Статья про нового персонажа из 3 сезона Наруто - Боруто Узумаки

Лотос. Глава 9

Категория: Другое
Два года спустя…

Настенные часы показывали уже полседьмого вечера, и миловидная брюнетка сетовала на кухне. Помещение было довольно-таки большим, чтобы молодая хозяйка могла бы расставить разновидную кухонную утварь по полкам и почувствовать себя властительницей домашнего очага. Хината, шоркая мягкими тапочками в виде кроликов по мраморной плитке, остановилась посредине комнаты, задумчиво сощурила глаза и легко постукивала указательным пальцем по бледно-алым губам, как будто что-то вспоминая.

— Они скоро придут, а ещё стол не накрыла, — взволнованно прошептала девушка.

Она целый день хлопотала по домашним делам. Всё-таки сегодняшний вечер немного волнительный, хотя чего она нервничает, если придут только два человека, и то, можно сказать, уже часть их небольшой семьи.

Девушка быстро подошла к газовой плите и начала мешать рис, то и дело вспоминая, всё ли она приготовила из того, что было запланировано. Но ее мыслительный процесс резко прервали. Длинноволосая брюнетка неожиданно вскрикнула потому, что её кто-то обнял сзади за талию и уткнулся носом в её макушку.

— Хината, ты чего? — мужчина развернул свою супругу к себе и посмотрел в её необычно серо-фиолетовые глаза.

— Всё хорошо, Наруто-кун, — она лишь слегка улыбнулась и хотела развернуться к плите, как Узумаки остановил девушку.

Он схватил своими сильными мозолистыми руками осунувшееся лицо девушки и серьёзно на неё посмотрел. Он не любил, когда ему врали или что-то недоговаривали, особенно если это касалось его жены. Хината виновато опустила глаза, но не решилась хоть что-то сказать. Узумаки снисходительно покачал головой и поцеловал её в лоб, словно зная, о чём любимая супруга думала и почему у неё такое странное поведение. Девушка в ответ обняла своего мужа за талию и слегка улыбнулась.

— Хината, не волнуйся и отдохни. Я сам сейчас всё сделаю, — Наруто неожиданно поднял свою жену на руки, при этом ещё несколько раз слегка подбросил её, как будто ребёнка.

Юная Узумаки лишь хихикнула в кулачок и посмотрела на своего мужа глазами полной безграничной любви. Тот самодовольно улыбался, идя в гостиную, и глядел вперёд, держа гордо голову. Ведь такое сокровище, как его Хината, только он мог носить на руках, холить и лелеять, дарить ей свои настоящие чувства, на которые молодой мужчина только способен. Парень положил девушку на диван и укрыл её мягким пледом, при этом внимательно осматривая её и после убеждаясь в том, что она в здравии. Он хотел уже было уйти на кухню, как голос Хинаты его остановил.

— Наруто-кун, ты только выключи рис и расставь посуду на столе, а я сейчас немного отдохну и доделаю, — Хината нежно улыбнулась ему своей особенной улыбкой, которую она дарила только своему мужу.

Наруто одобрительно кивнул и направился в сторону просторной и светлой кухни, ликуя в душе, что ему не придётся готовить, ибо он снова спалил бы кухню ко всем чертям, а Хинате волноваться нельзя. Мужчина, услышав странное шипение, подбежал к плите и схватился за алюминиевую крышку кастрюли, которая была уже накалена, и, получив небольшой ожёг, Наруто матюкнулся и уронил крышку на пол, при этом в уме молясь о том, чтобы Хината его не услышала. Мужественно вздохнув полной грудью, Узумаки выключил рис и принялся за сервировку стола, то и дело смотря на настенные часы, которые уже показывали без десяти восемь. Бывшая Хъюга поднялась с белого кожаного дивана и тихонько подкралась к мужу сзади, наблюдая за ним. В такие моменты Хината чувствовала себя самой счастливой девушкой на свете, ведь такую заботу, которую давал её муж, она не испытывала никогда, даже от своей семьи. Светлоокая красавица иногда думала, что это просто сон, очень реалистичный сон.

Новоиспеченная Узумаки, словно крохотная мышка, подошла со спины к белокурому мужчине и, потянувшись на носочках, закрыла ему глаза своими аристократическими ладонями. Наруто, положив палочки для еды на стол, замер, но через считанные секунды он крутанулся на пятках, и девушка оказалась в ловушке его объятий. Наруто широко улыбнулся своей задорно-мальчишеской улыбкой и приблизился к светлоокой красавице. Их лица находились в ничтожных миллиметрах друг от друга. Тяжёлое и глубокое дыхание опалило приоткрытые пухлые уста брюнетки. Хината, поддаваясь приятному наваждению, прикрыла глаза, ожидая чего-то манящего и долгожданного. Молодой мужчина не торопился давать то, чего ждала от него Хината, ведь наблюдать за её пунцовыми щеками, приоткрытыми устами и чуть подрагивающими длинными ресницами — одно сплошное удовольствие для парня. Послышался немного разочарованный выдох со стороны девушки, и она уже хотела распахнуть свои стеклянные глаза, как почувствовала тёплое прикосновение к своим губам.

