Статья про нового персонажа из 3 сезона Наруто - Боруто Узумаки
Наруто Клан Фанфики по Наруто Другое ИноШикаЧо. Исключение из правил

ИноШикаЧо. Исключение из правил

Категория: Другое
– Ну, вот и выросли наши дети, – сказал Иноичи и залпом выпил полную рюмку сакэ.
– Ты так говоришь, будто это не с ними мы еще год назад на войне бок о бок сражались, – резонно возразил Шикаку, последовав его примеру.
– Не соглашусь с тобой, – произнес Чоза, поставив пустую рюмку на низкий столик и подняв вверх указательный палец. – На войне они тоже, конечно, отличились, но доверенная восемнадцатилетним дзенинам миссия S-ранга говорит сама за себя. Не каждый шиноби даже из их поколения может похвастаться подобным, – закончил Акимичи, наблюдая за тем, как Яманака, следуя обязанностям хозяина дома, где собрались старые друзья, вновь разливает сакэ по чаркам.
– Таким обычно не хвастаются, – задумчиво поскреб острую и жесткую бородку Нара. – Тут либо выполнил и молодец, либо, значит, не дорос еще, а АНБУ за тобой прибираться.
– Ты что это, – недоуменно вопросил Чоза, – в своем сыне сомневаешься?
– Я не сомневаюсь, – заметил Шикаку, – я здраво смотрю на вещи. Первую миссию такого плана нельзя провалить.
– Ты так говоришь, потому что двадцать лет назад мы сами чуть не провалили первую S-миссию? – посмотрел на друга Яманака, но тот не успел ответить, потому что рисовые сёдзи разъехались в стороны и на татами комнаты ступила дочь хозяина дома – Ино.
– Надеюсь, я вам не помешала, – светло улыбнулась девушка, неся перед собой еще один низкий столик.
– Конечно, нет, – улыбнулся в ответ Иноичи, с удовольствием наблюдая за тем, как дочь с благородной грациозностью присаживается на одно колено и ставит новые закуски перед гостями, которых, наверное, давно не воспринимает как чужих.
Шикаку и Чоза, видимо, тоже залюбовались Ино.
– Да, Иноичи, – протянул Акимичи, – дочь твоя действительно выросла, – с этими словами он взял полную чарку и приподнял ее, показывая девушке, что пьет за нее.
Младшая Яманака тепло улыбнулась, принимая комплимент.
– Долго еще такую красоту прятать не сможешь – скоро порог начнут обивать женихи, – пообещал Шикаку и также выпил свою рюмку, словно закрепляя произнесенное.
– Кстати, – хохотнул Чоза, глядя, как на этот раз уже Ино наливает им с Нарой сакэ, – минимум двое женихов уже есть.
Горлышко фарфоровой вазочки в руках девушки едва не соскочило с края рюмки.
– А что? – оживленно продолжил Акимичи. – У вас товар, у нас купец…
– Потише, Чоза, – не без улыбки осадил друга Нара. – Не у одного тебя сын растет.
– И то верно, – согласился Акимичи. – Может, нам устроить честное соревнование, а, Нара? – мужчина расхохотался, хлопнув себя по колену.
Усмехнувшись, Яманака-старший заметил, что дочь удивленно и несколько вопросительно смотрит на него. Он уже хотел сказать, что шутка вышла неплохой, но, отсмеявшись, Чоза внезапно добавил:
– Иноичи, тебе действительно стоит подумать над тем, чтобы породнить кланы.
Прежние слова застряли у Яманака в горле, но он все же смог сказать:
– Я думаю, этот вопрос решать не только мне, – и посмотрел на Ино. Та, кажется, удивилась еще больше.
– Конечно, без согласия невесты никуда, – широко улыбнулся Акимичи, подмигивая девушке.
– Чоза, у них послезавтра миссия, – напомнил Шикаку.
– Да, Ино, иди отдыхай, – Яманака кивнул дочери, отпуская ее и понимая, что к этому разговору они еще вернуться.

