Статья про нового персонажа из 3 сезона Наруто - Боруто Узумаки
Наруто Клан Фанфики по Наруто Хентай/Яой/Юри Мост через вечность. Глава 4

Мост через вечность. Глава 4

Категория: Хентай/Яой/Юри
Коноха, 23 июля, конец 1990-х.

Небрежно бросив сумку на одну из многочисленных скамеек школьного дворика, Итачи плюхнулся на сидение и со вздохом приготовился ожидать друзей. Он специально выбрал местечко подальше от шумной толпы подростков, в тени небольшого дерева, чтобы немного расслабиться и подумать. Прошедшие после смерти близких два месяца благодаря Мадаре напоминали сумасшедший дом.
Сначала дядя притащил его в полицейский участок и заставил дать письменные показания, подтверждающие запись на пленке. Затем юноша стал свидетелем безудержного гнева родственника, когда стало известно о самоубийстве Хьюга Хидзаси и предсмертном письме, где тот брал на себя всю вину за случившееся. В итоге сломленный смертью брата Хиаси сам решил прекратить вражду с кланом Учиха и даже не поленился составить договор о мире. Мадара бумаге не поверил и придумал свой собственный вариант документа, который Хьюга просто был вынужден подписать, напуганный угрозой провести остаток жизни в тюрьме.
Потом были похороны. Микото, выписавшись из больницы, выглядела не лучшим образом. Всю церемонию она крепко сжимала ладонь сына и смотрела в никуда своими когда-то сияющими, а теперь потухшими черными глазами. Казалось, она до того замкнулась в себе, что вряд ли кому-то удалось бы до нее достучаться. Тем не менее, обследования женщина проходила вовремя, к психологу ходила исправно и даже старалась немного повозиться с детьми. Малыш Обито иногда все же вызывал легкое подобие улыбки на ее лице, но в остальное время Микото оставалась ко всему равнодушной. Ее даже не смущал тот факт, что новым семейным психологом оказался Хидан, чей лексикон порой оставлял желать лучшего.
Итачи первое время боялся, что ничего хорошего из занятий с последователем какого-то Дзясина-сама не выйдет. Однако уже через неделю притащил с собой на тренинг Нагато и Сасори. Акасуна психологической обработке поддавался тяжелее всего, но вскоре сдался и понемногу начал приходить в себя. В школу вся троица вернулась уже через неделю после происшествия, и влиться заново в учебу оказалось не так сложно, как они думали. Должно быть, им просто хотелось отвлечься. В тот день Конан незаметно подловила Итачи после занятий и тайком увела на кладбище, давая парню возможность хотя бы немного побыть на могиле Аюми, поскольку в день похорон его туда просто не пустили.
Все вечера у Итачи, Нагато и Сасори теперь были четко распланированы на многие месяца вперед. Три раза в неделю они посещали лекции Хидана, остальные дни были отданы урокам с людьми Мадары. На которых, опять же, присутствовал Хидан, оказавшийся вдобавок ко всему классным специалистом по холодному оружию. Время от времени его заменял Забуза, и его тренировки проходили намного жестче, чем у других. Обычно на занятиях присутствовала и малышня, занятая своими играми под бдительным надзором Теруми. Обито в эти моменты к кузену не лез, переключая все свое внимание на Хаку, трехлетнего приемного сына Забузы.
В июне Мадара перевез свое семейство в новый дом, и все вечернее увеселение плавно перетекло туда. Жилище не было огромным, как старый особняк, но достаточно большим, чтобы вместить всех. Второй этаж полностью отходил во владение клана; там находились спальни, библиотека, кабинет Мадары и даже небольшой спортзал. Почти весь первый этаж был выделен под новое детище главы рода – кафе со странным названием «Шаринган». Огромное пространство занимало само заведение, обставленное достаточно уютно: деревянные невысокие столики с искусной резьбой и такие же стулья, полупрозрачные шторы, цветы на окнах, барная стойка в углу, возле входа на кухню. Естественно, хозяев и сотрудников предполагалось кормить бесплатно. Когда Итачи увидел изображения красных глаз с черными запятыми вокруг зрачков, ему стало дурно, но дядюшка, к счастью, не собирался развешивать все это дело на каждом углу. Только возле названия кафе. На вопрос, откуда вообще добыто подобное, Мадара с коварной ухмылочкой посоветовал не задавать старшим глупых вопросов и вообще лучше пойти и помочь затащить «вон ту хрень» на кухню. Нагато и Сасори похихикивали в сторонке, пока их обоих не отправили следом за Итачи.
