Статья про нового персонажа из 3 сезона Наруто - Боруто Узумаки
Наруто Клан Фанфики по Наруто Трагедия/Драма/Ангст Мир из бумажных мыслей. Эпилог.

Мир из бумажных мыслей. Эпилог.

Категория: Трагедия/Драма/Ангст
Мир из бумажных мыслей. Эпилог.
Эпилог. Там, где расцвела сакура


- Рожденные в ладонях тьмы стремятся к свету... – прошептала Сакура, внимательно смотря на линию горизонта. – Когда-то старая кореянка, которую я лечила, прошептала мне эти слова... Не все чосонцы плохи настолько, чтобы убить медика. Просто в своем желании свободы они едины только с безумием. Ведь мечтая о лучшем, они забывают, что получили её, надежду, из наших ладоней, рожденные во тьме, - добавила Харуно, хотя попытка оправдать корейцев вызвала у Учихи только усмешку – все равно еще наивная.

- Это не было восстанием, - ответил Саске, вслушиваясь, как волны бьются об борт корабля. – А только некая проверка, вылавливание всех предателей, чтобы позже с ними не было проблем.

- Всего лишь повод? – взглянув на военного, девушка пыталась понять сложный мир политики.

А ведь именно Учиха подавил протесты жителей и стабилизировал ситуацию. Но даже после этого губернатор не мог оставаться на своей должности – слишком много умерло во время инцидента, чтобы можно было простить это.

Мужчина перевел свой взгляд на хрупкую девушку, которой пришлось плыть в столь ужасную погоду. Саске до последнего сомневался, что после отставки Сакура пойдет за ним. Пусть помолвка и связывала их, но узы были не столь крепкими, чтобы покинуть страну, которую медик считала своим вторым домом.

- Ты уверена, что не пожалеешь о своем решении? – задал вопрос бывший губернатор Кэйшё-нандо. – После того как ты ступишь на сушу, пути назад не будет.

- Я приняла твое предложение о женитьбе и тем самым согласилась следовать за тобой до самого конца. Мое сердце не столь ветреное, как ты мог подумать. Сакура Харуно верна своим словам.

Писатель, который на палубе дописывал последние строчки своего произведения, неосознанно сравнил розоволосую девушку с химэ, которая стала одной из главных героинь его повести о корейских Ко-но-ханэ и Ниниги.

Саске улыбнулся, нет, не той чистой улыбкой маленького мальчика, но шум волн напомнил Сакуре о дне, когда она впервые встретила Учиху. Пусть в его глазах больше не увидишь радости, но, как и тогда, девушка была уверена, что лепесток, обозначающий их жизнь, еще не скоро упадет на землю.

Медик улыбнулась в ответ мужчине. А после ветер, что играл с выбившимся локонами Харуно, продолжил свой путь по морю, унося мысли японки с собой.

«Когда я проснулась, то осознала, что задыхалась. Огонь сильно опалял своими языками ненависти. Мне пришлось увидеть яркий розовый свет. Как будто тысячи сакур расцвело одновременно. И как бы удивительно это ни звучало, тогда я верила всей душой, что передо мной появились вишни, ибо мгновением позже, словно с небес, начали падать лепестки сакуры... А в голове раздался голос Саске: «Лепестки подобны краткости жизни человека». Тогда, могу поклясться, я увидела удивительную картину, хотя, как медик, должна констатировать, что это был лишь результат отравления дымом, мираж... но все же... Лепестки сакуры падали уже не с небес – постепенно передо мной выросла целая равнина из деревьев японской вишни, что наполняли воздух свежестью. Это было прекрасно... но среди них была одна, прекрасней всех деревьев в мире – Ко-но-ханэ. Её фигура появилась из неоткуда. Но как только я заметила её... сразу почувствовала приближение весеннего ветерка. Даже если на самом деле меня окружал дым. Но... в это трудно поверить, но дочь Владыки горных цепей протянула свою руку и прошептала: «Бедное дитя, ты чиста перед всеми сплетнями о тебе, поэтому... Не стоит так спешить закончить полет твоего лепестка жизни… В твоей утробе должен родиться настоящий сын своего народа. Но еще не пришло время, когда его душа поселится в тебе...»

