Статья про нового персонажа из 3 сезона Наруто - Боруто Узумаки
Наруто Клан Фанфики по Наруто Трагедия/Драма/Ангст Кровавый Рассвет. Вторая глава

Кровавый Рассвет. Вторая глава

Категория: Трагедия/Драма/Ангст
Вторая глава. Предательство

Предают только свои. Французская поговорка

Как прекрасен мир под покровом ночи! Как он чист, как он сверкающ! Так и хочется любоваться им, не отрывая глаз, и гордиться его чистотой и непорочностью. Но стоит свету озарить его, и вся грязь, все пороки, так надёжно скрываемые тьмой, обличаются. То, что было красивым, становится уродливым. Улыбка превращается в оскал. Правда оказывается ложью.
В ночи происходят поистине противоположные вещи. В то время как невинные влюблённые во мраке спальни предаются безудержной страсти, где-то, в другом месте, жестокий убийца с неким садистским удовольствием наносит своей жертве последний и спасительный удар. Пока кто-то в немом восхищении взирает на разноцветные цветы фейерверка, в тёмной столовой предатели с удовлетворением смотрят на тело некогда их чересчур доверчивого друга.
Хината не думала о философии. Её мыслями сейчас владел только один человек. Наруто. Не герой Четвёртой войны шиноби, а простой паренёк с прекрасной мечтой и глубокой душой сейчас занимал её голову. Она чувствовала вину перед ним за то, что опять была слабой и не смогла защитить его. Как и с Пейном, джинчурики Кьюби, которого все должны были защищать, опять спас всех. От осознания этого становилось тошно и противно на душе. Хинате хотелось показать ему и себе, что она сильная и вполне может кого-то защитить, но попытка не увенчалась успехом. Она опять дала слабину. И теперь корила себя за это.
Порыв ветра всколыхнул пряди волос. Хината поморщилась и заправила непослушные волосы за ухо. Она сидела на терассе, у сёдзи* в свою комнату, и смотрела в небо, пытаясь вобрать глазами всю его глубину. Солнце село ещё полчаса назад, и сейчас в небо медленно выходила луна. Дневной свет потухал, Коноха погружалась во тьму. Хината знала: когда совсем стемнеет, устроят фейерверк в честь Победы в войне. Кроме того, к этому моменту должен вернуться Какаши, исполняющий обязанности Хокаге, и объявить о выборах нового главы деревни. Девушка не сомневалась, кто будет шестым Хокаге, и осознание этого противным комком сжималось в груди. Ведь тогда он будет ещё дальше от неё. Но… Это ведь его мечта? Он не обязан оглядываться на неё, слабую девчонку, чтобы отказаться от того, к чему шёл всю жизнь. Хината опустила взгляд.
Сзади неслышно приоткрылись двери. Тихие, чуть шуршащие шаги, и пришедший опустился рядом. Хината почувствовала, как холодная рука опустилась на её плечо, несильно сжав, и нежданный гость заключил её в объятья.
- Всё о своём Узумаки мечтаешь? – нарушил тишину негромкий голос Ханаби.
- С че-чего ты взяла, имо-то**? – заикнувшись, спросила Хината.
- Да ты всегда о нём думаешь! – нахально хмыкнув, заявила сестра. Хината отвернулась, чтобы Ханаби не видела, как она покраснела. – Я к тебе по делу. Поговори с отцом, пожалуйста.
Старшая Хьюга удивилась.
- Он же к тебе лучше относится? – неуверенно заметила Хината.
Ханаби замялась.
- Лучше-то лучше, но… Я сделала кое-что не очень хорошее.
- Тебе всё простят, Ханаби-чан.
- Это – нет, - девочка глубоко вздохнула и продолжила, - дело в том, что ты скоро будешь… тётей.
- То есть? – не поняла Хината, но когда до неё дошёл смысл сказанного, не сдержалась и подскочила. – Что?!
- Тише, - шикнула Ханаби и рукой удержала сестру на полу, - сейчас все сбегутся.
- Но, но как так? – растерянно пролепетала девушка. – Как..?
- Тебя просветить? – хмыкнула сестра.
- Но тебе же… четырнадцать! – воскликнула Хината.
- Я знаю, - вздохнула Ханаби, - просто понимаешь, шла война, я боялась, что не успею, а старой девой, как ты, не хотелось умирать…
- Глупая ты, Ханаби-чан, - прошептала Хината. – Ты же сама ещё ребёнок… Кто хотя бы отец? – она первый раз за вечер решилась взглянуть на сестру. Лицо Ханаби на удивление было спокойно, но нервно теребящие ткань рубашки пальцы выдавали её волнение.
- Морон Орокана***, - с придыханием ответила девочка, и черты её лица немного смягчились.
Хината напрягла память, чтобы вспомнить человека, носящего это имя. Перед глазами всплывали лица, но нужное не появлялось. Ханаби внимательно следила за тем, как меняется выражение лица сестры, и оно явно её не удовлетворило.
- Да это старший брат Морон Паруру! – вскочив, вспылила она.
Хината непонимающе взирала на сестру.
- Паруру в одной команде с Яманака Лейко, кузиной твоей подруги Ино! Ну, вспомнила?! – яростный взгляд прожигал Хинату насквозь, отчего девушка инстинктивно притянула колени к груди.
- Прости, имо-то, но не помню, - прижав руки к груди, прошептала Хината, уткнувшись лбом в колени.
- Ладно, - махнула рукой Ханаби и направилась в сторону дверей, - пошли к отцу. Вряд ли он будет орать и портить настроение всем окружающим перед праздником.
- Да, - тихо ответила Хината и пошла следом за ней.
***


