Статья про нового персонажа из 3 сезона Наруто - Боруто Узумаки
Наруто Клан Фанфики по Наруто Трагедия/Драма/Ангст Наруто. Возрождение истории. Часть 3.1.

Наруто. Возрождение истории. Часть 3.1.

Категория: Трагедия/Драма/Ангст
16 июля. Шесть часов утра. Неподалёку от Конохи.

- Гаара, я не понимаю, почему мы ищем мне будущую жену именно в Конохе? У нас что в Суне достойных не нашлось? - никак не унимался Канкуро, как только они стали приближаться к деревне скрытой в листве, - Не вижу в этом никакого смысла.

- Девушек из чужой деревни не так жалко отдавать тебе в жёны, - отрезала Темари с лёгким намёком на улыбку.

Гаара же будто бы и не слышал этих разговоров за спиной, в свою очередь он не видел смысла что-либо объяснять.

- Решение принято. Ни к чему лишние вопросы.

- Это что-то вроде альянса. Семейного. Если у тебя жена из Конохи, то это значит, что у нас с этой деревней союз. Если ты не догадался, - разъяснила ситуацию старшая сестра.

- А почему бы тебя не выдать за Нара? У вас же были романтические порывы, - не смог промолчать на этот раз кукольник.

- У нас всё кончено, - резко ответила девушка, - А мой брак с кем-то другим из их деревни был бы не к месту.

Гаара же не собирался отвечать на подобные вопросы в свой адрес, он чувствовал себя не комфортно, когда обсуждали его личную жизнь.

- Не стоит так волноваться, Канкуро, - промолвил своё последнее слово Кадзекаге.

- Всем известно, что с Конохой у нас дружеские отношения, чего не скажешь об остальных деревнях. Пока все восстанавливают силы, но кто знает, что взбредёт им в голову на следующий день, - голос Канкуро стал жёстче и отдавался эхом среди тех зарослей, где они сейчас шли, - Да и мало ли какие изменения ожидаются в селении Скрытого Листа. Новый Хокаге - новые правила.

- Но смены пока не ожидается, - высказалась Темари, - Ещё есть время. Сейчас всё держится на Цунаде, той, кто одержала победу в войне. От такого правителя редко сразу же отказываются. Такому правителю не позволят уйти самому.

Гаара посмотрел на небо без всякого интереса.

- Чёрные вороны. О чём они вам напоминают?

Канкуро еле заметно напрягся, он опустил взгляд. Все в его семье недолюбливали того, о ком в первую очередь пришла мысль. Поездка в Коноху теперь обретала новые краски, если их подозрения окажутся верными. Даже когда его глаза были закрыты, было очевидно, что его взгляд пылает ненавистью. Предатели героями не становятся - вот о чём думал шатен.

Темари ощутила то же беспокойство, что и её брат. Стоило ей вспомнить того наглеца, что в жилах закипала кровь. Никто ещё не мог так вывести из себя эту девушку одним лишь намёком на своё существование. Саске Учиха был для неё тем, что заставляло ощущать во всём подвох. И какие слова бы он не говорил, суть этих слов может быть обманчива. А если нет доверия, значит есть опасность.

Уже совсем немного оставалось до прибытия в деревню, как троица почувствовала, будто за их спинами есть кто-то, кто следил за ними всю дорогу. Они ощутили враждебность. Канкуро догадался раньше остальных, ведь уже встречался с чем-то подобным ещё на экзамене, когда присваивали звание чунина. За ними всё это время, с тех пор как они пересекли границу, следили маленькие жуки-разведчики, подосланные явно кем-то из клана Абураме. Только вот зачем Конохе посылать следить за ними?

Гаара проследил за взглядом Канкуро и также догадался в чём дело, однако смысл всего происходящего ему был непонятен. Он остановился, оглядывая всё вокруг. Они оказались в засаде.

- Ха, нашли на кого нападать. Бой начинается, - Темари прикоснулась к вееру, что находился у неё за спиной, - Хорошо повеселимся.

Сначала мимо них промелькнули бледные тени. Ни единого звука, кроме шелеста листьев, которые перешёптывались между собой будто живые. Канкуро уловил звук, похожий на то, будто кто-то ухватился за крону деревьев пальцами. После долгой войны и не такому можно было научиться. Из-за деревьев тут же выскочили шесть шиноби, представляющих собой группу, собранную из различных кланов. Абураме среди них не было.