Кланы Акимичи, Нара и Яманака были дружны уже несколько поколений, и, волею судьбы, все главы кланов и их наследники являлись представителями исключительно мужского пола. До рождения Яманака Ино.
Между побочными ветвями кланов и раньше заключались браки, но перспектива породниться на столь высоком уровне появилась впервые. Не сказать, что это радовало саму Ино. Честно говоря, она об этом никогда даже не задумывалась, привыкнув видеть в Шикамару и Чоджи отличных друзей, с которыми знакома в буквальном смысле с пеленок, даже в каком-то смысле братьев, но никак не потенциальных мужей. Поэтому, когда на следующий день младшее поколение ИноШикаЧо собралось на обсуждение предстоящей миссии, девушка определенно по-новому взглянула на парней.
Шикамару излагал факты по миссии – в одном из заброшенных древних храмов на территории Страны Огня обосновался псевдомессия, собирающий из близлежащих селений людей в свою секту – а Чоджи и Ино расположились по бокам от него, изучая разложенную на столе карту и отчеты разведки. Не то чтобы они были не в ее вкусе (Шикамару, кстати, если посмотреть со стороны, внешне вполне попадал под ее приоритеты), но Ино правда никогда не смотрела на них как на парней.
Неловкий же момент мог возникнуть в том случае, если они рассматривали ее как потенциальную жену. Если подумать, так или иначе и Шикамару, и Чоджи учитывали, что Ино – девушка. Они всегда останавливались по ее просьбе, если ей хотелось сделать привал, часто помогали с поклажей на миссиях, следили за ее бессознательным телом, когда она пользовалась техникой переноса разума… Шикамару хоть и мог зевать, но всегда слушал, когда она с ним разговаривала, а Чоджи часто предлагал поделиться теми вкусностями, которые всегда были у него с собой. Шикамару, как бы ни был ленив, все равно вставал и делал то, что просила Ино, а Чоджи, хоть и любил много поесть, никогда не надоедал чрезмерным шуршанием пакетов и мог остановиться после первого же ее замечания. Они никогда не обсуждали при ней свои, «мужские» вопросы, но всегда были готовы выслушать Ино и помочь с ее проблемами. Она была готова предпочесть Шикамару по внешности, но в плане характера ей больше нравился Чоджи…
– Ино, решай, – вырвал девушку из уже скачущих галопом мыслей Нара.
– Что? – не поняла Яманака, вдруг замечая, что Шикамару смотрит на нее в упор.
Что решать? Уже?
– Подожди, Шикамару, она же может…
– Нет, Чоджи, это должно быть ее решение.
– Я не хочу сейчас ничего решать! – поспешно воскликнула Ино.
– Ты уверена, что справишься с этим на месте? – продолжал Шикамару.
– Что? – не поняла Ино, чувствуя, что начинает злиться. – О чем ты вообще?
– Ты сможешь выступить за мессию и распустить секту или мы сразу уничтожим свиток? – пояснил Нара.
Ах да, у псевдомессии был же еще неизвестный свиток с какой-то техникой, скорее всего позволяющей контролировать разумы людей.
– Разберусь на месте, – ответила Яманака, не глядя на парней и складывая руки на груди.
– Но, Ино, – присоединился к Шикамару Чоджи, – это может быть действительно опас…
– Разберусь на месте, – с нажимом повторила девушка и с негодованием посмотрела на друзей.
Друзей ли?
– На сегодня все? – прямо спросила она.
– Да, – не сразу ответил Шикамару, внимательно наблюдая за Яманака.
– Значит, увидимся завтра на рассвете у Ворот, – решила она и, развернувшись на каблуках, быстро покинула комнату совещаний, не желая даже слышать возможные заботливые вопросы, не случилось ли что.