Дверь с грохотом ударилась об стену. Сакура, нетерпеливо щёлкнув выключателем, стремительно влетела в комнату.
- Здесь нет, - тяжело дыша, прошептала она и, распахнув окно, крикнула: - Идут?
- Подходят к деревне, - сквозь зубы ответил Саске. Сакура с беспокойством посмотрела на его лицо. Учиха был невероятно зол: его раздражение выдавали плотно сжатые губы и нахмуренные брови.
- Где он ещё может быть? – задумчиво проговорила девушка и внезапно зацепилась взглядом за стоящие на столе пирамидой упаковки лапши быстрого приготовления. «Как он это есть может?» - раздражённо подумала она, и вдруг в её голове словно вспыхнула догадка. – Рамен! Ичираку!
***

- С возвращением, Какаши-сан, - помахав рукой, крикнул из будки Котецу.
Какаши, коротко кивнув, подозвал рукой стоявшего неподалеку Кибу.
- Скажи Шино и десятой команде прийти ко мне, - негромко приказал он.
- Хорошо, - немного удивлённо отозвался Инузука, - а Хинату звать?
- Нет, - терпеливо ответил Какаши, - Ямато, - тот подошёл, - позови всех джонинов и АНБУ. Все должны быть на собрании через пятнадцать минут.
- А что-то происходит? – напряжённо спросил Киба, взволнованно лохматя загривок Акамару.
- Верно, Киба, - Хокаге тяжело вздохнул, - ничего не происходит.
***

- Дедуля, ты даже представить себе не можешь, как я соскучился по твоему рамену, - растягивая слова, заявил Наруто. Он плюхнулся на стульчик у стойки и, положив подбородок на руки, преданно уставился на старика Теучи.
- А, Наруто, - всплеснул он руками, - вернулся! Живой!
- Да-да-да! Как я мог не вернуться, если ещё не стал Хокаге? – смеясь, ответил Узумаки.
- Ну, тогда в честь этого я тебе дам бесплатно двойную порцию! – торжественно заявил Теучи. – Аяме! Сделай Наруто двойную!
- Наруто? – удивлённо переспросила девушка, выходя на кухню. Её растерянный взгляд упал на расцветшего улыбкой паренька, и лицо радостно просияло. – Наруто!
- Аяме! – крикнул Теучи. – Наруто голоден!
- Сейчас! – девушка подмигнула парню и скрылась с глаз отца.
- Да ладно, дедуля, зачем так строго? – спросил Наруто.
- Это не строго, - рассмеялся старик и лукаво прищурил глаза. – Лучше ответь-ка на вопрос: кто будет следующим Хокаге?
Парень ударил себя кулаком в грудь.
- А ты сомневаешься? – подняв подбородок, спросил Узумаки.
- А ты справишься? – подначивал парня Теучи.
- Да я самый сильный в деревне, даттебайо! – Наруто резко вскочил на ноги, уронив стул на землю. – Я буду Хокаге, какого ещё никогда не было!
- Ладно, Хокаге-сама, скоро Ваш рамен будет готов!
- Жду не дождусь, - сладко протянул парень и, снова сев, поднял глаза к небу. – Вечером будет салют. Наверное, он будет очень красивым, - задумчиво добавил он.
- Он будет прекрасным, - подтвердил его мысли Теучи. – Я помню фейерверк в честь окончания Третьей Мировой войны. Возможно, этот будет ещё красивее.
- Какаши-сенсей должен вернуться с Совета каге.
- А почему отправили не тебя?
Наруто фыркнул.
- Какаши-сенсей сказал, что я должен отдохнуть, потому что устал на войне, - удручённо пробормотал он, всем своим видом показывая, что категорически не согласен с Какаши. – А я не устал! Я полон сил!
Старик рассмеялся.
***


