Статья про нового персонажа из 3 сезона Наруто - Боруто Узумаки
Наруто Клан Фанфики по Наруто Романтика Музыка красной нити

Музыка красной нити

Категория: Романтика
Музыка красной нити
Обычный день осени. Кругом влажность, сырость, падающие листья. Люди, одетые в уже более теплые вещи, малым потоком продвигаются вперед, но студенты медицинского университета стараются усвоить материал, как обычно, важной темы. Снова надоедливые лекции, которые читают монотонным голосом, тихим таким, бесстрастным, даже, можно сказать, убаюкивающим, но сейчас раздастся звонок. Звонкий, бодрящий, дарующий долгожданный отдых. Он будет эхом раздаваться по коридорам медицинского университета, созывая всех выйти из душных кабинетов. А пока приятная музыка не раздалась, все лишь в трепетном волнении и предвкушении ждут звонка. Некоторые ученики старательно поспевают за быстрым профессором, а некоторые и вовсе не слушают материал, наблюдая за чем-то, что так приковывает взгляд.
Девушка, одетая в черную прямую юбку и белую майку, держа ручку, смотрит в окно, изредка теребя кончики своих волос, задумавшись о каких-то важных мыслях.

«Так радостно, но одновременно больно и грустно понимать, что я увижу тебя. Я снова буду улыбаться на вид счастливой улыбкой, смущенно краснея, когда твой черный, пронзительный, но такой добрый взгляд бегло, словно выстрел, пробежится по мне. Я буду улыбаться своим мыслям, как сейчас, как в эти мгновения. Почему я улыбаюсь, лишь воображая тебя? Почему, мечтая, я не могу представить то, как твои сильные руки обнимут меня за плечи? Почему не могу выдумать то, как ты будешь держать меня за руку? Почему не могу представить поцелуй, хотя прекрасно видела, что твои бледные губы касаются кожи глупых, кукольных, однотипных девушек? Почему я так радуюсь, когда ты стоишь в кафе сзади или спереди меня? Почему я снова начинаю невольно, так смущенно краснеть, когда вижу твою накаченную, широкую спину? Черт, как же мне хочется коснуться твоих плеч своей маленькой ладонью! Как же хочется трогать руками твои, наверное, мягкие волосы! Как же мне хочется просто подойти и сказать тебе банальное «привет»! Неслыханное количество раз я старалась тебе признаться в любви, но каждый раз мой подвиг завершался тем, что я оставалась далеко в коридоре, смотря на твою улыбку, слушая твой смех, видя, как ты счастливо улыбаешься. Мне так нравится наблюдать за тем, как ты споришь с Наруто, как вы весело передразниваете друг друга… Как же мне хочется стать ближе к тебе… хотя бы просто прикоснуться, поздороваться, улыбнуться… Ты один из самых красивых и знаменитых парней в университете. Почему от такой радости… нет… такого предвкушения, я уже пылаю? Почему я чувствую странный, такой теплый, такой пронзительный жаркий воздух? На дворе золотая осень, а я все мечтаю… мечтаю о том, что ты заметишь меня… мечтаю… просто мечтаю… Почему так больно, противно и печально понимать, что именно из-за моих представлений, из-за моих мечтаний, из-за моего воображения я чувствую радость, какое-то светлое чувство, чувство, в которое я готова нырнуть с головой, погружаюсь в бездну нежных ощущений. Но… одновременно приходит понимание того, что когда я увижу тебя, то ты уже будешь в компании своих подруг и друзей… Я снова почувствую странный всхлип где-то внутри… та теплая, светлая бездна превратится в узкую, крохотную местность. Местность без дна… Я буду погружаться во тьму, буду тереться о шершавые, склизкие, пропитанные ядом стены, буду шоркать свою душу, буду уничтожать себя изнутри… буду царапать тонкий покров счастья острыми раскаленными иглами, а безграничная темнота будет забирать меня к себе. Она будет напевать мне горькую музыку, будет заставлять слушать грустные ноты, будет напоминать мне о безответной любви. Все мое упорство, сопровождающееся одним желанием, рухнет, испарится, как капля воды на солнце. Исчезнет, как влага на раскаленном железе. Влага, которая является моими слезами. Я не могу заставить себя подойти к тебе, попросить выслушать. Как только я увижу девушку, держащую тебя за локоть, то быстро, словно молния, на моих ярких зеленых глазах появятся странные капли. Они не выйдут наружу! Только не при всех. Мое очередное письмо попадет мне в сумку либо в мусорный бак, а затем, будто цунами, я уйду в противоположную от тебя сторону… Ты меня совсем не замечаешь. Обидно…

И все же это слегка странно… Я ведь некая знаменитость в этом заведении из-за своих волос. Сколько случаев того, что никто не верит в их естественность? Я не красила волосы в такую абсурдную розовую краску, ведь даже мои брови такие же, как волосы…» - погрузившись в мысли, не слушая профессора и уйдя в себя, в свой мир, размышляла девушка, подперев рукой свою голову.

Звонок. Такой долгожданный и такой необходимый. Он действует, как будильник, раздаваясь звонким эхом по комнате, проникая своими нелепым писком или раздражительной мелодией в сонное подсознание. Звонок, который бьет словно в гонг, стараясь разбудить, раскрыть глаза и посмотреть на окружающую обстановку, в которой ты ориентируешься буквально закрытыми глазами. Этот сигнал окончания урока подействует, словно контрастный душ, заставив затрепетать твое тело. Он даст шанс выбраться из бездны задумчивости, в которую во время скучной лекции погрузилась душа. Звонок и шум. Шум радостных студентов, которые с неким облегчением покидают аудиторию. Снова одна. Как обычно, забросив тетрадки в зеленую сумку, Сакура быстрым шагом покинула кабинет, поправив свою белую кофту с вышитыми надписями, стараясь не отстать от толпы, шумно обсуждавшей какие-то сплетни и события.

- Куда бежишь, подруга? – положив руку на плечо, спросила красновласая девушка.

- Карин, никуда, - выдавив из себя нечто наподобие улыбки, ответила Харуно, перекинув свой тугой хвост через плечо. – Тебя Суйгецу ждет, беги. Вечером увидимся, - добавила она.

- Смотри мне, - сощурив глаза, поправив черную оправу очков, а затем, прикусив нижнюю губу, улыбнулась девушка. – До вечера, - произнесла она, обняв Сакуру за плечи. «Главное, чтобы она ничего не выкинула!» - подумала Сакура, ухмыльнувшись. Она даже слегка улыбнулась, но все в один миг исчезло, испарилось. Снова он, Учиха Саске, со своим верным товарищем Наруто, который что-то громко кричал и дарил смех окружающим студентам. «Что это я загрустила? Он ведь один, без одногруппниц! Он что-то возмущенно говорит, смешно дергая кончиком носа. Черт, ну почему ты до безобразия красивый? Почему ты такой добрый, хотя славишься своими любовными похождениями? И в этот раз ты даже не удостоил меня своим взглядом. Даже не было намека на поиск меня… все верно, я никто… тень всех и для всех… но меня все знают, никто не оскорбляет, конечно, ходит слух о моей диковатости, но не всегда же грустить и забиваться в эмо-уголок?» - спросила саму себя девушка, смотря, как полюбившийся ей человек уходит, не заметив ее, оставляя мутную воду в бездне мгновенного счастья. «Черт. Я уже месяц как перевелась, а до сих пор не освоилась здесь! Моему возмущению нет предела!» - доставая белый плеер, мысленно ругала себя Сакура.

