Статья про нового персонажа из 3 сезона Наруто - Боруто Узумаки
Наруто Клан Фанфики по Наруто Триллер/Детектив Клеймо для Сакуры. День седьмой. Часть первая

Клеймо для Сакуры. День седьмой. Часть первая

Категория: Триллер/Детектив
Клеймо для Сакуры. День седьмой. Часть первая
Четырнадцать часов до ареста.
В это воскресение в огромном полицейском отделении, двадцать третьего специального района Токио Кото, непривычно людно. По особому каналу связи был передан экстренный вызов, и теперь, как и всегда в подобных ситуациях, большое здание стало напоминать муравейник. Каждый, зная свое место и обязанности, занялся делом.
Из кабинета выполняющего обязанности главы префектуры Кото, донесся крик:
— Азуми-кун, сделай нам, пожалуйста, кофе.
— Да, Сакура-сама, — девушка постаралась, чтобы ее голос звучал доброжелательно, но осознав какое количество кофе придется сварить, поморщилась.
В кабинете Сакуры собралась куча народа и, несмотря на утреннюю прохладу, здесь душно. Пришлось открыть окна и одернуть шторы, но из-за постоянно курящих людей дышать все-равно нечем.
Сакура заняла место за рабочим столом, и, вальяжно откинувшись на стул, закурила. Ее лицо заострилось, под глазами залегли синяки, но, просидев в отделении почти целую ночь, она решительно настроена довести дело до конца. Завтра в семь утра истекает срок выделенный генерал-полковником, и вложиться в сроки нужно не только ради собственного самолюбия, но и во имя правосудия. По крайней мере, так Харуно себе и говорит, чтобы не признавать, что ей движет месть за Сасори.
Темари несколько раз кивнула, во время телефонного разговора и нажала на «отбой». Она, такая же осунувшаяся, как и Сакура, в полицейской униформе, вытянулась в кресле, сбросив туфли на высокой шпильке. Следователь, не стесняясь, откинула правила приличия, потому что после проведенной ночи в кругу присутствующих, посчитала это излишним.
— Согласно учету посетителей «Футю», к «Акацуки» приходило много людей. Но, вот в чем штука, после того, как криминалисты просмотрели записи наблюдения, выяснилось, что это три человека — двое мужчин и женщина, но каждый раз они предъявляли новые паспорта. — Темари замолкла, выпив пару глотков воды. — И, что интересно, все эти паспорта действительны.
Наруто присвистнул.
— И отпечатков не нашли, — добавила Темари.
— Как это? — удивился Саске. Он прошел из одного угла кабинета в другой, глядя в окно.
— А вот так, всегда приходили в перчатках.
— Что за глупость? — Саске сел напротив Темари, налив себе воды.
— Очевидно, в «Футю» у «Шарингана» есть подельники. Придется проводить облаву, административные разбирательства.
— Просто куча проблем, — вздохнула Сакура.
Дверь распахнулась, вошла Азуми, поднося на большом подносе кофе. Наруто ринулся ей помогать, и вскоре наступило молчание. Каждый из присутствующих задумался о чем-то своем. Сакура вновь прокрутила в голове план спецоперации, Саске снова взвесил все за и против, а Темари в который раз убедилась, что весь план шит белыми нитками. Наруто же просто хотелось верить в лучшее.
— Ладно, — Сакура ударила ладонью об стол, — Наруто, ты сделаешь то, что я сказала, а потом поедешь на место, если захочешь, или сразу сюда. Темари, займись Саске. Вы сами знаете, кому звонить и что говорить, в восемь часов должны быть на месте.
— А что будешь делать ты? — Темари взглянула недоверчиво.
— Как всегда — думать и перепроверять поручения.
Темари обречённо мотнула головой. Она знает, что эта девушка, которой немногим больше двадцати пяти лет сгорит на работе. Она посмотрела на Саске: если он не поможет, счастливого конца не будет. Для Сакуры точно.
— Идите, — Харуно склонилась над письменным столом и начала что-то писать, поглядывая на разложенные веером фотографии. Это наброски будущего отчета.

До ареста час пятнадцать.
К вечеру погода испортилась. Небо затянуло черными тучами, поднялся сильный ветер. Стало намного легче дышать, но от чего-то возросла тревога. Сакура уже видела такую погоду, и она не предвещает нечего хорошего.