Микото, наблюдая за происходящим, потребовала оградить семью от посторонних хотя бы отдельным входом в дом. Просьба была исполнена незамедлительно, и теперь четверть первого этажа занимала прихожая и коридор с широкой лестницей наверх. Черный ход предназначался только для клана Учиха и их друзей. Покончив с этим, Мадара загнал своих ребят и «шатающуюся без дела» молодежь на «полевые работы». После пяти часов ругани, пота и угроз прикончить озверевшее начальство подход к семейной части дома украшала небольшая дорожка и маленький садик с только что посаженными деревцами и цветами. Хидан, изрыгая проклятия каждые две минуты, лично установил почтовый ящик. Чем все это время занимался Мадара, история умалчивает.
В конце концов, кафе все же было открыто и даже потихоньку начинало пользоваться спросом. Так что оставалось лишь отходить от бурной деятельности одного неуемного брюнета и привыкать к столь стремительным переменам. Одно хорошо: во время всего этого безобразия никто почти и не вспоминал о плохом.
- Далековато ты забрался, - прервал размышления друга Сасори, садясь рядом.
С другой стороны примостился Нагато. Тряхнув головой, он запустил пятерню в волосы, взъерошивая их, и тяжело выдохнул:
- Ну, и духота. Может, свалим с уроков на речку?
Итачи фыркнул, всматриваясь вдаль.
- Не выйдет, Ямато приставлен за нами наблюдать. Сбежим из школы, и дядя Мадара узнает об этом уже через полчаса.
- Ребята, вот вы где! – звонкий голос Конан вынудил троицу обернуться. – Смотрите, кого я привела, - девушка направлялась к ним, ведя за руку Яхико.
- Черт возьми! - выругался Удзумаки, первым соскакивая со скамейки. – Тебя где носило?!
Пацаны моментально окружили подошедшую парочку. Конан крепче сжала ладонь спутника и решила ответить вместо него.
- У него отец опять запил.
- Зараза. – Нагато, желая поддержать, крепко сжал плечо одноклассника; то, что Яхико из неблагополучной семьи, вся компания знала очень хорошо. – Надеюсь, без последствий?
В ответ раздалось мрачное хмыканье.
- Куда же без них? Снова избил маму, она едва не потеряла ребенка. Пришлось временно переводиться на домашнее обучение, чтобы ее выходить. – Яхико виновато посмотрел на внимательно слушавшего его Итачи. – Я знаю, что у вас случилось. Прости, что не приходил.
Учиха тряхнул головой, вместо обиды чувствуя только тревогу за друга.
- Не переживай, - заметил он. – Главное, что ты сам в порядке.
- Да какой тут порядок? – завелся Нагато. – Яхико, это надо прекращать, он же когда-нибудь вас просто прикончит!
Пейн нахмурился и пнул валявшийся на земле камешек.
- Ты мне предлагаешь пойти в полицию и донести на отца?
- А ты собираешься просто сидеть и ждать, когда он… - но договорить подростку не дали.
- Нагато, оставь его в покое, он прав, - вмешался Сасори, желая предотвратить возможную ссору. – Яхико, если нужна будет помощь...
Юноша кивнул в ответ, стараясь ни на кого не смотреть.
- Спасибо.
Акасуна прищурился, пытаясь понять, что же ему не нравится. То, что Яхико не смотрит им в глаза? Может, все дело не только в отце и случилось что-то еще? Поругался с Конан? Вряд ли бы они тогда пришли вместе. Так что он не договаривает?
В эту минуту неподалеку раздался автомобильный гудок, привлекая все внимание школьников к подъехавшему черному «форду». После чего оконное стекло со стороны водителя опустилось, позволяя Ямато высунуть голову наружу.
- Итачи, быстро сюда! – приказным тоном выкрикнул телохранитель. – Твою маму отвезли в больницу, и Мадара-сан велел доставить тебя туда.