Но, как бы она не отделялась ото всех, как бы вымученно не улыбалась, как бы не старалась смеяться, когда ее знакомые что-то с ярым и диким интересом рассказывают, Сакура грустила. Каждый раз, когда она, надеясь подойти к нему, шла с уверенностью, но стремительно растущим страхом, происходило нечто пугающее: то он невольно посмотрит на нее, то кивнет, улыбнется, то очередная девушка будет с любовью в глазах смотреть на него, то Наруто будет ему что-то рассказывать, заставляя смеяться и ухмыляться. Все его обыденные действия смутят Сакуру, и она, подчинившись страху, который завлечет ее в путы своего мира, уйдет на попятную, а затем снова загрустит, проклиная себя за свою слабость и нерешительность. Сакура быстрым шагом направлялась к выходу, погружаясь в мир, где душа поет. Громко, заглушая все крики, весь шум, все вопросы, все голоса... заглушая весь внешний мир музыкой, Харуно, передвигаясь по кафельному бежевому полу, достигала гардеробной, забирая свой черный пиджак.

- Обожаю эту вещь! – посмотрев на отражение в большом зеркале, фыркнула Сакура, поправив черную юбку, затем она быстрым движением распустила свои волосы, заставляя струиться их необычным водопадом до поясницы. - Что-что, а волосы – моя гордость! – улыбнувшись своему отражению, гордо произнесла девушка, развернувшись на пяточке, бесшумно ступая в черных кедах с зеленой полоской по влажному асфальту.

И вот она покидает университет, наслаждаясь музыкой, которая заряжает энергией, музыкой, которая создает ей волшебный мир, где она чтит себя королевой. Самой сильной девушкой, некой богиней, пред которой поклоняются все! Богиней, которую любит прекрасный рыцарь, разделяя все ее интересы и желания. В этом мире она и Саске вместе. Он - ее мир, ее счастье. Композиции сменяются одна на другую, и каждая развивает странное, такое прекрасное воображение, стремящееся вырваться наружу, но запертое какими-то неизвестными ключами, которых нет ни у одного человека на свете. Как же ей хочется услышать звон этих ключей, которые откроют ее реальность всем. Рок. Он так необычно заряжает уверенностью, так ненавязчиво заставляет полюбить его, суля прекрасные картинки: искренние, жизненные, а главное, живые картинки, которые озарили бы весь мир своим светом. Все бы увидели свет, который источился бы от музыки. Все бы поняли какое-то искреннее наслаждение. Все бы просто расслабились, а не бежали, захлебываясь воздухом. Просто бы жили, радуясь всему, что происходит вокруг.

«Господи! Отчего у него такая завораживающая музыка? Я скачала весь твой плей-лист, Саске. Я прочитала все, что о тебе пишут. Я влюбилась в тебя, в твои интересы, в твою сущность, в твой смех! Я влюбилась в тебя! В тебя такого, какой ты есть! Ты настолько независим! Настолько прямолинеен! Настолько красив! Ты еще и добр со всеми, хотя иногда и можешь отвергнуть! Ты настолько интересен, что я с каждым просмотром твоего профиля ощущаю себя глупой влюбленной девчушкой, полюбившей недосягаемого человека!» - она уже и не заметила, как дошла до своей квартиры. Она просто прошла прямо, не обращая внимания на все то, что происходит. Сакура быстро открыла дверь, бросила сумку и в наушниках, держа одной рукой плеер, побежала к компьютеру, надеясь, что в его профиле появится новая группа, новые песни.

Учиха Саске расстался с очередной девушкой! Говорят, что наша нетронутая овечка стала овцой! Что вы думаете по этому поводу?

- Господи, ну почему нельзя не унижать всех, кто расстался? – возмутилась Сакура, читая очередные сплетни, снимая ногами кеды, а затем и вовсе удобнее устроилась на стуле, листая очередные новости, случившиеся в университете за последний день.

Новость дня. Наша розоволосая мышка заглядывается на Кибу Инудзуку. Сегодня утром они сидели за одним столиком в кафе-столовой, а когда пришли в университет, – держались за руки. Неужели у нас намечается еще одна красивая пара?

- Ну чертыхнуться теперь! – раскрыв широко глаза, искренне удивившись, вскрикнула девушка. По ее телу пробежались странные мурашки, а внутренне эго смеялось так громко, что у нее чуть не произошел срыв голоса. Сакура быстро нажала на кнопку просмотра комментариев. – Радует, что хоть без оскорблений обошлось, - облегченно выдохнула девушка, читая отзывы к «новости дня». Она и не знала, что за ней тоже ведется некое наблюдение. Она не знала, что о ее существовании знают порядочное количество людей. Она читает восхваленные комментарии, в которых некоторые желают «их красивой паре» любви.

«Смотрите-ка, а Инудзука себе отхватил неплохую девушку. И мозг есть и, говорят, готовит вкусно! Врать не буду. Пончики ее бесподобны!» - читая комментарий, Сакура засмеялась.

- Пончики? – вопросительно задалась девушка. – Узумаки… - посмотрев на имя комментатора, тем самым подтвердив свою догадку, прошипела Харуно. - Наруто, я тебя не била со времен средней школы! Неужто нужно снова упражняться? – сжав кулак, произнесла девушка.

«Я рада, что кому-то нравятся мои пончики, но при чем тут они? Да и вы, дорогие сплетники и сплетницы, читатели и доброжелатели, знайте, что ели мы за одним столом лишь потому, что я ему помогала в чертеже, а за руки мы держались из-за опоздания, он, собственно, подгонял меня. А если интересует вопрос того, почему подгонял, то отвечу – мы друг от друга недалеко живем!» - отписалась Сакура, затем невольно улыбнулась.

- Нет, ну надо же так! – покачала головой девушка, выходя из группы. – Больше ничего интересного нет, жаль, - с паузой произнесла она, а затем принялась переодеваться в домашние вещи, снимая с себя официальную одежду. Обычная маленькая, квадратная комната: зеленые обои, коричневый разложенный диван с утренними вещами, стол с различными книжками, на котором временно красовался ноутбук, коричневый ковер со странным пятном, деревянный шкаф, большое зеркало и пара комнатных растений. Обычная комната, плюсом которой было лишь большое окно с красными шторами. Девушка быстро убрала свой нелепый беспорядок, оставленный еще с утра, раскрыла шторы, любуясь уже неким темным вечерним небом. И вот она сидит на своем диване. В руках ноутбук, в ушах ритмичная музыка, она ищет новые рок-группы, доедая свою пиццу, сделанную вчерашним вечером. Обычный вечер обычного вечернего дня. Относительно «творческий» беспорядок царит в комнате девушке. Она шумно водит пальцем по сенсорной панели, стараясь найти то, что так желанно ее сердцу, стараясь найти нечто интересное и увлекательное. Она снова погружается в мир, где Саске - ее вторая половинка, в мир, где они единое целое. На лице красуется легкая ухмылка, сопровождающаяся подозрительным блеском в глазах. Лишь Сакура знает свои мысли. Она смущенно морщит носик и закусывает губу, сердце с непонятным сбивчивым ритмом бьется в груди, на бледных щеках появляется румянец. Какие-то неземные мысли прерывает земное сообщение в чате, развеивая сладостную иллюзию.

«Да-а, теперь твоя популярность возрастет. Я, конечно, не поверила, когда прочла в середине дня, но была удивлена, честно!» - отписалась Карин, вызвав у Сакуры улыбку.

«Сама в шоке! А кто-то просился переночевать у меня… неужели Суйгецу тебя к себе забрал?» - поинтересовалась Сакура, радуясь, что сейчас может побыть одна, наслаждаясь одиночеством.