- Я надеюсь, вы понимаете всю серьёзность нашего положения, - начал Какаши.
Киба и Шикамару переглянулись. Может кто-то что-то и понимал, но они не входили в число этих счастливчиков.
- Война закончена. Она была очень тяжёлой, и многих сейчас нет с нами, но! Надо думать о тех, кто остался в живых.
Шикамару сдвинул брови к переносице. Он решительно не мог понять, к чему ведёт их Какаши. Нара оглядел зал. У большинства были такие же удивлённые лица, как и у него, остальные же старательно делали вид, что прекрасно всё понимают, хотя глаза выдавали их с потрохами.
- Как вы знаете, я представлял Коноху на Совете пяти каге.
Парень выдохнул.
- И вы помните, как великие деревни заключили союз на предыдущем…
Кто-то чихнул. Какаши осёкся и замолчал.
Настала тишина. Все внимательно смотрели на пепельноволосого шиноби, терпеливо ожидая дальнейшего продолжения.
Под всеми этими внимательными взглядами у Какаши выступил пот на лбу. Он, нервно сглотнув, быстро перебегал глазами с одного человека на другого и с ужасом почувствовал нарастающую панику. Кисти предательски задрожали, и Какаши поспешил спрятать их за спину.
Мужчина и раньше-то не был уверен в этом решении, а сейчас оно вообще стало казаться бредовым. Сердцу. Умом Какаши понимал, что это единственный выход, но, как он им это объяснит и скажет? Мол, на Совете решено сделать то-то, а он обязан подчиняться международным решениям и выполнить то-то? И тут перед глазами настойчиво всплывал образ голубоглазого мальчишки, задорно улыбавшегося и беззаботно поднимавшего большой палец. Сердце болезненно сжалось. Как он может дать приказ..?
Шикамару кашлянул. Какаши потряс головой, отгоняя наваждение.
- Суна разорвала союзнический договор с Конохой, - на одном дыхании выпалил он.
Несколько секунд молчания и два десятка полных удивления взглядов. Смысл сказанного не сразу дошёл до сознания собравшихся, но даже после казался нереальным, чем-то немыслимым. Поднялся шум.
- Как? – громко спросил Киба. – Просто взяла и разорвала?
- Именно, - кивнул Какаши, слегка поморщившись от поднявшегося балагана.
- Но должны же быть какие-то причины? – спросил Шино.
Мужчина вздрогнул, как от кнута, и поспешил отвести глаза в сторону. Это не скрылось от глаз Шикамару, заподозрившего что-то неладное. «Ведь не из-за этого нас собрали, верно?» - подумал он.
- Из-за чего разорван союз, Какаши? – спросил Чоза.
Мужчина поднял голову и задумчиво посмотрел в сторону Акимичи.
- Из-за одного решения, - после недолгой паузы ответил он.
Шикамару задумался.
- А ещё кто-нибудь разорвал с кем-нибудь союз? – нахмурив лоб, спросил он.
Какаши кивнул.
- Да, - мужчина взял в руки шапку Хокаге и начал задумчиво теребить ткань. - Суна. С Облаком.
«С деревнями с джинчурики?». Картина стала ещё более размытой. Шикамару задумчиво потёр подбородок. С чего вдруг Гааре разрывать отношения с деревнями, где живут такие же джинчурики, каким был он сам? То, что разрыв связан именно из-за носителей биджу, Шикамару не сомневался. Других видимых причин он назвать не мог. Чем не угодили Казекаге Наруто и Би? Или не угодило руководство?
Нара внимательно посмотрел на Какаши. Судя по всему, тот нервничал и был явно не в своей тарелке: постоянно теребил то рукава, то ткань на шапке, ни на кого не смотрел, постоянно отводил взгляд. Обычно так вела себя Ино, когда забывала позвать их к Цунаде. Такое ощущение, что и.о Хокаге чувствует себя виноватым перед кем-то. Но перед кем? Разве что…
Шикамару, задохнувшись, торопливо сделал вдох и громко спросил:
- А не из-за Наруто ли разорван союз с Суной?
Какаши вздрогнул. «Почему так скоро?» - с досадой подумал он, положив шапку на стол. Пальцы наткнулись на что-то твёрдое. Мужчина с удивлением опустил глаза. Кодекс шиноби.«Вспомните двадцать пятое правило».Кажется, так сказал Мифуне…
«Соберись, тряпка, - приказал себе Какаши, - ты же Хокаге! Ты должен быть сильным и уверенным! Ты лидер и веди за собой!»
- Причина есть, и она очевидна, - начал он. – Но прежде, вспомните, господа, кто такие шиноби.
Шикамару удивлённо поднял бровь. Какаши ведь прекрасно знает, что любой студент Академии на одном дыхании выложит всё, что знает о шиноби, так зачем он спрашивает об этом тюнинов и джонинов? Вероятно, чтобы избежать дальнейших эксцессов, так как готовится сказать нечто не очень хорошее.
- Ну, - неуверенно пробурчал Чоджи, - шиноби должен любой ценой выполнить возложенную на него задачу.
- Дальше, - согласился Какаши, кивком побуждая остальных продолжить.
- Шиноби не должен проявлять чувств, - крикнул Киба.
- Шиноби – оружие своей страны, - добавила Ино.
Мужчина кивнул.
- А теперь не забудьте то, что вы сказали, когда услышите это, - Какаши бегло пробежал глазами по лицам собравшихся. – Мы должны убить нашего джинчурики. Наруто.
Недоумение. Мужчина чётко видела его в глазах собравшихся. Вполне оправданное, поскольку причины сего вынужденного действия он не назвал.
- А зачем… убивать? – тихо спросил Чоджи, непонимающе глядя ему прямо в глаза.
- Джинчурики есть только у двух деревень, - пояснил Какаши. – Это явная причина развязать очередную войну. Нужно уравнять силы между деревнями.
- Но мы-то знаем, что не по своей воле и желанию другие деревни остались без биджу, - крикнул Киба.
- Мы – да, - очередной кивок, - но феодалы – нет.
- Но можно же объяснить…
- Нельзя, – Какаши медленно поднял голову. – Это наше международное обязательство, – он развёл руки в стороны. – Мы должны сделать это. Даже если придётся на время убить в себе человека. Кто не будет в этом участвовать, может уйти.
Шли минуты. Двери не открылись ни разу.
***


