Статья про нового персонажа из 3 сезона Наруто - Боруто Узумаки
Наруто Клан Фанфики по Наруто Романтика Не по-детски. Глава 14. Ты (не) против.

Не по-детски. Глава 14. Ты (не) против.

Категория: Романтика
Не по-детски. Глава 14. Ты (не) против.
- Сакура, приди в себя, время на исходе, - голос Саске продолжал настаивать.
- Оставь меня в покое, - заворочалась я, начав махать руками в воздухе. Невозможно было открыть глаза, а голос Учихи продолжал меня окликать.
- Что ты пила, Харуно? – Мне показалось, что этот настырный голос стал злее. Интересно, а это нормально – ответить голосу в сознании, вести с ним диалог?
- Сидр... Меня угостила Шион. – И тут в моем сознании будто бы зацепилась заноза. Я судорожно начала вспоминать: а пила ли сама блондинка тот напиток? Однако это лишь вызвало озноб всего моего тела, а паника начала сковывать конечности.
- Блять, Харуно, приди в себя, через пару минут тут будет полиция.
На слове «полиция» я, кажется, очнулась. Глаза открылись, и передо мной действительно склонился Учиха.
- Саске... – прошептала я и обессиленно улыбнулась. – Что ты тут делаешь? Тебе же нельзя никаких стрессов... – сказав последнее, я сглотнула, поняв, что сболтнула лишнее.
- Я смотрю, тебе рассказали кое-что интересное обо мне, или ты сама полезла вынюхивать? – во взгляде Учихи полоснула такая ненависть, что я невольно вжалась спиной в матрас.
- Ино мне сегодня рассказала. Извини меня, пожалуйста, я ничего не расспрашивала. Она мне все-все рассказала: и про убийство твоего отца, и про твою болезнь со второй личностью, и про Шион. Ты наверняка меня теперь ненавидишь, - я не обратила внимания, как перешла на шепот и всхлипы. Не почувствовала, как слезы покатились по щекам, к надключичным впадинкам. Мне хотелось закрыться руками от Саске, чтобы он не смог лицезреть мое жалкое и немощное состояние, но – увы, тело было, что парализованное.
- Я думал, что это ты меня возненавидишь, - буквально прорычал Саске, отворачиваясь. – Вставай, походу разберемся, что нам делать.
Я почувствовала, как Саске меня поднимает, берет на руки. А моих сил даже не хватало, чтобы обвить его шею своими руками.
- Чертова Шион, она тебя дерьмом так накачала, что ты ходить не можешь, - гортанный рык Учихи буквально вибрировал. – Эта дрянь умудрилась украсть у меня телефон, за одно и задержать, ссоря с матерью... Сакура! Ты слышишь? Сюда едет Иноичи, Шион вызвала полицию. А тут, скорее всего, полно подростков под наркотическим опьянением, нужно сваливать и других предупредить.
Мне показалось, что путь от комнаты до двора, где был припаркован мотороллер Саске, длился вечность.
Все вокруг уже было во тьме, лишь редкие фонари вдалеке давали хоть какой-то свет. У меня все завертелось вокруг, и пришлось очистить свой желудок тут же, не успевая хоть отойти.
Пока Саске рассказывал о грядущей полиции компании, звуки сирены лишь становились громче.
Наконец Учиха появился, осмотрел меня, скосил взгляд на бывшее содержимое моего желудка и облегченно вздохнул.
- Вырвало все-таки, это хорошо, скоро начнется отходняк, и к этому моменту тебе лучше быть в тепле. Кстати, Шион тоже пьяна. Дрянь, от нее пивом пахнет, а о сидре никто не слышал. Никто больше не пил сидр, кроме тебя. А, нет, Ино пила... – последние слова Саске сказал будто себе только.
Учиха затащил меня буквально на сиденье мотороллера, а сам устроился позади. Через пару секунд мы тронулись с места. Я и не обратила внимания, когда это Саске успел одеть на меня шлем. Невольно, но мне пришлось откинуться назад. Грудь Саске показалась мне обжигающей. Эта волнительная близость вдруг осела у меня внизу живота, словно там завязали узел, и теперь кто-то его тянул в разные стороны. Уши начало закладывать от странного чувства. Дышать стало тяжело и невыносимо. Мы ехали, наверное, под шестьдесят километров в час, и я боялась закрыть глаза. Ветер, в который мы въезжали, потихоньку вытрезвил меня. Стало доходить случившееся.
Шион меня накачала наркотиком, а заодно и Ино. Устроила проблемы Саске. Отомстила нам всем. Ну и дрянь. Я, конечно, не сторонник насилия, но себе поклялась, что доберусь до этого исчадия ада.
Мы стали въезжать в другой городок домов. Вот тут уж была настоящая тьма.
Остановившись у какого-то забора, Саске, поставив мотороллер на педальку, спрыгнул буквально.
- У тебя есть телефон? – Учиха помог мне тоже слезть.
Вытащив из кармана мобильный, я нажала на первую попавшуюся кнопку, чтобы загорелся экран, тем самым давая хоть какое-то освещение.
Саске взял устройство и подошел к забору, светя на стену.
- Что такое? – устало спросила я, понимая, что сейчас просто рухну.
- Сигнализацию отключить надо. Я тебя привез в свой загородный дом. Ох, Сакура, Шион меня так поссорила с матерью, что пришлось такую историю драматическую придумывать, что... В общем, тебе с ней предстоит знакомство, иначе бы она меня не отпустила, - усмехался парень, продолжая отключать устройство.
- Какой кошмар, извини, Саске, я не хотела...
- Ты меня не хотела? – Учиха обернулся – я это поняла по сменившемуся местонахождению телефона в воздухе.
- Да, то есть нет, - начала я запинаться, не совсем понимая, есть ли у данного вопроса двойное дно.
- Мне пришлось сказать матери, что я хочу провести выходные со своей девушкой.
