Статья про нового персонажа из 3 сезона Наруто - Боруто Узумаки
Наруто Клан Фанфики по Наруто Романтика Миссия сопровождения II

Миссия сопровождения II

Категория: Романтика
Наследница крови


Встреча со столь молодой невестой поразила всех из команды Какаши, шиноби ожидали сопровождать статную женщину, но никак не подростка, пускай уже и взрослого. Сакура, например, не могла даже представить себе, чтобы она буквально через несколько лет оказалась бы на месте Ватанабэ, но посмотрев в сторону юного гения, расплывалась в блаженной улыбке и думала, что с радостью готова оказаться хоть сейчас. Учиха, как и ожидалось, все воспринял вполне спокойно, хоть и в очередной раз убеждался в своем непонимании странных замашек аристократов: какой век на дворе, а они все промышляют договорными браками. Ее характер же юноша считал издержкой статуса и морально был вполне готов к подобным капризам, чего скажешь о его друге, — вот кто действительно завелся по этому поводу. «Ну и дамочка, — думал Узумаки, невольно косясь на повозку, когда они еще ехали, находясь на территории поместья Ватанабэ. — Я бы лучше лег в клетку с тигром, чем провел бы с ней месяц в дороге. Никогда еще не встречал таких заносчивых фиф. Да Саске, по сравнению с ней, душа компании! Возомнила о себе. Тоже мне, принцесса! Могла бы быть и повежливее, между прочим! Хотя она такая красивая, — мечтательно закрывал глаза юноша, представляя ее лицо, — даже красивее Сакуры, — неожиданно даже для самого себя подумал Узумаки. — Как хорошо, что она не умеет читать мысли». Хатаке же на счет девушки не думал ровным счетом ничего, его несколько напрягало другое. Страна Волн переживала острый кризис, потому существовала большая вероятность того, что, узнай их шиноби о столь важной персоне, как юная Ватанабэ, непременно захотели бы воспользоваться данной информацией, выкрав девушку, а после шантажировать ей правительство страны Огня, ну или на худой конец отца прелестницы. А ведь действительно, юная особа становилась, если и не политической фигурой, то максимально приближенной к ней, а это уже, пусть маленький, но рычажок давления. «А вот если рассуждать уже с этой точки зрения, то данная миссия становится не так похожа на C ранг, — и стоило мужчине только подумать об этом, как он уловил еле различимое колебание незнакомой чакры. — Показалось? — Но как только шиноби едва замедлил шаг, то ощущение покинуло его. — Возможно, у меня навязчивая идея. Хорошо, если так».

Почти все те несколько часов, что они были в пути, прошли в тишине, лишь изредка юные шиноби переговаривались между собой о сущей ерунде, в которую Ватанабэ не желала вникать, и тем не менее громкий голос светловолосого мальчугана невольно держал ее в курсе всех подробностей разговора. По специфическому тону подростка и отчасти благодаря своему женскому чутью, девушка догадалась о маленьком подводном камушком в натянутых отношениях героев — соперничестве за сердце юной дамы. Аристократка усмехнулась. «Бедный мальчик, — почти сожалея, думала она. — Такому ничего не светит. Но не уж-то этот Саске-кун и впрямь так хорош? — судя по благоговению перед ним несчастной особы, размышляла брюнетка. — Должно быть, в нем есть что-то, помимо смазливой мордашки. Если конечно девчонка не совсем дура. Хотя. С другой стороны со всеми женщинами, наверное, такое происходит. Бедняжка. Ей тоже ничего не улыбается, — не то чтобы у Ватанабэ была ярая любовь к сплетням, вовсе нет, но чем еще прикажите заниматься, сидя три часа в повозке? Под вопли Наруто спокойно книги не почитаешь, да и укачает так быстро, на такой-то дороге. Устало закинув голову назад, девушка все размышляла: — А ведь забавно выходит: болвану не светит с глупышкой, глупышке не светит с крутым парнем, а крутому парню не светит по жизни. Какая ирония!» — с откровенным ядом заключила Ватанабэ у себя в мыслях. Нет, она вовсе не была провидицей, лишь тонким психологом, чьему искусству обучалась с детства. Пусть, как и все прочие, ее клан признавал лишь патриархат, известен он был лишь благодаря его женщинам. Гейши. Сколько романтично, столько и смертоносно. Девушка, пусть и обделенная внешностью, из этой семьи, была желанней самой прекрасной аристократки. Любой, кто хоть немного осведомлен о гейшах, знает, что это женщины исключительных качеств. Они способны обаять любого, даже крайне негативного мужчину. История знает много таких примеров. Все девочки, рожденные под гербом семьи Ватанабэ, обязаны были пройти эту особую школу. И, признаться, не каждая могла пройти ее до конца. В такой школе не просто господствовала полная дедовщина, она была узаконена и являлась чуть ли не одним из постаментов, на коих была основана. Не имело значения из какой ты ветви: главной или побочной — важен лишь стаж. Но и это было лишь пол беды. Как известно, любой женский коллектив — это яма со змеями, где побеждает та, у которой этого яда больше. Как единственной представительнице главной ветви, девушке было особенно сложно. Каждый день на протяжении года она засыпала со слезами на глазах, а просыпалась с мыслями, что не доживет до конца дня. Вот где закалился ее характер, где грань между понятиями предательства и возможностью выжить начисто стерлись, где доверие — стало непозволительной роскошью, а истинные эмоции упрятаны под надежный замок.