Ино сидела у себя в комнате напротив зеркала и машинально расчесывала длинные распущенные волосы, разглядывая отражение стены за ее спиной, где висели боевые свитки и холодное оружие шиноби: кунаи, наборы сюрикенов, клинки. Многих удивляла эта контрастность ее комнаты: с одной стороны – высокое зеркало, шкафы с книгами и статуэтками, акварельными картинами на шелке, с другой – оружейная стенка, полная острых и опасных предметов, но такой была сама Ино.
В свое время она с трудом нашла эту грань, ведь она была девушкой, и ей нравились милые вещи, красивые мелочи, платья да колена, длинные волосы, в то время как ее лучшими друзьями были два парня, один из которых предпочитал сон даже сёги, а другой лучше всего разбирался в еде и единоборствах. Конечно, в детстве она дружила с Сакурой, но после того, как они поругались из-за Саске, у Ино осталось только два друга.
И она привыкла балансировать на грани: следить за собой и быть достаточно небрежной, чтобы Шикамару и Чоджи не стали ее сторониться, быть в курсе всех новостей и следить за своим языком, чтобы друзья не посчитали ее пустой болтушкой, в совершенстве овладеть искусствами икебаны и игры на кото и стесывать на тренировках предплечья до крови, а потом прятать их под длинными рукавами в жаркий день лишь для того, чтобы не уступать Нара и Акимичи в силе и выносливости. Ино научилась быть по-женски утонченной и привлекательной и по-мужски умной и флегматичной. И теперь ей надо было выбрать только одну из двух сторон?
А если она и выберет Шикамару или Чоджи, что будет с другим? Что будет с их дружбой? Не пробежит ли она черной кошкой между друзьями?
Ино, глядя в одну точку, непроизвольно сильнее сжала ручку расчески.
Да и как она вообще может выбрать между ними? Неужели их родители уже все решили за них, и теперь ей остался только этот выбор?..
– …Ино? – как сквозь вату долетел до нее мужской голос. Кажется, она сегодня слишком сильно уходит в себя, раз снова реагирует явно не на первое обращение.
– Извини, я задумалась, – ответила Яманака, кладя расческу и поворачиваясь к отцу, стоявшему на пороге ее комнаты. – Входи.
– Уж не о вчерашнем ли нашем разговоре с Шикаку и Чозой? – прозорливо уточнил Иноичи, подходя в дочери.
– О нем, – не стала скрывать Ино.
От ее отца было вообще бесполезно что-либо скрывать. Если и старший, и младший Нара в своих расчетах основывались на знаниях психологии, то все выдающийся телепаты клана Яманака читали людей на уровне инстинктов, без всяких книжек по физиогномике, поэтому и ложь чуяли за километр. Это было даром их клана, даром, перешедшим и к Ино.
– И что ты думаешь? – спросил Иноичи, кладя широкую ладонь на светлую голову девушки.
– Не знаю, – устало ответила та. – Я никогда не смотрела на них, как на парней, и даже не думала, что мне за кого-то из них предстоит выйти замуж…
– Тебе не предстоит, – возразил Яманака, глядя на дочь через зеркало. – Если ты не хочешь, ни о каком сватовстве больше не будет идти речи, но я все же советую тебе подумать над тем, чтобы найти свое счастье, – его ладонь, пройдя по волосам, спустилась Ино на плечо. – Ты же моя единственная дочь, и твое счастье – это самое важное для меня.
– Да, папа, – ответила девушка, прикасаясь пальцами к руке Иноичи, но не глядя на него даже через зеркало.
Даже если она решит что-то для себя, возможно, Шикамару или Чоджи тоже уже что-то решили.

Рассвет следующего дня, хоть и был прекрасен, совсем не радовал Ино. Еще меньше ее радовали лица Нара и Акимичи. Она понимала, что бессмысленно злиться на них, и не злилась, но какая-то неприязнь к лучшим друзьям все равно впервые закралась в ее душу. Впрочем, надо отдать должное Шикамару и Чоджи, которые и словом не обмолвились про вчерашнее выступление Яманака и вели себя как обычно. Но это «обычно» Ино теперь и подвергала тщательному расщеплению и изучению в поисках скрытых мотивов и того, чего она могла не замечать раньше. И, как любой, желающий найти, конечно находила.
Вот Нара так или иначе поглядывает на нее, пока они пересекают лес. Вот Акимичи не ступает на одни и те же ветки с ней, т.е. тоже следит за ней. Почему они не могут следить за собой в первую очередь? Или думают, что она не может сама о себе побеспокоиться?
От таких мыслей Ино начинала действительно злиться, что было очень некстати, как и попытка успокоиться с помощью дыхательной техники, потому что девушка действительно отвлеклась от реальности и чуть не упала с пятиметровой высоты, поскользнувшись на недостаточно толстой ветке. Спасли только выработанные рефлексы, и Яманака повисла на одной руке, ругая себя последними словами.
– Ино? – раздалось вопросительное сверху и, подняв голову, девушка увидела, конечно, не в меру, как ей показалось, озабоченные лица Шикамару и Чоджи.
– Просто оступилась, – отрезала Яманака и прежде, чем кто-либо из них протянул ей «руку помощи», сама подтянулась, забралась на ветку и с силой оттолкнулась от нее полными чакры ступнями, вырываясь вперед.
Видеть «друзей» хотелось все меньше и меньше.

Подходя ранним утром к Штабу, Иноичи встретил Шикаку, судя по папкам документов в руках, уже спешащего на совет к Хокаге.
Махнув другу рукой, но не останавливаясь для приветствия, Нара произнес:
– Увидимся вечером в баре – передай Чозе.
Иноичи кивнул и проследил взглядом спину удаляющегося шиноби.
Он знал, что Шикаку достаточно рассудителен, чтобы доверить сыну выбор спутницы жизни, поэтому, в случае чего, с ним вопросов не должно было возникнуть, а вот с Акимичи… Толстяк был добр, но упрям, поэтому даже шутка в его устах могла обернуться реальностью, если ему действительно понравилась какая-то идея. И Яманака мог бы отказать обоим друзьям в сватовстве, но что если Ино выберет и выберет Шикамару?..

