Статья про нового персонажа из 3 сезона Наруто - Боруто Узумаки
Наруто Клан Фанфики по Наруто Экшн Мир — театр, люди в нём — актёры. Глава 20. Эпичная битва. Часть 1

Мир — театр, люди в нём — актёры. Глава 20. Эпичная битва. Часть 1

Категория: Экшн
Буря началась внезапно. Нельзя сказать, что команда Какаши оказалась к ней совершенно не готова. Всё же Темари, уроженка этого края, была с ними и провела подробный инструктаж на темы «куда бежать?», «что делать?» и «за что нам всё это?!», однако особо в борьбе со стихией данные знания не помогли.
Как и говорилось выше, буря началась внезапно.
Первый намёк подал ветер. Резко взметнув столпы пыли, он швырнул её в лица путникам, затем чуть не сбил их с ног и также неожиданно стих. Обескураженные листовики стояли посреди пустыни и ждали в тягучей, словно кисель, тишине, чего-то грозного и непреодолимого. Природа, бросая вызов человеку, почти всегда выходит из схватки победителем, и лишь малый процент приходится на счастливчиков, выживших в подобном аду.
Хатаке сильно подозревал, что не будь с ними сестры Гаары, бравые ниндзя бесславно закопались в песках на веки вечные, даже никакой техники применить не успели бы. Потому что второй знак – потемневшее небо, - никто не приписал к песчаной буре. Подумаешь, в Суне всё не как у людей. Акацки Каге похищают, шпионы бегают туда-сюда, так ещё и небо чёрным становится. Чего необычного-то?
Слава всем богам, тёмным и светлым, что наивностью никто из команды не страдал, кроме Наруто, но его с ними не было, это раз, и Узумаки откровенно наслаждался бы ситуацией, как и положено простачку, верящему в радужных пони и мир во всём мире. Это была вторая причина, по которой все шиноби благополучно создали себе укрытие до того, как их погребло под песчаным саваном. Или лучше сказать – положили в песчаный гроб, а крышку заколотили гвоздями для надёжности? А, какая к Орочимару разница! Всё равно до вечера, а если не повезёт – им определённо не везёт, видно, звёзды не в том доме стали! – только утром отряд спасения сможет вновь отправиться вдогонку за преступниками. И чудом будет нахождение этих самых криминальных элементов и их базы. Хотя бы следуя здравому смыслу: после бури ни следов на песке, ни отголосков чакры уже не будет. Можно попробовать вызвать собак, но шанс призрачный, мутный, почти нереальный.
Стоит попробовать. У шиноби Конохи всё тоже, знаете ли, не так, как у нормальных людей.
- Ямато-тайчо, - называть мужчину «учителем» Сакура не могла себе позволить из-за доброй памяти к Ируке и Какаши, которые, конечно, временами тоже бывали не сахар, портя жизнь своим подопечным, но всё же не питали столь нездоровой любви к флоре. Так что обойдётся бывший АНБУ званием капитана, это тоже здорово и почётно. Сенсей звучит гораздо внушительней и, чего уже таить, обязывает к почтению, коего медик испытывать ко всем-всем не желала. Авторитеты и приоритеты нужно выбирать так, чтобы потом не пришлось горько жалеть. Куноичи усвоила это твёрдо, хотя старый, немного поблекший и помятый временем кумир – Учиха Саске - ещё занимал место в сердце девушки. Рядом с книгами по физиологии, психологии, тренировками и размышлениями о вещах великих и сакраментальных. Конкретнее – что им всем теперь делать и почему нельзя придушить Ямато его же жилеткой? Достал со своим цветиком носиться, как с писаной торбой и титулом Хокаге для Наруто вместе взятыми! Нашёл время! – Вы бы хролопластус убрали в сумку, завянет ещё.
