Статья про нового персонажа из 3 сезона Наруто - Боруто Узумаки
Наруто Клан Фанфики по Наруто Романтика Любовь и кофе. Чашка №5. Остаться на холодный кофе

Любовь и кофе. Чашка №5. Остаться на холодный кофе

Категория: Романтика
Любовь и кофе. Чашка №5. Остаться на холодный кофе
Дружба между мужчиной и женщиной очень слабеет при наступлении ночи.

«Секретарша, секретарша, секретарша» - пульсировало в голове у Матцури. За полминуты она успела так много раз повторить это слово, что оно практически потеряло весь свой смысл. Девушка немигающим взглядом уставилась на лакированную поверхность стола, чем немного обеспокоила Темари. Бывшая начальница протянула руку к Йемо, чтобы привести ее в чувство, но новоиспеченная секретарша президента резко вскинула голову и посмотрела на главу компании.
– Это же всего на месяц? – только Гаара смог уловить надежду в ее голосе, ведь, в отличие от своей сестры, он видел глаза Матцури. Но с чего бы ей не понравилось это «повышение»? Она не хочет с ним работать настолько тесно? Да, это больше похоже на правду. Что ж, бороться с Гаарой бессмысленно. И раз она так не хочет работать под его прямым и чутким руководством, значит…
– Посмотрим. И да, твое рабочее место будет находиться в этом кабинете. – Собаку сдержал усмешку. То, как отреагировала его подчиненная, забавляло, - побледнела, с трудом сглотнула и отвела глаза в сторону. Это только подтверждает, что она влюблена в президента.
– А где будете вы? – глупо, но надежда умирает последней.
– Здесь. Что-то не так? – Гаара же был как всегда невозмутим.
– Но я же не личный помощник, а секретарша. Я не могу работать у вас в кабинете! – невольно повысила голос отчаявшаяся девушка, защищаясь единственным логичным аргументом. Нет, ей нельзя находиться к нему так близко! Это может плохо кончится.
– Я сказал, ты будешь работать здесь, – а вот Собаку наоборот понизил тон своего голоса, отчего у девушки побежали мурашки по спине. Слишком уж вкрадчиво это прозвучало. Так… соблазнительно.
«Хватит! Хватит, хватит, хватит! Прекрати Матцури, ты ведешь себя как неопытная школьница! Ты неопытна, но не школьница же?», – злилась на себя девушка.
– Ну вот и договорились, – подала голос до этого молчавшая Темари. На нее уставились две пары глаз, явно подтверждая, что о ее присутствии уже успели забыть. Финансовый директор сделала вид, что ничего не заметила. Ей уж очень хотелось поскорее улизнуть из кабинета, атмосфера в котором начала накаляться. – Ну, я пойду, меня там эээ… отчет ждет.
Гаара проводил ее взглядом, а потом посмотрел на свою секретаршу.
– Сделай мне кофе и на сегодня свободна, – после пары минут молчания сказал он. Матцури казалось, что у нее на лице огромная дыра, которую просверлил его взгляд. Поэтому она резво вскочила, кивнула и ретировалась из кабинета, чтобы через несколько минут вернуться обратно, поставить кофе на подставку на столе и так же быстро убежать, даже не попрощавшись. Собаку уже не смог сдержаться и усмехнулся. Теперь работать станет гораздо веселее.