- Ваш рамен готов, Хокаге-сама!
Наруто облизнулся и взял палочки.
- Приятного аппетита, Узумаки! – сказал он себе и потянулся за миской, но руки зачерпнули пустоту. Кто-то резко схватил его за шиворот и поволок прочь от Ичираку.
- Да отпусти же, - пропыхтел парень и, уловчившись извернуться, тут же получил удар по голове. На миг потеряв координацию, он почувствовал как две руки взяли его под локти и потащили в неизвестном направлении. Наруто попытался зацепиться ногами за что-нибудь, но как назло ничего подходящего на дороге не было. «Какой позор, - подумал он, - Пейна победил, Обито победил, Мадару победил, а защититься от двух хулиганов не смог».
Они свернули в какой-то переулок, и Наруто, наконец, позволили встать на ноги. Он опёрся о стену, чтобы не упасть, и схватился за лоб. В глазах плыло.
- Потом пожалеешь себя, - по кисти нетерпеливо ударили, плечи схватили и начали трясти.
- Тебе надо бежать, Наруто, и как можно скорее, - горячо прошептала Сакура.
Наруто помотал головой и туманным взглядом уставился на неё. Зрение медленно, но верно возвращалось, однако после сказанного подругой ему показалось, что теперь его обманывает слух.
- Что? Сакура-тян, ты что такое говоришь? Скоро Какаши-сенсей придёт и…
- Предал тебя твой Какаши, - резко оборвал его Саске, внимательно следя за ситуацией на улице. Пока всё было тихо.
- Саске, ты что несёшь? – прошипел Наруто.
- Вот, полюбуйся, - Сакура бесцеремонно ткнула ему в нос каким-то клочком бумаги. Узумаки раздражённо схватил его и пробежал глазами по двум короткими предложениям, набросанными явно наспех. Какаши Хокаге. Убьют джинчурики, чт. избежать войны.
- Что за бред? Откуда это? – спросил он, недоверчиво глядя на Сакуру.
- От Сая. Он был на Совете, - торопливо ответила она и схватила его за плечо. – Не теряй время! Беги!
- Я не верю в это, Сакура-чан, теме, - устало сказал Наруто. – Какаши-сенсей не может предать. Я ему верю.
- Дурак! – отчаянно прошептала она. – Тебя же убьют!
Наруто сделал вид, что не услышал последней фразы и, обойдя Саске, направился обратно в Ичираку, досадуя на то, что из-за необоснованных подозрений друзей его рамен, наверняка, остыл. Когда он вышел на главную улицу Конохи, его неожиданно окликнул Котецу. Тюнин выглядел смущённым и от того был очень рассеянным. Он как бы между делом заметил, что погода весьма хорошая, небо безоблачное, салют, вероятно, будет очень красивым, а его, Наруто, зовёт к себе Какаши.
- Какаши-сенсей вернулся? – радостно улыбнувшись, спросил Наруто.
- Да, - после небольшой паузы ответил Котецу и снова как-то вымученно, сквозь силу улыбнулся. – Поспеши. А то салют потом пропустишь, - он подмигнул и скрылся в толпе.
Наруто пожал плечами и направился в сторону резиденции Хокаге.
***


Хиаши, казалось, слушал их вполуха. Он одевался, находясь за ширмой, в то время как Хината пыталась завести разговор. Получалось не очень. Ни одна её реплика не удостоилась внятного ответа, лишь нечленораздельных «ммм», «угу» и «хм». Ханаби сидела рядом и всем своим видом выражала явное неудовольствие. «Знала бы, что так будет, и сама бы справилась!» - красноречиво говорило её недовольное лицо.
- Я слушаю тебя, Хината, - послышался за ширмой голос отца, когда девушка, запнувшись, замолкла. Хината нерешительно подняла глаза на силуэт отца. Она очень сомневалась, что ему интересны причины их вынужденного визита в его комнату, и поэтому не могла собраться, чтобы сообщить ему эту очень «приятную» новость.
Хиаши вышел. Свет из андона****, привёшенного к потолку, озарил его лицо. Уставшее, бледное. Неудивительно, что ему не до душевных откровений дочерей. Хината почувствовала себя виноватой перед ним. Он устал на войне, пережил тяжёлую душевную травму, а она сейчас возьмёт и потревожит его и так пошатнувшееся внутреннее равновесие.
Отец внимательно посмотрел на лицо дочери.
- Сейчас нам принесут чай, и ты расскажешь мне, что тебя беспокоит, - сказал он, слегка приподняв уголки губ.
Хината, едва справившись с нервной дрожью, кивнула.
***