«Ага. Забрал, скорее, я сама пришла!» - отправив несколько веселых смайликов, отвечала Карин.
Пообщавшись еще несколько часов, Сакура вновь посетила группу, смотря, как появляются и отрицательные мнения, содержащие в себе упреки, мол, парня такого потеряла. Собственно, Сакуре уже было интересно, а не зря ли она вообще отписалась? В душе стали в геометрической прогрессии размножаться страх, неуверенность, боязнь завтрашнего дня. По невинной душе прошелся ядовитый меч, разрывавший тонкую нежную ткань бледного платья, царапая кожу, заражая ее чем-то практически неизлечимым. Но разве душа носит одежду? Душа, скорее, безграничный свиток, в который записываются различные моменты из жизни, как хорошие, так и плохие. И именно в этот промежуток времени душа взяла черное перо ворона, окунув его в чернильницу, оставляя мрачный след, заставляя страдать. Она сама пишет мрачные строки, а затем придумывает мрачную музыку, играя терзающую мелодию. Она снова мучает себя. Причиняет боль самой себе своими же страхами.

«Не знал, что есть девушки, слушающие такой же тяжелый рок, как и я», - быстрой птицей прилетело личное сообщение девушке.

- Саске… - не веря своим глазам, задумчиво прошептала Сакура, а душа поспешила дополнить белый свиток яркими строками, убирая черную полосу из жизни. Мелодия сменилась на волнительно-прекрасную, заставляющую улыбаться и предвкушать нечто чувственное, необычное, желанное и загадочное.

«Слушают… а еще и ждут выхода новых альбомов!» - не зная, что ответить на такое, но желая продолжить диалог, отписалась Сакура, ликуя в душе. Она с жадностью смотрит на ярко-белый экран, закусывает губу, громко вскрикивает от радости, даже можно сказать, визжит. Визжит от того, что у нее появился шанс сблизиться с ним. Шанс приблизиться к нему. Но он не отвечает, хотя показано, что сообщение прочитано. – «Привет, кстати», - добавив улыбающийся смайлик, быстро дописала Сакура, не желая прекращать и упускать возможность пообщаться с Саске.

«Ага. Ты ведь перевелась недавно к нам?» - банальный вопрос с его стороны, но такой приятный для Сакуры. Ведь это значит, что он замечает ее, просто видит, не держит за пустое место.

«Да, перевелась. Сплетен у вас много, однако… но в этом университете учатся много моих знакомых. В том числе и Наруто», - ответила Сакура, сидя с глупой улыбкой на лице.

- И почему он снова не отвечает? Это же надо быть такой дурой, чтобы не задать ему вопросов? Сама себя огорчаю! – злилась Сакура, смотря на очередное прочитанное им сообщение.

«Сакура, извини, что не отвечаю. Занят», - словно читая ее мысли, отписался Саске, но еще не вышел из чата, заставив Сакуру радостно хлопнуть в ладоши.

«И чем же, если не секрет? Но, в принципе, это не мое дело. Так что удачи и до завтра», - ответила Сакура, стараясь не надоедать Саске, а слова «увидимся и до завтра», проникали через кожу, своими нежными прикосновениями даря тепло, заботу и некую удовлетворенность. Но самое главное – давали надежду на то, что завтра она впервые скажет ему «привет», ну, или просто, улыбнувшись, посмотрит в глаза и кивнет головой.

- Главное не взорваться от потопа чувств, Сакура! – ободряюще сказала самой себе девушка.

«Обязательно. Не убегай быстро, иначе не увидимся!» - отправил он, после чего без того счастливая Сакура засветилась ярким огоньком. Будь ее воля, она давно бы танцевала, а лучше бы крикнула миру о своем счастье, попросив молчать о ее чувствах к черноглазому брюнету. Сакура вольной птицей готова кружиться по маленькой комнатке, надеясь, что ее красивый и грациозный полет заметит и оценит он, Саске Учиха. По телу, издавая странный, но такой частый ритм, ощущается стук сердца. Какая-то сладкая, долгожданная и приятная дрожь быстрым бегом, словно путешественница, пронеслась по телу. Нечто приятное и теплое ощущается невинной душой. Каждая клеточка, каждое нервное окончание, каждый рецептор чувствует, что руки, ноги и все остальные части тела не желают слушаться. Все существо юной, искренне мечтающей и надеющееся на добрую сказку девушки, пылающее, ритмично и динамично заставляет вскидывать руки в разные стороны, шумно дышать и иногда подпрыгивать на кровати, надеясь, что вся энергия, которая каким-то странным образом пришла, не исчезнет. Даст пережить самую долгую, но счастливую ночь в ее судьбе.

Поздняя ночь. Чувство приятной удовлетворенности неким отблеском и теплым огоньком согревает душу. Сна нет. Даже малейшего намека на него. Все происходит, как днем. Такое ощущение, что организм получил дозу кофеина и энергетика, заставив перепутать день и ночь местами. В розоволосой голове рождаются картинки диалогов, сюжеты действий, мгновения событий, которые произойдут завтра. Запястья рук словно вибрируют, все тело оживленно двигается. Девушка заряжена и подпитана энергией под названием "любовь". Спать так не хочется. Приятные миры иллюзий и вестники будущего не хотят приходить в квартирку Харуно. Но она справится. Она закроет глаза, продолжая представлять картинки завтрашнего дня.

***

Снова утро. За окном слышится шум машин и людей. Звонок от велосипеда, странные голоса. Сакура, одетая в черную, расстегнутую кожаную куртку и в зауженные черные джинсы, быстрым шагом передвигается по мокрому асфальту.

- Ну вот, черные сапоги стали с отблеском серого! – фыркнула девушка, поудобней схватив свою черную сумку. – Еще и дождь начинается! – отнюдь не радостно произнесла она, поправив белую, слегка прозрачную блузку на себе, а затем достала зонт, прячась от редких капель дождя. Она снова слушает музыку и быстрым шагом направляется к университету, убирая от лица распущенные волосы, которые произвольно и нахально попадали в лицо, раздражая девушку. «Хоть бы ему понравилось!» - мыслила Сакура, дунув на прядь волос. Студенты непривычно быстрым шагом заходят в учебное заведение, старательно прячась от холодных капель и беспощадного ветра. Природа решила показать то, кто является главным в этом мире, заставляя таким уроком уставших и замученных «учеников» с некой радостью мчаться в медучреждение. Мысленно ругаясь, разъяренная Харуно, толкая всех, прошла в теплое помещение. Быстро вытерла ноги о ковер, после чего повесила зонт на крючок. Слегка влажные яркие волосы, злобный огонь зеленых глаз, дерзкий образ, громкая музыка, оскал, смешанный со злобной ухмылкой и нежной улыбкой. Образ манил и притягивал. Звал и отталкивал. Она отличалась своим внутренним миром, своим внешним обликом и отличалась вспыльчивым характером.

- Вернись ко мне! Уйдешь ты скоро! – набросилась на шею счастливая Узумаки. – А ну-ка! Рассказывай то, почему с утреца мы такие злые? – улыбнулась Карин, легонько толкнув подругу.

- А чего это мы превратились в пушистого кролика? – изогнула бровь Сакура, убирая плеер в сумку. – Неужто добила бедного Суйгецу своей беременностью? – ухмыльнулась Сакура, осмотрев подругу, которая иронично подняла свои алые глаза к безвкусному белому потолку.

- Молчи об этой тайне, крошка, а то весь свет узнает о том, что наша колючка романтичная и нежная «мышка», - ухмыльнулась Карин, поправив блузку. – И не беременная я! Ну ляпнула сдуру! Неужели будешь все время меня упрекать? – делая вид, что злится, возмутилась подруга.

- Жертва театра. Не умеешь ты играть, - покачала головой Сакура. – Интересно, кто станет жертвой медицины, когда ты будешь делать операцию? – спросила Харуно, усмехнувшись.

- Смотри, не отрави своими ядами кого-нибудь! – ударив черным каблуком о кафель, ответила девушка. – Ну, короче. Наруто устраивает вечеринку, сказал, чтобы ты была, - сообщила Узумаки.