Территория заброшенного склада вторсырья кажется пустынной, но только кажется. Все входы тщательно просматриваются камерами наблюдения, на всех подъездах к зданию стоят патрульные, сменившие полицейские машины на простые легковушки. В двухстах метрах от большого амбара, в крошечныйх пристройках, затихли группы быстрого реагирования, собранные со всей префектуры.
Сакура, вместе с техниками, и множеством мониторов, записывающих и подслушивающих устройств заняли самую большую пристройку, сделанную из качественного кирпича, надежно защищающего от возможного обстрела.
Где-то далеко в небе грянул гром. Стало очень темно, сквозь черные, до отказа наполненные тучи не смог пробиться и лучик света. Ветер стал порывистым, и теперь поднимает с земли мусор, закручивая тот в маленькие смерчи.
Сакура нервно откинула пустую сигаретную пачку, вслушиваясь в наушники. Слишком тихо. А все вот-вот должно начаться.
— Тем, — в последние минуты Харуно позвонила подруге, пытаясь хоть каким-то действием попытаться скрыть волнение, — ты вызвала медицинскую помощь, все им объяснила?
— Не волнуйся, Сакура, я все сделала, — ее голос звучит напряженно.
— Саске все знает?
— Да, Сакура. Ты же знаешь, он прошел военную подготовку, умеет стрелять и драться, при необходимости. На нем есть защитный жилет и прослушка. Мало того, у него есть еще и камеры — ты все будешь видеть на мониторах. Ясно?
— Да, но, Тем, у меня плохое предчувствие, — Сакура забарабанила пальцами о сталь, заменяющую столешницу. — А оно меня не обманывает.
— Харуно, мать твою, что за сопли ты развела? — гаркнула Темари, она тоже заметно волнуется, но пытается скрыть это. — Вспомни кто ты такая и как очутилась здесь. Заткнись и делай дело. Уже без десяти восемь.
Связь резко прервалась и Сакура отчетливо поняла, что сегодня что-то случиться. Снова грянул гром, по шиферу забарабанили первые капли дождя.
Чтобы заполнить оставшиеся несколько минут перед последним выходом в эфир, пока техники настраивают последнюю аппаратуру, Сакура стала заряжать пистолет. А потом, по уставу, снова разрядила его, но далеко прятать не стала, положила на колени. Только сейчас заметила, что дрожит, сама не знает почему, но вся она от макушки до самого каблука дрожит.
Попыталась успокоится: вдохнула и выдохнула. Не получилось. Тогда она неожиданно поняла, что это - очень знакомое чувство - чувство адреналина. Как долго она его не ощущала в таком количестве.
Беглый взгляд на часы: семнадцать пятьдесят пять. На экране уже видно изображение с камер наружного наблюдения и камеры, одетой на Саске.
Сакура вопросительно посмотрела на техника. Тот кивнул.
Связь стала возможной по гарнитуре и Сакура обратилась к подчиненным, ждущим последних указаний:
— Эта операция не должна сорваться. Объект Х нужно уберечь любой ценой, при необходимости даю разрешение на стрельбу на поражение. Удачи.
И тут же ее соединили с Учихой:
— Саске, делай только то, что я буду говорить. Будь естественным, — голос Сакуры кажется мужчине слишком серьезным, но он не перебивает, ведь уважает эту девушку. — Как только определишь, нужные ли это люди, скажешь кодовое слово. Не подставляйся. В любой момент тебя прикроют. Ясно?
— Сакура, — он усмехнулся, девушка отчетливо расслышала, — не волнуйся за меня, дорогая. А знаешь о чем я буду думать? — Он не стал ждать ответа. — О нашей ночи и о том, как она повторится.
— Кретин, нас записывают.
— Пускай знают.
— А если без шуток, — Сакура кивнула сама себе, — у меня плохое предчувствие. Береги себя.
— Так точно.
На часах сровнялось: ровно восемь. На западной дороге появился автомобиль. Сакура хмыкнула: как поразительно пунктуально. Черный «Mercedes» остановился у самого входа в склад, но пассажиры выходить не спешат.
— Саске, будь внимателен, — девушка кивнула оператору и девушка стала хорошо поставленным голосом передавать информацию, говоря: «Объект подъехал к главному входу» или «Внимание, объект Х выходит из склада».
Изображение с камеры Саске затряслось, калейдоскопом понеслись новые и новые изображения. Парень вышел на улицу, изображение сразу затуманилось — камеру залила вода.
