«Ичираку Рамен» — наш генеральный спонсор
Статья про нового персонажа из 3 сезона Наруто - Боруто Узумаки
Наруто Клан Фанфики по Наруто Романтика Мост через вечность. Глава 12

Мост через вечность. Глава 12

Категория: Романтика
Медленно, неумолимо ночь окутывала Коноху прохладой и темнотой, пусть и разбавленной кое-где огнями окон и фонарей, но уже активно заявляющей о приходе своего таинственного, порой пугающего до дрожи, теневого мира. Потихоньку смолкали птицы и насекомые, одинокая кошка осторожно ступала по траве возле многоэтажки, выискивая укрытие, даже деревья, казалось, шелестели листвой тише – до полуночи оставалось полтора часа, и дети природы готовились к отдыху. Лишь человек позволял себе нарушать ее древние законы, бросая вызов как им, так и самому себе. Ему, «венцу творения», все было нипочем: еще мелькали по переулкам возвращающиеся со свиданий парочки, небольшие компании загулявшихся подростков или медленно бредущие к жилищам сотрудники магазинов, ресторанов и прочих заведений, рабочий день которых окончился только сейчас. А где-то любители не спать до утра торопились в местный клуб, надеясь неплохо развлечься, не попав заодно в полицейский участок.
Однако не об этом думали двое людей, стоящие друг против друга посреди небольшого кабинета, расположенного над кафе «Шаринган» - им вполне доставало своих забот. Никто не мог вымолвить ни единого слова – Мадару хватало только на растерянное разглядывание небольшого картонного прямоугольника, который Нагато безотчетно мял пальцами, а сам Удзумаки, потупившись и краснея, ожидал ответа на опрометчиво заданный вопрос. Молчание затягивалось, необходимо было его нарушить, но ничего путного в голову Учихе не приходило. Кто-то посылал Нагато цветы, и подозрения молодого полицейского направлены на него. Главе клана более всего на свете хотелось подтвердить их, да и вообще осыпать наследника дома Сенджу не только букетами и лепестками, но и разнообразными ласками. Еще лучше было бы запереть Удзумаки в своей спальне и никуда не выпускать из постели, кроме душа, да и то с гарантией возвращения на исходную позицию.
Пожалуй, самым интересным в положении Мадары являлась полнейшая невозможность определить, когда началось его личное наваждение. При первой встрече в больнице, где угловатый рыжеволосый подросток помогал Итачи поведать грустную историю о резне, унесшей несколько жизней? Или же оно развивалось постепенно, по мере того, как Нагато превращался в сильного, уверенного в себе мужчину? Пусть далеко не всегда радующего Учиху своими поступками, но, несомненно, – самого дорогого на свете.
Все попытки забыть о возникших чувствах, напоминания самому себе о разнице в возрасте, отрицания случившегося не привели абсолютно ни к какому результату. Удзумаки обосновался в сердце Мадары, захватил разум и душу и не спешил отдавать обратно. И все же огромным усилием воли Учиха держался, твердо убежденный в отсутствии права вмешиваться в жизнь парня, обязанного продолжить свой род. Ему, ни разу не пасовавшему перед трудностями, впервые стало нелегко решиться на столь резкие перемены. Да, он безо всяких раздумий принял статус отца-одиночки, однако сейчас эгоистом быть не мог, предпочитая наблюдать издали, сгорать от эмоций и мечтать о чуде, способном изменить устоявшийся и порядком поднадоевший быт.
Видимо, кто-то наверху услышал его и либо теперь исполняет мечты великовозрастного героя-любовника, либо издевается, ехидно похихикивая в кулак. А узнать истину можно только одним способом – откровенностью с предметом воздыхания, в нерешительности закусившим губу, дабы не разреветься по-детски из-за вероятного отказа.
- Мадара-сан… - Нагато смотрел на виднеющееся через окно небо, желая провалиться сквозь землю. – Простите. Должно быть, я ошибся, так что…
- Нагато, - прервал поток словоизлияний Мадара, шагнув к Удзумаки и осторожно касаясь кончиками пальцев его щеки. В следующую секунду при виде обращенного к нему взгляда захотелось плюнуть на все и немедленно предъявить права на владельца наполненных надеждой очей. И будь что будет – к черту сомнения.
