Статья про нового персонажа из 3 сезона Наруто - Боруто Узумаки
Наруто Клан Фанфики по Наруто Триллер/Детектив Клеймо для Сакуры. День седьмой. Часть вторая

Клеймо для Сакуры. День седьмой. Часть вторая

Категория: Триллер/Детектив
Клеймо для Сакуры. День седьмой. Часть вторая
Она подняла глаза от монитора, когда услышала звук открываемой двери. Вопреки ожиданиям, вошел не Орочимару.
Теруми улыбнулась.
Она, отъехав от стола на офисном кресле, сняла очки в тонкой, блестящей оправе. Грациозно встав, подошла к вошедшему.
— Добрый вечер, Обито-сан, — она потянулась к его губам и, почти коснувшись их, продолжила, — сегодня вы будете забирать вклады или что-нибудь принесли?
Теруми игриво заглянула в его глаза, а потом прикрыла веки, будто стесняясь своей смелости. Обито как-то странно улыбнулся, приобнимая женщину за талию и скосил взгляд на объёмный бюст, выглядывающий из декольте.
Он провел рукой от ее бедра до самой щеки, очертил тонкие губы большим пальцем и склонился так низко, что Теруми почувствовала его дыхание на своей шее.
От первого поцелуя, по телу Мей прошел электрический заряд и она, не сдержавшись, застонала.
— Сегодня, пожалуй, я заберу вклады, — от его баритона она возбудилась еще больше и, отбрасывая всякие приличия, потянулась рукой к ширинке.
Он снова тепло выдохнул в нежную шею и, позволив Теруми закинуть на себя ноги, подошел к столу. Она жадно впилась в его губы, передавая свою страсть, и, почувствовав под собой опору, стала быстро задирать подол платья.
— Ты не боишься, что нас увидит твой босс?
— Он извращенец, — Мей нетерпеливо запустила руку в штаны Обито, — и его сегодня не будет.
Он прикусил нежную кожу на ее шее, а потом облизал прикушенное место, словно извиняясь. Теруми застонала и, нащупав возбужденный член, стала водить по нему рукой.
Обито зарычал, прочертил языком влажную дорожку от ключицы до ушка, а потом обвел ушную раковину, Теруми взвилась и, потеряв всякое самообладание, заставила его войти в себя.
Она застонала, прижимаясь теснее, вталкивая член глубже, он ускорил темп. Со стола, скрипящего с каждым новым толчком, на пол полетели всякие мелочи, из граненого стакана выплеснулась вода.
Они слились в одно целое, подстраиваясь под друг друга. Сосредоточились на чувствах, откинув все рамки и запреты, стремясь получить желаемое наслождение, потеряли все человеческое. Руководствовались лишь животными инстинктами.
Обито громко застонал в экстазе. Теруми задрожала, и, выгнувшись дугой, обмякла.
— Ты великолепен, — как только Обито отошел, она не спеша встала, оправила белье и опустила платье. А потом, виляя бедрами, подошла к столу и, наклонившись так, что декольте открыло полноценный вид на ее грудь, достала помаду. Теруми, не стесняясь, подправила макияж и продолжила, — Обито-сан, так на какую сумму вы рассчитываете?
Обито усмехнулся. Эта офис-леди любит говорить с ним на «вы». Ее это возбуждает, а его забавляет.
— Думаю, большую часть, — он оправил одежду и предложил даме руку.
— Тогда, — Мей взяла его под локоток, — давайте заберем ваш вклад, а потом оформим документы.
И она обворожительно улыбнулась, держась в видимом поле зрения камер, подчеркнуто профессионально.
Путь до сейфа оказался короток. Теруми о чем-то щебетала, игриво хлопая ресницами, и изредка терлась грудью о мужчину. Обито едва заметно морщился, но, замечая новый взгляд, отвечал ей улыбкой.
Теруми отпустила локоть мужчины и подошла к кодовому замку.
Обито замер, подыскивая момент.
Мей, хорошо наманекюренными пальчиками, набрала код. Семь-три-семь-пять-четыре-два. И, только нажав последнюю цифру, почувствовала у левой лопатки что-то холодно.