Повозка неожиданно остановилась.
— Что-то случилось? — осведомился у девушки ее телохранитель в лице джонина.
— Я устала, — спокойно пояснила девушка, чуть отодвигая тонкими пальчиками шторку так, что можно было разглядеть лишь очаровательный носик и часть щеки. — Хочу пройтись, — пояснила девушка.
— Я, признаться, тоже хотел предложить устроить небольшой привал, — флегматично проговорил мужчина. Неподалеку отсюда есть озеро. Вы не могли бы…
— Я хочу пройтись, — с легким намеком на строгость проговорила девушка, ослепляя шиноби своим решительным и гордым взором. Пусть Какаши мог видеть лишь одно из ее очей, но и этого было вполне достаточно, чтобы понять безапелляционность ее желания.
— Как изволите, — равнодушно бросил он, но выходить сама девушка не собиралась. Благо ей не пришлось долго ждать, пусть Хатаке немного и замешкался. Мужчина открыл прелестнице дверь и подал руку. Удивительно нежная, бархатная кожа коснулась поверхности его перчаток. Сквозь ткань наемник чувствовал тепло ее ладони и вместе с ним парадоксальный для столь жаркой поры холод ее пальцев. Длинные и тонкие они предназначались скорее для игры на каком-то инструменте, таком же волшебном, как и сама исполнительница. Тонкая девичья ручка словно тонула в его широкой ладони. Девушка казалась такой хрупкой, словно хрустальной и из-за этого неприкасаемой. Было чувство, что одно неловкое движение могло оставить на ее коже неисправимый синяк. Любой иной простолюдин посчитал бы невероятной удачей и счастьем прикоснуться к столь неземному созданию, но только не Хатаке. Мужчина терпеливо сносил все капризы, стараясь не замечать их, что, к слову, у него неплохо получалось, особенно в отличие от других личностей, а точнее личности, которую девушка попросту игнорировала. Читатель наверняка догадался, о ком шла речь. Наруто испепелял девушку нескрываемым злобным и в каком-то плане даже ревностным взглядом, причины чему были вполне понятны. То ли юноша был магом, то ли боги и в самом деле услышали его мольбы. <i>«Да чтоб ей провалиться!»</i> Стоило только невесте сойти на твердую землю, как ноги ее предательски подкосились: три часа недвижного сидения на коленях не прошли без осложнений. Суставы ныли и причем давно, тем не менее Ватанабэ стойко продолжала терпеть боль на протяжении пути. Подобная поездка для нее была первой. Признаться, девушка с радостью бы поехала верхом, но то даже не обсуждалось: не могла будущая супруга феодала передвигаться подобно простому крестьянину, а тем более прибыть таким образом к нему на смотрины. Благодаря своему непревзойденному чувству равновесия, какому позавидовала бы любая танцовщица, и бесспорной реакции ее сопровождающего, вовремя успевшего поддержать ее за талию, девушка осталась стоять на ногах, что, к слову, было не очень просто. Они оказались вплотную, словно приготовившиеся к танцу: одна рука продолжала покоиться в его теперь крепко сжатой ладони, другая же рефлекторно впилась в плечо, нащупывая стальные мышцы руки. Сейчас, когда они оказались так близко, девушка почувствовала себя, как никогда, безвольной и слабой. Мужчина скалой возвышался над ней, заставляя почувствовать свою полную беспомощность, но в тоже время и защищенность. Стоило только девушке поднять на него взор, Хатаке удалось уловить в столь бездушных мертвенно-холодных глазах мимолетную тень страха вперемешку с какой-то очаровательной женской слабостью, говорящими о принцессе, как о действительно живом и чувствующем человеке. На какое-то короткое мгновение с нее спала эта маска надменной холодности и безразличия ко всему окружающему, и он увидел в ней обычную, но особенную девушку. Странное и очень противоречивое сочетание, не так ли? Тем не менее Какаши не мог описать это странное чувство как-то иначе. Ни его лицо, ни взгляд, ни даже его голос не выражали ничего, он лишь буднично осведомился о состоянии своей подопечной:
— Вы в порядке? — эта фраза словно вернула Ватанабэ в реальность. Почувствовав под ногами твердую землю, она резко вырвалась из столь беспардонных объятий, чувствуя укол и без того ущемленной гордости. Девушка была ошеломлена до глубины души подобной дерзостью и тем не менее понимала, что не в праве злиться на его действия, ведь наемник помог ей.
