Статья про нового персонажа из 3 сезона Наруто - Боруто Узумаки

Лотос. Глава 6.

Категория: Другое
Я где-то слышал её смех,
Но где?
Увы, я не смогу припомнить.
Я, как безнадёжный наркоман
Ищу её — мою спасительную дозу.
И вот я снова слышу звонкий смех,
Такой пленительный и чистый,
Что от него меня бросает в жар,
и одновременно — в ужасный холод,
Где ты? Как найти тебя?
Молю, прошу, найди меня,
Иначе — я умру…


Декабрьский вечерний мороз разукрасил белоснежными рисунками окна в домах. Улицы Конохи светились разными гирляндами, которые создавали новогоднюю атмосферу. Горожане, несмотря на вечернее время и на мороз, гуляли по улочкам своей родной деревни. Два молодых парня неспеша шли по зимнему парку, вдыхая холодный воздух. Сзади, укутанная в синий шарф, брела девушка, при этом стараясь согреть свои окоченелые пальцы. Саске и Наруто одновременно остановились и повернули головы. Харуно, бурча себе поднос про свою забывчивость и беспечность, продолжала идти, пока не поравнялась с парнями. Она остановилась тоже и озадаченно посмотрела на товарищей.

— Чего остановились?

— Сакура-чан, ты ведь замёрзла, — констатировал Наруто.

— Нет, всё нормально, — глупо улыбнулась Сакура, хотя она вся продрогла до костей, но вот жалкой быть перед ними ей совсем не хотелось.

— Твои губы посинели, зубы стучат, а руки, видно, отморозила, — встрял в разговор Саске. Его начало раздражать её легкомысленность. — Тебя даже мой шарф не согревает.

Тут щёки Сакуры постепенно стали алыми, и, дабы скрыть смущение, она спрятала покрасневшее лицо под шарф, вдыхая приятный мужской аромат. Девушка отрицательно покачала головой, давая понять, что это не так, и пристально начала рассматривать свои ботинки.

— Сакура-чан, давай руку мне, — широко улыбнулся Наруто, даже ни капли не смущаясь.

Куноичи хотела что-то сказать, но парень нежно взял её ладонь в свою и посмотрел на Саске. Она лишь удивлённо смотрела на своих друзей. Брюнет, долго не думая, как всегда, с присущей ему невозмутимостью взял аккуратно руку Сакуры и слегка сжал её ладонь своей.

— Так ты согреешься быстрее, пока мы дойдем до раменной, — проговорив это, Узумаки пошел вперёд, ведя товарищей за собой.

Сакура стала красной, как самый спелый помидор. Их прикосновения были какими-то особенными: их ладони такие тёплые и немного грубоватые из-за долгих тренировок. Внутри Харуно бушевал тайфун эмоций, так как они никогда вот так вот не держались за руки. Нет, было пару раз, и то с Наруто, но этому как-то никто не придавал особого значения. А с Саске… Он только хватал её за запястье… А тут они вдвоём держат её за руки, и так трепетно, что девушка просто засияла от счастья.

Дойдя до раменной, молодые люди заняли места и заказали себе по порции горячего супа с лапшой. Наруто оживлённо разговаривал со стариком, рассказывая ему разные истории. Узумаки был счастлив, ведь команда номер семь в сборе. Сакура также светилась от счастья. Вот только Саске не совсем разделял их чувства. Все же он снова к ним привязался. Теперь не было однообразных дней, ведь эти двое не дадут ему соскучиться. И ему это нравилось. Но… Но вечно же так не будет? Саске знал, что счастье быстротечно и мимолетно. Тем более его положение сейчас не самое лучшее. В любой момент его могут арестовать, и тут его так и не начавшаяся новая жизнь прекратится. И им вновь придётся страдать из-за него. Будут снова пытаться спасти, но хочет он ли сам этого? Нет, устал.

Послышался хлопок — и образовался сгусток дыма.

«Вот и вспомнил».

Саске окружили четыре АНБУшника, которые, не церемонясь, скрутили парня.

— Учиха Саске, Вы арестованы правоохранительными органами Конохи, — мужчина в маске лиса и в чёрном плаще достал из кармана наручники.

Учиха послушно дал надеть на себя металлические оковы, и после он исчез. Наруто от недоумения чуть не подавился лапшой, а Сакура с застывшими слезами смотрела на место, где только что сидел Саске.

***


Сакура, с утра пораньше, корпела над приготовлением обеда и ужина, дабы накормить свою команду, так как сейчас им нужны силы, чтобы помочь Саске. Девушка засеменила по кухне: то к холодильнику, то к плите — и так несколько раз. Сначала Сакура готовила свои суперпитальные пилюли, но её мать на корню обрубила данную затею, аргументируя это тем, что приготовленная вкусная и с любовью еда намного лучше лекарств. Вот теперь девушка с усердием готовила тэндон. Мешая рис, Сакура не могла понять, почему она не может посодействовать напрямую в деле Саске? Почему Наруто или Какаши-сан толком ничего не рассказывают, а только как-то по-идиотски улыбаются и говорят, мол, всё хорошо. Но Харуно не стала лезть на рожон, а приняла это как должное и сейчас пыталась поддержать их вот таким способом. Это всё, на что она способна.

«Уже два часа дня — надо быстро идти к Саске-куну», — девушка сняла фартук, при этом взяв контейнер с приготовленной пищей, и направилась к выходу.

