Статья про нового персонажа из 3 сезона Наруто - Боруто Узумаки
Наруто Клан Фанфики по Наруто Романтика Любовь и кофе. Чашка№7. Немного дальше, немного ближе

Любовь и кофе. Чашка№7. Немного дальше, немного ближе

Категория: Романтика
Любовь и кофе. Чашка№7. Немного дальше, немного ближе
«Гнев влюбленных - это возобновление любви»

– Это принадлежит Шикамару, – тихо проговорила Матцури, и толкнула вторую дверь шкафа. Взгляду предстал женский халат, блузка и пара офисных юбок, аккуратно висевших на вешалках. Но Гаара уже отвернулся, его глаза смотрели на макушку девушки, которая, как он думал, была невинной овечкой, а, как оказалось, являлась очень хитрой искусительницей. И если бы ему не понадобились его вещи, которые он забыл здесь, он бы и дальше верил в эту святую невинность. От мысли, что эти вещи были лишь предлогом, чтобы прийти домой к его секретарше, Гаара лишь отмахивался, словно от назойливой мухи. Да и не клал он в шкаф ничего, заглянул зачем-то, сам не зная причины. – Он просто с-а-ах!
Мужчина схватил ее за плечи и встряхнул, не давая договорить. Матцури боялась поднять глаза и встретиться с холодным морем, в котором сейчас наверняка были невероятно большие волны злости и ярости, сметающие любые корабли разумных мыслей.
– Он просто что? Спит здесь? – зло проговорил красноволосый, сильнее сжав хрупкие руки.
– Да! – Йемо дернулась и вырвалась. Видя, что ее начальник что-то хочет сказать, она пристала на носочки и накрыла его губы своей ладошкой. Она обязана объясниться! – Он спит здесь с…
– Замолчи, – снова прерывает ее Гаара и впивается поцелуем в губы, не желая слушать ее глупые отговорки. На задворках сознания мелькает мысль, что эта малышка была еще девочкой вчера утром, но потопает в адской смеси злости и желания, потому что Матцури со всем пылом отвечает на поцелуй, самостоятельно перемещая мужские ладони себе под майку. Через мгновение серая легкая материя покидает ее тело, а вслед за ней на пол падает и темно-синий дорогой пиджак. Галстука на Гааре сегодня нет, поэтому девушка сразу принимается за пуговицы на рубашке. Они вдвоем, тем временем, медленно шагают к спальне, добавляя еще один след своего пребывания – бежевый лифчик остается висеть на спинке дивана в гостиной. Но, по закону жанра и нетерпеливости, не доходят. Вернее, парень решает, что до кровати слишком далеко и сворачивает в сторону кресла, направляя не сопротивляющуюся Матцури. Он толкает ее на мягкий предмет мебели и, смотря в темные глаза, снимает с себя рубашку и такую же белоснежную футболку, откидывая их в сторону. Йемо пробегает глазами по мужскому телу, сглатывая вязкую слюну и останавливая взгляд на пряжке ремня. Ее руки тут же принимаются расстегивать его. Когда немного дрожащие пальцы практически справились с задачей, девушку вдруг рывком поднимают на ноги, поворачивают и снова подталкивают к мягкому сидению. Она становиться коленями на кресло и пальцами хватается за спинку, прогибаясь и чувствуя скользящие по оголенной спине мужские ладони. Повторяется эпизод из прошлой ночи, но теперь Матцури не дают развернуться, и она лишь приподымает колени по очереди, позволяя стянуть с себя лосины вместе с нижним бельем. Гаара не спешит, наслаждаясь открывающимся видом на прекрасное тело молодой девушки, но и его терпение заканчивается. Он буквально стряхивает оставшуюся одежду и прижимается всем телом к дрожащей либо от холода, либо от нетерпения Йемо. Она стонет, не сдерживаясь, чувствуя напряженность мужского тела в целом и каждой его части отдельно. Она поводит плечами, стараясь вынырнуть из всего этого безумия и глотнуть воздуха, понимая, что если она не объяснится, то в итоге останется у открытого шкафа, как у разбитого корыта.
