Статья про нового персонажа из 3 сезона Наруто - Боруто Узумаки
Наруто Клан Фанфики по Наруто Трагедия/Драма/Ангст Кровавый Рассвет. Пятая глава

Кровавый Рассвет. Пятая глава

Категория: Трагедия/Драма/Ангст
Глава Пятая. Призраки прошлого

Человек умирает тогда, когда умирает последнее воспоминание о нем. Гарри Поттер и Орден Феникса

- Что такое смерть? Конец? Нет, это всегда начало чего-либо нового. Если его, этого начала, не видно, это не значит, что его нет. Значит, оно просто где-то далеко или ещё не дошло до тебя. Смерть – это то же рождение, только наоборот. Человек умирает и даёт жизнь следующему поколению. Без смерти мы бы всегда топтались на одном месте и не сдвигались с мёртвой точки.
Наруто озадаченно уставился на Джирайю.
- Старик, у тебя две крайности: ты или грязный извращенец, или слишком многомыслящий философ. Давай изъясняйся точнее! Я тебя не понимаю!
Саннин глубоко вздохнул.
- Я и не ожидал, что ты поймёшь, - удручённо сказал он.
Мальчик отвернулся и насупился.
Они не спеша двигались по направлению к Деревне Травы. Всё благоприятствовало хорошему настроению: и погода, радовавшая безоблачным небом и тёплым солнцем, и враги, не появлявшиеся уже в течение нескольких дней и не докучавшие своими визитами, однако путники были мрачнее тучи. Узумаки - потому что навороченные умозаключения заставляли его молодой мозг закручиваться в морской узел, Джирайя – потому что ему в очередной раз не удалось заставить крестника думать.
Пейзаж вокруг радовал глаз. Бесконечные цветущие степи, уходящие далеко-далеко за горизонт, так и дышали жизнью, бурной и яркой, какой живёт паренёк, сейчас совершенно не обращавший внимания на мир вокруг. Высоко в небе, резвясь, летали птицы, метрах в ста-ста пятидесяти от дороги паслось стадо диких оленей. Джирайя, простивший наконец глупость молодого Узумаки, с улыбкой наблюдал за местной флорой и фауной.
Вскоре вдали показались первые здания Кусагакуре. Это были крохотные двухэтажные домишки, обросшие плющом и диким виноградом и прижавшиеся друг к другу близко-близко, как воробьи на жёрдочке. Издалека даже можно было спутать Скрытую Деревню Травы с селением цивилистов – таким мирным оно казалось со стороны. И, возможно, так и было. По крайней мере, Узумаки не слышал об агрессии местных шиноби. Тюрьма Хозукиджо не в счёт.
По мере того, как они приближались к Кусагакуре, Наруто начинал понимать, почему деревня так называется. Цветущая растительность была везде: в горшках у обочины, в горшках на заборе, просто на заборе, на камнях, на дороге. Перечислять места «обитания» местной флоры можно было бы ещё долго, если бы не настойчивое подёргивание со стороны.
- Наруто, - как-то странно протянул Джирайя, - ты иди в отель, возьми номер на моё имя, а я пока информацию какую-нибудь поищу. Может, о Саске и Орочимару что-нибудь узнаю.
Мальчик скептически проследил за взглядом своего наставника. Если Саске и Орочимару посещают публичные дома, то, несомненно, что-нибудь о них он и узнает.
- Опять к бабам пойдёшь, старик-извращенец?
- Не к бабам! – рявкнул мужчина. – На разведку!
В этот момент в здание, игриво покачивая бёдрами, вошли две пышногрудые женщины. Одеты они были, мягко говоря, не очень целомудренно; яркий макияж и простые, но броские высокие причёски так и кричали о своём непостоянстве и дешевизне. Глаза самцов на улице загорелись.
- Я пошёл, - коротко заявил Джирайя и поспешил в здание.
- Эй! – закричал ему вслед Наруто, возмущённо подпрыгнув на месте. – Я, между прочим, несовершеннолетний, а ты меня берёшь так на улице и бросаешь! Как я в отеле зарегистрируюсь?!