— Благодарю, — сухо бросила она, после чего поспешила проследовать подальше от мужчины.
— Хм. Мне показалось или они действительно неплохо смотрятся вместе? — тихо размышляла вслух куноичи. От подобного комментария Учиху несколько передернуло, но он, как обычно, не подал вида.
— Интересно, а с чего вдруг она решила выйти? — не услышав слов Сакуры, протянул Узумаки и решил это выяснить, но, увы, что бы он не делал, как бы не пытался привлечь внимание, оставался проигнорированным. Что ни говори, я девушка ему все же нравилась, за исключением ее отношения к окружающим и конкретно к нему. Наруто хотелось, чтобы она его заметила, и очень обижался и злился, когда этого не происходило. Вот и сейчас. — Ватанабэ-сан! — Наконец не выдержал он. Это уже было дело принципа.
— Что тебе? — стойко сохраняя самообладание, ответила девушка, даже не удостаивая мальчишку своим взглядом. — Говорила же, обращаться можно и по имени.
— Так Вы мне по имени не откликаетесь, — вот она, женская логика.
— А ты назови его правильно, может, и откликнусь, — не меняя интонаций, продолжала говорить Ватанабэ, на ходу обдувая себя классическим японским веером. Походка неспешна, руки скрещены на груди; она шла, словно возглавляя всю процессию, величественно и несравненно.
— В каком это смысле? — не сразу сообразил мальчик, глупо чеса затылок, на что Ватанабэ лишь обреченно закатила глаза, думая, с какими дилетантами связалась. — Разве есть разница?
— Как скажешь, — пожала плечами Ватанабэ, после чего добавила, обращаясь к Узумаки исковерканной формой его имени, чье значение явно не понравилось обладателю. Друзья же его на это тихо прыснули смехом, а вернее подруга; Саске же еле заметно усмехнулся, думая, что данное слово стоит запомнить.
— Я — Наруто! — Обиженно воскликнул мальчик.
— А разве есть разница? — В изумлении изогнула брови девушка, едва передразнивая манеру юного шиноби. — Ты и в самом деле такой дурной, что все приходится объяснять тебе на пальцах? — не без тени надменности вопросила она, обратно меняясь в лице и глядя на мальчишку сверху вниз, как в буквальном, так и в фигуральном смысле.
— Чего?! — Воспылал праведным гневом юноша. — Никакой я не дурной! И вообще, Вы говорите с будущем Хокаге! Так что в Ваших же интересах, Айко-сан, быть со мной повежливее, — на последней фразе мальчик важно скрестил на груди руки и гордо поднял подборок. От подобного девушка, мягко говоря, была удивлена. Какая наглость, какое невежество, бестактность, в конце-то концов! Да он никак забыл, с кем разговаривал.
— Опять он за свое, — даже не пытаясь угомонить друга, говорил Учиха. Признаться, юноша был удивлен, что такая, как Айка, все же обратила свое внимание на пустоголового балбеса. Саске был уверен, что девушка будет игнорировать этого идиота до конца, но просчитался. Должно быть, даже ее терпения не хватит, чтобы вынести Наруто.
— Наруто! — Скрипя зубами, рычала куноичи, источая черную ауру. Ее вторая личность рвала и метала, стирая в порошок огромные каменные валуны. Учитель же мирно почитывал свою книжонку, будто его и нет.
— Тебе бы самому вежливости поучиться, — как ни в чем не бывало, проговорила аристократка, возвращая равнодушный взгляд вперед на дорогу. — Хокаге, — прыснула иронией Ватанабэ; хоть какие-то эмоции. — Если ты — будущий Хокаге, то я — жена шиноби, — одним только голосом насмехалась над ним Айка.
