толпа растягивалась, давая нам возможность выйти вперед.
Тут близнец, который был у окна, достал учебники.
- Только попробуй, и я тебя, ублюдка, в порошок сотру, - рычал блондин. Было видно, как глаза его налились кровью, что у взбешенного быка. Сай повернулся к нему, схватил за волосы, наматывая те на кулак, и рассмеялся в лицо:
- А что ты сделаешь, девчонка? - бесстрастный взгляд пугал, и читалась там, на дне этих бездушных глаз, безнаказанность.
- Отпустите его и верните вещи, - раздался вдруг голос Тен. Наша подруга вышла в круг, и я увидела, как она в одной руке держит связку ключей, а во второй мобильный телефон. Девушка уже становилась в боевую позу, выставив одну ногу вперед и разворачиваясь так, чтобы стоять как бы боком, но при этом лицом к оппоненту.
- Ой, а у нас тут, видать, второй нищеброд, вылез из своего дерьма. Может, залезешь назад? - ухмыльнулся Сай.
- Насилие - порождает насилие, и на каждую кастрюлю находится своя крышка, - Тен и не думала отступать.
Вдруг что-то щелкнуло, и мы почувствовали запах горящей бумаги.
- Какая жалость, эти учебники стоят дорого, как абонемент в спорт-зал, - засмеялся тот, что стоял у окна.
В этот же момент с потолка полились струи воды, заревела пожарная сигнализация.
- Получай, - раздался рев Тен, которая, пользуясь тем, что все уставились на воду, подлетела к Саю и ударом ноги в челюсть вынесла его из толпы.
- Дей! - раздался чей-то крик позади нас. Какая-то темнокожая девушка с красной гривой неслась к нам, буквально распихивая руками и ногами учеников.
- Каруи? - Дейдара выглядел удивленным.
Из кабинетов стали выходить ученики и учителя, среагировав незамедлительно на сигнал тревоги.
- Ты еще об этом пожалеешь, тварь, - Сай сидел на полу и потирал разбитую губу. - Я тебе устрою веселое обучение, мразь, - прошептал он, возвращая на свой поганый рот гадкую улыбку.
- Так это твоих рук дело, уродец! - взревела Каруи и кинулась к лежащему. Она била его то пыром, то каленом, хватаясь за волосы, уши и шею. Близнецы стояли, растерянно смотря на происходящее.
- Отпусти, - Тен двинулась к тому, и близнец разжал руки, выпуская Дейдару.
- Каруи, хватит, - положил он на плечо руку девушке, которая пыталась хоть как-то пробить блокаду из рук Сая.
- Да? Эти ублюдки вытворяют все, что хотят, и нет на них управы, - девушку трясло.
- Забей.
- Вы, вы это видели и не предотвратили, почему? Почему?! Вы боитесь этих жалких уродов, которые по-одиночке вообще ничего не могут сделать? Которые нападают стаей? Почему?! - Каруи содрогалась от гнева и от того, что не успела на выручку своему другу.
- Какого черта здесь происходит? - раздался внезапно голос Цунаде? - Вы у меня сейчас сгорите, но я вас всех в свой кабинет и на педсовет за шкирки вытащу.
Казалось, прогремел гром, и начался ураган - такой эффект создавала завуч.
- Цунаде, как ты выражаешь перед детьми? - тут же и пришла директриса, Мей Теруми, которую я видела мельком за эти два дня.
- Потому что эти дегенераты не понимают иначе. Чую, что тут был очередной инцидент с насилием над учениками.
- Мы разберемся. - Мей попыталась взять ситуацию в свои руки, но как бы не так - Цунаде не собиралась сдавать свои авторитарные позиции.
- Я разберусь. Не забывай: один мой рапорт в министерство, и ты вылетаешь к чертям.
Делать было нечего - Сай, Тен-Тен, Каруи, близнецы, Наруто, Карин, Таюя и я поплелись в кабинет завуча под строгим взглядом Цунаде.
