Статья про нового персонажа из 3 сезона Наруто - Боруто Узумаки

Лотос. Глава 2.

Категория: Другое
Три года назад

Завывал ветер. Этот вой не был похож на обычные капризы природы, которые предупреждают о буре, не был предвестником природного катаклизма, а был голосами погибших людей и криком самой природы.

Ястреб величественно рассекал воздушное пространство. Именно с высоты птичьего полёта можно было увидеть полную картину того, что на тот момент происходило: на несколько тысяч километров виднелась выжженная и изуродованная земля, на которой вряд ли ещё что-то вырастет в течение пары лет. Только около скал можно было разглядеть хоть какую-нибудь растительность, а также небольшое построение — палаточный городок.

Война уже как три дня назад закончилась. Вначале шиноби радовались тому, что они живы, что они одолели врага, что больше не будет жертв и что их близкие в безопасности. Но этот внутренний оптимизм продолжался совсем недолго. Когда пелена счастья с глаз исчезла, то та действительность, окружавшая их, — множество трупов и раненых; едкий дымовой туман, который разъедал лёгкие и который ещё не осел после кровопролитной битвы; разрушенные многочисленные деревни и города, которые оказались рядом с полем боя, — яркой вспышкой отпечаталась в памяти. Шиноби боялись неизвестности: живы ли их близкие и родные? Это ещё малая часть того, что людям преподнесла война.

В военном городке целые сутки была суета. Многие нуждались в помощи. Не только в физической, но и в моральной. Среди одинаковых палаток стояла, та, где мёртвым сном спали молодые люди, на которых легла тяжелая ноша бремени. Они первые и последние представители своих кланов, которые смогли положить конец распрям многовековой борьбы за первенство. Им не нужна была эта власть, было всё равно на обиду и ненависть своих предков. Да, юные герои Четвёртой мировой войны шиноби унаследовали волю своих кланов, но это не говорит о том, что молодые люди повторят судьбу своих прадедов. Хотя так и должно быть. Но этот многолетний, избитый сюжет вычеркнули в последний момент. Саске и Наруто смогли изменить ход истории мира шиноби.

Сейчас юные ниндзя лежали в своей палате и крепко спали. Внутри палаты всё было скромно, даже слишком: несколько кроватей, тумбочка и керосиновая лампа. Кроме молодых людей, в небольшой комнате ещё находились раненые воины, которые теснили друг друга, ибо свободных палат не было. Но никто не жаловался, ведь знали, что это всё временно, и через пару дней или даже неделю они окажутся дома.

Уже ровно три дня Учиха и Узумаки спали искусственным сном, то есть находились в коме. Во-первых, они истощили свой организм до минимума: жизненная сила почти была утрачена; во-вторых, были серьёзные ранения.

Тем временем в другой палате, на футоне, в сгорбленном положении сидела девушка. Её взгляд был устремлён в одну точку — на догорающую свечу. Так она провела, сидя и молча, длительное время. Что-то стараться понять тогда было бессмысленно. Почему? А зачем насиловать себя раздумьями о недавних событиях и о будущем, если настоящее для неё стало таким хрупким? Кажется, что одна неверная мысль и всё — не осталось таких слов как «сейчас» и «завтра». Сакура ещё успеет разобраться во всём и повариться в собственном соку душевных терзаний.

Всего, чего хотело юное создание, — родительского тепла. Сакура прикрыла глаза, приставив себе силуэты родителей.

«Как они там? Живы или…»

Розовласка боялась даже подумать, что война смогла и их забрать.

«Нет, не верю!»

Харуно, чтобы отогнать самые дурные мысли, стала вспоминать те светлые моменты и чувства, которые подарили ей родители. Она старалась детально воспроизвести в мыслях, как лежала на коленях матери и рассказывала о первом дне в Академии и о мальчике, который очень красивый и такой неразговорчивый. Мама Сакуры внимательно слушала щебетание своего птенчика и ласково гладила свою малышку по голове. Девочка, перестав говорить, закрыла глаза и уткнулась носом в мамину кофту. Малышка полной грудью вдохнула самый прекрасный запах в мире — аромат её мамы. То ли это благоухание сочной травы или же горного воздуха, а, может, корицы или шоколада. А, вероятно, всё вместе. Девочка так и заснула на коленях своей матери крепким сном, при этом безмятежно улыбаясь. Ведь никто не смог бы сделать ей больно, так как мама рядом. Её тепло, улыбка и аромат будто защита от всех злодеев и несчастий.