- Если он снова вздумает сделать из меня блондинку или попросит взорвать что-нибудь, то я вынесу ему мозг, а волосы буду выщипывать! Так и передай своему брату, - кивнула Сакура, принимая приглашение, которое сунула ей Карин.

- Но согласись, что было весело! – утвердительно произнесла девушка. – Мышка, не обижайся, но я хочу, чтобы Суйгецу исполнил свое обещание о том, что купит мне новые очки! – произнесла Карин. – Не люблю я линзы, - возмутилась подруга.

- Ну у вас там и игрища… - усмехнулась Сакура. – Иди, Крыска, - добавила Харуно, получив яростный взгляд красных глаз. – Ну, ты еще изнасилуй меня прилюдно! – увидев суженные глаза подруги, добавила Сакура.

- И это говорит мне моя монашка? Не смеши! – отвернулась девушка, быстро направляясь к Суйгецу, не обращая внимания на посторонние уши, которые уже поставили себе на заметку новую тему для группы.
Обычная перепалка с подругой. Обычный день. Влажный и дождливый. Что ж, осень наступает, даря свои не менее яркие краски, заставляя осыпаться цветные листья. Пара за парой. Перемена за переменой. Сакура, старательно дожидаясь встречи с Саске, окончательно поникла. Когда-то устрашающий и пугающий взгляд сменился разочарованием, пустотой и сгоревшей надеждой, наполнив каждую клеточку тела неприятным, терпким и таким горьким запахом, что ни одни духи не смогут убрать всю ту гниль, которая образовалась в душе.

«Может, он забыл? А что? У него круг общения настолько велик благодаря Наруто, что ему любой позавидует! Ну точно! Вырядилась тут, надеялась, а он забыл! Ох, будь я более смелой, то давно бы подошла и треснула ему с такой силой, что глаза выкатились!» - возмущалась внутри себя девушка, стараясь сохранить невозмутимое лицо, но кулачки, сжимаясь, пугали. «А за что его бить-то? Он не виноват, что я в него влюбилась и думаю о нем больше, чем о формулах и прочих вещах! Хотя… может, самой его выловить? Ага, чтобы струсить сразу, как увижу его перед собой!» - фыркнула Сакура. Она радовалась, что закончились пары, но то, что ее такое долгожданное желание не сбылось, огорчало. И почему же она там понадеялась на этот мимолетный, слегка тусклый свет, пробравшийся через тучу их разных миров? Отчего она снова держит себя в этом бассейне боли. Она так хочет выбраться из этого замкнутого прямоугольника без лестниц. Она так хочет выбраться из этой черной воды, способной окрасить весь свет, все предметы в глубинную темноту. Она так хочет, чтобы он, Саске, заметил ее в этой отравленной воде! Она так хочет ухватиться за его руку. Руку, послужившую спасательным кругом.

- Эй! Сакура! И долго ты будешь игнорировать мое присутствие? – коснувшись хрупкого плеча, поинтересовался брюнет, медленно шагающий с девушкой. Не заметив своего собеседника, а потом и вовсе вскрикнув, когда она почувствовала чью-то ладонь у себя на плече, Сакура дернулась, а белый наушник выпал из уха. Зеленые глаза с испугом и удивлением посмотрели на парня, стоявшего рядом с ней. Весь мир и мысли каким-то странным образом улетели, подчинившись какому-то приказу. Изумрудные глаза неверяще смотрят на парня. Ее губы слегка приоткрыты, а на его лице красуется знакомая ухмылка.

- Не пугай так Сакуру-чан, Саске! Она ведь разозлится и откинет тебя к той стене! – указав в противоположную сторону, пояснил блондин. – Уж я-то знаю… - как-то горько начал он.

- Я не виновата, что твоя дурная голова, как и твоя сидячая часть спины, любит приключения! – фыркнула Сакура, злобно посмотрев на старого друга.

- Эй, это полнейший игнор? – справедливо заметил Саске, наклонив свою голову вбок.

- Что, утиная задница, не привык, когда тебя не замечают? – вставил свои пять копеек Наруто.

- Да нет же! – качнула головой девушка. – Я просто не ожидала тебя увидеть! – пояснила Сакура, улыбнувшись Саске, одетому в черный пиджак и белую, с круглым вырезом футболку.

- Наруто, а не шел бы ты туда, куда направлялся? – спросил Учиха, засунув руки в карманы.

- Чтобы ты, как доминантный хер, изнасиловал подругу моей сестры? – спросил блондин, округлив свои голубые глаза, а затем потер рукавом кофты щеки, на которых были сделана татуировка в виде странных трех полосок. Услышав речь знакомого, Сакура смутилась. На лице появился румянец, а руки сжались в кулаки.

- Узумаки, - зло прошипела девушка, сжав тонкие пальцы. – Мне тебя снова начать воспитывать? – спросила Харуно, посмотрев на Наруто. И почему ее отношение к нему за столько лет совсем не изменилось? Они перестали общаться. Резко. Словно разорвав нить, связавшую их, но не разрушив дружбу.

- Действительно, добе, отчего я у тебя ассоциируюсь с насильником? – поинтересовался Саске. – Сакура, можешь открыть окно, я помогу избавиться от него, - заверил ее парень, высунув руку из кармана, намереваясь положить их на шею к другу.

- Да ну вас! – отмахнулся блондин, - целуйте друг друга в десны! – крикнул он, а затем, словно первоклассник, положивший учителю кнопку на стул, ринулся вдаль по коридору. Сакура инстинктивно сжала плечи, а на ее лице появился очередной румянец, Саске же лишь фыркнул, а затем посмотрел на свою новую знакомую.

- Если ты знаешь Наруто, то он всегда несет то…

- Что придет в его голову! А это либо извращенские идеи, - добавила Сакура, перебив Саске.

- Либо нравоучительная речь, сопровождаемая бесчисленным количеством матов, - закончил Учиха, улыбнувшись. – Так что вот, - не зная, как начать разговор, добавил он.

- Все ясно, - улыбнулась Сакура, украдкой посмотрев на бледное лицо парня. Отчего-то было так неловко. Так странно. Так непривычно. Все картинки, которые представляла в своей голове девушка, прокручивая сюжет не одну тысячу раз, все фразы, которые она старательно писала для сценария ее знакомства, все, что она так тщательно продумывала, рухнуло. Как же хочется сказать ему пару фраз, как же хочется улыбнуться, как же хочется слышать его голос… Все слова, что подготавливала она, предательски вылетели из головы. Мысли и идеи испарились, исчезли, как снежинка на ладонях, оставив после себя воспоминание в виде мокрого пятнышка. Все то, что она так желала, исполнилось в один момент, в один миг. Все такие теплые и дарящие учащенный пульс тайны ее сознания сбылись. Не пришлось даже ждать падающих звезд.

- Сакура? – озадаченно позвал девушку Саске, в очередной раз дотронувшись ее плеч, от чего она дернулась, а затем и вовсе испуганно посмотрела на него.

- Прости, - мотнула головой девушка, сменив свой взор на мягкий и нежный. – Я частенько погружаюсь в себя, не замечая того, когда это случается, - поджав губы, произнесла девушка.

- Ясно, - выдохнул Саске, убрав руки себе в карманы. – Может, уйдем отсюда? Надоело мне здесь находиться, - ухмыльнулся он, быстрым шагом направляясь вперед, словно забыв про девушку.