Учиха подался вперед, правой ладонью обхватывая голову Нагато и слыша, как с уст возлюбленного срывается похожий на всхлип выдох – свидетельство слишком долгого ожидания. Сколько угодно можно было стоять так – глаза в глаза, с безумно колотящимися сердцами и опорой, уплывающей из-под ног. Они были не столь молоды, чтобы торопиться, но и тянули уже достаточно. Им оставалось всего одно движение – и можно будет забыть о мире вокруг, выбросить за ненадобностью все недомолвки и погрузиться в слепящее от любви счастье. Мадара не желал упускать этот шанс, уже почти касаясь уст Удзумаки своими и ощущая его дыхание, как…
Скрип двери вынудил Нагато резко отпрянуть, а Учиху – досадливо цокнуть языком: момент оказался безвозвратно упущен. Разворачиваясь в сторону вошедшего, владелец комнаты думал о приятном избавлении от крайне назойливых существ, имеющих вредную привычку появляться не вовремя. Увидев смущенно топчущегося на пороге Обито, Мадара воздел очи к потолку. Ну, конечно, только сын может позволить себе вламываться в отцовские пенаты без стука.
- Простите, если помешал, – пробормотал младший Учиха. – Мы Наруто не можем найти. - Тоби, - обманчиво ласково произнес Мадара, поражаясь глупой причине визита и мысленно сворачивая отпрыску шею. – Вы не в курсе, у какого Учихи нужно искать мальчишку?
- Э-эмм… - Обито почесал затылок, видимо, сообразив: папочка сильно зол. – Там дверь заперта, а на звонки по телефону никто не отвечает. К тому же, ищут не только его. Гости собрались расходиться, и Цунаде-сама грозится разнести дом, если только так можно выманить, как она выразилась, «двоих придурков» наружу.
Нагато тяжело вздохнул при мысли о пьяной тетушке и бросил покореженную визитку на стол.
- Я до него достучусь, - проговорил он, стараясь не смотреть на собеседников. – Простите, Мадара-сан, - после чего незамедлительно направился к выходу.
Раздавшийся за спиной голос вынудил блюстителя правопорядка притормозить:
- Нагато. Мы закончим наш разговор, обязательно. Ты помнишь, где комната Саске?
- Да, - бросил Удзумаки и, не оборачиваясь, выскочил в коридор.
Обито, проводив того внимательным взором, присвистнул: вывод о несостоявшихся любовных признаниях напрашивался сам собой, как и желание смыться подальше от родительского гнева. Юноша осторожно глянул в сторону вышеупомянутого родственника, аккуратно подбирающего со столешницы свидетельство сыновней аферы.
- Закрой-ка дверь, Тоби, - велел Учиха-старший, придвигая к себе стул и удобно устраиваясь на нем. – Мне тут рассказали одну занятную историю, я прямо-таки жажду с тобой поделиться.
- К-какую историю? – отчего-то после выполнения отданного приказа захотелось взвыть о нехороших предчувствиях.
- Забавную такую, - вымолвил Мадара, обмахиваясь приобретением словно веером. – Кто-то посылал Нагато цветы. Мило, не правда ли?
- Д-да, очень, - определенно, пора бежать и отсиживаться в укрытии как минимум сутки.
- И мне неожиданно пришло в голову: только у одного человека в моем окружении хватит наглости на то, чтобы делать это от моего имени, а потом подкинуть визитку мне в карман, - завершил неутешительную речь мучитель. – Не в курсе, кого я имею в виду?
- Пап… - сглотнув, выдавил Обито. – Я могу объяснить.
- Очень на это надеюсь, - раздалось в ответ. – Давай, расскажи, почему тебе не следует надрать задницу.
- Ну, знаешь, - если лучшая защита – нападение, то осталось воплотить ее в реальность, обиженно надувшись и скрестив на груди руки. - Вам с Нагато тоже было бы неплохо надрать задницы. Мне надоело смотреть, как вы пожираете друг друга глазами, но ничего не делаете, так что идея сблизить вас таким образом показалась мне… - пришлось запнуться под огнем строгих черных очей, - приемлемой.
Мадара наклонился вперед и устало провел по лицу ладонями, мечтая оказаться подальше ото всех любителей самодеятельности. И в кого мальчишка уродился, в него, что ли? Хотя, надо будет как-нибудь рассказать сорванцу о его матери. А пока… можно простить негодника и повернуть ситуацию в свою пользу. Усмехнувшись, брюнет встал с приглянувшегося сидения и хлопнул Обито по плечу:
- Идем, проводим гостей. Мы и так уже порядком задержались. И не переживай больше о моем будущем, теперь оно вряд ли будет плохим.
Пожалуй, стоило пережить созданное мальцом недоразумение ради такой радостной улыбки.

