Статья про нового персонажа из 3 сезона Наруто - Боруто Узумаки

Красная луна

Категория: Трагедия/Драма/Ангст
* * *

Она насмехалась над ней.
Она требовала платы за все ошибки.
Она следила за ней, взирая свысока с холодным презрением.
Она ждала…


Волна накатывала на берег одна за другой, послушно ожидая своей очереди. Утихала одна, появлялась другая; они олицетворяли саму бесконечность и равновесие этого мира. Одного взгляда на море хватало, чтобы почувствовать спокойствие и штиль в своей душе. Слишком тихо, слишком… Но не все так просто. Оно казалось настолько отчужденным и темным в ночи, что хотелось отдаться в руки страху и закричать от отчаяния. Двуликость - ложь и правда одновременно.
Полнолуние. Красная луна полностью вошла в свои владения. Ещё с давних времен считалось, что красная луна – признак сильного ветра, холода, бури, шторма. Но никто не знал, что она могла быть не только остерегающей, но и живой. Никто не знал, кроме неё…
С холодным отчуждением красная луна следила за своими детьми – золотыми лучами, которые превращали частичку черного моря в надежду. Лунная дорожка как спасительный луч света во тьме искрился под знаком красной луны. Гребни волн в этот момент казались тысячами тысяч ярких звезд на темном небе.
Шум моря опьянял девушку. Она уже не знала – где сон, а где явь. Она потерялась в воображении и реальности, пытаясь найти выход из этого полузабытья. Или она так только думала?
Послышался всплеск воды. Куноичи обессилено подняла глаза, устремляясь мыслями куда-то вдаль, за горизонт, за пределы своих возможностей. Кулаки сжимались так, что на запястьях отчетливо были видны синие вены. Но девушка, выйдя из нервного оцепенения, разжала руки.
Харуно отчаянно пыталась поймать ртом воздух, напоминая рыбу, выброшенную морем на берег. С трудом набрав воздуха в легкие, Сакура успокоилась; дыхание стало спокойным и размеренным, но совсем немного прерывистым, - это предательские рыдания подступали к горлу. Но девушка цеплялась за каждую ниточку своего прошлого – пыталась скрыть или подавить свою слабость, что у неё в этот раз мастерски получилось. Не время было себя жалеть и оплакивать свою и так тяжкую долю. Ей надо было подумать о более важных вещах.
Медик присела на корточки и устало откинулась на мелкую щебенку. Песок приятно снимал напряжение, как будто тысячи тупых иголочек массажировали усталое тело. Взор же куноичи устремился на её подругу и хозяйку одновременно. Только пока она так думала.
Девушка знала, ждала. Вот только чего? Действий в ответ, решений или же осознания, насколько сильно Сакура поддалась своим эмоциям? Смотря на неё, ученица Пятой понимала, как глупы и мелочны проблемы каких-то там людишек. Куноичи насмехалась над ней, поглядывая свысока. Но, даже не осознавая своих поступков, она следила за девушкой каждую ночь. Она требовала ответа за свои ошибки и мести за чужие.
Харуно нервно закусила нижнюю губу до крови и, опомнившись, подложила руки под голову. К месту вспомнился один факт, что, если человек будет слишком долго смотреть на луну, то может свихнуться. Наверное, небезосновательно, раз так. Харуно иногда казалось, что она и вправду сходит с ума. Или уже сошла?
Девушка была буквально поглощена чувствами, как будто они завладели её телом и инстинктивно управляли что разумом, что сердцем. Шиноби не имеет права поддаваться на это. Но Харуно уже даже не знала, кто она на самом деле. Предательница в глубине души? А может, преступница S-класса? Но точно уже не шиноби.
Сакура ненавидела их всех: своих бывших друзей, просто жителей Конохи, незнакомых шиноби. За то, что они были живы. За то, что они были счастливы. За то, что у них есть те, кто по-настоящему им близок. А что есть у Сакуры? Могила родителей, неразделенная любовь, хоть и ушедшая, но оставившая горький осадок в душе, учитель, находящийся в коме уже который месяц, и воспоминания, то и дело приносящие боль и страдания.
