Статья про нового персонажа из 3 сезона Наруто - Боруто Узумаки

Мы слишком разные. Глава 6

Категория: Альтернативная вселенная
- Ты, правда, хочешь провести со мной это утро?
- Зачем же мне тогда нужно было тебя искать?
- Скорее всего, ты просто шёл завтракать, но потом увидел нас с Саске и придумал такую причину. – Сакура внимательно следила за выражением лица Итачи.
- Что ему от тебя было надо?
- Это уже другой вопрос, а ты так и не ответил на мой, – голос медика стал серьёзнее.
- Давай поговорим об этом, когда дойдём до медпункта.
- Ты надеешься, что там окажется кто-нибудь, кто займёт меня работой, чтобы ты спокойно сбежал? Мне всё ясно. Не хочешь, не говори. – Харуно резко ускорилась, едва не срываясь на бег. Когда девушка добралась до лифта, то поняла, что Итачи не последовал за ней, очевидно, приняв всё за очередную истерику. Сакура никогда не испытывала особой радости от того, что её каждый раз вовлекают в бесконечную драму под названием «Выяснение отношений последних представителей клана Учиха», но сейчас была точно уверена в одном – ей надоело служить связующей нитью между Итачи и Саске. При этом Харуно прекрасно понимала, что уже давно перестала быть сторонним наблюдателем, и ей придётся терпеть всё это до тех пор, пока братья не сумеют найти общий язык.

Медпункт находился чуть ниже жилых этажей, а столовая – на пару этажей ниже самого медпункта, так что Сакура без проблем могла бы дойти туда пешком, но всё же решила воспользоваться лифтом. Для неё это был повод дать старшему из братьев шанс догнать её и, наконец, поговорить по душам. Когда девушка вошла в кабинет, Итачи уже находился там, прислонившись спиной к стене и сложив руки на груди.
- Что опять не так? – ровным спокойным тоном поинтересовался он.
- Почему бы тебе для начала не постараться выяснить отношения с Саске? Я же вижу, что ты хватаешься за меня, как за ниточку, которая связывает тебя с ним. – Сакура села за свой стол и начала читать материалы одной из папок, лежавших на столе.
- Всё совсем не так. Ты слишком много себе надумываешь.
- Нет, я отчётливо видела, что ты подошёл и изобразил любезность, лишь бы хоть как-то привлечь к себе его внимание.
- Это не так.
- Тогда к чему опять весь этот спектакль? – Харуно оторвалась от папки и мельком взглянула на своего собеседника.
- Мне стало интересно, что ему от тебя потребовалось, – посерьёзнел Итачи.
- Почему?
- Что бы Саске ни замышлял, внимательно следи за ним. Он не может просто так взять и проявить заботу и интерес к кому-то. Ему это не дано, и обычно он делает нечто подобное только, чтобы потешить своё тщеславие.
- Я догадываюсь, к чему ты клонишь. К тому, что всего того, что связывало нас в детстве, больше нет? Я знаю, что этого и не было никогда. Я не Наруто, чтобы хоть как-то пытаться изменить его отношение ко мне, поскольку в его глазах я всегда буду слабой и бесполезной. Спасибо, что напомнил.
- Тебя это расстраивает? То, что Саске так думает о тебе? – Итачи подошёл ближе и опёрся руками о поверхность стола.
- Нет, просто я снова и снова вспоминаю те времена, и уже устала находиться меж двух огней, – девушка посмотрела Учихе прямо в глаза, уже не скрывая выступивших слёз.
- Ты знала, что всё будет непросто.
- Но не так же тяжело…
- Прости, Сакура, я постаралась не задерживаться в столовой слишком долго… – забежала в кабинет запыхавшаяся Ино, но тут же в растерянности застыла, глядя на представшую перед ней картину. – Извините, кажется, я немного не вовремя.
- Всё в порядке, Ино, я уже уходил. А тебе, Сакура, давно пора разобраться в своих чувствах, – прежде, чем Итачи покинул медпункт, Харуно увидела разочарование, промелькнувшее в его глазах, и, закрыв лицо ладонями, беззвучно расплакалась.