Тем временем из допросной комнаты доносился возмущенный возглас.

— Какаши-сенсей, это же получается, что все наши усилия напрасны, даттебайо?

Седовласый мужчина как-то устало вздохнул, потерев переносицу большим и указательным пальцами. Да, расследование ни на йоту не продвинулось в течение двух недель. Кажется, аргументов в пользу Учихи много, но если покопаться в них, то они только усугубят и так шаткое положение Саске.

— Наруто, прекращай горлопанить, есть ещё кое-что… — задумчиво произнёс Шестой.

Как всегда, у бывшего «копирующего ниндзя» припрятан козырь в рукаве. Мужчина кротко кивнул своему нерадивому ученику, дабы он без пререканий пошёл за ним.

Саске, который сидел всё это время за столом, молча наблюдал за жалкими, как ему кажется, потугами по его спасению. Вначале всё шло более-менее прогрессивно, но с углублением в данное дело появлялось много вопросов и несостыковок, а именно: о той ночной резне, и что же всё-таки этому посодействовало. Юный Учиха настоял, чтобы для начала разобрались в деле его клана, и это правильная тактика, так как, выяснив о событиях той ночи, можно выдвинуть неопровержимые аргументы в пользу Саске. Юноша не раз думал о том, почему же в душе всё ещё теплится надежда, что он избежит казни или пожизненного заключения. Но ответ очевиден: всё это блондинистое недоразумение с альтруистическим настроением и такими пылкими фразами: «Теме, прорвемся и вытащим твою задницу, впервые, что ли?»
И Учиха подался чарам Узумаки. Вот как у него это получается?

Всё это, конечно, прекрасно и радужно, но реальность никуда не делась. За плечами Саске уж очень много проступков: от предательства деревни вплоть до революции, о которой собравшиеся люди здесь утаивали ото всех. Но сейчас Саске понимал, что ему это всё осточертело. За что бороться? Ради чего жить? И так понятно, что за такое не прощают. Парень уже заживо себя похоронил. Просто оставьте его в покое, и пускай он варится в котле страданий и одиночества.

Дверь приоткрылась, и из щели высунулась розоволосая макушка.

— Привет, Саске-кун, можно? — а в ответ, как всегда, молчание, но она привыкла, и только еле улыбнулась, ведь он никогда не изменится, и прошла вглубь помещения, закрывая за собой дверь.

Девушка, не смотря на парня, начала распаковывать пакеты и доставать оттуда содержимое, попутно что-то оживлённо рассказывая и размахивая руками. Саске внимательно наблюдал за действиями подруги, за её изменениями выражения лица, и пытался найти хоть капельку притворства. Ему так хотелось бы это увидеть, так стало бы легче. Проще от того, что этот спектакль и довольно убедительная игра актеров закончатся, когда он уже будет на месте лишения свободы. И с чувством выполненного долга они забудут его. Вот чего парень хотел: чтобы они его забыли. Только так они не будут страдать из-за него. Хватит уже. Но, чёрт побери, это девчонка такая искрения, любящая и великодушная, что внутри все органы сжимались в тугой узел.

—…, а сегодня… — девушка замолкла, так как парень резко её перебил.

Она немного с опаской на него посмотрела, ведь его тон стал грубым, говоря о том, что ему что-то не нравится или он раздражен. Громко сглотнув, Сакура выжидающе посмотрела на Саске. Сердце стало биться так, что вот-вот разорвётся от непонятной тревоги.

— Сакура, — он снова повторил её имя, будто наслаждаясь им в последний раз. — Уходи.

Куноичи слегка выдохнула.

— Тогда до завтра, — слегка улыбнулась кончиками потрескавшихся губ.

Ведь это же Саске. Наверное, у него плохое настроение, и, может, завтра будет лучше. Не всегда он так груб с ней. Сакура уже хотела направиться к выходу, как… Он грубо схватил её за запястье и заставил посмотреть ему в глаза. Вероятно, Учиха не рассчитал силы, и теперь их лица находились в паре миллиметров друг от друга. Уста девушки слегка приоткрылись от неожиданности и немного саднящей боли в запястье. Её лицо обдало горячим дыханием Саске. Девушка внимательно рассматривала его бледные губы. Так захотелось очертить пальчиком контур его губ, так невесомо и легко поцеловать: сначала уголок приоткрытых уст, потом нижнюю губу томно и соблазнительно. От таких мыслей Сакура слегка покраснела. Но когда её взгляд встретился с его, то лицо сразу побледнело, так как кровь отхлынула обратно. Его бездонные глаза заставляли бояться, но ещё сильнее — влюбляться. Это ненормальная любовь. Открыв свой рот, Саске начал говорить, то, что снова растоптало её итак хрупкие чувства. Каждое слово он выплевывал, вкладывая презрении и равнодушие.

— Нет, — пронзительные чёрные глаза, словно глыба льда. — Не будет ни завтра, ни послезавтра. Просто уходи. Ты мешаешься, и этим только раздражаешь. Ты только делаешь хуже, — двусмысленность с его стороны, но девушка уже не вникала в глубину сказанных слов.

Он снова её оттолкнул. Хуже? Кому? Что она сделала не так? Или это просто повод избавиться от её чрезмерной заботы?