- Да, нехорошо врать, - почему-то мне не было обидно за то, что Саске там что-то пришлось говорить.
- Да нет же, Харуно, я и так собирался, просто это получилось так, как будто нам с тобой невтерпеж... переспать, и мы ищем место. – Я нервно икнула один раз, а потом еще и еще.
- Это что мне невтерпеж? – истерически я взвизгнула, пытаясь упереть хоть одну руку в бок.
- То же, что и мне, - абсолютно спокойно ответил Саске, и что-то два раза запищало. – Пошли.
Учиха подошел ко мне и помог слезть. Земля казалась какой-то мягкой, а ноги мои пружинками.
- Вот уж не знаю, что лучше: быть под наркотой скрученной полицией, или же получить опыт первого секса? – риторически пробубнила я, от чего Саске хмыкнул.
- А что ты сама предпочитаешь? – Мне кажется, или Саске надо мной подтрунивает?
- Ничего! – выдохнула я, почувствовав, что краснею. Да и сама близость с Саске градусов у моего разгоряченного тела не опускала.
- Значит, ты меня не хочешь? И я наврал матери? – Черт бы тебя побрал, Саске, и лучше бы ты шутил.
- Ну как тебе сказать? – попыталась я выиграть время для ответа. – Я не совсем понимаю, что значит хотеть кого-то. Полное недоумение.
- Девственница, - буркнул Саске.
- Именно! Ты капитан Очевидность! – я тоже захотела его зацепить.
- И что мне с тобой делать? – он продолжал подтрунивать.
- Любить, - робко ответила я, а Саске остановился. Мы пришли. Открывая входную дверь, Учиха поставил меня так, чтобы у моей спины была опора. Короче говоря, чтобы я не шмякнулась. Когда и с этой преградой было покончено, мы вошли в дом.
Резкий свет ударил так по глазам, что те аж заслезились. Саске потащил меня на второй этаж. Как я потом поняла, пришли мы в его комнату.
- Извини, Сакура, но мне придется тебя накачать крепким алкоголем, - Саске посадил меня на свою кровать, но долго я не смогла находиться сидя – откинулась на подушки. Почувствовала, как парень снимает с меня обувь. Потом стал раздевать. В тепле я опять размякла, превращаясь в неподвижный труп. Потом я ощутила, что на меня что-то одевают – майку, Саске выдал мне свою майку, и от этой мысли тепло в моем теле разлилось с какой-то нереальной скоростью.
- Зачем мне пить? – выдохнула я, потому что сил вообще никаких не было.
- Чтобы перебить действие наркотика.
- А откуда ты знаешь?
- У меня старший брат уже давно познавши взрослую жизнь. Как бы, видел я его во всей красе.
Я замолчала, осмысливая наш разговор, точнее, тему, а потом то, что я лежу на кровати Саске в одной его майке, и, слава Ками, на мне есть нижнее белье. Сколько я не старалась рассмотреть обустройство комнаты - все плыло и двоилось.
- А пить обязательно? - не унималась я.
- Можно организовать твой первый раз. - Уголки губ Саске поползли вверх, создавая подобие улыбки.
- Да что ты заладил с этим? Мы только вчера начали встречаться! - рявкнула я и одновременно дернулась, полная возмущения.
- Ну, ты не заснешь, это факт. То, что тебя вывернуло наизнанку - хорошо, но у тебя это дерьмо в крови. Ты, судя по симптомам, под экстази. А с ним либо пить, либо испытать оргазм. Сакура, я могу поспорить, что ты так хочешь меня, что аж испытываешь боль. Вот почему я с этим заладил. Придется тебя алкоголем накачать.
- Так ты меня собрался того или споить, или все вместе?! - Я опять возмущенно задергалась на кровати, а Саске закрыл лицо ладонью, покачав головой.
- Я буду с тобой пить за компанию, ведь виски, а у меня именно оно есть, штука термоядерная. И да, я бы никогда не воспользовался бы твоим неудачным положением. Я же не насильник какой-то.
На последних словах Учиха у меня в мозгу словно что-то щелкнуло.
- А тебе разве можно пить? - я скривилась, потому что поняла, что зашла невольно в запретную зону тем.
Саске уставился на меня странным и растерянным взглядом. Потом его поглотила привычная хмурость с нотами ненависти.
Невольно у меня расширялись глаза от ужаса. Ведь я даже не могла и двинуться с места, а парень, если бы захотел, сделал бы со мной все, что бы взбрело в его черепную коробку.
- Скажи мне: ты думаешь, что это я Темари изнасиловал и изувечил? - металл в его голосе прозвучал грозно.
- Я не знаю, что мне думать. Слишком много новостей о тебе, - попыталась увильнуть от темы.
- Я же просил тебя не вынюхивать.
- Меня Ино за руку взяла, все рассказав.
- Это не облегчает ситуации. И да, выпивать я могу... Приступы возможны в очень стрессовых случаях. Сейчас я вроде бы как счастлив.
- Счастлив? - Саске мрачен до нельзя, о каком счастье он мне говорит?
- Я с тобой. Ты в моей постели и майке.
На этих словах он вышел из комнаты.
Я приподнялась. Кажется, потихоньку возвращалась способность двигать конечностями. Последние слова внесли очередную смуту в мое ошалелое сознание. Невольно начала продумывать, как мне сбежать, если что. Страх сменился паникой, и я поняла, что ну его нахрен. Я лучше напою Саске, пересплю с ним, да все, что угодно, лишь бы сбежать. Я не уверена в том, что у него не произойдет сдвиг по фазе. Черт, черт! Даже не могу руку поднять, тело, что свинцом залитое. Я влюбилась в психа!