Девушка также отчётливо помнила, как пошла с отцом в другую деревню, чтобы покататься на аттракционах. Сие мероприятие не каждый мог посетить, так как «лунный парк» очень редко бывает в маленьких городках или даже в деревнях. Там Сакура в первый раз в жизни испытала массу разнообразных эмоций. Девочка смеялась в комнате кривых зеркал так, что около больших зелёных глазок виднелись слезинки. Ведь отец Сакуры, будучи задорным человеком, не смог устоять перед соблазном покорчить разные рожицы. Но в другой комнате, комнате страха, малышка Сакура сильно испугалась какого-то монстра, который выскочил из темноты. Детское сердечко так затрепетало от страха, что девочка забыла, как нужно дышать. Но сильные и тёплые руки любящего отца подняли хрупкое детское тельце и прижали к крепкой мужской груди. Сакура посмотрела заплаканными глазами на своего спасителя, и в ответ Харуно-старший нежно улыбнулся ей и поцеловал её в прекрасный лобик.

«Не бойся: папа рядом», — тихо прошептал мужчина и, крепче обняв свою дочурку, направился к выходу. Сакура через несколько минут смогла окончательно успокоиться. Было только слышно её шмыганье носом. Малышка вновь почувствовала то тепло, ту защиту и заботу.

«Папочка всегда будет рядом и защитит меня…» — пронеслось это в маленькой розовой головке.

Мужчина опустил своё чадо и, потрепав короткие розовые волосы дочурки, взял её за маленькую ручку, при этом спросив, хочет ли она домой. Девочка широко улыбнулась и кивнула.

Так два силуэта растворились в закате дня…

Сакура уже уснула. Кто мог подумать, что вспоминания о самых близких и родных людях смогли дать частички заботы, любви и защиты, которые ей так необходимы сейчас, чтобы не сломаться? Девушка спала крепким сном, и на её лице виднелась еле заметная улыбка, как в детстве…

***


Восход.

Седовласый мужчина стоял на небольшом холме. Сзади шиноби возвышались пожелтевшие деревья. Горный ледяной воздух будоражил всё тело, в котором ощущалось лёгкое покалывание. Уже глубокая осень. Октябрь, как-никак. В его глазах отражались лучи восходящего солнца. Шиноби внимательно наблюдал за медленным пробуждением природы, при этом наслаждаясь волшебством живого мира. Много мыслей и вопросов вертелись в голове Какаши, но они так быстры, что невозможно было ухватиться хотя бы за что-то. Хатаке сощурил глаза и выставил ладонь вперёд, дабы немного укрыться от ярких лучей солнца. Перед глазами сразу же всплыли картинки той ужасной битвы, которая положила конец истории шиноби, но и создала новую, которая покажет иной мир. Какаши искренне верил, что жизнь изменится. Тот многовековой круговорот событий был разорван, из которого выбраться, казалось, было невозможно.

Хатаке, вспомнив своих учеников, а именно Саске, задался немало важным вопросом.

«А не повторится это всё вновь? Да, Наруто смог вернуть Саске, но сможет ли Учиха унять свою гордость и признать фактическое поражение окончательно? Нет, тут нет проигравших или победивших. Если Саске сам бы не захотел сдаться, то слова Наруто тут бы не помогли. Но и одновременно, если бы не слова Узумаки, то его заклятый друг не смог бы переступить через себя и судьбу своего клана и положить конец всему. Как же всё взаимосвязано…»

Чувство тревоги всё больше и больше росло по мере размышлений, так как сенсей не знал, что творится в голове Учихи. И это настораживало. Какаши надо лично убедиться в том, что его ученик больше не свернёт с истинного пути. Он готов взять всю ответственность на себя, чтобы смягчить наказание для носителя Шарингана (так как суд неизбежен), но при одном условии — знании его точных намерений на будущее.

Сзади Какаши послышались равномерные шаги. Обернувшись, он увидел Пятую.

— Доброе утро, Цунаде-сама, — поздоровался Копирующий ниндзя.

