Статья про нового персонажа из 3 сезона Наруто - Боруто Узумаки

Лотос. Глава 5

Категория: Другое
— Сакура…

Девушка несколько секунд не могла разобрать, кто является обладателем мужского голоса. Она его точно знала, но этот тембр не того человека, о котором она подумала. Сгорбившись и зажмурившись, Сакура повернулась лицом к мужчине.

— Какаши-сенсей? — одновременно удивление и облегчение появилось на её бледном лице.

— И почему ты тут стоишь?

— Я… я… — Харуно не знала, что ответить, так как ещё прибывала в небольшом шоке.

Бывший наставник посмотрел вперед и нахмурил слегка брови. Сюда он пришёл немного позже Сакуры, так как в душе появился червячок волнения за своего ученика. И тем более кто знает, что придет в голову Учихе?

Недоверие? Скорее нет, чем да.

Какаши спрятался за деревом и увидел, что Сакура тоже здесь. Ему стало интересно, что предпримет юная куноичи. Но он никак не ожидал, что девушка возьмёт и просто уйдёт. Хатаке видел, в каком состоянии Саске, и понял, что она испытывает страх перед ним. Надо что-то с этим делать. Сын Белого Клыка пристально смотрел вдаль и старался подобрать нужные слова.

— Сакура, почему ты тут стоишь, а не там? — он указал пальцем место, где сейчас находился Саске.

Девушка удивлённо посмотрела на своего учителя. Она никак не ожидала услышать от него такое. Седовласый мужчина понял, что немного некорректно задал вопрос, но ему нужно знать, почему же она стояла в укрытии и молча наблюдала, ведь раньше девушка, не задумываясь, ринулась бы к парню, чтобы помочь. Какаши было важно знать причину её таких действий.

— Я не могу, — сжав свои кулачки и потупив взор вниз, розовласка тихо сказала. — Я не могу. Ведь… я не смогу ему помочь, — ещё чуть-чуть, и она не смогла бы себя сдерживать.

«Что за жалкое зрелище», — усмехнулась сама себе Сакура.

Хатаке внимательно вслушивался в каждое её слово и обречённо выдохнул.

— Сакура, — как-то необычно мягко произнёс Хатаке её имя, продолжая смотреть вперёд. — Неважно, испытала ли ты то, что пережил он. Главное здесь — желание помочь и понять его. Люди могут пережить одни и те же страдания, но не каждый сможет помочь другому, — Какаши хотел объяснить то, что она тоже может понять его, несмотря на то, что у неё жизнь красочнее, чем у Саске или Наруто.

«А смог ли ты, Саске, понять боль Наруто?»

— Поэтому я оставляю всё это на тебя, — улыбнулся седовласый мужчина и потрепал девушку по нежно-розовым волосам.

Та округлила свои изумрудные глаза от удивления.

— Я знаю: ты справишься, — и шиноби растворился в воздухе.

Какаши мог сказать, что всё будет хорошо и что он все сам уладит, как несколько лет тому назад. В те времена Хатаке не хотел всё взваливать на хрупкие девичьи плечи, так как мужчина был уверен, что сможет достучаться до Саске. Но и здесь он ошибся. Снова. Может, это эгоистично с его стороны, но больше он не будет ограждать розоволосую девчушку от жестокой и несправедливой реальности. Может, у неё лучше получится пробить нерушимую стену, который возвёл Учиха, чтобы отгородиться от всего мира. Он верит в неё. Сакура смотрела на то место, где буквально несколько секунд был её бывший учитель. Девушку разрывали два чувства: страх и любовь. Внутри шла настоящая борьба. От нахлынувших эмоций она с силой сжала кулаки так, что аккуратные ноготки впились в нежную кожу, и маленькие алые капли падали на землю.

«Все, хватит! Я это сделаю. Ему нужно помочь. Хоть я и не знаю, что буду делать, но доверюсь своему сердцу», — девушка развернулась на сто восемьдесят градусов и побежала со всех ног к нему, словно он умирал.