- Не сбежала еще? - раздалось в комнате: Саске вернулся с небольшим подносом, на котором стояла бутылка виски и коллы, три стакана, один из которых был доверху наполнен льдом; трубочки и лимон тоже прилагались. Поставив поднос на прикроватную тумбочку, Учиха меня приподнял и усадил. Потом же аккуратно вытащил из-под меня одеяло и накрыл им по грудь, а сам сел напротив.
- Сбежишь от тебя, - буркнула я и уставилась на парня. Саске успел сам переодеться, и теперь был лишь в спортивках. Впервые я видела его настолько обнаженным. Не могу сказать, что он был очень мускулистым. Нет, он был поджарым, казалось, что в нем нет ни унции жира, лишь жилы и мышцы. Однако грудная клетка был широкой. Невольно, но мой взгляд коснулся живота парня, где была видна черная дорожка волос.
Дышать стало опять трудно, в ушах загудело. Опять появилась эта странная тяга внизу моего живота.
- Пей, - вздохнув, сказал Саске, протягивая мне стакан. Получился коктейль - виски, лимон, кола и лед. Сделав глоток, я с удовольствием отметила прохладу напитка.
Саске тоже пригубил, а потом взял маленький пульт и включил музыкальный центр.
- Я люблю старье, - прошептал он.
- Я тоже.
Учиха лег рядом со мной, и меня чуть ли не затрясло от волнения. Мы соприкасались руками, и это обжигало все мое нутро.
- Ты сильно испугалась? - вдруг спросил он. Мне показалось, или Саске перестал дышать?
Я выпила через трубочку все содержимое стакана. И, прежде чем ответить, повернулась набок, приспустилась, нагло забираясь под руку Учихи. Тот же, улавливая мое желание, обнял меня, помогая устроиться на своей груди. Моя ладонь непроизвольно потянулась через его торс, останавливаясь на боку. Я начала его гладить, легонько надавливая ногтями.
- Я пару минут назад была готова с тобой переспать, дождаться, пока ты заснешь, чтобы попытаться потом сбежать. А теперь я просто готова с тобой заниматься любовью. - Проклятый наркотик! Я совсем не думаю, что говорю! Вообще никаких тормозов! Ощутила всем телом, как я краснею.
Учиха напрягся.
- Но. Я тебя так давно люблю... - При этом я потерлась о Саске носом, а потом и щекой. - Я хочу быть с тобой. - Зажмурилась от удовольствия, которое мне приносила такая теснота с любимым.
- Тебя не пугает то, что у нас, возможно, нет никакого будущего, присущего нормальным парам? - Его пальцы вдруг оказались в моих волосах, начав их ласково перебирать.
- Куда важнее то, что мы вместе. И в радости, и в горести. - Я невольно вжималась в Саске. - Да и как-то это лицемерно - быть с человеком лишь тогда, когда все хорошо. Мне всего лишь шестнадцать, и не знаю, что ждет меня завтра. Но я сейчас с тобой, и хочу, чтобы это мгновение никогда не заканчивалось.
Саске повернул голову, чуть склонился, а потом зарылся лицом в мои волосы. Почувствовались легкие поцелуи. Учиха обнял меня крепче.
Через секунду он привстал, повернулся. Теперь Саске нависал надо мной.
Наши взгляды встретились, и я сглотнула.
- У тебя щеки алеют. Я хочу тебя. Хочу точно успеть, - серьезно сказал он и прикоснулся большим пальцем к моим губам. Я невольно раскрыла рот.
И Саске склонился, целуя меня. Это было нежно. Учиха приглашал в этот раз, был медленным. Но вот мое нутро, кажется, взорвалось наконец. Я не заметила, как руки легли на плечи Саске, как раскрылся мой рот. А потом пальцы оказались в жестких волосах парня. Не понимала, как притягиваю его к себе. Не заметила, как его руки вдруг оказались под моими ягодицами. Как в тумане, Учиха улегся на меня, вдавливая своим телом в матрац. Мне безумно нравилась тяжесть его тела, было жутко тесно, и голова кружилась, а воздуха не хватало. Не заметила, как руки Саске оказались под моей майкой, а потом вдруг не стало ничего, а я осталась абсолютно нагая. Сама стягивала с него спортивки. Обнаженные, мы просто лежали, целуясь. Потом Саске стал ласкать мою грудь, и я услышала свои громкие стоны. Как в тумане, в какой-то волшебной дымке, он вдруг очутился между моих бедер. Меня напугало до ужаса то нескромное, что показывало всю готовность к близости, напряженно упираясь в мое тело. Саске обжигал собой, а я раскрывалась перед ним, стараясь своим страхом не оттолкнуть. Я распалялась с каждой секундой. Мы целовали друг друга, прикусывая, то в шею, то в плечо. Я невольно царапала ногтями по его спине, а Саске буквально сминал мою грудь и ягодицы.
Когда же настал момент соединения наших тел, я выгнулась дугой, чувствуя дикое напряжение между ног. Саске что-то шептал, но я не слушала, пытаясь понять ощущения своего тела. Резкий толчок, и Учиха заполнил меня, обжигая собой изнутри. Мои глаза лишь раскрылись, невольный стон вырвался из груди. Саске продолжал целовать меня, а я вцепилась в его плечи, не зная, что же мне делать. Там, внизу тела, все напрягалось, и невольно я двигалась в такт толчков Учихи. Но вот он остановился, аккуратно поворачивая меня на живот. Я закрыла глаза, не зная, чего ждать. Вдруг почувствовала, как целуют мою спину, вдоль позвонка. Поцелуи снизились до ягодиц, а потом я почувствовала легкое покусывание. Дрожь пробежала по всему моему телу, и я содрогнулась. Пальцы Саске стали поглаживать меня там, внизу живота. Это было настоящим дразнением. Какое-то мгновение, и Учиха просто подмял меня под себя, сливаясь со мной во едино опять. Он двигался медленно, вытягивая мои руки вперед, а потом накрывая их своими ладонями. Саске на что-то наавливал внутри меня, заставляя мучиться в сладкой огонии. Захотелось скорости, больше давления. Я не совсем понимала, что выкрикиваю ему. В ответ я получала усмешки, которые шекотали мою шею, прикусывание мочек ушей, резкие толчки.
