Статья про нового персонажа из 3 сезона Наруто - Боруто Узумаки

Лотос. Глава 4

Категория: Другое
В просторном кабинете, в котором повсюду были разбросаны бумаги, находились два человека. Белокурая женщина внимательно вчитывалась в документ. После длительного ознакомления она подняла голову и устало выдохнула.

— Это все, что ты мне хотел рассказать? — Какаши лишь кивнул.

— Ну что же, всё равно этим делом ты уже будешь заниматься, Какаши.

Тот лишь как-то обреченно вздохнул. Конечно же, Хатаке был польщён тем, что его выбрали в качестве будущего Хокаге, но его одолевал неподдельный страх.

«Смогу ли я защитить каждого и принять верное решение?» — мужчина уже несколько дней подряд задавал себе этот вопрос, но ответа почему-то не находил.

Цунаде понимала Какаши, поэтому старалась сильно не давить, но всё же заранее начала вводить его в курс дела.

— Через неделю состоится инаугурация. Но мы должны успеть до этого организовать похороны погибших, — эти слова были сказаны словно в никуда. За эту неделю она жутко вымоталась. Хорошо, что её ученица помогала ей в больнице, ведь Легендарный Саннин не смогла бы одновременно быть и медиком, и Хокаге. Цунаде снова посмотрела на отчёт и нервно начала покусывать нижнюю губу. Сложившуюся тишину нарушил стук в дверь.

— Войдите!

— Цунаде-сама, это вам прислал правитель страны Огня, насчёт… — вздох, — насчёт Учиха Саске.

Хокаге резко вырвала свиток из рук Шизуны и бегло начала читать содержимое. То, что она прочитала, ещё больше вывело её из равновесия.

— Ксо, мы только начинаем восстанавливаться после войны, а они уже хотят судить Учиху! — встала со своего места и стукнула кулаком по столу Цунаде.

Ей надо оттянуть как-то начало расследования, хотя бы ещё на неделю. Цунаде хоть и знала уже большую часть о деле Учихи Саске, но всё же женщина понимала, что не сможет помочь этому юнцу. А вот Какаши сможет. В этом она была уверена, так как он знает куда больше её о клане Учиха и о Саске. Всё-таки жизнь Хатаке тоже тесно переплетена с великим кланом.

— Так, Шизуна, быстро отправь этот документ разведывательной команде. Пускай начинают искать улики, свидетелей, всё что угодно. Но это должно быть секретно! — помощница кивнула и быстро покинула помещение. — Какаши, пошли я тебе покажу наш секретный архив, — белокурая женщина надела свой плащ Хокаге и быстрым шагом направилась к выходу.

— Цунаде-сама, но мне туда ещё нельзя, — и это было правильное замечание со стороны Хатаке.

Но время поджимало. И тут уже не до каких-либо дурацких правил.

— Я знаю, но сейчас на это можно наплевать. Ты же прекрасно понимаешь: если мы не докопаемся до правды раньше остальных, то будут глобальные последствия. Всё же Учиха Саске последний представитель своего клана и его сила слишком опасна в чужих руках.

Какаши больше не стал ничего говорить. Да, Цунаде права. Надо приступать прямо сейчас к расследованию, пока не поздно. Два человека шли по длинному тёмному коридору. Остановившись около железной двери, женщина ввела код, и она открылась. Какаши и Цунаде были в секретном архиве.

— Здесь находятся все отчёты по миссиям. Ты это знаешь. Также есть и секретные отчёты о других странах.

Хокаге подошла к сейфу и снова ввела только ей известный код. Щелчок — и дверца отворилась.

— А здесь дело о той ночи. О той резне в клане Учиха, — Цунаде достала пыльную папку и передала в руки Какаши.

— Об этом никто не должен знать до инаугурации. Но этого будет слишком мало. Должны быть ещё какие-нибудь тайны в этом деле… — задумчиво произнесла она.

Какаши повертел папку в руках.