Дождь нещадно бил землю, образуя на её поверхности большие и глубокие лужи. Парень всё это время сидел на коленях, в которых пульсировала боль. По его щекам стекали капли дождя. Он с остервенением стирал костяшки о землю. В нём клокотала злость, ненависть к себе.

Она бежала к нему так отчаянно и, не жалея себя, с грохотом упала на колени.

Он замер. Его крепкий торс обвили чьи-то дрожащие и холодные руки. Он почувствовал чьё-то сбивчивое дыхание, и его рука повисла в воздухе.

— Прошу: остановись, — от этих довольно знакомых слов его сердце замерло. Через секунду он почувствовал, что невидимая игла застряла в груди, не давая ему нормально дышать.

От этих прикосновений ему было физически больно, словно они стали катализатором его эмоций. Из-за этого теперь они разъедали парня изнутри. Ему было невыносимо больно.

— Что ты тут делаешь? Тебе тут не место, — Саске говорил с нескрываемой злостью. — Уходи, — это последнее предупреждение с его стороны.

— Нет, — тихо, но уверенно произнесла она. — Позволь хоть на немного залечить твои раны.

Саске от этой просьбы горько усмехнулся. Ну что может сделать эта девчушка? Каким образом она сможет залечить его душевные раны?

— Ты не всесильна.

— Я знаю, — её выдох разочарования. — Но я попытаюсь… — шёпотом произнесла она. — Я не оставлю тебя…

Она сильнее прижалась к нему и лбом уткнулась в сильную спину парня. Тот непроизвольно вздрогнул. На смену неприятным ощущениям пришли совсем противоположные. Тепло постепенно начало растекаться по телу. Стало легче дышать. Он не решился её отгонять. А смысл? И сил не было.

Крупные капли всё бились и бились о землю, не щадя никого и ничто. Ветер свистел так, что непроизвольно пробивал дрожь по телу. Их одежда уже давно промокла. Они сидели в глухой тишине, не пытаясь её прервать. Саске находился в какой-то прострации. Не было ни одной мысли. Он полностью отдался в небытие. Он не чувствовал холода; его не напрягало то, что весь в грязи и полностью промок. Его не волновало его состояние. Мышцы напряглись, когда он ощутил дрожь, которая исходила не от его тела. Парень выпрямился. Девушка сразу убрала руки от него и села более прямо. Саске повернул голову и увидел, что она склонила розовую макушку и её ладошки уже лежали на коленях. Тело тряслось, зубы стучали, но она упорно старалась держаться достойно, не показывая своего состояния.

Девушка продрогла до костей, но сдаваться не собиралась. Холод — это мелочь сейчас.

Парень решил, что пора прекращать это издевательство. Его начали раздражать её глупые действия, её голос и забота, ведь именно они могли сделать трещину в его абсолютной защите. Она должна бежать от него. Спасаться. Но девушка упрямо шла за ним. От одной мысли, что снова придётся сделать ей больно, внутри разгоралось пламя неистовства. Злость начала будоражить его кровь. Учиха перестал контролировать свои действия и эмоции и развернулся к ней.

На его щеку сразу легла её маленькая и холодная ладошка, и Сакура в упор смотрела в его глубокие и тёмные глаза, стараясь понять его.

— Ты как, Саске-кун?

Саске не ответил. Он резко схватил её за тонкое запястье и приложил ладонь к своей жилистой груди. Что-то внутри лопнуло.

— Как я? — кривая усмешка исказила его потрескавшиеся и сухие губы. — Что ты сможешь сделать, Сакура? Вылечить дыру в моей груди? Не смеши.

Её поджатые губы, нижняя челюсть предательски начала дрожать, в глазах шипела солёная жидкость.

— Как ни старайся, но ты не сможешь ничем мне помочь. Тебе не понять…

— Хватит! Много чего ты понимаешь, — внутри Харуно рождались обида и гнев.

Сакура прожигала его своим взглядом. Она не хотела задевать эту запретную тему.

— А ты… Ты смог понять Наруто? Смог его поддержать, когда был нужен? — она себя не стала сдерживать, отдаваясь воле чувств.

Девушка высказывала ему всё, но ни слова о себе.