Девушка впорхнула в квартиру, закрыла дверь и буквально села на пол. Боже, она мчалась по офису как угорелая, ни с кем не поздоровалась и не попрощалась - теперь точно подумают, что она сумасшедшая. Но если бы она остановилась, то пришлось бы рассказать, что она теперь секретарша президента. Даже от одной мысли об этом щеки покрывались стыдливым ярким румянцем. Секретарша Гаары – это звучит так стыдно... пошло, в конце концов. Что о ней подумают, когда узнают? Но стоп… почему это вдруг о ней должны подумать как-то не так? Никто же не знает, что они целовались. Да и, подумаешь, поцеловались разок! Это было так давно, да и все равно ничего не значит. Гаара славится своей строгостью на работе, поэтому, как бы ей не хотелось – да-да, именно! Ведь ей ой как хотелось – он не тронет ее ни в офисе, ни даже за его пределами. Секретарь президента – вот кто она. И совсем необязательно уточнять, кто именно этот президент. Подумаешь! Да целая треть секретарш мира влюблена или хочет своего босса, но ничего – работают же. Вот и Матцури будет. Да и вряд ли у нее останется время на работе, чтобы предаваться глупым девичьим фантазиям.
Хотя смутно Йемо понимала, что уговаривать и убеждать себя в своей же правоте – первый шаг к провалу.

Последние надежды рухнули как карточный домик, когда она зашла в кабинет Гаары. Матцури увидела еще одно рабочее место возле окна в углу – для нее. Значит, президент и правда не шутил. Если он вообще умел шутить.
– Доброе утро, – внезапно произнесли за ее спиной. Единственный, кого она еще не видела, - Гаара.
«Единственный и неповторимый», - печально пронеслась мысль. Себя так быстро не победить.
От неожиданности девушка вздрогнула и замерла, боясь пошевелиться, словно ее начальник – дикий зверь, и он бросится на нее в любой момент. Тот же, хоть и увидел, что напугал секретаршу, не подал вида и медленно занял свою место.
– Я хочу кофе, – даже не глядя на Матцури, произнес он. Конечно, рабочий стол компьютера намного интересней молодой девушки, одетой в черное платье на полторы ладони выше колена с довольно-таки неплохим декольте и лимонного цвета пиджак.
«Да что же это?! Не обязан он обращать на тебя внимание, идиотка!», - от злости на саму себя, Йемо чуть не свалилась, покачнувшись на девятисантиметровых каблуках своих изящных туфель. Она точно идиотка, влюбленная в своего босса, раз так разоделась. Что она так себе сказала вчера в оправдание? Надо же одеть когда-нибудь эту одежду, которая специально для работы же и куплена? Ага, убедительное оправдание для самой себя, вот только со стороны это смотрится так, как оно и есть на самом деле – глупая разодетая-для-своего-мегасекси-босса девица. Взгляд Ино уже отчетливо это объяснил – хитрый такой, с прищуром, а-ля «я всё знаю».
На такой ноте Матцури зашла в кабинет и поставила чашку с кофе на стол президенту, совершенно не обращая ни на что внимание. Резко развернувшись, она в кого-то врезалась. Возвращаясь в реальность, девушка уже успела трижды проклясть свою неуклюжесть, ведь именно из-за нее она сейчас летит на пол, чтобы смачно плюхнуться на него задом. Но нет, сильные руки удержали ее от падения. Но не понятно, к счастью или сожалению, ведь поймал ее ни кто иной, как сам президент. Пора было проклинать свое везение, но не успела подчиненная даже пикнуть, как ее начальник притянул ее к себе вплотную, якобы придавая ей вертикальное положение. На самом-то деле все знают истинные мотивы таких действий…
«Прекратиииии!», – от буйства своей фантазии хотелось расплакаться, ведь за какой-то миг она успела так красочно нарисовать столь пошлую сцену, что становилось только хуже от осознания того, что эта сцена никогда не станет реальностью. Матцури уже попрощалась с дарившей тепло близостью мужско тела, но она все никак не исчезала. Пришла пора наконец раскрыть глаза и понять, чего это Гаара медлит. Может, запутался чем-нибудь в ее волосах? Первым, на что наткнулся ее взгляд, были ее руки, лежащие на груди президента. В том, что это был именно он, девушка не сомневалась – такой запах только у него. Смущение начало прокладывать себе дорожку, заметив мысль о том, что даже на каблуках Матцури доставала красноволосому только до подбородка. Взглянув исподлобья на лицо своего начальника, Йемо быстро отвела взгляд в сторону – Гаара смотрел на нее. Тонкие мужские губы растянулись в усмешке. Девушка закусила свою нижнюю губу от досады – она же ведет себя как настоящая идиотка. За последние полчаса она поймала себя на этом преступлении уже несколько раз, от чего лучше не становилось.