Когда мы остановились, сотрясаемые приятными судорогами, Саске продолжал лежать на мне, поглаживая мой зад.
- А ты - командир, рад был стараться, - его шепот доносился словно издалека. Мои глаза слипались, а я была вся мокрой.
- Спать хочу, - застонала я.
И, свернувшись в один клубок, с переплетенными конечностями, мы погрузились в сонное небытие.

***

Суйгецу видел, как Саске, весь на взводе, вдруг вошел во двор, где сидела вся компания. Он стоял, тихо что-то говоря Кин. Если вначале она улыбалась, то с каждой секундой ее лицо мрачнело. Мангецу подошел к молодым людям и положил руки на плечи своей девушки. Кин стала потирать ладони, что свидетельствовало о нервозности. Он также видел, как вдруг напрягся всем телом брат. Вдалеке послышались сирены полиции. Не долго думая и полагаясь на нехорошее предчувствие, Ходзуки взглядом нашел Карин. Решение на дальнейшие действия было принято молниеносно. Краем глаз он увидел, как брат с Кин собирают бутылки алкоголя. Не медля, Суйгецу направился к барбекю, где компания сидела кольцом.
Откашлявшись, он обратил на себя внимание. Музыка притихла, и все уставились на парня, в том числе и Карин, недовольно хмыкнув.
- Карин, - громко сказал он и тут же пожалел, что не выпил сегодня, это бы пригодилось в данный момент.
Все уставились на названную персону, а сама упомянутая вздрогнула и обомлела.
- Карин, - Суйгецу попытался вложить во взгляд тепло, которое поистине испытывал к этой дамочке, но прятал очень глубоко в себе. - Я хочу при всех предложить тебе встречаться, - выдохнув, сказал он. Звуки сирены приближались.
Узумаки вся покраснела, не ожидая, что дело дойдет до такого поворота.
А Ходзуки, пользуясь замешательством, склонился к девушке, приобнял за талию. Карин даже не успела вставить свои колкие реплики, как ее одним рывком оторвали от земли, ставя на ноги. Суйгецу посмотрел на нее таким взглядом, что Узумаки невольно сглотнула. Потом же он склонился, целуя рыжую бестию у всех на виду прямо взасос. Колени девушки задрожали, и она стала мякнуть в руках этого неандертальца. Чего-чего, а вот противостоять ему в поцелуях Карин не могла, попадая в какие-то парализующие чары.
- Ладно, господа хорошие, я украду у вас свою даму сердца, ведь признание в любви - дело интимного характера.
И пока все, включая Карин, переваривали в мозгу внезапный приступ ярой любви закоренелого повесы школы, Суйгецу, не выпуская пассию из объятий, стал давать заднюю.
Стараясь улыбаться, парень потащил Карин через весь двор, в сторону калитки, которая выходила на тропинку к горячим источникам.
- Куда мы идем? - растеряно спросила девушка, пребывая по сей момент в шоковом состоянии.
- Спасать твою честь, - усмехнулся парень. - Шевели поршнями, а то не успеем.
- Куда ты меня волочешь? - Карин заподозрила неладное, потому что от романтического настроения Ходзуки и след простыл.
- На горячие источники, насиловать, - парень продолжал дерзить и паясничать.
- А как же твоя любовь? - Карин надменно усмехнулась.
- Нахуй, не в этот раз, детка.
- Нахуй? - недоумевала девушка.
- Нахуй - это туда, - показывая пальцем в сторону калитки, сказал он, а вот Карин уперлась в забор, не желая идти дальше.
- А ну-ка объясни мне, что, черт возьми, происходит! - одарив его взглядом упрямого осла, рыжая сложила руки на груди, показывая, что с места не двинется, пока не получит обоснования к такому повороту событий.
- Милая моя, ты пьяна, - хмыкнул он, все-таки остановившись. Взяв ее лицо своими ладонями, он сказал серьезно, отбрасывая привычное паясничество: - Прислушайся, слышны сирены полиции. Кто-то вызвал наряд, и я не думаю, что будет хорошо, если тебя загребут в пьяном виде.
Карин было раскрыла рот, но слух поймал приближение визжащих мигалок, которые стали теперь и видны.
- Ну раз до тебя дошло, то включай передачу "по съебкам" и шевели свой задницей, - на этом он схватил девицу под локоть и потащил по тропинке.
Карин, может, и хотела бы опротестовать свое "похищение", но здравый смысл был на стороне Ходзуки. Невольно пришлось подчиниться.
Как оказалось, дом Кин был на возвышенности, подобии утеса. Тропинка вообще никак не освещалась, а Суйгецу волок свою пассию по памяти в почти абсолютной тьме, которую рассекало слабое мерцание звезд. Девушка то и дело спотыкалась, спускаясь, и упала бы непременно раз десять, если бы не молодой человек, который продолжал держать ее за талию.
- Так куда мы? - сбившимся от быстрой ходьбы голосом выдохнула Узумаки.
- На горячие источники, придется переночевать там, чтобы спасти твою честь, - засмеялся Суйгецу.
Карин невольно скривилась: ох уж эта манера общения Ходзуки! Ни черта не понять из того, что он говорит. Но в душе она была изумлена тем, что, несмотря ни на что, тот позаботился о ее безопасности.
Тропинка стала более крутой для спуска. На секунду парень отпустил рыжую, и та сорвалась с места, падая на зад, дальнейший путь продолжая на пятой точке.
- Суйгецу! - взвизгнула она, набирая скорость.