Поцелуй больше был похож на целомудренный, и то, как молодой мужчина всё сильнее прижимал хрупкое тело девушки к своему сильному торсу, говорило о том, что теперь она неотъемлемая частичка не только его жизни, но и души. Хината томно выдохнула, прерывая телесный контакт. Узумаки немного отстранился от супруги и посмотрел в её серо-фиалковые глаза, которые заслонила лёгкая пелена эйфории. Бывшая Хъюга также взглянула в аквамариновые очи своего мужа, не отводя своего взора. Уголки губ белокурого мужчины слегка приподнялись, и его длинный пальцы аккуратно убрали прядь волос за ушко. Девушка от такого жеста слегка смутилась, но не отвела взгляд и продолжала на него смотреть.

Что больше всего привлекает мужчину в женщине? Это её уверенный и красноречивый взор, а также искренняя улыбка, которая может с лёгкостью, словно по щелчку пальцев, затмить разум противоположного пола. Наруто влюблялся с каждым днём в её грациозные движения, лилейный и нежный голос, в её улыбку, напоминающую улыбку матери — такую же тёплую и лучезарную. Сейчас между двумя молодыми людьми царила идиллия, которая была достигнута через трудности. Каждый человек любит по-своему, по-особенному. И для того, чтобы быть счастливым и любимым, надо понять и принять подаренные чувства. Чувства Хинаты, взращенные годами, сейчас отличаются от тех прежних, когда она была ещё ребенком. Тогда девушка заметила Наруто не потому, что он был красив или талантлив, а потому, что они были похожи: две одинокие души, которым не хватало любви. Для неё Наруто стал ориентиром в жизни, без которого она не смогла бы вылезти из своей скорлупы. Это не были романтические чувства, а всепоглощающая преданность. Любовь не может вырасти или окрепнуть, если она безответна.

***


Сакура по-прежнему, как статуя, стояла на пороге кухни и неотрывно смотрела на неожиданного гостя. От волнения у неё всё во рту пересохло, ладони вспотели, а щёки предательски вспыхнули густым румянцем на белоснежной коже.

«Что делать? Как вести себя?»

Только эти мысли сейчас кружились в её голове, словно вихрь. Сакура множество раз представляла себе эту долгожданную встречу: то, как она его поприветствует и по-дружески слегка приобнимет. Фантазируя каждую ночь, девушка продумывала каждое своё действие детально, представляла разные исходы. Ей хотелось встретить его так, чтобы Саске почувствовал, что он дома, и чтобы больше не появилось треклятое желание покинуть родное место. Юная Харуно думала, что справится с этой задачей запросто, ведь столько лет тщательно она готовилась к этому моменту, и что у неё хватит смелости это воплотить в жизнь. Но в данный момент всю её мнимую уверенность сдуло ветром, как воздушный шарик — легко и быстро. Учиха всё также продолжал сидеть на стуле немного в вальяжной позе, посматривая на небольшие настенные часы в виде мордочки кота. Минутная стрелка ритмично двигалась, и только тиканье часов нарушало давящую тишину. Саске начала напрягать затянувшаяся молчанка. Подходя к дому Сакуры, он не мог подумать, что ему будет сложно выдавить из себя хотя бы одно слово, например, элементарное: «Привет». И вот сейчас, сидя на стуле с мягкой обивкой, Учиха уже десятый раз посмотрел на детские часы и, осознавая, что если он не возьмёт ситуацию под свой контроль, то они опоздают на ужин, а, значит, ему придётся дольше терпеть общество Узумаки. Да и проделанный длинный путь давал о себе знать: усталость начала проявляться всё ярче.

Сакура глубоко вдохнула спасительного кислорода и уже начала говорить:

— Саске-ку… — но её резко перебил Учиха. Он встал во весь свой немаленький рост напротив девушки, открыто рассматривая её почти неизменившуюся внешность.

— Пошли. Нас пригласил Узумаки к себе, — Сакура удивлённо округлила глаза от низкого и приглушающего баритона мужчины.

Его преображённый голос вызвал у Харуно табун мурашек и колкое ощущение в районе груди. Девушка только сейчас заметила большие изменения во внешности чернявого мужчины: широкие и расправленные плечи; прямая осанка; прибавление мышечной массы, что придавало ему больше властности и силы; отросшие смоленые волосы, которые закрывали левый глаз; черты лица стали резкими и точёными. Лицо девушки уже стало полыхать адским огнём.

«Только не это…» — Сакура чертыхнулась и решила быстро ретироваться, так как её лицо сейчас сгорит от созерцания статной фигуры молодого человека, а сердце не выдержит шквал эмоций.

— Да-да, Саске-кун, я быстро переоденусь. Минуточку подожди, — куноичи мгновенно выбежала из кухни как ошпаренная и громко захлопнула дверь в своей комнате. Она прижалась спиной к деревянной поверхности и медленно сползла вниз, прерывисто дыша.