Сердце ухнуло и ушло куда-то в пятки. Оно стало биться медленно, и с каждым толчком ощущалась самая настоящая боль, будто полоснули ножом и там его оставили. Сакура на автомате развернулась и поспешно пошла прочь. До последнего не хотелось быть жалкой… Парень сжал кулак и прикрыл глаза. Да, он сделал правильно. Так он сможет её уберечь от себя, так как, находясь с ним рядом, близкие ему люди страдают.

Пока парень пытался запихнуть свою совесть куда поглубже, дверь со скрипом вновь открылась. Показался незнакомый мужчина, который выдохнул клубок дыма. Он прошёл вперёд и протянул руку для приветствия. Его движения были точными и уверенными. Учиха безразлично посмотрел на протянутую руку, потом снова на лицо мужчины и всё же ответил ему крепким рукопожатием. Это просто формальность. Просто воспитание.

Удовлетворённо кивнув, незнакомец сел на стул и усмехнулся, ведь парнишка перед ним так и прожигал его своим взглядом. Стряхнув пепел на пол, он затянулся и на выдохе представился:

— Меня зовут Цуцуми Сакамото. Можно сказать, я твой адвокат… — мужчина выдохнул сгусток сигаретного облака прямо в лицо юноши.

Тот и бровью не повёл. Такой жест говорил о пренебрежении и насмехательстве со стороны незнакомца. Будто перед ним не убийца, отступник, в конце концов, конченый мститель, а всего лишь глупый мальчишка, слепой щенок. Адвокат оценивающе осмотрел своего так называемого клиента и усмехнулся, ведь мальчишка ему напоминал его старого друга. Такие же убийственный взгляд, очертания лица, хотя малец больше похож на свою мать…

— Не смотри так на меня, будто я стал твоим очередным врагом, — насмешка в его голосе резала слух.

— Мне не нужен адвокат, — довольно дерзко ответил Учиха.

Ведь его уже начала раздражать данная ситуация. Саске понимал, что сейчас у него нет права так разговаривать с представителем закона, но этот мужик уже вызывает волну недовольства и гнева. Ведь, оскорбив Учиха, ты автоматически оскорбляешь весь клан. Непростительно.

Неужто гордость именно сейчас взяла вверх над парнем? Вспомнил про честь клана?

Сакамото ухмыльнулся.

— Неужели? — снова насмешка, будто его веселили слова этого паренька.

Так оно и было. Просто отпрыск великого клана много ещё чего не понимал, и его эгоизм и тёмная сущность брали верх и не давали ему здраво мыслить и видеть всё в правильном свете. Что же, он и прибыл сюда для того, чтобы спасти этого щенка и, конечно же, таким способом вернуть должок покойному другу.

Всё, что сделал Саске, — это хмыкнул и продолжил молчать. Ему было уже всё равно. В последнее время он жутко стал нервным: любое слово или движение какого-нибудь живого существа стали его раздражать. Инстинкт самосохранения давно уже, как и совесть или другие нормальные человеческие инстинкты и эмоции, зарыт где-то в уголочке его души.

— Не думал, что младший отпрыск Фугаку станет опасным преступником, да ещё умудрится окончательно загубить честь своего клана. Один сын — спаситель, другой — разрушитель, — вновь затяжка. Взгляд мужчины был прикован к потолку, и теперь его голос был пропитан не насмешками, а горечью и… сожалением? — Какая ирония…— тёмные глаза мужчины теперь внимательно рассматривали лицо нукенина.

Но жалость или же презрение не отражались в глазах Сакамото. Была леденящая пустота. Учиха даже не пытался посмотреть на этого человека. Его голова была опущена так, что его засаленные и длинные чёрные пряди скрывали бледно-сероватое лицо.

«Что он только что сказал?»

Мысли вихрем крутились и так в «покалеченной голове». Его зрачки до предела расширились. Пульс бешено начал брать обороты, дыхание сбилось, а лёгкие сжались до такой степени, что стало нестерпимо больно.

— Как ты смеешь говорить о моих родителях, о моём клане! — это уже не был просто шёпот, а шипение, как у змеи.

Вены на висках от напряжения вздулись, челюсть со всей силы была зажата. Парень был на грани. Саске наплевал на наручники, которые подавляли его чакру, на то, что, если он применит сейчас силу, получит электрический заряд, после которого он моментально отрубится. Но всему приходит конец, даже грёбаному терпению, которого, к сожалению, у младшего Учихи не было. И было ли оно вообще? Саске мгновенно распахнул свои глаза, и сразу появился Шаринган. Поместить этого человека в гендзюцу — это пока на всё, что он способен, но и этого будет достаточно, чтобы закрыть его рот. Кровь из правого глаза ручейком начала спускаться по щеке парня, собираясь около подбородка и каплями падая на пол. Саске снова посмотрел на мужчину и усмехнулся, ведь этот простак попался в его технику.

— Глупец, — точный удар по шеи, и парень начал погружать во тьму. Последняя фраза, которая разлетелась в сознании Саске, — это было:

«Как он смог…»

***


— Какаши-сенсей, Вы уверены, что этому человеку можно доверять? — Наруто уже целых десять минут ходил с одного угла в другой. Ему не понравилось то что, этот тип, адвокат, вот так просто заявился к ним, предлагая помочь в этом деле. Узумаки не был последним глупцом и понимал, что теперь Саске стал дорогим артефактом, который желал заполучить каждый. И какая выгода этому незнакомцу от того, что он будет как бы оправдывать Учиху? У парня просто взрывался мозг от всего этого; ещё надо поговорить с Сакурой, ведь он видел, что она пулей выбежала из камеры этого «мстителя».