Женщина немного прошла вперёд и стала рядом с мужчиной. Её выражение лица было максимально сосредоточенное и одновременно взволнованное. Хатаке, заметив это, сразу же задал вопрос:

— Что-то случилось?

— Они начали действовать, — Годайме сжала кулаки и нахмурила брови.

Сейчас на хрупкие женские плечи взвалилось много проблем, которые нужно в короткий срок устранить. Во-первых, это нехватка медперсонала и медикаментов, что препятствует в быстром лечении раненных в бою солдат. Во-вторых, слишком много пострадавших, которые не могли самостоятельно передвигаться. А это усложняло их транспортировку. Конечно же, не только Цунаде испытывала эту «головную боль», но и остальные четыре Каге. И по этому поводу было решено, что Пять Великих Стран снова объединяться, чтобы помочь друг другу. Ведь и так много воинов полегло в этой битве. И этот жест помощи со стороны Каге хоть на немного, но укрепил союз. Но было ещё кое-что, что за считанные секунды могло разрушить и без того хрупкие мирные взаимоотношения.

— Понятно, — обыденным голосом ответил Какаши.

Он был не удивлён, что они начали действовать так быстро. Но седовласому мужчине сейчас было важно узнать, как состояние его учеников.

— Как они?

— Хм… Наруто и Саске ещё в коме, а вот Сакура… — Пятая Хокаге посмотрела вдаль и грустно улыбнулась. — Она как всегда отдает всю себя спасению жизней. За своё пренебрежение здоровьем она получила от меня, но всё же…

— Ясно, — Какаши развернулся и пошёл прочь и напоследок добавил: — Если буду нужен, то знаете, где меня найти.

Цунаде, повернув голову назад, ответила утвердительно. Женщина, закусив нервно губу, начала обдумывать план решения проблем, так как на кону были большие ставки.

***


Сакура приоткрыла глаза и попыталась понять, где сейчас находится. Пару секунд всё плыло перед взором. Потерев сомкнутые веки ладонями, девушка зевнула и приняла сидячие положение.

— Уже утро. Надо бы пойти привести себя в порядок… — сонно проговорила розовласка.

Она наконец-то выспалась за все это время. Не было кошмаров, в которых сюжет был один и тот же. Этой ночью, как ни странно, ей ничего не снилось, поэтому Сакура была довольна этим. Рухнув снова на футон, розоволаска раскинула руки в стороны и слегка улыбнулась.

— Я не должна раскисать. Всё закончилось. Надо думать о будущем, — шёпотом, но уверенно проговорила Сакура, смотря в потолок.

Харуно резко вскочила со своего лежачего места, так как в дверь постучались.

— Да—да, войдите, — быстро проговорила она.

Дверь приоткрылась, и из-за неё показался силуэт молодой девушки. Она немного неуверенно прошла вперёд, закрывая за собой дверь. Подойдя ближе к Сакуре, незнакомка спросила:

— Как Вы себя чувствуете, Сакура-сан? — смущённо пролепетала брюнетка.

— Хорошо, спасибо… эм… — запнулась Харуно.

— Аки, — представилась наконец-то она.

— Приятно познакомиться, Аки. Ты что-то хотела мне сказать? — одеваясь в свою форму, поинтересовалась Харуно.

— Да, завтра мы отправляемся в деревню, — уже уверенно и радостно ответила темноволосая куноичи.

— Понятно, — как-то слишком спокойно отнеслась к этому Харуно.

Разве она не хочет домой? Аки была удивлена её реакцией. Девушка глупо уставилась на Харуно, которая то и дело что-то искала и при этом что-то неразборчиво говорила. Идя сюда, Аки представляла себе Сакуру Харуно совсем иначе: крепкого телосложения, высокую, с присутствием немного грубоватых черт в лице — боевая машина для крушения и убийств. Но, увидев реальную Сакуру, брюнетка не могла сначала понять, кто перед ней стоит.

«Я-то думала: для того, чтобы обладать такой силой, надо сильно натренированное тело. Неужели в такой миниатюрной фигурке может поместиться такая мощь?»

Брюнетка стала ещё больше восхищаться ею. И ум, и сила, и женственность — всё есть. Это всего лишь так может показать на первый взгляд.

Она такой же обычный человек, а, точнее, женщина, которая может так же ошибаться, имея багаж знаний. Она может проиграть в бою, имея такую силу. Она может утерять источник своей молодости, если любовь исчезла.