Итачи в одиночестве шёл по пустому коридору. Сложившаяся ситуация вызывала у него массу вопросов, но самым главным оставался вопрос о том, что на самом деле задумал Саске. Вне поля боя тот никогда не утруждал себя мыслить трезво и здраво, а потому ему в голову могло прийти всё, что угодно. Действительно ли он собрался просто отомстить, используя Сакуру в своих интересах, или же за этим кроется нечто гораздо большее? Несмотря на постоянные задания, Учиха-старший понимал, что ему не стоит спускать глаз с младшего брата.
- Сасори-но-данна, ты ничего не понимаешь в искусстве. Настоящее искусство – это взрыв и точка, – услышав голос Дейдары и его излюбленную фразу, Итачи решил воздержаться от каких-либо мыслей на этот счёт. Беседы парочки никогда не отличалась разнообразием, а все их споры шли исключительно об искусстве.
- Дейдара, ты никогда не докажешь, что твои «бум» – это искусство, потому что это просто не может считаться искусством, – раздражённо проворчал Сасори.
Спустя несколько секунд неразлучная парочка спорщиков вышла из-за поворота, но Учиха-старший вовсе не огорчился. Они вполне могли рассказать о том, когда дадут новую миссию, а он смог бы отвлечься от всего происходящего и хорошенько поразмыслить насчёт Саске.
- Итачи? Тоже ходишь без дела? – поинтересовался подрывник.
- Как раз хотел спросить, не пора ли нам на очередную миссию? – напарники остановились в коридоре, друг напротив друга.
- Всё спокойно. Ты же сам знаешь, что пока наша помощь не требуется, – вступил в диалог Сасори.
- И надолго мы остались без дела?
- Думаю, да.
- Куда вы направляетесь?
- В зал. Мы решили устроить спарринг, чтобы решить, что же является подлинным искусством. – Дейдара был явно рад этому событию.
- Вы опять разгромите всё помещение, после чего Тсунаде, как обычно, снесёт вам за это головы, – констатировал Учиха, который уже давно перестал удивляться заскокам товарищей.
- Да ладно тебе. Она всего лишь вычтет все расходы на ремонт из нашей зарплаты, – пожал плечами подрывник.
- Всему виной твои бомбы. Ты всегда готов всё взорвать, – вставил своё слово Сасори. – В этом нет никакой красоты, одна только глупость. Впрочем, какой способ сражения, такой и человек.
- Сасори-но-данна, ты опять начинаешь? – единственный глаз Дейдары смотрел на кукловода с негодованием.
Все оборотни были наслышаны о том, как именно подрывник лишился глаза. Его выколол нынешний глава вампиров, но Дейдаре повезло, и прежде, чем лишиться второго глаза или, что ещё хуже, головы, оборотень сумел взорвать Гаару, но так как у него было слишком мало взрывной глины, то вампира всего лишь сильно ранило, а самому оборотню удалось найти укрытие. Тем не менее, как только до подрывника доходили слухи о том, что где-то видели главу вампиров, то он обязательно старался оказаться где-то поблизости, чтобы, наконец, поставить точку в их незаконченной битве. Эта же причина заставляла Дейдару становиться сильнее.
- Итачи, мы недавно видели твоего брата. Он даже не посмотрел в нашу сторону и пулей пролетел мимо. Вы с ним нигде не столкнулись? – поинтересовался подрывник.
- Столкнулись, и, видимо, это сильно испортило ему настроение.
- Если бы не некая схожесть, вас сложно было бы назвать братьями. В кого он у вас такой? – Саске весьма раздражал Дейдару своей напыщенностью.
- Я пойду с вами. Мне всё равно нечем заняться, так что хотя бы разомну кости, – быстро переменил тему Итачи, развернувшись в сторону тренировочного зала. Учиха-старший не хотел разговаривать о Саске и не имел права осуждать его, поскольку, несмотря ни на что, очень любил своего младшего брата и знал, что в будущем их отношения уже не станут лучше, чем сейчас. Особенно, если Саске узнает о том, о чём ему знать не следует.