Выругавшись, парень побежал галопом за девицей, не раздумывая. Ходзуки боялся споткнуться, чтобы самому не начать лететь кубарем. Пара больших прыжков-шагов, и он споткнулся обо что-то, все-таки упав. Проехав на животе около метра, он наконец остановился. Кожа на груди моментально загорелась. Судя по всему, он прилично ободрался.
- Ты в порядке?! - послышался вскоре испуганный голос Карин, а через секунду парень почувствовал ее руки на своей спине.
- Более чем, - сказал он, приятно удивленный волнением девушки за него.
Потребовалось мгновение, чтобы Суйгецу перевернулся на спину и начал нормально дышать.
- Вставай, пожалуйста, нечего на холодном лежать, - в голосе Узумаки не слышалось ничего, кроме мольбы.
Такая перемена ее отношения к нему полоснула по нутру парня. Он схватил ее за запястья, притягивая к себе.
- Знаешь, а я ведь не соврал, говоря там, при всех, - Ходзуки был серьезен как никогда.
- Так ты все-таки влюбился в меня? - в голосе Карин прозвучали нотки самодовольства.
- Не совсем, - хмыкнул он. - Но не далеко от этого.
Карин невольно кивнула. Поднявшись, она поняла, что от адреналина абсолютно протрезвела.
Ходзуки тоже поднялся, и молодые люди увидели слабое мерцание огней.
Через минут пятнадцать парочка добралась до горячих источников.
Владелец не мало удивился столько позднему визиту гостей без резервации. Ходзуки честно объяснил ситуацию, и хозяин посчитал, что аренда недорогих апартаментов без продажи алкоголя подросткам - не является чем-то криминальным. Ходзуки все же настоял, чтобы номер им выдали двухместный, намекая на то, что они еще и влюбленная пара, которая хочет побыть наедине. Хозяин же отнесся с солидарностью, закивав и подмигнув. Почему бы, собственно, и нет? Ведь платили наперед и наличными...
Зайдя в апартаменты, молодые люди невольно выдохнули. Помещение было белоснежным, лишь деревянный матовый пол разбавлял ореховым оттенком пространство. Посередине стоял огромный квадратный матрац без каркаса, прямо на полу. Разувшись, Карин быстро распласталась на нем. Вдруг почувствовалась пульсирующая боль в правом боку.
- Ай! - дернулась девушка, поворачиваясь на левый и хватаясь за болевший.
- Что такое? - Суйгецу открыл окно-стену, запуская свежий ночной воздух, смешанный с запахом горячего пара источника.
- Да ты же об меня споткнулся, - устало сказала Карин.
Парень подошел к ней и задрал майку, смотря на спину.
- У тебя тут большая гематома, - он хотел было погладить ее по раненому месту, но передумал, не желая ей делать больно.
- Да ты сам, наверное, ободрал всего себя, - шептала Карин, продолжая лежать на здоровой стороне.
- Ерунда, - небрежно бросил парень, хотя и так было понятно, что с порванной майкой пострадала и кожа.
- Пойду-ка я лучше отмокать, - приподнялась Карин и смутилась, наконец понимая, что случилось и чем это теперь ей грозит.
Парень ничего не ответил, лишь лег, распластавшись, что морская звезда. Мягкость матраца в данный момент была волшебной. Но большее волшебство было в том, что он с Карин.
Рыжая зараза весь вечер его динамила, полностью игнорируя. Хоздуки лишь надеялся, чтобы эта дурында по пьянке не сошлась с кем-то.
А теперь они в одном номере. Ободранные. Примирившиеся. Уставшие. Не осталась без внимания ее взволнованность о нем. Как она к нему кинулась, когда тот упал. Ему показалось, или Карин была готова расплакаться? Какой банально-глупый жест, а сколько в нем тепла. В груди вдруг все болезненно сдавило.
- Это еще, блять, что такое? - выругался парень и повернул голову в сторону распахнутых дверей.
Карин же уютно расположила свое тело, садясь на каменную скамью. Вода расслабляла. Невольно она подняла голову, устремив свой взгляд на черное небо, где сотни звезд горели подобно свечам. Освободиться от грязной одежды было божественно! Но тут же она взволновано посмотрела в сторону распахнутой двери, где остался Ходзуки. Только от одной мысли, что они сегодня проведут ночь вместе, девушка вспыхнула огнем смущения. Какой же на самом деле этот выскочка? Он одновременно и грубит, и заботится о ней. Ну надо же! Спасти ее честь! Будто бы рыцарь, который прибыл на выручку своей дамы сердца. Карин тихо рассмеялась своим романтическим мыслям.
- Закрой глаза, - вдруг раздался хрипловатый голос Ходзуки.
Карин вздрогнула: перед ней стоял обнаженный по пояс Суйгецу, обернутый в узкое полотенце.
- Это еще зачем? - буквально задыхаясь от увиденного, прорычала девица.
- Ну, если ты хочешь увидеть меня во всей красе, то...
- Не надо мне твой красы! Не надо! - замотала та головой и зажмурилась.
Послышались всплески воды.
- Можешь открывать глаза, - засмеялся Суйгецу. Карин закусила губу. Было слишком странно в столь красивую звездную ночь находиться нагишом в такой близости с тем, кто занозой застрял у нее в сердце.
- У тебя есть резинка для волос?
- Да, в штанах, - робко прошептала девица.
- Закрывай глаза опять, - хмыкнул он.
Пришлось безропотно подчиниться, и открыла глаза Карин лишь тогда, когда парень опять оказался в воде напротив нее.
Увидев же Суйгецу с хвостом на макушке, с челкой, Узумаки чуть не задохнулась. Она давно для себя признала, что сходит по-тихому с ума, когда парень собирает высокий хвост.
- Сними резинку! - выдохнула судорожно девица, не желая терять последние частички самообладания. Проклятый Ходзуки! Ничего не сделал, а ее повело в водоворот возбуждения.
- Я не хочу мочить волосы, - категорично ответил тот.