- Эй! Стой! - возмутилась Сакура, стараясь поспеть за Учихой. – Ты куда так бежишь? – вдогонку крикнула она, смотря, как он все в таком же темпе, продвигается к выходу. «Да иди ты! - мысленно подумала Харуно, вставляя наушники в уши. - Действительно! Чего это меня ждать? Нашлась тут… хотя. Я хоть и глаз от него не могу отвести, но заниматься бегом не собираюсь!» - продолжая разводить в голове ураган ненависти и включая на ходу музыку, рычала на себя девушка. Сейчас она пылает, а потом будет жалеть себя. Будет ругать и корить себя за то, что не догнала, за то, что не продолжила разговор. Она будет рычать на саму себя за то, что упустила уготовленный судьбой шанс. Упустила мгновение, способное удержать душу в воздухе, оставив порхать на пушистых белых крыльях. Она будет страдать потом, а сейчас она будет возмущаться его действиями, рыча себе под нос какие-либо словечки и ругательства. В таком нелегком замешательстве, она вышла из здания, не забыв забрать свой зонт с крючка. Музыка успокаивает. Расслабляет. Она сопровождает девушку, даря тепло в мрачную погоду, защищая от серого неба.

«Господи! Ну пробежалась бы на танкетке, не упала бы! Но нет же, Харуно! Твоя гордость и самоуверенность оставит тебя в одиночестве! Все перемены отдыхать, представляя встречу, разговоры… Всеми ночами представлять его руки на талии, его теплое дыхание на коже. Представлять мягкость его волос. Игриво взъерошивать их кверху… Как же мне хочется быть рядом с тобой!» - чувствуя, как что-то влажное образовывается на глазах, чувствуя, как какие-то странные, не прошеные слезы очерчивают тонкую линию из соли.

– Даже дождя нет, - горько ухмыльнулась Сакура, тихо шепча эти слова, наблюдая сквозь пелену слез за силуэтами будущих медиков. Небо темнеет, а капли дождя не спешат радовать девушку. По щекам ровными струйками бежит личный дождь, а всхлипы, не заставившие себя долго ждать, служили личным громом. Неприятная боль скопилась в хрупком теле. Странная усталость, нелепое смятение, жгучая боль, мертвое, почти серое окружение, простая мрачность придавала еще более страшный кошмар. Она медленными шагами идет к знакомому дому, зная, что придет и обрушит целый ливень и самый сильный и пугающий гром ее всхлипов на подушку.

Грусть. Боль. Страдание. Обида. Обреченность. Ненужность. Одиночество. Печаль. Тоска. Страх. Вот-вот, и все то, что так усиленно держит ее плоть, покинет тело. Начнется новая обездвиженность, новый крик души, который, словно ультразвук или звучание трущегося друг о друга пенопласта, будет разноситься эхом по комнате. А хрупкое тело будут раздирать и разрывать на части оголодавшие демоны Ада, наслаждавшиеся непорочной едой.

- Саске? – тихо шепчет Сакура, разглядевшая пред собой знакомый, такой любимый силуэт. Он что-то говорит ей. Смотрит взволнованным, таким необычно испуганным взглядом на девушку. Его губы что-то шепчут, а она, окутанная в мир музыки, лишь смотрит на него, редко хлопая мокрыми, но такими длинными ресницами, поджимая губы. Его руки быстро прижали Сакуру к себе, заставив создателей ее мира выпасть из ушей. Длинные, аккуратные и теплые пальцы нежно касаются ее покрасневших щек. Большие пальцы аккуратно убрали дорожки слез. А черные, словно агаты, глаза, с некой заботой смотрят в удивленные, зеленые. Он выдохнул. Ухмыльнулся и поцеловал новую знакомую, аккуратно притягивая её лицо к себе, а сам наклонился, дабы создать приятный поцелуй. Он неожиданно быстро проник своим влажным, несколько горячим языком к Сакуре, медленно проводя им по небу. Его пальцы медленно гладят покрасневшие щеки девушки, а язык все так же медленно исследует новую территорию, касаясь кончиком острых зубов. Саске намеренно задевает внутреннюю сторону щек, заставляя вздрагивать удивленную девушку, которая все не отвечает на его поцелуй. Она не шевелится. Не закрывает глаза. Ей приятно целоваться с ним. Ей так нравится чувствовать его руки на себе. Ей нравится чувствовать приятную щекотку, знать, что он с некой охотой целует ее, не намеревается отстраниться… «Целует?» - словно обожженная о языки горячего пламени, вскрикнула совесть, заставив раскрыть Сакуру еще сильнее глаза, подарив новую порцию удивления.

- Ты что себе позволяешь? – резко толкнула Саске Сакура, а затем с силой ударила его по щеке. – Не издевайся надо мной! - зло зашипела девушка, завидев перед собой озадаченный и ничего не понимающий взгляд Учихи, который рефлекторно коснулся правой щеки. – Я тебе не очередная пиявка, готовая высосать из тебя все соки! – сверкнув, словно зеленым пламенем своих глаз, девушка зло прорычала, нахмурив тонкие брови. – Не подходи ко мне! И надо же было влюбиться в такого, как ты? – недоуменно спросила его Сакура, после чего обошла Саске и быстрым шагом пошла домой, не оборачиваясь.

- Я верю тебе, Саске, что она твоя настоящая девушка. Даже не боится тебя. Наконец-то ты за ум взялся, - больно стукнув брата указательным пальцем о лоб, произнес черновласый мужчина.

- Итачи, - мотнул головой Саске. – Я не ожидал тебя увидеть здесь, - убрав руку брата, произнес Саске, посматривая на силуэт девушки, уходящей от них все дальше и дальше.

- Я ведь сказал, что приеду неожиданно, - напомнил старший Учиха, улыбнувшись. – Передай своей девушке, что у нее была прекрасная речь насчет тебя. Даже я так точно не могу дать описание тебе, - добавил он. – А теперь беги, извиняйся. Скажу отцу, чтобы не волновался насчет твоих похождений, - произнес брюнет, развернувшись и направившись к машине, чувствуя, как его длинных хвост развевается на ветру.

- Ты бы все равно прикрыл меня, - ухмыльнулся Саске. «И разные мы не только полосками на лице, а еще и характером!» - мысленно добавил парень, побежав за девушкой. Новость в сообществе института давно красуется на стене группы. И комментарии не заставят себя долго ждать. Вот только Саске, повиновавшись брату, стремительно нагоняет девушку, не ощущая, как дождь уже начинает набирать силу, а грозовые тучи вот-вот издадут страшный гогот. Сакура ушла далеко от территории института, но не заметить розовые волосы среди почти полупустой улицы тяжело, почти невозможно. Она не прячет свой необыкновенный цвет. Наоборот, она показывает всем свою необычность и свою яркость. Создается чувство ее борьбы с этим миром. Она не нуждается в такой серости и скуке, а вот окружение ждет своего спасителя, который разгонит какие-то мрачные и прискорбные мысли. Все ждут человека, который изменит их, все ждут родственную душу, все ждут счастье. Счастье, которое бесконечно. Оно каждый раз разное и у каждого оно индивидуально, у каждого оно свое, неповторимое.

Саске бежит. Выложенная камнем дорога уже мокрая. А он все бежит, видя, что Сакура через несколько секунд будет переходить дорогу. Он понимает, что не успевает, но он бежит, то ли слушая совет брата, то ли чувствуя свою вину перед Сакурой. Он бежит. Дождь идет, а гром еще молчит. Саске тяжело дышит. Сакура, не останавливаясь, идет, ловко обходя машины. Словно заметив за собой преследователя, девушка побежала через дорогу, то и дело расталкивая пешеходов. Поддавшись такой странной гонке, Учиха с новой силой разгоняется, скрываясь в направлении за девушкой, спускающейся по железной лестнице.

- Харуно! Стой! – крикнул Саске, заметив, как Сакура не останавливаясь бежит возле реки, не взирая на свою не самую удобную обувь. Она бежит, чувствуя холодные капли на своей коже, волосах и одежде. Но не достает зонт, а лишь старается ускориться в своей ходьбе. - Да стой же ты! Сакура! – с какой-то неповторимой злостью взревел Саске, делая последнее усилие, чтобы дотянуться до знакомой особы, поместившей его в полный список людей, которых ее душа и сознание могут игнорировать и не обращать внимание на их существование. - Я понимаю, что ты у нас птичка вольная, но … - схватив Сакуру за тонкое запястье, заставив девушку громко вскрикнуть, начал возмущаться тяжело дышавший Саске, крепко сжимая тонкую руку девушки. Он тяжело выдохнул, а затем с некой силой развернул девушку к себе, ослабляя стальную хватку, принудив развернуться испуганную Харуно к себе лицом и снова вскрикнуть.