- А всем сразу показаться слабо? - ехидно проговорила сестра Кадзекаге, ничуть не смутившись, а лишь предвкушая вкус победы. Перед ними стояли двое шиноби из клана Инузука, один шиноби из клана Акимичи и трое парней из неизвестных для них кланов, было сложно их как-либо распознать. Они казались слегка напуганными, словно мелкие щенята, заброшенные в воду и вынужденные бороться, чтобы выжить. Гаара удивился, приметив их скрытый страх, ведь на подобное задание нет смысла посылать зелёных юнцов, что было так непохоже на правительство Конохи. Паренёк из клана жирдяев, (как их называет Канкуро), начал постепенно увеличиваться в весе и размерах, занимая всё больше места и приступая к решительным действиям; двое парней из собачников призвали к себе своих нинкен, поняв для себя, что лучше не медлить с атакой, а начать своё дело сразу; а трое остальных приняли стойку, очевидно, чтобы использовать свои навыки в тайдзюцу. Неуверенно и неровно поначалу выглядели все шестеро недоброжелателей, однако это шло им явно во вред. Гаара не торопясь откупорил свой сосуд с песком за спиной, уверенный в том, что эта битва останется за ними, уже приметив себе пару жертв. После чего наружу стало высыпаться, а точнее, выплывать содержимое сосуда, невесомо взлетев над травой с легким треском, сверкая на солнце ярче драгоценностей, и в миг оказалось около двух шиноби из клана Инузука, медленно и вкрадчиво кружась около них. Парни переглянулись, осознавая, что каждая секунда на счету, собрались с духом и будто по команде завертелись в быстром и холодном вихре и стали не видны обычному глазу, растворились в воздухе. Гаара лишь стал более сосредоточенным, наблюдая за тем, что стало происходить дальше с большим вниманием. Он выглядел мужественно, будто становясь старше и мудрее, опаснее. Даже совершенно не двигаясь, молодой мужчина вселял тревогу, внушал всем свою силу и мощь. Здесь больше нет молчаливого младшего брата, здесь был непобедимый полководец, готовый положить жизнь за защиту своей земли и семьи. Через мгновение над всеми возвышались два громадных двухголовых чудища в виде волкодавов. Лохматые, громадные, здравые, шумные и мощные животные с боевым настроем, чьи слюни стекали с острых клыков, наточенных и вселявших ужас. Им словно было мало места внутри своей плоти, им хотелось вырваться наружу и разорвать всё, что их окружало. Рык прокатился эхом по округе, земля угрожающе затряслась, распыляя двухголовых чудищ, в которых нельзя было признать былых парней. Эти двоe начали вращаться на бешеной скорости, готовые поразить одну-единственную цель, что песок, окружавший их, бил по глазам и рассыпался в разные стороны. Громкое рычание закладывало уши, а от удара Гаару лишь спасло его невидимое перемещение за спину противников, которые не догадались в своё время действовать с двух разных позиций, что привело бы к более результативной атаке. Наступил момент, определяющий победителя битвы. Уже закалённый в множестве боёв, Гаара научился распознавать, когда нужно действовать решительно, когда решается, кто победитель, а кто проигравший. Сохраняя полное хладнокровие, Кадзекаге увеличил количество песка, выпуская ещё больше своего главного оружия на волю, ожидая момента, когда первый порыв атаки шиноби закончится, когда на миг два волка остановят своё быстрое вращение, чтобы приступить к следующему рывку. Именно в доли секунды Гааре удалось захватить их в плен из песка, застывающего в миг и готового терпеть любые натиски изнутри, но до поры до времени. Поэтому, чтобы не медлить и не допустить обидной ошибки, Собаку сжал свои пальцы в кулак, и две его жертвы были в миг раздавлены. Без поэзии и красивой музыки. Только грязь. Раздался характерный звук, всплеск, сорвался тонкий крик убитого существа. Одно лишь желание и движение повелителя песка уничтожили этих животных, или людей, что сейчас не имело значения. В стороны полетели куски мяса, брызги крови. Везде стояла невыносимая вонь. Внутренности разбросало на расстоянии 20-30 метров. Зрелище нагоняло ужас и чувство тошноты, но битва продолжалась.