– Мне кажется, ты все неправильно понял, – срываясь на шепот, медленно проговорила девушка и тут же заскулила от ощущения наполненности и легкой боли.
– Правда? – Гаара не сдержался и вступил в диалог, хотя все время думал, что будет игнорировать ее слова.
– Нара… он, – начала Йемо и простонала от особо резкого толчка.
– Он… – хриплое дыхание мужчины опалило девичье ухо. Ей не нравилось, что они разговаривают о ком-то постороннем в такой момент, но выхода не было – другого момента могло вообще не быть. На работе о таких вещах не говорят, если ее, конечно, не турнут с секретарского кресла и компании вообще после такого.
– Спит с Темари, – буквально выдохнула девушка, а Гаара внезапно замер, пораженный то ли ее наглостью, то ли этим откровением.
– Маленькая лгунья, – прокомментировал парень и снова задвигался, одновременно проводя рукой по плоскому животу и нажимая на чувствительную влажную точку. Матцури взвизгнула и схватила его за запястье, утыкаясь лбом в предплечье левой руки, лежащей на спинке кресла. Красноволосый перехватил ее кисть и направил ее туда, где только что находились его пальцы, при этом не переставая двигаться. Йемо уже практически потеряла способность связно мыслить, подчиняясь желаниям своего мучителя, но все же не могла не ответить.
– Это когда это… я тебе лгала? – в подтверждение своего недовольства она сжала внутренние мышцы своего лона и услышала хриплый стон. Значит, у нее есть шанс на дополнительный ход. – Они… иногда при… ходят сюда.
Справа что-то громко взорвалось – боевик подходил к финалу. Гаара даже не обратил внимания на посторонний звук, остатками сознания обдумывая сказанное. Звучало вполне правдоподобно, ведь от ненависти до любви один шаг, а Темари из тех людей, которые сделают целых десять, если ей сделают столько же навстречу. Ну а Шикамару относится к тому типу людей, кто любит решать сложные задачи, не смотря на то, что это ужасно проблематично.
Матцури проскулила что-то, отвлекая от неуместных сейчас размышлений, и поддалась еще ближе, теснее прижимаясь ягодицами к мужскому тазу. Парень усмехнулся и ускорился, и стоны девушки под ним стали еще громче и отрывистей, подстегивая его двигаться на грани возможностей. Через несколько секунд женское тело мелко задрожало и точно бы растеклось безвольной лужицей по мягкой обивке кресла, если бы не сильная рука, обвившая ее талию и крепко прижимавшая к мужской груди. Толчки прекратились, и Йемо почувствовала, как по ее внутренней стороне бедра стекает теплая жидкость. На кончике языка вертелось ее название, но еще не пришедший в сознание организм отказывался собирать по буквам короткое слово. Девушка тяжело дышит, отказываясь сдаваться и продолжая вспоминать, насильно возвращаясь в реальность. Мозг нехотя выдает нужную информацию, и Матцури тут же разъяренно шипит, слегка повернув голову, чтобы видеть объект своего раздражения:
– Ты в меня кончил!
Гаара удивленно моргает, даже не ожидав такого откровения из уст еще недавно невинной девушки, а потом до него доходит смысл ее фразы. Парень пораженно застывает, потому что это первый раз на его памяти, когда он совершенно не подумал о защите, а память у него – будь здоров. Матцури ерзает под ним и выбирается из капкана мужского тела и кресла, поднимает с пола и спинки дивана свои вещи и исчезает за дверью в ванную. Когда она вышла через несколько минут, то увидела своего начальника, уже одетого, спокойно и невозмутимо сидевшего в кресле, которое пять минут назад невольно стало участником их маленького безумства.
– Как Темари может спать с Нарой? – подал голос президент, когда она села на диван, поправляя свои влажные волосы, мокрые кончики которых щекотали ей затылок.
– По-моему, мы только что наглядно продемонстрировали, как твоя сестра может спать с Шикамару, – глядя в противоположную сторону от своего гостя, пробурчала Йемо. Гаара дважды моргнул и усмехнулся на такую дерзость, все еще не понимая, как мог растерять все самообладание и забыть о такой важной вещи, как контрацепция.