- Как хочешь, – за спиной Итачи Дейдара и Сасори вернулись к прерванному спору, однако молодому человеку было куда приятнее слушать их, нежели в гнетущей тишине предаваться мыслям о том, что происходит с Сакурой и Саске.

В тренировочном зале всегда находилось несколько марионеток, однако сделаны они были не так искусно, как прочие работы кукловода, и он использовал их лишь для того, чтобы в очередной раз доказать Дейдаре свою правоту. Чаще всего Сасори делал вид, что спор волнует его крайне мало, в надежде отвязаться от надоедливого крикуна, но зоркий взгляд подрывника не мог не заметить, что с каждой схваткой куклы становились всё совершеннее. Именно поэтому Дейдара отчаянно старался доказать напарнику, что того всё же волнуют победы в их спарринге, на что Акасуна делал абсолютно невозмутимое лицо и пожимал плечами, советуя подрывнику заняться чем-нибудь более полезным, вместо того, чтобы тратить время на всякую ерунду.
Пока спорщики готовились к поединку, Итачи поднялся на второй этаж зала, который был специально создан для того, чтобы смотреть, как проходят бои на первом. В этом помещении легко можно было наблюдать за тренировками, поэтому оно использовалось либо для обычных спаррингов, либо для того, чтобы присматривать за новичками и теми, кто ещё обучается основным приёмам боя. Учихе было крайне интересно узнать, каким образом Сасори победит соперника на сей раз. Кукловод ещё не потерпел ни одного поражения от Дейдары, и причиной тому было постоянно улучшаемое им оружие в теле марионетки.
До того, как эти шумные и принципиальные любители искусства стали его напарниками, Итачи всегда выполнял миссии в одиночку, поэтому первое время ему пришлось крайне нелегко. Вскоре молодой человек понял, что его пристроили к Дейдаре и Сасори лишь затем, чтобы он, не отвлекаясь от битвы, мог уничтожать врагов и одновременно с этим прикрывать тыл напарников, которые слишком беспечно относились к сражению. В самый ответственный момент, тщательно разработанный план мог полететь ко всем чертям из-за того, что подрывник внезапно выходил из себя и начинал яростно спорить с кукловодом, пытаясь осадить его. Впрочем, все трое достаточно быстро привыкли работать сообща и в пылу битвы понимали друг друга без слов, легко выполняя сложнейшие комбинации, чтобы одолеть врага. Именно поэтому их команду всё чаще стали отправлять на самые сложные миссии.

Для Учихи-старшего не было ничего важнее, чем успешно выполнить миссию во благо людей и во благо логова. Больше всего ему хотелось покончить с этой войной раз и навсегда, так как он уже пожертвовал слишком многим ради мира. К тому же, в последнее время Итачи сильно огорчал тот факт, что последний человек, который был хоть как-то готов разделить его одиночество, стал отдаляться от него. Сакура всё чаще стремилась к уединению, и порой молодые люди, находясь в своей комнате, просто молчали. Гений клана расценивал ситуацию по-своему, а оказалось, что девушке просто нечего было сказать, поскольку она считала себя всего лишь ниточкой, которая связывает его с Саске. Харуно всеми силами старалась держаться подальше от Учихи-младшего, а Итачи не смог это заметить. Как бы он ни хотел окончательно отпустить брата, тот пока ещё не был готов вступить во взрослую жизнь, ибо проклятая кровь, которая текла в венах всех представителей уничтоженного клана, могла дать о себе знать в любой момент. Из поколения в поколение всегда находились те, кто рано или поздно поддавался внутреннему зову и вставал на гибельный путь саморазрушения, неся с собой хаос и проливая реки крови. Учитывая то, что Учиха-младший всегда был подвержен резким эмоциональным всплескам, он просто не мог не ощущать медленно нарастающую внутри ненависть. В любом случае, до тех пор, пока Саске не образумится и не поймёт некоторые важные вещи, Итачи будет нести за него ответственность, хотя было бы гораздо проще, если бы высокомерный юноша смог переступить через свою гордость и сделать шаг навстречу старшему брату.