Я не слышала всего, ветер многое утаил от меня, и когда наша «прогулка» закончилась, ах да, мы прошлись по равнине. Когда Ко-но-химэ отпустила мою руку, свет вокруг стал темнее, и сквозь него я снова почувствовала запах гари... Но уже проскальзывало что-то еще – свежий воздух... Не знаю, как я вышла тогда из дома, объятого пламенем, но... в следующую секунду отец крепко держал меня в объятиях, а сзади стоял Саске и кто-то еще...

Пусть это мираж, который, скорее всего, был сбоем разума... но мне хочется верить, что от огня меня спасла именно богиня Древоцвета... Ведь её слова успокоили душу, которая не находила себе места в моем теле от мысли о переезде и новой жизни. То «видение» было словно знаком. И я ему поверила…»

***


Говорят, что в последний миг вспоминаешь всю жизнь. Но Итачи отказался от этого и воспользовался отведенным временем, чтобы вспомнить самых родных. Ведь в его жизни было слишком много крови и стонов боли... И в конце он хочет увидеть тех, ради которых сейчас превратится в прах. Поэтому, когда лепесток сакуры делал последние пируэты в воздухе, летчик, что направил подбитый самолет на вражеский корабль, улыбнулся своим воспоминаниям и…

Краткий миг, прежде чем цветок сакуры закончил свой путь.

«Прости, Саске. Следующего раза не будет…»

А после бумага сгорела в останках самолета, словно цветок вишни, прикоснувшись к земле, завял. Даже лучшему из воинов имперской армии не обмануть смерть.

В отличие от написанного, кое-что живет вечно. Память, о которой мало кто подозревает. Не та, что пропадает, если подвергнуть мозг разным испытаниям, а воспоминания, что живут даже после смерти:

- Итачи... икимашьо*! – друг, который погиб еще в начале войны, позвал его, указывая на храм.

И старший сын Фугаку, не оборачиваясь, пошел, ибо знал, что оставил все в надежных руках.

Мы с тобой цветки сакуры, расцветшие одновременно,
Хоть мы и умерли в разных местах,
Но в столице цветов, святилище Ясукуни,
Давай встретимся весной и зацветём на вершинах деревьев.




Сноски:
Икимашьо * - пошли.
Мы с тобой цветки сакуры… - отрывок из военной песни (гунка) «Доки но сакура», была популярна в конце Второй Мировой.
Святилище Ясукуни – храм, где почитают павших воинов.