Обито, не отказывая себе в удовольствии, схватил объемную грудь, заставляя женщину теснее прижаться к стволу.
— Детка, если бы ты не следила за мной, ничего бы не случилось.
Она не успела ответить. Выстрела было не слышно, глушитель сработал хорошо. Только гадкое чавканье человеческого тела.


— А потом я вколол ей препарат и зажал между створками дверей сейфа, — холодно закончил Обито.
Сакура подкурила еще одну сигарету, откинувшись на стул. Серая трикотажная кофточка выгодно обтянула аккуратную грудь.
— Вы так спокойно говорить, Обито-сан, — ледяным тоном подчеркнуто вежливо «выплюнула» Сакура, - но, я чувствую это, вы что-то забыли рассказать.
— Что же? — он зло уставился на девушку, но она лишь улыбнулась.
— О том, что вы украли у Орочимару-сана. Впрочем, — Харуно потянулась к пепельнице стряхнуть пепел и поморщилась от боли. С правой стороны, под ключицей, выступило пятнышко крови, — можете не продолжать, я догадываюсь что это и оно к делу не относиться. Но, скажите, Обито-сан, разве хозяин банка не догадывался о вашей связи с Теруми?
— Он был так занят паранойей, что не заметил, как я подобрался к этой озабоченной нимфоманке.
— Мне интересно, не для протокола, Обито-сан, разве было неприятно?
— Тебя бы я трахнул охотнее, — внезапно Обито вскочил и ринулся к Сакуре, но та осталась сидеть неподвижно. Громко звякнули цепи, мужчина не дотянулся всего пару сантиметров до лица девушки.
— Не грубите мне, — она потушила окурок, глядя в карие, почти черные глаза мужчины, — в этом сером помещении и так не очень-то уютно, а уж с вами и вовсе отвратительно. Вы не находите, Обито-сан?
— Сука.
— Не хотелось бы вам угрожать, но не нужно оскорблять работника полиции при исполнении. Одной статьей больше, одной меньше. Обито-сан, вы же помните, что в ваших интересах говорить правду и отвечать на все мои вопросы. Все абсолютно.
Она замолчала, вытянула затянутые в джинсы ноги и прикрыла глаза. Немного посидела, собираясь с мыслями. Какой-же гадкий этот человек. Так спокойно говорил про убийство Теруми Мей, матери-одиночки. Чем он это считает? Нормой?
— У Зетсу была татуировка шарингана под клеймом, как так вышло?
Обито оскалился:
— А ты не знаешь, сучка?
— Я знаю кое-что другое, но еще не время для сюрпризов. — Сакура нажала на кнопку вызова полицейского, и в комнату вошел Наруто, она повернулась к нему: — Лейтенант Узумаки, принесите мне кофе и две таблетки обезболивающего.
Блондин кивнул и тихо вышел, в допросной вновь повисла напряженная тишина.
— Я жду, — Сакура попыталась поймать его взгляд. А Обито оказался сговорчивей, чем она думала. С ним можно договориться, поторговаться за пару годков. Какая разница, если все-равно ему не выйти? Но сейчас, когда дело пошло труднее нельзя дать слабины.
— Я не спешу.
— Да? — Сакура засмеялась, — Так и я не тороплюсь. Когда приедет начальство буду показывать вас, как обезьянку. А вы, Обито-сан, будете истекать кровью, потому что медики не приедут. Я не позволю вызвать. Задумайтесь, хоть какая-то жизнь вам важна?
Он озлобленно сжал зубы, что заиграли желваки и сплюнул на пол.
— Шаринган — отражение эмоций. Зетсу набил тату в знак любви к Конан. А Рин сделала ему клеймо, в знак любви к ней. Все просто.
— Не думаю. Шаринган — ваш символ, зачем было его делать на жертвах?
— Это знак. «Акацуки» должны были знать, что мы идем и все помним.
Сакура прикусила губу, задумавшись. Значит, Зетсу имел дела с Обито? И явно они закончились плохо. А еще, скорее всего, Конан тоже знала, что это за знак, но сказать побоялась. Не удивительно, зная о том, что беременна.