— Хм, я тоже думал об этом. Если Итачи был двойным агентом, значит, на протяжении несколько лет он собирал сведения о своём клане и отдавал лично Третьему.

— Ты прав. Нам надо найти их. Возможно, их спрятали эти старпёры, — как-то раздражённо сказала Принцесса Слизней.

— Возможно… — согласился Хатаке. — Значит, надо их добыть. Но должен действовать один человек. Профессионал в своём деле, которому можно доверять.

Они переглянулись и синхронно кивнули, уже заведомо зная, кому смогут поручить это дело.

***


— Ой, да ладно тебе, Саске! Что тут такого — пожить у меня? Ну да, у меня небольшие апартаменты, но вдвоём вместимся! — утвердительно произнёс Наруто, словно не Саске в этом убеждая, а больше себя.

Вся эта ситуация раздражала Учиху. Он помнил, что Узумаки размещался в слишком маленькой квартире, и им двоим там не ужиться. Парни и пяти минут не могли продержаться без подколов, подзатыльников и оскорблений, а тут надо жить вместе под одной крышей над головой. Если уже и жить вместе в данной ситуации, то в огромном доме, там, где не смогли бы пересекаться, а здесь придётся делить маленькую комнатушку. После выписки из больницы Саске хотели сразу посадить в тюрьму до разбирательств, но Узумаки не был бы Узумаки, если бы каким-то чудесным образом не смог убедить правоохранительные органы Конохи, что Учиха не сбежит, никого не убьёт и не уничтожит деревню. Вроде все его старые планы озвучил блондин? Но тут появилась ещё одна проблемка: кто будет за Учихой следить, и где он будет жить? Никто не горел особым желанием выдавать ему жильё или как-то вообще помогать. Наруто решил взять на себя полную ответственность за преступника ранга «S» и, схватив Учиху за шиворот одной здоровой рукой, потащил в свою обитель.

Саске пытался как-то протестовать, то есть применить излюбленный метод — оскорбления и слабенькие угрозы, которые могли принести небольшой «эффект укуса комара». Наруто не обращал на это своё внимание. Он, как упёртый баран, продолжал идти домой, таща за собой горе-друга.

— Да отпусти ты меня, усуратонкачи! — учиховскому негодованию не было предела.

Блондин резко остановился около двери.

— Поздно, — серьёзно произнес Наруто. — А теперь добро пожаловать в самую потрясающую и уникальную квартиру Узумаки! — с гордостью произнёс парень и повернул ключ в замке.

Саске удивился такой своеобразной реплике Наруто.

Черноокий почувствовал, что его запястье уже ничья рука не сдавливала. Он посмотрел в спину своего товарища, и тут что-то стрельнуло в голове: «Неужели и здесь он не оставит меня в покое? Узумаки, чёрт бы тебя побрал, живи ты дальше, а я как-нибудь со своей жизнью разберусь. Не имею ни малейшего желания вас втягивать в эту грязь».

— Эй, ты чего стоишь как вкопанный? Проходи уже ты, — обладатель Шарингана прошел внутрь.

Парень уже готовился к тому, что Наруто успел захламить помещение, но увы. Был идеальный порядок, только было немного пыльно. Это простительно, так как хозяина отсутствовал длительное время.

— Странно, что у тебя тут порядок.

Наруто начал чесать свой затылок и театрально засмеялся.

— Ну да, Сакура-чан помогла, — щёки Узумаки немного покраснели. — Так как ей надоел мой небольшой беспорядок.

Конечно же, Узумаки приуменьшил всё. Просто Харуно, зайдя к другу, чтобы сказать, что их вызывают к Хокаге, поскользнулась на кожуре от банана и проехалась до горы грязного белья. И это уже не в первый раз! Вот и нервы девушки не выдержали, и она заставила Наруто драть квартиру. Руководить процессом у юной Харуно получалось даже очень неплохо.

— Так и подумал, — ответил Саске и кинул свою сумку в угол комнаты. — Так где я буду спать? — задал очень важный вопрос обладатель обсидиановых очей.

