Статья про нового персонажа из 3 сезона Наруто - Боруто Узумаки

Лотос. Глава 7.

Категория: Другое
Бетонные стены, покрытые мхом и плесенью, стали маленькой преисподней для заключённого. Кроме разбитой раковины, отверстия, которое смутно напоминало туалет, и грязного футона, в маленькой камере больше ничего не было. Даже окна, метр на метр, не наблюдалось. А ведь от такого разъедающего аромата можно давно с ума сойти и умереть. Но человеку, который находился там, было всё равно, ибо не осталось больше сил, чтобы даже нормально дышать. Он — один единственный заключённый, за которым пристально следила охрана. Так как он — уникальный экземпляр улучшенного генома, поэтому и требовал иных мер. Заключённый сидел, облокотившись о бетонную стену, и пытался восстановить дыхание, ведь моральные пытки, печать, которая подавляла чакру, и отсутствие нормальной еды сильно подорвали здоровье молодого человека.

Скрип железной двери и яркий свет ослепил парня, беспощадно впиваясь в глазные яблоки. Тюремный надзиратель поставил на пол кружку с водой и коричневую похлёбку, при этом делая всё это с отвращением. Он знал, кто находился в данной камере, и поэтому ему хотелось заставить этого юнца ещё больше страдать. А всё почему? Потому что заключённый — монстр. Проработав здесь десять лет, он начинал понимать, что тут — жалкое отродье, которое едва ли напоминало человека. Таких уже не спасти.

Дверь захлопнулась — и снова тьма.

И так каждый день. Саске уже сбился со счета, сколько он тут: месяц, два или несколько лет? Его биоритмы вышли из строя. Теперь он не знал, что сейчас: день или ночь? Голова шла кругом. Он уже не отличал реальность от иллюзии — и всё из-за пыток, которые применяли именно в этой тюрьме. Здесь находились самые опасные преступники, а, точнее, монстры, которые потеряли навсегда свою человеческую сущность. Тюрьма Сэн Химе находилась на небольшом острове посредине океана, который окутан густым туманом. В самой морской пучине обитали гигантские существа, которые не прочь полакомиться живой плотью. Но не это самое пугающие. Каждый день слышны дикие, гортанные крики заключённых. Та самая пытка, от которой они сходят с ума, ведь физическое насилие для них ничто. Как только наступал рассвет, в камеры просачивался дым, который погружал их в иллюзию. Она пробуждала те ужасные воспоминания, которые так хотелось забыть.

Только Саске ещё не издал ни одного звука, мужественно перенося все это. Ему ведь не в первый раз пришлось переживать события той ночи. Но подсознание стало играть с ним в совсем другую игру, в которой нет пощады. Снова пустили газ, и Саске попытался задержать дыхание, но не смог. Слишком слаб теперь. Белое газообразное вещество постепенно стало проникать внутрь, перемещаясь по организму с помощью циркуляции крови.

«Чёрт, снова! Лучше сдохнуть, чем каждый раз терпеть это».

Газ начал своё действие. Глаза парня закатились, рот приоткрылся, и через него выступила тонкая ниточка слюны, а дыхание почти исчезло.

Раз. Два. Три — и первый крик за три месяца вышел наружу. Теперь Учиха бился в конвульсиях, вопя нечленораздельные слова.

Человек за стенкой победно улыбнулся.

«Наконец-то ты сломался. Теперь твоя сила глаз станет ещё совершеннее», — высокий мужчина в дорогом чёрном костюме наслаждался криками своего будущего сосуда.

Учиха потерял контроль над своим телом и разумом, который исказил его прошлые воспоминания: теперь он стоял на месте Итачи и с маниакальной улыбкой и блеском в глазах потрошил тела родителей, клана, друзей. И он получал райское наслаждение. Его до безумия доводили тёплый запах крови, изуродованные тела его близких. Но другая его часть со слезами на глазах просила остановиться, кричала, но всё безуспешно. Тёмное «я» Саске, услышав жалкую мольбу, медленно начало подходить к самому Саске, при этом вытирая катану от крови.

— Иди сюда, — хищно улыбнулась тёмная сторона.