Вы спросите, зачем нам это нужно было, если мы не участвовали в потасовке и могли себе завести потенциальных ненавистников в лице Сая и близнецов? А все просто. Такие, как Тен-Тен, своим примером показывают борьбу с безразличием. В такие моменты ты, кажется, заряжаешься таким человеком и готов стоять до конца. Но такие, как Тен, скорее всего, сами когда-то проходят через насилие, и в них возгорается ненависть к тем, кто пытается тебя изнасиловать морально, к тем, кто пытается над тобой надругаться. При нынешних зрячих распространена странная патология - они ничего не хотят видеть. Зрячие слепцы, как бы странно не звучала эта антитеза.

- Я жду объяснений, - Цунаде уселась за свой стол и буквально вгрызалась в нас взглядом. Однако тишина висела такая, что, казалось, нас удушают.
- Моя вина, я не успела, - первой начала Каруи, виновато опустив голову.
- Не успела что, убить ученика?! - взорвалась завуч, треснув кулаком по столу.
- Не успела предотвратить.
- Что? - Цунаде швырнула через весь кабинет и нас стеклянный стакан с ручками и прочей канцелярией, который тут же разлетелся осколками, больно садня наши головы, уши, спины и руки. Все вздрогнули.
- Они издевались над Дейдарой. Забрали рюкзак и подожгли его учебники, при этом унизили при всех, - Тен все-таки начала говорить.
- Ничего себе, - задумчиво прошептала Сенжу, хотя мы все ожидали ее крик.
- Я не могла не заступиться и не предотвратить ситуацию, - Такахаши тихо прошептала. Было видно, как ее трясет, ведь данный инцидент грозил исключением.
- Такахаши, ты же учишься на стипендию, ты одна из тех, кто получил гранд. У тебя нет покровителей... - Сенжу задумчиво уставилась в потолок.
- Да. - Тен сникла еще больше.
- Отдайте их всех мне на отработку, - раздался голос Таюи, и мы уставились на нее. - Этих троих я припахаю к работе. Заработают деньги и возместят ущерб Дейдаре. Каруи тоже на исправительные работы. Вам нужно что-то покрасить? Облагородить клумбы? Убрать стадион?
- Хорошая идея: труд из обезьяны делает человека, - довольно заметила Цунаде и улыбнулась.
- Я не собираюсь что-то там отрабатывать, - возмутился Сай, потирая свою разбитую губу. - Мне проще заплатить. Позвоните моему покровителю, Данзо.
- А мне проще тебя исключить, - в тон ответила Сенжу, смакуя данные слова и ставя на место заносчивого ученика. - Данзо я, конечно, позвоню, но разговор будет другой. Если ты откупишься, можно считать, что ты не несешь наказания. Нет, миленький, ты пойдешь. Ты побежишь, а, если надо, я лично тебя пинками погоню, - завуч перевела взгляд на Таюю. - Прекрасная идея, дорогая. У нас как раз намечалась уборка стадиона. Фирма запрашивает в три раза дороже, чем мы бы платили работнику. Я вам готова заплатить половину от суммы, которую запрашивает фирма.
- Но это все равно больше того, что полагается работнику, - уточнила Хоккумон.
- Да, и меня это устраивает - я дам вам аванс, а вы купите на него нужное оборудование для уборки. Годится? - Сенжу, кажется, была действительно рада тому, как разъяснилась ситуация.
- Годится.

Ровно в семь часов вечера мы пошли на стадион, чтобы ознакомиться с объемом работы и объектом. Каруи, Дейдара, Сай и близнецы опаздывали.
- Вот, блять, угораздило, угораздило ж нас впутаться в это говно, - сетовал Наруто, ходя из стороны в сторону. - Сейчас бы играли бы себе тихонько в приставку и уминали сандвичи.