Если бы кто-то однажды сказал Гааре, что его будет подвозить до дома Хьюга Хиаси, он покрутил бы пальцем у виска и назвал подобные речи бредом. В конце концов, пусть Сабаку тоже были когда-то богаты и известны, все-таки Хьюга – один из кланов отцов-основателей города, а их всегда ставили выше прочих родов. Потому-то рыжеволосый всю дорогу молчал, потрясенно поглядывая на неумолкающего Дейдару, приезжего парня из самой обычной семьи, который, казалось, не видел в собственных поступках ничего странного. Да и сам Хиаси, на удивление, даже не скрывал удовольствия от общения с подростком, выслушивая болтовню о прошедшем вечере и красоте взрывов, лишь изредка кивал и поддерживал беседу. Ну, по крайней мере, за разговорами время поездки пролетело незаметно. Тсукури, увидав стены пансиона, распрощался с собеседником и, схватив Гаару за руку, выскочил из автомобиля. Как только «сузуки» стартовал прочь, подрывник потащил предполагаемого собутыльника внутрь здания, торопясь поскорее оказаться вдали от посторонних глаз.
Гаара вздохнул: и откуда столько прыти в одном человеке? Хотя, если вспомнить Наруто, то вопрос покажется идиотским. Может, все блондины такие? Задумавшись над этим, юноша даже не заметил, как они зашли в особняк и поднялись по лестнице. Из раздумий его вывел громкий голос приятеля: заглянув в комнату Ооноки, Дейдара докладывал о своем возвращении. В ответ раздалось приглушенное ворчание, после чего Тсукури рассмеялся, пожелал дедушке спокойной ночи и, затащив спутника в их общую спальню, запер дверь.
- Это еще зачем? – рискнул подать голос Гаара, наблюдая за извлекаемой из недр куртки бутылкой.
- Ты хочешь, чтобы нас застукали за распитием алкоголя, да? – весело произнес Дейдара, ставя вино на стол. – Нам вообще-то нельзя до двадцати лет это употреблять.
Сабаку хмыкнул, стаскивая пиджак и устраиваясь прямо на полу.
- Что ж ты раньше об этом не вспоминал?
На соседнюю кровать приземлилась сброшенная куртка, а ее владелец уже рылся в шкафу в поисках пластиковых стаканчиков.
- Правила для того и созданы, чтобы их нарушать, - глубокомысленно изрек любитель пиротехники, доставая искомое. – Ничего, сейчас ты будешь лечиться от занудства и глупости, да.
- То есть я, по-твоему, глупый? – было непонятно, обижаться на слова одноклассника или же нет.
- Прости, Гаара, но в плане любовных отношений ты полный кретин, - заметил Дейдара, вскрывая тару со спиртным.
- И что я делаю не так?
Тсукури с готовностью ответил, кладя вынутую пробку на столешницу и принимаясь за разлив напитка:
- Ты ноешь, да. Вместо того чтобы бороться, ты без конца жалеешь себя и ждешь жилетку, в которую можно поплакаться. Знаешь, если честно, достал уже.
Гаара насупился и поерзал, пытаясь усесться удобнее и при этом не смотреть на противника правил. Назойливое ощущение правоты мальчишки из Токио исчезать не спешило, сдавливая душу, будто клещами.
В следующую секунду перед носом замаячила одноразовая посудина с питьем. Сабаку молча принял подношение и сделал внушительный глоток. Горло немедленно обожгло, пришлось поморщиться, дабы сморгнуть внезапно возникшие слезы.
Дейдара хохотнул, садясь напротив и ставя главное угощение вечера между ними.
- Не торопись, да. И не дуйся, ведь у тебя полно шансов.
Он так шутит или издевается? Гаара протер глаза пальцами и устало проговорил:
- Ты мне предлагаешь бороться с собственной сестрой?
Тсукури дернул плечом, смакуя алкоголь.
- Да там, похоже, и так все на соплях держится. Я наблюдал за ними сегодня, да. Хочешь знать мои выводы?
Сабаку был слишком занят выпивкой, чтобы ответить, но все же умудрился кивнуть перед тем как зажмуриться при проглатывании. И как люди умудряются пить эту дрянь?
- Любви там нет, - сказал Дейдара, осушив свой стакан. – И не было, да. Не похоже, чтобы их вообще связывало что-то в виде эмоций. Так, как они смотрели друг на друга, я могу смотреть… на тебя, например, да. Жесты их тоже выдают с потрохами. Потому что их особо и нет. Сасори вообще половину вечера старался держаться подальше от собственной невесты. О, странно, да?