- Какаши-сенсей, как я рад Вас видеть! – воскликнул Наруто, радостно кидаясь учителю на шею. Какаши, не ожидав такой бурной реакции, немного растерялся и на несколько секунд впал в ступор. Весь настрой испарился, страх опять неприятно щекотал горло. Мужчина, сглотнув, аккуратно отстранился.
- Я тоже рад тебя видеть, Наруто, - Какаши слегка наклонил голову вперёд, очень надеясь, что парень не заметил его взгляда. Узумаки смотрел на него так доверчиво и открыто, что хотелось провалиться сквозь землю.
- Садись, - замявшись, Какаши указал рукой на стул, стоявший у его рабочего стола, и отошёл к стене, где висели недавно повешенные портреты предыдущих Хокаге. За спиной послышался жалобный скрип: Наруто воспользовался предложением и сел.
- Чем занимался по возвращении в деревню, а? – с напускным любопытством поинтересовался Какаши, с толикой раздражения отметив, как фальшиво звучит его голос.
Однако Наруто будто ничего не заметил и немного удивлённо ответил:
- Да ничем особенным, - парень махнул рукой. – А зачем Вы спрашиваете, Какаши-сенсей? – он обернулся. Мужчина стоял к нему спиной и задумчиво вертел что-то в руках. Наруто не мог видеть что именно, однако под ложечкой неприятно засосало.
Какаши держал в руке кунай. Самый обыкновенный кунай, какие есть в сумке у каждого ниндзя, но сейчас этот безобидный кинжал ему казался гораздо более страшным оружием нежели чем катана Саске или коса Хидана. Рука дрожала.
- С вами всё в порядке, сенсей? – озабоченно спросил Наруто.
- Да, - Какаши сглотнул и обернулся, предварительно спрятав кунай в рукаве. – Я в полном порядке.
«Пока», - мрачно договорил он про себя.
Наруто отвернулся. Сенсей пугал его, хотя ничего, что могло бы вызвать опасения, он не совершил. Чтобы успокоить своё не в меру разыгравшееся воображение, парень начал рассматривать предметы, что были на столе. Стопка бумаг, какие-то свитки, «Тактика соблазнения» (Наруто закатил глаза), шапка Хокаге и Кодекс шиноби. Сердце забилось чаще. Зачем ЭТА книга на столе у Какаши?
Когда Наруто отвернулся, мужчина начал медленно подходить к нему. Ладони вспотели. До стола было примерно три метра, но Какаши подходил медленно, считая каждый шаг. Один шаг, два шага, три,.. девять... Мужчина мысленно попросил у Наруто прощения и, резко вытащив из рукава кунай, вонзил его в спину своего ученика.
Вернее, думал, что вонзил.
Пот липкой струйкой потёк по лицу. Сердце пропустило удар и застучало, как бешеное.
- Как это низко для Вас, Какаши-сенсей, - спокойный голос Наруто звучал разочарованно, но не зло. Почему-то мужчине сразу пришла ассоциация с древним языческим Богом Варуной*****. Ему показалось, что именно так звучало бы обвинение смертному из уст этого божества.
Тело джинчурики покрылось золотистой светящейся оболочкой из чакры: она вспыхнула мгновенно. Маленькая ручка крепко держала кисть Какаши, постепенно разжимая его пальцы. Кунай упал на пол.
Наруто встал. Какаши по инерции отшатнулся. Сейчас он чувствовал себя мелким воришкой, которого поймали на месте преступления, а не сильным и непреклонным лидером, каким должен быть.
Наруто не оборачивался. Он продолжал стоять спиной к Хокаге, ничуть не боясь быть атакованным со спины. Прямая осанка, голова чуть опущена. По телу Какаши прошла дрожь.
Узумаки медленно начал поворачиваться к нему. В его взгляде больше не было дурашливости, наивности и детской непосредственности. Какаши знал, что Наруто вырос, но чтобы настолько… Это был взгляд взрослого человека, познавшего всю боль предательства и потерь.
Наруто сорвался с места и, проделав в стене огромную дыру, выскочил на улицу.
Какаши некоторое время стоял и следил за светящимся пятном отрешённым взглядом не в силах сдвинуться с места.
- Хокаге-сама! – в дыре показались две маски АНБУ. – С вами всё в порядке?
Мужчина тряхнул головой и срывающимся голосом произнёс:
- Вы знаете приказ…
***


- В общем, пап, - Хината, мявшись, стучала пальцами по чашечке. Хиаши терпеливо ждал, но его брови уже медленно поползли вниз, предупреждая о зарождающемся раздражении.
- Пап, Ханаби, она…
- Хиаши-сама! – в комнату ворвался АНБУ, член клана Хьюга.
Хиаши нахмурился.
- Я слушаю.
- В деревне объявлена чрезвычайная ситуация! Вас вызывают! – на одном дыхании выпалил Хьюга.
- Я сейчас, - глава клана встал и направился к двери, когда вдогонку ему бросилось:
- Папа, Ханаби беременна!
Хината закрыла себе рот ладонями, в ужасе уставившись на отца. Тот остановился и недоумённо посмотрел сначала на Хинату, потом на Ханаби. Его взгляд медленно вернулся к старшей дочери.
- Что? – с расстановкой переспросил он.
- Хиаши-сама!
- Иду! – раздражённо бросил отец и, напоследок кинув на Хинату бешеный взгляд, процедил сквозь зубы, - а с вами я потом поговорю! С обеими! – и вышел.
Ханаби бросилась сестре на шею.
- Спасибо! – прошептала она, уткнувшись в её плечо. Хината рассеянно кивнула. Она вспомнила взгляд отца: злой и свирепый, и теперь боялась, будто это она сделает его дедушкой в ближайшие месяцы, а не сестра.
***