Молниеносно подхватив со скамьи сумку, Учиха рванул к машине. Переглянувшись, остальная компания бросилась следом. Конан успела устроиться рядом с шофером, предоставляя парням великолепную возможность ютиться вчетвером на заднем сидении.
- Это еще что? – недоуменно вопросил опешивший от столь бурных действий Ямато.
- А мы группа поддержки, - невинным голоском ответила Конан. – Поехали.
Молодому человеку оставалось только подчиниться.

Расхаживая по полупустому больничному коридору, Мадара ожидал приезда племянника. Пришлось бросить все запланированные на сегодня дела, когда у невестки начались схватки. Уже по дороге в госпиталь у Микото отошли воды, что вынудило Учиху срезать путь и гнать машину на полной скорости. Сразу же по прибытии роженицу отправили в операционную, оставив ее спутника ждать в приемной и не находить себе места. В памяти то и дело всплывал разговор с Хиданом, в котором психолог со скорбным видом разъяснял: «Микото не сможет оправиться от удара, потеряв желание жить». Ощущение надвигающейся потери упорно не желало проходить. Мадара вздохнул. Только бы уберечь Итачи от необдуманных действий.
Услышав за спиной громкий топот, Учиха обернулся. О! Какое стадо… Просил привезти одного, а собралась целая орава. Двое ему незнакомы. Должно быть, родственница Хьюги и ее ухажер, о них упоминал племянник в своем рассказе. Кстати, надо будет поинтересоваться, с какой поры в моду вошли массовые прогулы уроков.
Итачи первым достиг места назначения и резко затормозил, чтобы не сбить дядю с ног. Следом остановились сопровождающие. Было занятно наблюдать, как вся дружная пятерка старается отдышаться. Сюда бы еще двоих – и все семь самураев в сборе. Учиха-старший тряхнул головой, прогоняя столь странные мысли.
- Дядя Мадара, - выдавил из себя Итачи. – Что с мамой?
- Твой брат решил, что пора бы появиться на свет, - глава клана указал на примостившиеся возле стены сидения. – Присядьте, нам придется подождать какое-то время.
Компания школьников немедленно выполнила просьбу. Единственным, кто не сдвинулся с места, был наследник рода.
- Как мама, дядя Мадара? – парень вплотную приблизился к родственнику, смотря тому в глаза и надеясь услышать правду. – Я слышал, что вам говорил Хидан. Она не выживет, верно?
Так, решил Мадара, пора отучать мальчишку от привычки подслушивать. Черт, а его прилично колотит. Крепко сжав плечи парня, мужчина постарался ответить как можно спокойнее.
- Никто не может знать этого наверняка, Итачи. Возможно, врачам удастся помочь твоей маме, а малыш вернет ей радость жизни. Сейчас мы можем только ждать, - окинув взглядом остальных присутствующих, он остановил свой выбор на Конан. – Солнышко, присмотри-ка за ним. Думаю, мне придется найти медсестру и попросить успокоительного.
- Не надо, - отрезал Итачи, невольно обидевшись, что в его способность взять себя в руки не верят. – Я справлюсь и так.
Пару минут Мадара внимательно всматривался в юношу, после чего кивнул.
- Хорошо. Сядь рядом с девушкой и веди себя смирно. Не то и вправду пойду за лекарством. Сейчас не время для истерик.
Наблюдая за выполняющим поручение Итачи, он снова вздохнул. Где бы набраться столько терпения?
Затем потянулись томительные минуты ожиданий, волнений и дурных предчувствий. Молодое поколение старалось держаться изо всех сил. Видя, как каждый из них, искренне переживает за Итачи и старается ему помочь, Мадара в который раз думал, что тому очень повезло с друзьями. По крайней мере, чем бы ни закончился этот день, паренек не останется один. И хотелось верить: в случае новой беды он не отвернется от брата…
Когда через несколько часов к собравшимся подошла Тие-сама, бабушка Сасори, все взоры немедленно обратились к ней. А потом вся «группа поддержки» наперебой успокаивала Итачи после известия о том, что Учиха Микото умерла при родах, подарив жизнь маленькому здоровому мальчику…


Коноха, июль, конец 1990-х


Теруми аккуратно качала кроватку, в которой мирно посапывали ее дочка и новый подопечный. Малыш, родившийся всего неделю назад, не подозревал, что всего несколько дней назад похоронили его маму, а его появление на свет было отмечено столь печальным событием. Однако от крохи никто не отрекся, и теперь, из-за множества нянек, недостатка в любви не будет.