— А Вы не зарекайтесь! — Вот это уже было высшей степенью неприличия. Девушка в изумлении уставилась на Узумаки и даже остановилась, прекращая свой путь. — Вот увидите, я стану Хокаге и добьюсь отмены договорных браков среди аристократии, — а вот это был уже удар под дых. — Я стану самым сильным шиноби за всю историю и все будут считаться со мной, даже такие, как Вы, Айко-сан! — Сейчас ей, как никогда, было трудно сохранять самообладание. Какой-то невоспитанный ребенок, плебей, говорил, что изменит вековые традиции ее семьи. Дурак. Он совершенно не понимал, что городит. Это невозможно, это никому не до силу, даже Хокаге. Хокаге. Да какой из него Хокаге? Шумный, надоедливый, да и далеко не блестящий ни умом, ни способностями. Только балаболить горазд. Такие никогда ничего не добиваются, кроме позора и ехидных усмешек в свой адрес. Эгоист. Ему нужно было лишь обратить на себя внимание, неважно какими способами. Как же он жалок. Айка даже не могла теперь злиться на него. Он —никто и звать его никем, и никем он не станет. Никогда. Такой, как он, не стоит даже внимания.
— Наруто, ты — идиот! — Стукнула его Сакура так, что мальчик упал лицом оземь.
— Сакура-чан, за что? — жалобно стонал Узумаки. Пока куноичи отчитывала бедного парня, девушка все размышляла над его словами, над ним самим. Она никогда не ошибалась в людях, подобно своему отцу, насквозь видя каждого. И этот мальчик, она уверена, не станет исключением.
— «Любимый ребенок», — назвала она отдельные кандзи имени, которым по ошибке называл ее Узумаки.
— Что? — дети на минуту остановились в своей возне.
— Два слова, — пояснила она, казалось, прослушав, что говорили юные шиноби. К тому моменту с ними поравнялся и третий, похоже, единственный адекватный персонаж среди всех. После девушка произнесла свое имя: — «Элегия» — одно.
— «Элегия»? — Недоуменно переспросил блондин, повторяя ее имя. — Это еще что такое?
— Стихотворный жанр, — пояснил Саске. — Придурок.
— Верно, — подхватила его Айка, внимательно изучая взглядом недавно подошедшего к ним молодого человека; разумеется она имела в виду первую часть сказанного. — Проще говоря, лирика.
— Так ваше имя — лирика? — Мальчик имел в виду значение имени, но не правильно сформулировал вопрос.
— Мое имя Айка, — с вполне заметным раздражением произнесла девушка, бросив на Узумаки убийственный взгляд, после чего пошла вперед, едва ускорив шаг.

На подобную сцену Хатаке трудно было смотреть без усмешки. Юная Ватанабэ рядом с Наруто ничем не отличалась от ребенка: одно передразнивание его имени чего стоило. Все же Айка, как бы ни старалась стоить из себя снежную королеву со своими царскими замашками, оставалась простой юной девушкой. И именно в этом было ее главное очарование, а ни в каких-то там секретных уловках гейши. В тоже время в ней чувствовалась некая несвойственная данному возрасту взрослость, словно девушке, несмотря на ее еще ранние годы, пришлось пережить что-то настолько тяжелое, хуже чего могла быть только война. Для кого-кого, а для Какаши это было очевидно, он знал этот взгляд, полный пережитых когда-то страданий и боли. Судьба гейши не лучше участи шиноби: те же скрытые чувства, то же чувство долга, те же убийства. В отличие от многих других подобных школ, представительницы Ватанабэ наравне с искусством обольщения обучались и искусству убийства, в основном при помощи ядов. Знания фармацевтики у них были отменными, но и холодным оружием девушки владели превосходно. В момент, когда Какаши подхватил Айку, чтобы та не упала, мужчина случайно нащупал за ее спиной тонкий кинжал, причем без ножен. Он был весьма практично спрятан за широкий пояс так, что не было видно, но при этом, в случае опасности, его легко и быстро можно было достать. Интересная девушка; не доверяет даже собственным наемникам. С такими опасно иметь дело; умный скептик и роковая красотка — адское сочетание. Но наблюдая ее ребяческую перебранку с Наруто, трудно было поверить, что что-то подобное могло быть присуще столь вспыльчивой девушке. Да, не одни Ватанабэ могут сканировать людские души, некоторые шиноби тоже не обделены такой способностью.
Утверждено Aku
Pashka001
Фанфик опубликован 19 октября 2016 года в 21:25 пользователем Pashka001.
За это время его прочитали 211 раз и оставили 0 комментариев.