Другая сторона Саске в виде девятилетнего мальчишки испуганно смотрела на взрослого себя и отрицательно махала головой.

— Ну же, не бойся, — протянул окровавленную руку. — От себя не убежишь, Саске. Ты это я. Пойдём со мной, и ты больше не почувствуешь боли, а только божественное наслаждение. Тебе будет хорошо, — лживая улыбка украсила уста Учихи.

Паренёк резко вскочил и рванул с места. Он бежал по длинным коридорам, которые казались бесконечными. Сердце отбивало чечётку, лёгкие горели, а глаза застилала пелена слёз. Мальчишка споткнулся об невысокий порог и с грохотом упал на деревянный пол. Поджав ноги под себя, Саске начал плакать и просить помощи, но никто не пришёл, как бы он ни звал.

— Тьфу, глупый мальчишка! — и мужчина пару раз взмахнул катаной, будто разрезая воздух, и пошёл искать свою мизерную, светлую часть, чтобы наконец-то с ней расстаться навсегда.

***


Саске застонал от боли во всём теле. Харкнув на пол сгусток бордовой жидкости, он убийственным взглядом посмотрел на железную дверь. Сейчас в нём клокотало не что иное, как самая настоящая ярость, ведь пять минут назад его избили охранники тюрьмы, потому что он не человек. Они, до избиения, от скуки затрагивали самые больные и запретные для него темы, хотя эти надзиратели толком не ведали о прошлом брюнета, но знали, что для любого преступника тема «семья» уж сильно бьёт под дых. Учиха терпел все эти насмешки и всю эту желчь в его адрес, ведь если он показал бы своё слабое место, то они от него точно не отстали бы. Но, видно, одному из этих «справедливых» людей надоело безразличие парня, и коренастый мужчина подошёл к пленнику, и взял его за скулы, и, сжав их до хруста костей, повторил те же слова. Саске отчётливо понимал, что если он хоть как-то попытается воспротивиться, то потом они отыграются по полной. Но каждое слово надзирателя отбивалось щелчком в голове юноши, выпуская его гнев.

«Сдохни. Твои родители должны также сдохнуть, так как породили чудовище на свет».

Мужчина не успех договорить, так как парень со всей силой ударил своей головой об его лысую черепную коробку. Застонав от боли, надзиратель шлёпнулся на задницу, потирая своё ушибленное место. Его товарищи гоготали над ним. Им нравилось смотреть за жалкими потугами парнишки, который яро пытался защитить светлую память о родных. Но смех прекратился, когда Саске ногами обвил шею обидчика …

… дыхание спёрло, и они судорожно смотрели на то, как их коллега пытался выбраться из мертвой хватки заключённого…

«Как он смог?» — только и бился в их головах этот вопрос.

… и свернул её.

Молчание. Шок. Что только что произошло? Осознав, что их коллега мёртв, трое мужчин подбежали к парню и с остервенением начали его избивать. Учиха пытался защититься от ударов, но обезумевшие охранники так были поглощены гневом, что забыли про всё. Злость сменилась на садистское удовольствие. Один схватил за волосы Саске и начал бить его голову об стенку так, что был слышен глухой стук и раскол черепа. Единственная рука была сломана, так что кости порвали бледную кожу парня и торчали теперь снаружи. Кисть вывернута, пальцы сломаны. На лице не было живого места: огромные гематомы, ссадины, кровоточащие раны. Но он отдавал отчёт своим действиям, поэтому сейчас терпеливо принимал удары охранников.

Слишком он дорожил воспоминаниями. До боли. До контузии. До помутнения рассудка. Это всё, что у него было. И никто не посмеет это у него отнять.

Один из этих мужчин пришёл вовремя в себя и остановил других, понимая, что их господин будет к ним не благосклонен после этой выходки, и поэтому они, взяв труп напарника, вышли из камеры.

Саске слегка ухмыльнулся.

Ну, кто ещё из них чудовище?