Робкий стук в дверь заставил девушку улыбнуться. Только один человек в доме мог прийти сюда в это время. Остальных Теруми просто не впускала в спальню, когда дети отдыхали, даже Мадара не удостаивался такой чести.
- Входи, Итачи, - тихонько позвала она.
Подросток тихонько проскользнул в помещение и положил сумку на стол. Только что из спортзала, не иначе. На этот раз Мадара не стал давать ему лишних дней отгула, отправив на тренировки сразу после похорон Микото. Теруми вспомнила, как в первые дни все боялись, что Итачи возненавидит брата, но этого не случилось. Стоило юноше разглядеть в личике младенца черты матери, он моментально с невероятной силой привязался к ребенку, стараясь проводить с ним все свободное время. В итоге наследник клана научился пеленать новорожденного и сам дал ему имя, лишь изредка позволяя всегда готовым помочь друзьям возиться с крошкой Саске. Хидан на это посоветовал оставить парня в покое и позволить ему подобным образом прийти в себя после очередной потери. Если забота о братишке не дает Итачи скатиться в пропасть, пусть так и будет.
Потому Теруми не стала возражать, когда юноша подошел к колыбели с явным намерением взять Саске на руки. Он всегда делал это так осторожно, что малыш даже и не пробовал просыпаться. Это вообще был очень спокойный младенец по сравнению с ее дочерью, которая при малейшем шуме поднимала дикий ор.
Достав братишку из кроватки, Итачи прошел к стоящему неподалеку креслу и сел. Посмотрел на спящих в постели Обито и Хаку, вздохнул и повернулся к девушке.
- Никогда не спрашивал тебя, - произнес он вполголоса. – Как ты попала к дяде?
Теруми хмыкнула и откинулась назад, опираясь о спинку стула.
- Когда остаешься на улице в беременном состоянии, то больше всего на свете боишься, что не сможешь позаботиться о своем ребенке. Поэтому когда твой дядя подобрал меня и привел к себе, я была ему очень благодарна. Настолько, что согласилась стать частью его команды и помогать заботиться о его сыне. Знаешь, практически каждый из нас попал к Мадаре-сану именно так. Какаши он спас от колонии для несовершеннолетних, когда тот отомстил убийце своего отца. Кимимаро и Ямато попали к нему с улицы, как и я. Забуза выкрал из детского дома сына своего погибшего друга, и Мадара добился, чтобы тому все простили и позволили усыновить мальчика. Хидан пришел сам, влипнув в неприятности. Иными словами, мы всего лишь хотим помогать человеку, благодаря которому получили шанс на нормальную жизнь. И который стал другом.
Итачи кивнул, прекрасно понимая, что она имеет в виду. У него тоже были друзья, готовые в любой момент прийти на помощь. И которые получили бы такую же поддержку в ответ. Интересно, как в дальнейшем сложится их жизнь? И что ожидает на этом нелегком пути малыша, лежащего сейчас на его руках? Встав, наследник клана прошел к окну и посмотрел туда, где сквозь кроны деревьев пробивалось солнце.
- Не бойся, Саске, - пообещал он. – Что бы ни случилось, старший брат защитит тебя.

Коноха, 10 лет спустя.

Стоя посреди двора начальной школы, окруженные толпой других учеников, двое мальчишек, не переставая, орали друг на друга.
- Я сказал – уйди с дороги! – кричал черноволосый пацаненок, крепко сжимая кулаки и не собираясь уступать.
- Еще чего! Потом сам будешь рассказывать брату, откуда у тебя синяки! – спорил с ним десятилетний блондин, столь же упорно не двигаясь с места.
- И расскажу! Ничего мне не будет!
- Вот еще! Я лучше сам его поколочу!
Черные глаза оппонента насмешливо блеснули.
- Ты поколотишь? Сначала научись драться, придурок!
- Сам придурок!
- Добе!
- Теме!
Пару мгновений отпрыски двух самых известных в городе кланов мерили друг друга злобными взглядами. Потом синхронно развернулись в сторону стоящего неподалеку с ухмылкой на лице сероглазого недруга.