«Что только что было?» — только он мог так вогнать в краску девушку и поднять артериальное давление до предела. Он действовал на неё как седативные таблетки с побочными эффектами. Харуно пару раз хлопнула себя по горячим щекам и сморщила немного курносый носик от противного запаха медикаментов, который очень сильно пропитался в одежду. Сакура обречённо вздохнула, ведь сейчас она не успеет принять душ, да и привести себя в надлежащий вид. Харуно поползла на четвереньках к большому шкафу, при этом костеря Узумаки за то, что не предупредил, и одновременно себя за то, что вела себя полной дурой. Она быстро доставала простую и однотипную одежду из полок, кидая в разные стороны.

— Шаннаро, где это платье? — розовласка, уже чуть не плача от досады, остервенело искала новое платье, которое было приобретено для особых случаев. И сейчас именно такой!

— Вот оно! — девушка от радости крикнула и затопала ногами, как будто пятилетняя девочка, которой купили долгожданную шоколадку. Сакура прикрыла рот ладонью, чтобы заглушить свой визг, и начала избавляться от белой кофточки и чёрных бридж. Юная Харуно осталась в одном кружевном белье и провела рукой уже по коротким розовым волосам. Девушка усмехнулась, вспоминая вчерашний день, когда шестилетняя девочка, играя с её тогда длинными и шелковистыми волосами, умудрилась запутать жвачку в густой шевелюре Харуно.

—Они мне всё равно мешали, — задумчиво произнесла она. Надев бирюзовое платье-тюльпан на лямках, Сакура завела руки назад и попыталась дотянуться до молнии. Зеленоглазая красавица посмотрела на прикроватную тумбочку, на которой стоял будильник, показавший восемь часов, и в панике схватила маленькую сумочку и быстрым шагом покинула свою комнату.

Саске всё это время, пока девушка переодевалась, смотрел в окно и думал о чём-то важном, хмуря свои чёрные брови. Его мучила непонятная привязанность к когда-то любимому и отчиму дому, от которой он хотел избавиться.

—Саске-кун, я готова. Пойдём? — Учиха, смотря на неё отрешённым взглядом, медленно повернулся к девушке, которая смущённо переставляла ноги.

Хмыкнув, он прошёл мимо неё в узкий коридор и приоткрыл входную дверь. Харуно подбежала к полке с обувью, при этом повернувшись спиной к гостю и опёршись правой ладонью о стенку, быстро начала просовывать свои ступни в белые туфли-лодочки.

«Хорошо, что Ино у меня их забыла, а то у меня даже туфель нет», — Сакура почувствовала лёгкое касание в области её оголенных и острых плеч и тихо ойкнула. Она почти повернулась лицом к Саске, но его сильная рука резко вернула её в изначальное положение. Кожа мгновенно покрылась гусиными мурашками, а внутренности сжались в морской узел.

—Саске-кун… Что ты делаешь? — такое странное поведение со стороны Учихи начало щекотать нервы девушки. Уж слишком он близок к ней! В девичью голову начали лезть немного неприличные мысли, от которых Сакура зарделась.

Услышав звук застегивающейся молнии платья, девушка резко побледнела.

«Как я могла забыть про неё? И о чём я только что подумала… Стыдно как…» — Харуно мысленно застонала, дивясь своей забывчивости и разыгравшейся фантазии.

***


Молодая супружеская пара сидела на мягком белом кожаном диване, пялясь скучающим взглядом в телевизор. Наруто тыкал пальцем на уже протёртую чёрную кнопку пульта, буравя недовольным взглядом разговаривающий ящик, который уже давил на психику. Будь он не ладен!

—Дорогой, не злись: они скоро придут, — сонно проговорила Хината, лежа на коленях мужчины, который усыплял её своими лёгким массажем головы.

Ему срочно надо остудить пыл, но это почти выполнимо. Еда давно уже остыла, Хината почти заснула из-за усталости. Будь проклята пунктуальность Учихи и все его педантские наклонности! Неужели прийти в гости вовремя так трудно, да ещё, небось, про Сакуру забыл. Раздался звонок, оповещая домочадцев о прибытии гостей. Молодая хозяйка, быстро шоркая тапочками, поспешила отрыть дверь долгожданным друзьям. Распахнув широко дверь, она так мило улыбнулась, что появились маленькие ямочки на щеках.

—Добрый вечер Сакура-чан, Саске-кун! Проходите! — Учиха лишь кивнул в ответ и пропустил Сакуру вперёд, заходя за ней следом. Харуно вручила небольшой букет цветов и бутылку красного вина Узумаки.

—Сакура-чан, не стоило… — смущённо пролепетала та, но приняла подарок, сказав: — Спасибо. Но, правда, не стоило…

Из недр кухни вышел и сам хозяин дома, подходя к жене и очень-пунктуальным-людям. Приобняв Хинату одной рукой за плечо, а другую засунув в карман домашних чёрных штанов, Наруто добродушно улыбнулся зеленоглазой красавице, что та от лёгкого стыда отвела глаза в сторону.

—Привет, Сакура-чан. Давно не видел тебя с короткими волосами, — Узумаки после приветствия и комплимента, от которого девушка смутилась, переметнул свой взор на потенциального виновника.