Но было поздно: красный жилет уже скрылся за дверью борделя. Узумаки тяжко вздохнул. Ну как всегда! В какой город/деревню ни зайди – всегда одно и то же! Вечно он идёт развлекаться, а ему, Наруто, де-факто приходится заниматься занудной и формальной волокитой, вроде заполнения бумажек в гостиницах или оплаты ночлега. Поправив на плечах лямки рюкзака, мальчик в мрачном расположении духа отправился на поиски подходящего отеля.
Он обнаружился почти сразу. Это была небольшая придорожная гостиница, небогатая и без лишних изысков, в которой, однако, на счастье Наруто, нашлись горячие источники и раменная. Последнее особенно обрадовало Узумаки, и он с заметно поднявшимся настроением подошёл к стойке регистрации. Работник отеля не обратил на него внимания.
- Эй, кхм, вы, - попытался позвать того Наруто. Мужчина лениво поднял голову и, не заметив никого, опустил взгляд ниже. Перед ним, нагло улыбаясь, стоял мальчик лет тринадцати-четырнадцати. Портье недоумённо моргнул.
- Да вы, - удовлетворённо кивнул юнец, - дайте номер, пожалуйста.
Мужчина крякнул.
- Малыш, тебе сколько лет? – спросил он снисходительно.
Наруто покраснел. Несмотря на то, что его об этом спрашивали в каждом отеле и по идее к этому вопросу надо было бы уже привыкнуть, он не смог в очередной раз подавить в себе смущение. Мальчик сжал руки в кулаки и с вызовом посмотрел на мужчину.
- Достаточно, чтобы взять номер в отеле, - заявил он.
- Вряд ли. Только взрослые, - покачал головой портье. – Мало ли, вдруг ты какой-нибудь сирота и бродяга?
- Да не один я! – вспылил Наруто. – Просто старик развлекаться пошёл! Мне его что, по-вашему, до вечера ждать в холле?
- А как ты можешь доказать существование этого старика?
Узумаки запнулся. Сложный вопрос!
- Да вы его в пабе для взрослых можете найти! Даю слово! Узумаки Наруто никогда не врёт!
Мужчина вздохнул. Что-то ему подсказывало, что мальчишка просто так не отстанет и никакие доводы его не переубедят. Вздохнув, он достал из ящика чистый бланк и положил его перед расцветшим улыбкой надоедой.
- Если обманул, разбираться с тобой будут другие люди, запомни это!
Наруто энергично закивал, как китайский болванчик, и, схватив ручку из органайзера, начал быстро-быстро строчить. Вскоре из-под его руки появились имена его и Джирайи, графа «Цели» заполнилась словами «очень-очень жестокие тренировки», а продолжительность пребывания ограничилась неделей. Узумаки, очень гордый собой, будто писал подобный формуляр впервые, с довольной улыбкой протянул его портье. Мужчина забрал лист и дал Наруто ключ от комнаты.
Номер оказался небольшим, но очень уютным. Две кровати, заправленные бежевыми покрывалами с вишнёвыми набойками, стояли рядом, а между ними неким буфером примостилась тумбочка с ночником.
Потянувшись и почувствовав, как некое блаженство охватило конечности, мальчик с разбегу прыгнул на кровать и раскинул руки и ноги в стороны.
«Я звёздочка», - подумал он и закрыл глаза.
Вопреки его ожиданиям, сон всё не шёл и явно не собирался это делать в ближайшее время. На улице за окном на горячих источниках хохотали девушки, птицы на улице устроили хоровое пение. Наруто ёрзал на кровати, сминая одеяло и простыни, закрывая голову от света подушкой, но все усилия оказались тщетны. Сдавленно рыкнув, Узумаки резко вскочил на ноги.
Оставшееся время до вечера он провёл, гуляя по деревне. Селение ему понравилось. Люди и шиноби здесь были дружелюбными и открытыми, на каждую его улыбку отвечали улыбкой. Кусагакуре чем-то напоминала ему его родную Коноху, и воспоминание о родной деревне тоской отозвалось у него в сердце.
«Сакура-тян, бабуля Цунаде, как вы там?»