— Ладно, тогда как Рин узнала у Зетсу нужную вам информацию? Просто влюбила в себя парня?
Обито заскрежетал зубами и сжал кулаки так, что кисти покрылись бело-красными пятнами.
— Ясно. — Харуно кивнула и, услышав, как в комнату кто-то заходит, посмотрела на двери. Наруто молча поставил на стол большую чашку, из которой поднимается пар ароматно пахнущий кофе и пару таблеток в упаковке. Сакура благодарно кивнула.
— Обито-сан, давайте поиграем в игру. Чем больше вы будете говорить, тем дольше я не буду пить таблетки и тем дольше я буду страдать от пули Какаши, которая так и осталась в мне, — она наклонилась к мужчине, уже не обращая внимания на расползающееся багровое пятно.
Обито засмеялся. Гортанно, дико, почти сумасшедше. Сейчас в мокром, ободранном костюме, взлохмаченный, наспех перебинтованный, он кажется демоном воплоти. И эти ужасные ожоги. Сакура почувствовала, как уверенность покидает ее, как возрастает паника, выползая из самый потаенных глубин.
Убийца довольно ответил:
— Мне нравиться такой торг куда больше. — Он замолчал, но Харуно не спешит спрашивать снова, ждет, знает, что он еще что-то скажет. — А ты необычный следователь, генерал-майор Сакура Харуно.
— Что пыталась украсть Рин? Ваша мертвая истеричная подружка?
Обито посерьезнел, внимательно проследил, как Харуно предельно равнодушно пьет кофе.
— Ангела, но так и не нашла, - нехотя признался Обито, вероятно уже понимая, что не сможет выкрутиться в этот раз.
И тут случилось нечто неожиданное. Сакура громко засмеялась, едва не захлебнувшись кофе. Из ее глаз градом посыпались слезы, а пятно поползло на полгруди. Но она не в силах остановиться.
— Умора, — она отерла рукавом лицо, а когда увидела удивленный взгляд Обито, засмеялась пуще прежнего.
В допросную заглянул Наруто.
— Генерал-майор, все хорошо?
— Да, идите лейтенант.
— Ты не объяснишь?
— Позже, Обито-сан. Сейчас мне куда интересней, как умерла Хината Хьюго. Милая, просто небесная девушка. Неужели это ее награда за любовь?

Сегодня пришла новая партия украшений. Эбизо-сенсей только вчера закончил работу над последним кольцом из серии ласково именуемой им «Сад камней». Хината, не удержавшись, одела колечко из красного золота с россыпью алмазов и хрусталя.
Девушка вздохнула, отбрасывая за спину длинные черные волосы. Она никогда не заработает денег на что-то подобное. Да и дарить такие подарки ей не кому.
Она сняла колечко и положила его на витрину, за толстое закаленное стекло. Сколько еще нужно сегодня сделать, а рабочий день вот-вот закончиться. Хината схватила тряпку и стала протирать стекло, чтобы ничто не мешало смотреть на украшения.
Нужно еще распаковать коробки с комплектами украшений и сережками. Позже, пока контора не закрылась, заказать минералы для Этизо-сенсея, а потом, Хината улыбнулась, нужно успеть к Какаши.
«Музыка ветра» заиграла, когда двери магазина распахнулись.
Д-зе-нь!
Девушка подняла взгляд на посетителя, уже готовясь приветливо улыбнуться, но улыбка получилась другой. Нежной и очень радостной.
— Какаши-сан!
Мужчина улыбнулся, подходя к девушке и целуя ее руку.
— Вы уже свободны?
— Нет, — Хината завертела головой, стараясь за волосами скрыть выступивший румянец, — я должна еще кое-что сделать.
— Но осталось только двадцать минут до закрытия, — Какаши накрыл руку девушки своей, — неужели нельзя сделать сегодня исключение. Ужин стынет.
Он поднял пакет, зажатый в левой руке, Хьюга замялась. Разве можно вот так закрыть магазин раньше? А если придут посетители? Хотя… Что за глупость? Кому в это время нужны украшения?