Полуразрушенный храм на юго-западе Страны Огня принадлежал к тому периоду истории, когда подобные святилища строили только из камня и придавали им вид простых геометрических форм. Ко входу в прямоугольное здание самого храма, располагающееся на высоком постаменте, вели ступени, а сам вход представлял собой несколько узких проемов между каменными плитами. Единственное окно было в задней стене, сразу за широким алтарем, но вниз от него шла отвесная плоскость, по которой вряд ли мог забраться обычный человек. Остальные стены были без окон, и дополнительное отверстие для воздуха и света было еще только в крыше, где стесанные каменные плиты сходились под довольно опасным углом, особенно если учесть возраст храма. Вся территория была огорожена остатками когда-то высоких каменных стен, ныне изъеденных ветрами и окружающим густым лесом. До ближайших селений было больше пяти часов пути.
– Как и говорили разведчики, днем наш мессия с охраной прячется под зданием храма и сам храм пустует, – подвел итог Шикамару, после того, как уже во второй половине дня ребята добрались до места и обследовали его. – Также сегодня у него должна быть очередная «проповедь», тогда мы и выступим. Чоджи, на тебе, как и договаривались, будет охрана, мы с Ино займемся свитком и мессией. Ино? – он вопросительно посмотрел на Яманака.
– Что? – резко отозвалась та.
– Ты выступишь за проповедника или мы уничтожим свиток сразу? – повторил свой вчерашний вопрос Нара.
– Штаб отдал распоряжение доставить свиток в Коноху, – пожала плечами девушка.
– Но не любой ценой, – напомнил Шикамару.
– Сначала надо хотя бы попробовать достать свиток, – въедливо ответила Ино.
Нара спорить не стал, но едва заметно вздохнул, отчего девушке на секунду стало стыдно, а потом и так с трудом сдерживаемое раздражение затопило мысли.
Ведь вряд ли ее «друзья» захотят иметь сварливую жену.
– Значит, теперь нам остается только ждать, – как-то невесело произнес Акимичи.

Чозу удалось встретить только во второй половине дня: случайно пересеклись в коридоре, когда Иноичи с коллегами из отдела Дознания спешил на допрос.
– Шикаку зовет вечером в бар, – передал Яманака, проходя мимо друга.
– Там и увидимся, – ответил Акимичи, тоже занятый делами.
Почесать языками они еще вечером успеют, и до этого Иноичи все-таки надо прикинуть варианты и решить, не станет ли его дочь камнем преткновения для окружающих ее мужчин, о чем Яманака думал все больше.

К вечеру в храм стали стягиваться люди. Неприглядно одетые, сутулые, измученные долгой дорогой, они устало переступали с ноги на ногу, но упорно пробирались по лесу, целенаправленно пересекали огороженную территорию и поднимались по ступенькам, стекаясь в единственный зал с алтарем. Еще до четырех часов дня появились охранники псевдомессии, о которых говорилось в отчетах разведки. Безликие люди в одинаковых черных одеждах и масках были явно наёмными шиноби: они тихо расположились на стенах – четверо по углам и еще четверо по центру каждой стены – так, чтобы видеть друг друга, но не привлекать внимания паствы. Прихожан, если можно было так сказать, Ино насчитала около восьми десятков – цифра более чем приличная, учитывая в целом невысокую заселенность этой местности.
– Чем же он их держит? – пробормотал Чоджи, когда небо после захода солнца уже потемнело и поток людей, наконец, прекратился.
– Возможно, массовый гипноз, а может все дело в неизвестном нам свитке, – ответил Шикамару. – Ино, ты точно справишься?
Яманака коротко кивнула, раздраженно дернув плечом. Она только смогла настроиться на рабочую волну, нельзя было ее терять.
Наконец, в храме зажегся огонь, и из немногочисленных отверстий в наступающую тьму хлынул желто-оранжевый свет. Послышался возбужденный гул паствы: видимо, появился пророк. Шум быстро стих, и ночь вновь погрузилась в тишину.
Ино, Шикамару и Чоджи переглянулись и, словно тени, метнулись в разные стороны: Акимичи – к проему разрушенных ворот, Нара и Яманака в противоположенную сторону.
Операция началась.