— Там, где сидишь, — деловито ответил сын Четвертого Хокаге.

Учиха вспыхнул, словно факел. Он не расслышал? То есть он спит на кровати Наруто, а тот, получается, — на полу? Вот это просто взбесило Саске.

«Он точно патологический и редкостный придурок. Я отступник, предатель, убийца, который должен находиться в тюрьме, а не спать на мягкой кровати. Бесишь ты меня, Узумаки, своей чрезмерной добротой».

Последний представитель своего клана так хотел озвучить свои мысли, но прикусил язык и только смог сказать одно:

— Нет, — неповторимая учиховская непоколебимость в голосе.

— Что? — теперь наступила очередь возмущаться обладателя аквамариновых глаз.

«Это я тут ему свою любимую кроватку отдаю, а он ещё отказывается! Вот же учиховский засранец!»

Наруто, будучи гостеприимным парнем, несмотря на то, что должного воспитания не получил в ранние годы, всегда радовался своим гостям и пытался сделать всё для них, чтобы они только подольше у него задержались. Всё-таки одиночество и его тоже может свести с ума. В силу своей простоты и доброты, юноша и не задумывался о том, что в его квартире находится опасный преступник. Для него это неважно. Несмотря ни на что, Учиха останется его другом навсегда.

— Да.

— Нет.

— Я сказал, да.

— Нет.

Парни уже стреляли молниями друг в друга. Казалось, такая мелочь, но никто не хотел уступать даже тут! Спор продолжался до того пока не послышались звуки.

— Расенган!

— Чидори!

Парни были на пределе. Ещё мгновение, и будет драка.

— Наруто? Саске-кун? — послышался взволнованный девичий голос.

Сакура стояла на пороге. Парни резко повернули свои головы, и сразу их лица приобрели другие выражения: удивление и раздражение. Девушка прижала бумажный пакет с продуктами к груди и с неподдельным страхом смотрела на своих друзей. Куноичи и так видела, что парни стали ещё хуже общаться: один сильнее замкнулся, другой стал более вспыльчивым. То, что она сейчас увидела, породило в её душе ужасное чувство: не просто страх, а панический, неконтролируемый.

— Сакура-чан, ты, это, прости. Мы не хотели тебя пугать, — Наруто, увидев этот её взгляд, решил сразу разрядить обстановку.

Саске также перестал выпускать электрический заряд из своей руки. Он выровнялся и пошёл к выходу, проходя мимо застывшей девушки. Ему сейчас надо побыть одному.

— Эй, ты куда? Мы ещё не договорили, — нахмурился Узумаки, получая в ответ немое молчание.

— Эх, он стал ещё проблемачнее, чем раньше, — разворачиваясь к кухонному столику, шёпотом произнес голубоглазый блондин. — Сакура-чан, заходи. Давай помогу тебе с продуктами, — уже более оживлённо проговорил Наруто.

Девушка не стала мешкать и быстро подошла к товарищу. Уже в более-менее спокойной обстановке они начали раскладывать продукты по полкам в холодильнике, при этом попутно Наруто рассказал причину их маленького конфликта. Сакура лишь снисходительно помотала головой и немного улыбнулась, ведь парень говорил это с юмором и в конце убедил девушку, что ей переживать больше не надо, потому что это просто дружеские перепалки. Не могут парни объясняться друг с другом словами. Адреналин так и бурлит в молодых телах.

К вечеру на улице стал чувствоваться мороз. Листья почти опали. Небо было окутано серыми тяжёлыми облаками. Северный ветер подхватывал литья и уносил их вдаль.

Молодой человек сидел на ветке массивного дуба. Несильное дуновение ветра срывало единственный пожелтевший листик, который легко соприкоснулся с мраморной кожей юноши и кружился в плавном танце. Саске прикрыл глаза и наполнил свои лёгкие морозным осенним воздухом. Ему надо остыть.

Юный Учиха осознавал глупость той ситуации. Да, это полнейший абсурд, но…

Да, Саске считал, что он недостоин этих уз, хорошего отношения к себе.