Всё это было невозможно объяснить Сакуре, хотя именно благодаря ей и Наруто Итачи получил возможность наблюдать за Саске, не оказывая непосредственного влияния на его жизнь. Впрочем, Учиха-старший общался с товарищами брата не только по этой причине, но и потому, что ему было страшно за Харуно. Он уже невольно утащил её за собой в пустоту, и кто знает, что с ней произойдёт, если однажды он не вернётся живым с очередной миссии. Теперь Итачи просто не имел права оставить девушку одну, как однажды поступил с Саске. Жизнь, состоящая из череды бесконечных ошибок, была слишком сложной для него, поэтому он всячески старался просчитывать каждый свой шаг, забывая о том, что душевный настрой – основа всех поступков. Молодой человек уже успел привязаться к Сакуре, но если в ближайшее время ничего не изменится, то он может потерять её навсегда, и это казалось самым невыносимым.

Их общение началось весьма нелепо. Учиха-старший должен был доставить в штаб всех уцелевших после огромной резни, однако среди множества трупов на поле боя ему удалось найти лишь одного выжившего. От всех остальных практически ничего не осталось, и только у пары бойцов тела сохранились полностью. Такое обилие оторванных конечностей и вывалившихся кишок молодой человек видел впервые. Война всегда была жестокой, но при одном только взгляде на головы, которым повезло остаться рядом со своими телами, сердце обливалось кровью. В памяти Итачи до сих пор сохранилось лицо, от которого осталась лишь правая часть, если это можно было так назвать. В луже крови и ошмётков мозга плавали карий глаз, скула и часть нижней челюсти, а рядом валялась оторванная рука. Это казалось чем-то из ряда вон выходящим, поэтому Учиха-старший невольно задался вопросом, а единственный ли он из ныне живущих видел нечто подобное или же похожие прецеденты уже случались раньше, но свидетели тех ужасных событий предпочли молчать, чтобы не сойти с ума от отчаяния?
У входа в медпункт Итачи увидел Сакуру, которая сидела на полу, уткнувшись лицом в колени, и плакала. Решив, что до убежища уже дошли вести о произошедшей бойне, а девушка сейчас скорбит о ком-то из умерших, молодой человек не стал задавать лишних вопросов. Кое в чём он был прав, ведь Харуно действительно корила себя за то, что не смогла спасти одного оборотня, однако главной причиной её слёз стали слова Саске. Прямо перед боем он назвал девушку обузой, которая вечно путается под ногами и сказал, что если такая слабачка, как она, действительно хочет помочь, то ей самое место в тылу отряда. Тогда на бедную девушку столько всего навалилось, что она просто не смогла скрыть выступивших от горькой обиды слёз. Хорошо ещё, что Узумаки ничего этого не видел, иначе прямо на месте вправил бы Учихе мозги.
- Ему нужна помощь, – спокойно произнёс Итачи, имея в виду находившегося в бессознательном состоянии бойца, которого он всю дорогу нёс на своих плечах. Сакура отвлеклась от своих мыслей и растерянно взглянула на пришедших.
- Положи его на операционный стол, а я осмотрю его, – девушка поднялась на ноги, утирая непрошеные слёзы. – Что с ним?
- Точно не знаю, но, наверное, что-то серьёзное. – Учиха-старший отнёс оборотня в операционную и положил его на хирургический стол.
- Ты не видел, что произошло?
- Нет, меня отправили на место происшествия, чтобы я доставил сюда выживших, но признаки жизни подавал лишь он один. Разве ты не слышала о том, что произошло? – Учиха как-то странно взглянул на медика.
- Нет, я… А с чего ты взял, что я знаю?
- Там… – Итачи тактично умолк, но потом решил, что ученица Тсунаде всё равно рано или поздно узнает о случившемся. Например, когда будет сшивать части тел погибших, чтобы можно было совершить погребение. – Была большая бойня, и только этому счастливчику удалось уцелеть.
- Сколько было наших? – Сакура скальпелем разрезала одежду на груди раненого. Ладони девушки окутало зеленоватое свечение, и она начала водить ими вверх-вниз по телу пациента, чтобы определить, что именно повреждено.
- Около тридцати. Думаю, отряд зачистки уже добрался туда и сейчас убирает все следы, чтобы не вызвать подозрений у людей.