Наруто поднял голову к розовеющему небу. Белые облака, напоминавшие чем-то неопрятный росчерк пера, будто зависли над землёй и не двигались с места. Мальчик вспомнил свой уход из деревни и данное Четвёртому негласное обещание.
«Я не подведу тебя!»
Дождаться старика он решил в местной раменной. Конечно, это была не лапчишная Теучи, еду которого можно смело подавать на стол феодала, но в любом случае лучше что-то, чем ничего. Однако через полчаса Наруто был готов с собой поспорить. Местный рамен показался ему безвкусным: бульон был пресным, лапша липкой и толстой. Специй, возможно, здешний рецепт и не знал вовсе. В результате Узумаки остался голодным и злым.
Он сидел на ротанговом стуле местного кафе и болтал трубочкой для коктейля в стакане. Настроения не было никакого. Сначала старик, потом отель, теперь пародия на рамен. Никаких причин для радости и море поводов для печали. Тяжело вздохнув, Наруто от скуки начал прокручивать в памяти весь сегодняшний день. Вот они покинули столицу Страны Травы, идут по лесу и затем по лугу, а старик-извращенец рассказывает ему о своей молодости, постепенно переходя на ненавистную ему философию. Что он там говорил? Смерть всегда только начало? Или что-то вроде этого?
- О чём задумался? – весело спросил Джирайя, подсаживаясь рядом. Наруто недовольно скосил глаза.
- Вернулся-таки, - хмуро заметил мальчик и отвернулся, уткнувшись лицом в стол. Мужчина удивлённо посмотрел на него и потряс за плечо. Наруто отодвинулся. Джирайя выдохнул.
- Давай, рассказывай, что у тебя там стряслось.
- Ничего, - буркнул Узумаки.
- Конечно, - согласился саннин, апатично пожав плечами, и вдруг, резко навалившись на него, заорал: - Выкладывай!
- А-а-а-а!
Стул качнулся, и Наруто с грохотом упал назад. Потирая ушибленное темя, мальчик зло посмотрел на наставника.
- Вот уже и не скучаешь! – удовлетворённо произнёс Джирайя и залпом выпил сок из стакана. Сложив руки за головой, он откинулся на спинку кресла и окинул ученика заинтересованным взглядом. – Я же сказал, давай рассказывай.
- Да нечего рассказывать! – Узумаки поднял стул и сел. Опираясь локтями о спинку, он задумчиво продолжил: - Просто вспомнил, что ты рассказывал про смерть. Ну, пока мы шли в Кусагакуре! – уточнил Наруто, увидев, как брови старика вопросительно поползли навстречу друг другу.
- А-а-а, понял, - Джирайя довольно улыбнулся, став похожим на сытого кота. – А ты что понял?
Мальчик нахмурился, напрягая голову. Ему было далеко до великих мыслей старика-извращенца, но что-то в последнем его рассказе заставило его задуматься. Наруто не знал точно, что именно, но что-то было: обычно стариковские монологи его не трогали.
- Ничего я не понял, - признался Узумаки. – Ты говорил, что смерть – это новое начало. А что происходит с умершими после смерти? Они снова рождаются?
Джирайя пожал плечами.
- Понятия не имею. Но сомневаюсь, что происходит реинкарнация. Разве что в редких случаях, и то это скорее совпадение. Я думаю, мёртвые не уходят в другой мир, пока им есть, за чем следить и кого направлять в этом. Мы их не видим, но они рядом.
- Хочешь сказать, что они следят за нами? – изумлённо хлопая глазами, переспросил мальчик.
Мужчина кивнул.
Наруто вдруг резко вскочил ногами на стул, закинув одну на стол и опрокинув сандалией пустой стакан, и ткнул пальцем в небо.
- Четвёртый! Я обещаю, что не подведу тебя! Ты увидишь, как я стану Хокаге!
Джирайя лишь улыбался.


***

- Старик-извращенец?!
Нет, это не могло быть правдой! Не могло! Старик умер! Тогда почему он стоит здесь, будто ничего не было?! Будто он не умирал, будто не было этих долгих и тёмных месяцев без него?