– И все же мне нужны доказательства, – проводя рукой по красным волосам, произнес парень. Матцури ничего не ответила, подошла к своему боссу, взяла его за руку и потянула за собой. Она привела его к открытому шкафу и пальцем указала на то, что так и не увидел президент – женскую одежду. И если бы он не так хорошо знал, что носит его сестра, то эти вещи ничего не сказали бы ему. Но, как упоминалось ранее, память изменяла Гааре так же редко, как и интуиция, поэтому ему не оставалось ничего, кроме как поверить.
- И незачем было так злиться и затыкать мне рот в моем собственном доме, - скрестив руки на груди, недовольно буркнула Йемо.
- По-моему, ты была совершенно не против, - парировал мужчина. Девушка ничего не успела сказать, как зазвонил телефон у Гаары в кармане. Тот, посмотрев на экран, нахмурился и ответил на звонок, разговаривая короткими фразами.
- Хорошо, я выезжаю, - закончил беседу президент и посмотрел на свою подчиненную, - у меня есть срочное дело. Мы продолжим позже.
Матцури бездумно кивнула, желая остаться в одиночестве, но, оглядев своего гостя, наклонилась и подняла с пола пиджак вместе со своей майкой. С трудом сохраняя невозмутимое выражение лица, она оттряхнула одежду и протянула тяжелую темно-синюю ткань владельцу. Гаара молча надел вещь и проследил, как серая материя скользит по нежной коже его секретарши.
Когда дверь за президентом закрылась, Йемо не шевельнулась. Но уже через мгновение прижала ладони к щекам, стараясь не сгореть от стыда и смущения. Что это, черт возьми, было?

Гаара постукивал пальцами по рулю, обдумывая произошедшее. Такое поведение было ему совершенно не свойственно, поэтому он недовольно хмурился, пытаясь найти причины. Ну, первая была слишком очевидна – Матцури. С одной стороны совершенно обычная девчонка, немного заучка, даже немного серенькая мышка. С другой – умеет дерзить, хамить, материться и соблазнять. И ее интерес к президенту был бы вполне естественен и даже типичен, если бы она, как и все остальные, не важно, насколько опытные в отношениях, кидала взгляды или продолжала флиртовать с Гаарой на работе. Но нет, весь сегодняшний день она не то, что не прикоснулась как бы невзначай, так даже и не смотрела в его сторону больше времени, чем это нужно по работе. Это было странно и даже слегка оскорбительно. Нет, парень был бы раздражен в высшей степени, прояви бы она неуместную инициативу, но полное равнодушие к нему на работе и такой пылкий отклик у нее дома озадачивал. Ведь девушка не была еще профессионалом своего дела, стаж работы у нее не такой большой, чтобы так хорошо разбираться в негласных правилах служебных романов. Поэтому выходит, что она сама сознательно выбрала такую линию поведения, что свидетельствует не только о наличии ума, но и об умении им пользоваться, чтобы сделать рациональные выводы. Значит, она не совсем уж такая невинная маленькая девочка. По ней не скажешь. Даже Темари запирается в своем кабинете с Нарой. Гаара знал это, но не думал, что они там развлекаются. Оказывается, президент по наивности обыгрывает свою секретаршу на несколько очков.
От такой мысли парень усмехнулся и тут же нахмурился. Йемо стала ему немного понятнее, но это всё не объясняло его вспыльчивости и действий. Ладно, для злости еще можно найти причину – Гаара просто не ожидал такой подставы от милой овечки, которая совсем недавно млела от его прикосновений. Но, буквально за секунду вспомнив ее слишком «опытное» поведение на работе, тут же заподозрил подвох и разозлился на себя, что так быстро доверился малознакомому человеку. Девушки, с которыми он имел хоть какие-то отношения, были опытными и не самыми лучшими людьми, поэтому Собаку и не ожидал от них многого. Что ж, с этим все понятно – злился на себя за излишнюю доверчивость. Не в первой. Но вот то, что он выплеснул эту эмоцию на виновного в такой необычной ему манере в подобной ситуации, объяснения не имело. Мало кто мог вывести из себя красноволосого президента, таких случаев – раз-два и обчелся. А если уж кому-то повезло, пардон, крупно не повезло, то его злость все равно отдавала холодом в каждой фразе, сказанной низким голосом.