- Может, вместе? – предложил голубоглазый мальчик.
- А давай, - согласился второй.
В следующую минуту крепкие мужские руки вцепились в воротники их рубашек, принуждая замереть на месте. В наступившей тишине прочая ребятня отступала в сторонку.
- Саске, Наруто, - раздался голос за спинами нарушителей спокойствия. – А вам не кажется, что двое на одного – это нечестно?
Упомянутые «двое» как по команде обернулись с улыбками до ушей.
- Нии-сан!
- Итачи-семпай!
Старший Учиха со вздохом отпустил ребят, не поддаваясь при этом на провокацию. За прошедшие годы наследник рода умудрился не только повзрослеть, но и возмужать. Все-таки тренировки с командой Мадары принесли результаты. Волосы парень отрастил и теперь забирал в хвост на затылке, позволяя лишь прядям длинной челки обрамлять лицо с двух сторон. Его называли одним из самых завидных женихов Конохи. Но, подобно остальным двум товарищам по данному званию, связать себя узами брака молодой человек не спешил, предпочитая, как и десять лет назад, все свободное время посвящать брату. Который сейчас стоял с глупой улыбкой на лице, явно размышляя над тем, как бы не получить нагоняй. Посмотрим, что ты будешь делать, подумал Итачи, скрещивая на груди руки и напуская на себя притворную строгость.
- У меня выдалось свободное время, и я решил, что было бы неплохо забрать из школы глупого младшего брата. И что же я вижу, придя сюда, как вы думаете? Славное представление. Вы сорвали бурю аплодисментов от зрительного зала. Поздравляю. И где вы понабрались таких выражений, скажите на милость?
Юный Намикадзе, единственный сын теперь уже официально вступившего в команду Мадары юриста, вскинул руку и почесал затылок, ероша и без того торчащие во все стороны волосы. Саске вспыхнул и наработанным движением заехал другу по шее.
- Идиот, - буркнул он.
- Чего? – обиженно вскинулся Наруто. – Ты же сам был не прочь поиграть в шпионов.
Учиха-младший с досады фыркнул и отвернулся. Итачи уже с трудом сдерживал улыбку: отчего-то всегда было весело наблюдать за этой парочкой. Вечно находят причину для ссор, но при этом не разлей вода. Помнится, при первой встрече они неслабо поколотили друг друга, катаясь по траве. А потом, неожиданно для всех, подружились. И теперь, едва ступив за порог дома, Саске неизменно несся к Наруто с такой прытью, будто видел его последний раз не накануне вечером, а год назад как минимум. Однако это не означало, что двум безобразникам можно оставаться безнаказанными.
- И за кем же вы шпионили? – спросил Итачи, мысленно приготовившись к целой серии опровержений.
- Ни за кем! Правда! – дуэт из них получился на редкость слаженный.
Что и требовалось доказать. Ладно, оставим в покое столь щекотливую тему беседы. Перейдем к следующему пункту допроса.
- Из-за чего было столько воплей?
Саске насупился, явно не собираясь ни в чем признаваться. Наруто покосился на приятеля, отступил в сторону, чтобы тот не смог дотянуться до него снова и осторожно выдал:
- Неджи опять чуть его не побил. Этот теме хотел пойти и дать ему пинка, а я не пустил.
Итачи с интересом взглянул на брата.
- Саске?
- Пф, - мелкий сложил на груди руки, копируя позу родственника, и не соизволил даже головы повернуть.
Так-так. Наруто явно нарвался на очень «дружескую» беседу. Впрочем, долго злиться на светловолосое недоразумение Саске не мог, обычно прекращая доказывать свою правоту после пары тумаков. И почему рядом с отпрыском Минато его обычно тихий и послушный братишка становится таким драчливым? Итачи не удержался и поманил Саске к себе. Тот, хоть и знал, чем дело закончится, все равно просиял и шагнул вперед. Только для того, чтобы почувствовать легкий щелчок в лоб.
- Глупый младший брат, - с улыбкой проговорил Итачи. – Ладно, ребята, бегите за вещами, и пойдем. Погода хорошая, можно немного погулять перед тем как пойти домой.
Мальчишки с радостными воплями бросились к школе, оставляя прибывшего за ними взрослого ожидать возле скамейки.