— Это всё? — голос розовласки вывел Аки из размышлений. — Если всё, то можешь идти. И скажи Цунаде-саме, что я к ней через час приду.

Та кивнула в ответ и быстро удалилась из помещения.

Сакура быстрым шагом шла по палаточному городку, не замечая ничего и никого вокруг. Сердце бешено колотилось, ладошки вспотели, и в голове вертелись не очень хорошие мысли.

«Как они там? Надо торопиться!» — взволнованность.

Девушка, как ураган, внеслась в палату, столкнув какого-то человека. Пострадавший недовольно спросил:

— Ты кто такая? Что тебе тут нужно?

— Я врач, — запыхавшись, ответила та.

Сакура выпрямилась и посмотрела на незнакомца. Этот мужчина в два раза крупнее девушки, что внушало страх. Но не для неё.

— Так и поверил. Пошла вон отсюда! А то иначе… — не успел амбал договорить, как почувствовал сильный удар по солнечному сплетению, и через секунду он был впечатан в стенку.

Сакура отряхнула свои маленькие ладошки, как будто они были в чем-то выпачканы, и направилась к двум кроватям. Ей некогда до разбирательств.

Харуно стала между кроватями и упала на колени. Немые слёзы стекали по её бледным впалым щекам.

«За что им всё это?» — спрашивала она.

Три — это счастливое число, но это не про их троицу.

Судьба решила поиздеваться над ними всеми. Девушка проклинала её. Она всем сердцем желала, чтобы они, её единственные друзья, были счастливы. Да, Сакура не могла понять всей той боли и взять на себя то тяжёлое бремя, которое на своих молодых плечах несли Наруто и Саске, но она тоже ощущала на себе отголоски их собственных мучений. Она связана с ними. Хотели они этого или нет, но девушка также стала частью их команды и так называемой семьей. Куноичи подняла голову и посмотрела в сторону Узумаки. Её тонкие пальчики нежно переплелись с его. Одновременно Сакура протянула свою правую руку в сторону Учихи и почти невесомо погладила его по руке. Её изящные пальчики также переплелись с его длинными и бледными пальцами. Харуно сильнее сжала их руки и прошептала:

— Не смейте умирать! Я не смогу без вас. Если вас не станет, то я тоже буду мертва.

Рваные всхлипы резко прекратились. Сакура сидела на том же месте, не двигаясь.

«Ещё чуть-чуть», — и её ладошки засветились зеленым свечением. Она вливала небольшое количество своей чакры в их тела.

«Если проделывать так каждые два часа, то, может, они быстрее восстановятся», — с таким выводом юный медик встала на ноги и подошла к охраннику. Присев на корточки, девушка похлопала по щекам мужчины, и тот пришёл в себя. Сакура виновато улыбнулась и попросила прощения за «скромный» удар. Охранник никак не среагировал и пристально смотрел на Харуно. Она поняла, в чём дело, и, достав из кармана своё удостоверение, протянула охраннику. Тот, прочитав всего лишь три строчки, легонько кивнул и начал вставать.

Медик повернулась спиной к охраннику и прошла в другой конец палатки, так как там тоже были больные. Она внимательно провела осмотр, сделала перевязки и с чувством выполненного долга направилась к выходу. Резко остановившись около штор, Сакура повернула голову и, мило улыбнувшись, сказала, что ещё придёт. Мужчина так недовольно ругнулся, что сразу схватился за больной живот.

***


— Доброе утро, Сакура-сан, — поприветствовала медсестра, сидевшая за регистрационном столом.

— Доброе, — девушка с каким-то оживлением схватила ручку, быстро поставив незамысловатую закорючку, развернулась и проследовала в глубь коридора.

Сразу же на следующий день, как и планировала Хокаге, отряды шиноби из Скрытого Листа направились в Коноху. Да, перевозить и переносить тяжелобольных было трудной задачей, но она стала легче выполнима, когда на полпути к отрядам подоспели медики, шиноби и простые граждане из деревни. Совместными усилиями они смогли добраться без происшествий.

Сакура продолжала идти по больничному коридору с улыбкой на лице. Из палаты номер десять выбежала медсестра и случайно столкнулась с Харуно. Та удивленно на неё посмотрела и немедленно спросила:

— Что такое, Мидори?