«Видно этот теме снова обидел Сакуру-чан», — Наруто одновременно злился на высокомерного брюнета, и ему так и хотелось зарядить ему кулаком по этой эгоистичной физиономии, но, с другой стороны, Узумаки отчасти догадывался, почему Саске так резко и грубо обошёлся с Сакурой.

«Таким способом он пытается её защитить от себя и от всего этого дерьма…»

—Наруто, это последний наш шанс… — Какаши прикрыл глаза, пытаясь продумать все возможные исходы.

Шестой был наслышан про этого человека. Ведь Цуцуми Сакамото прославился как «Великий Безумец». И его действия это подтверждали. Ведь за всё время своей работы в качестве адвоката он не проиграл ни одного дела. Также он мастерски владел иллюзорными техниками. Но почему же безумец? Всё очень просто: мужчина брался за громкие, запутанные дела, в которых оправдать или смягчить срок подсудимого казалось бы невозможным. Но этот человек, словно не имея тормозов, всегда лез на рожон и был слишком прямолинейным, и из-за этого у него уж слишком много врагов, даже среди правительства Пяти Стран. Сакамото не боялся проигрыша. Хатаке сначала подумал, что адвокат заинтересовался делом Учихи из-за его сложности, но сын Белого Клыка до конца не был уверен, что причина крылась только в этом. Так сказать, интуиция.

Дверь распахнулась, и в кабинет Хокаге вошёл сорокалетний мужчина. Он скучающим и немного недовольным взглядом осмотрел всех присутствующих. Его зоркий взгляд остановился на блондине, который смотрел на него с вызовом.

«Интересный паренёк…»

— Как всё прошло, Сакамото-сан? — Какаши не стал медлить и сразу же задал немаловажный вопрос.

Тот как-то обречённо выдохнул и размеренно и чётко начал говорить:

— Парнишка психически неуравновешен, — мужчина подошёл к дивану и сел на него, не замечая пристального взгляда со стороны носителя Кьюби.— Поговорить не удалось, так как после затрагивания темы его семьи и клана он сразу активировал Шаринган. Все присутствующее немного приоткрывали рты. Безумец только усмехнулся и как-то даже вальяжным тоном продолжил: — Да, у этого сопляка много талантов, но вот контроль над эмоциями, — цокнув языком, он помотал головой, — желает лучшего. Вы должны понимать, что парень, так сказать, спёкся. Поэтому не вижу смысла даже ему помогать.

Какаши нахмурил брови, так как ему не нравился этот цирк. А вот Наруто вспыхнул словно факел, и плевать теперь он хотел, кто перед ним сейчас сидит.

— Да, как ты смеешь, чёртов ублюдок?! Ты хоть понимаешь, через что пришлось Саске пройти? Ты говоришь, сдаться, да? — парень со всей силы сжал кулак и обрушил на мужчину озверелый взгляд.— Чёрта с два! Никогда. Запомни. Ублюдок! Никогда Наруто Узумаки не сдаётся! И я спасу Саске без твоей помощи!

—Наруто, успокойся, — приказал Хатаке. — Если Вы не собираетесь помогать, то мы не смеем Вас больше задерживать, — повернувшись к адвокату, как-то грубо ответил Какаши.

Шестой вообще, мягко говоря, запутался в поведении этого Сакамото. Сначала сам пришёл и заявил, что, хочет взяться за это дело, а теперь говорит, чтобы оставили всё как есть. Какаши полностью не доверял Саске и прекрасно понимал, что парню сложно до конца отказаться от своей мести, но всё же этого юнца надо спасать, ведь он обладает нечеловеческой силой, и ровня ему будет только сила Узумаки. Поэтому если носитель сокрушающей силы попадёт не в те руки, то мир снова погрузится в хаос. Адвокат довольно долго молчал, будто что-то обдумывая. Но в мгновение его лицо украсила одобряющая улыбка.

— Ну что же, я теперь могу не сомневаться в вас, что вы отступите на полпути.

— Это была проверка? — будничным тоном спросил Какаши.

Снова его интуиция не подвела.

— Ага, — мужчина вальяжно распластался на небольшом диванчике и прикрыл глаза. Всё-таки он три дня добирался до деревни Скрытого Листа и немного устал.

—Э? Это что была дурацкая шутка? — Наруто непонимающе посмотрел на мужчин.— Мы тут не шутки шутить пришли! Даттебайо! А делом заниматься!

—Эй, малец, не верещи как продажная девка, — сурово проговорил мужчина.— Я смотрю, ты действительно глуп. Я не собираюсь работать с предателями или трусами, поэтому я сразу выясняю, с кем мне придётся иметь дело, — адвокат говорил серьёзно, и уже не было этого насмешливого тона или взгляда.

Он презирал трусов и людей, которые разбрасываются громкими словами. Но речь этого глупого блондинчика хоть немного пафосна, но правдива. Его взгляд говорил о многом. И тем более сам Хокаге занимался таким вопиющим делом и не отказывался тоже от него. Поэтому Безумец сделает всё, чтобы раскрыть это дело. Ну и надо вернуть должок.