Он смотрел на Учиху высокомерно и холодно, пытаясь и в нём пробудить хоть щепотку его чёртовой совести. Но гений клана лишь приподнял свою бровь и также посмотрел в ответ Узумаки. Упаси Ками, какая совесть? Забудь, товарищ Узумаки!

— Мне кажется, что я попросил прийти вовремя, Учиха, — как же хотелось задеть учиховское самолюбие, прямо до скрежета в зубах, ну, очень хотелось.

— С каких пор ты стал педантом, Узумаки? — в тон ответил Саске: властно и с задором.

О, эти вечные перебранки-перепалки, без которых их общение не могло существовать. Сакура обречённо выдохнула, прикрывая свои веки и почесывая указательным пальцем ромбовый знак на своем лбу, и недовольно посмотрела на мужчин, которые расфуфырились как павлины. Ещё не хватало, чтобы эти громилы подрались и разнесли всё ко всем чертям. Это она виновата в том, что они так слегка припозднились! Сакура ни в какую не хотела идти в гости с пустыми руками, поэтому она решила по пути зайти в магазинчики, чтобы купить что-нибудь, а Учиха не возражал, так как они уже десять раз опоздали, поэтому можно и не торопиться. И, да, он был согласен с тем, что прийти просто так как-то нерезонно. Но кто мог подумать, что старичок-винодельник, который где-то потерял свои очки с толстыми линзами, будет искать нужный слабоалкогольный напиток минут этак десять. Да и упёртым ещё оказался: помощь, видите ли, ему не нужна. А чего стоило ему выдержать поход в цветочный магазин, в котором работала его бывшая одноклассница и по совместительству лучшая подруга Харуно. Саске Ино чем-то напомнила ехидну, которая странно ухмылялась и стреляла в молодых людей красноречивые взгляды.

Учиха понял, что проще сорвать на клумбе пару цветочков, чем идти в специализированный магазин — меньше потраченных нервов и времени.

— Простите, Наруто… Хината. Это из-за меня мы опоздали… — Саске искоса посмотрел на девушку, которая виновато улыбалась и немного свела тонкие брови вместе, придавая умилительное выражение лица для того, чтобы только на них не держали зла.

— Так, перестаньте. Пойдёмте лучше за стол? — хлопнув в ладоши, воодушевлённо предложила Узумаки и, развернувшись, пошла на кухню подогревать еду.

— Что это с ней? — шёпотом спросила удивлённая Сакура у Наруто.

Тот лишь усмехнулся, покачав головой.

— Скоро узнаешь…

Харуно сощурила свои зелёные глаза, словно кошка, лукаво ухмыляясь. Она уже догадывалась, о чём говорил Наруто, но решила свои догадки пока оставить при себе. Похлопав по плечу блондина в знак поддержки, девушка поспешила на помощь Хинате.

Наруто, убедившись, что девушки нет в поле зрения, повернулся к Саске и протянул ему руку.

— Спасибо, что пришёл. Это важно для меня, — волнительно выдохнул парень и с какой-то растерянностью во взгляде посмотрел на Саске.

Тот, уловив встревоженный взгляд друга и увидев слегка его дрожащие пальцы, всего лишь ответил на рукопожатие. Узумаки сильнее сжал жилистую ладонь Учихи и широко улыбнулся. Ему так стало намного легче. Всё же приятно осознавать, что есть люди, которые всегда смогут поддержать в волнительную минуту…

Дубовый круглый стол ломился от изобилия приготовленных блюд. Начало позднего ужина проходило в тишине, пока Узумаки не решил всё-таки сообщить долгожданную весть гостям.

— Минуточку внимания, — услышав просьбу Наруто, Саске и Сакура, сидевшие рядом, отвлеклись от поглощения пищи и с озадаченностью посмотрели на хозяина дома. — Эм… ну, короче, — мужчина не мог собраться с духом и начал судорожно почесывать свой затылок, при этом глуповато посмеиваясь.

— Мы скоро станем родителями, — улыбаясь и поглаживая ещё пока плоский живот, Хината сказала радостную весть вместо своего супруга.

— Да, даттебайо, я стану папой… — приобнимая свою жену, Узумаки добавил: — а Хината — мамой!

Повисло непонятное молчание, и будущие родители озабоченно посмотрели на притихших друзей, которые даже не попытались и шелохнуться с места.

— Чего это они, Хината? — на ушко шёпотом спросил Наруто, не сводя своего пристального взгляда с Саске и Сакуры.

Брюнетка лишь пожала плечами и от неловкости прикусила внутреннюю сторону щеки, потупив свой взор.

Учиха выпал в осадок, хотя это не показывал, и его идеальное лицо, словно бюст мифического бога, не исказилось ни в одной мимолетной эмоции. Но в чернявой голове не укладывалось несколько важных деталей: Узумаки и ответственность, Узумаки и дети, Узумаки и его роль в качестве мужа. Как такое могло произойти, что несовместимые вещи стали совместимыми?

Сакура иначе отнеслась к новости. Она от переполняющей радости резко вскочила с места и кинулась с распростертыми объятиями к супружеской паре.