Девушка начала громко высказывать своё возмущение по поводу того, что больной отказывался есть. Видите ли, пациент сказал, что это — не еда, а отрава.

По сути, так оно и было.

Сакура обречённо вздохнула. Она уже поняла, кто этот ценитель еды.

— Иди: я сама разберусь.

Мидори как-то скептически посмотрела на Харуно. Медсестра привыкла, что её пациенты всегда слушались, особенно мужская часть. Кто устоит от манящего голоса, аппетитных форм и милого личика? Правильно — никто, но только не он. Сакура зашла в палату номер десять, не обращая внимания на то, что Мидори её не послушала и осталась на месте.

— Агр, я умру тут от голода, точнее без нормальной еды! Раме-е-ен хочу-у… — лежа на боку, пробурчал «забастовщик».

— Наруто! — от этого угрожающего тона парня просто перекосило.

«Ксо, Сакура-чан тут! Мне не жить. Я же обещал себе, что больше её злить не буду», — и сразу вспомнилась картинка поле боя, когда Сакура пробудила свою ужасающую силу.

Громко сглотнув, Наруто прикрыл глаза и притворился спящим. А вдруг пронесёт?

— Я знаю, что ты не спишь, — девушка медленно продвигалась к кровати. — Наруто-кун, ты почему не кушаешь? И обижаешь медсестер? М?

Вот чего-чего, а этот суффикс «кун» услышать от Сакуры было странно, непривычно и страшно. Парень прекрасно понимал, что это последняя капля. Но, несмотря на страх стать боксерской грушей, Узумаки решил повернуть голову. Наруто как-то глупо улыбнулся и, истерически смеясь, сказал:

— Сакур-ра-чан, привет! Ты-ты отли-ли-чно выглядишь и ещё… — девушка мотнула головой, давая понять, что его лесть не спасёт.

«Ксо, ксо-о-о!»

— Не отвертишься!

Блондин хотел что-то сказать, но не смог. Противная жижа уже была во рту. От ужасного вкуса и тщательного впихивания однородной массы у него в уголках глаз начали наворачиваться слёзы.

— Са-а-акура… — был безжалостно заткнут ложкой с кашей.

— Цыц! Не зли меня, Узумаки!

Парень перестал сопротивляться и уже спокойно принимал свой обед. Окончив приём пищи, розоволосая медсестра поставила тарелку на тумбочку.

— Не так уж и плоха каша? — мило улыбнулась Сакура.

Кивок.

— Ну и прекрасно! А тут жарко у тебя, — куноичи встала и пошла открывать окно.

— Сама бы попробовала это съесть, — обиженно пробурчал Узумаки.

Харуно начала открывать окно, как резко остановилась.

— Ты что-то сказал, Наруто-кун? — юноша готов поклясться, что ему не послышался снова этот суффикс «кун».

Видно было, что девушка была в хорошем настроении, так как она его ещё не побила, даже несмотря на то, что он как бы раненый.

— Нет, — уверенно ответил, при этом отрицательно помахав руками.

Сакура ничего не сказала и осталась в неподвижном состоянии. Плечи розовласки стали немного подрагивать. Наруто непонимающе посмотрел в спину своей подруги. Неужели он её чем-то обидел?

— Сакура-чан, прости меня, дурака! Каша была вкусной, очень! С твоих рук даже отрава станет съедобной, — наигранный смех.

Узумаки говорил всё, что в голову приходило, а, точнее, несусветный бред.

Главное, чтобы она перестала плакать. Никогда она не должна проливать слёзы. Он не мог просто смотреть на её рыдания. Видеть плач дорогого человека просто невыносимо.

Да, она плачет, но это совсем другие слёзы. Слёзы радости.

— Бака, — еле слышно сказала она.

Сакура боялась, что война изменила его, что больше не будет того солнечного парня, который никогда не сдаётся. Ведь девушка зависима от него, так как Наруто источник надежд и сил для неё. Да, это с какой-то стороны эгоистично. Но, увидев его улыбку, его детские выходки и какое-то ребячество, Сакура успокоилась. Страх ушёл на какое-то время. Она совсем на него не злилась. А за что? Еда и впрямь отвратительна, но ему придётся это пока есть из-за его состояния. Немного надо потерпеть. А его любовь к рамену доказывает то, что это прежний Наруто. Отказался есть с рук той медсестры? Да и плевать зеленоглазая красавица хотела на это! Харуно вздрогнула и почувствовала тепло со спины. Кто-то положил ладонь на её плечо.