—Что же, хорошо, какой наш дальнейший план? — разрушил напряжённую тишину Шестой.

—Хм, ну для начала мне нужны два литра саке, мясо и хорошенькие девушки, — оживлённо проговорил мужчина.— И в этом мне поможет солнечный мальчик. Да? — выводить из себя людей он просто мастер.

— Ах, ты ублюдочный извращенец!

— Какаши-сан, присоединитесь? — ухмыльнулся мужчина.

—Да, — Хатаке встал со своего места и повесил плащ на спинку стула, и мужчины двинулись в сторону выхода.

Наруто стоял в ступоре.

«И Какаши-сенсей туда же? Что происходит, чёрт подери?»

Сакамото остановился, повернул голову и с насмешкой произнёс:

—Эй, солнечный мальчик, веди нас в логово разврата и алкоголя.

Наруто шёл впереди, при этом сжимая кулак и бормоча себе под нос все ругательства, которые знал: «извращенец», «ублюдок» или «ублюдочный извращенец». Сакамото шёл позади и забавлялся вспыльчивостью паренька. Да, эти двое так похожи: что один нервный, что второй.

—Эй, парень, ты чего такой злой? — мужчина положил свою ладонь на плечо Наруто. — Сейчас придём, выпьем, закусим, немного расслабимся… — он сделал акцент на последнем слове и уже предвкушал реакцию парня.

«Еще такой зелёный…»

— Руку убрал!

— Эй, спокойно: спасём твоего друга. Не переживай, — уже менее весело проговорил адвокат.

Парень лишь хмуро кивнул и ускорил шаг. Чем быстрее он приведёт его туда, тем быстрее приступят к делу. Терпение — не его конёк.

— Эй, ты куда так стартанул? Тебе хоть пить можно? Ц, нервные все…

Тем временем в одном барбекю-баре за большим столом сидели представительницы прекрасного пола.

—Цунаде-сама, может вам уже достаточно? — неуверенно спросила Сакура.

Выпив залпом очередную рюмку саке, Цунаде громко поставила её на стол. Немного охмелевшая уже от литра опьянительного напитка, она затуманенно и недовольно посмотрела на свою ученицу. Да, эта девчонка унаследовала её силу, знания и характер, но вот нет у неё тяги к спиртному или азартным играм — это немного удручало Саннина.

— С… Са… ик… ра, вот… ик… не будь Шизуней, — и агрессивно посмотрела на брюнетку.

Та лишь вжалась в диван и громко сглотнула. Но через мгновение злая аура Цунаде исчезла, и, как ни в чём не бывало, она стала уплетать жареное мясо. Сакура лишь обречённо выдохнула, подперев голову об левую руку, и начала выводить тонким пальчиком на столе незамысловатые узоры. После того, как Саске, мягко говоря, её послал, она убежала на тренировочное поле и дала выплеснуться всей боли и безнадёжности наружу. В такие моменты личность человека раздваивается: одна ненавидит себя, другая жалеет. Так и произошло с Сакурой. Снова её чувства, даже не романтические, а просто человеческие чувства втоптали в грязь. И было жалко себя. Но при осознании этого и пришла ненависть к себе. Всё потому что именно «больная любовь» к Саске только делала её слабой и никчёмной, и, наверное, также доставляла ему неприятные ощущения. Отвращение, может быть. Она думала, что после войны всё станет по-прежнему. Но, как всегда, Сакура ошибалась. Девушка помнила, как искренне просил прощение у них Учиха. В его словах столько было раскаяния, а в глазах мольбы и горечи, что девушка вновь разрешила себе выпустить наружу эти хрупкие и нежные чувства к молодому человеку. Ей просто хотелось помочь ему. Просто хотелось защитить. Всё, как всегда, просто. Но она стала вновь дурой. И вот, вдоволь наревевшись, Сакура впала в состояние апатии. Больше не хотелось чувствовать, думать о чём-то. А зачем? Наруто и Какаши-сенсей не разрешали помочь в расследовании, говорили, что это ради её безопасности. Учиха плевал на всё с высокой колокольни. А Сай вообще пропал…

Но девушку вывели из размышлений вопли… Наруто? Она подняла голову и увидела прямо перед собой лицо мужчины… даже очень привлекательного… который внимательно рассматривал юную куноичи.

— Очаровательное создание, как тебя зовут, позволь узнать? — незнакомец приблизился к лицу Сакуры, что у той невольно вспыхнул румянец от непозволительной близости.

Он взял галантно её ручку и невесомо поцеловал, не сводя с неё хищного взгляда.

— Сакамото, — прошипела угрожающе Цунаде, — убери свои похотливые ручонки от моей ученицы, либо переломаю тебе все кости.

Мужчина усмехнулся и лукаво подмигнул розовласке.

— Цуна, а ты не меняешься. Мне вот интересно: ты ещё свою печёнку не пропила? — Сакамото выпрямился во весь свой рост и уже уделил всё своё внимание русоволосой женщине.

Сакура тем временем могла полностью рассмотреть этого мужчину. Он был облачён в синее кимоно, которое доходило до колен и было почти нараспашку, показывая сильную, слегка загорелую грудную клетку мужчины, также одет был в чёрные штаны и сандалии. У него были короткие смоляные волосы, которые торчали в разные стороны. Он был красив, нет не так. Он был настоящим мужчиной, так сказать, обладал своим шармом.