Гаара на секунду закрыл глаза, вспоминая практически ушедший день. Смутная догадка посетила его голову. Он мог так отреагировать, чтобы проверить реакцию своей подчиненной. Посмотреть, не жалеет ли она об их «контакте», хочет ли повторения и строит ли на него какие-нибудь планы. Такой ответ пришелся по душе. Все было логично и рационально – в духе президента компании. Осталось лишь не перегнуть палку с такими проверками. Все его предыдущие пассии убегали от него спустя несколько недель отношений. Не сказать, что он был опечален их исчезновением. Некоторые уходили со слезами и истериками, которые обрывались, стоило лишь Гааре посмотреть девушкам прямо в глаза. Кто-то прямо заявлял, что им мало внимания «любимого парня» и ставили перед выбором, что был стопроцентно не в их пользу. Те же, кто доживал, а вернее, дотерпел до недели третьей – начинали испытывать страх. Не беспочвенно, честно говоря. Спустя четырнадцать дней парень неосознанно начинал полностью проявлять свою натуру довольно жестокого человека. В большей мере это проявлялось в постели – невероятно болезненные укусы, синяки от железной хватки, часто бесцеремонное отношение к чужому удовольствию. Никакого насилия, в принципе, ведь в конце концов оба партнера получали удовольствие, но девушки были против своего беспомощного состояния, такого собственнического отношения в спальне и практически полного равнодушия за ее пределами. Была и пара таких, кого отшил сам Гаара спустя несколько дней и всего пару совместно проведенных часов. Эти дамы были слишком фамильярны с ним, раздражали болтовней и пытались воспользоваться его положением. Не говоря уж о фальшивых стонах. Но Собаку устраивал такой исход отношений. Казалось иногда, что ему вообще все равно. Хотя так и было в большинстве случаев.
Тут же случай немного другой. Судя по всему, Матцури успела подружиться с Темари. Настолько, что разрешает ей ходить в свою квартиру, когда ее нет дома. А раз она не бесит его сестру – она неплохой человек. Не хотелось делать ей больно. Какое-никакое, а уважение к слабому полу у парня имелось, поэтому желания видеть чьи-то слезы и истерики не наблюдалось. От страха в женских глазах Гаара тоже не испытывал удовольствия. В основном. Да и у него же есть сестра. И если ей будет плохо, один ленивый вице-президент окажется в больнице. Приносить душевную боль парень не хотел. Физическая же, словно корица в ванильном мороженом, была иногда необходима.
Вот только опыта в безболезненном расставании у Гаары не было.

На следующий день все только и говорили о вечернем приеме. А Матцури, как только с подобной темой к ней обратилась Ино, не сдержала порыв хлопнуть себя ладонью по лбу, потому что позорно забыла об этом. Хотя только вчера проверяла список дел. Вот дура, а. Совсем голову потеряла из-за президента. Яманака посмотрела на нее доброжелательно-снисходительно.
- Не волнуйся, на этом приеме будет много людей, так что, если ты ускользнешь после торжественной части, никто не станет тебя отчитывать на следующий день. Тем более, завтра суббота, а в понедельник об этом никто и не вспомнит.
- И как же мне туда одеться? Какое-нибудь платье? – Йемо наклонила голову вбок, задумчиво обводя взглядом интерьер.
- Ну… - Ино огляделась по сторонам и поправила складку на своей черной юбке-карандаш, - если ты собираешься сбежать, то надень что-то удобное и не очень броское. Я бы сказала, что даже классическое, - блондинка подперла рукой подбородок, - а если планируешь кого-то охмурить, то выбери что-нибудь с открытой шеей и плечами и заколи волосы, но не прилизывай их.