- Саске? – снова удивленное лицо с отразившейся на нём неподдельным удивлением.

- Так вот, почему ты меня не слышала… - тряхнул головой Учиха, чувствуя, как его волосы уже намокли от дождя. Он медленно потянулся к лицу Сакуры, заставив девушку снова широко раскрыть глаза и приоткрыть пухлые губы. Ее дыхание участилось, и это было видно по частым ее вдохам и выдохам. Ее ресницы были неподвижны. А холодный дождь уже изрядно намочил длинные волосы, с которыми игриво забавлялся ледяной ветер. Его руки вытащили белые наушники, а на лице отобразилась легкая ухмылка. Его пальцы аккуратно прошлись по контуру лица и подбородку, заставив Сакуру зажмурить глаза от приятной щекотки.

- Сакура, - сделав паузу, начал говорить Саске. – Ну вот зачем ты убежала? – спросил Учиха, пристально глядя в глаза девушки, а сам убрал руки в карманы черных джинсов.

- А что я должна была сделать? – смутилась девушка, тряхнув головой. Ее рука потянулась к сумке, в которой лежал зонт. – Ответь мне? Просто, понимаешь… - она сделала паузу, быстро раскрыв зонт, на котором были изображены осенние листья. – Ну, мы общались тремя фразами в чате, а в живую видим друг друга, словно в первый раз! – слегка повысила тон голоса девушка. Дождь превратился в ливень, ветер бил своими потоками кожу. Зонт, который держала девушка, стал предательски дергаться. Сакура, в которой кипела обида, злобно шипела, то и дело бурча себе что-то под нос, проклиная то, что именно сегодня постаралась выглядеть особенно красивой, необычной, а самое главное, дерзкой и стойкой.

- Пошли туда! – схватив Сакуру за запястье, Учиха, не дожидаясь ответа, повел ее в сторону остановки, под которой можно было скрыться от ледяного дождя.

- А ну пусти! Мне до дома дойти быстрее будет! – возмущенно шипела девушка, стараясь освободить руку, но при этом не отпустить непослушный зонт. – Убери от меня руки! – не унимаясь, уже кричала Сакура, заметив странную ухмылку на лице Саске, который и не стремился освободить ее из своих пут. Он быстрым шагом довел ее до остановки, спокойно выслушивая ее возмущения, которые она то и дело кидала в его адрес.

- Слушай, кобра. Если я тебя отпущу, то мне влетит по первое число? – ухмыльнулся Учиха, тряхнув мокрой головой, крепко держа Сакуру за правую руку.

- Если ты меня отпустишь, то я тебе устрою такой полет, что все обиды мира тебе покажутся крупинкой! – продолжая бороться за свою свободу, бунтовала пленница.

- Тогда не отпущу, - не убирая с лица надменную улыбку, произнес брюнет, улыбнувшись своими черными глазами. – Узумаки предупреждал меня, что у тебя сильный удар, а пощечина, которую ты мне влепила, оказалась тем еще доказательством! – добавил он, потерев свободной рукой лицо.

- Надо было тебе с ноги дать, чтобы руки не распускал, хотя, в данном случае, губы! – сверкнув странным огоньком в глазах, парировала девушка, переставая вырываться. Она нажала на кнопку зонта, который в мгновение сложился. – Знаешь, пусть рука у меня перехвачена, но вот огреть тебя зонтиком это не менее приятно! – зло прорычала девушка, без сомнения ударив Саске в плечо.

- И за что? – выпустив ее руку, спросил он, но при этом даже не поморщился.

- Ты тупой или только притворяешься? - недоуменно переспросила Сакура, вспомнив, как этой фразой поучала Наруто. – Все за то же! Чтоб тебя, Учиха, не глупи! – взревела девушка, оборонительно замахнувшись зонтом.

- Да тебе только в театре играть, Харуно! – хлопнув в ладони, произнес Саске. – Итачи здесь нет, расслабься. Спасибо, что помогла заставить поверить его в правду, являющуюся ложью! Я никогда не мог обмануть брата, но сегодня это просто триумф! – ухмыльнулся он, завидев, что Сакура покраснела, в глазах появился блеск, а рука, готовившаяся атаковать парня, опустилась, после чего она громко хмыкнула, стараясь сдержать всхлип, рвавшийся наружу.

Услышав такую фразу, такую горькую правду от человека, которого любишь. Осмыслить в секунду всю горечь, которую несут такие слова, почувствовать, как вся та обида, накопившаяся ранее, превратилась в нож, пропитанный самым страшным ядом – муками. Нож, заточенный самым лучшим образом, нож, сделанный из самого прочного металла. А затем услышать боль, которую причиняет этот предмет, ощутить рвущиеся ткани в себе, почувствовать, как яд каким-то странным, раскаленным металлом, превратился в иглы, передвигающиеся по всем жилам, проходящим через израненное сердце. Как же ей неприятно слышать эту фразу. Вся её дерзость испарилась, все угрозы стали пустым звуком, а все чувства, накопившимся за этот день, непрерывным потоком выходят из тусклых, зеленых глаз, омывая кожу своей солью. Солью, проходящей по всем ранам ее душевного состояния. Ей плохо. Она плачет, опустив голову, заставляя перевалиться свои волосы вперед. Она сдается. Не борется. Просто принимает правду. В душе нет ни намека на счастье. Ей приятно быть нужной для этого человека, но знать, что к ней у него нет никаких чувств, понимать, что она ему даже не друг, а какая-то знакомая с университета, которую он может использовать для своего обмана, не радовала ее, а лишь причиняла новые раны, пропуская в кровь очередные иглы, пропитанные чем-то ядовитым и отравленным.

- Вот не знаю, радоваться мне или грустить, Саске… - хмыкнула девушка, медленно приподняв густые ресницы. – Мне было приятно познакомиться. И... – она замялась, издав тяжелый выдох и сделав прерывистый вдох носом, произнесла Сакура. – И я наконец-то могу сказать тебе «до свидания»! – сделав измученную улыбку, прошептала девушка, медленным шагом уходя с остановки, зная и чувствуя, что Учиха больше не идет за ей. Не бежит и не извиняется. – Хотя, знаешь, - она тихо прошептала это себе под нос. – Учиха, - громко позвала она его, фальшиво улыбнувшись. – Я не злюсь на тебя! - громко крикнула она, скрываясь за пеленой холодного дождя, надеясь, что он ее услышал.

Теперь дождь может забирать ее слезы себе. Она не против. Даже в большей степени "за". Не понимая того, как она дошла до дома, Сакура медленным шагом прошла в знакомую квартиру. Ее тело бил страшный озноб. Ее трясло. Она замерзла. Ветер и дождь. Стихии объединились, заставив почувствовать Сакуру свою мощь. Они заставили признать ее, что двое - лучше одного. Они властвовали над хрупким телом, принося физическую боль. Они убивали снаружи холодом, а одиночество - изнутри. Все раны кровоточат, кровоточат так, что никто этого не видит. А чувствует лишь хранительница данного тела. Она любит его. Она не понимает, когда прошла черту влюбленности. Как она хотела быть рядом, а, получив, расстроилась. Умерла теплая надежда. Умерла нежность. Погиб внутренний мир. Завял. Окрасился в презренные серые тона. Осталась лишь темнота. Осталась лишь оболочка прежней доброй и улыбающейся девушки. А самое главное, осталась любовь к такому самоуверенному и хитрому парню.