— Я поздравляю, Хината, — Харуно заключила брюнетку в свои крепкие тиски и несколько раз поцеловала ту в щёку.

Хината раскраснелась от такого чрезмерного внимания, но не переставала лучезарно улыбаться.

— Спасибо…

— Эм-м-м, Сакура-чан, ты и про меня не забудь, — во все свои жемчужные зубы давил довольную лыбу потенциальный папаша, подставляя свою щёку к таким же ласкам, которые сейчас получала его супруга от Сакуры.

— А ты тут причём? — удивлённо-наигранно уточнила девушка.

— Эт как причём? — взъерепенился Наруто.— Да я тут, знаешь, что… я тут как бы тоже участвов…

— Дурак, что ли, такое тут говорить? — Сакура дала несильный подзатыльник, чтобы Узумаки прикусил свой своевольный язык. Распустился!

— Да за что, Сакура-чан? — проскулил белокурый парень. И в душу закралась горькая обида, что даже тут не хотят его признать. Вот же беда какая!

Не говоря ни слова, Сакура тоже обняла друга со спины, и слегка чмокнула его в полосатую щёку, и что-то прошептала на ухо, отчего глаза парня заполыхали демоническим огнём и его взор начал прожигать Учиху, который флегматично смотрел за драма-комедией. Наруто опустил свою руку под стол и через секунду с грохотом поставил литр саке на деревянную поверхность, при этом гомерически усмехаясь.

— Ну что же, брат-теме, и тут я тебя опередил. Сдаешь позиции, — это был вызов, что, как бы ни хотел принимать Учиха, но из-за излишней гордости и инстинктов первенства, которые всегда будут брать верх, уничтожая хиленькую совесть и добрые намерения, придётся принять. Саске лишь в ответ также с мощным стуком поставил перед литровой бутылкой слегка мутной жидкостью, пиалу. Ох, договорился, чёртов Узумаки, договорился…

Время перевалило за полночь, а спокойный ужин превратился в оживлённые дискуссии. Мужчины давно допили ту бутылку с горячим напитком и уже налегали на вторую. Они сильно охмелели, но упорно пытались это скрыть. Наруто всё больше и больше говорил, при этом шутя, а Саске всё больше молчал, дабы, не дай Ками, чего-то лишнего взболтнуть. Сакура и Хината иногда отвлекались от общего разговора, переключаясь на чисто женские темы. Харуно медленно попивала красное вино, которое постепенно расслабило её тело и отстранило от сложных дум. Она не ощущала больше никакой неловкости от довольно-таки близкого контакта с Саске. Девушка, украдкой наблюдая за ним весь вечер и находясь с ним, словила себя на мысли, что больше нет ощущений бешеных бабочек в животе, помутнения рассудка, от которых обычно совершаешь преглупейшие поступки. Теперь она чувствовала на израненном сердце, которое пострадало от неудачной детской влюбленности, умиротворение и робкую радость.

— … теме всегда был засранцем, — вспоминая все оплошности ещё тогда молоденького Учихи, Наруто продолжил рассказывать уморительную историю. — … тогда похитили Сакуру-чан, а мы не смогли сразу её спасти, потому что тот клейкий тип нас намертво склеил, а этот упырь не хотел идти спасать Сакуру-чан, так как для него миссия важнее, чем… Ай, — Узумаки нагло прервала Хината, слегка наступив ему на ногу, чтобы он только замолчал.

Снова воцарилась гробовая тишина, и Наруто, медленно осознавая, что взболтнул лишнее, икнув, потупил вниз виноватый взгляд. Сакура, услышав последние слова, попыталась проигнорировать колкую обиду, ведь они тогда были детьми, которым твердили учителя, что для шиноби важно выполнить миссию успешно и не имело значения, чем придётся рисковать. Она также бы поступила, будучи генином, поэтому обижаться сейчас и раздувать из мухи слона Сакура не видела смысла, да и нет его тут. Это низко и мелочно, даже со стороны обычной женщины.

— Хината, давай я тебе помогу с посудой, а вот некоторым надо немного протрезветь, — перемена темы — очень хорошая тактика.

Учиха был полностью солидарен с бывшей сокомандницей. Нечего тут вспоминать не весть что: прошлые поступки, которые в настоящие время не имели никакой ценности.

Парни встали со стола, стараясь не мешать девушкам, выходя на небольшой балкон, который открывал прекрасный вид на ночную Коноху. Лёгкий августовский ветер еле ощутимо обдал тёплым воздухом стоящих мужчин. Ночное небо напоминало бездну: беспросветную, только где-то в неизмеримой глубине мерцали серебристые звезды. Густой тёмный лес создавал невидимую защиту, будто уберегая деревню от опасности, скрывая её от посторонних глаз. Наруто облокотился на перила и вдохнул ночной прохладный воздух, отрезвляя свои мысли.

— Прости, что ляпнул лишнего, — выдохнув, сказал Узумаки.

Саске ничего не ответил и также опёрся одной единственной рукой о перила, смотря в непроглядную темноту. Учиха уже и забыл про несусветный, сказанный ранее бред своего друга. Что взять с дурака?