— Только один раз. - Девушка, прикусила губу, определяя, не пожалеет ли она об этом. - Сейчас.
Девушка подбежала к двери, закрыла большую щеколду и перевернула вывеску надписью «закрыто» к стеклу.
Какаши стал выставлять еду прямо на витрину. Только что до блеска вытертую витрину, но Хината не стала возражать. Глупости, вытрет все завтра. Эбизо-сенсей даже не узнает.
— Я приготовил удивительный чай по рецепту моей бабушки, — Какаши разлил янтарную жидкость в подставленные фарфоровые чашечки, — вы ведь любите мяту?
Хината засмотрелась на Какаши. Он удивителен в лучах заходящего солнца, его волосы отливают серебром, а кожа кажется позолоченной. А поняв, что заминка после вопроса слишком длинная, снова залилась краской и опустила глаза.
— Да, конечно.
— Тогда попробуйте, — он подал ей чашку и стал ждать.
Девушка аккуратно выпила глоточек и, собираясь что-то сказать, начала падать. Какаши попытался ее удержать, но Хината только расцарапала ему руку длинными ногтями. Чай россыпью разбрызгался, заблестел под солнечными лучами на витрине.
— Такого простого дела у меня еще не было, — Какаши заглянул за витрину, осматривая девушку, — от капли алкоголя свалилась совсем.
Он одел перчатки и стал обыскивать магазин. Кабинет Эбизо оказался открытым и мужчина только удивился нерасторопности девушки. Глупость какая, разве можно самое важное помещение держать открытым?
В письменном столе, вопреки ожиданиям, оказались не бумаги, а разнообразные заготовки и каменья для украшений. Мужчина занервничал. Эта ниточка должна к чему-то вести, иначе дело не выгорит.
Большой стеллаж с книгами попал в поле зрения вторым. Какаши начал пересматривать каждое печатное издание, когда за спиной раздались шаги.
— Что вы делаете?
— Хината, я… — мужчина растерялся, — я забеспокоился, вы упали в обморок. С вами все хорошо?
Он постарался подойти к девушке ближе, а та, находясь в полубессознательном состоянии не заметила.
— Очень в сон клонит, — она оперлась о дверной косяк, пытаясь не упасть.
— Давайте я вас поддержу, — Какаши вытащил шприц из заднего кармана.
— Благодарю.
Она позволила Какаши придержать себя и, оперевшись о широкую грудь, не заметила, как в сонную артерию вонзилась игла. Кровь мгновенно погнала спирт по кровотоку. Тело обмякло и мужчина бросил его на пол.
— Не рассчитал с дозой, — он холодно посмотрел на тело.
Поиски продолжились и увенчались успехом довольно быстро. В большей энциклопедии «Минералы и их огранка» нашелся конверт из некачественной бумаги, адресованный Эбизо от Сасори.
Какаши улыбнулся и спрятал находку в пиджак, а потом планомерно начал вытирать за собой следы. Протер витрину, собрал принесенную еду, перетащил тело Хинаты поближе к стеклу и вколол трупу препарат, который дал Обито, так любящий красоту и изящество даже в убийствах.
Выжигание клейма оказалось самой неприятной задачей, но он справился, несколько раз подавляя рвотные позывы. В воздухе повис запах горелой плоти.
Он уж было хотел бросить труп так, на полу в торговом зале, но передумал. Пускай ее найдут похожей на ангела. На падшего ангела, который не смог покинуть небо живым.
Стекло разбилось с седьмого удара и осыпалось тысячами осколков с характерным звуком. Какаши еще пару раз ударил, что бы получился острый высокий шип.
В магазин сразу забрался свежий воздух, вонь горелой плоты уменьшилась и стало легче дышать. Нужно спешить, на звон кто-нибудь обратит внимание.
Девушка, ангел, так неудачно оказавшейся в этом магазине, оказалась очень легкой. Как будто у нее действительно были крылья. Только такой, с торчащем из груди осколком и струйкой крови у губ, она больше не взлетит. А Хината так этого хотела.


— Что было в письме?