В это же время Темари, старшая сестра Кадзекаге, немного лениво и будто бы в пол-силы справлялась со своими противниками, одаривая их своей улыбкой победителя. Парень из клана Акимичи и его напарник не могли предпринять ничего вразумительного против куноичи из Суны. У них не было выдающихся способностей, так что всё должно было завершиться быстро. Темари не любила играть с жертвой, она предпочитала сразу же ставить все точки над і. Не шелохнувшись, она повергла обоих шиноби в настоящий кошмар, посылая ветряные иглы, разрезая их одежду и кожу, раскрашивая зелёную траву в кровавый красный, словно летнее вино. Всё выдавало в ней представительницу знатной семьи, девушку голубых кровей: гордая осанка, вздёрнутый подбородок, одежда из дорогих тканей. Бардовая ткань облегала фигуру Темари, а оголённые руки и плечи были прекрасны, приковывая взгляд любого. Улыбка блондинки и взгляд, с пляшущими чёртиками в них, не оставил равнодушным ни одного из мужчин. Предлагая ей также и извечную женскую зависть. Однако те готовы были целовать её ноги, но стоило Темари покинуть их общество, посмеивались и оказывались весьма остры на язык, будто это не они собирались в стаи послушных птах около своей госпожи. Девушка знала об этом качестве своих знакомых и не очень, но относилась к этому весьма спокойно, и с явным чувством превосходства позволяла им засыпать её лестью. Она считала, что намного опаснее тот, кто говорит правду в лицо - он не боится настоящей борьбы. Сейчас же куноичи самодовольно оглядывала трупы двух шиноби, про себя замечая, что это был один из самых лёгких боёв в её жизни.

Канкуро же любил выдавить всё, на что был способен его враг, противник, соперник. Иначе он считал бы бой пустым и неинтересным, для этого ему просто было нужно выставить на бой своих клонов и наблюдать за главным действием. Краем глаза он подмечал, что брат уже справился, да и сестра подытожила своё сражение, а ему отставать не очень-то и хотелось. Канкуро желал найти шпиона, управляющего жуками, однако Гаара опередил его, создав из песка третий глаз, который уже начал свои поиски. Это его разочаровало, но нужно было засунуть поглубже это неловкое чувство и обратить внимание на шиноби Конохи. Оба практиковались в тайдзюцу, тот, который был повыше, больше работал ногами, пытаясь поразить клона Канкуро прямыми ударами по корпусу и лицу. Он издавал выкрики при каждом ударе, очень сильно жестикулируя руками, что выглядело, слабо говоря, комично. Длинная чёлка из тёмных волос закрывала его глаза, не давая разглядеть его эмоций. Но Канкуро представлял себе сосредоточенного, крайне настроенного на бой юнца с большими круглыми глазами. Второй парень был приземистым,
с широкими плечами и очень короткой стрижкой. С первого взгляда он казался крайне неуклюжим, но его удары кулаком всегда попадали в цель, и одного-двух хватило бы, чтобы вырубить противника. Поняв, что эти парни на большее не способны, Канкуро вышел из-за кулис и представил их взору представление великого кукольника, каким он хотел бы называться когда-нибудь, в том возрасте, когда его виски покроет густая седина. Он лёгкими, быстрыми, ловкими движениями управлял своей куклой Куроари, резко раскрывая её брюхо, откуда испустились тонкие и блестящие нити чакры, словно струны изящного инструмента. Шиноби Конохи остановились словно замороженные этим зрелищем, и один из них, что повыше и стройнее, не заметил как эти нити окутали его, а что было с ним потом, лучше и не представлять, так как кукла затащила его вовнутрь себя, а затем выплюнула, словно переработанное тело, ненужное и совершенно обезображенное. Второй был небольшого ума, поэтому реакции от него на произошедшее не последовало, и Куроари успешно открыла ему путь туда, где лезвия проткнули его тело насквозь, не оставив живого места, заставив встретить смерть от рук врага именно в тот день.

Гаара обвёл поле недавних коротких сражений одобряющим взглядом, ожидая находки ещё одного шиноби. Как оказалось Абураме был неподалёку, сидел на верхушке старого, широкого дерева с богатой лиственной кроной и наблюдал за тем, как гибнут его товарищи. Темари выжидающе смотрела на брата, который решил заговорить с найденным шпионом:

- Рассказывай, кто вас прислал, - голос её брата звучал словно металлический, от этого даже у неё по коже пробежал холод.