- Сними. Эту. Проклятую. Резинку, - отчеканила Карин каждое слово. Невыносимо было находиться с Ходзуки дальше, пока он так соблазнительно выглядит.
- И не подумаю.
- Да сними ты эту резинку, придурок! - взвизгнула девица и, не понимая, что делает, бросилась к Суйгецу, стягивая несчастную заколку с серебристых волос молодого человека.
Действие было столь стремительное, что она даже не подумала, что соприкасается в итоге с парнем, трется о него своей грудью, вдавливаясь.
- Замри! - рыкнул тот, хватая рыжую и прижимая сильно к себе.
- Что случилось? - недоуменно спросила Карин, испугавшись.
- Кхм, а ты ничего не ощущаешь? - тихий смех коснулся ее шеи, девушка замерла и через секунду стала красной, что рак.
- Ой! - взвизгнула Узумаки, только сейчас понимая, насколько непосредственно себя повела и во что это сейчас может вылиться.
- Не двигайся, - сказал парень. Хотя, что он себя обманывал: возбуждение не проходило, потому что он действительно хотел Карин. Ниже пояса ныло, болезненно раздражая все тело.
- Я... я... - стала запинаться Узумаки, убитая ощущением неловкости.
- Я тебя вытащил из заварушки не для того, чтобы затащить в постель, - тяжело вздохнув, сказал он.
- А для чего?
- Ну, я же сказал, что забочусь о твоей чести.
- А я думала, это шутка такая.
- В каждой шутке есть доля шутки.
- Ходзуки, - растроганная, прошептала она, ощущая невероятный прилив нежности внутри. - Поцелуй меня! - чуть ли не взмолилась она.
- Не могу, - грубо ответил он.
- Почему? - на глаза девушки набежали слезы, готовые в любой момент сорваться по щекам.
- Потому что тогда я непременно воспользуюсь твоим положением.
- Один раз.
Ходзуки хотел было объяснить, чем грозит даже один поцелуй, но, видит Ками, он пытался, и теперь будь, что будет!
Сдерживая сильное желание, Ходзуки взял Карин за волосы, оттягивая голову той назад. Разворачиваясь, он прижал девицу к каменистой стене спиной. Девушка, зажмурившись, ждала, прикусывая нижнюю губу.
Наконец его губы соприкоснулись с ее. Карин инстинктивно обвила шею парня, непроизвольно вжимаясь в его твердую широкую грудь. Ходзуки невольно распахнул глаза, поражаясь такой неистовости пассии. Карин теперь была перед ним абсолютно открыта, что лишь прибавляло градус его возбуждению. Раскрыв ее губы своими, он начал дразнить девушку, не давая ей поймать его язык. А Карин жадно пыталась, чем только еще больше себя распаляя.
- Хочу... - прорычала Карин, выгибаясь при поцелуе.
Губы Ходзуки соскользнули по подбородку, шее, добираясь до груди. Вбирая в свой рот ее сосок, Ходзуки сам издал невольно рык. Рука потянулась до второй груди, поглаживая большим пальцем сосок. Карин же сжималась пружинкой, хватаясь за парня. Но вот он аккуратно приподнял ее за бедра и стал тереться о девицу своей напряженной плотью.
Почувствовав низом торса обжигающую твердую часть тела Ходзуки, Карин застонала, раскрывая глаза. Ходзуки лишь только стал сильнее и быстрее тереться о влажную плоть девицы, при этом не переставая заниматься ее грудью. Карин содрогалась, испытывая сладкие судороги по всему телу. Ходзуки обнял ее и стал ждать, пока тело девушки обмякнет в его руках.
Наконец ее дыхание выровнялось, однако в легких катастрофически не хватало воздуха.
- Почему? - выдохнула Карин, блаженно устраивая свою голову на плече Суйгецу. Тот не понял вопроса. - Почему ты меня не...
- Да угомонись ты, ненормальная, - рыкнул парень. - Я всего лишь хочу показать серьезность своих намерений.
- Серьезность? - плутая в туманно-блаженных мыслях, спросила она.
- Давай не будем о плохом для меня, - хмыкнул он. - Это ж такая перемена в моей блядской жизни...

***

Мангецу взволновано оглядывался по сторонам. Сказав компании, что, скорее всего, их сейчас навестит наряд полиции, парень попросил Хидана и Дейдару собрать все стаканы с алкоголем и бутылки и отнести их в дом. Молодой человек надеялся, что полиция приедет без ордера на обыск жилья. Тогда с Кин не смогут спросить, чтобы та открыла абсолютно любые запертые двери. Одно радовало - едет Иноичи, отец Ино Яманака. Только что-то самой девицы не видать...
Покончив с переносом трех бочонков и пластиковых стаканов, парень облегченно вздохнул. Хорошо все, он предупредил ребят, должно обойтись.
Теперь они услышали оглушающий вой сирен и мигалки полиции. Резкие тормоза заскрипели, послышалось хлопанье дверей, громкие шаги и, наконец, стук в железные ворота.
- Откройте, полиция! - раздался громкий голос Иноичи.
Кин сразу напряглась, но Мангецу взял ее руку, чуть сжал, они переглянулись, и только тогда пошли к калитке.
- Добрый вечер, что случилось? - спросила Кин, выглядывая из-за железных прутьев забора.
- Нам поступил вызов, что тут собрался притон наркоманов. Прошу, откройте и пустите проверить, - Иноичи был суров.
- Покажите вначале санкцию на данное действие, - невозмутимо ответила девушка. - Я нахожусь на своей частной территории.
- А я могу выломать к черту этот замок, задерживая вас всех на трое суток для выяснения личности, а еще, я не знаю, насколько вы законно находитесь на данной территории... Мне продолжать? - усмехнулся отец Ино.
Кин хотела что-то ответить, но вдруг подбежал Киба, а на руках у него была дочь главы полиции.