Кафе «Шаринган» встретило вошедшую девушку гомоном голосов. За прошедшие годы скромное заведение превратилось в одно из самых любимых мест для встреч личного и делового характера. Кроме того, оно славилось тем, что в праздничные дни здесь проходили различные мероприятия и даже молодежные вечеринки. Любимое детище главы клана Учиха процветало.
Кстати, о хозяевах. Конан огляделась вокруг в попытке отыскать того, кто срочно вызвал ее сюда. Искомый мужчина обнаружился возле барной стойки, где сидел в обманчиво-расслабленной позе и вяло наблюдал за работой официантов. Как всегда, старается все держать под контролем. Вздохнув, Хаюми подошла к Учихе и приветливым голосом произнесла:
- Добрый день, Мадара-сан. Вы хотели меня видеть?
Брюнет махнул на высокий стул рядом с собой.
- Давай без формальностей. Есть разговор.
Перевод – дело плохо. За минувшие десять лет Конан прекрасно научилась расшифровывать скрытый подтекст во многих, казалось бы, незамысловатых фразах Мадары. О чем тот, разумеется, знал. Поэтому приступил к делу сразу после того как гостья устроилась на сидении.
- Я получил доклад о действиях племянника в Киото, где он выполнял мое поручение несколько месяцев назад.
Конан со вздохом принялась рассматривать отполированную поверхность столешницы.
- Сколько на этот раз? – вполголоса спросила она.
- Двое, - ответил Мадара, продолжая разглядывать публику в зале. – Оба живы, но останутся инвалидами. Как всегда, несчастный случай.
- А их причастность к событиям пятого мая доказана? – на всякий случай уточнила девушка, прекрасно зная, каким будет ответ.
Учиха смерил ее тяжелым взглядом.
- Да. Они стреляли в Фугаку, - мужчина потер переносицу пальцем. – На этот раз все несколько серьезнее. Вся троица замешана в этом деле.
- Нагато и Сасори тоже? – удивленно вскинулась Конан, будучи не в силах представить этих двоих хладнокровными мстителями.
- Именно, - последовал неутешительный ответ. – Но мы с тобой прекрасно понимаем, кто руководил ими двумя.
- Но ведь Нагато служит в полиции, Сасори – врач, а подобные действия могут навредить их карьере, если станут достоянием общественности.
- А Итачи – учитель в старшей школе. И, как видишь, это ему нисколько не мешает. – Мадара окинул посетителей пристальным взором, пытаясь определить, не слышит ли кто-нибудь больше, чем должен. – Поэтому я и позвал тебя, солнышко. Ты им ближе, чем я. Вот и займись этим.
- Вы хотите, чтобы я остановила их действия? Как?
Мадара дернул плечом.
- Без понятия. Но он должен перестать мстить. Ты меня поняла?
Что означает не просьбу, а приказ. Хаюми кивнула.
- Хорошо, - трель мобильного телефона вынудила Учиху прервать диалог и поднести аппарат к уху. – Да, - некоторое время он молчал, слушая кого-то, затем сбросил вызов. – Он только что вернулся домой, - спрыгнув со стула, Мадара остановился за спиной девушки и настойчиво шепнул ей на ухо. – Не подведи меня, - после чего направился в сторону кухни.
Проследив за ним взглядом, Конан решила, что пора бы выпить что-то покрепче кофе. Вот как прикажете останавливать друзей от необдуманных поступков?

Этот безумный день никак не хотел становиться хоть немного спокойнее, думал Сасори, следуя по больничному коридору за молодой медсестрой. С утра пришлось иметь дело с ненормальными родственниками очередного пациента, поясняя, почему их любимый мальчик не может вернуться домой в ближайшее время и зачем нужно отходить после операции в госпитале. Тоже мне, мальчик, усмехнулся Акасуна. Там уже без году сороковник. Нет, ей-богу, еще одна милая беседа подобного рода его доведет до нервного срыва. В обед пришлось разнимать двух практикантов, которые, видимо, были не в состоянии самостоятельно поделить стол между собой. И вот теперь – срочный вызов к попавшему под машину мальчику. Может, хоть тут сюрпризов не будет?
- Здесь, - произнесла спутница, останавливаясь перед нужной дверью. – Пришлось оставить его под присмотром студента.