- Хорошо, - приятно было услышать добрый и дельный совет от сотрудницы, поэтому девушка даже не скрывала улыбку. – Я пойду.
- Да-да, только не опаздывай – привлечешь внимание, - сказала ей напоследок Ино и подняла трубку телефона, уже как минуту требующего внимания.
День, в принципе, прошел спокойно, если не считать Темари, которая за обедом жаловалась на Шикамару и его лень, самого Шикамару, который напомнил, что сегодня вечером ему понадобиться небольшая помощь. Ну и, конечно же, президента. Потому что, если брать в расчет Гаару, то работать Матцури нормально не могла. То он уронит файлы из папки, проходя мимо своей секретарши, и смиренно подождет, пока она соберет все документы с пола и подаст ему. То заставит трижды варить ему кофе, из-за того, что сегодня ему захотелось добавить туда сахар. Тем не менее, выпил он все три чашки. И угомонился после этого на полдня. Матцури уже было успокоилась и с головой погрузилась в работу, как ее заставили полить цветы, хотя уж чем-чем, а ими президент интересовался в последнюю очередь. К концу рабочего дня девушка была готова пребольно укусить своего начальника за то, что постоянно дергает ее по дурацким поручениям. Конечно, внешне она старалась не показывать своего раздражения, но руки неумолимо пытались сжаться в кулак при очередном глупом приказе.
- Гаара-сама, вот список людей, с которыми вам желательно побеседовать сегодня вечером, - она положила лист бумаги на край стола. Собаку отвлекся от компьютера и взглянул сначала на секретаршу, а потом на список. Ее никто не просил это делать, однако, зацепившись взглядом за несколько имен, президент понял, что она права, а он даже не знал, что эти люди будут на приеме. Матцури дождалась кивка и снова заговорила, - Я могу идти?
Выныривая из омута мыслей, первым делом захотелось отказать ей. Но на часах уже была половина восьмого, а значит, что и ему тоже пора собираться. Гаара еще раз кивнул и стал следить, как его секретарь тихонько собирает свои вещи, выключает компьютер и приводит в порядок свой рабочий стол. Потом она оборачивается и вздрагивает, замечая наблюдательный взгляд. Легонько кланяется, не смея нарушать тишину, и покидает кабинет. А ее начальник продолжает в прострации смотреть на закрывшиеся двери. Но спустя несколько долгих минут следует примеру своей подчиненной.

Прием был шикарен. Красивые, элегантные женщины в спокойных и не вычурных нарядах, мужчины в идеально отглаженных костюмах, приятная ненавязчивая музыка и негромкие светские беседы. Матцури последовала сразу трем советам Ино – пришла вовремя, надела неброское бирюзовое платье до середины бедра с открытыми плечами и не стала скрывать свою изящную шею. Тонкие, практически прозрачные длинные и широкие рукава платья еле держались на плечах. Здороваясь с гостями, она протягивала руку и рукава, благодаря разрезу на половину всей длины, соскальзывали с запястья. Ее наряд даже успели похвалить несколько раз. Ради бесшумного и быстрого побега девушка обула изящные бежевые туфельки на небольшом каблуке. Они не так громко цокали благодаря набойкам, поэтому выбор пал именно на них. Не сказать, что все было в новинку для Йемо – она уже успела побывать на нескольких светских приемах, но все равно немного волновалась. Ее дедушка долго и упорно вбивал в нее этикет и правила поведения, но люди разные и ко всем нужно было найти свой подход – это-то и немного напрягало. Но спустя полчаса Матцури поняла, что успела познакомиться и ненавязчиво побеседовать со многими людьми и даже получить от этого удовольствие. Здесь даже были несколько дедушкиных приятелей, но не сам родственник, что тоже радовало. Решив выпить чего-нибудь, девушка подошла к столикам, ведь не очень хотелось ждать и выискивать глазами официантов. Там-то ее и поймал Нара.