Теперь он почти при смерти лежал на грязном и вонючем полу, который так и кишил разными мерзостями. Но его это уже не волновало. Веки налились свинцом, и от этой тяжести они начали смыкаться. Неужели это его конец? Так и чувствовались мёртвый холод и гнилой запах смерти. Даже после последнего боя с Наруто Учиха не ощущал себя так ужасно. Больше тут сказывалось его психическое состояние. Он здесь три месяца и пять дней и уже истощён до предела. Это не только видно по внешним признакам: вес около пятидесяти килограмм, выпирающие кости, и не осталось уже тех стальных мышц. Но и по внутреннему состоянию брюнета, ведь каждодневные пытки постепенно ломали его, как соломинку. И вот теперь замученный прихотями Судьбы Саске ждал, когда его сердце перестанет биться…

***


Тем временем в кабинете Хокаге царила угнетающая обстановка.

— Уже прошло три месяца, а мы ничего не предпринимаем! — это был не крик, а ор, самый настоящий гортанный ор Наруто Узумаки.

Он негодовал от всего этого. Мало того, что они проиграли дело и теперь Учиха, так сказать, на нарах, так ещё какой-то очередной псих пытался забрать глаза Саске, а они тут сидели и задницами не шевелили. А как с этим, простите, мириться? Правильно — никак. Поэтому Наруто сегодня сам отправится в это проклятое и богом забытое место и вытащит Учиху, чего бы ему это ни стоило.

— Все идёт согласно плану. И не маячь перед глазами — это утомляет, — адвокат был морально готов к закидоном этого белобрысого паренька, но вот такого ора и гнева он не ожидал.

— Какой, к чёрту, план? Ты вообще думаешь, о чём говоришь, ублюдочный извращенец?!

Наруто только сегодня узнал тайный план этого «ублюдочного извращенца» и своего бывшего наставника. С каждым словом Узумаки сначала бледнел, а позже раскраснелся от гнева, и даже глаза стали гореть алым оттенком. Три месяца, три проклятых месяца парень изводился от своего бессилия, что он не смог помочь другу. А сейчас ему говорили, что так всё должно быть, то есть Саске должен был попасть в эту тюрьму. Для чего? Почему? Знал ли он тоже?

— Так. Ты меня уже достал, щенок! — хлопнув со всей силой ладонью, проговорил мужчина. — Сядь и умолкни, а иначе навсегда закроешь свой рот! — рявкнул он.

От злости у него аж желваки ходуном заходили.

Хатаке всё это время спокойно сидел и то и дело хмурил брови. Пока его нерадивый ученик орал как горлопан, он пытался досконально проанализировать решающий и последний этап их плана. Какаши знал всё изначально, ведь именно в тот вечер мужчины спланировали всё заранее.

Наруто проглотил комок обиды и сел на диван. Всё-таки придётся выслушать их и потом незамедлительно спасать Учиху!

— Так, а теперь слушай меня внимательно, понял? — тот лишь слегка кивнул. Деться-то некуда уже. — Никто о нашем плане не знал, кроме меня, Хокаге и бледнолицего паренька… — почесал затылок. — Ну… ещё такой с глупой улыбкой…

— Это Сай, — буркнул Узумаки. — Как всегда, даже такой момент… ублюдок…

— Ах, да, Сай, — прочистив горло, Сакамото продолжил. — Как я тебе уже сказал, Саске был приманкой, поэтому я и не пытался что-то предъявить на суде, тем более мы и так не смогли бы это сделать…

— Почему?

— Да что за ребёнок?! Не перебивай, и ты всё поймёшь, — мужчина уже выл волком от глупости и упёртости этого солнечного паренька.— Наруто, ты уже немаленький мальчик, и тем более герой войны, но всё равно не можешь думать как взрослый.

— Ба-а-а, говори уже нормально! Кто вообще за этим стоит?

—Хн, это…

***


Дверь в камеру со скрежетом открылась. На пороге стоял мужчина, который не торопился проходить внутрь. Его безжизненные глаза осмотрели холодную и грязную одиночную камеру, и его взгляд остановился на девушке, которая, словно робот, перебинтовывала заключённого.

— Нори, ты закончила? — его леденящий тон раздался эхом в помещении.

— Да. Господин.