Цунаде пропустила мимо ушей его колкости, потому что она не собиралась себе портить этот вечер. Как бы она ни относилась к нему, так как он ещё тот своевольник, но признала, что этот негодник — мастер своего дела, и женщина поняла, почему он пришёл сюда, но так и хочется немного поязвить.

— Чего припёрся сюда? Неужели всех девушек в своем городке обесчестил, что к нам пришёл? — да, у любого мужчины есть слабость, и у большинства — это женщины. И, конечно же, он был ещё тем женским сердцеедом.

— Цуна, Цуна, — разочаровано помотал головой мужчина, — я не думал, что ты обо мне такого мнения, — театрально вздохнул мужчина.

После словесных перепалок всё же компания решила приступить к трапезе, то и дело говоря об обыденных темах. Только, видно, никто и не заметил, что за ними внимательно наблюдали, пытаясь вникнуть в суть разговора.

Мужчина, который сидел позади шумной компании, вслушивался в их беседу, пытаясь раздобыть важную информацию. Он резко подорвался, так как наушник запищал, что невольно его оглушило.

— Эй, Муко, Муко, приём! Что у тебя там? — шиноби показалось, что он оглох.

— Идиот, не ори. Ничего. Сидят и пьют. Но ничего не говорят про Учиху, — шёпотом и сквозь зубы от злости проговорил шпион.

— Ясно! Если что-то появится, то сообщи! — ниндзя сорвал наушник и сжёг его, так как его тупой напарник со своими воплями мог всё испортить.

Шпион нервно постукивал пальцами по столу, ведь он сейчас сидел и слушал пьяный маразм. Он недоумевал, почему сразу не выкрасть этого Учиху и покончить с этим геморроем. Но, видите ли, господин приказал. Ну да, если его ослушаться, то считай себя трупом.

Страх — это отличный манипулятор.

— За нами следят, — напряжёно проговорил Сакамото.

Какаши, который сидел напротив, только кивнул. Изначально он почувствовал чужую чакру в своём кабинете. Поэтому, когда Сакамото предложил ему пойти выпить, это был своеобразный шифр, который говорил, о том, что здесь не безопасно.

— Я наложил иллюзию, и теперь мы можем спокойно всё обсудить, — адвокат стал серьёзнее, и от него так и веяло холодом и решительностью.

Он легкомыслен с женщинами, в обычной жизни, но когда касается работы, то мужчина со всей ответственностью выполняет её.

— Вы же не просто так взялись за это дело, ведь я прав? — Шестой решил сразу развеять все свои сомнения.

—Хм, что и следовало ожидать от вас, Хокаге-сама, — Сакамото осушил рюмку саке и продолжил: — Да, вы правы, есть ещё кое-что…

На лице уже зрелого мужчины появились оттенки грусти…

— Саске Учиха я знаю давно, ведь я с его отцом были хорошими друзьями… — вот такого поворота Хатаке не ожидал. Сегодня он точно не сможет заснуть. — И мы с ним много дел провернули… эх… молодость. Фугаку всегда был серьёзным и ответственным шиноби, не то, что я, но, несмотря на это, мы смогли поладить. Десять лет назад мы расследовали одно дело… Пропадали шиноби с улучшенным геномом. И что было самым непонятным — не все сильные кланы подвергались нападению. Потом и до клана Учиха добрались. Люди начали пропадать. Сами понимаете, к чему это привело… — закурив сигарету, мужчина откинулся на спинку дивана.

— К восстанию… — договорил Хатаке.

— Да, это тоже послужило толчком к бунту. Я говорил Фугаку, чтобы он утихомирил своих людей, но мы все прекрасно понимаем, что если бы глава не поддержал весь клан, то они бы отвернулись от него и тогда незамедлительно начали бы действовать. Тем более он всё доверил Итачи… — шиноби выпусти дым из-за рта и горестно усмехнулся.

Ведь кто мог подумать, что всё таким образом закончится. Фугаку знал о планах Итачи, а, точнее, о приказе старейшин, и поэтому оттягивал всё, и при этом защищал Итачи до последнего. Невольно вспомнился последний разговор двух друзей за бутылкой саке… последний разговор…

— Вот, Фугаку, я тебя не понимаю, твоих действий. Ты же мог выдвинуть себя на роль Хокаге? — наливая в рюмку саке и подавая другу, возмущённо проговорил Сакамото.

Тот лишь выпил содержимое и устало выдохнул.

— Сакамото, наш клан — это тень деревни. И глупо то, что ты говоришь. К сожалению, я ничего не могу изменить… Поэтому восстание — это единственный выход на данный момент.

— Ты понимаешь, чем всё это кончится? Ты же знаешь, кто за этим стоит! А как же твои сыновья?! — мужчина перешёл на крик, из-за которого он после окончательно сорвал горло.

Сакамото резко встал и взял за грудки Фугаку, сверля его гневным взглядом. Всегда, всегда есть выход! В это верил Сакамото. Глава клана спокойно смотрел в яростные глаза друга. Конечно, он всё понимает, но в данной ситуации Фугаку бессилен. Если бы его сыновья были немного постарше, может быть, всё было бы по-другому. Почему-то он в это верил.

— Довольно, — Учиха-старший освободился от оков друга, направился к выходу, давая понять, что разговор окончен, но напоследок добавил:

— Сакамото, разберись с нашим недоконченным делом. Доверюсь тебе… — мужчина отвернулся и покинул веранду.