У Наруто защемило в груди. Сердце забилось быстрей, гулким эхом отдаваясь где-то в горле. Кожа стала влажной от пота.
Теперь он понял, что чувствовали те, кто встретил на войне своих погибших родственников и друзей. Понял их чувства и состояние. Их душевную боль и муку.
Джирайя смотрел на него, как раньше: с улыбкой и бесконечным теплом во взгляде. Поза расслабленная, спокойная и по-отечески родная. В этот момент Наруто осознал, как сильно скучал по нему, по его извращённой натуре, по доброй улыбке и любви во взгляде. Последние месяцы вдруг показались ему мимолётным мгновением, а его смерть была будто только вчера. Не было ни нападения Пейна, ни войны – ничего.
Губы опасно задрожали. В глазах защипало. Саннин удивлённо посмотрел на него и уже открыл губы, чтобы что-то сказать, но блондинистое нечто ураганом налетело на него, а крепкие руки судорожно заключили его в объятья. Джирайя на миг остолбенел, поразившись скоростью и бесцеремонностью своего ученика, но спустя пару секунд расслабился и обнял Наруто в ответ. Парень дрожал и плакал.
- Старик, это правда ты?
Джирайя кивнул.
В Наруто бились два противоречивых чувства. С одной стороны, ему было больно видеть наставника, особенно после того, как смирился и принял его смерть; с другой, сердце радостно трепетало от мысли, что ему снова удалось заглянуть в его добрые глаза и ощутить душевное тепло от поддержки родного человека. Сейчас Узумаки было даже плевать на то, что это могло быть ловушкой какого-нибудь Кабуто или Орочимару (хоть последний и вернулся в деревню, получив гарантию на реабилитацию) или результатом Эдо Тенсей. О последствиях он подумает потом. У него есть возможность побыть и поговорить со стариком – тогда почему ею не воспользоваться?
Парень отстранился. Его глаза блестели.
- Мёртвые и правда за нами следят, да, старик-извращенец?
Джирайя расхохотался.
- Ты не забыл мои учения! Мелочь, а приятно, - мужчина улыбнулся и хитро прищурился. – Ну говори: ты стал Хокаге?
Наруто осёкся. Воспоминания последних дней снова больно резанули его. Похороны Цунаде, предательство Какаши-сенсея, три дня в бегах, девчонка из Тумана и встреча с осьминогом... Ему не хотелось в ближайшее время вспоминать об этом, но вопрос старика заставил всё это опять всколыхнуться в его памяти.
Джирайя сразу заметил резкую перемену в лице ученика. По-видимому, в Конохе случилось что-то очень страшное, раз его невинный вопрос сразу переменил настроение и тон их разговора. Он хотел спросить его об этом, но в тени Храма, за спиной Узумаки, появилось третье лицо. Джирайя улыбнулся.
- Наруто, обернись, - негромко посоветовал он. Парень вяло подчинился и застыл. В нескольких шагах от него стоял его отец.
Минато улыбался. Как и тогда, в его голове, когда Лис сломал печать во время нападения на Коноху. Легко и непринуждённо, как человек невероятно счастливый и никогда не знавший ни потерь, ни горя.
Парень вздрогнул и машинально отошёл от учителя. Удивление, вопрос, ужас попеременно сменяли друг друга, и заставили Наруто впервые за вечер со стороны посмотреть на происходящее. Он видит своих умерших родных. Которые умерли и никак не могут быть живыми. И они вроде как настоящие, не фантомы и не призраки. И ведут себя как живые.
- А почему вы здесь? – подозрительно спросил Наруто, нахмурившись.
- Вопрос в том, почему ты здесь.
Узумаки окаменел. Уж кого-кого, а его парень никак не ожидал ни услышать, ни увидеть. Медленно обернувшись, Наруто вымученно улыбнулся и невольно попятился.
В свете луны все три человека казались чем-то немыслимым и потусторонним. Хотя не было ни признаков разложения, ни тёмной ауры Эдо Тенсей, от них так и веяло смертью. Это было мимолётным, почти неощутимым чувством, но Наруто, вопреки ему, не боялся своих мёртвых знакомых. Было скорее какое-то сожаление.