Но раньше у неё была надежда. Упование на одного человека, который озарял своими радостными глазами её жизнь. Человек настолько близкий, что она могла ему полностью доверить как свою душу, так и свою жизнь. Он был единственным, кто понимал её, кто по-настоящему любил её. И, может, его любви им хватало на двоих, хоть он этого и не видел, принося себя ей в жертву.
А потом в жизни Наруто появилась эта ненавистная Сакуре брюнетка. Ей даже в мыслях было противно и гадко произносить её имя. Девушку раздирало изнутри от безудержного гнева и пронзающей все тело боли одновременно. Чем она заслужила все это? Почему именно ей выпало на судьбу столько испытаний?
Харуно не сомневалась, Хината ненавидела её не меньше: за то, что медик пыталась вернуть все на свои места, выгнать её из жизни Узумаки, чтобы сердце парня было полностью в её власти. Да и до этого, когда ещё не было их соперничества, они не сильно жаловали друг друга, хоть Харуно до поры до времени этого не видела. Потому что она не могла понять, как, казалось бы, настолько тихая и скромная девушка смогла сломить достаточно сильную куноичи, ученицу одной из трех великих саннинов, Пятой Хокаге. Да, именно сейчас она была по-настоящему сломлена. Все, кто были ей так дороги, покинули её, отламывая по кусочку от сердца себе на сувениры. Наруто забрал последний, и на месте этого поддерживающего жизнь органа остались лишь мелкие осколки.
Может, ей так только казалось? Может, воображение нарисовало такую желанную картину Хьюги? Именно такую, какой она хотела её видеть? Обладательница Бьякугана всегда была довольно замкнутой, и сложно было сказать, что творится у неё в душе. Но те победоносные взгляды, которые брюнетка кидала на девушку, только подогревали гнев внутри Сакуры, заставляя без сомнений считать именно так.
Теперь Харуно жила одной лишь болью и ненавистью, ожидая дня своего возмездия. Она знала, что Наруто её не простит, но кто сказал, что он знал об их соперничестве? Похоже, этот дурак совершенно не понимал, какие чувства испытывают друг к другу эти девушки. Он не замечал или просто не хотел замечать?
Но с каждым днем отчаяние и гнев становились все невыносимее, заставляя Харуно чуть ли не выть от боли. Это красная луна требовала платы за ошибки. Она ждала, когда девушка начнет свою месть и принесет ей в жертву эту чертову разлучницу.
В такие ночи Харуно была на грани нестерпимого гнева и безысходности, балансируя на острие клинка. В любой момент она могла порезаться, упасть, и уже ничто не смогло бы помочь ей. Шаг назад, шаг в сторону – пропасть. Она отчетливо чувствовала, и в этом был виноват один-единственный человек.
Сакура свернулась калачиком, прижимая ноги к груди и обхватывая их руками. Девушку бил легкий озноб, на улице было не так уж и тепло. Дул пронзительный северный ветер, заставляя щеки краснеть от его сильных порывов и чувствовать легкое покалывание на неприкрытых участках кожи. Харуно потерла руки, разогревая кровь в жилах, и встала на ноги, снова устремив наполненный болью взор на Луну.
У неё забрали все, что она так любила и чем дорожила. И даже отняли последнюю оставшуюся после стольких потерь и несчастий надежду. Наверное, это эгоистично, но она этого не заслужила! Да, может быть, она и не любит Наруто, но… она не заслужила этого. Слишком жестоко со стороны высших сил.
«Помоги мне, помоги мне, помоги мне», - взывала она к хозяйке ночи. – «Дай мне силы, прошу!».
И, вроде как, она уже должна была к этому привыкнуть. Хотя как к такому привыкнешь? Очередные слезы, от которых становилось уже тошно, истерики, ноющая тупая боль в груди. Все, как по сценарию, каждый раз с самого начала. Как каждый раз эти накатывающие волны. Как это полнолуние каждый месяц.
Куноичи просто не знала, что ей делать, луна не могла дать ей ответа, Харуно сама должна была решить, бороться ли ей за свое счастье, просто отомстить разлучнице или же оставить все как есть и умирать в душе от отчаяния?
Всего несколько минут она знала, что делать, но действовала под напором своих эмоций. А что сейчас? Эгоистично разрушить счастье Наруто и заслужить его упреки и ненависть? Харуно прерывисто вздохнула. В памяти всплыл недавно состоявшийся разговор соперниц.