- Не завянет, - уверенно заявил второй капитан седьмой команды, и Харуно тоскливо закатила глаза. Бесполезно переубеждать человека, который заблужденец и хочет заблудить остальных несчастных, оказавшихся в зоне досягаемости. – Он жаростойкий.
- Тогда просто уберите с глаз долой, а то я за себя не отвечаю, - тихо пробубнила Сакура, ненавязчиво поправляя перчатки, отчего Ямато заметно побледнел, занервничал и послушно спрятал растение подальше от вспыльчивой девушки. Так, на всякий случай.
- И что теперь? – спросил Какаши у Темари, что спокойно прислонилась к неровной поверхности скалы, удачно попавшейся по пути и ставшей идеальным укрытием от напасти. Несколько защитных техник, искусственная вентиляция воздуха благодаря стихийной чакре Собаку и – пожалуйста! – можно не только переждать бурю, но и целую осаду выдержать, не говоря уже про Концы Света, пришествия Антихристов и налёты саранчи. Говорят, растения хорошо утоляют голод и жажду…
- Не задавайте глупых вопросов, - огрызнулась блондинка, устало закрыв глаза. Веер она прислонила к той же поверхности и теперь изредка проводила по стальным пластинам пальцами – успокаивала нервы. – Будем ждать, пока буря не утихнет, и продолжим поиски. Я примерно представляю, в каком направлении нужно идти, а там уже по обстоятельствам. А ваши собаки не помогут?
Хатаке неопределённо покачал головой.
- Нужно пробовать, сложно сказать, как сильно песок повлияет на их нюх.
- Ясно.
Повисло молчание. Беседы ведутся обычно в немного иных условиях, за кружечкой чая или чего покрепче, однако сейчас ни того, ни другого у пленников пустыни не было. Пришлось импровизировать.
- Скажите, - первая заговорила сестра Гаары, с ленивой насмешкой смотря, как Сакура пугает Ямато, а тот, вот наивный, верит, что девушка посмеет поднять руку на старшего. Нет, посметь-то посмеет, но вот лечение от неё же окажется намного страшнее самих побоев. – А почему Узумаки был с Акацки? Его точно захватили в плен?
- Я видел очень мало, чтобы быть уверенным на сто процентов, - отозвался Хатаке, поглаживая скрывающий шаринган протектор. – Но вряд ли Наруто-кун предатель и согласился идти с врагами добровольно. Значит, его победили и увели насильно.
- Ладно, - не стала спорить Темари. – Тогда что вы имели в виду, говоря про «приятные минуты»?
- Как ни странно, - джоунин улыбался, это заметно даже под маской, – однако я считаю своего ученика способным парнем, который, несмотря на все свои тараканы и некоторую… нелюбовь к анализу своих действий, доведёт до белого каления любого, будь то Хокаге, нукенин или сам Господь Бог.
- Верно, - Сакура фыркнула, вспомнив, какие глупости вытворял блондин в детские годы. Раскрасить лица Хокаге – надо же было додуматься! Или его фирменная техника Соблазнения… Почти всякий здоровый в известном плане мужчина реагировал на неё соответственно, то есть фонтаном крови из носа, что могло плачевно сказаться на уровне рождаемости населения деревни в целом (с низким гемоглобином детей делать как-то не тянет) и многими проблемами, этому сопутствующими, в частности. А нездоровых Харуно не видела, хотя кто знает, вдруг и были, но с ними сейчас разговор короткий, как в популярной песенке: «Голубой, голубой, не хотим играть с тобой!». Имелись также строки про щенков, но стоило услышать про них Кибе или Акамару, сразу поднимался крик и лай, и вся округа узнавала о себе много нового, особенно неудавшиеся певуны.
Как давно это было! Кажется, будто целую вечность.
- Всё настолько плачевно? – недоверчиво переспросила Темари, с трудом представляя Наруто в роли саркастичного, умного человека, или, не дай Акацки, интригана. По-другому объяснить талант к профессиональному троллингу окружающих просто не получалось. Озвучивать свои сумбурные мысли девушка не решилась, всё-таки Какаши и Ко дольше и лучше знают джинчурики Девятихвостого, им и решать, кто он и что может.