- Не ной, - только и сказала Хоккумон, лениво потягиваясь.
- Мы на месте, - послышался голос Каруи, которая шла, улыбаясь, а сзади плелся Дейдара. - Кстати, давайте уж и познакомимся по-человечески, - девушка выглядела дружелюбно, и это после того-то, как мы видели ее бьющей Сая. - А что, этих уродцев нет?
- Придержи свой язык, лахудра, лучше б причесалась, - раздался слева голос Сая. Он шел как обычно впереди, а за ним плелись близнецы.
- Что?! - взревела наша новая знакомая. - Тебе что, блять, мало было утра? Если да, то я тебе вправлю мозги, мы сейчас на улице, - Каруи уже была готова кинуться опять в драку.
- Заглохли, - подала голос Таюя, и мы все перевели на нее взгляд. Хоккумон как всегда держалась вальяжно. - Надо поделить на периметры территорию. Рядом с нами находится парковая зона, а вообще, тут дохера деревьев. Это говно, если оно не собрано у других дворников вблизи, будет лететь к нам. Мне это не нужно. Сегодня каждый пойдет и посмотрит, что творится вокруг. Желательно, завтра взять цифровые фотоаппараты и запечатлеть, в каком состоянии находится местность. Я не собираюсь выполнять работу других. У кого-то есть завтра тренировки или кружки?
- У меня, - сказала Каруи. - Я капитан школьной команды девушек по волейболу.
- А у меня завтра факультатив по лепке и ваянию, - Дейдара насупился.
- А у нас футбол, - подали голоса близнецы.
- Да и у меня тренировка по волейболу, я вписалась, - виновато опустив голову, сказала Тен.
- К семи вечера будете свободны? - Таюя, достав блокнот, стала делать для себя пометки.
- Да! - согласились все, кроме Сая.
- Эй, ты, - Хоккумон подошла и ткнула ручкой в живот предводителя близнецов. - Ты можешь валить и не обременять меня своей скисшей рожей. Но с Цунаде ты будешь сам объясняться. - Однако тот лишь злобно отмахнул карандаш, развернулся и пошел.

***

Вечер был теплым, даже не чувствовалось быстрое наступление ночи. Облака, разрумяненные комки, блаженно парили над городом. Темари тяжело вздохнула. Первый день, когда она одна. Ну и мерзок же вкус принудительного одиночества! Гадость редкостная. Хорошо еще, что у нее сегодня было занятие по рисованию на песке. Девушке нравилось выводить силуэты на столе с подсветкой. Песок успокаивал, вызывая внутреннюю гармонию. Страдала ли она? Нет. Слишком гордая и несгибаемая. Переживала ли они? Может быть, где-то на дне души, украдкой. Но пальцы любовно пропускали прохладный песок, и она получала удовольствие. Единственное, что ее беспокоило, это был Сай, который ей сегодня угрожал. Но что они могут ей сделать? Даже без братьев? Что кучка этих шакалов может?.. Нара не ответил. Он был в школе, но игнорировал, даже не посмотрел в ее сторону. Не ошиблась ли она? Нет. Человек, который и вида не подал? А ведь их связывало два года. Оказывается, не Суйгецу один с ней распрощался в один миг. Но не болело...
Девушка вступила на аллею деревьев, которая была больше похожа на пролесок. Тропинка была большой, давно вытоптанной. Темари любила этот путь к дому, с удовольствием вдыхая запах леса. До дома оставалось несколько метров. Сейчас она разведет камин, заварит чашку чая с молоком, сядет в кресло-качалку и начнет любоваться нежными языками пламени. Что-то в огне было вечное и мудрое, древнее и успокаивающее...
Три фонаря уже должны были зажечься. Один подобно свече вспыхнул, второй через секунду. Да, жаль, что у них тут такая местность, мало освещения, но вот уже должен был зажечься третий... Как удар по затылку оглушил девушку. Взгляд стекленел, и веки тяжело давили, казалось, на все тело.