Гаара нахмурился, обдумывая услышанное. Если между Темари и Акасуной нет никаких чувств, то зачем нужен брак? Ради чего сестре идти на такой шаг, связывать себя на всю жизнь с совершенно чужим для нее человеком, теряя возможность найти любовь? Может, он не знает всего о ней? А Канкуро, в курсе он сам или его также обманывают? И как, скажите на милость, разобраться во всем этом? На ум приходит лишь один вариант, но для его осуществления придется выжидать подходящий момент, который может и вовсе не наступить.
Дейдара меж тем продолжал истреблять красное полусладкое, поглядывая на притихшего друга и думая о своем, когда в его сторону резко вытянули руку.
- Налей мне еще, - потребовал Гаара, принимая решение поговорить с Темари сегодня же, как только она вернется, рассказать ей все – а там будь что будет.
Тсукури подался вперед, выполняя просьбу, и осторожно уточнил:
- Что бы ты там не решил, ты уверен?
- Да, - деться бы куда-нибудь от столь внимательного взгляда, тогда ему станет гораздо легче. – Тебе говорили, что ты взглядом можешь дыру прожечь?
Дейдара рассмеялся.
- Ага, только не дыру, да. Мне говорили, что я заглядываю в души.
Гаара хмыкнул и залпом выпил все до последней капли. Интересно, успеют они прикончить добытый запас вина до приезда остальных?..

Темари тяжело вздохнула, потирая шею пальцами, после чего подошла к зеркалу и принялась вынимать шпильки из волос. Мысли против воли без конца возвращались к самому младшему и самому любимому брату. Сидя на празднике и вежливо выслушивая рассказы госпожи Тие о ее драгоценном внуке, девушка время от времени посматривала в сторону Гаары – и ей не нравилось то, что она видела. Создавалось ощущение, будто парень пришел не на помолвку сестры, а на похороны. Последовавший в итоге побег Сабаку-младшего добавил беспокойства, с каждой минутой только усиливающегося. В довершение всего, Сасори заметил странное состояние невесты, и пришлось выдумывать отговорку про усталость. Отчасти, это даже не было ложью – Темари действительно обессилела, но не физически, а из-за всяческих недомолвок, недопониманий и ссор, окружавших ее буквально везде в последние дни. Единственным исключением являлся Обито, пусть и недавний, но уже очень близкий знакомый, всегда умеющий поднять настроение и вызвать улыбку на ее лице. Рядом с ним любая проблема казалась легко решаемой, и Темари неосознанно тянулась к молодому Учихе, даже не пытаясь разобраться в причине подобного интереса. Или же попросту боясь это делать, иначе пришлось бы признавать, как сильно ее привлекает парень, которому не суждено стать полноценной частью ее уже решенного будущего.
Громкий стук в дверь резко выдернул блондинку из размышлений. Вздрогнув, Темари обернулась, светлые непослушные пряди рассыпались по плечам. Пришлось перевести дыхание, дабы успокоиться и неуверенно вымолвить:
- Войдите!
В проходе нарисовался Гаара, пошатывающийся, почему-то в куртке, и безуспешно пытающийся пригладить растрепанную шевелюру.
- О, сестренка… ик, - юноша глупо хихикнул, зажимая ладонью рот. – Кажется, перебор, - не менее глубокомысленно пробурчал он, вваливаясь в помещение и стараясь не упасть.
«Боже, да он пьян!» - сообразила Темари, расширившимися от шока глазами разглядывая родственника. Кто дал ему спиртное? И чего сейчас ждать от него, как повести себя будет правильнее?
Гаара же, казалось, вовсе не замечал замешательства хозяйки комнаты, пытаясь для опоры найти стул. Он ведь обычно стоял около стола, рядом с входом, так куда делась четвероногая деревяшка со столь необходимой опорой над сидением?.. А, вот. Теперь бы ухватиться…
- Да, б****, - сорвавшееся с губ крепкое словцо почему-то смутило, и горе-влюбленный решил сосредоточиться на мебели, упрямо не поддающейся его рукам. – Да иди ты… ик… сюда, род…ик…ной, я ж без тебя упаду… Темари, я… ик… пришел поговорить. Подожди… ик… только встану нормально… - попытка придать голосу твердость самому себе показалось смешной, вызвав очередное хихиканье. – Стул… ик… стул, полцарства за стул… О, попался! – несчастный предмет интерьера, наконец, был схвачен за спинку, после чего неадекватный охотник принялся за осуществление следующей задачи – устойчивое положение. – Слушай… ик… из чего его делали? Из… ик… вишни? Люб…ик…лю вишню…
Темари покачала головой, стремительно пересекая спальню и подхватывая Гаару за плечи, пока тот не поцеловался с полом или с тем же злосчастным стулом, так как все к тому шло.