- Нагато, - негромко позвал его парень, - что ты имеешь в виду?
Узумаки-старший вышел из-за колонны. Он был таким же, каким запомнил его Наруто в последнюю их встречу на Четвёртой Мировой: здоровый, крепкий и красноволосый. Последняя деталь бросилась в глаза сразу же, потому что сильнее выделялась, чем всё остальное, и почему-то показалась парню самой главной во всём облике некогда его врага.
Нагато устало вздохнул и закрыл глаза.
- Ничего удивительного в том, что ты нас здесь видишь, - сказал он. – Но гораздо интереснее, почему ты сюда пришёл?
Наруто сердито насупился и сложил руки на Гггггруди.
- Нет, ты мне объясни: почему нет ничего сверхъестественного в том, что я вижу умерших людей?
- В любом другом месте, сдаётся мне, ты бы не смог нас встретить, - задумчиво проговорил Джирайя. – А это какое-то особенное, я прав, да, Нагато?
Узумаки кивнул и с тоской окинул взглядом убранство храма.
- Мы случайно попали сюда незадолго после вашего ухода, сенсей, - Нагато грустно усмехнулся. – Тогда Яхико был ещё жив, а мы ещё даже не думали о создании «Акацуки». Помнится, началась буря, а мы искали место для ночлега и случайно обнаружили этот Храм. Никогда не забуду ту ночь.
- А что случилось в ту ночь? Вы тоже кого-то увидели? – нахмурившись, спросил молчавший до этого момента Минато.
Нагато неопределённо покачал головой.
- Не знаю. До сих пор точно сказать не могу. В тот вечер из-за грозы и холода мы никак не могли заснуть. Костёр постоянно затухал, а град падал внутрь прямо к нам. Даже я не мог с помощью риннегана контролировать огонь: у меня не было тогда ни достаточного опыта, ни сил. И уже далеко за полночь всё началось. Утром мы всё списали на бессонницу, но окончательно убедить себя в этом не смогли. Неприятный осадок от пережитого остался.
- Да что вы там увидели?! – нетерпеливо воскликнул Наруто.
Узумаки резко поднял на него глаза.
– Я видел слепого мужчину.
Нервный смешок, и Наруто, расслабившись, с облегчением выдохнул.
- Уф-ф, а я-то думал действительно что-то страшное. Слепой мужчина. Чем он тебя напугал?
Нагато было не до шуток. Его взгляд оставался тяжёлым, ни на грамм не потеплев.
- Меня испугало не отсутствие глаз, как думаешь ты, - сурово ответил он. – Меня напугала уверенность, которая была в его словах. Он говорил мне отдать то, что никогда не было моим, и призывал (даже, наверное, приказывал) выполнить своё предназначение. Он сказал, что это он дал мне возможность жить и силу, несравнимую ни с одной силой в мире. И меня не покидало ощущение, что всё, что он мне говорил, правда.
- Ты знал его? – спросил Джирайя.
- Нет. Но я уверен, что этот мужчина был великим шиноби.
Наруто опустил взгляд в пол. Нагато прав. Это был великий воин, выбравший, однако, не тот путь и отправивший совсем недавно много хороших людей на тот свет. Бабулю, жирнобровика и его сенсея, например.
- И мне почему-то казалось, что этот шиноби был мёртв. Как мы сейчас.
Парень сглотнул и кивнул, давая Нагато знак продолжать.
- Я не знаю, что видели Конан и Яхико, но, судя по их лицам и настроению, ничего хорошего. Мы дали себе обещание забыть об этом месте и никогда не вспоминать об этой ночи. Через несколько дней на пограничной с Огнём территорией мы обнаружили лазутчика из Киригакуре, который нёс ценные сведения Мизукаге. Разумеется, мы его перехватили и допросили, думая, что он шпионил за Ханзо. Но мы ошиблись.
- В его докладе было что-то про это место, верно? – спросил Джирайя. Он внимательно слушал своего ученика, опершись спиной о стену и сложив руки на груди. Нагато, посмотрев сквозь него, кивнул.