— Замолчи, — он сделал рывок на себя — и девушка была прижата к его груди. — Ни слова больше, а то придушу, — Саске буквально прошипел эту фразу прямо над её ухом.

Её слова разрывали и так покалеченную душу.

— Пусти.

«Я вновь ничего не смогла сделать».

Он ослабил хватку, но не убрал руку. Девушка оперлась руками о его сильную грудь, создавая невидимую преграду. Её уста приоткрылись, чтобы что-то сказать, но сразу отдернула себя от этой затеи. Сакура подняла голову и никак не могла поверить в то, что она увидела. Его глаза стали красными и немного опухли. Его лицо выражало неимоверную усталость, и мраморная кожа казалась ещё белее, чем прежде. Скулы ещё больше стали выделяться. Увидев его таким, розовласка поняла, что рано пока сдаваться. Пусть он не просит о помощи, но его поведение и выражение лица говорят об обратном.

Сакура, не сводя своего пристального взгляда от Саске, накрыла своей ладошкой его руку, которая спокойно лежала на её талии. Сжав его сильную ладонь своими тонкими пальчиками, девушка встала со своего места. Её пухленькие бледные губы изогнулись в лёгкой улыбке. Парень всё это время также пристально смотрел на неё и пытался понять её дальнейшие действия. Юный Учиха думал, что она уйдёт и он наконец-то останется со своими демонами, которые так охотно и с каким-то вожделением будут продолжать пожирать его грешную, но такую сладко-горькую для них душу. Но нет. Розоволосая девушка также пристально, как и он, смотрела на него, и видно было, что что-то в её малахитовых глазах загорелось, и это его насторожило. А потом она взяла его за руку и начала улыбаться. Он был озадачен. Но, на удивление парня, вся его накопившаяся злость просто улетучилась, ибо лимит эмоций на сегодня для него исчерпан.

— Пошли домой, Саске-кун, — Сакура потянула его на себя, давая понять, чтобы он встал. — Ты весь промок и можешь заболеть, — заботливо произнесла Харуно.

Тут-то парня словно током шандархнуло. Он был поражен её поведением, но не выдал этого. Её непосредственность и просто дичайшая, для его понимания, простота вызвали у него массу вопросов, но логических ответов, видимо, не существовало. Сакура поняла, что бесполезно что-то говорить, поэтому развернулась и пошла вперёд, при этом продолжая держать его за руку. Сейчас в ней бурлила храбрость, смелость, и ей так захотелось, хоть раз в жизни, противостоять ему. Но, сделав пару шагов, девушка остановилась, или, точнее, её остановили.

— Что ты делаешь? — Саске довольно-таки грубо спросил, так как его злило то, что пытается им управлять.

Парень не собирался поддаваться какой-то девчонке.

Девушка резко повернулась и, подавив смущение и одновременно обиду за его пренебрежительный тон, спокойным голосом ответила:

— Мы идём домой.

Саске что-то хотел ей в ответ сказать, но «эта раздражающая девица», как он любит говорить, быстро преодолела несчастный метр и, поднявшись на носочки, закрыла ему рот своей ладонью.

— Мы. Идём. Домой. — её смелость лила через край, не зная границ.

Вероятно, адреналин сделал своё дело.

Спорить, похоже, с ней бесполезно, и тем более она сейчас точно от него не отстала бы. Учиха, глубоко выдохнув, просто промолчал и прошёл мимо девушки, которая только слегка улыбнулась, идя за ним следом.

***


— Мы ждём ваших дальнейших указаний, господин! — чётко проговорил молодой воин.

— Ты пока свободен.

Подчинённый встал на ноги и поспешил удалиться из покоя своего господина.

— Нори, ты что-то хотела сказать? — насмешливо спросил мужчина, не поворачиваясь к своей помощнице.

— Вы уверены, что всё пройдет так, как вы задумали? — она уверенно спросила, не боясь своего хозяина.

— Ты сомневаешься во мне, Нори? — бархатно произнёс мужчина.

— Нет, но всё же…

— Если нет, то не задавай глупых вопросов. Ты же не хочешь упасть в глазах своего господина? — его резкая перемена в голосе резала слух.