«Это бред, — твердил он сам себе. — Как он может так спокойно продолжать со мной разговаривать, смотреть на меня без презрения, ненависти. Говорить, что я его друг, брат, после всего, что я?.. Это абсурд полнейший! Либо ты дурак, Узумаки, либо я. Я бы сам себя не смог простить. А ты продолжаешь улыбаться и протягивать руку помощи. Раздражает. Хотя ты не один такой. Ещё одна особа также пытается сохранить эти узы. Но ей это даётся намного сложнее», — парень тяжело выдохнул, поднимая голову, смотря в ночное небо.

Брюнет попытался представить себе завтрашний день, но в голове пустота. Он уже не знал, ради чего жил и что пытался доказать всем. Очередная сломленная игрушка. Да, он сломанная игрушка, которую можно выбросить. Саске усмехнулся. Это сравнение идеально описывало его внутреннее состояние.

«Я всегда был марионеткой, только кукловоды менялись. А думал, что я правил этим спектаклем».

Так оно и было. Искусные мастера медленно обрабатывали свою марионетку, доводя её до совершенства. Они погружали свою игрушку в иллюзию, давая ей ложное представление о том, что якобы она играет главную роль в постановке. Кукловоды всё это время тянули за нити своей куклы, освобождая из неё нужное им чувство. А она соглашалась на всё, для того чтобы осуществить свои личные цели.

В это же время в одной небольшой квартирке, но зато уютной, девушка и парень со звонким смехом, криками и шумом готовили ужин. Сакура и Наруто уже и забыли об этой ссоре. Они старались приготовить всё как можно быстрее, так как ужасно проголодались за этот день.

— Ну и где же его носит?

— Наруто, ты не отвлекайся, мешай рис, а то снова пригорит, и я точно тебя прибью, — нарезая овощи, с задорными нотками в голосе произнесла розовласка. — Он должен прийти, — уже тихо проговорила она.

Ребята сильно беспокоились о своем товарище, и не только. Каждый друг за друга переживал. Всё-таки последние события оставили свой сильный отпечаток. Если они не будут друг друга поддерживать сейчас, то потом уже будет поздно. Им всего по семнадцать, а испытали на себе весь ужас этого мира.

Дверь открылась. На пороге стоял собственной персоной Учиха Саске. Долго он себя мучил. Идти или нет, и что сказать? По дороге домой брюнет не мог обуздать свою проснувшуюся совесть в придачу с гордостью и всеми его тараканами. Но всё равно он пришёл и стоял здесь перед ними. И что сейчас сказать? Язык словно вырвали.

«Чёрт», — нахмурил брови Саске и сжал один единственный кулак. Ему снова надо сказать это сложное слово «прости». Тогда, в Долине Завершения, он просил прощения так искренне и готов был повторять это вновь и вновь. А сейчас пришло осознание того, что каждый раз просить прощения и клясться в том, что он больше не сделает им больно, по его мнению, глупо. Саске всегда придерживался принципа «меньше говори, а больше делай». Он считал, что поступки говорят о большем, чем пустые красноречивые речи.

— Да заходи ты уже: я есть уже хочу, — проскулил Узумаки.

Сакура недовольно покосилась на блондина, и её взгляд говорил: «Заказывай гробовую доску, Узумаки». Саске выдохнул и прошёл к столу. Сакура быстро разложила рис и тушёное мясо по тарелкам. Пусть это не кулинарный шедевр, но есть можно. В уме медик поблагодарила свою маму за то, что пару раз заставляла готовить её, так как юная Харуно не горела желанием заниматься домашними делами, ссылаясь на то, что она медик и куноичи, которой не когда заниматься всеми этими глупостями.

Ребята приступили к трапезе. Все ели медленно и молча. Никто не хотел нарушать сложившуюся атмосферу. Положив палочки, Наруто улыбнулся своей лучезарной улыбкой и почесал свой немного округлившийся живот.