— Какие планы?

Саске прикрыл свои тяжёлые веки, которые налились свинцом от дикой усталости и алкоголя. Сейчас последнему наследнику клана не особо хотелось разговаривать, так как в данный момент его тело полностью размякло, что придавало чувство лёгкости и невесомости, а мозг отказывался хоть что-то сформулировать. Полная пустота, но зато приятная.

Да и что ему сейчас говорить. Какие, к чёрту, планы? И что если Саске расскажет ему нынешнюю цель, которая была не совсем радужная и перспективная? Что будет? Наставления или упреки?

— До сих пор не можешь найти свою истину? — Наруто знал, о чём спрашивать и как добиться ответа от хмурого и молчаливого друга.

— Нет.

— Значит, те два года были впустую… — белокурый парень не спрашивал, а констатировал очевидное. — Ты от себя не убежишь, Саске. Ты это прекрасно знаешь, и ты до сих пор себя не простил. Тогда в чём смысл всего этого? Не понимаю.

Саске нахмурил брови и слегка прикусил губу. Во рту собиралась неприятная горечь, а в горле пересохло. Учиха не желал рассказывать про своё путешествие, которое только запутало парня, а, точнее, его пребывание в храме и философские изречения монаха, которые вспоминались каждый день и не давали ему покоя.

— Не совсем… планы есть, но не такие, как у тебя… — Наруто всё понял и лишь слегка усмехнулся.

Всё же Учиху ничто не исправит и никто не вразумит. Но как ни крути — это его путь.

Саске давно для себя решил, чем он будет заниматься в деревне, когда вернётся. В нём текла кровь воина, который не мог прожить и дня без битв. Сущность шиноби давно укоренилась в нём. Быть тенью мира, взвалить на свои плечи непосильную ношу человеческих страданий, чтобы создать светлое будущее, — это и есть его цель: ни больше, ни меньше.

— Зря ты так. Ты знаешь, что такое одиночество и как оно разрушает изнутри. Просто прости себя и не гонись за призраками прошлого. Научись жить, а не существовать.

Саске внимательно посмотрел своими обсидиановыми очами на повзрослевшего Узумаки.

«И где он всего этого нахватался?»

Но всё же парень немного задумался над словами товарища. Почему-то сразу вспомнился короткий давний разговор с ним.

— Саске, ты живешь или существуешь?

— Существую.


Видно, с тех пор ничего не изменилось. Учиха не жил полной жизнью — нормальной, человеческой. А существовал, как будто пережиток своего клана. Это ненормально.

Балконная дверь слегка отворилась, и в проёме показалась миловидная брюнетка.

— Наруто-кун, Сакура-чан уснула за столом — не мог ты её перенести в комнату для гостей…

— Да, конечно. Я сейчас, — девушка юркнула обратно в дом, не закрывая за собой дверь.

— Ты тоже оставайся. Места всем хватит. И не возражай. Ты еле на ногах стоишь, — Наруто похлопал неосознанно по плечу Саске, и только Узумаки хотел перейти порог, как стальная хватка остановила его.

Узумаки повернулся и приподнял бровь, ожидая важных несказанных слов.

— Поздравляю. Ты заслужил, — Саске трудно было говорить какие-либо одобряющие и поддерживающие слова, но он сказал искренне.

Наруто кивнул головой, вновь лучезарно улыбнулся и пошёл в дом, оставляя Учиху со своим воспалённым мозгом наедине.

***


Независимо — кто ты по статусу или половой принадлежности: рабочий или феодал, шиноби или наемник, женщина или мужчина — перед алкоголем все равны. Зайдя на кухню, Наруто не мог понять, что сейчас творилось: или он уже ловил галлюцинации, или всё происходило взаправду. Сакура, которая должна была преспокойно посапывать на столе и которую должен был уложить хозяин дома, сейчас шарила по шкафчикам. Хинаты не было поблизости, так как она пошла в спальню отдыхать. Ведь спорить с Сакурой брюнетка не хотела, потому что сейчас в организме Харуно спокойно распространялся литр красного вина, который не давал девушке трезво оценить ситуацию.

Прочистив пересохшее горло, Узумаки немного непонимающе спросил:

— Сакура-чан, что ты делаешь? — от неожиданности девушка чуть не упала с табуретки. Наруто, испугавшись за физическое здоровье подруги, на заплетающихся ногах стремглав подбежал к девушке, которая зацепилась за дверцу шкафчика, посмеиваясь. Не стоило ей засыпать, так как алкоголь только сейчас возымел верх над телом и разумом девушки.

— Не пугай ты так, — Сакура оказалась в полулежащем положении на покатом плече друга, свесив свои ноги вдоль его торса.

— Ты чего? Отпусти? — посмеиваясь, наигранно приказала Харуно, легонько ударяя своей ладонью по спине Наруто.

Тот в отместку начал подбрасывать Сакуру, которую начало мутить, но звонко хохотать во всё горло она не перестала.

— Да, от…от… пусти, На… На… руто. Сей… час тебе не будет так весело… — вымученно пригрозила опьяневшая зеленоглазая красавица.