– У меня есть подарок для тебя, – горячее дыхание коснулось ее волос. И снова дурацкие мурашки побежали вниз по спине от лопаток.
– По… подарок? – удивленно переспросила секретарша, запрокинув голову, чтобы посмотреть в глаза собеседника. Гаара сделал шаг вперед, отчего ей пришлось сделать шаг назад. Потом он потянулся за ее спину, и ей снова пришлось подстраиваться под его действия – Матцури прогнулась назад. Она знала, что президент ее не поцелует и даже не испытывала разочарование. Все ее мысли занимал подарок, который должен был быть осязаемым – она чувствовала это.
– Мне кажется, это принадлежит тебе, - перед ее лицом появилось небольшое серебряное колечко.
– Моя сережка? Она все это время была у вас? – моментально выхватывая «подарок» у Собаку из рук, шатенка начала вертеть его в руках, словно не верила, что это та самая серьга. С языка уже готов был сорваться новый вопрос, но ответ на него тут же пришел сам собой – в памяти всплыло, как они ехали в кафе, остановились, начали целоваться, как президент играл с ее ухом и расстегнул мешающий аксессуар. Гаара знал, о чем она думает, и его внезапно охватило чувство жуткого раздражения. Смущение вот-вот отразится на ее лице, и это абсолютно не радует президента. Овечка овечкой, но если она такая школьница, то и пытаться играть с ней не стоит.
Но Матцури даже не заметила, как изменилось выражение лица босса. Она лишь старалась прогнать тягучее тепло внизу живота и расслабить мышцы своего лона, потому что воспоминания были слишком живые, яркие, незабытые. Ей ужасно хотелось прогнать от себя это наваждение, потому что новые картины туманили ее разум – случай в доме президента и вчерашний инцидент в ее квартире. Сотня сексуальных и эротических образов пронеслась в голове за мгновение, отчего Йемо сглотнула и приоткрыла губы, горевшие огнем. Пауза слишком затянулась. Девушке пришлось повернуться лицом к Гааре, хотя она была уверенна – взять себя в руки ей не удалось ни капельки.
– Спасибо, господин президент. Я думала, что потеряла ее, - благодарно улыбнувшись, она развернулась и медленно прошла к своему столу. Нужно было скорее присесть. – Ваш кофе скоро остынет.
– Да, спасибо, - скорее машинально отозвался мужчина, смотря в спину Матцури. Она не смутилась. Она отреагировала, как… женщина. Женщина, которая не придает случаю в машине и доли своего внимания, как будто она уже забыла о произошедшем. Это бесит. Ни один полноценный мужчина не любит, когда женщина, вспоминая о какой-никакой близости с ним, вежливо улыбается и не дает и намека, забыла ли она об этом или ей просто все равно. Но разве его секретарше присуще такое поведение? Нет. Значит, она помнит. А если она помнит, то не может ничего не чувствовать. Она борется с каким-то чувством – Гаара заметил это сразу, как только она повернулась к нему лицом – но это точно не смущение. Тогда что? Сам он не железный, поэтому чувствует легкое желание и некую неудовлетворенность, вспоминая их близость. Желание… Сглотнула и раскрыла слегка покрасневшие губы… Да, это точно оно. Если все именно так, то они найдут языки друг друга уже очень скоро. И в прямом и переносном смысле.

– Он мне не доверяет, да? – надув губы, спросила Матцури у своей бывшей начальницы, когда они пошли пообедать.
– С чего взяла? – изогнула тонкие брови Темари.