* * *


Сакура подошла к знакомой и ставшей за это время уже такой родной деревянной двери, покрытой лаком. Девушка просто вся светилась от счастья, даря всем окружающим и просто незнакомым радость и улыбки. Сегодня она чувствовала себя такой счастливой, какой не была уже очень-очень давно. Это Наруто принес ей надежду, он заставил её снова полюбить жизнь, не смотря на все беды и испытания, выпавшие на долю Харуно. Как же она была ему благодарна.
Звонок в дверь, родной скрип половиц в прихожей, звон ключей и звук открываемой двери.
- Привет, Наруто! – дверь ещё не открылась, а Сакура уже возвестила о своем присутствии, нетерпеливо открывая дверь и входя в прихожую. – Я пришла, чтобы… - Сакура запнулась и недоуменно уставилась на девушку, скромно мнущуюся и краснеющую перед ней.
- Здравствуй, Сакура-сан. Проходи, Наруто на кухне - завтрак готовит, - ещё не совсем сообразив, что же здесь на самом деле происходит, ошеломленная Сакура прошла на кухню, следуя за Хинатой.
От осознания того, что Сакура – не единственный человек, кто дорог Узумаки, захотелось просто разнести квартиру в пух и прах, выть от отчаяния и убить того, кто во всем этом виноват. На место радостному настроению пришел безудержный гнев, который Сакура пыталась укротить внутри себя, что пока получалось успешно, но вот её выдержка была уже не такой идеальной – после смерти родителей в ней образовалась огромная брешь.
Легкое покалывание в районе сердца снова вернулось. Раньше Наруто уменьшал боль потери, как бы забирая часть её себе и облегчая участь девушки, но сейчас все это огромным грузом свалилось на сердце. Харуно надавила рукой на то место, где ныло сердце, сжала руку в кулак и закусила губу.
«Лишь бы не закричать, лишь бы не закричать», - как молитву снова и снова повторяла она, но становилось все затруднительнее. Сакура убрала руку от сердца и вошла в кухню, следуя за Хьюгой.
- Кто там пришел, Хината? – Узумаки оторвал свой взгляд от сковороды и как будто просветлел – улыбка появилась на его лице. – Привет, Сакура-тян! - парень слегка покраснел, но снова принялся за готовку, концентрируя свой взгляд на яичнице. Даже удивительно, что он умеет есть хоть что-то кроме рамена. Тем более готовить. Куноичи слегка опешила, но все-таки ответила:
- Здравствуй, Наруто. Я пришла тебя предупредить, что Какаши-сенсей вызывает нас на миссию… - ответила на немой вопрос Хинаты Сакура. Что за чушь она несла? Никакого задания Хатаке им не давал. Она просто хотела сходить с Узумаки на свидание. Как видно, здесь она лишняя.
- Ну, я пойду, - куноичи хотела уже выйти из комнаты и убежать, куда глаза глядят, но радостный голос окликнул её:
- Останься, позавтракай с нами!
Девушка уже в любую секунду хотела расплакаться и убежать из этого ненавистного ею места, но обезоруживающая улыбка этого блондина просто не оставила ей выбора. Раньше она её [улыбку] не замечала, но сейчас, когда Наруто возмужал и стал намного симпатичнее, противиться его желаниям стало намного сложнее. Даже несмотря на то, что ты полностью против.
- Хорошо, - искренне улыбнулась ученица Пятой и села за стол. Сакура чувствовала, как Хината просто прожигает её взглядом. Она видела в ней соперницу? Что бы это значило?
- Я сейчас приду. Хината, пригляди пока за омлетом, - произнес Узумаки и скрылся за дверью одной из комнат. Две пары глаз провожали его следом, а потом встретились в зрительном поединке.
- Зачем ты пришла, Сакура? – уже не было никакой радости в этих светло-фиолетовых глазах. Только ненависть и опасение.
- Передать Наруто, что…