- Не смею, так как верно служу интересам своей деревни, - немного запнувшись в начале, произнес пленный. Его глаза скрывали тёмные очки, а длинные чёрные волосы доставали до пояса. Одежда прикрывала всё его тело, было видно только бледные длинные пальцы рук, сжимавших кунай.

- Ты останешься в живых и пойдёшь с нами на встречу с Хокаге. Тогда и разберёмся, - Гаара безразлично протянул слова, не сводя своих ядовито-зелёных глаз с сутулившегося парня. Канкуро заметил изменения в настроении Абураме, но не успел никак предупредить брата с сестрой, или предотвратить то, что произошло потом. Шиноби поднял левую руку, в которой держал кунай и резким движением нанёс смертельный удар себе в грудь. Алое пятно увеличивалось на его куртке, а по лезвию куная пробежали две тёмно-алые дорожки крови. Тело тут же упало на землю, не представляя теперь для людей из Суны никакого интереса, кроме последних слов, которые этот человек произнёс перед смертью.

- Неужели в Конохе есть настолько безумный человек, который заказал для нас такое неорганизованное и наиглупейшее покушение за всю мою жизнь? - будто обращаясь в пустоту, вопрошал Кадзекаге.

Канкуро повернул голову в сторону деревни:

- Лично я склоняюсь доверять тому, что видел.

15 июля. 10 часов ночи. Бар в Конохе.

В баре было душно, так как на улице стояла сорокаградусная жара, что происходит в Конохе не так уж часто. В народе это время называют возрождением жизни, истории, людей, будто бы жар от солнца заменяет им жар огня в Аду, сжигая всё прошлое и ненужное, открывая дорогу новым начинаниям, и не обязательно благим, что всегда отмечали про себя многие заядлые алкоголики, любители саке в этом баре сегодня. Солнечный свет не пропускали плотные шторы, из-за чего внутри было темновато, но такая обстановка выглядела ещё более доверительной для мужчин, чьи языки уже успели развязаться. В углу за крайним столом собралась странная компания: старик, внешний вид которого указывал на его низкое происхождение, молодой самодовольный парень, явно из тех, кто побогаче, судя по перстням, украшавшим его пальцы, и неизвестный, окутанный в чёрный плащ и в третий раз отказавшийся снять его и обличить себя.

- Так, ты, старик, утверждаешь, что был чуть ли не вторым человеком в деревне во времена Четвёртого? Быть того не может, - с кривой усмешкой на губах сказал молодой богач, - Такие как ты годны лишь для грязной работёнки с лошадьми - их говно убирать и самому в нём валяться, когда нет сил пойти к себе в лачугу.

Слова самоуверенного юнца задели чувства пожилого шиноби, его лицо покрылось большими красными пятнами. Он с досадой процедил сквозь зубы, укоряя неопытного юношу:

- Не тебе судить, я верно и преданно служил Хокаге, однако при новой власти Третьего, который всё больше уходил на второй план из-за Данзо, я не смог продолжить своё дело! Я останусь верен лишь одному Хокаге!!!- все, кто сидел в этом помещении примолкли, оборвав свои разговоры.

- Старик, не дебоширь! - выкрикнул кто-то из-за соседнего стола. Все разом отвернулись от старика, вернувшись к своим спорам и выпивке.

- Все вы строите из себя людей чести. Никто не свят, никто не честен. Все вы хотите денег, как и я, а тебе просто мало платили новые хозяева, или же посчитали никчёмным. Ты неудачник, смирись, дедуля, - парень одарил собеседника насмешливым взглядом и поднял бокал за его здоровье.

Ближе к полуночи парень, всё время игравший со своими перстнями и считавший, что выиграл спор, попрощался с хозяевами бара и вышел на улицу. Воздух был свеж и чист, а в небе светилась луна. Юноша вдохнул воздуха глубже, наслаждаясь жизнью. Но через мгновение он почувствовал страх и тонкое, острое лезвие на коже своей шеи, и не успел помолиться, как уже был мёртв.

- Старость нужно уважать, - прошептал на ухо мертвецу неизвестный в чёрном плаще.
Утверждено Mimosa Фанфик опубликован 21 августа 2014 года в 11:27 пользователем MaDandKforNC.
За это время его прочитали 491 раз и оставили 0 комментариев.