– Того. Он меня только как посыльного и кофеварку и использует. Никаких документов подготовить не просит, никому позвонить не говорит, назначить там встречу, проверить что-то. Ни-че-го, – девушка откинулась на спинку стула.
– Ты посмотри на нее. О такой должности все люди мечтают – пять минут поработал, три часа отдохнул. Вечно у тебя все не так, - сестра президента покачал головой. – А если серьезно, то Гаара просто не умеет работать с секретарями. Не привык он хоть какую-то долю своей работы на кого-то еще перекладывать. Он-то тебя назначить – назначил. Вот только сам еще не понял, что это означает – иметь секретаря.
– Правда? – Йемо недоверчиво взглянула на финансового директора и увидела утвердительный кивок. – Тогда что мне делать?
– А вот этот вопрос ему и задай, – пожала плечами блондинка и отпила воды из бокала. – Ты наверно там тихонько сидишь, вот он и решил, что тебя нет вообще. Хотя нет, он же никогда не мог сосредоточиться, когда рядом еще кто-то сидит… Ты видать совсем тише воды, ниже травы сидишь? Ну или тише клавиатуры и ниже собственного стола. – Темари прыснула от смеха.
– Эй, это не смешно! Я же помочь хочу, не надо мне халявы. Если дед узнает, что я ничего не делаю, то не видать мне солнца и неба, пока не отработаю свой заработок.
– Что, правда? – смеясь, переспросила бывшая начальница. – Везет же, а!
– Ага, прям любимица судьбы, - Матцури ковырнула свой салат вилкой, понимая, что есть перехотелось. Часы показывали без пятнадцати час – пора возвращаться, о чем она и оповестила свою спутницу.

Действительно, стоило Йемо напомнить о своем существовании и целях своего пребывания в этой компании, как Гаара, почему-то усмехнувшись, завалил ее кучей работы. Просмотреть презентации и выделить в них главное, обновить каталог недвижимости, проверить выполнение застроек, отослать несколько писем с просьбой написать отзыв об их кампании, проверить сроки истечения договоров с другими кампаниями и предоставить президенту те, которые истекают не больше, чем через три месяца. Еще нужно было проверить работоспособность сайта и тоже об этом доложить президенту. Под конец рабочего дня она должна была забрать отчеты Шикамару и Темари и предоставить их данные в виде диаграмм. С отчетом Темари проблем не возникло, хотя ее и не оказалось на рабочем месте. Зато подойдя к кабинету Шикамару, секретарь президента увидела собирающуюся Тен-Тен и уже знакомого длинноволосого мужчину со светлыми глазами. Нары же на рабочем месте не оказалось – прямо в одно и то же время вместе с Темари! Вот так совпадение – а Тен-Тен понятие не имела, куда дел отчет ее ленивый начальник. Она предложила остаться и поискать вместе, но на эту идею ее спутник отреагировал крайне отрицательно, поэтому Матцури отказалась от такой перспективы. Этот длинноволосый ее в ледышку превратит, если она согласится. Зато ей дали ключ от кабинета вице-президента и разрешили там все перерыть. Вот только как Йемо не старалась, все не могла среди кучи бумажек отыскать нужную. На каждом столе было невероятно много папок, бумажек, заметок. Девушка несказанно обрадовалась, увидев нужное ей название на документе и начала ликовать, но, обратив внимание на еще одну деталь, быстро сдулась, как проколотый воздушный шарик. Этот отчет был почти такой, как ей надо. Вот только датировался две тысячи седьмым годом. Легче уже было убрать тут все, а потом начинать искать.
– Почему ты так долго? – раздался недовольный голос у нее за спиной. В дверном проеме стоял Гаара и смотрел на нее, не мигая. Видимо, это означало высшую степень недовольства. – И почему здесь так темно?