- Я уже все это слышала! – гневно воскликнула Хьюга. – Только не надо мне-то вешать лапшу на уши. Я же знаю, что ты просто используешь Наруто, чтобы заглушать свою боль. Разве я не права? – взгляд светлых глаз устремился на медика, требуя ответа. – Не надо, Сакура. Он счастлив. Не рушь наше счастье… - произнесла брюнетка и отвернулась к плите.
Куноичи же сидела, не двигаясь и просто не веря своим ушам. Что эта девчонка, родительская любимица, может знать о ней?!
- Не говори того, чего не знаешь… - прорычала Харуно в ответ и медленно встала из-за стола. – У тебя всегда было все – живые родители, родной учитель, у которого ты всегда можешь спросить совета, который всегда тебе поможет, даже любовь. А у меня все это в один миг отобрали. Не мешай мне, прошу, я сделаю его счастливее!
- Возможно… но дать ему любовь в ответ не сможешь. Ты его не любишь. Ты эгоистка и думаешь только о себе, - Хината отключила газ и повернулась к своей сопернице, пытаясь проделать в ней дырку взглядом.
- Но он тебя не любит. Не надо отводить взгляд, Хината! Ты так же, как и я, осознаешь это. Неужели ты хочешь привязать его к себе на всю жизнь? Не это ли эгоизм, о котором ты мне говорила пару минут назад? Посмотри мне в глаза, Хината!!! – прокричала девушка, подходя к брюнетке и поворачивая её голову к себе. – А ты не думала, что он будет страдать, живя с тобой? – зеленые глаза гневно вспыхнули, пытаясь найти в выражении лица оппонентки хоть каплю смирения, осознания или ответа на вопрос.
- Это не… - Хьюга запнулась, не в силах произнести и слова, но все же продолжила: - … не правда! – последнее слово она произнесла уверенно, глаза потеряли растерянность, она вырвалась из хватки медика. – Ты говоришь это только затем, чтобы запутать меня. Я не отдам тебе его… никогда… ни за что… - Харуно казалось, что лицо её просто пылает от гнева.
- Что ты сказала? – совершенно тихо – так, что услышала только Хината и никто более - проговорила Сакура, нервно сжимая кулаки. Дура! Какая же Хината дура! Как она не понимает, что…
Девушка не успела закончить мысль, как её тираду прервали:
- Что слышала, - гордо вскинула подбородок брюнетка. Последняя наклонилась к уху соперницы и проговорила ещё тише, чем Сакура до этого, но медик все равно расслышала каждую букву. – Я. Буду. Биться. С тобой. До конца… - голос её звучал угрожающе, на лице играла легкая ухмылка, а в глазах плескался азарт игры. Никто не отнимет у неё то, что она построила не так давно… никто.
- Хорошо, будь по-твоему, - совершенно спокойным голосом ответила Сакура. Но, хоть внешне она и не подавала знаков ярости, внутри у неё бурлило, перемешанное с яростью, ненавистью и болью. Девушка чуралась своих чувств, но Харуно хотелось убить Хинату. Причем не от боли или ненависти, а от глубокой обиды. Хьюга ещё поплатится за свои слова, обязательно поплатится. Даже если ученице Пятой придется идти по головам.
- Ну все, я готов, - проговорил Наруто, выходя из ванной. Парень был под душем и не слышал этот ужасный разговор. – Что с вами? У вас такие кислые мины, как будто Данзо – шестой Хокаге! – рассмеялся парень и даже не заметил, как после этих слов куноичи гневно переглянулись. Добыча определена, осталось только выбрать победителя…
Ты не дотронешься до меня, я убегу.
Ты не увидишь меня, я спрячусь.
Ты не почувствуешь яблочный запах моих волос, потому что забыла, как это?..
Ты не услышишь моего голоса, я буду молчать, даже если придется это делать мучительно долго.
Каждый твой шаг вперед будет отдалять тебя от меня на три назад.
Ты будешь ругаться, рвать на себе волосы, но твои попытки никогда не будут плодотворны
Смирись. Это всего лишь иллюзия.