Но если она окажется права… Наверное, об этом лучше не думать вовсе. Картинка вырисовывается неутешительная для Конохи.
- Наруто – настоящий кадр, пусть и не блещет особым умом и сообразительностью, – Харуно тоже улыбалась, не злобно или презрительно, скорее по-доброму. – Зато он честен с собой, легко вдохновляет людей на самые сумасшедшие поступки и не жалеет себя ради друзей. С нашей стороны было бы подлостью подозревать его в предательстве, - Какаши с Сакурой переглянулись понимающе и в воздухе повис невысказанный укор: как ты, Темари, могла усомниться в нашем милом мальчике-мандарине? На это куноичи только фыркнула, не считая нужным извиняться, и разговор снова заглох, теперь уже до утра. Тишину прерывало лишь тихое бормотание Ямато, который, похоже, всерьёз пытался наладить контакт с цветком как с неземной цивилизацией. Перед тем как заснуть, сестра Гаары мельком подумала, что кто-кто, а сам второй капитан точно не от мира сего. Без всяких сомнений.
Неудивительно, что девушке снился владелец древесных техник, носящийся за ней с хролопластусом наперевес, почему-то у мужчины была зеленая кожа, и выглядел он крайне подозрительно. Бегающую парочку подбадривали Харуно с Копирующим Ниндзя, а за всем этим безобразием следил Узумаки Наруто, сидя на облаке в виде птички, жевал одуванчик и улыбался воистину язвительно и хитро. Темари с удовольствием сказала бы «хитрожопо», но во сне почему-то не получалось ругаться. Будущий Хокаге погрозил куноичи пальцем, подмигнул и сгинул в ночи, сиганув с облачка, а на утро блондинка чувствовала себя морально разбитой и уставшей.
Оставалось надеяться, что сон был не вещим. С такими снами и врагов никаких не надо…

***


Я говорил, что краснолунцы умные? Беру свои слова назад.
С самого утра форс-мажоры настигали буквально из-за каждого угла. Сперва я споткнулся о какое-то бревно, идя по коридору в ванную. Оказалось, что это меч – Самехада, и владельца такой махины нигде не наблюдалось. Почему нукенин оставил оружие на полу и не считать ли это происками врагов, не знаю. Мне хотелось умыть лицо и принять душ, а проблемы рыболюдей пусть всякие пираты решают, не я.
Дальше – хуже. Уже в ванной выяснилось, что горячая вода является дефицитом, и помыться смогу только притворившись моржом. Ну что же, вы к нам так, а мы эдак. Разбудив Лиса, преспокойно спавшего и не мучающегося с утра пораньше, я пустил его чакру по телу, повышая теплообмен, отчего ледяной душик казался всего лишь прохладной водичкой, бодрящей, но не более того.
Водные процедуры закончились, а проблемы только начали падать на мою светлую голову.
Из коридора послышался сочный мат, в который автор наверняка вложил всю душу и словарный запас. Несколько забористых выражений я запомнил, пригодятся как-нибудь при споре с Саем. Вообще Хидан и художник идеально спелись бы, один всех троллит, другой не стесняется говорить то, что думает. Да они переплюнут нас с Шикамару как нефиг делать!
- Что случилось? – зеваю, проходя мимо растянувшегося на полу последователя Джашина. Мужчина прошипел в ответ нечто непечатное, скривился, почему-то держась за поясницу и сочетая отборную ругань со словами «Какудзу», «месть», «чокнутая вобла!», и побрёл на кухню за завтраком. Как оказалось, не только мы были ранними пташками – Дейдара уже вовсю маячил перед плитой, словно от его там присутствия яичница пожарится быстрее.