- Он нёс запечатанные в свитках плиты Рикудо Сеннина. Всего плит было шесть, и на каждой выгравировано описание каждого его святилища. И мы по иронии судьбы оказались в одном из них. Знаешь, что меня смутило, Наруто? – Узумаки-старший внимательно посмотрел на своего преемника. – Там было сказано, что только потерявший надежду может найти путь в эти Храмы. Даже прекрасно знающий точное место нахождения, но уверенный во всём человек не найдёт верного пути; но человек отчаявшийся найдёт их, даже не подозревая об их существовании.
Наруто почему-то смутился. Теперь взгляд не только Нагато, но и отца и Джирайи были подозрительными, будто они уличили его в чём-то непристойном или поймали на месте преступления.
- Хочешь сказать, я отчаявшийся человек? – попытался пошутить парень, но сразу же с досадой понял, насколько тон его голоса фальшив и наигран.
- Я это вижу.
Узумаки тяжело вздохнул. Хватит притворяться. Надо рассказать. В конце концов, они ему родные люди, дадут совет и помогут.
- В общем, - начал он, - Какаши-сенсей теперь Хокаге, и он приказал меня убить.
Минато недоумённо моргнул.
- Как это – убить? – членораздельно спросил он.
Наруто пожал плечами.
- Если бы не Сакура-чан, теме и Сай я бы с вами сейчас не разговаривал. Сай написал, чтобы избежать войны. Я же джинчурики. А мы с осьминогом одни остались у Листа и Облака. Где искать биджу никто не знает и не хочет знать.
Парень замолчал. Ему никто не ответил: все погрузились в свои мысли. Никто не выглядел испуганным или шокированным. Война и время отучили их удивляться всему, и хотя предательство Какаши никто предугадать не смог бы, чем-то сверхъестественным оно им не показалось.
- Как ты нашёл это место? – спросил Минато.
- Несколько часов назад я встретил куноичи из Тумана. Она мне дала вот эти свитки, - Наруто вытащил их из подсумка, - и сказала, что если бы Кири не осталась в стороне, то убила бы меня лично.
- Что за куноичи?
- Не знаю. Она не назвала своего имени.
Джирайя задумчиво потёр подбородок.
- И поэтому ты пришёл сюда?
- Я пришёл сюда, чтобы найти братьев Курамы, - парень мягко положил руку на живот, на печать. – Я надеюсь, что здесь смогу найти путь к месту, где они спрятаны... Вы ведь мне поможете? – он резко вскинул голову и с надеждой посмотрел на них.
Минато и Джирайя как-то виновато опустили головы. Нагато продолжал прямо смотреть на него, о чём-то напряжённо думая. Наруто забеспокоился. Неужели всё потеряно? Ему правда суждено умереть от руки друзей?
- С чего ты взял, что сможешь найти здесь ответы на свои вопросы? – спросил наконец Узумаки.
Сердце куда-то ухнуло. Вместе с теплившейся в нём до этого момента надеждой. Всё потеряло смысл.
- Не знаю, - неожиданно безразлично ответил Наруто, - просто думал, что... Да пропади всё пропадом!..
Он со всей силы ударил кулаком в колонну, однако ожидаемого облегчения не почувствовал. Только больно содрал кожу на мизинце и ударил ноготь.
- Ксо...
Из глаз опять потекли слёзы. Только не радости, как было до этого, а отчаяния. Глухого и тёмного отчаяния, какое испытывает человек, угодивший в болотную трясину и увидевший спасательный круг в виде какого-нибудь крепкого на вид корня, который, стоило только потянуть, противно лопнул. Наруто ухватился за эти Храмы, как за соломинку. Он заставил поверить в этот светлый луч и Би. Осьминог ведь ждёт его в Амегакуре с хорошими новостями. Что он ему скажет? Что теперь делать?
Чья-то холодная рука мягко легла ему на плечо. Парень машинально посмотрел на конечность подошедшего. Им оказался Нагато.
- Я ведь не сказал, что нельзя, - негромко проговорил Узумаки, - я просто спросил, что дало тебе повод так думать.