- Да здравствуй, золотая осень! Я так ждала тебя, температура тридцать семь и восемь! – громко, но так горько произнесла она, сняв на ходу свою обувь. Сакура, не раздеваясь, уселась на пол, чувствуя, как капли ледяного дождя скатываются по телу. – Быть может, нужно закрыть окно? – спокойным, тихим, тусклым и безжизненным голосом спросила она саму себя. По комнате гуляет прохладный ветерок, сдувая листочки со стола. Она медленно встает и проделывает обыденную работу. Глаза закрыты. Только ощущение собственных действий. Раздался тихий звук захлопнувшейся рамы. Это щелчок странным образом повлиял на девушку. Она рухнула на пол, оперевшись лбом о диван. Крик. Громкий крик. Словно дикий вой раздался в комнате. Шумный, наполненный страшной болью рыдания. Исколотая девушка не может казаться сильной, дерзкой и уверенной. Она обычная слабая Сакура, которая любит чертову романтику. Любит нежность. Мечтает о любви. Будущий эксперт по ядам отравилась любовью. Заразила себя! Сама себя убила! Она умирает изнутри, ей плохо, одиноко. Громкие, ничем не сдержанные рыдания, звонким эхом раздаются в комнате. У нее сплошная истерика. Дикая. Опасная. Страшная. Хорошо, что завтра выходной. Она выспится. Все должно пройти. Должно. Обязательно.

***

Утро. Яркое. Теплое. Утро, которое не выдавало себя тем, что было вечером. Все было таким приятным. Таким красивым, таким манящим.

Сакура, проснувшаяся от того, что ее лицо сковано маской невидимой соли, встала. Красные глаза, черные синяки под глазами. Головокружение. Озноб. Запутанные, влажные волосы. Она ужаснулась, увидев себя в таком свете, но исправлять ничего не стала. Она просто умылась теплой водой, смыв с себя соль, стягивающую кожу. Сакура достала резинку и собрала волосы в запутанный хвост, оставив какие-то пряди не тронутыми. Девушка сбросила с себя всю одежду и, схватившись рукой за лоб, тяжело вздохнула. Она взяла какую-то старую, широкую, потрепанную, но такую любимую футболку, одела на свое обнаженное тело и привычно включила ноутбук, не намереваясь принимать какие-то лекарства. Сейчас душевная боль отнимала у нее куда больше сил, чем физическая. Все просто. Она, перепутав реальность и собственную сказку, сама поверила в то, что ее любит Саске и сама же разрушила, попав и осознав настоящую реальность. Она понимает свою ошибку, но теперь не может мечтать. Боится чего-то. Она меняет свою жизнь на существование. Греясь тусклыми лучами одиночества. Сама создала - сама все разрушила. Сама умерла. Она сама с собой сыграла в покер, не получив никакой выгоды, кроме горького опыта. Осталось только справиться с болью и все пройдет. Когда-нибудь. Голова болит… У нее все болит. Все, что может болеть. Яркость потухла, выцвела под солнцем, превратившись в жалкий оттенок былого света. Она изредка всхлипывает и шумно вдыхает воздух. Слез нет. Только тяжелое дыхание. Она попутно заходит в знакомый чат. Смотрит на свою искреннюю улыбку, а душа как-то непривычно встрепенулась. Оживилась. Пропустила луч надежды в порочную тьму. В комнате слышен стук пальцев о панель. Сакура рефлекторно заходит на знакомую группу сплетен.

Весточка шока: Страстный поцелуй за пределами университета. Горячая ссора прилюдно. Звонкая пощечина. Думаю, всем ясно то, про кого идет речь. Что же связывает нашу любимую мышку и нашего личного черного тигра?

- Ну вот, теперь я серая масса среди всех, кто любит тебя, Саске… - горько усмехнулась Сакура, пролистывая комментарии, зная, что теперь она имеет «грязную» репутацию.

А наша розовая кукла не лыком сшита. Решила переспать с Саске Учихой. Хороший выбор для того, чтобы лишится девственности – он очень опытен!

- Анонимность спасла ваши шкуры, - почувствовав новый поток слез, произнесла Сакура, читая то, как большая женская половина спорят на данную тему. Кто-то согласен, кто откровенно насмехается. Кто-то просто отправляет смайлы недоумения и смеха. Каждый воспринимает все по-своему. Никто не знает правды и продолжения. Никто. Никто не знает.

Плейлист. Эгоистичность. Сила. Власть. Узумаки. Статность. Высокомерность. Эгоизм. Желания. Вот, что связывает нас. Секс ни при чем. Если за поцелуй мне досталось немало, то что было бы, предложи ей я провести вечер у себя? Успокойтесь, развратницы. Саске Учиха.

- Радоваться или грустить? – шмыгнула носом Сакура. – Узумаки… - странно протянула девушка, стараясь не смотреться в зеркало, лежавшее на столе. – Стоп! А кто из Узумаки? Карин или Наруто? – тряхнув головой, вслух задалась вопросом девушка, после чего схватилась за виски, почувствовав режущую и острую боль в голове. – Черт! Где таблетки? – держа ладонь возле лба, а рукой опираясь о стену, ворчала Харуно, стараясь устоять на ногах. Пока она принимала лекарства, в комнате раздалась громкая мелодия мобильного телефона. Услышав знакомый мотив, а затем и поморщив носик, Сакура более быстрым шагом направилась к источнику шума, зная, что черт по имени Карин будет трезвонить до тех пор, пока она не возьмет трубку. Громкость музыки нарастала, а затем и достигала висков девушки, причиняя неприятные ощущения, заставляя что-то пульсировать со страшной силой в голове.

- А я могу и обидеться, знаешь ли! – послышался звонкий голос подруги.

- Карин! Когда это наша тушка научилась подниматься так рано в выходные? – поинтересовалась Сакура, смотря на часы, показывающие без пятнадцати одиннадцать.

- Я на тебя разозлилась. Знаешь, могла бы и не скрывать того, что встречаешься с многочленом третьей степени! Но то, что ты меня обманула, а я не заподозрила, то плюс безоговорочный! А вообще, будь добра, оправдайся! Иначе я удивлю тебя своей фантазией! – злобно засмеялась собеседница, не давая вставить Сакуре и нескольких фраз.

- А ты, гуманоид марсианский, неужто думаешь, что меня может что-либо испугать? И вообще, Карин. Я не встречаюсь с Саске! – уверенно произнесла Сакура. – И я болею, вообще-то! – фыркнула Сакура, ложась на мягкие подушки, тяжело вздохнув.

- Ну, так не интересно! Тебе хоть он нравится? Да, и как тебе поцелуй? И вообще! Почему я все узнала из соцсети, а не из первого источника? - продолжила возмущаться Узумаки.

- Тебя это так волнует? – выдохнула Сакура. – С чего вдруг интересуешься? Но… - не давая подруге ответить, нежным голосом продолжила девушка. – Несмотря на всю комичность ситуации… - она закусила губу, улыбнувшись самой себе. – Я отвечу на все твои вопросы «Да». Он потрясающе целуется! – ухмыльнулась Харуно, договорив фразу.

- Ну, тогда выздоравливай, Сакура, - послышался мягкий голос Саске в трубке, а сердце девушки пропустило один удар. – Не ругайся на Карин. Она хотела, как лучше, - добавил он, отключившись.
Телефон выпал из рук. Голова закружилась еще сильнее. Без того горячее тело стало раскаленным, словно жидкая сталь в руках у кузнеца.