- Помогите! Ино вдруг упала, ее затрясло, пошла пена из-за рта! - молодой человек срывался на крик.
Кин трясущимися руками отворила замок, запуская испуганного родителя.
- Что вы сделали смой дочкой?! - рявкнул отец, вырывая свое чадо из рук Кибы. - Чем вы ее накачали, ублюдки? - свирепость в его взгляде, казалось, готова была вырваться в любой момент. Иноичи выглядел раненным зверем, желающим всех разорвать голыми руками.
- Ничем, - вмешался Мангецу. - Мы пили пиво, которое мы можем пить с шестнадцати лет. Ничего больше.
Яманака-старший метал взглядом молнии.
- Вы ответите за это в высшей мере, но будь я не на службе... - прорычал он, сотрясаясь.
- Угомонись. - К Иноичи подошел мужчина, смутно напоминающий Нара Шикамару. С таким же хвостом, ленивым взглядом, только у него была бородка. - Езжай в Первую городскую, я тут разберусь, - сказал он. - А теперь, детки, я советую вам лучше самим отворить ворота...
На этот раз Кин не нашлась, что сказать, и пришлось подчиниться.
Они с Мангецу решили, что лучше бы им самим предложить взять у них кровь на экспертизу, а за одно и отдать бочонки с пивом и стаканчики с остатками.
Пришлось всем садиться в полицейские микроавтобусы.
Шикаку Нару, который действительно оказался отцом Шикамару, очень обрадовался такому повороту событий. Ребята честно давали показания для протокола и объяснительных, никакого препятствия правоохранительным органам. Все говорили в один голос, что пили простое мало-процентное пиво. Опросив каждого, Нара удостоверился, что ни одного подростка в бессознательном состоянии нет. Еще забрали всю еду на экспертизу - у Ино могло быть пищевое отравление, но, судя по вызову, она была в наркотическом опьянении. Но почему только дочь Иноичи?!
К дому Кин приехало аж четыре наряда: судя по жалобе, предполагалась нехилая заварушка. Полицейские, в бронежилетах, в снаряжении боевом, у некоторых были автоматы, не считая табельного оружия.
Шикаку, выводя подростков, помахал руками, давая понять, что применение физической силы отменяется. Мужчина объяснил коллегам, что, предположительно, вызов - ложный.
Подростков стали грузить в задние отделения микроавтобусов.
- Ебанный стыд, - тихо выругался Хидан.
- Я все слышу, - усмехнулся Шикаку. - Ребята, извините, но придется в этих мусоровозках.
Почему такое название, ребята поняли, когда открыли перед ними двери машин. "Багажник" из себя представлял место, где на шинах были прибиты доски для сидения. В ноздри сразу же ударил запах нечистот.
- Ками, да тут дерьмом несет за три километра, - простонала Тен, ощущая, что ее может вырвать в любой момент.
- Я тебя буду отвлекать собой от этого запаха, - раздался позади нее смешок Дейдары.
Такахаши вздрогнула, оборачиваясь. Девушка хотела было что-то сказать в ответ резкое, как блондин просто взял ее за руку, поднялся в машину, потянув Тен за собой. Она чуть не споткнулась, но парень подхватил ее, усаживая ту себе на колени.
- Я не поеду с ним, - прорычала Такахаши, пытаясь вырваться из объятий Дейдары.
- Не на привилегированном балу, дамочка, - хмыкнул полицейский, и, прежде чем Тен раскрыла рот, тот просто захлопнул дверь перед ее носом.
- Ксо! - выругалась Такахаши, оказываясь, грубо говоря, за решетчатыми дверьми, где освещением был лишь свет, который тускло проникал с улицы. - Не лапай меня, руки сломаю вместе с пальцами, - прошипела она тихо Дейдаре.
- Я готов, - раздался смешок, и Тен почувствовала, как парень потерся об ее шею своими губами.
- Ахаха! - раздался смех Хидана - оказывается он, Таюя, Наруто, Кин и Мангецу тоже сидели в этом "багажнике". - Блять, таких приколов еще не было в моей жизни. Подождите, я ставлю бабло на кон, что сейчас обзванивают наших предков, а самое веселое впереди.
- О, меня сейчас стошнит, - застонала Кин.
Послышались жалобы остальных "попутчиков", и машина тронулась с места.
- Хватит ныть, - недовольно сказала Таюя.
- Правильно, давайте споем, - Хидан откровенно был в прекрасном расположении духа.
И Хидан, похлопывая по деревяшке, затянул, пусть и не попадая в ноты (ну был парень без музыкального слуха), "Ай оф зе тайгер". Поначалу молодые люди попали в замешательство, но, рассмеявшись, стали подпевать с диким и грубым акцентом, причем тоже похлопывая по скамье.
Тен недовольно скрестила руки на груди, все время пытаясь отдалиться от Дейдары, который наоборот ее притягивал к себе.
- Отлипись от меня, - тихо прошипела Такахаши. - Что ты вообще сюда полез?!
- Разве мог я оставить свою девушку одну? - также тихо в ответ произнес блондин.
Тен, что было мощи, вмазала парню по ребрам с кулака, мысленно хваля Ками, что ее садистского выражения лица не видно.
Дейдара покорно пропустил этот удар, лишь спрашивая:
- За что ты так себя со мной ведешь?
- За то самое! За отвратительное отношение! - продолжала змеей бешеной шипеть Такахаши. - И да, я что-то не помню момента, когда это я давала согласие, чтобы начать с тобой встречаться?! - слова эти она буквально прорычала.
- Хех, я склеротик, просто так уже посчитал с первого нашего поцелуя, - сказав это, парень стал целовать шею "своей" девушки опять, покрывая кожу почти не ощутимой влагой.
- Допустим. - Сказанные слова блондина и дальнейшие его действия напрочь выбили Тен из колеи. - А как же твое замечательное игнорирование меня в студии и та девушка с короткой стрижкой?!