— Замечательно. Теперь ты свободна.

Девушка не стала мешкать. Быстро и аккуратно сложила медикаменты в сумку и поспешно удалилась из камеры. Тот лишь усмехнулся покорности своей приближённой.

Страх — это манипулятор людьми.

Саске пытался разобраться, где сейчас находился. В голове стоял звон, и всё тело болело. Он не помнил, сколько пролежал в бессознательном состоянии, но когда очухался, то увидел перед собой молодую девушку, которая оказывала ему первую медицинскую помощь. Саске хотел бы спросить сразу: «Ты кто? Что надо?» — но сил не было даже языком пошевелить. На его удивление, странная особа молчала всё это время, на него не смотрела, но зато методично вправляла вывихи, смазывала непонятной мутно-зелёной дрянью его раны.

— Ну, здравствуй, Учиха Саске. Наконец-то мы с тобой встретились, —господин прошёл внутрь и медленно начал подходить к заключённому.

Он двигался грациозно и уверенно. Его прямой стан делал его ещё более величественным, всемогущим. Чёрный костюм, идеально вылизанные, лакированные ботинки и его аристократическая внешность создавали впечатление, будто он — наивысшее существо этого мира.

Мужчина присел на корточки напротив Саске и бледными длинными пальцами взял его за подбородок. Учиха исподлобья кинул на темноокого свой ненавистный взгляд. Тот лишь расплылся в дьявольской улыбке и наслаждался таким захватывающим зрелищем. Мужчина с каждой секундой тонул в агатовых глазах своего будущего сосуда. Да, эти глаза — истинная сила, с которой он станет непобедимым. Станет единственным и вечным правителем этого мира.

Учиха узнал этого мужчину.

***


— Это Озэму, а, точнее, Верховный Судья Пяти Стран.

Сакура, которая вошла в кабинет Хокаге, от шока выронила папку с отчётами. Наруто лишь нахмурился. Он не сильно удивился, потому что, когда проходило судебное разбирательство, его много что насторожило, а, в частности, странный взгляд судьи на обвиняемого. Этот взгляд был плотоядным и ликующим.

— А вот и Вишенка пришла моя, — адвокат по-доброму улыбнулся розовласке и поманил её рукой, чтобы она подошла к ним.

Сакура помотала головой и, извинившись за свою бестактность, поспешно решила уйти, как Сакамото схватил её за руку.

— Ц, нет принцесса, теперь и ты участвуешь в этом деле, — Сакура только и распахнула от удивления свои малахитовые глаза и непонимающе посмотрела на мужчину.

Столько времени прошло. Её никто не посвящал в это, даже Наруто ничего не говорил своей напарнице. А тут они хотят её вмешать… во что?

— Эй, старик, я чего-то не понял. А Сакура-чан для чего тут? — Наруто просто бесила недосказанность всех здесь присутствующих.

От безысходности он сел на пол и вцепился мёртвой хваткой в свои блондинистые волосы.

— А она нам поможет, даже очень. Ты же медик, Сакура? — девушка лишь кивнула. — Вот и отлично. А теперь слушаем, ну, очень внимательно, заключительную часть нашего плана. И дважды никто не будет повторять. Какаши-сан?

— Да. Итак…

***


«Это же тот судья».

— Вижу по твоему выражению лица, что ты меня узнал. Значит, не надо мне представляться. Вот и славненько, — мужчина повертел головой парня. — Идеально… — он зачарованно прошептал.

Саске никогда не любил, что к нему кто-то прикасался. Вот и сейчас в нём горело лишь одно желание — сжечь чёрным пламенем этого ненормального. Учиха всё это время много о чём думал, и основной пищей для его размышления стал один вопрос: «Что тут происходит?»

То, что суд был подставой, было и так ясно, и не надо ходить за этим к жрице или оракулу. Но вот, почему у него была усиленная охрана и ещё эта незнакомка его лечила, было уже непонятно.

Но когда пришёл этот мужчина, то Саске будто током шандарахнуло от прозрения. Он понял: этому человеку нужны его глаза. Но почему сразу не забрать? Зачем всё это?