- Та куноичи сказала, что здесь я, возможно, смогу их найти. Типа Храм старика, про биджу здесь можно что-нибудь найти, - Наруто не заметил, что случайно в волнении употребил слово-паразит Кушины.
- Понятно.
Нагато вновь задумался и отошёл, устремив свой взгляд на луну. Сегодня было полнолуние.
- Путь ты здесь не найдёшь, - жёстко сказал он, - но сможешь постичь основы той силы, которая укажет тебе его.
На Наруто словно вылили ушат холодной воды. Что?..
- Какой силы? – хрипло переспросил он.
- Ты случайно не сендзюцу имеешь в виду? – подняв бровь, спросил Джирайя.
- Вроде того, - неопределённо ответил Нагато, - но это больше, чем природная энергия. Это сила Мудреца.
- А почему природная энергия не сможет помочь найти Биджу? – задумчиво спросил Минато. – Наруто превосходно ею владеет. Правда, Наруто?
Сын кивнул.
- По сравнению с этой силой природная энергия намного слабее и менее восприимчива, - Узумаки вновь посмотрел на Наруто, - поэтому я тебе советую не терять время и постараться в ближайшие недели обойти все Храмы.
Всё так просто? Что же он тогда делал эти два часа до их появления? Не искал ли источники этой самой силы?
- Как я овладею этой силой? – задал он самый главный вопрос.
Ответ смутил его ещё больше.
- Ты сам поймёшь, что делать. На месте, - коротко ответил Нагато и поднял руку. Его запястье начало распадаться на маленькие кусочки, которые, отделившись от конечности, растворялись в воздухе. Постепенно это явление охватило всё тело. Наруто в панике смотрел на него. Узумаки-старший лишь улыбнулся.
- Я всё сказал тебе уже в прошлый раз. Прощай, - и исчез, оставив после себя непонятную грусть и пустоту.
Кто-то тихо подошёл сзади и ободряюще сжал плечо. Наруто обернулся. Минато с улыбкой и бесконечным теплом во взгляде смотрел на него. «Разложение» началось и на его теле. Узумаки с грустью кивнул.
- Я в тебя верю, - тихо сказал Четвёртый Хокаге перед тем, как покинуть этот мир в третий раз.

***

К ночи они достигли границ Амегакуре. Столица Аме но Куни ещё издали поприветствовала путников самым радушным образом, встретив их проливным и промозглым дождём. Однако ливень никак не повлиял на их настроение: вода была родной стихией Суйгецу, и дождь только укреплял его силу, а Джуго попросту не обращал внимания на такие мелочи, как неприятное хлюпанье под ногами и мокрая одежда, и потому относился к природному явлению абсолютно равнодушно. Хотя, вероятно, на этот раз небесная канцелярия превзошла саму себя: дороги, по которым обычно ходили торговые караваны, оказались разбиты из-за недавно появившихся ям. Растерявшиеся купцы, боясь за себя, свой товар и в принципе не радуясь долгосрочной перспективе ночлега на середине пути в дождь в послевоенное, ещё нестабильное время, сновали от одной своей повозки к другой, постоянно проверяя свои вещи и попутно переговариваясь с товарищами по несчастью. Хозуки лишь посмеивался, проходя мимо этой процессии.
Непонятное волнение и тревога охватили его ещё пару часов назад. Чакра, лёгкая и почти незаметная, преследовала его, не отставая ни на шаг, но и не сокращая дистанцию. Хуже всего было то, что Суйгецу догадывался, кому она принадлежит, но тщетно надеялся, что его навыки ухудшились и он ошибся. Он пытался петлять, заставил Джуго посетить бордель в первом попавшемся селении, но чувство преследования не исчезло. Последней надеждой стала Амегакуре. Суйгецу очень надеялся затеряться в ней.
И вот закончился длинный кортеж, состоявший из успешных дельцов и не менее удачливых помощников. Остались позади ржущие и фыркающие лошади, ноющие дети и стонущие от погоды мамочки. Хозуки с облегчением выдохнул. Ещё бы немного, и этого испытания его нервы не выдержали бы. Конечно, они могли бы свернуть с той тропы ещё давно, но Суйгецу не хотел давать преследователю повод открыться. Если его подозрения верны, то лучше вообще не позволить этой встрече случиться.