Сакура заметно побледнела, на кофточка испачкана кровью безвозвратно, пятно поползло к живототу. Кажется, ее реакция стала заторможённой, веки заметно потяжелели. Или это от недостатка сна?
— Оно было адресовано тебе, Харуно, — Обито оскалился, глядя на то, как упрямая девчонка истекает кровью. Пожалуй еще немного и она станет не опасна. Можно даже попробовать сбежать. И убить последнюю жертву. Эту упрямицу Сакуру.
— И что же там было написано? — девушка недоверчиво посмотрела на собеседника. Захотелось курить, но она остереглась делать лишнее движение.
— О, милочка, он оставил это письмо на случай, если его убьют в тюрьме…

«Сакура, я поступил не честно. Я должен был бросить заниматься этим, как только увидел тебя. Должен был делать куклы, как весь мой род, должен был честно зарабатывать деньги. Но я не захотел жить честно и поплатился за это.
Запомни, девочка, ангел плачет морем.

Вечно твой, Сасори»


— Он был довольно сентиментальным, ты не находишь? — Обито опять оскалился, заметив, как побледнела Сакура, стала полуживой от услышанного.
— Что же, Обито-сан, у меня остался только один вопрос. Даже два, но что сейчас значит количество? Скажите, что вы пообещали Сасори? Зачем он набил себе шаринган?
— Ты знаешь ответ.
— Да, но хочу его услышать, — ее голос стал очень уверенным и предельно холодным, она забарабанила пальцами о пластиковый стаканчик, где на дне осталось кофе.
— Мы пообещали, что в тюрьме его не убьют, пока он не узнает нужную нам информацию, а если узнает, что доживет до конца срока. Но он разболтал тебе лишнего, иначе я бы не сидел здесь и Какаши убил его. Хладнокровно, одним движение, хотя, ты же сама видела, что умел Хатаке. Горько, наверное, терять близкого человека. У вас была такая любовь. Но, скажи, Саске ты любишь как и Сасори?
— Замолчи! — Не сдержавшись, она ударила кулаком о металлический стол и вскрикнула от боли. Кровь засочилась вновь.
— Рин была хорошим стрелком. Убивала с первого раза. Скажи, Саске уже накрыли чистой простынкой с головой? — Обито засмеялся, видимо его понравилась придуманная шутка.
Сакура встала, опираясь левой рукой о стол. К ее потному, взмокшему лбу уже стали прилипать волосы.
— Слушайте сюда, Обито-сан, — она «выплюнула» его имя со всем призрением, которое только могло зародиться в ее душе, — вот как все случилось. Акацуки награбили огромные деньги. Просто фантастические суммы. Но когда я их поймала, деньги не нашлись. Очевидно, их где-то спрятали, но искать их не входило в мои прямые обязанности. В обязанности входило поймать тех людей, которые имеют отношение к действиям «Акацуки». Конан, Орочимару, Карин, которая вовремя отошла от дел, но не смогла отказаться от денег, когда вы их предложили.
Ей больно, кровь сочиться, но она не останавливается. Сакура слишком горда и, пожалуй, сейчас она в прямом смысле этого слова сгорает на работе.
—И тут, пять лет спустя, начали происходить жестокие убийства. Я не понимала ничего, пока не увидела Конан. И вспомнила о том деле, когда моя карьера пошла вверх. Поняла, что жертв кое-что связывает. Теруми — секретарь Орочимару, который соскочил с острия правосудия тогда. Зетсу — подставное лицо, еще и женат на Конан, которая тоже чудом отошла от дел, но намного раньше, поэтому вы занялись не ей, а ее мужем. И Хината. Тут сложность, она и знать не знала о «Акацуки». Разгадка в том, где она работает. У Эбизо Аутсури, дальнего родственника Акасуно но Сасори. Что же, связь найдена, даже мотив известен. Но кто убийца? Тут на самом деле трудно. И я бы ни о чем не догадалась, если бы не Теруми. Она оказалась умной женщиной и поняла, что не выйдет из этой передряги. Наняла детектива, который следил за вами. Так я нашла первые фото. Потом Зетсу. Я догадалась, что его убила любовница, но кто? И еще это срезанная татуировка. Что там было? Я не могла понять, пока ко мне не заявилась Рин. Слишком опрометчиво было приходить. Да еще и пытаться украсть фото у меня. Я ее вспомнила, Сасори знакомил нас давным-давно и представил как хорошую подругу. Ну, неужели так сложно было догадаться, что у меня профессиональная память на лица?