За этой умилительно-дружеской картиной наблюдал Учиха, который пришёл попить воды, ибо язык уже присох к верхней части нёба, и после свалить домой с чистой совестью. Наруто опустил Харуно, удостоверяясь в том, что она твёрдо стояла на ногах.

— Так что ты искала?

— Ну, мы так толком и не отметили! Наруто, ты же скоро станешь папой! Ты представляешь? А я — нет! — зрачки Сакуры расширились до предела, и её резкие движения в совокупности с быстрой речью говорили о том, что девушка уже порядком опьянела и находилась взбудораженном состоянии.

— Пойдём спать. А? — Узумаки претила вся эта ситуация, ведь пьяная Сакура — это неконтролируемое и взбешённое розоволосое существо, которое никак не остановить. Да как и все женщины.

— Нет! — Харуно увидела под столом ещё одну целую бутылку с саке и расплылась в ехидной улыбке.

Гулять так гулять! Когда ещё представится возможность напиться с товарищами и доказать, что она не лыком шита и сможет быть с ними наравне? Ох эти пьяные бредни женщин! Узумаки понял, что она увидела опасную дозу не только для себя, но и для мужчин. Неизвестно, что они могут натворить на полный отключенный мозг.

— Ну, пожалуйста, Наруто! — девушка состроила умилительное выражение лица, и с щенячьими глазками пожирала Узумаки. Наруто закатил свои глаза и шикнул. Не мог он устоять перед Сакурой. Да чтоб это женское обольщение!

Харуно хлопнула радостно в ладоши и побежала за увеселительным напитком. Саске прошёл мимо задумчивого Наруто к раковине и, налив в кружку живительной воды, с большими глотками осушил её, прикрывая свои глаза в блаженстве. Жадно поглощая ещё одну порцию чистой воды, Саске искоса посмотрел на Сакуру, которая уже разливала саке по пиалам. Раз, два, три? И для него? Нет, увольте! С него достаточно. Учиха хотел уже ретироваться, но ощутил мертвую хватку на своём плече. Он вполоборота повернулся и заметил горящие глаза Узумаки. Ох, чёрт!

— Ты же не оставишь меня? Или решил снова сдаться? — слащаво пропел блондин.

Сакура, плавно пританцовывая, взяла две рюмки и преподнесла двум парням, которые снова вели немую борьбу взглядами. Парни, увидев перед своими носами пиалы с прозрачной жидкостью, посмотрели в зелёно-кошачьи глаза напарницы, которые горели озорными огоньками.

— Давайте-давайте, — отдавая их порции, Сакура грациозно на носочках прошлась до стола, выгибая своё тело, словно дикая пантера, выделяя женские прелести, которыми она могла уже похвастаться.

После, взяв свою пиалу, она плавно развернулась и лукаво ухмыльнулась. Парни шумно сглотнули, и им стало невыносимо жарко.

«Ками, я же женатый человек…» — мысли хаотично плавали в блондинистой голове. Наруто пришлось крепко зажмуриться, чтобы избавиться от навязчивого наваждения.

«С каких пор у неё появилось такое тело?» — Учиха не мог сфокусировать своё зрение и сощурил свои глаза, чтобы словить образ Харуно.

— Кампай! — крикнула девушка, сразу затыкая свой рот ладонью, вспомнив про Хинату, и тихо пленительно засмеялась и выпила содержимое, сморщив личико.

Мужчины устало выдохнули, но решили поддержать девушку, точнее, Наруто, а Саске от безысходности, так как он уже туго соображал.

Часовая стрелка уже показывала три часа ночи. Около входной двери в полулежащем-стоящем состоянии находились почти три бездыханных тела, еле ворочая языками.

— Я… ик… пойду… мне надо… ик… домой, — сидя на пуфике и стараясь надеть бежевые туфли на высоком каблуке, нечленораздельно промычала Харуно. Наруто, присев на корточки — и его чуть не отнесло в сторону — начал помогать девушке.

— Ты… ты… то… ч…, но уве… ре… на… ик? — розоволосая куноичи только громко гмыкнула и так сильно кивнула головой, что та стала жутко болеть.

Саске стоял с закрытыми глазами, облокотившись о стену. Он пытался хоть как-то протрезветь, но его усилия потерпели крах, как только он открыл глаза и попытался пошевелиться: его начало мутить с неимоверной силой. Это был первый и последний раз, чтобы он прикоснулся к алкоголю.

— Ну хо… ро… шо… ик. Учиха…— пригрозил указательным пальцем Узумаки. — … смотри мне за Са… ку… ро… ой…чан… Усёк?