Только войдя в бар и увидев старых друзей, уже заказавших выпивку и закуски, Иноичи понял, что за работой так и не пришел ни к какому решению. Допрос во второй половине дня выдался действительно непростым, и, честно говоря, сейчас больше всего Яманака хотелось не думать ни о чем.
– Что обсуждаете? – спросил он, подсаживаясь к Нара и Акимичи.
– Да… – неопределенно махнул рукой Шикаку. – Рабочие моменты.
– Давайте сейчас хотя бы не думать о работе, – предложил Иноичи, наливая себе сакэ и выпивая его залпом.
– Тяжелый день? – поинтересовался Чоза.
– Не то слово…
Даже если Яманака хотел бы подумать над потенциальным замужеством своей дочери, Ибики бы просто не дал ему это сделать, но мысль о непринятом решении довлела над мужчиной.
– Думаете, они уже завтра вернуться? – прерывая повисшую паузу, спросил Нара, задумчиво глядя на свою чарку.
– Чего ж не вернуться? – почти беззаботно произнес Акимичи. – Чай, в дальнюю миссию в первый раз не отправляют. Да и ранг такой у нее только из-за этого неизвестного свитка и толпы «уверовавших».
– Согласен, – добавил Иноичи. – Тем более команду для миссии выбрали идеальную: сенсорные способности Ино, интеллект Шикамару и боевая сила Чоджи – они и так одна из самых универсальных команд нового поколения… Но… – вдруг сам себя остановил он. – Вы ничего не говорили сыновьям про женитьбу?
– Нет, – почти в один голос ответили Нара и Акимичи.
– Пусть сами решают, это же их жизнь, – добавил Шикаку.
– Мне кажется, Ино озабочена нашим позавчерашним разговором, – признался Яманака. – Боюсь, было не лучшим решением поднимать такой вопрос перед миссией…
– Если подумать… – припоминая что-то, произнес Чоза. – Чоджи вчера упоминал о том, что Ино странно себя вела и была не в духе. Они даже чуть не поругались из-за какой-то мелочи.
– Знакомая ситуация, не так ли? – хмуро спросил Иноичи, намекая на первую для старшего поколения ИноШикаЧо миссию ранга S, перед которой друзья крепко повздорили и из-за этого чуть не провалили задание. Что их спасло тогда, чувство долга перед деревней или перед друг другом, до сих пор оставалось для Яманака вопросом.
– Ну… мы же справились… – пожал плечами Чоза, но было видно, что и вечно добродушному толстяку неприятно вспоминать этот эпизод.

Со стороны ворот послышался скрежет металла и нарастающие звуки борьбы, и все наемники, словно ожив, сорвались со своих мест. В это же мгновение Шикамару и Ино перемахнули через заднюю стену. Нара заодно еще и остановил и перерезал горло тому шиноби, через чей пост они проникли: этот наемник успел бы к потасовке последним – его не хватятся. Бросив взгляд на осевшее тело, Ино невольно слегка скривилась: возможно, Нара так помог Чоджи, а возможно, поберег ее, но ведь убить неизвестного могла бы и Яманака, и, вероятно, сделала бы это еще аккуратнее… Нет, ей нельзя было сейчас отвлекаться.
Следуя за Шикамару, девушка пробежала к задней, отвесной стене храма и прижалась к холодной каменной кладке. Их не заметили: Акимичи привлек к себе внимание всей охраны.
Не дожидаясь сигнала Нара, Ино сконцентрировала чакру в ладонях и ступнях и, как горная ящерка, легко и быстро стала взбираться по ровной, едва выщербленной временем стене. Достигнув проема на высоте более четырех метров и краем глаза отметив, что Шикамару таки поспел за ней, Яманака предельно аккуратно и почти не дыша заглянула внутрь храмового помещения.
В пяти шагах впереди, спиной к ним и воздев руки к своду, стоял псевдомессия. Высокий рост, распущенные темные волосы до плеч, вместо одежды бесформенный балахон. Ничего примечательного, кроме, пожалуй, одной важной детали – голоса. Звучный, поставленный голос, гулко отражающийся от стен храма и читающий проповедь о конце дней – Яманака едва вслушивалась. Перед ним стоял каменный алтарь, а за алтарем, занимая почти все пространство храма, расположились павшие ниц прихожане.
Внимание Ино привлек Шикамару, знаками показавший на широкие каменные столбы по бокам от проема, заканчивающиеся чашами с огнем, за которыми можно было спрятаться, так как Ино все равно нужно было укромное место, чтобы использовать технику переноса разума. Не размениваясь даже на знаки согласия, девушка абсолютно бесшумно скользнула сначала на край окна, а потом за ближайший столб, наблюдая, как то же проделывает Нара. Со своего нового места она вдруг увидела главную цель их миссии – свиток. Он был разложен на алтаре таким образом, что один его край свисал в сторону колено преклонных прихожан, и излучал подавляющую волю энергетику, впрочем не направленную на них с Шикамару. Возможно, это происходило из-за положения свитка, а возможно, из-за того, что псевдомессия не догадывался о шиноби Конохи, так как был действительно увлечен проповедью.
Получив сигнал о готовности от Нара, Ино сложила печати для Шинтен Буншин, чтобы все-таки не терять контроля над своим телом, и перенеслась в тело пророка, уже прикидывая, как будет продолжать его речь.
Голос мужчины едва дрогнул, когда в паузе между патетичными предложениями его сознание оказалось отодвинутым на задний план и в разум вторгся чужак. Однако покорные люди ничего не заметили.
Ино, не спеша закончила мысль мессии, которую легко развила из того, что успела услышать, и собиралась перейти к тому, чтобы распустить толпу, хотя «службы», по отчетам разведки, длились обычно до глубокой ночи, но сейчас им надо было действовать достаточно быстро. Однако развернуть речь в русло последних слов Ино помешал мощный взрыв вне храма, но явно у его стен, отчего выстоявший не одно столетие камень постройки дрогнул и пошел несколькими крупными трещинами.