Примечания автора:
Честно говоря между 5-ой главой и эпилогом должна была выйти 6-ая (бонусная, та что не вошла в первый вариант фанфика). Но она так долго пишется (да и результаты не ахти), что я решила выложить все что есть на данный момент.
Возможно когда-то я все же закончу бонус к этой работе, но не сейчас /прощу прощение за то, что столько тянула с концом/.
Утверждено kateF
kateF
Фанфик опубликован 09 июня 2014 года в 23:07 пользователем kateF.
За это время его прочитали 1410 раз и оставили 3 комментария.
0
veravera добавил(а) этот комментарий 15 июня 2014 в 16:55 #1
veravera
Здравствуйте, kateF.
Мне было достаточно трудно говорить о том, в чём я совершенно не разбираюсь - история Японии и Кореи. Вы помещаете героев в экзотический колорит и развиваете две ветки: политику и романтику. Герои опять знают друг друга, они встретились несколько раз в детстве и прекрасно помнят эти моменты. Девушка восхищается красотой мальчика, его улыбкой, влюбляется, даже ни разу не поговорив с ним и, вдруг замечает его фигуру, неспешно шагающую по дороге, через много лет в другой стране. Судьба, не иначе!
Персонажи. Как люди они поначалу хорошо проявляют свои привычки и характер.
Саске молодой человек, ратующий за свой народ, свою страну, Императора; он понимает, что является мелкой сошкой, наделённой только лишь большой властью, но при первом же приказании главы Японии, его могут сместить. Это хорошая черта, так как он не строит воздушных замков без видимого на то повода. Учиха опять играет с Харуно в кошки-мышки, думает, что "скоро ей придётся стать ещё сильнее" и я уверена, что как только она выйдет за него замуж, он покажет ей настоящий ад. Вопреки всему этому, его интересует мнение будущей жены, но он тут же и пренебрежителен, и нахален, и раздражается, называя её вопросы глупыми, недостойными его внимания. Неужели он способен возвышаться за счёт страдания других? Конечно, способен! Именно поэтому он и неприятен, несмотря на всю мощь, сосредоточенную в его руках.
Вы постоянно называете Саске младшим братом Итачи. Это создаёт то впечатление, которого вы хотели добиться. Вы хотели показать то, насколько несчастлив бывает человек, носящийся со всеми своими социальными ролями как с писаной торбой, но рвущий сердце, скучающий по родине. Саске поместили на пост с лёгкой руки премьер-министра, однако он сам не рад такому высокому положению и был бы счастлив, просто самостоятельно добиваясь всех высот. Ему приходится сталкиваться с низостью, трусостью и завистью окружающих, готовых съесть его заживо, лишь бы освободить кресло в кабинете представителя генерал-губернатора, подобное трону. Он уважает своего брата; готовит себя к трудностями и бедам, которые принесут ему приобретённые лавры, но свысока смотрит на пешек Фумимару, путающихся под ногами. Самолюбие Учихи не знает границ, он улыбается только сам себе - в один момент может наслаждаться и чудесными видениями, и собственными планами, ради которых он способен свернуть горы и сбросить с этих самых гор надоедливую вражескую ораву.
Вместо того чтобы собирать вооружённые отряды для погашения вспухнувшего восстания, Учиха направляется в сторону дома своей невесты вместе со всеми родственниками и друзьями. Он волновался только за неё, наплевав на всё остальное, но "так и не побежал к дверям горящего дома". Саске не бросается на выручку Сакуре, предоставил пыльную работёнку тестю и только ухмыляется при виде усталой и грязной девушки, удивляясь - "Ты жива еще, моя старушка? Жив и я. Привет тебе, привет!" Раз уж генерал-губернатор бросил всё и прилетел к воротам особняка Кизаши сломя голову, то должен же он осознавать, что не время стоять столбом и ворошить былые разговоры.
Харуно, появившаяся в первый раз в белом халате, выглядела как фарфоровая кукла перед грозным Саске. Она ловко парирует все выпады губернатора и тем самым походит на химе из видения. Читатель уже начинает нервничать, - “Учиха переходит все границы" - и листает страницу дальше. Сакура горда, уверена в себе, способна отстаивать свою жизненную позицию, но время от времени бывает на редкость податлива и мягка - она чувствует себя как рыба в воде около операционного стола, но "становится похожа на помидор после того как мужчина приблизился к ней".
Стиль. Вы используете тематические вставки и делаете акцент на историческую основу, заложенную в сюжет. Однако потом, во второй главе не перестаёте повторять одно и то же сравнение несколько раз.
Сначала вы показываете состояние Учихи, когда он, лёжа на кушетке в больничной палате, придавался воспоминаниям, а цветки сакуры "кружились в воздушном танце"; затем, Саске в шестой раз открывает глаза и переживает все периоды взросления вместе с Сакурой, "а листочки дерева кружатся в танце"; потом появляются белые звёздочки и, словно "в снежном танце крутятся лепестки весеннего цветка". Вы стараетесь рассмотреть природу по таким углом, под которым она покажет себя во всей красе, будет выглядеть живой, понятой человеком, а получается тавтология.