Очнулась девушка глубокой ночью. Все тело болело: голова, промежность, спина. Больше всего болела спина, и ей даже показалось, что с нее сняли кожу живьем. Темари почувствовала сладковатый запах крови. Ее ударили по голове и оттащили в пролесок. Ледяная роса заставляла ее тело коченеть, но это было невозможно - пах буквально горел, из нее что-то вытекало. Спину щипало. Казалось, она не может пошевелиться. Однако, затаив воздух в легких, она сделала усилие и перевернулась. Ей была видна дорога: ее сумочка так и валялась, брошенная под светом фонаря.
Кривая усмешка на секунду исказила ее губы. Как бы не так. Кусая себя за внутреннюю часть рта, так, чтобы почувствовать кровь, она зарычала, запуская ногти в сырую землю. Скрежет зубов больно отдался эхом в голове. Как бы не так. Темари поползла. Кажется, у нее разорвана промежность. Но, как бы не так, - звенело в черепной коробке. Боль вдруг сменилась бешенством и яростью.
- Я тебя найду ублюдок, - ползла она по мокрой траве, и было все равно на боль в спине. - Я тебя порежу на лоскуты, - хрипела она, и оскал дикого животного растягивал ее губы. - Я тебя порежу.
Ей казалось, что она добиралась целую вечность до дома. Шатаясь, падая, разбивая свое изуродованное тело еще больше. Но она бы не была собой, если не продолжала двигаться. Хоть по ползку в час. Хоть по движению в два часа. Главное, дышать.
Странно, но ключи были на месте.
Девушка открыла дверь. Ввалилась без сил, кое-как ногой захлопнула дверь.
Потом, уже в ванной, Темари смотрела на свою спину, на коже которой, кто-то поработал ножом, разлиновав ее порезами. Сев на кафель, девушка раздвинула ноги и поднесла небольшое зеркало: разорвана была вся промежность. Одно большое багровое месиво, которое опухло и горело. Вытащив из своей сумочки духи, Темари разбила у горлышка флакона и выплеснула содержимое между ног. От боли она испражнилась сюда же, на пол.
- Сасори-сан? - прохрипела блондинка, распластавшись на холодном кафеле, когда услышала сонный голос ответившего. - Приезжайте ко мне домой... кажется, я умираю...
Утверждено Mimosa
Лиса_А
Фанфик опубликован 06 апреля 2014 года в 21:51 пользователем Лиса_А.
За это время его прочитали 1622 раза и оставили 2 комментария.
0
kateF добавил(а) этот комментарий 16 декабря 2014 в 23:18 #1
kateF
Здравствуйте, дорогой автор.
За главу произошло много событий. Все началось с довольно-таки интересного диалога с Саске (и вместе с героиней теперь, будем гадать что связывает Шион и Учиха), то конец заставил забыть обо всем что было до того, какой там Саске или Дейдара, ведь здесь появился новый... Джек?
С уважением, мимо проходящий фикрайтер. ^^
0
H@runo добавил(а) этот комментарий 23 января 2015 в 16:55 #2
H@runo
Охохох, ну и школа, конечно. Столько грязи, цинизма и жестокости. Даже не верится, что они еще дети. Хотя, так назвать их язык уже не поворачивается.И ведь все действительно так и происходит в некоторых школах.
Чтож, вернемся к сюжету. Страсти все накаляются, даже Саске показал уже свои клыки. Хотя пока непонятно, почему он претензии предъявил лишь Сакуре. Чтож, поживем-увидим, но все это очень странно.
Несмотря на то, что Темари пока не проявляла себя как положительный персонаж, но и негатива от нее не было видно, поэтому, в какой-то степени мне ее жалко. Как же хочется, чтоб Сай получил по заслугам.
Спасибо за ваш труд.
С уважением, Харуно.