– Тогда между нами возникла подозрительность, мы не знали, можем ли доверять друг другу, – с опустевшим взглядом произнес Иноичи. – Лезли на рожон, не думая о прикрытии…
– Ты хочешь сказать, что сейчас может возникнуть подобная ситуация? – перебил друга Нара. Судя по всему, он тоже не был доволен всплывшей темой.
– Боюсь, что да, – задумчиво ответил Яманака.

Вздрогнувшая паства пришла в движение: все восемь десятков людей одновременно подняли головы и посмотрели на Ино. То есть не на нее саму, но воспринимала Яманака это именно так.
Они не договаривались про взрывы, значит, у Чоджи пошло что-то наперекосяк. Быстро сориентировавшись и начав на этот раз поспешную и с нотками истерики речь о все-таки наставшем конце дней, девушка без труда увеличила тревогу толпы, рассчитывая подержать ее в храме, пока все не стихнет. Она уже поняла, что свиток лишь усиливает психологическое воздействие ее слов, используя накопленную ранее энергию. Но прогремел еще один взрыв, от которого еще сильнее затрещали стены, – посыпался камень.
Видя, что опасные трещины расчертили свод, и понимая, что тот сейчас начнет рушиться, Ино окончательно взволновала толпу, обращая ее в бегство. Одновременно она почувствовала, что не владеет телом пророка, но не владеет им и настоящий хозяин, а значит, это Шикамару поймал ее в свое теневое дзюцу и контролирует ее движения. Это только добавило ноток злости и истерики в ее отповедь, и она даже не удивилась тому, что может говорить, находясь под техникой Нара. Паникующие люди устремились прочь из храма, и Ино надеялась только на то, что бой Акимичи проходит не на ступенях и не на пути к проему ворот.
Продолжая вещать, Яманака заметила, что от ее тени отделился ровный темный «ус», скользнувший вверх по алтарю, и поняла, что вновь обрела контроль над телом пророка, сознание которого продолжала оттеснять. Видимо, теневой иглой Нара рассчитывал подцепить раскрытый свиток и почти смог это сделать, а Ино уже договаривала буквально последнюю фразу, собираясь отступать, когда снаружи прогремел третий взрыв. Здание храма содрогнулось, словно хлипкая соломенная лачуга, и свиток, подпрыгнув на алтаре, покатился вперед.
Ино спасла интуиция. Вместо того, чтобы рвануть за свитком в теле пророка, она предпочла прекратить технику и полностью вернуться в свое тело, а в следующее мгновение наблюдала, как отделившийся от свода приличный кусок камня размозжил неудавшемуся мессии череп. Яманака вздрогнула: если бы она сейчас была в его сознании, то испытала бы такой эмоциональный и заодно физический шок, что Шикамару пришлось бы одному вытаскивать и ее, и свиток. Свиток. Недолго думая, девушка рванула под начинающийся камнепад, краем уха цепляя окрик Нара.
Размотанная трубка лежала на полу в семи метрах от алтаря, но это незначительное расстояние стало для Ино настоящей полосой препятствий. Обломки свода не просто падали сверху, но и выбивали из пола острые каменные щепки, которые так и норовили впиться в голые икры Яманака. И даже достигнув-таки свитка, ей пришлось поспешно его сматывать, сопротивляясь мощной энергии, бьющей прямо с бумаги, и надеясь на то, что треск над ее головой останется лишь треском. И уже почти запечатав свиток, она почувствовала, как что-то туго обвилось вокруг ее талии и резко потянуло назад, выбивая воздух из легких.
Спустя мгновение целая каменная плита упала на то место, где только что была девушка. Ино побледнела и почувствовала, как ее поднимает в воздух и проносит над алтарем, а потом ставит рядом с таким же бледным и напряженным Нара. Его взгляд говорил о многом, когда его тень отпустила талию Яманака и они вместе сиганули обратно из окна.