* * *


Две эгоистки. Они поддались отчаянию, гневу, ненависти. Две соперницы делят то, что им ни в коем случае не принадлежит, и принадлежать не будет. Они этого не заслуживают. Танцующие на грани гнева и смирения. Что они выберут? Уступят ли?..
Гордость – такое громкое слово, которое иногда застилает белой пеленой глаза, не давая видеть очевидное. Собственничество этих девушек приведет их к гибели, только они этого не знают. За это они бы запросто попали в Ад.
Потонувшие в своих грехах, делящие между собой счастье, как какую-то вещь, совершенно искренне желающие друг другу смерти. Они погрязли во лжи, ненависти, бешенстве и мести. Одна – за то, что другая отобрала у неё счастье. А другая - за то, что у соперницы хотя бы в мыслях было забрать только недавно приобретенную иллюзию радости.
Они не видят ничего, кроме своих собственных нужд. Они обязательно за это поплатятся.

Харуно невольно зажмурила глаза от таких неприятных воспоминаний.
«Наруто переспал с ведьмой, двуличной стервой!!! Как он этого не понимает и не видит?!», - пробилась сквозь панцирь боли яростная мысль. – «Как он мог предать меня? Бросить в такой сложный для меня момент и уйти к какой-то шлюхе?»
Сакура запустила руки в розовые волосы, и полный боли и отчаянья крик вырвался из её груди. Не могло этого случиться, не могло! Он же любит её, правда? Любит же?.. Уже не вопль слышался в этой ночной тиши, а рыдания, так и рвавшиеся наружу. Слезы лились нескончаемым потоком, казалось, что это не просто соленая вода, а струйки раскаленной лавы, стекающие по её лицу. Щеки жгло, глаза разбухли, девушка обессилено прикусила губу до крови, слезы смешались с ней [с кровью], несколько розовых капелек упало на песок.
Харуно подняла глаза к небу, к своей госпоже – Луне, ища ответа.
«Я помогу тебе…»

* * *


Нечего терять,
Не во что верить,
Когда затеряны
Последние выхода двери.


Он сидел около неё, нервно сжимая руку. Это не должно было случиться, не должно было произойти с ней! Он должен был быть на её месте, он должен был сейчас лежать на этих белых простынях, подключенным к этим чертовым приборам, и летать в своем сознании, пытаясь выбраться из пут смерти. Он, он, он… Не она!!!
Наруто закусил губу, заставляя себя быть сильным, не поддаваться этим чертовым мыслям, которые так и лезли в его голову. Она же справится, да? Правда справится? Она сильная, да?..
- Как она?.. – совершенно охрипшим голосом и с безнадежностью в глазах спросил он, не в силах произнести что-либо, что будет идти в разрез с надеждой. С его надеждой.
- Она спит в прямом смысле этого слова. Похоже, травма была настолько сильной, что… - Тсунаде запнулась, не в силах собрать все свое спокойствие и сдержанность в руки. Пятая отвернулась к окну, понимая, что не может смотреть на неё в таком состоянии. На грани жизни и смерти. Пятая все же продолжила, но говорила уже более сбивчиво:
- … что она буквально ушла… в себя. Она живет внутри себя, сходя с ума от того, что ей снится, - невольно сжатые кулаки и вера - вот все что сенсей этой девушки мог сейчас сделать. И молиться. Молиться каждый Божий день…
- Что значит «снится»? Значит, её можно как-то разбудить, да? – голос Наруто стал более веселым, в нем сквозила надежда, которой так не хватало одной из саннинов.
- Нельзя. Она сама должна… проснуться. Сейчас она выбирает – уйти от нас или вернуться. Если она поймет, что это всего лишь кошмар, а не настоящая жизнь, то она вернется. Если нет, мы её потеряем, Наруто. Мы её потеряем… - прошептала Пятая, нервно стискивая ручку окна так, что её углы больно впивались в кожу, но она этого не замечала.
- Сакура… - Узумаки повернулся к своей любимой, своей напарнице, подруге, он поверить не мог, что она могла не хотеть вернуться сюда, к нему! Почему?.. Неужели там ей лучше?
- Лучше?.. – Наруто, наверное, не заметил, как озвучил свой последний вопрос вслух. – Нет, ей там не лучше. Ты не понимаешь. Ей снится кошмар, самые потаенные страхи воплощаются в жизнь. Все, чего она так боялась. Она погрязнет в этом, как в трясине. Понимаешь? – Тсунаде взглянула на шиноби с мольбой понять и сумасшедшим блеском в глазах. Да, именно сумасшедшим, потому что процент выздоровления её ученицы совсем невелик. – И уже не сможет из неё выбраться…
Наруто судорожно сжал в ладонях края наволочки и стиснул зубы. Казалось, что физическая боль для двух этих людей уже не имела значения. Они раздирали себя изнутри, делая намного больнее. Они бежали за ней, не в силах понять и догнать. И каждый раз она отдалялась от них все дальше и дальше.
Каждый ваш шаг вперед будет отдалять меня от вас на три назад.
Вы будете ругаться.
Вы будете рвать на себе волосы.
Вы будете надеяться.
Но ваши попытки никогда не будут плодотворны
Смиритесь. Это всего лишь иллюзия.


Конец.
Хэлли
Фанфик опубликован 11 февраля 2010 года в 22:44 пользователем Хэлли.
За это время его прочитали 1036 раз и оставили 0 комментариев.