Дальше, во второй главе мне на глаза попалась одна смысловая несостыковка: "апрель выдался не слишком теплым, но и не жарким". Если уж апрель не тёплый, значит он холодный, дождливый, морозный, туманный и по идее уже не может быть жарким.
0
veravera добавил(а) этот комментарий 15 июня 2014 в 16:57 #2
veravera
Жанры. Исторический (мимоходом). Ну, нет. Вся концепция сюжета построена на проведении параллелей, приведении фактов. Вы погружаете читателей не в ретроспективный флэшбек, а конкретизируете моменты, описываете прошлый век. Персонажи живут именно в начале-середине двадцатого столетия, переживают войну, бунты, колонизацию. Поэтому слово "мимоходом" не уместно здесь.
Сюжет. Небольшое отступление: клан Фудживара напомнил мне Фудживару но Сая из аниме "Хикару и го". Сай светлый персонаж и видеть этот клан в роли злодеев было непривычно и интересно.
О самом произведении. Работа выглядит незаконченной. Да, вы доводите сюжетную линию до конца: Саске и Сакура нашли своё счастье, плывут в долгий и счастливый путь, а "лепесток, обозначающий их жизнь, еще не скоро упадет на землю"; Итачи погиб. Ни начала, ни конца. Как будто из книги вырвали клок страниц, где говориться о нескольких днях/годах группы неизвестных людей. Именно пожар был кульминационным моментом; завязкой является отплытие четы молодоженов (назовём их так, ведь они уже почти обменялись клятвами и кольцами) на корабле. Такое ощущение, что вы пропускаете огромный пласт информации между светским приёмом в честь празднования "тридцать второго года присоединения Кореи к Японии" и эпилогом. Вы говорите, что "должна была выйти шестая глава", но разве за одну главу можно наверстать все упущенные моменты?
Повествование обрывается на середине и в самом конце я просто развела руками. И всё. Начать такую большую работу, создать целый мир, накрутить столько слоёв и так ужасно скомкать! Тема Саске на развита абсолютно и задавлена в самом зачатке - в пятой главе, в эпилоге. Его маска только начинает трещать по швам, он только-только осознаёт всю ничтожность своих поползновений, а вы уже кричите, требуете: "Занавес!" Создаётся впечатление, что вы просто хотели заморозить фанфик; завели тесто, поставили его всходить на плиту, а потом передумали делать пироги.
Грамматика. Мне встречались только редкие опечатки в первых главах, да и то их было не так уж и много.
/с легкой руки пример-министра/ - Премьер-министра.
/отсюда была немного видно то, что творится/ - неправильное окончание в слове "была", нужно заменить букву "а" на "о".
С уважением, veravera.
0
kateF добавил(а) этот комментарий 17 июня 2014 в 13:04 #3
kateF
Здравствуйте, veravera.
В первую очередь хочу поблагодарить за комментарий к работе.
Касательно Саске. Мы настолько привыкли к Саске-садисту (совсем не легкий характер персонажа в манге, тому не однократный фундамент для многих работ). Но в своей работе я пыталась показать японца, с чертами Учихи (возможно не так успешно). Здесь не идет речь о Аде после свадьбы или же кошки-мышки. В ГГ мне хотелось показать остаток прошлого, когда свадьбы заключались между кланами, как должное и сказкам о любви практически место там и не было. Жесткость по отношению к Харуно и проверка на прочность избранницы если не обычное, то хотя бы приемлемые действия. Ведь не каждая женщина в Японии в прошлом могла услышать от мужа «aishiteru» и это было нормально. Сем примером, я хотела всего лишь намекнуть, что Учиха, просто напросто был честен по отношению к Сакуре и в принципе ничего сказочного не обещал, лишь с самог оначала показал, какая жизнь возле него.
За что хочу Вас поблагодарить, так это за то что Вы указали на мой ляп в характере Саске (эпизод в 5-ой главе), ибо я толком и не объяснила почем он примчался к дому Харуно, ^^’.
Касательно Фудживара. Аниме о котором Вы говорите не видела, но очень рада, что смогла привлечь Вас таким персонажем как Фумимаро. В «Мире…» я пыталась воссоздать если не его характер, то хотя бы политику Коноэ, а она была направлена в сторону Нацистской Германии. Именно поэтому я и воспользовалась им, как человеком, что непосредственно влиял на ход истории Японской империи, ну и всемирной в том числе.
Касательно пробелов между главами. Главное идеей было изображения мифа о Ниниги (цель в принципе из-за которой была написана работа) и создавать целый мир со всеми вытекающими намеренья не было. Возможно, не правильное акцентирование привело к большим пробелами между 4, 5 главами и эпилогом (наверное, из-за них и сложилась иллюзия желания «заморозить» фанфик, хотя на самом деле были рамки в размере, которые я не могла нарушить). Что ж это мой минус, который стоит справить. Но больше событий, как и в мифе о Ниниги и не должно было быть.
Хочу еще раз поблагодарить Вас за отзыв, спасибо, что дали возможность взглянуть на работу с другой стороны ^^.
С уважением, M.O.Z.K. – F (kateF)