Учихе это явно всё надоело. Как же он хотел завалиться спать в своей квартирке, и чтобы его сутками не трогали. Больно схватив уже полностью неадекватную Харуно за запястье, Саске поволок её из дома. Девушка только успела охнуть и помахать рукой на прощение сползающему вниз Узумаки, которого вовремя подхватила сонная и обескураженная Хината. Она то думала, что все мирно-тихо спят…

Они шли по узким тёмным улочкам, которые еле освещали фонари. Летала приставучая мошкара, и где-то стрекотали кузнечики. Саске шёл быстро, таща за собой Харуно, которая, словно тряпичная кукла, еле переставляла ноги. Учиха пытался как можно скорее протрезветь и снова контролировать своё тело и мозг, ведь, даже будучи пьяным, он не мог дать себе в таком состоянии слабину. Сакуре, наоборот, нравилось это ощущение свободы и вседозволенности: уже было всё равно на завтрашний день, ведь есть только «сейчас», от которого хотелось взять всё. Девятнадцатилетней девушке хотелось громко хохотать, вести себя своевольно и исполнять дикий танец бешеных бабочек. Её воодушевление исчезло, когда она на ровном месте подвернула лодыжку, умудрилась сломать каблук, приземляясь на пятую точку, и потянула за собой брюнета. Ками-сама, что Саске устоял на ногах и только нагнулся над девушкой, раздражённо смотря на недоуменную Харуно, которая выглядела невинной овечкой.

— Почему я не могу встать? — Сакура чётко задала вопрос, только неясно кому, и нахмурила брови.

Она искренне не понимала, почему не могла подняться с места, ведь у неё ничего не болело. Харуно так бы и продолжила пялиться на свою повреждённую лодыжку, если бы Учиха молча, резко и раздражённо не закинул бы проблематичную девушку на своё плечо.

— Ну не так же резко, Саске-ку…

— Помолчи, — Сакура обиженно фыркнула и полностью повисла на сильном плече брюнета.

Вот всегда так — никакого уважения! Но она всё ему выскажет, наверное…

От ощущения его большой и горячей ладони на бедре, диафрагма девушки сузилась до чёрных мошек в глазах: то ли от положения её тела, то ли от интимного прикосновения. Сакура облегчённо выдохнула, когда поняла, что её платье не задралось, но одновременно её смутило то, как её пикантное место находилось слишком близко к нему: все её внутренности сжались с такой силой, что низ живота начало неприятно покалывать.

Болтаясь, как одинокий буёк в море, Харуно смотрела на ноги Саске, на сексуальные ноги Саске. После её взор переметнулся на другую часть его тела, которая была не менее привлекательна. От долгого созерцания пятой точки брюнета, в розоволосой голове проскочила шальная мысль.

«Интересно, какая она на ощупь?» — Харуно дерзко и смело потянулась своими ручонками к заветному месту, даже не задумываясь, что если, не дай Ками, она завтра вспомнит о своём распутном поступке, как и он, то её сожрут совесть и стыд. Но завтра — это завтра, и девушка медленно опускала руки, прикусив от трепещущего любопытства нижнюю губу и после высунув кончик языка. И вот добравшись до пункта назначения, она впилась своими худыми пальчиками в мягкую часть тела. Хотя она не была такой мягкой, как думала девушка.

«Как камень…» — розовласка от удивления открыла рот форме буквы «о».

Саске резко дёрнулся и остановился, чуть не уронив обнаглевшую ношу.

— Ты что делаешь? — почти с рыком прошипел парень.

— Прости, я не думала, что она такая чувствительная у тебя…

Сакура помотала головой и всё-таки решила устроить небольшой допрос мужчине. Она сегодня смелая. Раз уж позволила себе такую вольность, то безобидные вопросы — просто ничто.

— А ты когда собираешься взяться за возрождение клана? Нашел себе девушку? А ты надолго тут? Почему не отвечаешь? Как прошло путешествие? Расскажи…

— Ещё одно слово, и пойдешь сама, — Учиха кое-как выровнял своё сердцебиение и укротил порыв гнева, при этом еле сдерживая тошноту, зашагал на ватных ногах дальше.

Он уже пожалел, что не отвёл её домой, но другого то выбора не было. Тут или к ней или к нему — третьего не дано. Уж слишком плохо себя чувствовал носитель Шарингана. Вот надо было уходить от четы Узумаки? Подходя к серому бетонному дому, который был обвит железными трубами и непонятными зарослями, Саске облегчённо выдохнул и зашёл в свой тёмный подъезд, в котором давно перегорела одна единственная лампочка и в котором витал запах сырости; парень поднялся по узкой лестнице на второй этаж. Учиха нагнулся и хотел уже грубо стащить с себя обмякшее тело бывшей напарницы, как услышал глубокое девичье сопение. Он ненавидел всех. Всовывая ключ в дверную скважину, Саске со скрытой злостью матерился, дабы хоть как-то выплеснуть своё раздражение и свой физический дискомфорт, которому поспособствовала Харуно. Глупая, глупая девчонка со своими шаловливыми маленькими ручонками и в коротком платьице! Наконец-то открыв дверь, которая минуту назад должна была гореть чёрным пламенем, черноокий мужчина, не разуваясь, прошёл в комнату и упал вместе с девушкой на жесткий матрац, забываясь сном.

«К черту всё!»
Утверждено Evgenya
nastawedina4481
Фанфик опубликован 19 ноября 2016 года в 17:40 пользователем nastawedina4481.
За это время его прочитали 168 раз и оставили 0 комментариев.