- А, доброе утро, м, - поздоровался подрывник, и зевнул всеми тремя ртами, видимо заразившись сонливостью от меня. Душ бодрит, конечно, но чашка кофе была бы не лишней. – Чего встал рано? Выходим же в пять, а сейчас только четыре утра…
Хидан на меня сердито покосился и начал перерывать полки, бурча себе под нос очередную нецензурщину. Странный он с утра, не я же Самехаду в коридоре оставил, а что не убрал – не моё, зачем трогать вообще? Вдруг заразно?
- Я жаворонок… М, джинчурики мой, вот. – Односложно поясняю, начиная догадываться, отчего бурчание бессмертного переросло в более весёлый мотивчик. Вот зараза, он кофе нашёл!
- Дай! – только сев на стул, я тут же вскакиваю и лечу к мужчине за вожделенной банкой. Если добуду кофе, покурю на улице и хорошо поем, то смогу не то что сокомандников обмануть – стану непревзойдённым лицедеем, что положительно скажется на моём послужном списке. Приятно же, ну.
- Иди ты… в лес! – огрызнулся Хидан, пряча банку за спину и отпинывая меня ногой. Но я в долгу не остался, зашёл с фланга, локтем в живот, подсечка – и вот мы барахтаемся на полу, отчаянно шипим и ругаемся из-за какого-то несчастного кофеина, как наркоманы какие-то. Жуть, и с этими людьми я заключил мирный договор?
Тсукури философски пожал плечами, не собираясь лезть не в своё дело, лишь банку, выроненную в процессе битвы седовласым, поднял и направился в сторону громко засвистевшего чайника. Когда аргументы закончились, а пинать друг друга стало неинтересно, я и акацук спокойно поднялись, абсолютно удовлётворённые и с лицами неандертальцев, завидевших мамонта, ринулись к заваренным подрывником кружкам с ароматным напитком.
- Хорошо, - сказали одновременно, рассмеялись, введя Дейдару в ступор. Впрочем, блондин недолго размышлял на вечные темы, уселся к нам и теперь пили кофе уже три странных личности, зачем-то вскочивших в четыре утра.
А поток брани, раздавшийся из коридора и озвученный голосом самого Лидера, сделал нас счастливее всех. Мы даже веселились, но недолго, правда. Уроненный Самехадой Пейн вскочил и отправился нести возмездие во имя Луны тем, кто попадётся под руку. Неудивительно, что на крики, вопли и маты, причём красноволосый по большей части молчал, просто желая убить хоть кого-нибудь, а орали именно мы трое, сбежались все Акацки. Что характерно – почти каждый споткнулся о меч рыбочеловека, а его хозяин, подождав, пока пострадавшие пнут несчастную переносную дубинку, поднял её, погладил и сказал:
- Я же говорил, семь человек наберётся. А вы мне не верили, Какудзу-сан! Теперь вы спишете мне долг?..

***


Вышли с базы мы ровно в пять утра. Дотошный Лидер чуть ли не с часами возился – секунды считал. У каждого свои тараканы и я не виноват, что у кого-то их больше, чем у меня.
«У тебя есть я!» – гордо заявил Кьюби, распушив хвосты.
Точно, как я мог забыть?.. Ты круче тараканов, шизофрении и занпакто вместе взятых.
«Духовный меч я тебе, так уж и быть, прощу, - заявил Лис, хитро прищурившись и уже изображая обиду. Мстит за побудку, бестия. – Но шизофрению – никогда!»
А что, милая штука, никаких проблем и все тебя любят.
«Размечтался!»
Я не спорю, что ты. Ладно, закрываем тему, на меня уже странно смотрят.
Действительно: Пейн, остановившись, буравил меня взглядом, остальные преступники собрались кружочком, как на цыплята вокруг курицы-наседки. Брр, что за глупое сравнение! Перья мне не идут.
- Чего стоим, кого ждём? – спрашиваю, отвечая рыжему таким же пристальным взглядом.