- Гаара, что ты пил? – осторожно поинтересовалась она, отчего-то надеясь: ее подозрения не оправдаются.
В ответ усмехнулись.
- Я… ик… не читал, ик… что там написано… Слушай… ик… я хочу тебе рассказать…
- Гаара, я буду очень рада, если мы, наконец, поговорим. Но, может, сначала тебе стоит передохнуть? Мы все устали сегодня.
Она прекрасно понимала: любые беседы в таком виде ни к чему хорошему не приведут, значит, нужно как-то уговорить Гаару немного поспать, а завтра, после школы, обсудить наболевшие темы. Однако у того, по-видимому, было другое мнение на сей счет, а решимость вкупе с алкоголем не только развязала рыжеволосому язык, но и придала сил.
- Отпусти меня! – резким движением Гаара оттолкнул собеседницу. – Я просто хочу… ик… чтобы ты знала!
- Знала что? – раз договориться не получается, остается лишь подыграть.
Гаара грустно усмехнулся и совсем уж по-детски шмыгнул носом.
- Я люблю его, - фраза, на удивление, иканием не прерывалась.
Темари потрясенно отступила назад, будучи не в состоянии осознать смысл услышанного.
- К-кого – его?
- Сасори. Я… ик… встретил его давно, еще в детстве. А потом мы… ик… перестали общаться, и я понял… все понял. Сначала мне его просто… ик… не хватало, потом пришла тоска, и только после этого… ик… я осознал, что люблю его больше, чем… ик… положено любить друга. А ты… - обвиняющим тоном продолжил Гаара, слегка покачиваясь и делая вид, будто так и надо. – Ты… ик… отбираешь у меня даже… ик… крохотный шанс. Ненавижу.
- Гаара… - Темари в шоке прижала пальцы к губам. Не было никакой возможности назвать сказанное пьяным бредом – боль в бирюзовых очах незадачливого оратора доказывала искренность произнесенных слов. Нужно, немедленно нужно объяснить – она не желала создавать такую ситуацию, вот только вряд ли Гаара поймет ее в данный момент.
Гаара неожиданно развернулся и направился прочь из спальни, но оступился. Его весьма необычный «костыль» с грохотом упал, едва не утянув за собой начинающего алкоголика и вызвав у того приступ неконтролируемого смеха.
- Гаара… - вторая попытка поддержать бедолагу не увенчалась успехом: тот отшатнулся к дверному проему, уткнувшись спиной в стену.
- Нет… ик… нет, - пробормотал он. – Я все сказал… ик. Ухожу.
- Куда? – потрясенно вымолвила Темари, отчаянно стараясь сообразить, как еще можно взять неугомонного подростка под контроль.
- Гулять, - радостно известил Гаара, проскальзывая мимо нее и выскакивая в коридор. Шум на лестнице известил о все-таки произошедшем падении.
- Гаара! – Темари вылетела на лестничную площадку; в голову настойчиво лезли картины всевозможных неприятностей, способных произойти с мальчишкой на улице ночью.
- Отстань, - посоветовал рыжеволосый школьник, опираясь о перила, чтобы встать, после чего ринулся вниз. – Не хочу… ик… тебя видеть!
- Гаара! – и как он умудрился набрать скорость, едва стоя на ногах? Догнать его удалось только в прихожей. – Гаара, остановись! Сейчас же! – надрывно прокричала девица, не замечая текущих по щекам слез и сжимая кулаки, дабы не сорваться на истерику.