Наруто вышел из режима чакры биджу почти сразу, как только «вышел» из резиденции Хокаге. На душе было гадко. Человек, сам когда-то утверждавший, что шиноби, бросивший друзей, хуже любого отброса, нарушившего кодекс, сам предал друга. В это не хотелось верить, но что можно было поделать? Прошлое не изменить. Из истории не стереть попытку его убийства.
Что ему остаётся делать? Вряд ли его сейчас послушают. Выйди он сейчас, его тут же превратят в игольницу для кунаев и сюрикенов. Остаётся только бежать. Но как уйти из деревни незамеченным? По всей Конохе дежурят вооружённые до зубов шиноби, которые при первой же возможности атакуют его. И самое противное, что убьют его друзья, на которых и рука не поднимется даже для защиты, а не враги.
Наруто спрыгнул с крыши здания в какой-то переулок. Он оглянулся. И угораздило же его оказаться в самом грязном месте деревни. Воздух, как и земля, были насквозь пропитаны ароматами содержимого мусорных баков, которые стояли ровным рядом у стены. Парень закрыл нос рукой и с трудом подавил рвотный позыв. Всё же у этого места было одно неоспоримое достоинство: если его кто и найдёт, то это точно будет не Инузука.
Он вышел из переулка и оказался на одной из центральных улиц Конохи. Наруто вздрогнул. Если повезёт, он сможет затеряться в толпе. Сегодня много народа (день Победы всё-таки), и найти его будет не так-то просто. Убивать прилюдно его никто не будет, подождут, когда он свернёт куда-нибудь не туда, и по-тихому пырнут кунаем. А там, мол, сам напоролся, спасти не успели.
Наруто, всеми силами стараясь не паниковать и не вызвать подозрений, пошёл по направлению к воротам. Прохожие улыбались ему и махали руками. Парень вымученно улыбался им в ответ, хотя на сердце было неспокойно. Вдруг какая-то мамаша остановила его и начала уговаривать сфотографироваться с двумя её маленькими детьми. Узумаки отнекивался, говорил, что ему надо идти, однако женщина оказалась настырной. Усадив двух карапузов ему на руки, она сделала фотографий десять, прежде чем позволила герою деревни уйти. Наруто всё больше беспокоился. Он постоянно оглядывался, смотрел на небо, однако к своему изумлению никаких шиноби нигде не видел.
- Эй, братец Наруто!
Узумаки побледнел. К нему, широко улыбаясь, подбежали Конохамару, Моеги, Удон и трое других генинов из их выпуска. Наруто крякнул.
- Что вы здесь делаете? – хрипло спросил он.
- Ты же герой деревни! – воскликнул Сарутоби. – Теперь все хотят быть с тобой знакомыми!
- Но вы и так со мной знакомы, - озадаченно заметил он.
- Мы – да, а они нет, - Конохамару указал на незнакомых Наруто генинов. Одна из них очень внешне напомнила ему Ино. Двух других мальчиков он видел впервые.
- Это Яманака Лейко, - Сарутоби кивнул на девочку. – Это Морон Паруру, - мальчик с багровыми волосами помахал рукой. – А это Кара Широмару, - Конохамару обнял беловолосого апатичного мальчишку.
- Очень приятно, - Наруто вяло кивнул и напрягся. В примыкающем переулке он заметил собачью тень.
- Мне пора, - он обогнул группу приставучих генинов и, уже не скрываясь, побежал к воротам. Прохожие удивлённо косились на него, спрашивая у себя: куда так спешит герой деревни? Наруто про себя молился, чтобы никто его больше не задерживал и не останавливал, хотя уже догадался, что его нашли и выйти из деревни будет значительно сложнее.
Где-то сзади послышался протяжный собачий вой. Наруто остановился. Бандана стала мокрой от пота. Всё. Это конец. Он попался.
Вторя его мыслям, некто подхватил его за плечо и потащил в подворотню. Наруто попытался вырваться и ударить своего похитителя кулаком, но кто-то другой схватил его вторую руку и заломил за спину. Теперь всё, что мог созерцать Узумаки, ограничивалось его коленями.
Его, наконец, отпустили. Он поднял глаза. В груди больно кольнуло. Перед ним, словно палачи, стояли Киба и Шино.
Наруто облизнул пересохшие губы. Медленно переводя взгляд с одного на другого, он стоял, облокотившись о стену, понимая, что просто так они его не отпустят. Он резко рванул с места в сторону улицы, однако Шино и Киба предугадали его действия и толкнули его обратно к стене.
- Вы думаете, я просто так сдамся и смирно пойду вам навстречу? – усмехнувшись, поинтересовался Узумаки, отводя взгляд в сторону.
- Мы ничего не думаем, нам дан приказ, - заявил Инузука, подняв подбородок.
- Прости, Наруто, но мы обязаны подчиняться Хокаге, - негромко ответил Шино. – Одно твоё существование подвергает Коноху немалому риску. Просто сдайся и добровольно…
Договорить он не успел. Его безвольное тело отлетело к стене и медленно сползло вниз. Киба шокировано уставился на него, не успев понять, что произошло, и схватился за живот, по которому пришёлся удар. Акамару подбежал к хозяину, намереваясь напасть на обидчика, но внезапно встал на месте и завалился на бок.
- Акамару, - прохрипел Киба и потерял сознание.
- Ты совсем с ума сошёл?! – накинулась на Наруто Сакура. – Мы тебе говорили бежать, а ты поплёлся к Какаши! Идиот!!! – и ударила парня по затылку так же, как несколько секунд ранее Кибу.
- Спасибо, Сакура-чан, - поморщился Наруто, поглаживая голову, - только бить меня не надо.
- А ты по-другому не понимаешь, - холодно заметил Саске, заботливо укладывая Акамару и Кибу рядом с Шино.
- А сейчас ты чего сидишь?! – крикнула Сакура. - Беги!!
- Куда бежать? – растерялся парень.
- Куда угодно! – Сакура схватила его за грудки и кинула на крышу дома. Наруто, помотав головой, вскочил на ноги и тут же заткнул уши от поднявшегося грохота: начался фейерверк.
- Вот он! Лови!
Наруто снова вошёл в режим чакры и скрестил средний и указательный палец.
- Техника массового теневого клонирования!
Хлопки заглушились фейерверком. Узумаки, галдя, рванули в разные стороны. Шиноби-пресследователи не успели заметить, какой Наруто настоящий, и побежали за каждым.
Прохожие заворожено следили за небом и крышами. Из-за светящейся чакры, все Наруто казались золотистыми шарами. Особенно они нравились маленькими детям. Малыши следили за ними, показывая пальцами, и ныли, что не могут бегать за ними так же, как «дяди в зелёных жилетках».
- Мама, я тоже так хочу! – заныл мальчонка лет пяти, дёргая свою маму за рукав.
Женщина вздохнула и взяла сына на руки.
Настоящего Узумаки преследовал Саске. Чтобы не вызвать подозрений и позволить другу покинуть деревню, Учихе тоже пришлось принять участие в его поимке.
Когда Наруто покинул пределы Конохи, Саске остановился посреди леса и долго смотрел ему вслед.
- Удачи, Наруто, - прошептал он и медленно побрёл обратно.
Над Конохой расцвёл очередной пёстрый цветок…
***