- Буйный ребенок?
- Вроде нет, но уж больно замкнутый.
Сасори кивнул и вошел в палату. Прямо возле двери на стуле примостился несуразный темноволосый паренек, наблюдая за сидящим на кровати рыжеволосым мальчишкой лет десяти на вид. Ребенок прижимал к себе пострадавшую левую руку и смотрел в окно, крепко сжав губы. Видимо, чтобы не плакать от боли. Акасуна оглянулся на маячившую за спиной медсестру.
- Снимок делали?
- Вывих плечевого сустава. Мы пытались приложить лед, но он не позволил. Еле уговорили на рентген.
- Легко отделался, - прокомментировал практикант.
Сасори кивком указал парню на дверь.
- Свободен. Я займусь мальцом.
Оставшись один на один с маленьким пациентом, молодой доктор прошел вперед и остановился перед ним. Теперь нужно найти подход.
- Привет, - начал он разговор. – Меня зовут Сасори, и я врач.
Мальчишка взглянул на него слезящимися бирюзовыми глазами, но не произнес ни слова.
- Мне тут рассказали, как ты себя вел. Хочешь знать, что я думаю? Что ты зря храбришься. Боль в руке не пройдет, и ты никому ничего не докажешь.
Молчание. Однако взгляд явно стал изучающим. Странный ребенок. Ничего не отражается на лице, а вот глаза говорят многое. Совершенно не к месту промелькнула мысль, что волосы у них обоих одного цвета. Сасори взял стул и сел напротив.
- Почему ты не дал приложить к руке лед?
- Он холодный, - было ему ответом.
О, целых два слова. Это уже прогресс.
- Как тебя зовут? – спросил медик.
- Зачем вам мое имя?
Четыре слова. Что дальше?
- Я назвал тебе свое, вежливо будет тоже представиться.
Пацан отвернулся и вполголоса произнес:
- Сабаку но Гаара, - потом неожиданно всхлипнул.
Акасуна поднялся и шагнул ближе.
- Позволишь помочь? – дождавшись ответного кивка, он аккуратно осмотрел руку пациента. – Гаара, мы сейчас сделаем так, чтобы у тебя все прошло. Но для этого мне придется вправить сустав на место.
На него вновь смотрели эти невозможные очи, прятавшие столько эмоций.
- Это больно?
- Я сделаю тебе укол – и ты почти ничего не почувствуешь. Хорошо?
Маленькие пальчики стерли катившуюся по щеке слезу.
- Вы не скажете папе? Пожалуйста.
Так он ревет не из-за боли? Все дело в суровом отце? Сасори вздохнул. И почему дети должны страдать по вине непутевых взрослых? Что ж, придется успокоить малыша. А потом отвезти его домой.
- Я ничего никому не скажу. Обещаю.
Гаара сразу же расслабился и доверчиво придвинулся к доктору. Акасуна тем временем уже набирал в шприц жидкость из ампулы.
- Когда мы вылечим твое плечо, мне придется наложить повязку, - сказал он, делая укол. - Не бойся, ее не заметят под твоей школьной формой. А дома наденешь какую-нибудь рубашку. Понял?
- Да.
Потрепав собеседника по волосам, Сасори дождался, когда введенный препарат начнет действовать и принялся за вправление вывиха. Мальчик даже не пикнул во время процесса, только слегка вздрогнул и прикусил губу.
- Ты молодец, - мягко подвел итог Акасуна, приготавливая все необходимое для того, чтобы зафиксировать плечо.
- Спасибо, - только и смог вымолвить школьник.
Нет, так дело не пойдет. Нельзя отвозить его к родителю в таком состоянии.
- А давай мы сделаем так, - предложил Сасори, сам не в силах понять, что на него нашло. – Прежде чем поехать домой, мы заглянем на аттракционы. И, если хочешь, я куплю тебе мороженое. Ты любишь мороженое?
Улыбка на лице Гаары, судя по всему, была редкой гостьей. Но определенно украшала его.
- Люблю. Только недолго, а то папа будет злиться.
- Вот и договорились.
Хороший мальчишка. Может, все-таки послушать бабушку и попробовать жениться? Хотя бы для того, чтобы завести карапуза? Сасори тряхнул головой. М-да, явно заработался, если подобные мысли в голову лезут.