- Тебя, м, - вместо главного, произнёс Дейдара, поправляя шляпу на голове. Краснолунцы оделись как на парад – все в фирменных плащах, шляпах, кунаи наточены, для полноты картины не хватало только маньячных улыбок, но один Хидан кислой миной убивал настрой на корню. Что его не устраивает, сложно сказать. Может, в личной жизни проблемы, или на Какудзу обижен за подлость с Самехадой – не предупредил напарника, гад такой. Ради денег и маму родную продаст, если её кто-то захочет купить, естественно.
- О чём задумался, демон? – Гаара, стоявший вне кружка, выглядел уставшим, но довольным. Ему досталась самая лёгкая роль – притворяться несчастным мальчиком, похищенным злыми дядями, изображать кому и потом, когда настанет время «придти в себя», расхвалить Акацки, спасательный отряд и вашего покорного слугу заодно. К слову, договор я отдал именно Песчаному. Каге поверят быстрее и без лишних вопросов, чем ненадёжному носителю Девятихвостого.
- О вечном, - честно сказал я. – Так, народ, ещё раз повторим задачу. Я вместе с Мастером Сасори и Дейдарой отправлюсь навстречу отряду Конохи, Пейн останется тут для корректировки действий. Кисаме и Итачи следуют за нами, чтобы выступить в конце, а Какудзу с Хиданом будут создавать массовость.
Сие известие, как и вчера, вызвало бурю негодования у последователя Джашина. Равнодушным кивком удостоил меня бухгалтер, который в принципе не собирался ничего делать за красивые глазки и «спасибо», не подкрепленное как минимум несколькими счетами в банке, чемоданчиком наличных и какой-нибудь хитрой штукой, позволившей бы отнимать у Хидана речь. Пусть ненадолго, но даже нескольким часам тишины Какудзу наверняка обрадуется. Жаль его расстраивать, пока предстоит справляться по старинке: кляп в зубы, связать и наслаждаться отдыхом, пока безумная гусеница не приползет и не подействует на нервы ещё с час.
Обо всём этом мне поведал Тсукури, и повод ему не верить искать было лень.
- Договорились, - Лидер прекратил свои гляделки и дал отмашку. Нукенины тут же исчезли из вида. Сам Пейн тоже пропал, оставив мне на растерзание кукловода, подрывника и Гаару.
- Идём? – больше размышлять о вечном меня не тянуло, и, получив согласие, я первый вспрыгнул на птичку блондина. Впереди ждало относительно прохладное утро, сменяющееся жарким днём, море песка и предположительно живые напарники. До мига воссоединения делать оказалось нечего – всё обсудили вчера, повторять снова не хотелось, и я просто досыпал заслуженный час на спине глиняного произведения искусства. Автор птицы негромко, но уверенно доказывал Акасуне верность своей точки зрения, иногда переходя на слишком высокие частоты, не ультразвук, но ор стоял изрядный. Говорить шёпотом творческая личность не могла по определению. Экстраверт и холерик, что с него взять?
Полёт проходил нормально. Не вдаваясь в подробности, скажу – никто никого не взорвал, хотя сон как рукой сняло уже после двадцати минут искусствоведческих споров. В основном говорил Дейдара, Сасори лениво читал какую-то книгу, пока ещё не спрятавшись в Хируко. Я заглянул мужчине через плечо и с трудом унял непозволительно дерзкое хихиканье. Акасуна читал… «Психологию взаимоотношений», причём вряд ли там не упоминалось хоть что-то про влюблённые парочки или супругов. Вот, нашёл подходящее сравнение для этих двоих – супружеская пара. Любят друг друга, за идею готовы порвать, и при этом ещё как-то вместе уживаться.