Страна Воды. Киригакуре.
Пламя свечи беспокойно металось в подсвечнике, языками касаясь керамических стенок и оставляя на них чёрные следы сажи. Ветер вольно гулял между стеллажами, утробно воя и шелестя пожелтевшими от времени страницами книг.
Библиотека казалась мёртвой. Сюда редко кто заглядывал, а случайные посетители спешили поскорее покинуть это место. Эту библиотеку основал первый Мизукаге, который в тайне от других деревень собрал в ней все найденные свитки и книги Рикудо Сеннина. Они были в открытом доступе, и любой мог изучить абсолютно любую технику Отшельника Шести Путей. На протяжении десятков лет библиотека продолжала оставаться любимым местом шиноби и куноичи, пока четвёртый Мизукаге, Ягура, не приказал сложить в ней пыточные Киндзюцу и прилагающиеся к ним орудия пыток. Библиотека вмиг опустела, желания приблизиться к Богу Шиноби больше ни у кого не возникало. Даже после смерти Йондайме про неё никто не вспоминал. Почти.
Касуми сидела на единственном относительно крепком кресле, забравшись на него с коленями и упершись локтями о стол, и задумчиво перелистывала страницы фолианта «История и География в эпоху межклановых войн». Ничего нового из него девушка не узнала. Когда-то давно, ещё будучи ученицей Академии, она с братом изучала географию мира шиноби и случайно наткнулась на эту книгу. Тогда она девочку не заинтересовала, однако Касуми ещё с того раза помнила необычный шестиугольник, точки которого соединяли шесть стран шиноби. Девушка решила проверить свою догадку.
Ветер всколыхнул страницы книги. Касуми опустила взгляд. На открывшейся странице был нужный шестиугольник. Девушка оглянулась. Никого рядом не было, но чьё-то присутствие ощущалось. Касуми, сведя брови к переносице, взяла пергамент и быстро перерисовала карту на чистый лист. Удовлетворившись результатом, она сложила листок пополам и положила его вместе с другими свитками в сумку.
Кресло неприятно шаркнуло по паркету. Касуми встала и взяла в руки листок с заданием.
Спасибо за то, что спасла моего брата.
«Как давно это было», - грустно подумала она, и, не затушив свечу, покинула библиотеку. Касуми не заметила, что замочек на её сумке почти не держался…