Однако мольбы ее остались неуслышанными – Гаара выскочил во двор. Темари рухнула на колени, схватившись за грудь. Можно было броситься следом, не отставать до тех пор, пока негодник не вернется в родные пенаты, вот только дыхание перехватывало, рыдания вырывались наружу обрывочными всхлипами, а после и вовсе наступила непроглядная темнота…

Итачи не спалось. Празднество давно закончилось, ночь выдалась прохладной и тихой, на потемневший небосвод высыпало множество звезд, которыми, при желании, можно было любоваться часами. Находиться под крышей в собственной спальне не хотелось, и брюнет вышел в сад подышать воздухом. Так он и бродил, засунув руки в карманы брюк и изумляясь самому себе: впервые за долгие годы ему не было тоскливо, а ведь подобная романтическая атмосфера после смерти Аюми не пробуждала у него иных чувств. Неужели он освободился от грусти? Если да, то что вызвало перемены? В памяти всплыл длинноволосый блондин, непредсказуемый и любящий взрывы. Закрыв глаза, Учиха остановился, запрокинув голову и подставляя лицо освежающему ветерку. Было бы глупо отрицать собственные эмоции: Дейдара нравился ему, и с каждым днем все сильнее, настойчиво пробираясь в сердце и душу с намерением обустроиться там надолго, а еще лучше – навечно. Забавно. Потерять любимую девушку, столько лет оплакивать ее, и, наконец, осознать, что влюблен в представителя своего же пола. Хотя, у Сасори связь с другими мужчинами никогда не вызывала проблем. В принципе, Итачи тоже не волновало, кем будет являться его половинка, просто сама ситуация вызывала интерес.
- Привет, - раздавшийся за спиной голос прервал поток мыслей и вынудил обернуться.
Прямо перед ним, слегка пошатываясь, но умудряясь копировать его позу, стоял предмет учиховских размышлений. Брюнет нахмурился – разве Тсукури не должен быть дома? И почему у него такой странный вид: куртка надета небрежно, даже не застегнута, волосы растрепаны, как после долгого бега, да и очи довольно подозрительно блестят.
- Дейдара? – осторожно произнес Учиха. – Что ты здесь делаешь?
Юноша улыбнулся, неуверенно приближаясь, почему-то очень медленно.
- Я хотел тебя видеть, да, - признался он, громко икнул и, покачнувшись, полетел наземь.
Итачи стремительно преодолел разделявшее их расстояние и успел подхватить подрывника до его трогательного знакомства с травой. В следующий миг пришло осознание того, что паренек пьян. Интересно, и кто оказался кретином, давшим старшекласснику спиртное? Если учесть абсолютно трезвого Тсукури во время вечеринки, то напиться юнец мог только после нее. Значит, правила нарушил кто-то из сотрудников, поскольку в магазине не стали бы продавать алкоголь несовершеннолетнему – в Конохе за подобное строго наказывают. Наследник клана вздохнул: кажется, он догадывается, у кого хватило бы на такой поступок наглости и смелости вкупе друг с другом. Однако разбор полетов для неугомонного кузена придется отложить на потом, сейчас главное – позаботиться о подростке.
У Дейдары, очевидно, были иные планы на будущее, осуществляя которые, он ухватился за плечо Учихи и, сумев самостоятельно выпрямиться, заявил:
- Итачи, - под воздействием вина эмоции захлестнули его с головой, не позволяя воспринимать собеседника как учителя, а значит, соответственно к нему обращаться. – Ты мне нравишься.
Итачи замер, сердце решило пропустить удар, чтобы забиться быстрее обычного, а по всему организму против воли хозяина разлилось приятное тепло. Безумно хотелось всей душой откликнуться на признание, но разум настойчиво напоминал о разнице в возрасте, сдерживая и не давая расслабиться.
Дейдара, то ли приняв молчание за согласие, то ли просто пользуясь моментом, провел пальцами по щеке Учихи.
- Знаешь… когда ты меня поцеловал тогда, я испугался, да. Но… не тебя. Себя, - заправить выбившийся темный локон за ухо слушателя оказалось так здорово. – Мне хотелось… ммм… раствориться в твоих руках. Как и теперь, да… - завершил он свою речь, слегка приподнимаясь и решительно целуя такие манящие губы.
Итачи невольно выдохнул, поняв только сейчас, насколько затаил дыхание, ловя каждое слово Тсукури, после чего послал к черту доводы рассудка и крепче прижал к себе податливое тело. Дейдара с готовностью обвил руки вокруг его шеи и позволил Учихе углубить поцелуй, отвечая тому с не меньшей страстью. Чувство единения захватило их, превратив остальной мир в нечто несущественное и неспособное сравниться даже с крохотной частичкой испытываемого ими наслаждения. Итачи хотелось и смеяться, и плакать от счастья, забыть о существовании других людей, способных как осудить, так и понять его, и просто жить рядом с человеком, слишком долго заставившим себя дожидаться. Лишь бы эти минуты никогда не заканчивались…
Но… всему хорошему рано или поздно приходит конец. Дейдара, разомлевший от ласки и употребленной недавно выпивки, окончательно потерял связь с реальностью и, неловко прервав их занятие, задремал, уткнувшись лбом в грудь партнера. Итачи добродушно хмыкнул, подхватывая паренька на руки.