– Нет, стойте! – крикнула Матцури и схватила своего босса за руку, но было поздно. Он нажал на включатель, дабы усилить освещение в комнате, но вышло совсем наоборот. Тен-Тен предупредила, что в этом кабинете неполадки с проводкой, поэтому одновременно весь свет включать нельзя – только часть. Из-за этого в комнате было темновато, поэтому-то поиск усложнялся. Включив весь свет, Гаара даже не ожидал, что ровно половина лампочек взорвется и кабинет поглотит мрак, а вслед за этим отрубится и все электричество в офисе. Он же предупреждал этого лентяя починить проводку!
– Что будем делать? – тихо спросила Матцури. – Второй отчет я так и не нашла, да и вряд ли свет включится. Придется вызывать электриков, а они приедут только с утра. Может, просто завтра с утра закончим работу?
– Мне нужно доделать ее сегодня, меня не будет в первой половине дня завтра, – они все еще стояли в кабинете, в полной темноте, ведь глаза только начали привыкать к ней.
– Тогда… может… воспользуетесь моей квартирой? – Матцури неосознанно стиснула руку Гаары пальцами, чем и выдала себя. Он бы не увидел ее румянца или бегающих глаз, но ее тон, голос и мелкие неконтролируемые действия выдают ее с головой.
– Не откажусь, – ответил президент и потянул свою секретаршу к своему кабинету, дорогу к которому он знал наизусть. Они забрали вещи и прошли к лифту, который все еще работал, благодаря изоляции проводов и питания от собственного генератора.
Матцури было неловко. Она не знала, как себя вести. Как хозяйка, как секретарша или как девушка.
«Нет, точно не последнее!», - мысленно отдернула она себя. Выбрав поведение секретарши, она не прогадала. Гаара оценил это, хотя девушка совершенно об этом не догадывалась. Они закончили работу в половину первого, ведь все пришлось создавать с нуля. Матцури предложила кофе, чтобы ее начальник не заснул за рулем по дороге домой. Он согласился.
Йемо почувствовала движение за спиной и обернулась. Странно, что она вообще заметила какое-то движение, ведь чуть не засыпала у плиты, из-за чего приготовила немного не то, что требовалось.
– Извините, я немного заснула за плитой, поэтому этот кофе не будет таким вкусным, каким он может быть, – подавая чашки, поджала губы девушка. – Его лучше пить холодным. Но и горячий он на вкус не отвратителен.
– Тогда мне лучше выпить его холодным, – голос Гаары звучал тягуче, с хрипотцой. Его подчиненная сглотнула.
– Но вы же тогда точно заснете по дороге домой, – возразила Матцури, видя, как ее босс сокращает расстояние между ними – плавно и медленно.
– Да, я сегодня еще потрачу много сил, но все-таки выпью правильный кофе, – подойдя к ней вплотную, президент забрал чашку из ее рук и поставил на стол.
– Вы уверены, что это хорошая идея? – Йемо сглотнула, чувствуя, как внизу живота начинает тяжелеть и в кончиках пальцев начинает покалывать.
– Я уверен… Матцури, – Гаара провел большим пальцем по ее губам, призывая их открыться, что они незамедлительно и сделали. Он подхватил ее за ягодицы, от чего она обхватила его талию своими ногами, сотни раз видевшая такие сцены в кино. Честно говоря, она тоже мечтала попробовать так. Но продолжать Собаку не спешил. Они смотрели друг другу в глаза несколько мгновений, после чего Матцури решила спровоцировать его. Она разомкнула губы, якобы в попытке что-то сказать, зная, что ее президент поддастся порыву и поцелует ее. И Гаара раскрыл ее замысел, ведь она сама преодолела последнее расстояние между их губами, когда он потянулся за поцелуем. Но никто не говорил, что он будет против этого. Никто и не был. Никто уже не боялся, не смущался и не думал, что да как. И теперь уже ничто не помешает им.
Утверждено Mimosa
Ниора
Фанфик опубликован 22 февраля 2014 года в 01:46 пользователем Ниора.
За это время его прочитали 1154 раза и оставили 0 комментариев.