Токио.

Судя по топоту в коридоре, малышня вернулась из школы домой. Следовательно, спокойно почитать газету не получится. Ооноки со вздохом приготовился встречать внуков. Нет, девчонка еще ничего, ее можно было успокоить. Но сын дочери… Это был самый неугомонный ребенок из всех, и нужно было быть поистине святым, чтобы вытерпеть все его выходки. Учителя то и дело названивали с жалобами на маленькое блондинистое чудо, которое в очередной раз умудрилось нахулиганить. Самым любимым номером программы были сброшенные в унитаз петарды. Где только он их брал, скажите на милость? И от кого унаследовал столь непонятную любовь к бомбочкам и прочим взрывающимся вещам?
- Банзай! – мимо мужчины промчался светловолосый ураган, с разбега запрыгивая на диван и принимаясь скакать. – Привет! Я сегодня такую красивую штуку сделал, да!
- Красивую? – появилась в дверях темноволосая девочка, уперев руки в бока. – Да ты чуть не спалил весь кабинет!
- Ничего ты не понимаешь, - верещал мальчишка. – Это же так классно, да!
Понятно. Через час начнутся звонки из учебного заведения.
- Дейдара, успокойся и сядь, - пробурчал Ооноки, с тоской вспоминая о тишине и покое. – И прекрати уже хулиганить. Тебя так могут выгнать из школы.
- Да ну ее, школу! – ловким прыжком несносный ребенок запрыгнул на взрослого, отчего оба повалились на многострадальный диван. – Дед, ты бы видел, как все бабахнуло, да!
- Даже видеть не хочу, - пыхтел старик. – Куроцучи, уйми брата. У меня и так спина болит.
- Лучше бы ты об этом не говорил при нем, - заметила внучка, садясь прямо на пол посреди комнаты.
Ох, это верно, он и забыл. Дейдара тут же принялся изворачиваться, надеясь хотя бы защекотать дедушку. Пришлось проявлять несвойственные своему возрасту чудеса ловкости, чтобы отцепить от себя сорванца и сесть нормально. Внук с фырканьем попытался сдуть со лба отросшие локоны.
- Сводила бы тебя мама к парикмахеру, - высказался Ооноки, помогая ему в этом нелегком деле рукой. – А то волосы скоро до плеч дорастут.
- Не хочу стричься. – Дейдара немедленно принялся вырываться из объятий. – Хочу длинные волосы, да.
- Длинные волосы носят девочки.
Спрыгнув на пол, Дейдара ткнул пальцем себе за спину.
- Скажи это ей, да! Или так: я стану девочкой, а она у нас – мальчик! – после чего рванул в сторону кухни на полной скорости.
- Ах, ты! – Куроцучи бросилась следом. – Ну, держись!
Начинается. Теперь будут носиться, пока не свалятся с ног. Ооноки покачал головой, не понимая, откуда может браться столько энергии. И до чего же беспокойный у него внук! Понятное дело, отца-то нет. Говорил же Сатоко, чтобы выходила замуж, так нет – надо было родить и остаться в гордом одиночестве. Ну, ладно, ни к чему ворошить прошлое. Лучше пойти проверить, как бы не сломали чего-нибудь там. В подтверждение мыслей из соседнего помещения раздался грохот и звон бьющейся посуды. Ну, вот. Приехали. Остается надеяться: это не фамильный сервиз.
Мысленно жалуясь на ревматизм, Ооноки встал с намерением отправиться на кухню и отчитать балбесов, но громкий телефонный звонок вынудил его резко поменять планы. Подойдя к стоящему на столе аппарату, мужчина снял трубку.
- Я слушаю… Да, квартира семьи Тсукури… Что?
Все последующие слова заставили Ооноки побледнеть и осесть на пол. Выслушав собеседника до конца, он выронил телефон и закрыл лицо руками. В дверях за спиной показались две любопытные мордашки. Заметив, что дедушке плохо, детвора рискнула приблизиться к нему и попробовать успокоить родственника, обняв его с разных сторон. Они еще не знали о гибели родителей в автокатастрофе…
Утверждено Lin Фанфик опубликован 27 января 2014 года в 08:11 пользователем Chaterina.
За это время его прочитали 753 раза и оставили 0 комментариев.