В общем, добравшись до места встречи, недалеко от липовой базы, ведь настоящую разрушать как-то некрасиво, мы удачно приземлились. Честно, я даже обрадовался, что смогу подраться хотя бы для вида, потому что иначе никто не поверит в мою игру. Эпичная битва в духе: «главный герой, сражаясь три дня и три ночи, на последнем издыхании выхватывает меч из воздуха, кричит сакраментальное «БАНКАЙ!» и через минуту враги повержены его крутостью и харизмой». Техника, к слову, вообще не при делах, правильно подобранная музыка во время драки, пафосная речь и эффектная поза – вот ключ к успеху.
Блин, опять меня занесло. Короче, буду надирать Акацки задницу.
- О, мы вовремя, - Дей, снова взлетевший, чтобы проверить местность, спикировал вниз и замер над моей головой, вздымая тучи песка взмахами крыльев своей птички. – Твои друзья уже идут, Наруто.
- Я Кьюби, человек.
- Прости, м, я забыл. Ты слишком нормальный для демона, да.
Ну, спасибо. Сочту за комплимент.
- Проехали. Всё, начинаем! – развернувшись спиной к ещё невидимому простому глазу отряду спасения, я потянулся, размял руки. Подмигнул Гааре, который приготовился уже к «бессознательному состоянию», а затем выпустил на волю чакру Лиса.
Ну что же, эпик батл – ты ли это? Был рад встретить.

Как там начинают драку? Нет, не кулаком в плоскость лица, а грозными взглядами, тоннами пафоса и прочими атрибутами положительного главного персонажа. Можно обвинить меня в том, что делать банальные вещи ничуть не менее банально, но я отвечу – зато помогает. И в книгах битвы добра с ослом идут на «ура!», только что чепчики девушки не бросают во славу дерущихся.
А я что? Я ничего. Мне, вообще-то, нужно речь толкать, вот.
- Как ты посмел украсть Гаару?! – кричал я, сжимая кулаки и строя Тсукури рожицы – подрывник чуть не складывался от смеха, однако пытался держать себя в руках. На крайний случай спишет всё на издевательский смех над несчастным мной. Злодеи такое любят. – Я тебя прикончу, урод! – Далее последовала непереводимая игра слов, почерпнутая из утреннего монолога Хидана после слишком близкого знакомства последнего с полом. Выслушав всё им причитавшееся, Акацки старательно притворились обиженными жизнью и ринулись в атаку. К этому моменту Какаши и Ко удачно подошли поближе, чтобы заметить три хвоста Лиса, полнейший неадекват и превосходство противника.
Мгновенно сообразив, что к чему (им так показалось), шиноби кинулись мне помогать. Слава Джашину, Сакуру перехватил Сасори, Темари увязла в грязевой яме авторства Кисаме, мающегося бездельем неподалёку, и на мою душу выпали лишь капитаны.
Ну, чисто теоретически. Практика же показала, что чакра Кьюби имеет свойство сильно жечься и я, покрытый рыжими всполохами, оказался вреден для здоровья товарищей. Тем более подрывник не собирался сидеть без дела и продемонстрировал Хатаке и Ямато своё искусство.
Пока суд да дело, Акасуна для вида немного потрепал Харуно, затем разыграл целое кукольное шоу и, что удивительно, провернул всё на диво быстро, показательно умерев на глазах напарника. Сакура поверила, блондин театрально схватился за сердце и на птичке рванул к обидчице, мстить. Ему помешал я, героически прикрыв девушку от взрыва собой. Благодаря демону я ничуть не пострадал, зато вылез ещё один хвост.
Начиная с четырёх штук, официально Наруто становится неуправляемым, чем я нагло воспользовался. С психов спрос маленький, скромный. Ямато попытался сдержать меня древесными техниками, что ему бы удалось, вырвись Кьюби из-под контроля на самом деле. А раз фишка в другом, то и пользы от деревьев немного.
Дейдара продолжал швырять бомбы, отвлекая от меня Какаши, Темари вовсю сражалась с рыбочеловеком, а Сакура добралась до «случайно» брошенного Гаары. Умница, так держать!