- Это крестница моего деда, она мне, что сестра. - Дейдара вдруг запустил руки под майку Такахаши, от чего та резко дернулась.
- А ну-ка перестань, - теперь Тен чуть ли не потеряла дар речи, и голос ее был сдавленным.
- Никто все равно ничего не видит и не слышит, - смеялся Кизуне.
Девушку затрясло, а парень, своими прохладными руками медленно добрался до груди.
- Дейдара, - теперь у Тен получалось говорить так, будто на последнем дыхании.
- У меня руки замерзли, а еще я хочу вернуть свой горячий молочный шоколад, - прошептав это, парень стал поглаживать соски девушки.
- Перестань, умоляю, - почти неслышно прошептала Тен. Этот ненормальный что-то с ней вытворял, да так, что у девицы кружилась голова, в ушах гудело, и вообще казалось, что она куда-то падает, сорвавшись с высокого обрыва. Все тело стало гореть, а воздух в легкие почему-то не поступал, как обычно.
- Я соскучился, - тихие слова парня врывались в сознание Такахаши и, что фитиль, что-то поджигали, взрываясь.
- Ну, пожалуйста, - опять взмолилась девушка.
- Что? Перестать или продолжить? - смеялся тот, уходя от ответа.
Тен не заметила под впечатлениями, что Дейдара вдруг развернул ее к себе лицом. Он стал целовать ее сжатые губы. Девушка тяжело вздохнула, облизываясь, и этого Кизуне хватило, чтобы втянуть девицу в свою игру.
Поцелуй был заводящим: Тен невольно вцепилась в плечи блондина, да так, будто боясь упасть. Если в первые секунды ее застигло врасплох, то потом же поглотило в водоворот страсти. Ей даже показалось, что ее тело возгорается, а Дейдара обжигает собой. Причем парень продолжал ласкать ее под майкой, что только возбуждало, вскруживая рассудок.
И только она отдалась вся эмоциям, пусть и не совсем понимая, что происходит, Дейдара убрал руки из под майки, оторвался от губ Такахаши и откашлялся.
- Пусть нас никто не видит, а все горланят песни, мы останавливаемся - машина тормозит, - прошептав это, он обнял девицу, уткнувшись носом в надключичную впадинку.
Тен что-то пробормотала, недоумевая. Ну и дела! Ну ничего себе, кто бы мог подумать, что Дейдара одним лишь поцелуем выбьет всю спесь из нее. А они, оказывается, встречаются! У нее есть уже парень, про которого Тен почему-то забыла узнать! С одной стороны, девушку раздирала досада, а с другой, восторг. Какая же она мнимая, накрутила себя, обиделась, чуть не потеряла того, кто заставляет ее трепетать всем телом и душой. Невольно Такахаши прижалась к парню, даря робкий поцелуй в висок.
Машина затормозила, послышались стуки дверей, и через пару мгновений молодых людей стали выводить.
Началась долгая волокита с допросами и заполнением протоколов-объяснительных.
Потом компанию опять "отгрузили" в машины и повезли в ближайший наркологический центр для проведения экспертизы.
Как и предполагалось по протоколу, в крови у ребят не было найдено превышающего количества промилле, как и наркотика.
Пришлось полицейским переделывать все под объяснительные и извиняться перед подростками.
Хидан битый час возмущался и настоял все-таки, чтобы их отвезли назад - время - ночь, а среди них есть шестнадцатилетние. Поначалу полицейские не хотели, но парень пригрозил "неебовой жалобой" вышестоящим, так как их всех допрашивали без родителей или социального педагога.
Шикаку вызвался подсобить молодняку, пресекая не один иск в суд. Оказывается, Хидан знал, что существует полиция над полицией.

После случившего с Ино, мы с Саске попросили Иноичи лично о встрече. Саске рассказал то, что знал. Так как со дня трагедии прошло всего четыре дня, у меня в крови все еще было экстази. Вызвали моих родителей. Началось расследование. Ино Яманака впала в кому. Шион допрашивали, на злосчастной бутылке были ее отпечатки, но девица отрицала все. Было решено, что надо лишь подождать, когда придет в себя дочь Иноичи. Ай, вызванный в полицию, дал блондинке такую оплеуху, что разбил нос. Нам всем лишь оставалось ждать...
Утверждено Mimosa
Лиса_А
Фанфик опубликован 08 июля 2014 года в 02:34 пользователем Лиса_А.
За это время его прочитали 1738 раз и оставили 2 комментария.
0
kateF добавил(а) этот комментарий 25 декабря 2014 в 17:05 #1
kateF
Здравствуйте, дорогой автор.
За эту главу случилось много событий и не только с одними персонажами (Суйгецу Карин просто лапочаки). Хотя от Шион я многого ждала, но такой гадости хм... ну люди всякие бывают, а о подростковой жестокости и хитрожопости можно не то что книгу писать, а энциклопедии в сотню томов. Способ заглушать наркотики алкоголем меня явно удивил, в каком-то роде стал открытием дня, но не это важно. Многие герои перешли на новый этап отношений, потому когда появится время с радостью узнаю что же случилось дальше.
Спасибо Вам за проделанную работу, с уважением, мимо проходящий фикрайтер. ^^
0
H@runo добавил(а) этот комментарий 29 марта 2015 в 17:25 #2
H@runo
Вот это поворот. Конечно, было предположение, что что-то случится на этой вечеринке...Но чтоб такое! И ведь все так незаметно случилось, что ни Ино, ни Сакура даже не успели понять, когда же их накачали. Что заставляет по несколько раз перечитывать некоторые моменты, авось, удастся поймать злодея :D
Хотя, Шион я почему-то не верю...интуиция просто кричит, что она далеко не так проста, как хочет казаться =.=
Спасибо за такую работу)
С уважением, Харуно.