Эта была последняя встреча. Через день клан Учиха был стёрт с этой земли.


—… поэтому мы должны с этим окончательно разобраться, — Какаши внимательно выслушал своего оппонента, и теперь картинка стала чётче выявляться, но вот, кто за этим стоит, адвокат ни слова не сказал. За час разговора у двух мужчин созрел план, который должен пройти идеально, ибо, в противном случае, наступит очередная война…

***


Облака размеренно плыли по голубому небосводу. Смотря на белые сгустки водяного пара, молодой шиноби наслаждался спокойствием, которое его окружало. Он лежал на деревянном полу своей веранды с задумчивым видом. Всегда, когда он пытался разгадать очередную головоломку, молодой человек смотрел на облака, будто они смогут дать ему подсказку. Вот и сейчас Шикамару следил за плавными перемещениями белоснежных облаков, приводя свои мысли в порядок. Да, последние месяцы были трудноваты, так как много бумажной работы нужно было сделать, да и ещё эта шумиха около Учихи, которая порядком вымотала всех. Как бы Нара ни относился к последнему представителю клана Учиха, но не смог не согласиться, что судебный процесс прошёл слишком быстро и поверхностно по этому делу. Шикамару принимал непосредственно прямое участие в данном расследовании, так как он являлся послом и приближённым к Хокаге. Также парень был гением в своём роде, и он мог за несколько секунд просчитать разные варианты исходов в сложившейся ситуации. Шикамару, узнав кровавую тайну Учих, понял, почему Наруто так рьяно пытался оправдать своего друга.

«Ведь он знал всё изначально».

Теперь Наре стали понятны, казалось бы, нелогичные поступки Саске, ведь он думал, что Учиха настолько заигрался в роли мстителя, что теперь не понимает, что творит. Но все же Нара не стал относиться дружелюбнее к своему бывшему однокласснику. Ему как-то всё равно, что с ним станет, ведь они никогда не были друзьями, но приказ есть приказ.

«Сейчас нет смысла забивать этим себе голову. Что сделано, то сделано. Прошлое не вернуть…»

Но все же Шикамару не давал покой тот судебный день. Всё же там происходили странные вещи…

Это был обычный пасмурный декабрьский день. Несмотря на вьюгу и на ужасный холод, отряд шиноби в быстром темпе перемещался по густому лесу. Все были максимально сосредоточены и напряжены, только один Цуцуми Сакамото был в хорошем расположении духа. Наруто, который бежал рядом с ним, то и дело косым взглядом на его посматривал. Ками-сама, неужели этот человек в данный момент не может быть хоть капельку серьёзным? Все же Наруто не выдержал и начал наезжать на Сакамото, а тот лишь смеялся и подтрунивал над этим «солнечным мальчиком». Позади этой шумной парочки бежали Какаши, и его свита, и Учиха, которого окружили члены АНБУ.

Саске был спокоен, как удав. Конечно, он бы смог сейчас сбежать, так как его охрана не слишком «опекала». Но смысл? Вечно бегать от кого-то? А, самое главное, от себя? Нет, это глупо. А если всё-таки сбежит, то ради чего? Свобода? Может быть. Цель? Её и нет. Защищать Коноху? Это даже звучит смешно, и сейчас это полнейший абсурд. Как он может любить и защищать то место, где лишился всего? Где живут ещё старые ублюдки, которые с лёгкостью согласились вырезать весь его клан и мастерски проигрались на слабостях его старшего брата, из-за которых он страдал, чёрт побери, страдал каждый прожитый день, а эти члены верхушки упивались своим проклятым героизмом. Ведь это они остановили восстание самого сильного клана в мире шиноби. Нет, если их не посадят, то парень всё-таки найдёт способ выбраться из заточения, и перережет им глотки.

В сердце юного Учихи остались капельки мести. Ведь невозможно за пару месяцев вот так вот измениться, расстаться со своими принципами, привычками, мировоззрением. Он столько лет потратил на то, чтобы убить все чувства, мимолетные эмоции, которые смогли бы затушить пламя ненависти. Каждый божий день он тренировался до потери сознания, до жуткой боли в мышцах, чтобы даже сил бы не хватило на размышления. И что это дало? Убил брата, который оказался совсем другим человеком — героем в скрытой тени. Хотел разорвать узы с друзьями, а, точнее, убить их, но не смог. Все его убеждения, его истинный взгляд на мир просто канули в Лету.

Погружаясь всё сильнее и сильнее в свои размышления, Саске и не заметил, как они добрались до маленькой Страны Гор, и как произошла быстрая смена погоды. Так как Страна Гор граничит со Страной Песка, то здесь тропический сухой климат. Хотя сейчас зима в самом разгаре, но в этом районе воздух уже накалился до такой степени, что становилось невыносимо душно. Отряд шиноби шёл через каньон, в котором когда-то бились ключи. Вокруг возвышались массивные горы, которые достигали немыслимых вершин, и острые пики были покрыты снегами. На одной такой возвышенности стоял дворец. Данное архитектурное сооружение было каркасным зданием; стены его были украшены живописью, что во многом стирало грань между интерьером и природой. Несмотря на то, что вокруг была пустыня, дворец окружал сад, в котором были посажены деревья: сливы, вишни и азалии, а также вьющееся растения, например, как глициния. Путники поднялись по крутой и высокой лестнице и остановились около огромных красных дверей, на которых были изображены символы Пяти Стран.