Сакура посмотрела вверх, на другой экран. Тот же вид, только сверху. Саске не стал подходить к машине, встал под небольшим навесом и замер в спокойно-равнодушной позе.
Двери с водительской стороны распахнулись, из машины вылез черноволосый мужчина в черном костюме. Он галантно открыл передние боковые двери, и оттуда вышла темноволосая дама в красном платье. Чуть позже открылись двери с левой стороны заднего сидения, и показался седой мужчина, тоже одетый по-деловому.
Сакура приблизилась к изображению с камеры Саске, но рассмотрела только силуэты. Она с силой сжала пистолет, пытаясь сосредоточиться.
Оператор опять затараторила что-то вроде «Подозреваемые вышли из машины». А ветер стар слишком сильным, раскачивая наиболее высоко расположенные камеры.
Наконец Саске заговорил:
— Добро пожаловать, Обито-сан. Пройдемте, сегодня ужасная погода.
Сакура резко выдохнула и кивнула оператору. Вот! Вот заветная пара слов: "Добро пожаловать"! Харуно почувствовала некое облегчение. По крайней мере им не выйти свободными людьми из этого склада.
Девушка моментально сообщила в микрофон:
— Подтверждение. Это подозреваемые. Всем быть на чеку.
— Саске, — Сакура стала отдавать приказы, — веди их в главный зал, не отходи от намеченного маршрута. Вас будут «вести» снайперы. Попытайся незаметно протереть камеру, мне нужно качественное изображение и старайся, чтобы они стояли напротив тебя.
На экранах изображение поменялось, включились внутренние камеры. Техник попытался максимально увеличить изображение, чтобы рассмотреть гостей. Качество оказалось плохим, но Сакура убедилась в своих предположениях и едва заметно улыбнулась.
— Саске, пускай те двое представятся.
Понятливый Учиха, преодолевая расстояние к центру зала, где обзор самый лучший не только у камер, но и у снайперов, деловым тоном поинтересовался:
— А это, как я понял, ваши несравненные помощники, Обито-сан?
Мужчина засмеялся:
— Именно, Саске-сан. Моя прекрасная спутница — Рин Нохара, а это мой заместитель — Какаши Хатаке.
— Безумно рад встрече, — пока Саске разворачивался и протирал камеру, Сакура снова кивнула девушке оператору, раздалось: «Держать прицел. Полная готовность». Учиха продолжил, — итак, я предлагаю вам протестировать новую систему безопасности.
— А что случилось со старой? — поинтересовался Какаши и его голос оказался слишком мягким, распологающим к себе. — Неужели у вас такая скорость разработки? Насколько я знаю, вы еще не сумели растиражировать предыдущую.
Сакура задумалась, нужно заставить их признаться, но как?
— Саске, расскажи про Карин, - подсказала Сакура.
Харуно улыбнулась. Каким очевидным стал ответ! Ну кто мог еще знать о покупке систем, кроме Карин, которая помогала начальнику, постоянно принося ему кофе и слыша многие разговоры, которая также держала в руках сотни документов и явно умела читать, а еще получала зарплату не соответствующую ее желаниям. Не удивительно, что девица так не совестно согласилась продать конфиденциальную информацию.
— Случилось ужасное, — Саске в знакомом жесте провел пятерней по волосам, — моя помощница, Карин, кому-то продала информацию о покупателях системы. Скажу вам по секрету, — заговорчески продолжил Учиха, — ее уже арестовали.
Выражение лица Обито осталось прежним, никак не отреагировали на заявление Учихи и его спутники. Но где-то на интуитивном уровне Саске понял, что сказал правильные слова.
— Дави на них, у тебя получается, — Сакура, с довольной улыбкой, приблизилась к экрану, на котором отобразились сразу трое убийц, тщательно скрывающих свои эмоции, но лед уже тронулся. Девушка внимательно присмотрелась. Как все сошлось. Похоже, эти трое почувствовали себя безнаказанными, Рин даже представилась Харуно своим именем, когда устраивала концерт в участке. А Какаши притворялся журналистом при входе в «Футю» в день смерти Сасори. Ну, а с Обито совсем уж просто, его даже удалось сфотографировать.
«Хм, а перед эти детективом, Шикамару, придется проставиться. Как он помог!» - подумала Сакура и снова улыбнулась.