«Если бы меня сразу прикончили, то у него была бы масса проблем, значит, он ждёт, когда я скончаюсь…»

— А ты стойкий. Не думал, что три месяца тут продержишься. В начале ты даже ни одного звука не издал. Думал, что вообще не человек ты, но после… Твои мольбы, гортанные крики просто ласкают мои уши… — господин отпустил подбородок юноши, но не собирался отстраняться от него.

Он провёл своей ладонью по щеке Саске и также маниакально улыбался.

— Я думал, что ты сломался. Что уже не хочешь больше жить. Видно, я ошибся. Но это мы исправим…

Озэму схватил Саске за шею и приблизил его лицо к своему на максимальное расстояние. Мужчина собирался его сломать окончательно. Растоптать его веру или крупицу надежды то, что спасало этого паренька от тьмы. Пора потушить свечу надежды.

— Саске, сдайся, и твои страдания прекратятся. Твоё существование уже было ошибкой, — он выплевывал каждое слово, пропитанное желчью. — Ты не изменишься никогда. Ты рождён был во тьме. Это и есть твоя сущность.

— Заткнись! — эти слова были правдой.

Той правдой, которую Саске принял. Да, он считал себя монстром, убийцей, прогнившим человеком. И сейчас этот мужчина вслух озвучивал его правду.

— Ты мститель. Ты такой же, как и я. Ищешь силу. Вот смысл твоей жизни — месть и сила. Как бы судьба бы не повернулась, ты бы всё равно предал клан, друзей, возлюбленную. Ты — предатель, который выберет путь одиночества и боли.

— Замолчи! — рявкнул Саске.

Больно, больно слышать свою правду.

— Рано или поздно ты бы убил свою любимую матушку, ненавистных тобою отца и брата, друзей. Всех бы убил, — мужчина пристально смотрел в глаза своей жертвы и, не обращая внимания на жалкие попытки парнишки хоть как-то остановить эту ужасную пытку, продолжал говорить. — Ты ребёнок, порождённый тьмой. Смирись с этим.

От этих слов Саске сильно зажмурился: голова закружилась и разум помутнел.

«Нет, нет…»

«Да, Саске, да. Я тебе говорил это, не раз. А ты, поджав хвост, всё время от меня убегал. Зачем? Он прав во всём Саске. Сдайся», — второе «я» Саске сразу проснулось и начало мучить парня.

«Заткнись, свали с моей головы…»

«Куда я пойду? Ты — это я. Смирись. Тебе больно — так отдай мне свою боль. Я защищу тебя…»

Учиха-младший схватился за свою голову и стал судорожно дышать. Он начал терять реальность. Снова конвульсии. Снова истерический припадок.

Озэму победно улыбнулся. Да, теперь его цель будет достигнута…

***


— Всем ясно?

— Хай!

Команда из пяти человек выбежала из резиденции Хокаге и направилась на секретную миссию, в которой ошибки не имеют места.

Шиноби бежали сутки, не останавливаясь, до Страны Воды. При обычном раскладе они бы смогли добраться до страны через неделю, но так как время катастрофически не хватало, то, приняв специальные пилюли по увеличению запасы чакры, спасательный отряд смог быстро добраться до нужного места.

Команда из пяти человек стояла на берегу моря.

— Нинпо: нарисованные звери! — и через мгновение появились большие птицы.

Больше не мешкая, шиноби забрались на пернатых созданий. Погода была неблагоприятная. Серые и массивные облака, из которых крупными каплями лил дождь, сильный северный ветер — всё это усложняло полёт над бушующим океаном.

Сакура от резкого порыва ветра вцепилась крепкой хваткой за мужчину. Тот лишь довольно улыбнулся. Девушка посмотрела направо, чтобы удостовериться, что с напарниками всё хорошо. Сай летел один впереди, а Наруто и Шикамару — правее от Сакуры и Сакамото. Девушка сосредоточилась на повторении плана в уме. Когда они находились ещё на суши, Сакамото ещё раз повторил план действий.

«Для начала Сай разведает обстановку».

Большая птица порхала над тюрьмой.