– Вчера я говорил с ней, – продолжал Иноичи, – и она сказала, что никогда не рассматривала Чоджи и Шикамару как мужей, т.е. она всегда относилась к ним как к друзьям. И мешать брак с дружбой…
– Но на дружбе основаны самые крепкие браки, разве нет? – Чоза сложил руки поверх доспеха на груди.
– Не в том случае, если есть еще третья сторона, – встрял Шикаку, кажется, начиная понимать, о чем говорит Яманака. – Мы не можем полностью знать их, в том числе и то, как именно Шикамару или Чоджи отнесутся к тому, что Ино выйдет замуж за другого.
– Я о том же, – подтвердил Иноичи. – В нашем деле не может быть друзей наполовину. Друг наполовину – это всегда наполовину враг.
Нара и Акимичи промолчали, поэтому шиноби продолжил:
– Я знаю Ино и думаю, она сейчас пребывает в полном смятении, не зная, как должна относиться к парням: как к друзьям или как тем, между кем ей предстоит выбрать.

Они без труда нашли сильно похудевшего, а значит использовавшего клановые техники Чоджи, который едва стоял на ногах, но все же смог уложить всех наемников, которых, к слову, было раза в два-три больше, чем семеро.
– У них было подкрепление в подвале храма, – сквозь отдышку пояснил парень. – Пришлось импровизировать.
– Нам тоже, – Шикамару подхватил друга под руку, принимая часть веса на себя. – Кто они?
– Шиноби Травы. Я прихватил у одного хитай, отдадим Хокаге…
– Хорошо. Бежать сможешь?
– Да, – постарался как можно более твердо ответить Акимичи.
Наблюдавшая это Ино словила на себе еще один взгляд Нара, но лишь развернулась и, безошибочно выбрав направление к Конохе, побежала прочь от рушащегося храма. Насколько она могла слышать сквозь окружающий грохот, парни последовали за ней.
Над лесом, через который они возвращались, взошла яркая полная луна, сделав ночные тени еще более густыми и выразительными. Ино гнала на полной скорости, не жалея сил, которых было еще порядком, просто желая убраться как можно дальше от места их первой S-миссии.
Но когда каменный грохот за их спинами наконец утих, Шикамару, понимая, что с Чоджи неладно, а погони за ними нет, остановился на небольшой поляне, помогая тяжело дышащему другу сесть и прислониться спиной к стволу дерева. Ино тоже остановилась, но подходить не торопилась.
– Сейчас… я немного передохну… – пообещал Акимичи, но почти сразу после этих слов его вывернуло прямо на траву.
– Чо! – не удержался от восклицания Нара, а девушка только сильнее сжала трубку свитка, который все еще держала прямо в руках.
Парня вывернуло еще раз, и, насколько могла судить Яманака с расстояния четырех шагов, в рвоте была кровь.
– Ино? – на этот раз взгляд Шикамару был обращен на нее и уж точно не предвещал ничего хорошего.
Поборов себя, девушка все-таки сунула свиток в поясную сумку, поспешно подошла к зеленовато-бледному Акимичи и активировала медицинское дзюцу. Конечно, раз он использовал клановые техники, у него были разорваны многие сосуды и повреждены некоторые органы. Ино потратила на лечение пятнадцать минут и две трети оставшейся чакры. Нара все это время был рядом и переводил взгляд с девушки на друга и обратно, явно размышляя о чем-то нехорошем.

Пауза затянулась: каждый из старых друзей думал о чем-то своем, но скорее всего очень похожем на мысли двух других.
– Значит, больше не поднимаем тему свадьбы? – первым заговорил Шикаку.
Иноичи хотел ответить, но его опередил Чоза с новым вопросом:
– Вы говорите о том, что мы не должны рушить их дружбу, но сколько эта дружба еще сможет выдержать? Если она пошатнулась из-за невинной шутки о браке…
– Разве это было шуткой? – задал встречный вопрос Яманака.
– Хрфм, – неясно выдохнул Акимичи. – Признаю, в какой-то момент я почти серьезно был готов рассматривать Ино на роль своей невестки. Она всегда умела подать себя как девушка, а дружба между мальчиками и девочками, как мы с вами знаем, существует только до определенного возраста…