- Джуго, - негромко позвал он, - ты это чувствуешь?
- Да, - кивнул рыжеволосый, - птицы сообщили мне о шпионе ещё три часа назад. Сейчас она ближе, чем была. Постепенно она к нам приближается.
- Она?
- Да. Это куноичи из Деревни Тумана.
Суйгецу помрачнел. Его навыки так же хороши, как и раньше.
- Лучше б это была очкастая, - с сожалением протянул он. – Я даже по ней уже скучаю.
- Никогда бы не подумал, что ты это скажешь, - ответил Джуго. – Вы с ней никогда не ладили.
- Лучше рыжая, чем... - он не договорил и махнул рукой.
Некоторое время они сохраняли темп, но спустя уже несколько минут ускорились и побежали. Хвост не растерялся. Он тоже увеличил скорость, однако теперь явно был настроен догнать нукенинов. Чакра стала ощущаться сильнее. Медленно, но верно дистанция превращалась в ничто.
Вдалеке показались тёмные силуэты башен Амегакуре. Из-за плотной пелены дождя они выглядели ещё более зловеще, чем на самом деле, но Хозуки они сейчас казались спасительным бункером.
В какой—то момент Суйгецу чертыхнулся и резко остановился. Джуго, недоумённо посмотрев на него, последовал его примеру и, проехав по грязи полметра, встал недалеко от своего спутника. Хозуки был напряжён и взволнован. Если бы Джуго его не знал, он бы подумал, что Суйгецу боится. Никогда раньше он не видел, чтобы бесстрашный и наглый нукенин Кири был таким бледным и так нервно кусал губы.
- Что случилось, Суйгецу?
Сзади кто-то появился – резко спрыгнул со скалы сверху. Мурашки противно пробежали по спине, и кожа покрылась липким потом. Сердце забилось в учащённом темпе и тоскливо заныло. Почему всё так?..
Суйгецу медленно обернулся и почувствовал ребяческий стыд. Да, он чувствовал вину. За своё свинское отношение к ней, за «благодарность» в виде побега. За то, что бессовестно бросил в тяжёлый жизненный период.
Касуми с тех пор мало изменилась, перемены затронули только одежду и причёску. Женственный комбинезон и сапоги теперь она, по-видимому, не носила – не для кого. Их место занял удобный и практичный, но бесполый костюм шиноби – не форма Кири, но нечто близкое к ней. Низкий конский хвост завершал эту картину. Однако внешние изменения не могли затмить внутренних. Изменился взгляд. Этот взгляд он порою видел у Йондайме в последние недели его жизни. И это его пугало.
- Привет, - неуверенно попытался разрядить обстановку Суйгецу. Касуми не ответила, продолжая холодно на него смотреть, будто что-то пыталась найти и не находила.
- Эй!
Ноль эмоций.
Хозуки фыркнул.
- Конечно, зачем мне отвечать? – вслух размышлял он. – Если нет смысла разговаривать со смертником. Верно, Касуми?
Девушка не ответила и закрыла глаза. Её рука потянулась куда-то за спину. Парень запаниковал, заметив этот жест.
«Кунай? Взрывная печать?» - взволнованно перебирал он в голове варианты и напряг ноги, приготовившись бежать.
Девушка протянула руку в сторону, зажав в пальцах свиток.
«Призыв?»
Свиток лопнул, преобразившись, и теперь Касуми держала в руке катану. Капли дождя на мече сверкали, и казалось, что клинок жаждет крови.
«Ксо!»
Водяная рука схватила Суйгецу за щиколотку, и он, мгновенно среагировав, рухнул водой вниз. Собравшись воедино в двух шагах от Джуго, он рванул в сторону Деревни Дождя.
Утверждено Mimosa Фанфик опубликован 02 мая 2014 года в 22:13 пользователем LadyKatarios.
За это время его прочитали 387 раз и оставили 0 комментариев.