—Нинпо: нарисованные звери! — и тысяча черных мышек полетели вниз.

«После того как он разведает ситуацию, мы разобьёмся на две команды, а Сай останется снаружи».

— Наруто, Шикамару, вы ищете лабораторию Озэму и собираете важные улики!

— Хай!

Две команды разбежались в разные стороны.

«Я и Сакура ищем камеру Саске и вытаскиваем его оттуда».

— И тут его нет, — прошептала девушка. — Где же ты?

Они обежали два этажа. Остался последний.

—Тут нет.

— И здесь.

— Сакура, быстро сюда: я нашёл! — Харуно прибежала до места, где стоял Сакамото. Возле него валялись обездвиженные тела, а сам мужчина стоял около открытой двери. — Я чувствую его чакру здесь, но его самого уже здесь нет…

***


Саске еле дышал. Приступ прошёл, и его настигла настоящая апатия. Для чего? Почему? Слёзы от едкого дыма сами лились из глаз по равнодушному выражению лица. Он принял свою участь и готов был уже сдаться, но эти голоса…

«Я никогда не сдамся! Даттебайо!»

«Я всегда буду любить тебя…»

«Отец много говорит о тебе…»

«Саске-кун, ты нужен нам…»

Вспоминая картинки из детства, в груди зародилось приятное тепло, которое притупляло физическую боль. Невольно вспомнился образ непутёвого друга.

«А как бы он поступил?» — Саске с трудом усмехнулся. Отлично, теперь он просит совета у этого неудачника.

«Хотя кто ещё из нас неудачник?»

«Я никогда не сдамся! И стану Хокаге!»

Да этот дурак вечно кричал: «Хокаге», «Хокаге», — но его мечта постепенно начала сбываться. Наруто медленно, но уверенно шёл к своей мечте. Несмотря на падения, он вставал и продолжал идти дальше.

А что Саске? Раз упал и больше не встал. Он предпочёл быть во тьме и свернуть с пути. Да у него даже нормальной мечты-то не было, не считая возрождение клана. Это даже не мечта, а долг перед кланом.

Этот Озэму, после своего визита, думал, что растоптал парня окончательно. Но он не подумал, что его слова могут дать противоположный эффект. Парень захотел бороться за жизнь. Да, сейчас Саске хотел жить. Это желание росло с большой скоростью, и парень чувствовал, как сила возвращалась к нему. Он не отдаст силу клана, глаза брата. Нет, он должен выжить, ведь тогда жертва клана и его брата будет напрасной… Саске успокоился и минут двадцать находился в неподвижном состоянии.

— Аматерасу! — и на цепях появился чёрный огонь, который уничтожил их за долю секунды.

Учиха не так прост, как кажется. Всё это время он копил чакру в себе.

«В любой технике есть свои слабые места», — именно слова Итачи помогли ему найти изъян в технике, которая подавляет чакру.

Учиха пустил свою чакру в обратном направлении и в огромном количестве, и это послужило рассеиванию техники. Хоть Саске не обладал идеальным контролем чакры, но попытка не пытка…

На затёкших ногах он поднялся и также сжёг дверь. Теперь осталось найти этого ублюдка и прибить. Ему-то терять нечего. И тем более брюнет в глубине душе знал, что они придут.

***


— Но где же он? — неужели опоздали?

Сакамото нахмурил брови и пристально изучил поверхность двери.

«Эта техника… Ха, вот же гаденыш! Смог выбраться», — мужчина усмехнулся.

Дух Учих не сломить.

— С ним всё нормально — я так надеюсь. Он сбежал. И, видно, отправился к Озэму, — адвокат развернулся в другую сторону и побежал, при этом крича напоследок. — Сакура, за мной!

Девушка, не раздумывая, побежала следом. Её взгляд был серьёзен как никогда.

«Некогда мне тут сопли раздувать. Мы спасем тебя, Саске-кун. Только дождись…»
Утверждено Aku
nastawedina4481
Фанфик опубликован 22 июля 2016 года в 23:34 пользователем nastawedina4481.
За это время его прочитали 548 раз и оставили 0 комментариев.