- Он все слышал… - раскрасневшись и еще сильнее заволновавшись, сжав одеяло пальцами, смотря удивленными глазами в потолок, прошептала Сакура, слушая легкое эхо своего голоса. Откуда ей было знать, что шумные Узумаки давно знали о чувствах Сакуры к Саске? А Наруто, выслушав рассказ своего друга, лишь солнечно улыбался, но не ударить Учиху он не мог. Поэтому, разозлившись на то, что Саске использовал Сакуру для некой свободной жизни, Наруто от души дал другу по ребрам.

- И зачем ты использовал ту, которой удивлялся и поражался больше всего? – поинтересовался Наруто, положив руку на мокрое плечо Саске. – Объясни, Саске, - улыбнулся Узумаки.

- Да я-то откуда знаю! Просто захотелось! – громко выдохнул Учиха. – Ты же знал, что она мне симпатична не как другие. Почему не сказал, что вы с ней друзья? – твердо спросил Саске.

- Понимаешь ли… Сакура перевелась вместе с Карин в школу для девочек, а я попал в школу для мальчиков. Вот мы с тобой подружились, а с Сакурой-чан я общался давно. Просто потом мы отдалились. Я был удивлен, что она поступила в мед, а то, что ты в первый день сказал про новенькую с розовыми волосами и то, что она тебя привлекает! – хитро улыбнулся Узумаки. – Я и решил узнать то, какой ты мачо на самом деле! А выяснилось, что ты трусливая овечка, которая боится подойти к девушке, которую у него уводили прям из-под носа! – задорно смеялся блондин, садясь в удобное кресло. – А узнав, что она якобы встречается с Кибой, решил написать ей! – задорно смеялся Наруто. – Хочешь, я помучаю сестренку и она мне расскажет все, что думает про тебя Сакура? – сжалившись над другом, предложил помощь Узумаки.

- Карин? Да ты же знаешь, она умрет, но не выдаст Сакуру. Все знают то, что они лучшие друзья, - фыркнул Саске, снимая свою мокрую футболку.

- Не соблазняй меня, не подействует, я тебе не первокурсница! – фыркнул Наруто, бросив Учихе полотенце. – Она скажет, поверь, - как-то хитро улыбнулся блондин, при этом став похожим на самого хитрого и что ни есть настоящего, лиса. - Скажу, что расскажу предкам о том, что она с Суйгецу спит и дома только переодевается, так она взорвется! – пояснил Наруто. – Но если что, то не обижай Сакуру, я-то нормально, а вот Карин с тебя три шкуры сдерет и по почте вышлет! – усмехнулся Узумаки, но сказал это все серьезным тоном.

- Я хоть одну особь женского рода обидел? – спросил Саске, вытирая свои мокрые волосы.

- Учиха, не издевайся над моей фантазией! Неужели ты занимался зоофилией? – откашлялся Наруто, но, не удержав на лице маску удивления, засмеялся, не сдерживаясь, как привык.

- Господи, как я терплю тебя? – подняв глаза в потолок, произнес брюнет, вздохнув.

- Не зли меня. Сейчас от меня зависит многое! – словно самый богатый и властный человек, с некой статностью и высокомерием произнес Узумаки.

- Наруто, - устало произнес Саске, прямо посмотрев на друга.

- Хорошо. Сегодня ночуй у меня. Она с утра придет, тогда и расспросим ее! – пояснил Узумаки. – И еще, шантаж я возьму на себя. Но начнем по-хорошему! – предупредил Наруто, хотя никогда не любил ставить людей перед сложным выбором.

***

Снова комната девушки. Снова ее одиночество и растерянность. Бледные щеки пылают, принимая багровый оттенок. Слишком насыщенное утро для больной головы. Спутанные, словно старый шерстяной клубок, мысли, болезненное состояние, красные глаза, мешки под глазами, повышенная температура, запутаны волосы. Такое убитое состояние, но такой родной, приятный голос с утра, пожелавший выздоровления, так и внушал какую-то силу бороться, но и попутно вселил страх. Страх и боязнь будущего. Да и настоящего, в принципе, тоже. С момента их разговора прошло не более получаса, а чувство покинутости вперемешку со сладостным наслаждением и теплым, таким удивительно приятным желанием, не хотело покидать измученную девушку. Да она и не хотела. Чувствовать по телу приятную вибрацию, служившую неким успокоением для нее. Некой дозой спокойствия. Некой дозой жизни.

- Черт! Это телефон! – словно в подтверждение своим словам, Сакура громко чихнула, а на глазах показались слезы. – Приятная вибрация! – иронично произнесла девушка, рассматривая незнакомый номер. – А то не ясно то, кто звонит! – фыркнула она, но в ту же секунду почувствовала новый приступ головной боли. – Как же больно, - слегка закусив губу и напрягаясь, прошептала Сакура, чувствуя вибрацию, исходящую от сотового телефона. Она нажала на зеленую трубку и тихим голосом начала диалог: - Да, - спросила девушка, стараясь убедиться, что это именно тот, кого она непроизвольно ждет.

- Сакура? Это я, Саске. Ты можешь говорить? – как-то неуверенно проговорил парень, то и дело уходя на странные и длительные паузы, попутно тяжело дыша.

- Да, - сжав несчастный телефон, стараясь не всхлипнуть, ответила Харуно.

- Выслушай, хорошо? – не зная, как начать разговор, спросил Сакуру Саске. В его голосе чувствовалось некое волнение, страдание и даже страх. Во всех его неуверенных фразах слышалось какое-то смущение, некая особенность речи. Ощущалось нечто непривычное, загадочное.

- Да, - произнесла Сакура, закрыв динамик пальцем. На ее глазах все так же блестели слезы. Появилось некое сбивчивое дыхание. Какая-то необыкновенная надежда. Душа так просила противоядие. Так просила залечить раны. Так просила и просит жить и терпеть.

- Ты понимаешь, что я не хочу смеяться над твоими чувствами? – на одном дыхании, на одной волне, быстро, словно боясь не успеть, взволнованно спрашивал ее Саске. Ему так непривычно быть таким не сосредоточенным. Ему так странно быть неуверенным в своих действиях. Нет! Он понимал то, что говорит, он понимал то, какие слова он произносит. Он четко осознавал смысл и цену звуков, которые страстной, но такой бесторопной мелодией проникали в сознание девушки.

- Да? – как-то удивленно спросила Сакура, чувствуя, как соленая жидкость скатывается по щеке. Девушка невольно, но так громко всхлипнула, чувствуя приближающуюся белую полосу.

- Понимаешь, что твои чувства не безответны? – словно стараясь убедиться, переспрашивал парень, прекрасно слыша ее сдавленные вскрики и тихие всхлипы.

- Да-а, - как-то протяжно, вложив в свои слова крупинку счастья, почувствовав сладкие, вместо горьких, слезы на своем лице. Если бы Саске знал, как радостно смеется душа, как часто бьется ее сердце, как она счастливо улыбается. Если бы Сакура знала, как Саске важно слышать ее однотипные фразы. Как ему сейчас приятно знать, что она не забирает своих слов назад. Как ему дорого ее внимание. Как ему дороги эти немые хлюпанья.

- Можешь сказать что-либо другое? – стараясь разговорить девушку, спросил ее Саске, улыбаясь.

- Да, - снова невинно, как-то сладостно и нежно произнесла Сакура, вдохнув воздух носом.

- Скажи, - требовательно попросил, даже слегка приказал Учиха, дожидаясь.

- Нет, - усмехнулась Сакура, услышав цоканье на той стороне аппарата. Она как-то счастливо и радостно улыбалась, осознавая, что белая полоса здесь. Что убитая мечта восстала из пепла, взмахнув своими яркими крыльями. Улетая на волю и навстречу новым приключениям.

- И правда, можешь! – не сдержался Саске, рассмеявшись вместе с ней.
Утверждено Nern
Miss_Sakura
Фанфик опубликован 02 марта 2014 года в 10:53 пользователем Miss_Sakura.
За это время его прочитали 2226 раз и оставили 0 комментариев.