- Какой кошмар, – прошептала медик. – Кто именно это сделал?
- Никаких следов. Не осталось абсолютно ничего. Хотя в этом нет ничего странного, ведь сильные вампиры оставляют следы лишь в самых редких случаях.
- Извини, мне надо провести операцию. Ты не мог бы выйти?
- Конечно.
Итачи быстро покинул медпункт, надеясь, что ему сегодня дадут новое задание, потому что после всего увиденного он вряд ли сможет заснуть. Больше всего молодому человеку хотелось понять, кто же стоит за всем этим. Кто из вампиров мог обладать такой огромной силой? Учиха-старший мог только радоваться, что в ходе поисков не обнаружил среди погибших своего брата или кого-то из близких знакомых, потому что такая смерть была поистине ужасной. Даже будучи гением клана Учиха, Итачи не смог бы предугадать исход боя, столкнись он ненароком с этим монстром.

Следующая его встреча с Сакурой произошла в столовой. Сасори тогда искал медика, чтобы тот просветил его в вопросе некоторых аспектов человеческого тела и, как оказалось, Харуно уже давно привлекла его внимание. Когда Итачи вошёл в помещение, выглядевшая весьма расстроенной девушка и кукловод как раз сидели за столом, что-то активно обсуждая, но, судя по лицу Сакуры, к вопросам собеседника она относилась крайне настороженно, поскольку отлично знала, что тот когда-то работал вместе с Орочимару. Учиха-старший и Дейдара сели за соседний столик, чтобы краем уха подслушать, о чём идёт беседа, однако Сасори заметил их и сразу же умолк. Сакура, ничего не понимая, огляделась по сторонам, однако вскоре тоже догадалась, в чём дело.
- Я рассказала всё, что знаю. Остальное ты, может быть, найдёшь в книгах, если тебе дадут разрешение посетить тот отдел.
- Спасибо.
Коротко кивнув в ответ, Харуно отнесла всю посуду к мойке и поспешила без промедления покинуть столовую. Больше Итачи не пересекался с девушкой до того дня, когда он случайно стал свидетелем скандала, разгоревшегося между ней и Саске. Парень как раз обвинял Сакуру в том, что она своей бесполезностью опять не смогла помочь Наруто в каком-то деле, когда Учиха-старший решил вмешаться, желая немного досадить своему брату.
- Сакура-сан, можно вас на пару слов? Мне необходимо с вами кое о чём посоветоваться, – произнёс он, почти неслышно подойдя к парочке.
- Да, конечно, Итачи-сан. Где бы вы хотели поговорить?
- В медпункте.
После этого оба собеседника, не обращая внимания на третьего участника разговора, направились в сторону кабинета.
- И часто мой брат так досаждает? – поинтересовался у девушки Учиха-старший
- Это всё потому, что ты хотел спасти меня от его праведного гнева?
- Нет, в последнее время у меня болят глаза, и я хотел, чтобы мне выписали капли, которые помогут уменьшить боль при тяжёлой нагрузке.
- Насколько я знаю, такие капли выпускали лишь Учиха, – задумалась Харуно.
- Да, но теперь их разработкой заняться некому. Я не собираюсь торопить, но мне бы хотелось, чтобы медики всё-таки смогли воссоздать это лекарство.
- Придётся провести много исследований. Впрочем, даже если мы потерпим неудачу, Тсунаде-сама наверняка поможет нам.
- Это было бы очень любезно с её стороны.
В ходе исследований, Сакура и сама не заметила, как привыкла к присутствию этого спокойного молчаливого брюнета. Когда он уходил на миссии, она бесконечно переживала за него и плохо спала, но не могла понять причину своего волнения. Привлекал ли её Итачи лишь потому, что был слишком похож на своего младшего брата, или же она действительно в него влюбилась? Зная, что девушка так и не смогла ответить на этот вопрос, Учиха-старший чувствовал, что до тех пор, пока она не найдёт ответ, Саске всегда будет стоять между ними.
Утверждено Nern
Sumiko
Фанфик опубликован 01 февраля 2014 года в 02:09 пользователем Sumiko.
За это время его прочитали 849 раз и оставили 0 комментариев.