— Думаю, не сегодня, так завтра, — продолжил Саске, — она признается кому продала информацию. Но, я думаю не стоит ждать.
Сакура забеспокоилась, в душу закралась тревога.
На улице сильно громыхнуло, и усилился дождь, став одной сплошной стеной.
Девушка, на секунду задумавшись, быстро зажала микрофон и крикнула оператору:
— Пускай группы быстрого реагирования подходят к складу. Занять позиции. Сотрудникам в здании передай быть на чеку, сейчас что-то случиться. — Она на секунду задумалась, абстрагируясь от голоса Саске, — при опасности объекту Х стрельба на поражение без промедления.
Оператор послушно передала сказанное.
Сакура вновь прислушалась к Саске, не отводя взгляда от экрана с подозреваемыми. Их лица стали резко меняться, как-то ожесточаться и заостряться.
— …это вы совершили те убийства, — закончил Саске.
— С чего ты взял? — прошипел Обито.
— Саске, что ты делаешь? Не провоцируй так откровенно, тебе нечего предъявить.
Но он не стал слушать, вытащил свернутый листок из кармана и развернул его.
— Вам видно, Обито-сан?
— Что там? — Сакура закричала, приближаясь к одному из экранов, пока техник увеличивал изображение. — Ни дьявола не видно! Твою мать, Саске, что ты творишь?! Кретин!
— На листах с вашим резюме была печать, вы ее помните, Обито-сан? — голос Саске кажется насмешливым. — Три томоэ расположенных по кругу. Жаль, что я понял это так поздно. Может, хоть кто-то еще был бы жив.
Все закрутилось еще быстрее. В небе загромыхало с новой силой, задрожали стекла в оконной раме. Сакура резко отдала команду: «Вперед!». Сбросив гарнитуру, схватила пистолет и побежала, отчаянно жалея, что не нашла времени переодеть обувь на излишне высоком каблуке. В её ушах замер звук выстрела.
Путь от пристройки до склада оказался бесконечным. Она чувствует, как вместе с холодными каплями за шиворот течет страх. Слышит, как колотится ее сердце, и понимает, что воздуха не хватает.
Только оказавшись в помещении она взвела курок и, не скрываясь, побежала в центральный зал. Чем меньше расстояние, тем отчётливее слышна перестрелка. Не высовываясь, она осмотрелась. В самом центре в луже крови лежит Саске, около него Рин, у которой из аккуратной ранки на лбу сочиться ярко-красная жидкость.
Какаши и Обито стоят спина к спине, отстреливаясь от подходящих к ним полицейских.
Харуно прицелилась, попыталась сосредоточиться. А потом, как учили на курсах стрельбы, на выдохе нажала на курок.
Они заметили друг друга одновременно, Сакура и Какаши, выстрели тоже вместе.
И Сакура поклянётся годы спустя, его пуля летела целую вечность. И попала под ключицу. А ее пуля прямо между глаз, идеально симметрично.
Как только Какаши упал, к Обито подскочили полицейские и его скрутили. Но, не теряя бдительности, к выходу повели под конвоем, туда, где уже ждет машина.
— Медиков быстро! — Сакура закричала со всей силы, хорошо зная, что в зале прослушка. Она подбежала к Саске, зажала рану в боку и только тогда поняла, что он не дышит.
Она не успела испугаться. Подбежали медики, оттеснили ее в сторону. Откуда-то появилась Темари, стали приставать какие-то врачи, пытаясь перевязать рану. У нее все закружилось в глазах, пронеслось мимо. Все что-то говорили, кричали, мельтешили перед глазами. Все смешалась в одну единственную цветастую полосу. Но Сакура не может сосредоточиться на этом, ведь видит перед собой только лежащее тело Учихи.
От странной прострации Сакура очнулась только тогда, когда все закончилось, когда увезли трупы, когда уехали «скорые» с ранеными, когда Обито отправили под конвоем в Кото, когда Темари тихо подошла и обняла подругу.
Ей разрешили ненадолго остаться одной. Во дворе остался только белый "Инфинити" и Сакура не спешит к нему подходить.
Харуно вышла на улицу, подставила лицо под дождь, отпустила все мысли. В голове осталось только одно: «Гадский дождь!»
Утверждено Evgenya
МилиОнеРшА
Фанфик опубликован 09 апреля 2016 года в 09:30 пользователем МилиОнеРшА.
За это время его прочитали 485 раз и оставили 0 комментариев.