— Сакура-чан, прошу: не плачь! — уткнувшись в её плечо, тяжело дыша, сказал Наруто.

Слёз больше не было. Он еле встал с кровати, чтобы успокоить её.

— Наруто, что ты… Тебе же нельзя вставать! Раны могут открыться… — беспокойство в её голосе.

Сакура развернулась к нему лицом и посмотрела на него.

— Всё хорошо, — фирменная его улыбка. — Не волнуйся…

Парню было очень сложно стоять на ногах и что-то ещё говорить. Но он терпел. Главное, чтобы она не плакала. Ни-ког-да. Но тело не желало больше слушаться хозяина. Юноша, закрыв глаза, постепенно начал погружаться в беспамятство. Харуно быстро среагировала. Подхватив парня, она позвала на помощь, так как его перетащить аккуратно не смогла бы: раны могли открыться. В палату ворвались медсестры и пара охранников. Аккуратно взяв тело парня, двое мужчин перенесли его на кровать.

Через пять минут никого уже не было. Солнечные лучи рассыпались по всей комнате, и лёгкий ветерок колыхал свежие лилии в вазе.

Сакура Харуно после того, как побывала у Наруто, оставшийся день работала с документами, осматривала пациентов. Занималась своими обязанностями. Вот уже рабочий день подходил к концу, а девушка не собиралась домой. Было ещё одно незаконченное дело. Но почему-то она его откладывала. Сидя за рабочим столом, Сакура что-то писала, читала, при этом всё время посматривая на часы. Уже девять часов вечера. Почти стемнело.

Медик закрыла очередную папку, встала со стула и вышла из кабинета. Находясь около палаты номер семнадцать, она дёрнула за ручку и прошла внутрь. Темно. Слышен писк приборов. В углу стоял член АНБУ. Сакура кивнула ему, и тут он через секунду исчез. Розовласка села на край кровати. Она просто смотрела на бледного юношу, одновременно положив на его грудь свою ладонь. Зелёное свечение нарушило Царство Темноты. Парень ещё не приходил в сознание. Сакура каждый вечер приходила к нему и вот так несколько часов сидела. Здесь куноичи могла спокойно побыть в тишине, подумать обо всём и просто смотреть на безмятежное выражение лица бывшего мстителя, наверное.

Харуно убрала немного одеяло, чтобы была видна левая рука, точнее, её часть. Девушка нагнулась, размотала повязку, и начала обрабатывать рану.

«А если всё было не так, то кого бы я спасла первым?» — этот вопрос мучил юную особу не одну ночь. Тогда, направляясь в Долину Завершения, Сакуру тревожил тот же вопрос. Но ей не пришлось выбирать. Розоволосая куноичи была счастлива в глубине душе, что она смогла одновременно им оказать первую медицинскую помощь.

Как бы Сакура не пыталась отрицать, но ответ уже был готов давно. Просто она не хотела его принимать. Где—то в уголках своего подсознания Харуно знала, кого спасёт первым — Наруто, но и Саске ей был дорог, несмотря на все его выходки. Да, как бы это странно ни звучало, но спасла бы она того, кто всегда был рядом и поддерживал, а не того, кого до безумия любила. Сразу можно сделать вывод, что это ненастоящие её чувства к Учихе и что это пустые слова о любви. Нет, это не так. Это слишком сложно. Но всё обошлось, и они живы. Выбор ей не пришлось делать.
Девушке было совестно за такие мысли. Ей так хотелось прикоснуться к нему, но она сама себе это запретила. Сакура больше не могла тут находиться, так как за разбирательствами в своих чувствах и в поступках ей стало невыносимо и противно от самой себя.

Слабый свет от полной луны проник в палату. В помещении летал лёгкий аромат от свежих лилий и ночной прохлады.
Утверждено Kam
nastawedina4481
Фанфик опубликован 19 июля 2016 года в 16:31 пользователем nastawedina4481.
За это время его прочитали 526 раз и оставили 0 комментариев.