— Нет, — девушка поняла, что начала своевольничать, и поэтому решила быстро исправить свою оплошность. — Я могу идти?

— Конечно, — довольный таким ответом от Нори и её смекалкой, мужчина немного ухмыльнулся.

У него всегда всё должно быть идеально.

Дверь захлопнулась, и теперь он остался один. Мужчина продолжал смотреть вдаль через большое окно с плотными бархатными занавесками. На стене висели старинные часы, которые ритмично отбивали каждый час. Обстановка, окружавшая этого человека, захватывала дух. Он истинный перфекционист и заядлый педант. Его рабочий кабинет напоминал музей: ни одной пылинки, всё блестит, каждый предмет стоял на своём законном месте. Но сам стиль помещения был поистине завораживающий: огромное окно с тёмно-коричневыми шторами, которое открывало вид на прекрасный пейзаж; вся мебель сделана из черного дуба, которая покрыта лаком. Хрустальная люстра висела на чёрном потолке. Это единственный светлый предмет в помещении.

Сам мужчина был одет в дорогой тёмный костюм с золотыми запонками. Его длинные тёмные волосы завязаны в низкий, немного свободный хвост. Он высок, худощав, но грациозен. Его бездонные глаза горели от предвкушения скорого будущего, которое изменит всё. На вид ему тридцать пять, но с лица он выглядит моложе. Высокие скулы; острый подбородок; прямой, но немного с горбинкой нос. Дьявол воплоти. От одной мысли, что он заполучит ту неповторимую силу, непроизвольно губы содрогались в дьявольской улыбке.

«Наконец-то я увижу мир другими глазами. Истинными глазами».

***


В Конохе наступило время зимы. Первое декабря, а за окном голая земля. На улицах деревни, как всегда, кипела жизнь. Сегодня особый день, а именно: инаугурация следующего Хокаге. Огромная толпа людей уже столпилась около резиденции Хокаге, и все ждали этого знаменательного события. Конечно, кто-то же был против, чтобы Какаши Хатаке становился Шестым Хокаге, но их было очень мало, поэтому повлиять на что-то они не могли.

Пятая подняла руку и шум прекратился.

— Сегодня, я передаю свой пост Хатаке Какаши. Теперь он — Шестой Хокаге, — кратко, но пылко произнесла Цунаде.

Гул, аплодисменты и свист создали громкий шум, отчего становилось дурно. Какаши, подойдя ближе к Цунаде, остановился около женщины, которая с улыбкой на устах одела ему на голову завершающую деталь его костюма. Мужчина поднял руку в знак того, чтобы люди обратили на него внимание.

— Я буду тенью Огня шестого поколения.

Люди от произнесённых слов нового Хокаге стали радостно выкрикивать поздравления, смеясь.

— Эх, скоро и я буду стоять там, — мечтательно произнёс Наруто.

— Не замечтайся, — закатив глаза, сказала Сакура и пошла прочь.

— Эй, Сакура-чан! — как-то обиженно воскликнул Наруто и ринулся за ней.

Молодые люди шли по улице размерным шагом. Наруто не смог сдерживать свой словесный поток ехидства, который был направлен на мрачного Учиху, так как ему уже в печёнках сидела вся эта суматоха вместе с крикливым другом. Парни начали скалиться, громко и метко обзывая друг друга. Сакура, шедшая вместе с ними, тихо посмеивалась и не мешала их перепалке. Она уже не чувствовала того напряжения, которое было между парнями неделю назад. Казалось, что всё как обычно, но нет. Девушка не заступалась теперь за Учиху, когда Узумаки начинал свои наезды, и не била в ответ блондинистого друга. Она просто со стороны наблюдала за такой своеобразной идиллией. Ведь в такие моменты — они настоящие. Все проблемы уходили на второй план. Девушка сейчас начала ценить эти минуты, ведь всё не бесконечно.
Утверждено Kam
nastawedina4481
Фанфик опубликован 20 июля 2016 года в 16:36 пользователем nastawedina4481.
За это время его прочитали 486 раз и оставили 0 комментариев.