- Горе ты мое ненаглядное, - заметил он, направляясь к поместью. – И кто просил тебя напиваться?

Пробуждение было, мягко говоря, не из лучших, учитывая тот факт, что первым ощущением являлась головная боль. Следом к ней присоединилась сухость во рту и горле – коктейль неописуемый. Дейдара поморщился, со стоном коснулся виска и уткнулся носом в подушку, мечтая о чуде, способном мгновенно избавить его ото всех хлопот. Чем он вчера занимался? Юноша помнил рабочую смену, бутылку вина, распитую на пару с Гаарой и то, как он пришел к дому Учих, где в саду встретил Итачи, а потом… Блондин покраснел, невольно облизав губы, и захотел со стыда провалиться сквозь землю. А ведь он выпил вчера меньше, чем Гаара, которого под конец просто валило с ног. И как теперь разговаривать с Итачи? Что Учиха вообще о нем подумал?
- Привет, пьяница, - раздался в непосредственной близости знакомый голос.
Дейдара заставил себя медленно развернуться и посмотреть на неожиданного собеседника. Да и комнату заодно рассмотреть, хотя в ней, как оказалось, ничего необычного не было. В прошлый раз его отнесли явно в другую спальню, но обстановка была похожа, только отличалась более светлыми тонами и отсутствием пианино. Очевидно, это помещение хозяева отвели для гостей, но, тем не менее, постарались придать ему максимум уюта. Собственную одежду Тсукури заметил на стуле, аккуратно сложенную в ожидании владельца. На краю кровати пристроился одетый в школьную форму Саске со стаканом в руке. Черт, сегодня же вторник! Подрывник со всхлипом схватился за лоб.
Саске насмешливо хмыкнул.
- Итачи сказал, что ты вчера перебрал, и тебе понадобится вот это, - принесенный им сосуд с водой протянули в сторону жертвы похмелья.
Дейдара с трудом умудрился сесть и взять подношение, после чего залпом выпил его содержимое. Затем потянулся поставить пустую тару на прикроватный столик и спросил:
- А где он сам?
Учиха с интересом следил за манипуляциями Тсукури.
- Ты про Итачи? – парень вздохнул. – Он уехал в школу.
- Я думал, он вас подвозит по утрам, да.
Саске минуту молчал, внимательно всматриваясь в одноклассника.
- Да, только напившиеся на ночь глядя ученики нарушили всем привычный уклад жизни. Как итог, в школу мы сегодня не идем. Итачи позвонил мне пятнадцать минут назад, сообщил, что договорился обо всем с директором и просил разбудить тебя.
- Подожди! – Дейдара схватил брюнета за руку, словно боялся его возможного побега. – Мы не идем в школу? Что-то случилось, да?
Саске поморщился: пальцы любителя пиротехники сжали его локоть чересчур сильно.
- Рано утром позвонили из пансиона. Гаара ушел из дома, поссорившись с сестрой, и до сих пор не вернулся. Хидан нашел Темари поздно вечером в прихожей, она была без сознания. Пришлось вызывать врача. Кстати, твой дедушка в курсе, что ты ночевал у нас.
У Тсукури все похолодело внутри, от ощущения причастности к случившемуся стало не по себе, ведь это он притащил злосчастное вино домой. Нельзя допустить, чтобы с Гаарой произошло плохое. Необходимо отыскать Сабаку и вернуть в лоно семьи как можно скорее. Вот только… может, его уже ищут?
- Они звонили в полицию? – поинтересовался Дейдара.
Учиха покачал головой.
- Нет, никто не хотел поднимать шум, тем более есть вероятность найти его своими силами. Поэтому Итачи снял на весь день с уроков наш класс. Так что вставай, топай в ванную и собирайся. Через двадцать минут завтрак, а после у нас будет время добраться до Центрального парка. Мы собираемся там и идем искать Гаару.

Итачи не мог позволить ни себе, ни ученикам зря терять время. Едва Хидан поставил его в известность об исчезновении Гаары, было решено не торопиться с обращением в полицию, а позволить ребятам отыскать паренька самостоятельно и тем самым избежать возможного скандала. Разбудив брата и дав ему указания насчет Дейдары, Учиха отправился в школу и лично переговорил с Джирайей, после чего, получив необходимое разрешение, собрал учеников у входа в парк. Обычно шумная, ватага подростков на сей раз была, на удивление, спокойна и собрана – все готовились к поискам товарища, возможно, попавшего в беду. Каждый выдвигал различные варианты маршрута одноклассника, но все сходились на одном – в пьяном виде Гаара не мог далеко уйти. Итачи с ребятами согласился и, разделив их на пары, отправил исследовать все направления. Сам же решил присоединиться к Неджи и Дейдаре, явно не очень-то горящим желанием работать вместе.