— Это было вкусно, Сакура-чан. Не думал, что ты так вкусно готовишь, — промурлыкал парень и тихо продолжил, и это было зря. — В отличие от тех пилюль.

Девушка мгновенно разозлилась и ударила со всей дури Узумаки, который скорчился от боли, при этом жалобно пища.

— За что?

Сакура не смогла сдержать свой смех, так как Наруто надул щёки и губы и театрально отвернулся от друзей, бурча себе что-то под нос.

Прошёл час. Ребята оживлённо играли в карты. Гул, веселье снова сотрясали стены. Наруто, как всегда, заражал всех своим звонким смехом. Даже Учиха, сидевший до этого на месте как булыжник, смог выдавить подобие улыбки. Брюнет удивлялся тому, что они так просто всё забыли и вели себя непринуждённо.

А может это он всё себе усложняет?

Наконец-то обладатель ониксовых очей смог остановить ненужный в данный момент поток мыслей и расслабиться. Ребята, увидев, что их друг стал менее напряженным, выдохнули и продолжили поддерживать царившую атмосферу.

Так прошёл их вечер: в лёгкой и веселой обстановке. Когда стрелка часов перевалила за полночь, то молодые люди решили, что пора ложиться спать. Сакуру парни не пустили домой, так как уже ночь и девушке нечего ходить одной по одиноким улочкам. Они могли её проводить до дома, но, видно, конфликт со спальным местом не был разрешён окончательно, и, чтобы вновь не переругаться, парни уложили непонимающую и смущённую девушку на кровать, а сами легли на пол. Хорошо, что у Узумаки были спальные мешки. Они ещё поговорили немного и, пожелав друг другу спокойной ночи, начали засыпать. Каждый улыбался, лёжа на своём спальном месте, ведь они снова вместе.

На улице разбушевался ветер, а в небольшой квартирке тишь да гладь.

***


Прошла ещё одна неделя. Наруто и Саске немного смогли ужиться вместе, но парни поняли, что долго находиться дома они не могут, так как поубивали бы друг друга ко всем чертям. Они решили, что самый оптимальный вариант — это тренироваться в одиночестве или в паре.

Каждый день они ходили к Пятой и отчитывались, точнее, Узумаки, который говорил, что его подопечный — «послушный» мальчик. Потом шли на тренировку.

Наступило траурное воскресенье, и на улицах была напрягающая тишина. Большинство жителей Конохи находились на кладбище и прощались со своими близкими или с шиноби, которые отдали свои жизни ради мира.

— Сегодня мы собрались здесь, чтобы отдать память погибшим воинам в Четвёртой Мировой войне. Благодаря им, мы смогли победить врага. Их жертвы не были напрасны, — ком горечи застрял в горле Цунады, который не давал ей говорить.

Минута молчания. Все люди слились в одну серую массу. Их лица бледны и несчастны.

Наруто стоял позади, потупив взор.

«Если бы у меня было бы больше сил, то я смог бы их спасти», — он винил себя.

Но всех спасти невозможно.

Подняв голову, он увидел хрупкую спину его знакомой. Хината. Сейчас нет той прямой осанки, лёгкости в движениях. Девушка, с поникшей головой, сжимала свои маленькие кулачки. Так она пыталась сдержать слёзы. Светлоокая красавица потеряла брата, который ей стал не только её учителем, защитником, но и другом. Неджи принял Хинату и решил сам сделать первый шаг к примирению. До боя с Узумаки Хината была для него обычной девчонкой, которая только и делала, что позорила клан. После поединка с Наруто юный наследник клана Хьюга по-другому начал смотреть на свою кузину и на мир в целом. Не такая она и безнадёжная. В ней есть искры, которые смогут образовать сильное и незатухающее пламя. Каждый день она упорно тренировалась. Каждый день в ней разгоралось это пламя. Каждый день она расцветала. И Неджи решил, что должен защищать её до последнего. Длинноволосый шатен знал, кто является источником её силы. Он видел, как юная принцесса Бьякугана с глазами, полными любви и заботы, смотрела на Наруто Узумаки. Он отдал жизнь, спасая того, кого любила всем сердцем Хината. Она должна быть счастливой.