– Я закончила, – объявила Яманака, когда Чоджи наконец задышал ровно, а цвет его лица вернулся к норме, и, резко встав, вновь отошла на несколько шагов.
– Ино, – окликнул ее Шикамару.
– Что? – недружелюбно отозвалась девушка.
– Тебе не кажется, что ты должна объясниться? – слишком серьезно спросил Нара, чем вызвал новую волну раздражения внутри Яманака.
– Объясниться? – переспросила она, поворачиваясь к парню. – В чем?
Шикамару встал и подошел к девушке.
– Какого черта с тобой происходит последнее время и почему ты позволяешь влиять этому на нашу миссию? – кажется, она впервые видела Нару таким: вечно флегматичный, он был почти зол, но чувства вины у Яманака не возникло.
– А с вами что происходит всю жизнь? – не отступилась она.
– Ино, не веди себя как девушка, сейчас…
– А я и есть девушка, если ты не заметил! Если вы оба не заметили!
– Ино, – Шикамару схватил ее за плечи, не давая вырваться и отступить, – не устраивай скандал из ничего. Ты прекрасно знаешь, как мы к тебе относимся…
– Скандал? – все меньше сдерживала себя Яманака, чувствуя, как закрутившаяся внутри нее за последние дни пружина разжимается с бесконтрольной скоростью. – Да откуда я знаю, как вы ко мне относитесь? Я в ваши головы не лазила и лазить не хочу! А вы, может, уже все распланировали вплоть до счастливой старости! Только договорились ли вы об этом между собой?! А если и договорились, то мне еще противнее!
Судя по лицу Шикамару, он был немало удивлен тем, что слышит.
– Ино, о чем ты? – напрямую спросил он.
– О чем?! – окончательно вышла из себя Яманака. – О том, что я не собираюсь ни за кого из вас замуж и не надо это решать за меня!
Нара был настолько удивлен, что даже позволил девушке вырваться и отойти еще на пару шагов. Выговорившись, выплеснув свои страхи и раздражение на парней, Ино наконец смогла более здраво взглянуть на вещи. И Шикамару, и Чоджи выглядели, мягко говоря, ошарашенными, но она не понимала почему.

– Неужели ты думаешь, что ты, что Ино не задумывалась над этим? – спросил Яманака у старого друга. – Думаю, она потому и находится в таком состоянии, ведь мы попытались навязать ей типичность мышления, сказав, что это правильно и дружбы между мальчиками и девочками не существует. А даже если и не существует, думаю, Ино, Шикамару и Чоджи связывают узы покрепче простых дружеских – такие почти родственные узы уже давно связывают наши кланы.

– Ино, ты собралась за кого-то из нас замуж? – уточнил Акимичи.
– Нет, – огрызнулась девушка, однако, уже остывая.
– Так это же хорошо, – отозвался Чоджи, откидывая голову и прислоняясь затылком к стволу дерева. – Иначе Шикамару было бы очень неловко тебе объяснять, что он уже испытывает чувства к Сабаку но Темари.
Эти слова друга вывели из ступора Нара.
– Эй! – он обернулся на Акимичи, а Ино даже в лунном свете различила легкий румянец на скулах парня.
– А ты? – обратилась она к Чоджи, еще не до конца веря, что сказанное им вначале – правда.
– А мне нравятся девушки покрупнее, извини, – еще слабо, но уже повеселев улыбнулся тот.
– Ну знаешь ли, если бы Ино не следила за своей фигурой… – пробурчал Шикамару, явно недовольный тем, что друг выдал его маленькую тайну.
– То это была бы уже не наша Ино, – ответил Акимичи. – Хотя, возможно, лёгкая полнота позволила бы мне взглянуть на нее, как на девушку…
– Ну что ты, – продолжал непоказательно дуться Нара. – Пухлая Ино Яманака: где это видано?
Удивленная и одновременно смущенная Ино даже попыталась представить себя с лишним весом.
– Я думаю, ни тебе, ни мне бы это не понра… – не смог договорить Шикамару, обращаясь к Чоджи, потому что позади Нара раздался сначала подавленный смешок, а потом на объятой ночью поляне зазвучал звонкий смех Ино.
Уже не знающий чего ожидать Шикамару посмотрел на подругу и удивленно спросил:
– Что на этот раз?
– Ничего, – давясь смехом, ответила Яманака. – Я просто обожаю вас, парни, – Ино смахнула выступившие в уголках счастливых глаз слезинки.
Только им, двум самым близким друзьям, она могла простить шутки о своей фигуре.

– Они всегда будут исключением из правил о мальчиках и девочках, – Иноичи надеялся, что наконец смог развеять сомнения Чозы.
– Думаю, как и мы сами, – усмехнулся Шикаку. – Чуть не разрушили вековую дружбу кланов, – он почти поднес полную чарку ко рту, но добавил: – Дважды. Хороши же из нас главы… – Нара наконец опустошил свою рюмку.
– Эти два случая я наоборот склонен рассматривать как исключения, – заметил Яманака, веселея.
– Какие-то одни исключения, – проворчал Чоза, впрочем, довольно благодушно.
– Не всем же следовать правилам, – почти рассмеялся Иноичи, уже со спокойной душой наливая себе и друзьям еще сакэ.
Koshka
Фанфик опубликован 31 октября 2014 года в 15:14 пользователем Koshka.
За это время его прочитали 429 раз и оставили 0 комментариев.