*Сёдзи – японские раздвижные двери.
** Имо-то – вежливое обращение к младшей сестре
*** Морон Орокана – с яп. «придурок безмозглый»
**** Андон – фонарь с бумажным абажуром на бамбуковом, металлическом или деревянном корпусе
***** Варуна – верховный хранитель справедливости и судья, индийский Бог в Ведах
Утверждено Mimosa Фанфик опубликован 15 марта 2014 года в 18:17 пользователем LadyKatarios.
За это время его прочитали 479 раз и оставили 2 комментария.
+1
Moonlight добавил(а) этот комментарий 16 марта 2014 в 12:57 #1
Moonlight
Здравствуйте!
Читала первую главу, и вдруг хватилась, что выложено уже достаточно много частей, а комментариев к ним нет. Вернулась в начало. Каюсь, комментарий написан наспех, обычно от момента прочтения до его написания проходит от дня до нескольких, чтобы полностью переварить и осмыслить прочитанное, но тут ждать так долго мне не хочется.
Начну, пожалуй, с того, что мне нравится нестандартность направления сюжетной линии, завязанная на поднятой в работе проблеме выбора. Это смело! Одно дело тысячная по счёту школьная романтическая история, совсем другое - продолжение канона с такой вот постановкой вопроса. И философия вопроса тоже достаточно сложна, особенно если учесть, что в фике достаточно массовки, и выбор, я так понимаю, сделать придётся так или иначе всем. Собственно, как и принять на себя всю тяжесть последствий.
Удивительно наблюдать за персонажами, ведь многие из них уже приняли решение. Кто-то, как Гаара, - моментально, не раздумывая, хотя я очень сомневаюсь, что он не просчитал последствий разрыва дипломатических отношений для своей деревни. К слову, все эти прекрасные разговоры о том, что джинчурики должны быть ликвидированы для сохранения мира, больше похожи на насмешку и звучат не более весомо, чем пустой звук. В конечном итоге, не только напряжённости между странами избежать не удалось, того хуже - ситуация усугубилась с развалом Альянса и новой волной недоверия соседям, которую едва удалось погасить накануне начала войны стараниями никого иного как казекаге - до сих пор вспоминаю его пламенную речь "ради моего друга"... Мне очень понравилось, как Вы выразили Гаару в своей работе, причём не только непосредственно от лица автора, но и от лица Касуми, в сердце которой он занял определённое место именно благодаря своей верности. В самом деле редкое качество! Во все времена и во всех мирах, видимо... Я не фанатка казекаге, но в моём сердце он тоже занимает своё особенное место среди всех героев творения Кишимото, а потому не могу не отметить одного обстоятельства: это замечательный приём - выражать одного персонажа через другого, и Вы использовали его очень удачно. Гаара довольно сложный персонаж, но вышел настолько настоящим, живым, что невозможно не верить в него такого.
Кому-то очень хочется свалить ответственность на судьбу, на стечение обстоятельств, на давление груза обязанностей и обязательств, чтобы только оправдать себя. Только рассуждения вроде "у меня не было выбора" почти всегда являются ложными: выбор есть всегда, просто в большинстве случаев он либо не нравится нам либо требует смелости, стойкости и неимоверных усилий. Я могу чисто по-человечески искать какие-то оправдания для Какаши: он устал. От всего устал - от жизни шиноби, от войны, от нежеланных им, но возложенных на его плечи обязанностей хокаге... Но понять - не значит принять. Я глубоко презираю его слабость, если не сказать - трусость, какой Вы его наделили в своей работе, и никакое раскаяние в собственной слабости (тут особенно убила просьба о прощении, мысленно адресованная Минато. Вычитала где-то недавно: "странные существа люди: гадости делают друг другу, а прощения просят у Бога", и теперь думаю, что шестого хокаге эта странность не обошла - он собирается убить сына своего сенсея, и при этом просит прощения у того, кто давно мёртв и кому, соответственно, нет никакого дела до того, что происходит в мире живых), тут не поможет. Разочарование? Пожалуй, это - именно то самое, что мог почувствовать Наруто в подобной ситуации. Не злость, не ненависть, не страх, а именно разочарование. Интересно, сколько раз ещё ему придётся почувствовать его?
Ведь Сай, пусть пока из тени, Сакура и Саске тоже приняли решение и встали на его сторону. По крайней мере те, кто всех ему ближе, остались рядом. Впрочем, не могу ручаться за то, что волей автора всё не изменится даже в их отношениях. Удивил и убедил Саске: признание силы Наруто, прозвучавшее так сухо и значимо одновременно, не оставляет сомнений в том, что перед читателем предстал именно Саске Учиха в одном из лучших своих амплуа. Я его недолюбливаю, чего уж скрывать, но у Вас он мне нравится. Пусть всё такой же холодно-отстранённый, резковатый, когда дело касается Сакуры, но именно он, близкий, как кажется, к канону, а не мальчик с истерическими замашками или ревнивый мачо из романтической истории про возвращение его с победой и восстановление клана с известным медиком (: Мне гораздо интереснее, как же поведёт себя дальше Сай, и как сложатся их отношения. Намекаю (:
Остальное распишу в следующий раз, поэтому не прощаюсь.
Спасибо Вам большое!
С ув., Мун.
+1
LadyKatarios добавил(а) этот комментарий 19 марта 2014 в 17:22 #2
Здравствуйте, уважаемая Moonlight.
Мне, честно, очень приятно, что у моей работы есть такие читатели, как Вы, которые не поленятся написать развёрнутый отзыв и изложить в нём своё мнение о работе. Оно мне очень важно.
Я вряд ли когда-нибудь напишу школьную историю Наруто. У меня просто идей никаких нет. Зато в мире шиноби - дофига. Что касается главного вопроса, то соглашусь, он действительно сложен, раз до сих пор нет однозначного ответа на него. И да, Вы правы, выбор придётся сделать каждому. Кто-то уже сделал, как Какаши и Гаара, кто-то пока колеблется, как Касуми, Мей и Ооноки. А последствия будут ужасными и чудовищными, говорю наперёд.
Читаю Ваши мысли про героев и не могу не улыбаться. Даже из-за Вашего комментария в очередной раз перечитала фик и поняла: Вы абсолютно правы, хотя специально и намеренно я ничего не делала. Я имею в виду про этот психологический приём с Гаарой и Касуми. Впервые я его встретила в романе Лермонтова "Герой нашего времени" и согласна - это лучший способ представления героя. Всё как-то стихийно вышло, я даже до Вашего комментария не обращала на это внимания. Мне просто надо было показать, что Гаара заслужил уважение со стороны Касуми. А сам он поступил так, как посчитал нужным. Как он мог поддерживать отношения с деревнями, принявших решение ликвидировать джинчурики, если сам был носителем? Останься он джинчурики, его тоже по этой логике надо было бы уничтожить. Кроме того, Наруто его первый друг, который вытащил его из тьмы и не позволил стать чудовищем, по-другому казекаге и не мог поступить. Чисто политически, правильно рассуждает Мифуне, хотя я с ним не согласна. На мой взгляд, неправы все. Но, как поступили, так поступили. Посмотрим, во что всё выльется.
Я не могу осуждать Какаши. За всё приходится платить, и в своё время он тоже выпьет чашу последствий своего необдуманного решения.
Сай, Саске и Сакура в моём фике второстепенные персонажи. Будет Саске/Сакура, но на вторых ролях, и в принципе сей пейринг особой роли в сюжете не будет играть. Что до Сая, то я не думала о нём, как о главном герое. Да, он, как и Учиха с Харуно, выступил и выступит ещё на стороне Наруто, но он переломных моментов в фике создавать не будет.
С уважением, Lady Katarios