- Матцури, час икс пробил, - задорно прошептал ей вице-президент и указал взглядом на Темари, стоящую в кругу мужчин и двоих женщин. Увиденное Шикамару не понравилось, потому что сногсшибательная блондинка привлекала через чур много мужского внимания. Собственнически оглянув свою проблематичную женщину с ног до головы, он быстро заговорил: - Мне нужно, чтобы ты, не вызывая подозрений, смогла уговорить ее пойти на парковку к моей машине. Не уверен, что она меня не побьет после всего, что я сделаю, – уж очень не любит сюрпризы и нарушение своих планов, но я постараюсь ее убедить, что мои планы намно-ого интереснее.
Йемо хихикнула, заражаясь азартом, и кивнула. Теперь нужно выгадать правильный момент, чтобы не испортить отношения с гостями, с которыми вела беседу Собаку, и выманить ее к Наре. Спустя несколько минут наблюдения Темари, видимо, устав от собеседников, отдалилась от их круга, но не стала заводить беседу с кем-то еще. Матцури тут же подошла к ней и состроила встревоженное лицо.
- Темари, - зашептала она, чтобы их больше никто не услышал, - Шикамару… он… там… что же делать…
- Да что с ним? – немного резко спросила блондинка, уж очень ей не понравилось сбивчивое лепетание подруги.
- Я не знаю. Ему плохо, - Матцури встревоженно посмотрела ей в глаза, - он сказал, что ему нечем дышать и сильно болит голова и пошел к машине, сказав, что там должны быть какие-то таблетки. Он выглядел очень бледным.
-Что? – у Темари отняло дыхание. Она была шокированной, волнение стало накрывать ее с головой по мере объяснений. Ее собеседница даже почувствовала укол вины за свой обман. Но отступать было поздно. Блондинка растеряно посмотрела по сторонам, а потом уверенно – на Йемо. – Я к нему, спасибо, что сказала.
Смотря ей вслед, девушка подумала, что поступила не очень хорошо, выбрав такую тактику. Оставалось надеяться, что это стоит того. А еще, что ей самой пора бы уйти по-английски. Вот только она так и не увидела своего босса, а ей хотелось этого весь вечер. От себя ведь правду не скроешь. Вздохнув, Матцури направилась к выходу, но услышала знакомый голос, невидимой рукой сжавший все внутри. Гаара спокойно беседовал с одним из тех, кого она написала в списке, иногда оглядывая зал. Спустя несколько секунд его взгляд остановился на черных агатах. Его секретарша смотрела на него нечитаемым взором. Мягко улыбнулась и склонила голову в приветствии. Президент провел тщательный осмотр за эти несколько мгновений – соблазнительная шея и плечи, тонкая талия, стройные ноги, наверняка обтянутые чулками, и изящные туфли. Не успел Гаара пройтись взглядом снизу вверх, как его подчиненная повернулась и целенаправленно пошла к выходу. Рукава ее платья соскользнули с предплечий и развевались, делая ее похожей на сказочное создание. Когда она скрылась из виду, Собаку понял, что прослушал последнюю минуту разговора. Невозмутимо переведя взгляд обратно на собеседника, парень быстро ухватил суть светской болтовни. Вот только, хоть и не теряя нить разговора, перед глазами стояло изображение тонкой изящной шеи и таких же возбуждающе хрупких плеч.
Спустя невыносимые двадцать минут он уже садился в машину.
Йемо, только-только приехавшая, еще даже не успела переодеться, только снять обувь и дойти до двери спальни, как услышала звонок в дверь. Сердце радостно екнуло и тут же испуганно сжалось. Это мог быть не только ее президент, но и бывшая начальница. И Темари бы устроила тут разнос. Открывая дверь, девушка вдвойне надеялась, что это не блондинка-фурия. Подняв взгляд на своего гостя, она почувствовала, как все внутри тяжелеет. На нее был направлен взгляд из опасной смеси ярости, возбуждения и непреклонной уверенности.
Ей понадобился миг, чтобы схватить мужчину за лацкан его пиджака и затянуть в квартиру, впиваясь поцелуем в губы.
Утверждено Nern
Ниора
Фанфик опубликован 23 января 2015 года в 15:04 пользователем Ниора.
За это время его прочитали 769 раз и оставили 0 комментариев.