Послышались шаги людей и скрип ворот — и через минуту громкий хлопок.

В огромном зале были освещены только трибуны для каге, судьей и феодалов. По центру стояла колонна, на которой была большая клетка для подсудимого. Там уже находился Учиха Саске, который в напряжённом состоянии сидел на стуле. Это место поистине зловещее и по своему таинственное. Открылась дверь ─ и в зал зашли все участники процесса. Каждый занял своё место и приготовился к тому, что вот-вот начнётся суд.

Послышался стук судейского молотка и сам стальной голос судьи, который скрывался в тени…

В то время как начался судебный процесс, Наруто и Шикамару заняли свои места в специальной комнате, и наблюдали за всем через большое окно, и слышали каждое слово через наушники. Наруто сжал кулак и нервозно смотрел вперёд. Давящая и зловещая атмосфера, царившая в этом зале, слишком угнетала парня.

Уже прошло двадцать минут, пока прокурор зачитывал своё обвинение в сторону подсудимого. Тот сидел невозмутимо и даже не пошевелился, будто статуя. Все тихо сидели и внимательно слушали речь прокурора. И вот последняя фраза слетела с уст полного мужчины, и он замолчал, возвращаясь на своё место.

Пожилой и худощавый секретарь сидел всё это время и записывал каждое слово. Когда прокурор предъявил свои обвинения, тот хриплым и немного ломаным голосом сказал:

— Предоставляется слово Хокаге Какаши Хатаке, — прожектор сразу был наведён на седовласого мужчину, и тот чётко и невозмутимо начал свою заранее подготовленную речь.

Наверху, в небольшой комнате, двое парней с непониманием смотрели на то, что только что произошло.

«Хокаге-сама?»

— Даттебайо, что тут происходит? Где этот адвокат? Что делает Какаши-сенсей? — парень был в полном шоке, ведь всё должно быть не так.

Неужели тот решил слинять?

— Наруто, успокойся. Ты лучше послушай, что говорит Какаши-сан, — Шикамару утихомирил своего товарища, и, нахмурившись, пристально стал смотреть через окно. Ему тоже совсем не был понятен такой резкий поворот событий. Но Нара, будучи умным парнем, не стал спешить с выводами.

Кто-то гения похлопал по плечу, тот вынул наушники из ушей и повернул голову.

— Шикамару, надо поговорить, — мужчина вышел из комнаты и, облокотившись о стену, закурил.

— Я как понимаю, что это всё было спланировано заранее, — брюнет закрыл за собой дверь и тоже достал сигарету.

Зажав губами её, он подкурил.

— Быстро ты, однако, сообразил, — Сакамото лишь усмехнулся. Всё-таки приятно общаться с умным и смекалистым собеседником. Мужчина сделал пару еле заметных манипуляций своими пальцами и выдохнул едкий дым в потолок. — Да, именно всё так. То, что я тебе скажу, должно остаться между нами до определённого момента.

— С чего это вы меня решили посвятить в свои планы. Значит, вы что-то хотите от меня взамен. Я прав?

— Ц, ты чертовски прав, — цокнув языком, весело проговорил адвокат. — Ты должен убедить Наруто в том, что всё так должно быть…

— Вы не хотите, чтобы он вмешивался?

— Да, — отстранённо ответил Сакамото.

Импульсивность блондина может сорвать и так рискованную операцию.

— Хорошо, хоть это будет и трудно. Наруто настырный… — Шикамару сделал последнюю затяжку и выбросил окурок в урну. Засунув в карманы руки, он серьёзно посмотрел на своего оппонента. — Я слушаю.

— На самом деле мы сейчас ничем не сможем помочь Саске, так как на него точит свои зубы не один человек, который находится в судебной зале. Тем более выиграть мы не сможем с данным судьей.

Нара изогнул свою бровь, мол, почему это?

Цуцуми зашёл вновь в комнату, при этом давая знак рукой, чтобы парень следовал за ним.

— Смотри, — Сакамото указал пальцем на судью. — А теперь посмотри на остальных.

То, что увидел Шикамару, можно сказать, удивило. Все сидели спокойно и что-то подписывали на бумажках. Каге и феодалы перешептывались и даже посмеивались, будто обсуждали погоду или смешной случай, но никто даже не обращал своего внимания на Учиху, будто его не было здесь.

— Что тут творится?

— Я же сказал, что против судьи никто не попрёт, — мужчина будничным голосом ответил, будто в этом нет ничего странного.

— Тут хотя бы должны быть споры, и всего лишь прошло полчаса, а всё закончилось?

— Воля Верховного Судьи очень мощная вещь, — Сакамото посмотрел на Наруто. Тот сидел с бледным лицом и открытым ртом. Парень не мог поверить в то, что всё закончилось и что Учиху посадили на пожизненный срок…

«Все же я был прав: Его Воля на глупцах не распространяется», — мужчина развернулся и спокойно пошёл прочь, ведь сейчас надо встретиться с Какаши.
Утверждено Kam
nastawedina4481
Фанфик опубликован 20 июля 2016 года в 16:36 пользователем nastawedina4481.
За это время его прочитали 561 раз и оставили 0 комментариев.