В итоге – час прочесывания территории с нулевым результатом. Школьники отзванивались Итачи каждые пятнадцать минут, но и у них дела обстояли не лучше. Учиха уже был готов дать команду отправляться в другое место или вспомнить, куда еще мог податься «блудный» мальчишка. Может, у Наруто все-таки появятся идеи, ведь он знает Гаару лучше многих. Помнится, Саске даже устраивал скандалы по этому поводу, словно боялся потерять любимую игрушку. Итачи поморщился: от подобного сравнения самому стало противно. Он брел по тропинке вдоль речки, не замечая ни ветерка, ни теплых лучей солнца и собираясь подозвать обратно Неджи и Дейдару, когда громкий крик Тсукури нарушил окружающую мирную тишину:
- Итачи! Он здесь, да!
Учиха бросился на зов сквозь кусты, не заботясь о хлещущих его ветках, и выскочил на открытое пространство. Блондин при виде сенсея указал вниз, туда, где покатый холм плавно спускался к воде. У реки находились два человека, оба мужского пола и рыжеволосые, с той лишь разницей, что первый спал, раскинувшись на траве, а второй сидел рядом на корточках и старался его разбудить, осторожно тряся за плечо.
- Я его уже видел, да? – несколько сипло спросил Дейдара. – Тогда, на шоссе?
Итачи кивнул, сбегая с пригорка, и подрывнику не оставалось ничего иного, кроме как последовать за ним.
- Яхико! – позвал Учиха, приближаясь к месту назначения.
Пейн оглянулся и встал.
- Итачи… - очевидно, увидеть тут бывшего одноклассника служитель закона никак не ожидал. – Один из твоих?
- Да, - ответил тот, останавливаясь и стараясь отдышаться. – Сбежал из дома ночью. Пришлось поднимать весь класс на поиски.
Яхико хмыкнул.
- Тебе всегда неплохо удавалось поладить с детьми.
- Гаара! – пронесся мимо них белобрысый вихрь. – Эй! – Дейдара упал на колени около друга, нисколько не боясь испачкаться, и шлепнул Сабаку по щеке. – Живо проснулся, да! Нечего спать, когда все с ума сходят!
Гаара поморщился и со стоном коснулся лба.
- Дейдара…
- Чего тебе? – раздалось злое бурчание подрывника.
- Тебе нельзя будить людей, ты их убьешь.
Тсукури прыснул и посмотрел в сторону наблюдавших за представлением взрослых. От теплоты во взоре Итачи хотелось улыбаться. Краем зрения парень успел уловить появление Неджи, а потом… взгляд его наткнулся на карие глаза Яхико…
Через мгновение Дейдара, схватившись за грудь и задыхаясь, упал ничком на землю, вынудив Учиху подскочить к себе и развернуть на спину.
- Дейдара!
На тревожный возглас юноша смог прошептать только:
- Убери… от меня… этого человека… да…
Утверждено Mimosa Фанфик опубликован 29 сентября 2014 года в 08:18 пользователем Chaterina.
За это время его прочитали 388 раз и оставили 3 комментария.
+1
Chaterina добавил(а) этот комментарий 29 сентября 2014 в 08:20 #1
Тем, кто читает: проверка текста бетой и последующая его правка автором (не один раз) занимает много времени, так что выход глав - раз в месяц, исключение в том случае, если бете за раз было сдано две главы. Так что - понимание и терпение в почете, автор свои работы не забрасывает.)
0
ЗимняяВишня добавил(а) этот комментарий 30 сентября 2014 в 03:13 #2
Здравствуйте!
Ожидание того стоило,прекрасная глава. Обожаю Вашу внимательность к мелочам,благодаря им нет проблем с прочтением. Хорошую работу быстро не напишешь,поэтому можно и подождать)Вдохновения Вам Автор!
С Уважением,ваш постоянный читатель!
0
Chaterina добавил(а) этот комментарий 30 сентября 2014 в 07:27 #3
Большое спасибо и за пожелание, и за понимание. 13 глава в правке, 14 - в процессе написания, так что стараюсь оправдывать ожидания.)