В общем, я, наконец, догадалась и послала Наруто к мастеру татуировок с листом бумаги, на котором было написано всего два слова — "Рин Нохара". Поэтому он и умер. Даже представить не могу что чувствовала Рин, когда убивала любимого мужчину. Да, именно любимого, иначе зачем красть фотографию?
А потом еще Саске, который прямо сказал название вашей организации «Ши Нангар». Серьезно? Просто поменяли местами буквы? — Девушка села в изнеможении, придерживаясь чтобы не свалиться со стула. — Да еще и имя назвал. Какаши я увидела около тюрьмы. Если бы не его вопросы, я не обратила бы внимания, но он их задал и все стало понятно. Еще сравнила это мужчину с показаниями Эбизо, хоть он и старый, но далеко не глупый. В итоге я догадалась кто за всем стоит. Моя тройка убийц: Обито, Рин и Какаши. Прекрасная, жестокая команда.
Обито молчит, зло смотрит исподлобья и молчит.
— А теперь хочешь знать, где деньги?
Он не ответил, но она знает: хочет.
— Ну, ну, чего ты упрямишься. Просто скажи мне это, — ее охрипший голос стал глумливым.
— Я хочу знать, где деньги.
— Какой-то ты не вежливый.
— Пожалуйста, — злобно процедил он.
— Ну раз ты так просишь, — она отбросила приличия, ведь этого в протоколе не будет, - Все просто, Обито-сан. Ангел. Эта разгадка. Не нужно было искать Хинату. Зетсу все сказал. Тенчи — Ангел. Это фамилия Конан. Зетсу не захотел, чтобы она меняла ее после свадьбы. И письмо Сасори: «Ангел плачет морем». Деньги в Тихом океане на острове Ангел, который Зетсу подарил Конан на свадьбу. Как странно, что никто не заметил утечки такой огромной суммы, необходимой на покупку острова. Но, повторюсь, деньги-то награблены фантастические. Кто знает, сколько их у «Акацуки»?
— Сука, как ты узнала?
— Мне рассказала Конан и ещё попросила все отдать государству, кроме трех миллионов иен. Теперь она богата, но это не сделало ее счастливой. Эти деньги никого не осчастливили.
Сакура нажала на тревожную кнопку, вошли полицейские и увели Обито. Он покорно ушел, источая злобу и безысходность. Кто знал, что все так просто? А она уже не смогла встать. Сил хватило только на негромкий крик:
— Наруто!
И мир потух, укрывшись темнотой, словно ватным одеялом.
Утверждено Nana
МилиОнеРшА
Фанфик опубликован 09 апреля 2016 года в 22:04 пользователем МилиОнеРшА.
За это время его прочитали 569 раз и оставили 1 комментарий.
0
Sabira добавил(а) этот комментарий 13 апреля 2016 в 11:34 #1
Sabira
Здравствуйте, автор!
Жаль, но ваша работа мне совершенно не понравилась. Скупые, невыразительные описания. Собственно, в фф и нет-то никаких описаний, поскольку он состоит практически из одних диалогов. Само изложение какое-то топорное и шаблонное. Слог, как таковой, отсутствует.
Да и тут:
/…отбрасывая всякие приличия, потянулась рукой к ширинке./
Да уж, тут уже явно не до приличий)
/Он снова тепло выдохнул в нежную шею и, позволив Теруми закинуть на себя ноги, подошел к столу./
На сколько я поняла Теруми стояла(!) рядом с Обито. Вопрос: каким образом она закинула на него ноги))) в прыжке? а куда она их закину? Ему на плечи?)
/…по телу Мей прошел электрический заряд…/
/…жадно впилась в его губы,…/
избитость этих выражений не выдерживает никакой критики.