«Пока всё идёт по плану…»
Мне твоё «пока» не нравится. Звучит угрожающе.
«Дерись давай, ещё впереди главная сцена. И да, я выпускаю пятый хвост?»
Лишним не будет.
«Понял».
Теперь обстановка предельно накалилась. Узумаки превратился в монстрика, уже относительно, очень-очень, в общем, совсем не похожего на человека. Чакра не разъедала кожу, иллюзия Итачи выглядела крайне достоверно, а я не чувствовал никаких неудобств. Битва не утихала – упрямый Хатаке призвал собак, которые стали носиться вокруг, неимоверно раздражая. Решив, что так круче и достоверней, я присел на корточки, царапнул отросшим когтем палец, сложил печать и – вуаля! – белоснежные лисы с тремя хвостами и красными татуировками вокруг глаз побежали навстречу псам, вызвав у Копирующего ниндзя настоящий шок.
Ну что же, одной проблемой меньше. Я начинаю.
Рельеф вокруг сильно менялся – чакра Лиса разрушала его, образовалась воронка на том месте, где я стоял. Странно ещё, что людей не сносило ветром, ну ладно, это мелочи. Запрокинув морду к небу, Кьюби разъярённо взвыл, а потом резко надвинулся в сторону горе спасителей. Для них мозг Наруто давно отключился, и зверь, демон, занявший место друга и ученика, представляет реальную угрозу.
Смертельную.
На миг захотелось попугать их, довести до суеверного ужаса, но Лис отговорил, буквально встряхнув меня так, что голова моталась туда-сюда, как у болванчика. Разумеется, всё происходило во внутреннем мире, во внешнем бушевало чудовище.
- Ты чего? – я реально надулся. И правда. Не убить же я хотел их, в конце концов.
- Идиот! – схватился лапами за голову демон, и устало застонал. – Ты понимаешь, что мог сорваться? Не я сейчас опасен, а ты сам!
- Ладно, - легко соглашаюсь, хотя спорить хочется неимоверно. Он прав, я заигрался. Одно дело – притворство ради блага деревни, и совсем другое - убийство друзей ради удовольствия. Такими темпами я стану ещё хуже, чем Саске.
Чёрт. Нет, только не это!
- Понял уже, да? – фыркает и добавляет: - Будь внимателен, скоро начнётся основное действие. И лисят моих береги! Вдруг эти собаки бешеные?
- Конечно, - улыбаюсь и морщусь от боли. Пять с половиной хвостов… У меня будет мигрень. – Всё, следи за мной, а то снова захочу попугать кого-нибудь…
- Всенепременно.
В реальном мире изменилось немного: белые лисы теснили собак, Сакура лечила Гаару. От девушки исходили сильные волны лечебных дзюцу, а ко мне расслабленно приближались Кисаме и Итачи. Дейдара парил где-то в небесах, не принимая участия в битве. Какаши остался в одиночестве, ведь Темари вырубили, а Ямато ослаб, используя техники. Копирующий ниндзя просто смотрел на то, как Кьюби но Йоко извивается и визжит, пожираемый чёрным пламенем Аматерасу….
Игры закончились, веселью уже не было места. Я хорошо увеличил себе срок жизни за счёт других, но и меру знать надо. В иной раз и этого не получу. Так что подкалывать и дурить народ точно начинающий комедиант начну как только вернусь в деревню, где найдётся свободная минутка и шанс расслабиться. Хотя учитывая просьбу Сасори и уход Саске, надейся, Узумаки Наруто, лишь на короткий сон и миску рамена.
Кто же даст тебе спать, когда вокруг творится чёрт знает что?
А впрочем... Оно и творилось. И требовало моего непосредственного участия. Как и говорилось раньше - игры кончились.
Matthew
Фанфик опубликован 25 марта 2014 года в 23:29 пользователем Matthew.
За это время его прочитали 435 раз и оставили 0 комментариев.