На женское плечо кто-то положил свою ладонь.

«Неджи…» — резко повернула голову девушка.

Но, нет, это Наруто.

Искры потухли в её фиалковых глазах. Она снова отвернулась и тихо спросила:

— Ты что-то хотел, Наруто-кун?

Вместо ответа парень прижал к своей груди девушку и прошептал:

— Не сдерживайся.

Губы девушки начали подрагивать, а в глазах стала собираться солёная влага. Кулачки до побеления костяшек сжали чёрную куртку парня. Уткнувшись носом в грудь Узумаки, Хината больше не сдерживала слёзы. Она плакала тихо, почти беззвучно. Наруто сильнее прижал к себе девушку. Он не оставит её. Сейчас под рёбрами он ощущал зарождение нового чувства, доселе ему неизвестного: такое приятное и одновременное колкое.

***


«Учиха Итачи…»

… написано на надгробной плите. Неповторимый гений проклятого клана покоился со своей семьёй, кроме младшего брата, который стоял около могилы.

За пределами деревни был отведён участок, там, где похоронены все представители клана Учиха. Это место внушало больше страха и боли, чем обычное кладбище. За этим местом давно никто не ухаживал. Вместо плит — старые деревянные кресты, которые покосились от непогоды. Летом здесь бушует высокая трава, из-за которой ничего не видно. Сейчас она, пожелтевшая, лежала на земле.

В одной руке он держал цветы. Ведь его мама очень любила их. Переведя взгляд на две другие могилы, парень без боли не мог смотреть. Там его отец и мать. Будучи маленьким мальчиком, он часто сюда заходил. Всегда ухаживал за могилами своих родителей. Он приходил сюда каждый день, и то через силу, но в конце концов, он сдался. Саске понимал, что если каждый раз он будет сюда приходить, то тут и останется, так не осуществив свою цель — месть.

Прошло четыре года. Теперь семнадцатилетний юноша смотрел с болью в глазах на небольшие земельные холмики.

«Простите меня… — ему стыдно. — Я не оправдал ваших надежд. Особенно твоих, отец».

Начался ливень. Вместе с ним и истерика.

Саске упал на колени, что даже был слышен глухой стук. Саднящая боль в ногах, но он уже не чувствовал физическую боль, так как внутренняя рана открылась и затмила рассудок.

— Я… я уничтожил всё собственными руками… — он злился на себя.

— Это я убил Итачи, мам, я, — его поток слёз и душераздирающий крик мгновенно вырвались наружу.

— Я уничтожил последнюю надежду по спасению клана, пап, — Саске со всей силой ударил кулаком по твёрдой земле.

Это было утробное рыдание. Рыдание души. Его монстра внутри. Учиха бил, крушил всё, но ничего не спасло от боли, которая сейчас щемила прямо в сердце. Казалось, что если сделал бы юноша резкое движение, то оно разорвалось бы. Девушка, стоявшая около дерева, с немыми слезами смотрела на эту картину. Она забыла, как правильно дышать. Что ей делать? Она не знала и боялась его и себя.

«А если я что-то не то скажу или сделаю? А если я не смогу понять его? Он оттолкнёт меня. Но я не могу смотреть, как он себя убивает. Что бы сделал, Наруто?»

Саске пуще прежнего стал вколачивать свой уже израненный и покрасневший кулак в землю. Сакура издала негромкий вскрик от испуга и прикрыла рот ладошкой.

«Он не должен узнать, что я здесь. Я не знаю, что он сможет со мной сделать в таком состоянии. Бежать», — девушка попятилась назад, но почувствовала спиной препятствие.

Сердце перестало биться.

— Сакура…
Утверждено Kam
nastawedina4481
Фанфик опубликован 19 июля 2016 года в 16:36 пользователем nastawedina4481.
За это время его прочитали 599 раз и оставили 0 комментариев.